Лечение холеры кратко: симптомы и лечение, признаки и диагностика заболевания

Содержание

История мировых эпидемий, часть 2 / Хабр

В первой части

Истории мировых эпидемий

мы поговорили о чуме и оспе. Сегодня мы будем вспоминать те ужасы, которые нам «подарили» холера — её вспышки наблюдались 7 раз менее чем за 200 лет, и тиф — только во время Первой мировой в России и Польше от него умерли 3,5 миллиона человек.


Иллюстрация 1866 года. Источник

Холера

Холера вызывается подвижными бактериями — холерным вибрионом, Vibrio cholerae. Вибрионы размножаются в планктоне в солёной и пресной воде. Механизм заражения холерой — фекально-оральный. Возбудитель выводится из организма с фекалиями, мочой или рвотой, а проникает в новый организм через рот — с грязной водой или через не немытые руки. К эпидемиям приводит смешение сточных вод с питьевой водой и отсутствие обеззараживания.

Бактерии выделяют экзотоксин, который в организме человека приводит к выходу ионов и воды из кишечника, что приводит к диарее и обезвоживанию. Некоторые разновидности бактерии вызывают холеру, другие — холероподобную дизентерию.

Болезнь приводит к гиповолемическому шоку — это состояние, обусловленное быстрым уменьшением объёма крови из-за потери воды, и к смерти.

Холера известна человечеству ещё со времён «отца медицины» Гиппократа, умершего между 377 и 356 годами до нашей эры. Он описывал болезнь задолго до первой пандемии, начавшейся в 1816 году. Все пандемии распространялись из долины Ганга. Распространению способствовали жара, загрязнение вод и массовое скопление людей у рек.

Возбудитель холеры был выделен Робертом Кохом в 1883 году. Родоначальник микробиологии в период вспышек холеры в Египте и Индии из испражнений больных и кишечного содержимого трупов погибших, а также из воды выращивал микробы на покрытых желатином стеклянных пластинах. Он сумел выделить микробы, имевшие вид изогнутых палочек, похожих на запятую. Вибрионы назвали «Запятой Коха».

Учёные выделяют семь пандемий холеры:

  1. Первая пандемия, 1816—1824 гг.
  2. Вторая пандемия, 1829—1851 гг.
  3. Третья пандемия, 1852—1860 гг.
  4. Четвертая пандемия, 1863—1875 гг.
  5. Пятая пандемия, 1881—1896 гг.
  6. Шестая пандемия, 1899—1923 гг.
  7. Седьмая пандемия, 1961—1975 гг.

Возможной причиной первой эпидемии холеры была аномальная погода, вызвавшая мутацию холерного вибриона. В апреле 1815 года произошло

извержение вулкана Тамбора

на территории нынешней Индонезии, катастрофа в 7 баллов унесла жизни десяти тысяч жителей острова. Затем погибли до 50&nbsp000 человек от последствия, включая голод.

Одним из последствий извержения стал «год без лета». В марте 1816 года в Европе была зима, в апреле и мае было много дождей и града, в июне и июле в Америке были заморозки. Германию терзали бури, в Швейцарии каждый месяц выпадал снег. Мутация холерного вибриона, возможно, вкупе с голодом из-за холодной погоды, способствовала распространению холеры в 1817 году во всех странах Азии. От Ганга болезнь дошла до Астрахани. В Бангкоке погибли от 30 000 человек.

Остановить пандемию смог тот же фактор, что послужил её началом: аномальный холод 1823-1824 года. Всего первая пандемия продлилась восемь лет, с 1816 по 1824 года.

Спокойствие было недолгим. Всего через пять лет, в 1829 году, на берегах Ганга вспыхнула вторая пандемия. Она продлилась уже 20 лет — до 1851 года. Колониальная торговля, усовершенствованная транспортная инфраструктура, передвижения армий помогали болезни распространяться по миру. Холера дошла до Европы, США и Японии. И, конечно, она пришла в Россию. Пик в нашей стране пришёлся 1830-1831 годы. По России прокатились холерные бунты. Крестьяне, рабочие и солдаты отказывались терпеть карантин и высокие цены на продукты и потому убивали офицеров, купцов и врачей.

В России в период второй эпидемии холеры заболели 466&nbsp457 человек, из которых умерли 197&nbsp069 человек. Распространению способствовало возвращение из Азии русской армии после войн с персами и турками.


Император Николай I своим присутствием усмиряет холерный бунт в Санкт-Петербурге в 1831 году. Литография из французского периодического издания Album Cosmopolite. Датирована 1839 годом. Источник

Третью пандемию относят к периоду с 1852 по 1860 год. На этот раз только в России умерли более миллиона человек.

В 1854 году в Лондоне от холеры умерли 616 человек. С канализацией и водоснабжением в этом городе было много проблем, и эпидемия привела к тому, что над ними начали задумываться. До конца XVI века лондонцы брали воду из колодцев и Темзы, а также за деньги из специальных цистерн. Затем в течение двухсот лет вдоль Темзы установили насосы, которые стали качать воду в несколько районов города. Но в 1815 году в ту же Темзу разрешили вывести канализацию. Люди умывались, пили, готовили пищу на воде, которая затем наполнялась их же отходами жизнедеятельности — в течение целых семи лет. Сточные ямы, которых в то время в Лондоне было около 200 тысяч, не чистились, что привело к «Великому зловонию» 1858 года.

Лондонский врач Джон Сноу в 1854 году установил, что болезнь передаётся через загрязнённую воду. Общество на эту новость не обратило особого внимания. Сноу пришлось доказывать свою точку зрения властям. Сначала он убедил снять ручку водозаборной колонки на Брод-Стрит, где был очаг эпидемии. Затем он составил карту случаев холеры, которая показала связь между местами заболевания и его источниками. Наибольшее число умерших было зафиксировано на окрестности именно этой водозаборной колонки. Было одно исключение: никто не умер в монастыре. Ответ был прост — монахи пили исключительно пиво собственного производства. Через пять лет была принята новая схема канализационной системы.


Объявление в Лондоне, распространяемое в 1854 году, предписывало употреблять только кипячёную воду

Седьмая, последняя на сегодня пандемия холеры, началась в 1961 году. Она была вызвана более стойким в окружающей среде холерным вибрионом, получившим название Эль-Тор — по названию карантинной станции, на которой мутировавший вибрион обнаружил в 1905 году.

К 1970 году холера Эль-Тор охватила 39 стран. К 1975 она наблюдалась в 30 странах мира. На данный момент опасность завоза холеры из некоторых стран не ушла.

Высочайшую скорость распространения инфекции показывает тот факт, что в 1977 году вспышка холеры на Ближнем Востоке всего за месяц распространилась на одиннадцать сопредельных стран, включая Сирию, Иордан, Ливан и Иран.


Обложка журнала начала XX века

В 2016 году холера не так страшна, как сто и двести лет назад. Гораздо большему количеству людей доступна чистая вода, канализация редко выводится в те же водоёмы, из которых люди пьют. Очистные сооружения и водопровод находятся на абсолютно другом уровне, с несколькими степенями очистки.

Хотя в некоторых странах вспышки холеры происходят до сих пор. Один из последних на данный момент случаев эпидемии холеры начался (и продолжается) на Гаити в 2010 году. Всего были заражены более 800 000 человек. В пиковые периоды за день заболевали до 200 человек. В стране живут 9,8 миллиона человек, то есть холера затронула почти 10% населения. Считают, что начало эпидемии положили непальские миротворцы, которые занесли холеру в одну из главных рек страны.

8 ноября 2016 года в стране объявили о массовой вакцинации. В течение нескольких недель планируют вакцинировать 800 000 человек.


Холера на Гаити. Фото: РИА Новости

В октябре 2016 года сообщалось, что в Адене, втором по величине городе Йемена, зафиксировали двести случаев заболевания холерой, при этом девять человек умерли. Болезнь распространилась через питьевую воду. Проблема усугубляется голодом и войной. По последним данным, во всём Йемене холеру подозревают у 4 116 человек.

Тиф

Под названием «тиф», что в переводе с древнегреческого означает «помрачнение сознания», скрываются сразу несколько инфекционных заболеваний. У них есть один общий знаменатель — они сопровождаются нарушениями психики на фоне лихорадки и интоксикации. Брюшной тиф был выделен в отдельное заболевание в 1829 году, возвратный — в 1843 году. До этого у всех подобных болезней было одно название.

Сыпной тиф

Группа инфекционных заболеваний под общим названием «сыпной тиф» вызывается бактериями

риккетсиями

— внутриклеточными паразитами, названными по имени Ховарда Тейлора Риккетса (на фото), описавшего в 1909 году возбудителя

пятнистой лихорадки Скалистых гор

.

В США эта лихорадка распространена и сейчас, ежегодно регистрируется до 650 случаев болезни. О распространении говорит тот факт что в период с 1981 по 1996 годы лихорадка встречалась в каждом штате США, кроме Гавайи, Вермонт, Мэн и Аляска. Даже сегодня, когда медицина находится на гораздо более высоком уровне, смертность составляет 5-8%. До изобретения антибиотиков количество летальных исходов доходило до 30%.

В 1908 году Николай Фёдорович Гамалея доказал, что бактерии, вызывающие сыпной тиф, передаются вшами. Чаще всего — платяными, что подтверждают вспышки в холодное время года, периоды «завшивленности». Гамалея обосновал значение дезинсекции в целях борьбы с тифом.

Бактерии проникают в организм через начёсы или другие повреждения кожи.

После того, как вошь укусила человека, болезнь может не наступить. Но как только человек начинает чесаться, он втирает выделения кишечника вши, в которых содержатся риккетсии. Через 10-14 дней, после инкубационного периода, начинается озноб, лихорадка, головная боль. Через несколько дней появляется розовая сыпь. У больных наблюдается дезориентация, нарушения речи, температура до 40 °C. Смертность во время эпидемии может составить до 50%.

В 1942 году Алексей Васильевич Пшеничнов, советский учёный в области микробиологии и эпидемиологии, внёс огромный вклад методологию профилактики и лечения сыпного тифа и разработал вакцину против него. Сложность в создании вакцины была в том, что риккетсии нельзя культивировать обычными методами — бактериям необходимы живые клетки животного или человека. Советский учёный разработал оригинальный метод заражения кровососущих насекомых. Благодаря быстрому запуску в нескольких институтах производства этой вакцины во время Великой Отечественной войны СССР удалось избежать эпидемии.

Время первой эпидемии тифа определили в 2006 году, когда исследовали останки людей, найденных в братской могиле под Афинским акрополем. «Чума Фукидида» за один год в 430 году до нашей эры болезнь убила более трети населения Афин. Современные молекулярно-генетические методы позволили обнаружить ДНК возбудителя сыпного тифа.

Тиф иногда поражал армии эффективнее, чем живой противник. Вторая крупная эпидемия этой болезни датируется 1505-1530 годами. Итальянский врач Фракастор наблюдал за ней во французских войсках, осаждавших Неаполь. Тогда отмечали высокую смертность и заболеваемость до 50%.

В Отечественной войне 1812 года Наполеон потерял треть войска от сыпного тифа. Армия Кутузова потеряла от этой болезни до 50% солдат. Следующая эпидемия в России была в 1917-1921 годах, на этот раз погибли около трёх миллионов человек.

Сейчас для лечения сыпного тифа используют антибиотики тетрациклиновой группы и левомицетин. Для профилактики заболевания используются две вакцины: Vi-полисахаридная вакцина и вакцина Ту21а, разработанная в 1970-х.

Брюшной тиф

Брюшной тиф характеризуется лихорадкой, интоксикацией, высыпаниями на коже и поражением лимфатической системы нижнего отдела тонкой кишки. Его вызывает бактерия Salmonella typhi. Бактерии передаются алиментарным, или фекально-оральным, способом. За 2000 год брюшным тифом во всём мире переболели 21,6 миллиона человек. Смертность составила 1%. Один из эффективных способов профилактики брюшного тифа — мытьё рук и посуды. А также внимательное отношение к питьевой воде.

У больных наблюдается сыпь — розеолы, брахикардия и гипотония, запор, увеличение объёмов печени и селезёнки и, что характерно для всех видов тифа, заторможенность, бред и галлюцинации. Больных госпитализируют, дают левомицетин и бисептол. В самых тяжёлых случаях используют ампициллин и гентамицин. При этом необходимо обильное питьё, возможно добавление глюкозно-солевых растворов. Все больные принимают стимуляторы выработки лейкоцитов и ангиопротекторы.

Возвратный тиф

После укуса клеща или вши, переносчика бактерии, у человека начинается первый приступ, который характеризуется ознобом, сменяемым жаром и головной болью с тошнотой. У больного поднимается температура, кожа высыхает, пульс учащается. Увеличивается печень и селезёнка, может развиться желтуха. Также отмечают признаки поражения сердца, бронхит и пневмонию.

От двух до шести дней продолжается приступ, который повторяется через 4-8 суток. Если для болезни после укуса вши характерны один-два приступа, то клещевой возвратный тиф вызывает четыре и более приступов, хотя они легче по клиническим проявлениям. Осложнения после болезни — миокардит, поражения глаз, абсцессы селезёнка, инфаркты, пневмония, временные параличи.

Для лечения используют антибиотики — пенициллин, левомицетин, хлортетрациклин, а также мышьяковистые препараты — новарсенол.

Летальный исход при возвратном тифе случается редко, за исключением случае в Центральной Африке. Как и остальные виды тифа, заболевание зависит от социально-экономических факторов — в частности, от питания. Эпидемии среди групп населения, которым недоступна квалифицированная медицинская помощь, могут приводить к смертности до 80%.

Во время Первой мировой в Судане от возвратного тифа погибли 100&nbsp000 человек, это 10% населения страны.


Эдвард Мунк. «У смертного одра (Лихорадка)». 1893 год

Чуму и оспу человечество сумело загнать в пробирку благодаря высокому уровню современной медицины, но даже эти болезни иногда прорываются к людям. А угроза холеры и тифа существует даже в развитых странах, что уж говорить о развивающихся, в которых в любой момент может вспыхнуть очередная эпидемия.

4 ноября 2016 года сообщалось, что эпидемия брюшного тифа угрожает Дагестану. В Махачкале госпитализировали около 500 человек с острой кишечной инфекцией после отравления водой. Два человека попали в реанимацию. Для предотвращения эпидемии Минздрав России планировал передать лекарственные препараты «Альгавак М»,«Вианвак», «Шигеллвак» и «Интести-бактериофаг».

Причиной заражения в Махачкале была водопроводная вода. Директор местного водоканала арестован, ещё двадцать три человека — под следствием. Сейчас того же опасаются жители Ростова.

Реферат на тему: Холера

Содержание:

  1. Инфекционное заболевание. Холера 
  2. История болезни. Диагностика возбудителя холеры Лечение
  3. Этиологические характеристики возбудителя холеры
  4. Эпидемиология холеры
  5. Механизм инфекции фекально-оральный
  6. Патогенез
  7. Патологическая анатомия
  8. Клиника
  9. Гематограмма
  10. Диагностика болезни
  11. Ускоренные методы диагностики
  12. Дифференциальная диагностика
  13. Лечение 
  14. Типы больниц, используемых во время вспышек холеры
  15. Профилактика
  16. Список литературы
Тип работы:Реферат
Дата добавления:21.01.2020

  • Данный тип работы не является научным трудом, не является готовой выпускной квалификационной работой!
  • Данный тип работы представляет собой готовый результат обработки, структурирования и форматирования собранной информации, предназначенной для использования в качестве источника материала для самостоятельной подготовки учебной работы.

Если вам тяжело разобраться в данной теме напишите мне в whatsapp разберём вашу тему, согласуем сроки и я вам помогу!

 

Если вы хотите научиться сами правильно выполнять и писать рефераты по любым предметам, то на странице “что такое реферат и как его сделать” я подробно написала.

Инфекционное заболевание. Холера 

Холера – это острая антропонотическая кишечная инфекция, вызванная вибрацией холеры и характеризующаяся водной диареей с последующей рвотой, обезвоживанием, деминерализацией и ацидозом.

История болезни. Диагностика возбудителя холеры Лечение

Характерные особенности заболевания, указывающие на его быстрое распространение и высокую летальность, были описаны еще до нашей эры.

В начале 19 века, когда холера распространилась по всему миру, она превратилась из эндемического заболевания в Юго-Восточной Азии в эпидемию, пандемическую патологию.

В период с 1817 по 1926 год от холеры заболело 4,5 миллиона человек по всему миру, из которых 2 миллиона умерли от холеры.

В России в этот период произошло 8 значительных вспышек холеры. П.И. Чайковский умер от холеры.

Первым, кто описал патогена, был итальянец Пачини и, независимо от него, врач Недзвецкий.

Наиболее значительный вклад в исследование патогена внес Роберт Кох. Он идентифицировал патоген в чистой культуре, описал его свойства и рекомендовал среду для выращивания Vibrio. В 1906 г. немецкий ученый Фридрих Готтлиб идентифицировал второй возбудитель холеры – Вибрио Эль Тор – на карантинной станции Эль Тор (Синайский полуостров).

В настоящее время наблюдается седьмая пандемия холеры. Произошло изменение патогена с классического Vibrio на Vibrio El-Thor. Болезнь относительно доброкачественная. Уровень смертности снизился.

Еще одной особенностью недавней пандемии является то, что вибрион часто все еще присутствует. Он зарегистрирован на всех континентах. Максимальная заболеваемость в последние годы в Центральной и Южной Америке. Вспышки холеры распространились с течением времени – период повышенной заболеваемости удлинился и медленно снижается, при этом пиков заболеваемости не наблюдается.

Этиологические характеристики возбудителя холеры

Существует два типа возбудителя: классический (биотип холеры вибриона) и биотип холеры вибриона El Tor. Они отличаются своими биохимическими характеристиками.

Морфология: изогнутая палка с достаточно длинным жгутиком. Споры и капсулы не образуются. Гр (-), хорошо окрашенный анилиновыми красителями. Может формировать L-формы.

Характеристики роста: ограниченная аэробопатика, оптимальная среда – щелочная (pH 7,6 – 9,0). На жидких носителях они растут как серая или голубоватая пленка. Они характеризуются очень быстрым воспроизведением. Биохимическая активность: может растворять желатин, разлагать крахмал, превращать нитраты в нитриты. Самым надежным биохимическим критерием является Хейбергская триада.

Триада Хейберга – это способность вибрионов холеры разрушать манноз и сахарозу, а также неспособность ферментации арабинозы.

Структура антигена: имеют жгутиковый H-антиген (общий для всех вибрионов) и соматический термостабильный O-антиген. Патогены холеры принадлежат к серогруппе О-1.

В зависимости от свойств О-антигена имеется 3 серовара: Агава, Инава, Хикосима.

Существуют вибрионы NAG, которые не агглютинизированы сывороткой О-1. Они могут вызывать диарею, но в этом случае у них не диагностируется холера. Если частота выделений ПАВ-вибрионов значительно возрастает, то это указывает на эпидемическую неудачу, загрязнение водоемов сточными водами, токсичность.

Вибрионы выделяют экзотоксин – холероген – важнейший патогенетический фактор. При уничтожении микробных тел высвобождаются эндотоксины.

Третьим компонентом токсичности является фактор проницаемости. Это группы ферментов, которые повышают проницаемость стенки сосуда и клеточных мембран и способствуют действию холерогена.

Стабильность во внешней среде высока. Хранится в открытых бассейнах в течение нескольких месяцев с влажным стулом – максимум 250 дней. При прямом солнечном свете его можно сохранить до 8 часов.

Дезинфицирующие средства достаточно быстро разрушают вибрионы (препараты на основе хлора в концентрациях 0,2-03 мг/л). Нагрев до 56 градусов убивает вибрионы в течение 30 минут и сразу же закипает. Вибрионы чувствительны к слабым растворам кислот и устойчивы к щелочам. Они оказывают неблагоприятное воздействие на вибрионы, такие как тетрациклин и нитрофураны.

Эпидемиология холеры

Это антропоноз. Источником инфекции являются исключительно люди. Вибрионные группы носителей:

У пациентов с типичной формой холеры, максимальное распределение вибрионов во время болезни. Наиболее опасная форма – тяжелая, когда возникает сильное воспаление кишечника и сильная рвота.

Пациенты с субклинической или искорененной формой холеры. Клиника небольшая, но в ней наблюдается значительное выделение возбудителя и распространение инфекции.

Выздоровление после типичной или субклинической формы холеры – вибрационные выделения – выздоровление. Клинических признаков больше нет, но высвобождение патогена продолжается в течение длительного времени.

Временный здоровый носитель. Болезнь не развивается, но патоген долго присутствует в кале. Это более типично для Эль-Тора.

Механизм инфекции фекально-оральный

Способы распространения – вода, продукты питания, контактные и хозяйственные товары. Наиболее распространенный способ заражения – вода (питье, мытье фруктов и овощей, купание). Следует обратить внимание на заражение мидиями, рыбой, креветками и лягушками. В этих организмах вибрион остается долгое время. Их потребление в пищу без тепловой обработки увеличивает риск заболеваний.

Сезонность – лето-осень. В этот период расходуется больше жидкости, а именно при купании. Увеличение потребления жидкости приводит также к снижению концентрации соляной кислоты в желудочном соке.

Восприимчивость универсальна и высока. В эндемичных районах пострадавшими являются в основном дети и пожилые люди. Когда инфекция переносится на новое место, больше вероятность того, что она затронет взрослое население (чаще всего мужчин в возрасте 20-40 лет).

Предраспологающие факторы:

  • гастрит
  • Заражение червями
  • некоторые формы анемии
  • резекция желудка
  • предраковые состояния и т.д.
  • Иммунитет относительно стабилен, специфичен и антитоксичен. Неоднократные случаи холеры редки.

Патогенез

Некоторые вибрионы в желудке умирают при проникновении через рот. При наличии предрасполагающих факторов, повышенного потребления жидкости, вибрионы проникают в кишечник. Щелочная среда и высокое содержание пептонов (многие молекулы белков и других питательных веществ) присутствуют. Это способствует интенсивному умножению вибрионов. Выделение экзотоксина и факторов проницаемости приводит к основным клиническим проявлениям.

Холероген является спусковым механизмом патологического процесса. Коэффициент проницаемости – ферменты типа нейраминидазы – поддерживает действие холерогена. Нейраминидаза расщепляет гликопротеины. Мембрана энтероцитов содержит G- и M-ганглиозидов. Изменения в этих ганглиозидов и само присутствие холерогена приводят к активации ферментной аденилатциклазы. Это приводит к увеличению синтеза кАМП (концентрация в энтероцитах увеличивается в 10-100 раз). cAMP является регулирующим веществом, которое изменяет поток жидкостей. Обычно функция энтероцитов заключается в поглощении жидкости из просвета кишечника в клетку. Высокая концентрация CAMF приводит к секреции жидкости из клетки в просвет кишечника.

Обследование кишечного сока показало, что в данном случае 1 литр содержит 5 г общей соли, 4 г бикарбоната натрия и 1 г хлористого калия. Это соотношение очень важно для лечения. Соотношение электролитов в 1 литре кишечного сока 5 к 4 к 1 можно вводить внутривенно каплями или вводить перорально вместе с сахаром. Сахар способствует поглощению электролитов. По мере потери жидкости развивается гиповолаемия (уменьшение ОКК).

Вязкость крови увеличивается. Развитие сосудистой недостаточности. Недостаток кислорода в тканях. Из-за недостатка кислорода нарушается обмен веществ и развивается ацидоз. Как следствие, грубые нарушения обмена веществ могут привести к некрозу почечных канальцев. Электролиты сбрасываются водой. Потеря калия является наиболее значительной. Гипокалиемия приводит к развитию мышечной слабости, а отдельные группы мышц могут сокращаться несогласованно, что приводит к возникновению спазматического синдрома.

Патологическая анатомия

Наиболее подробная картина патологических и анатомических изменений была описана в Пирогах. Указав, что мышцы находятся в состоянии выраженного трупного окоченения, Н.К. Розенберг описал синдром вращения трупа из-за мышечного тонуса (одни мышцы расслаблены, другие укорочены). Складки кожи характерны для “рук для стирки”. Судорожное сокращение мышц приводит к положению боксера и фехтовальщика (мышцы напряжены с облегчением).

Во время вскрытия нет резкого запаха трупа. Гниение слишком поздно. Подкожная клетчатка плотная. Кровеносные сосуды наполовину пусты и содержат вязкую красную кровь. Торты описываются как симптом “малинового желе”. Дистрофические изменения в сердечной мышце, печени и почках.

Вскрытие выявило большое количество жидкости в кишечнике. Микроскопия стенки кишечника показывает признаки экссудативного воспаления, но отложения эпителия, язвы не обнаружены. Это позволяет отличить холерный энтерит от сальмонеллеза и других энтеритов.

Клиника

Инкубационный период 1-5 дней. Этот период (5 дней) находится на карантине.

Периоды заболевания:

  • энтерит холеры
  • гастроэнтерит (рвота)
  • алгидный период – нарушение микроциркуляции приводит к холодной коже.

Варианты заболевания:

  • Восстановление происходит, когда защитная функция организма достаточно развита.
  • Если в организм поступает большое количество микробов и защитная функция недостаточно развита, то развивается асфиксическая форма холеры, т.е. заболевания органов дыхания, нарушения центральной нервной деятельности (кома) и, наконец, смерть.

Классификация академика Покровского (по степени обезвоживания):

  • 1 – дефицит массы тела пациента 1-3%
  • 2 – Дефицит 4-6%
  • 3 – Дефицит 7-9%
  • от 4 до 10% и более. Четвертая степень – гиповолемический шок обезвоживания.

Выявлены также типичные и нетипичные формы заболевания. Типичными формами являются обезвоживание при энтерите с последующим добавлением гастрита.

Нетипичная форма, где изменения незначительны, стирается, обезвоживание практически не происходит. Атипичные формы также считаются такими высоко выраженными, как молния, сухой холера (внезапное обезвоживание, но без частой диареи, острая гипокалиемия, кишечный парез, жидкость в плевральной полости).

Наступление болезни острое. Первый симптом – жидкий стул. Желания непреодолимы. Особенности синдрома диареи:

  • Температура не повышается (максимальное повышение температуры в первый день составляет 37,2 – 37,5).
  • Нет никакого болевого синдрома.

Первые порции фекалий имеют полуоформленный характер, затем они теряют свой фекальный характер, не содержат примесей, фекалии напоминают рисовый отвар (беловатый, иногда желтоватого цвета, с хлопьями, с водянистым стулом). Затем добавляется рвота. Первый период – это период энтерита. Через несколько часов, иногда через 12 часов – 24 часа, добавляется рвота (проявление гастрита). Гастроэнтерит приводит к быстрому обезвоживанию и деминерализации. Потеря жидкости приводит к гиповолемии, а потеря солей – к судорожному синдрому. Чаще всего – мышцы, кисти, стопы, жевательные мышцы, большеберцовая кость.

При неблагоприятном течении болезни повышается частота стула, уменьшается Артериальное давление, развивается острая тахикардия, широко распространяется цианоз, тургор снижается и эластичность кожи, появляется симптом “рука прачки”. Гиповолемия приводит к снижению диуреза. Развивается олигополия, за которой следует анурия.

Диффузный цианоз наблюдается при развитии гиповолемического шока (обезвоживание 4 степени). Черты лица заостряются, глазные яблоки глубоко падают, само лицо выражает страдание. Это называется facies cholerica. Голос сначала слабый, тихий, а затем исчезает при 3-4 градусах обезвоживания (афония).

На пике заболевания температура тела снижается до 35-34 градусов.

Звуки сердца не слышны при тяжелом заболевании, артериальное давление не обнаружено, одышка увеличивается до 60 вдохов в минуту. Вспомогательные мышцы были вовлечены в дыхание. Трудности с дыханием из-за тех же мышечных спазмов, также в диафрагме. Спазмолитическое сокращение диафрагмы у этих пациентов объясняется икотой.

Конечная стадия: Быстрая потеря сознания и пациенты умирают в коме.

Гематограмма

Удельный вес крови

Норма 1025 -1020

1степень 1020-1025

2 степень 1030

3 степень 1040

4 степень 1060-1070

 

Гематокрит,%

43-50

43-50

55

60

65-70

 

Содержание эритроцитов, на 10 в 12 степени на литр крови

4.5

4.5

5.0

6.0

6.5

 

Содержание калия, ммоль/л

5

5

4.5

3

Менее 3

 
 

Диагностика болезни

Учитывается комплекс субъективных данных, в том числе эпидамнез, динамика течения болезни, изменения в энтерите с гастроэнтеритом, быстрая дегидратация.

Объективное обследование: уменьшение тургора, эластичность кожи, контроль AD, контроль диуреза.

Лабораторная диагностика:

  • Основные показатели: удельный вес плазмы, контроль гематокрита, электролиты.

Специфическая диагностика:

Микроскопия фекалий – характерный тип патогенов (расположен параллельно косякам рыб, подвижен). Это позволяет поставить предварительный диагноз.

Классическое исследование на первом этапе включает в себя посев 1% щелочной пептоновой воды с последующим удалением пленки и установку детальной реакции агглютинации с сывороткой 0-1 антихолеры. Если получена положительная реакция с сывороткой О-1, то устанавливается типичная реакция агглютинации с Инабом и Агавы. Это позволяет определить серотип.

Определение биотипа вибриона (классический или El Tor). Используются фаги (типовые) фаг Эль-Тор 2 и фаг Инкерджи 4. Классический биотип, если фага Инкерджи подвергается лизабельной маркировке. El-Thor, когда вибрионы лизируются под действием фагов El-Thor.

Ускоренные методы диагностики

  1. Метод макроагглютинации вибрионов после роста на пептоновой воде (ответ через 4 часа).
  2. Метод микроагглютинации для иммобилизации вибрионов. При добавлении сыворотки вибрионы теряют подвижность (иммобилизируются). Ответ будет дан через несколько минут.
  3. Метод флуоресцентных антител (с использованием флуоресцентного микроскопа). 3. ответ через 2 часа.

Серологические методы – обнаружение виброцидных и антитоксичных антител. Эти методы менее важны.

Дифференциальная диагностика

Выполняется при сальмонеллезе, пищевой токсичности, эсферихиозе, кампилобактериозе.

Лечение 

Госпитализация обязательна. О случаях заболевания необходимо сообщать в ВОЗ.

В первой фазе – патогенетическая терапия: замещение потери жидкости – регидратация, которая проводится в два этапа:

  1. Первичная регидратация – в зависимости от степени обезвоживания (переливается один человек 70 кг, 4 степени обезвоживания (10%) – 7 литров).
  2. Коррекция постоянных потерь (уже понесенных в клинике).

Первичная регидратация осуществляется внутривенным введением жидкости в 2-3 вены. Используется раствор Филлипса 1 или раствор трисоль. Эти растворы должны нагреваться до 37 градусов Цельсия. Даже если пирогенные реакции происходят как реакция на растворы, необходима дальнейшая инъекция под покровом пипольфена, димедрола и гормонов.

После первичной регидратации, когда самочувствие улучшается, артериальное давление повышается, диурез преобразуется в раствор Филлипса 2 или раствор дисоль (хлорид натрия в гидрокарбонат 6-4, хлорид калия отсутствует), так как во время первичной регидратации развивается гиперкалиемия).

В первые часы работы клиники жидкость вводится внутривенно (со скоростью 1-2 литра в час). После этого скорость капель становится нормальной – 60-120 в минуту.

Легкая степень заболевания – используется пероральная регидратация (регидрол, глюкозоран). Специфический препарат – тетрациклины. Тетрациклины назначаются 4 раза в день в дозе 300 мг. Срок лечения 5 дней.

Левомицетин – 500 мг 4 раза в день. При отсутствии эффекта этих препаратов можно получить хороший эффект доксициклина (полусинтетического тетрациклина). В первый день 1 таблетка. 2 раза в день. На 2-3-4 дня 1 таблетка. 1 раз в день. Таблетки 0.1 .

Существуют исследования, которые указывают на хороший эффект фурадонина в дозе 0,1 4 раза в день. Должны быть включены продукты, богатые калием (курага и т.д.).

Антибактериальная терапия назначается перорально. Если пациент страдает тяжелым гастроэнтеритом или рвотой, оральная терапия не эффективна. Левомицетин сукцинат 1 г прописан. 3 раза в день, внутримышечно.

Пациенты выписываются после выздоровления и трех отрицательных бактериологических тестов кала. Исследование проводится через 7 дней после трех антибиотиков с 24-часовыми интервалами (посевы на 1%-й щелочной среде). При установленной квоте (фельдшеры, работа с детьми, работники пищевой промышленности) необходимо получить отрицательный посев желчи.

Типы больниц, используемых во время вспышек холеры

Больница холеры – Пациенты с подтвержденным бактериологическим диагнозом холеры.

Временная больница – Пациенты с синдромом диареи; бактериологическое исследование пока не проведено. Проведено бактериологическое исследование. При переводе холерного вибриона в холерную больницу, если у пациента наблюдается сальмонеллез, он переводится в нормальное инфекционное отделение.

Больница наблюдения – все контактные лица находятся в стационаре 45 дней. Есть бактериологическое исследование, наблюдение.

Медицинская тактика для идентификации пациента с холерой.

Запрещается входить или выходить из комнаты, в которой находится пациент.

Информируйте главного врача учреждения о предварительном диагнозе холеры в кратчайшие сроки.

Не роняйте фекалии, не блюйте в канализацию.

Перепишите контактные лица (карандашом на листе бумаги, чтобы он не обесцвечивал во время обеззараживания).

Оказать экстренную помощь (вывести пациента из шока).

Какашки, рвотные массы для бактериологического исследования.

Пациента должен посетить эпидемиолог, консультант по особо опасным инфекциям и представитель лечебного учреждения, который координирует меры.

После этого врач, идентифицировавший пациента, поступает в больницу в качестве контактного лица. Требуется срочная химиотерапия (еще до прибытия консультантов, эпидемиологов).

Профилактика

Существует вакцина и анатоксин холерогена для производства антител против холерогена.

Список литературы

  1. Вестник инфектологии и паразитологии. Резолюция VIII Российской научно-практической конференции «Холера и патогенные для человека вибрионы», 4-5 июня 2005 г., Ростов-на-Дону.
  2. Методические указания МУ 4.2.1097-02 «Лабораторная диагностика холеры» (утв. Главным государственным санитарным врачом РФ 15 января 2003г.). http://jurbase.ru/texts/sector073/tes73975.htm
  3. О мероприятиях по эпидемиологическому надзору за холерой. Письмо. Министерство здравоохранения РФ 5 мая 2005 г. № 2510/3360-04-32
  4. Хайтович А.Б. Биологические свойства Vibrio cholerae как составная часть эпиднадзора за холерой // Журн. микробиологии. – 2002 ? № 1. – С. 5-9.
  5. Шувалова Е. П., Инфекционные болезни. М.: Медицина, 2003

Похожие рефераты:

СССР: хроника эпидемий

Эпидемии в тоталитарном обществе имеют ряд особенностей, которые одновременно и упрощают, и усложняют борьбу с ними. С одной стороны, абсолютная власть государства над личностью облегчает введение карантинов, массовых вакцинаций и других мер. С другой — характерная для таких обществ атмосфера недоверия и секретности порождает панические слухи, а повальная паранойя плохо сказывается на эффективности служб, которые должны бороться с заболеванием.
Почему пандемия «испанского гриппа» не казалась современникам в РСФСР такой катастрофой, как в других частях света? Что за вспышка неизвестного науке заболевания произошла на Урале в 30-х, и какую роль сыграло в постановке диагноза ГПУ? Как во время Большого террора скрывали информацию о чуме? Какую роль сыграли эпидемии тифа и холеры в Сталинградской битве? Как в 1960-м удалось предотвратить массовые смерти москвичей от черной оспы? Почему в Свердловске 1979 года случилась эпидемия сибирской язвы?
Рассказываем о самых крупных и показательных эпидемиях в Советском Союзе.

СССР: история болезней. Начало

Большевики пришли к власти за год до пика самой масштабной эпидемии в новейшей истории — «испанского гриппа». Причиной эпидемии был особенно заразный штамм гриппа h2N1, который затем мутировал в более смертоносную форму. Обычно подобные мутации приводят к замедлению распространения штамма, поскольку люди, у которых болезнь протекает более тяжело, сидят дома и никого не заражают, а носители более легких форм, наоборот, переносят болезнь «на ногах», тем самым распространяя ее по популяции. Однако в реалиях Первой Мировой войны (шел 1918 год) все было ровно наоборот: солдаты, больные легкой формой гриппа, оставались в окопах, а тех, кто переносил инфекцию тяжело, комиссовали, и они отправлялись в тыл на переполненных эшелонах, заражая других раненных. Благодаря этому сочетанию факторов, Испанкой в мире переболело около полумиллиарда человек (в тот момент — четверть человечества), а жертвами его стали около 50 (а по некоторым оценкам, и до 100) миллионов.

Больные испанкой в госпитале

Испанка не обошла стороной и только что созданную Страну Советов. Однако определить, насколько сильно население было затронуто инфекцией, невозможно по нескольким причинам.

Эпидемия пришлась на разгар Гражданской войны. В разрушенной и раздробленной стране учет больных велся спорадически. В частности, в статьеБольшая медицинская энциклопедия, 1-е изд., Москва, Медгиз, 1928, 8: 108 Большой медицинской энциклопедии (издание 1928 года) приведена экстраполяция частичных данных по Москве и Петербургу, согласно которой от Испанки погибло около 220 тыс. человек. Эти цифры крайне низки по сравнению с общеевропейскими, и уже тогда исследователи ставили их под сомнение: приводились примерные оценки в 450 тыс. жертв. В более поздних работах советских ученых этот вопрос обычно не затрагивался. Статья в Большой советской энциклопедии содержит цифры жертв по многим другим странам, однако не в РСФСР/России. Не менее важно, что испанка была далеко не единственной эпидемией, которая тогда свирепствовала на территории Советского Союза.

В течение всей Гражданской войны на территории СССР наблюдались масштабные вспышки брюшного, сыпного и возвратного тифа, а также холеры, дизентерии и туберкулеза. Одним только сыпным тифом за период 1918-1920 переболело около 25 млн человек. Участились и случаи заболевания натуральной оспой. После войны ситуация не исправилась в одночасье: при отсутствии нормально работающих санитарных служб, в условиях повального голода и разрухи, эпидемиологическая ситуация оставалась катастрофической, особенно в центральных районах страны. Например, заболеваемость холерой в период, когда война уже шла на убыль — в 1921–1922 годах — составила почти 250 тыс. человек; для сравнения, во время Первой Мировой она не превышала 60 тыс. случаев в год, а в предвоенные годы цифры были ниже на порядки. Наконец, не стоит забывать, что причиной самых массовых смертей в СССР времен Гражданской были не эпидемии и даже не боевые действия, а голод: от него погибло порядка 5 млн человек.

Православный священник читает проповедь солдатам в госпитале. 1915 год

Столкнувшись с такими серьезными эпидемиологическими проблемами, большевики начали централизованно бороться с ними лишь к концу войны: в 1922 году был издан декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О санитарных органах республики», который утвердил структуру санитарных органов в стране, распределил их права и обязанности. Однако во многом приходилось двигаться наощупь, формируя эффективную структуру санитарного надзора. При этом вся система советского государства этому скорее мешала, чем способствовала — по крайней мере, в первой половине XX века. Показательны в этом отношении две истории, одна из которых произошла в 1933, а другая — в 1937-1938 годах.

«Септическая ангина»

В мае 1933 года на территории Уральской области вспыхнула эпидемия неизвестного заболевания. В документах ОГПУ оно значилось как «септическая ангина». У заболевших резко повышалась температура, затем возникали болезненные поражения гортани и ротовой полости, перерастающие в гангрену. На фоне обильных язв, горловых и носовых кровотечений развивалась сердечная недостаточность. Более чем в половине случаев это заканчивалось смертельным исходом. Болезнь быстро распространялась, к 10 июня охватив 72 населенных пункта в 12 районах области.

Области, подверженные эпидемии, были изолированы силами войск ОГПУ, военизированной охраны, милиционеров и солдат — всего в карантинных мероприятиях участвовали до 5000 человек. В июне на Урал прибыла из Москвы комиссия из 100 медиков. Население встречало комиссию из центра без энтузиазма: в частности, в отчетах ОГПУ фигурируют такие сообщения:

«Антисоветские элементы распространяют слухи, что в ряде пунктов вымерло от эпидемии 75% населения, чтобы спастись коммунисты жгут деревни, пораженные эпидемией. В Мокроусово распространяются слухи, что села оцеплены войсками, в связи с мобилизацией на начавшуюся войну. В этом районе отмечены факты избиения кулаками колхозников, содействовавших усилению карантинизации деревни Щегровка»

«Среди населения пораженных мест наблюдается паника, при появлении заболевания — население разбегается. В двух сельсоветах была пущена провокация, что от заболевания помогает водка и население поголовно пьянствует»

«В Мокроусовском р. кулацкий элемент распространяет слухи, что карантин введен с целью не допускать восстания крестьян в связи с начавшейся войной. “В стране идет война, коммунисты боятся восстания и, чтобы предотвратить это, они под предлогом эпидемии окружили деревни войсками и выставили сторожевые посты”»

Профессоры Сукнев и Громашевский, обследовав больных, заявили, что речь идет об обыкновенной цинге, и предложили прекратить карантин за бессмысленностью. Это предположение было не лишено смысла, ведь эпидемия происходила на фоне страшного всесоюзного голода.

Впрочем, с такой оценкой не согласились органы ОГПУ. В совершенно секретной записке от 13 июня заместителя ПП ОГПУ Минаев сообщал:

«Паническое настроение населения пораженных пунктов заметно усилилось, в связи с выводами бригады ГРОМАШЕВСКОГО, поставившего ликвидацию эпидемии в зависимость от усиления снабжения продовольствием. Церковники причины эпидемии объясняют “наказанием народа за грехи”… имеются факты распространения антисоветским элементом провокационных слухов, что советская власть путем эпидемии хочет ликвидировать единоличников и сократить население… В связи с явно контр-революционной установкой ГРОМАШЕВСКОГО с СУКНЕВЫМ… поставил вопрос об отзыве бригады… Привлечение к ответственности на Урале считаем невозможым — может вызывать расхолаживание медперсонала к работе по борьбе с эпидемией»

Прибывший к тому времени в область лично нарком здравоохранения Михаил Владимирский согласился с доводами Минаева и отозвал профессоров. 4 июля он направил докладную записку членам Политбюро Молотову, Кагановичу, Сулимову, а также в ОГПУ докладную записку, где писал, что «заболевание безусловно инфекционное», и что сменившая Громашевского и Сукнева бригада врачей под руководством профессоров Здродовского и Хатеневера категорически опровергла связь «септической ангины» с «цингой и так называемыми “алиментарнымивызванными неполноценным питанием” заболеваниями».

Впрочем, 15 июня он же отправил лично Молотову доклад Здоровского, в котором приводилось несколько иное, фактически противоречащее записке заключение. Профессор Здродовский сообщал, что это «неизвестное науке» заболевание имеет инфекционную природу, и ключевую роль в нем играет бактерия диплострептококк. Однако развивается эта болезнь на фоне дисфункции костного мозга, которая вызвана то ли дефицитом питания, то ли употреблением в пищу некачественных суррогатов хлеба (естественно, вследствие голода).

Тем временем, ОГПУ направило в регион свою, параллельную миздравовской, бригаду из «одного оперативного работника и трех профессоров-эпидемиологов», которая 24 июня сообщила в центр следующее:

«Произведено эпидемиологическое обследование 45 семейств села Голдбино, поставлены эксперименты на мышах, свинках и кроликах по определению ядовитости разных зерен из проса, собранного на прошлогодних полях. Уже через 12-13 часов начали гибнуть животные… совершенно точно можно сказать, что просо, собранное на полях в прошлом году, ядовито для экспериментальных животных и содержит значительную примесь других зерен также ядовитых… Откуда и как могло попасть отравляющее вещество на прошлогоднее просо, был ли это злой умысел или случайное обстоятельство — решить могут только соответствующие, уже не медицинские расследования… Эпидемиологическое обследование в Голлобино говорит, между прочим, и о том, что значительная часть населения питалась и питается удовлетворительно (со временем это будет подтверждено цифрами)».

Сообщение ОГПУ с заключением профессоров-эпидемиологов Никанорова, Суворова и Князецкого о причинах эпидемии в Уральской области

Сообщение ОГПУ с заключением профессоров-эпидемиологов Никанорова, Суворова и Князецкого о причинах эпидемии в Уральской области

Сообщение ОГПУ с заключением профессоров-эпидемиологов Никанорова, Суворова и Князецкого о причинах эпидемии в Уральской области

В другом сообщении, от 23 июня, за авторством начальника 6 отдела СПО ОГПУ Коркина, говорилось:

«По данным от 22 июня, эпидемия не местного происхождения, занесена извне. В ряде районов до поражения их эпидемией отмечались факты появления неизвестных лиц, после чего начинались заболевания.

Имеются две агразработки: 1) подозрения о связи железнодорожных врачей Ишима с польскими резидентами; 2) о появлении на территории Ялуторовского р. быв. конюха японского консула Тотолина, подозреваемого в шпионаже. Тотолин, будучи завербован оперсектором, вместо явки в Ялуторовск, скрылся. Однако устанавливается посещение им пораженных пунктов.»

К 4 июля «септической ангиной» заболело 1346 человек, умерло из них 707. Более поздние данные нам неизвестны. В любом случае, эта вспышка заболевания была лишь каплей в море многомиллионных жертв голода начала 30-х.

Чума

В 1937 году на территории Сталинградской области и Калмыцкой АССР произошла вспышка бубонной чумы. Это заболевание, ассоциирующееся со средневековьем, передается человеку, как правило, не от другого человека, а от кровососущих насекомых, которые живут на зараженных грызунах. Поэтому вспышки связаны не только с уровнем санитарии, но и с чисто природными явлениями — например, миграцией животных, которые служат для чумной палочки естественным резервуаром.

Сталинградская область и Калмыцкая АССР были местом частых вспышек чумы. Первые противочумные лаборатории на юго-востоке центральной части России были открыты еще в начале XX века (Астраханская — в 1901 году). Это связано с тем, местность тут степная, естественная среда обитания грызунов. А местное население занималось в основном скотоводством и жило в тяжелых, антисанитарных условиях, скученно и бедно, в постоянном контакте друг с другом и с кровососущими насекомыми. Из-за этого вспышки чумы случались тут регулярно: так, за период с 1899 по 1914 годы тут была зафиксирована 81 вспышка с 1931 случаями заболевания, 1779 заболевших погибли (93%). Не прекратились они и после установления советской власти.

Большевики начали активно бороться с чумой в этом регионе с 1934 года: за три года на территории около 10 млн гектаров степи истребили сусликов, местных жителей массово прививали, проводили дезинсекцию. Однако решающего успеха это не принесло. В ноябре 1937 года случилась очередная вспышка, начавшаяся в районе Приволжского улуса Калмыцкой АССР. Довольно быстро о ней узнали наверху: уже 7 декабря нарком здравоохранения Михаил Болдырев доложил Молотову о сложившейся ситуации, а также о принятых мерах: спешно высланных бригадах медиков из Астрахани и Саратова, карантине в двух поселках, где обнаружена чума.

Командовать операцией приехали лично заместители наркома Болдырева Лев Вебер и Николай Проппер-Гращенков. Последний позднее так описал работу врачей:

«…В середине декабря в экспедиции в районе очага было 182 человека, из них 37 врачей, 20 человек среднего медперсонала и т. д. Были собраны большие технические средства: больше 60 машин, грузовых и легковых, белья, палаток, химикатов и т. д. Наличие в составе экспедиции отряда по проведению истребительных работ в количестве 30 человек — все это, несомненно, предполагало очень быструю ликвидацию вспышки…

Между тем, работа экспедиции, как мне удалось это выяснить при личном посещении несколько раз очага, ознакомлении на месте и на специальном совещании членов партии, участвующих в экспедиции, — была явно неудовлетворительной.

Руководство экспедиции не только не обеспечило полной ликвидации вспышки, но и не справилось с выявлением больных и их ранней госпитализацией, ибо большинство больных было подобрано в виде трупов…

Руководство экспедиции не обеспечило изучение эпидемиологии данной вспышки, следствием чего является полная невыясненность связи между отдельными очагами вспышки… очень неудовлетворительно велась работа лаборатории, которая запаздывала с микробиологическими анализами, а в ряде случаев, от заведомо погибших от легочной чумы, не сумела выделить чумную культуру.

Половина всех случаев, заболевших чумой, была обнаружена экспедицией в виде трупов — на дому. Остальная половина, как правило, госпитализировалась с большим опозданием. Сам госпиталь был организован неудовлетворительно и скорее являлся тюрьмой для чумного, нежели госпитальным учреждением. В нем отсутствовали медикаменты, правильная организация госпитального режима, что не исключало возможности внутригоспитального заражения…»

Характерно, что союзная пресса тех времен ничего не писала о вспышке. Более того, информация о ней нет в фонде СЭС Калмыцкого архива. Мы знаем о чуме из рассекреченных докладных записок Молотову, которые продолжали приходить до конца декабря и сейчас хранятся«О мероприятиях по ликвидации случаев чумных заболеваний в Калмыцкой АССР и Сталинградской области в 1937-1938 гг.», ГА РФ. Ф.Р-5446. Оп. 22а. Д. 362 в ГАРФе. Побороть эпидемию получилось лишь в январе, и точного числа жертв мы не знаем. Показатель, датированный 23 декабря — 32 умерших и 92 карантинированных. Жертв могло быть меньше, но свою роль тут сыграло то, что из-за засекречивания всей информации о чумных вспышках медики не знали, как с ними справляться, а зачастую просто боялись заразиться сами. Так, согласно секретной записке Молотову от и.о. председателя Сталинградского облисполкома Семенова, «Группа врачей и профессоров, присланная Наркомздравом, практической помощи экспедиции не оказывает, до последнего времени отсиживается в Астрахани». На это обращал внимание и Проппер-Гращенков в своем докладе: «свою отрицательную роль, как для чумологов, оказавшихся абсолютно изолированными и малограмотными в вопросах общей микробиологии и эпидемиологии, так и для общих врачей, которые совершенно невежественны в вопросах диагностики и терапии чумных заболеваний. Необходимо полное осведомление врачей о диагностике и лечении чумы, особенно работающих в эндемических районах».

в 1987 году был опубликован итоговый доклад к 60-летию противочумной службы Калмыкии и 50-летию Элистинской противочумной станции. Его авторы утверждалиНациональный архив Республики Калмыкия. Ф.Р-158. Оп. 1. Д. 26б. Л. 6, что после 1936 года вспышек чумы на территории Калмыцкой АССР зафиксировано не было.

В условиях Великой Отечественной войны

Усилия социалистического правительства по выстраиванию санитарно-эпидемической системы дали свои плоды. Ко времени Второй Мировой санитарная служба была более-менее налажена, особенно на европейской территории СССР, и накоплен опыт борьбы с инфекциями, которые могли вызвать эпидемии.

С началом войны этот опыт оказался очень кстати. Тяжелые условия как в окопах, так и в осажденных городах — теснота, проблемы с гигиеной, недостаток полноценного питания — все это способствовало возникновению эпидемий практически по всей линии фронта.

Особенно тяжелая обстановка сложилась в Сталинграде, где произошла одна из крупнейших битв всей войны. Первая вспышка сыпного тифа произошла там еще в ноябре 1941 года, до начала боев — город был важнейшим транспортным узлом, и через него ежедневно проезжали тысячи эвакуирующихся, раненых или наоборот, направляющихся на фронт людей. Вот что говорилось в одном из докладов уполномоченному Военного Совета Южного фронта председателю городского комитета обороны А. Чуянову:

«Наличие исключительной завшивленности среди населения города и области, почти 100 % завшивленности среди контингента эвакуированного населения. Постоянное прохождение через станцию Сталинграда воинских эшелонов, двигающихся к фронту, среди которых часто обнаруживается вшивость, а также ежедневное прибытие в Сталинград нескольких военно-санитарных поездов с больными, требующих немедленной дезобработки инвентаря и обмундирования. Наличие больных, при необеспеченности дезустановками, создает реальную угрозу значительной вспышки сыпного тифа как в пределах Сталинградской области, так и заноса его на фронт и в глубокий тыл страны»

Несмотря на то, что руководство страны обратило внимание на проблему практически сразу, решить ее сходу не удалось. В городе были спешно организованы круглосуточные бани, дезинфекторы и прачечные; места общественного пользования обрабатывались, людей в буквальном смысле проверяли на вшивость, а больных с лихорадкой — изолировали. Это, впрочем, имело ограниченный эффект: не хватало и топлива, и мыла, и персонала. Количество больных непрерывно росло с 1941 года до лета 1942, когда облисполком принял решение обеспечить выпуск вакцины, и население начали массово прививать.

В 1942 году в городе стала распространяться холера. Городское командование отнеслось к этой опасности серьезно, и уже весной были приняты первые меры для того, чтобы не допустить эпидемии. Жителям и защитникам города запретили купаться в Волге, за каждым водопроводом закрепили санинспекторов, которые регулярно проверяли воду на вибрион холеры. Всех больных острыми кишечными заболеваниями приказали госпитализировать, а в городских больницах приготовили 2 тыс. коек, чтобы изолировать тех, кто контактировал с ними.

Для борьбы с холерой в город направили Зинаиду Ермольеву— профессора Биохимического института им. А. Н. Баха в Москве, позднее — создателя советского пенициллина и других антибиотиков. Под ее руководством прямо в осажденном городе было развернуто производство вакцины, причем для этого разведчикам РККА пришлось доставлять прямо через линию фронта трупы немецких военных, умерших от холеры. Подчиненные Ермольевой вакцинировали по 50 тыс. человек в день, и вместе с хлорированием колодцев, обеззараживанием туалетов и отстойников. Благодаря массовой мобилизации медиков вплоть до студентов-третьекурсников, это позволило быстро купировать распространение заболевания.

Надо отметить, что немецкие части страдали от холеры не меньше, чем советские. На территории Сталинграда, занятой немцами, разразилась настоящая эпидемия, особенно после окружения 6-й армии в ноябре 1942. После того, как ее остатки сдались, транспортировка пленных в лагеря стала настоящей проблемой, ведь они могли принести болезни вглубь страны, распространив ее через охранников и медиков, которые с ними контактировали. Один из пленных, полковник Луитпольд Штейдле, писал в мемуарах:

Чтобы избежать сыпного тифа, холеры, чумы и всего прочего, что могло возникнуть при таком скоплении людей, была организована широкая кампания по предохранительным прививкам. Однако для многих это мероприятие оказалось запоздалым… Эпидемии и тяжелые болезни были распространены еще в Сталинграде. Кто заболевал, тот умирал один или среди товарищей, где придется: в переполненном, наспех оборудованном под лазарет подвале, в каком-нибудь углу, в снежном окопе. Никто не спрашивал о том, отчего умер другой. Шинель, шарф, куртка мертвого не пропадали — в этом нуждались живые. Через них-то и заражались очень многие. Советские женщины-врачи и санитарки, — часто жертвуя собой, без отдыха боролись против смертности. Они спасли многих и помогали всем. И все же прошла не одна неделя, прежде чем удалось приостановить эпидемии».

Черная оспа в Москве

Санитарно-эпидемическая служба в послевоенным СССР была достаточно эффективна. Во-первых, уже в конце 40-х–начале 50-х было развернуто масштабное производство антибиотиков. Во-вторых, реалии тоталитарного государства давали почти неограниченные возможности по контролю за передвижениями и действиями граждан, что особенно ярко проявилось в истории, произошедшей в Москве в 1960 году.

23 декабря 1959 года художник Алексей Кокорекин вернулся домой из зарубежной поездки. Он летал в Индию в составе делегации, посетившей страну с неофициальным «дружеским визитом», которые были нередки в пору хрущевской оттепели. Еще в самолете он почувствовал недомогание, а через два дня — был госпитализирован с диагнозом «грипп». Но в больнице состояние Кокорекина быстро ухудшалось, никакие средства не помогали, и 29 декабря он скончался.

Так как умер непростой человек — известный художник, дважды лауреат Сталинской премии, — а обстоятельства смерти показались врачам необычными, было назначено вскрытие. По чистой случайности, в Москве оказалсяСогласно мемуарам хирурга Юрия Шапиро пожилой патологоанатом из Ленинграда, которого пригласили для консультации. Он поставил неожиданный и пугающий диагноз: variola vera, черная оспа.

К этому моменту, в результате массовой прививочной кампании, начатой еще в 1924 году, оспа в СССР была давно ликвидирована. Но в странах третьего мира она была довольно распространена, до окончательной победы над этим заболеванием оставалось еще 18 лет. Перед поездкой в такие страны советских граждан обязательно прививали. Но Кокорекин по неизвестной причине избежал этой процедуры. В результате он привез в Москву возбудитель смертельно опасной болезни, которая в одной Европе XIX века ежегодно убивала около 1,5 млн человек. Ситуация грозила обернуться катастрофой.

Кадр из х/ф «В город пришла беда», снятого в 1966 году по мотивам эпидемии

КГБ, милиция, армия и минздрав предприняли беспрецедентные меры, чтобы не допустить эпидемии. Первым делом надо было изолировать всех, с кем художник контактировал. Первыми под карантин попали сотрудники Боткинской больницы. Сотрудники спецслужб быстро выяснили, что он успел повидаться с множеством людей: первые сутки на родине Кокорекин провел с любовницей, ей и жене подарил сувениры из Индии, которые те успели сдать в комиссионные магазины. Вскоре были изолированы друзья и знакомые Кокорекина; люди, с которыми он контактировал в аэропорту, таксист, который вез его домой. Один из знакомых художника успел вылететь на самолете в Париж — самолет развернули прямо в воздухе, а его вместе со всеми пассажирами отправили в карантин. Всего, под наблюдение были помещены 9342 человека, из которых 1500, контактировавшие с художником непосредственно — в стационар.

Параллельно городские власти развернули беспрецедентно масштабную кампанию по вакцинации: в считанные дни были привиты около 5,5 млн москвичей и 4 млн жителей Подмосковья — практически все население. Через 44 дня вспышка была ликвидирована, всего заразилось 45 человек, а погибло лишь трое. С учетом того, что без современных методов лечения смертность от оспы составляла ⅙-⅛ заболевших, это был выдающийся успех. Естественно, широко гражданам никто не объявлял, насколько серьезной опасности им удалось избежать, но по городу ходили панические слухи.

Холера

Летом 1970 года, как раз в разгар курортного сезона, на юго-западе СССР произошла вспышка холеры. Заболеванием оказались затронуты побережья Черного и Каспийского морей. До сих пор непонятно, откуда взялось заболевание — по одной из версий, инфекцию занесли рабочие, которые строили в этот момент плотину «Дружба» на границе с Ираном, где в это время также была эпидемия.

Холера в образе смерти на обложке французского журнала начала XX века

11 июля поступило первое сообщение из Батуми: заразились два студента, приехавшие из Средней Азии, один скончался. 27 июля от вируса погиб капитан корабля в Астрахани, 3 августа холеру выявили у больного в Одессе. Кроме того, вибрион обнаружили и в других городах — Керчи, Нахичевани, Волгограде и других, однако именно по Астрахани и Одессе эпидемия ударила сильнее всего.

В Астрахани борьбой с эпидемией руководил лично главный санитарный врач СССР Петр Бургасов. Город, как и другие очаги эпидемии, был блокирован. Там сразу же была развернута масштабная кампания по вакцинации: силами 2500 медработников, 4500 сандружинников и 7000 активистов Красного Креста к середине августа были привиты почти 147268 человек, еще 133000 получили тетрациклин — антибиотик, подавляющий холерный эмбрион. Это была крупнейшая операция по борьбе с холерой в послевоенном СССР.

Одесса пострадала меньше, но история этого очага эпидемии особенно интересна в силу того, что архивы спецслужб УССР открыты, и мы можем узнать, как вели себя жители юга Украины в условиях эпидемии и что власть делала для того, чтобы ее побороть.

Официально о том, что в городе эпидемия холеры, одесситам никто не объявлял. Местная пресса писала в основном обтекаемо, упоминая «острые кишечные инфекции». Но скрыть от местных жителей факт эпидемии или ее причину было невозможно: все знали о том, что в сопредельных СССР странах (Иране, Ираке, ОАР, Индии, Пакистане, Афганистане) находятся очаги холерной пандемии, объявленной ВОЗ еще в 1961 году. В этих условиях эпидемия обросла огромным количеством слухов. Горожане подозревали организации эпидемии иностранные спецслужбы, шептались о том, что в сутки в Одессе погибает от болезни по 300 человек, что эпидемия распространилась уже и на Киев.

Вместе с местными жителями под карантин в одной Одессе попало около 300 тыс. курортников. В первые дни, когда город еще не был блокирован, те, кто мог, старались уехать домой, но далеко не всем это удавалось. Вот как описала эти дни иностранка, направлявшаяся из в Париж:

«Поездка эта ужасная. После Москвы мы выехали в Одессу. Это ужасный город, но через 48 часов нам сказали срочно укладывать чемодан, так как в городе эпидемия холеры и, если мы не выедем этим же вечером, город будет закрыт. Нас отправили в Киев. Забыла тебе сказать, что отъезд был ужасным. Люди дрались, чтобы сесть в поезд, была паника, все боялись, что не смогут уехать. Ехали либо стоя, либо сидя на полу, несмотря на то, что у нас были плацкартные места. За всю ночь не сомкнула глаз».

После того, как был объявлен режим карантина, любой желающий уехать должен был пройти процедуру обсервации — несколько дней провести в изоляции под наблюдением, чтобы врачи убедились, что он здоров. Для проведения обсервации задействовали местные санатории, больницы и даже круизные лайнеры «Шота Руставели» и «Тарас Шевченко». Однако мест все равно не хватало, и тысячи людей вынуждены были неделями ждать своей очереди. Это привело даже к нескольким массовым акциям: 19 августа — в Одессе, а 21 — в Керчи несколько сотен отдыхающих направлялись к зданиям местных партийных органов с требованием поместить их в обсерваторы или отправить наблюдаться домой. Многие при этом пытались покинуть зону карантина нелегально, а местные жители — заработать на этом. Так, жители Одесской области вывозили приезжих по проселочным дорогам мимо кордонов, переправляли через Тилигульский лиман в соседнюю Николаевскую область. В одном из керченских пансионатов неизвестные украли лодку и переправились на ней через пролив в Краснодарский край.

Для поддержания карантина были привлечены значительные силы — так, Астрахань охраняло более 3 тыс. солдат, Одессу — около 5 тыс., а Крым — 9400 солдат, 26 вертолетов и 22 катера. Несмотря на это, полностью решить проблему побегов не удалось. 23 августа по распоряжению Совета Министров СССР всем отпускникам, попавшим под карантин, были продлены командировки или отпуска с сохранением заработной платы.

В сентябре, благодаря в том числе массовой раздаче антибиотика тетрациклина, эпидемия пошла на убыль. Сколько всего людей переболело холерой в СССР в 1970 году, точно сказать нельзя, но известно, что в одной только Астрахани было выявлено 615 больных и 334 вибрионосителяЧеловек, который заражен холерой и может заражать других, но сам при этом не проявляет признаков болезни, в Астраханской области — еще 665 больных и 885 носителей; погибло, по официальным данным, 35 человек. На территории УССР диагноз поставили 221 человеку, погибло 20Хотя по данным «Настоящего времени», историк Дмитрий Урсу, ссылаясь на документы СЭС и врача, работавшего в инфекционной больнице Одессы тем летом, утверждает, что 20 человек умерли в одной только Одесской области.. Отдельные случаи холеры были зарегистрированы в Умани, Махачкале, Саратове, Москве, Ленинграде и десятках других городов. В газетах слово «холера» появилось лишь в конце августа–начале сентября, когда эпидемия уже была фактически подавлена.

Сибирская язва

В 1979 году в Свердловске произошла вспышка сибирской язвы. Это событие до сегодняшнего дня окружено легендами — в том числе из-за зловещей репутации самого заболевания, редкого и смертоносного. Сибирская язва, или антракс, описана еще в античных трактатах, а свое русское название получила из-за распространения в Сибири. В дореволюционной России число зараженных исчислялось десятками тысяч человек в год. В обычных условиях она крайне редко передается от человека к человеку, а при термической обработке возбудитель погибает, — в основном антраксом заражаются люди, контактирующие с крупным рогатым скотом.

Антракс может проходить в трех формах: кожной, легочной и кишечной, в зависимости от того, как возбудитель попал в организм. В 99% случаев речь идет о кожной форме болезни: при ней на теле человека появляется большой карбункул, который перерождается в язву. Без лечения умирает приблизительно 10–20% заразившихся. Куда более редка, но в то же время опасна легочная форма: до XXI века смертность от нее составляла около 90% вне зависимости от лечения. По внешнием признакам ее течение напоминает очень тяжелый грипп, осложненный пневмонией. Кишечная форма — самая редкая, смертельная в 50% случаев.

Болезнь протекает стремительно, а возбудитель, бацилла Bacillus anthracis, существует в двух формах — вегетативной и споровой. В первой она вызывает болезнь, а во второй не развивается и не размножается, но может выживать годами при крайне высоких или низких температурах (до 60 минут при кипячении), устойчива к высушиванию и распространенным антисептикам (в том числе к 95% спирту). При попадании же в живой организм спора сибирской язвы снова становится активной. Все это делает бациллу потенциально крайне эффективной в качестве биологического оружия.

Микрофотография палочек сибирской язвы в тканях селезенки, раскрашенная. Желтые клетки — антракс, красный — эритроцит

Фото: Wikimedia

Первый случай заболевания в Свердловске пришелся на 4 апреля. Затем количество больных только увеличивалось, последний зараженный умер 12 июня. По официальным данным, жертвами эпидемии стали 64 человекаПо неофициальным данным, до нескольких сотен: например, советский химик и эколог, д.х.н. Лев Федоров заявлял о «порядка 500» погибших, а вызвана она была зараженным мясом крупного рогатого скота. На стенах домов рисовали коров с предупреждающей надписью «сибирская язва», по телевидению свердловчан просили воздержаться от употребления в пищу говядины, купленной на рынках. По свидетельству Владимира Ардаева, который тогда работал в газете «Уральский рабочий», в редакцию пришла бумага из СЭС с пометкой «опубликовать немедленно», в которой говорилось об участившихся случаях заболевания крупного рогатого скота из-за низкокачественного корма, и приводились такие же рекомендации. Это и было сделано.

В официальной версии существует множество несостыковок. Например, у большинства заболевших была диагностирована именно легочная форма заболевания, тогда как поедание зараженного мяса привело бы к появлению кожной или кишечной. Подавляющее большинство исследователей придерживаются другого объяснения: причиной эпидемии стала авария в комплексе Свердловск-19, военном исследовательском центре, в котором разрабатывалось биологическое оружие. Этот тип вооружения запрещен международной конвенцией КБТО, к которой еще в 1972 году присоединился СССР, поэтому утечку нельзя было предавать огласке ни при каких обстоятельствах. Предположительно, один из работников предприятия забыл установить чистый фильтр, препятствующий попаданию спор в окружающую среду. В результате близлежащий военный городок №32 и несколько районов города оказались загрязнены бациллой или каким-то веществом на ее основе. Во всех этих местах впоследствии были зарегистрированы заболевшие сибирской язвой, а территория самого Свердловска-19 не была затронута.

Как вспоминал потом генерал-майор Виктор Сидоров, в ту пору командир 34-й мотострелковой дивизии, которая базировалась в городке №32, его внезапно вызвали из командировки, сообщив, что в части массово умирают военнослужащие, а кроме того, приехало множество генералов и офицеров «сверху». На протяжении следующих недель люди умирали стремительно один за другим, но никакой информации об аварии ни ему, ни подчиненным не сообщали, только перевели дивизию на казарменное положение. Чтобы сдержать панику, ему пришлось регулярно есть в общей столовой и ежедневно обходить территорию городка без костюма химзащиты. Когда в часть приехал главный санитарный врач СССР Петр Бургасов, то единственным, о чем он попросил Сидорова, было заставить подчиненных написать рапорты, что они купили на рынке мясо «с рук», Сидоров отказался это сделать. В конце апреля персонал части был поголовно вакцинирован, и смерти от антракса прекратились, но военные оставались в изоляции еще шесть месяцев.

В 1994 году в журнале Science была опубликована статья Мэтью Мезельсона, который построил математическую модель, проанализировал географию смертей и пришел к выводу, что все случаи заражения пришлись на узкий сектор к юго-юго-западу от Свердловска-19, причем его расположение совпадает с направлением ветра, который дул в момент предполагаемой утечки.

Следует отметить, что существует и другая теория происхождения вспышки: якобы она была диверсией иностранных спецслужб, которые специально распыляли возбудитель сибирской язвы в разных частях города, чтобы обвинить Советский Союз в разработке запрещенного бактерилогического оружия. Ее автор — микробиолог, полковник запаса Михаил Супотницкий, базирует свои утверждения на критике модели Мезельсона, указывая на нехарактерно долгую по сравнению с инкубационным периодом антракса продолжительность эпидемии. С этой версией соглашался позднее и Бургасов, опровергая свои более ранние слова о зараженном мясе как причине эпидемии, но в целом она маргинальна и мало кем воспринимается всерьез.

В 1992 году президент РФ Борис Ельцин, который в 1979 году занимал должность главы Свердловского обкома КПСС, заявил в интервью «Комсомольской правде»:

«Когда случилась вспышка сибирской язвы, в официальном заключении говорилось, что это какая-то собака привезла. Хотя позже КГБ все-таки признал, что причиной были наши военные разработки. Андропов позвонил Устинову и приказал ликвидировать эти производства полностью. Я считал, что так и сделали. Оказывается, лаборатории просто перебазировали в другую область, и разработка этого оружия продолжалась. И я сказал об этом и Бушу, и Мейджору, и Миттерану: эта программа ведется… Я сам подписал указ по созданию специального комитета и запрещении программы. Только после этого туда вылетели эксперты и прекратили разработки».

4 апреля 1992 года, в день 13-й годовщины аварии, Ельцин подписал указ «Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году». Однако официального публичного расследования инцидента так и не было проведено.

Основные материалы, использованные при подготовке статьи:

1918 Influenza: the Mother of All Pandemics, Jeffery K. Taubenbergercorresponding and David M. Morens

Кризисы общественного здоровья в России и СССР в XX веке, Б.Б. Прохоров, И.В. Горшков

Подборка документов о «Септической ангине» на сайте istmat.com

Борьба со вспышкой эпидемии чумы в Калмыцкой АССР и Сталинградской области в 1937-1938 гг., М. В. Бадугинова

Оспа, Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Бунты курортников и крестный ход. Эпидемия холеры в Одессе 1970 года в документах из архива КГБ, Эдуард Андрющенко

Эпидемия холеры в СССР в 1970 г., Попов В. Ф.

Эпидемиология и клиника холеры 1970 года в Астраханской области, Г. А. Харченко, О. В. Кириллова, В. С. Буркин

Холерное лето 1970 года, Попов А.

Сибирская язва, Большая Медицинская энциклопедия

Сибирская язва: свидетельства очевидца, Ардаев В.

«Сибирская язва»: забытая трагедия, Сидоров В.

из древности в XXI век — ФГБУ «НМИЦ ТПМ» Минздрава России

ГИППОКРАТ – «отец медицины»

(Hippocrates, 460-377гг. до н.э., по другим данным – 356 г. до н.э.) – великий древнегреческий врач, реформатор античной медицины. Гиппократ жил и обучался в Афинах, потом, ведя жизнь странствующего врача (периодевта), побывал в Египте, малой Азии, Ливии, у скифов, где ознакомился с медициной этих стран. Заслугой Гиппократа было освобождение медицины от влияния жреческой храмовой медицины и определение пути её самостоятельного развития.

Гиппократ исходил из определяющего влияния факторов окружающей среды на формирование телесных (конструкция) и душевных (темперамент) свойств человека. По Гиппократу, сколь многообразны внешние факторы, определяющие телосложение и темперамент человека, столь разнообразны и внутренние факторы: «Есть в человеке и горькое, и солёное, и сладкое, и кислое, и жёсткое, и мягкое, и многое другое в бесконечном числе, разнообразии по свойствам, количеству, силе».

Гиппократа по праву можно считать родоначальником профилактического направления в медицине, здорового образа жизни. В его сочинениях есть отдельная книга, которая так и называется «О здоровом образе жизни».

Он рекомендовал: «Сообразно с возрастом, временем года, привычкой, страною, местностью, телосложением должно устраивать и образ жизни так, чтобы мы могли противостоять наступающим и жарам, и холодам, ибо только таким образом достигается наилучшее здоровье».

Афоризмы, (буквально отдельные мысли и положения) пользовались во все времена наибольшей известностью. «Афоризмы» Гиппократа сыграли громадную роль в практической медицине на протяжении веков. Некоторые Афоризмы являются, по сути, краткими профилактическими руководствами.

АФОРИЗМЫ

1. Никто не должен преступать меры: мудрость жизни – знать во всём меру

2. Наши пищевые вещества должны быть лечебным средством, а наши лечебные средства должны быть пищевыми веществами

3. Как суконщики чистят сукно, выбивая его от пыли, так гимнастика очищает организм

4. Действия диетических средств — продолжительны, а действия лекарств – скоропреходящи

5. Гимнастика, физические упражнения, ходьба должны прочно войти в повседневный быт каждого, кто хочет сохранить работоспособность, здоровье, полноценную и радостную жизнь

6. Сон и бессонница, то и другое сверх меры проявляющееся – дурной знак

7. Страх и печаль, надолго овладевшие человеком, располагают к болезням

8. Труд и покой врачуют тело и душу

9. Пьянство отцов и матерей – причина слабости и болезненности детей

10. Если ты не в силах изменить свой образ жизни, то тебе никто и ничто не поможет

В Древней Греции Асклепий стал Богом медицины, его дочь Гигиейя – богиней Здоровья, вторая дочь – Панакея (Панацея) «всё исцеляющая». Слава богини Здоровья – Гигиейи ещё в период античности затмила славу всей божественной семьи, не зря её отожествляли с самой Афиной. В честь богини Здоровья строились храмы, сочинялись гимны. Вдохновенный Гимн Здоровью зазвучал 25 веков тому назад.

Влияние личности и трудов Гиппократа прослеживается на протяжении всей истории медицины. И хотя медицина существовала задолго до Гиппократа, именно его называют отцом медицины, отдавая дань его великим заслугам.

ЦЕЛЬС АВЛ (Celsus Aulus Cornelius, ок.25-30 г. до н.э. -50 г. н.э.)

Древнеримский учёный – энциклопедист. Имел разностороннее образование. Полагают, что медицинские знания получил у живших тогда в Риме греческих врачей, а также в медицинской школе («Schola medicorum»). Врачебный опыт приобрёл в валетудинариуме – древнеримской лечебнице для рабов. Однако был ли Цельс врачом по профессии, точно не установлено.

А.Цельс был автором обширной энциклопедии «Artes» (Искусства), обобщавшей знания древних в самых различных областях. Часть этой энциклопедии (YI-XIII книги) – трактат «О медицине», написанный около 25-30 гг.н.э., является единственным дошедшим до нас трудом Цельса, в котором он изложил взгляды своих предшественников – Гиппократа, Герофила, Эразистрата, Асклепиада и др. О многих достижениях древних врачей человечество узнало лишь благодаря А.Цельсу. Он подчёркивал важность рационального подхода к вопросам симптоматики, диагностики, лечения и прогноза заболеваний. Много внимания он уделял гигиене и диететике здорового человека. В его энциклопедии впервые

в Европе описаны четыре местных признака воспаления (боль, повышение температуры, краснота, опухание).

Афоризмы Цельса актуальны и в наше время:

1. Бездействие ослабляет тело, а труд укрепляет: первое приводит к преждевременной старости, а последний удлиняет молодость

2. Быстро, безопасно и приятно должен лечить врач

В Древнем Риме А.Цельса называли латинским Гиппократом, а за чистоту и изящество языка – медицинским Цицероном.

ГАЛЕН КЛАВДИЙ (131 -201-210 гг. н.э.)

Гален – римский врач и естествоиспытатель, классик античной медицины. Его можно отнести к историческому типу энциклопедиста — блестящий врач, учёный, философ, математик, знаток логики и других наук, создатель естественнонаучной системы. Гален изучал медицину и философию в Пергаме и Александрии. Он написал более 400 сочинений по разным отраслям наук, примерно 200 из них – по медицине. До нас дошло 140 трактатов. В своих работах он обобщил опыт многих поколений медиков, начиная от Гиппократа, систематизировал основные положения античной медицины в области анатомии, физиологии, понимания болезни, терапии и предупреждения заболеваний и создал систему медицинских взглядов. Эта система в силу её теологической направленности получила поддержку церкви и в трансформированном виде оказывала влияние на развитие медицины, поэтому Гален был непогрешимым авторитетом для последующих поколений врачей на протяжении почти полутора тысяч лет.

Гален рассматривал медицину как науку, ведущую своё начало от Гиппократа и его последователей, не отказываясь в то же время от трактовки её как искусства.

Гален впервые в истории ввёл в практику эксперимент, и поэтому его можно считать одним из предшественников экспериментальной физиологии.

По мнению Галена, все организмы состоят их четырёх основных частей – воздуха, воды, земли и огня. В различных сочетаниях они образуют плотные и жидкие части и органы тела. В здоровом организме есть четыре жидкости (кровь, слизь, жёлтая желчь, чёрная желчь), смешанные в правильном соотношении. Нарушение этого соотношения вызывает болезнь и расстройство функций органов.

Здоровье в представлении и толковании Галена – такое состояние организма, когда все отправления тела совершаются безболезненно и беспрепятственно, то есть без всяких задержек. Он писал: «Здоровье есть равновесие и гармония четырёх элементов, влаг, однородных частей, органов, наконец, управляющих всем организмом сил». По мнению Галена, природа сама охраняет и бережёт здоровье организма, роль врача сводится только к тому, чтобы помогать природе.

Лечение болезней, по Галену должно состоять в использовании природных сил организма и применении средств, противоположных заболеванию: например, против высокой температуры надо применять охлаждение, для борьбы с сухостью надо применять влажное. Большое значение Гален придавал диетотерапии и методам предупреждения болезней. Галена называли «Врачом императоров и гладиаторов», так как на протяжении своей жизни он был личным врачом пяти римских императоров, а также очень успешно лечил раненых гладиаторов.

Следуя античной традиции, Гален оставил своё научное наследие в виде афоризмов:

1. Вставайте из-за стола слегка голодным, и вы будете здоровым

2. Тысячи и тысячи раз я возвращал здоровье своим больным посредством физических упражнений

3. Здоровье – вид гармонии, но его границы очень широки и не у всех одинаковы

Гален обобщил известные до него способы обработки лекарственных веществ и разработал технологию получения лекарственных средств путём механической или физико-химической обработки растительного или животного сырья и максимального извлечения и отделения действующих ингредиентов от основной массы балластных веществ. Получаемые таким способом лекарства носят название «галеновых препаратов» и они занимают значительное место в арсенале современных лечебно-профилактических средств.

Французский историк медицины J.M.Guardia так характеризовал одну из сторон медицинской деятельности Галена: «Гигиена Галена превосходит всё, что дошло до нас по этой части из древности. Книги, посвящённые им этой отрасли медицины, составляют прекрасный трактат о физическом воспитании детей. Не менее интересовал его вопрос о старости, и трудно представить себе что-нибудь основательнее его предписаний для сохранения здоровья при помощи средств, подходящих к различным возрастам и темпераментам, также как и к различным условиям социальной жизни».

АБУ АЛИ ХУСЕЙН ибн АБДАЛЛАХ ибн аль Хасан ибн Али ИБН-СИНА, латинизированное  АВИЦЕННА (AVICENNA), 980-1037 – врач, философ, естествоиспытатель, поэт

Родился в селении Афшана  (близ Бухары). Детство и юность провёл в Бухаре, где под руководством опытных учителей изучал богословие, философию, математику, медицину и начал научную и врачебную деятельность. Слава о нём как о враче быстро росла, и он был приглашён к заболевшему эмиру Нух ибн Мансуру, за успешное излечение которого Ибн-Сине было разрешено пользоваться богатейшим книгохранилищем эмира. Здесь он занимался поэзией, философией, математикой, геологией, астрономией, естествознанием и особенно медициной. За свою жизнь Ибн-Сина написал 450 трудов в 29 областях науки, из которых до нас дошли 274.

Основной медицинский труд Ибн-Сины – Канон врачебной науки, над которым он работал многие годы. Канон  является фундаментальной энциклопедией медицинских знаний эпохи Восточного средневековья. В этом труде изложены теория медицины (анатомия, физиология, общая этиология, симптоматология), учение о лекарственных веществах, частная патология и терапия. Описаны операции камнесечения, лечения ран, показания и противопоказания к кровопусканию, выбор вен.

Ибн-Сина, был первопроходцем профилактического направления в медицине. В Каноне он последовательно проводит мысль о предохранении организма от заболеваний, о роли физических упражнений в укреплении здоровья, излагает  вопросы возрастной гигиены и диететики, гигиены жилища и питания. Большое внимание Ибн-Сина уделял физическим упражнениям, называя их «самым главным условием сохранения здоровья». На второе и третье место он ставил режим питания и режим сна.

Ибн – Сина был талантливым популяризатором науки, мастером поэтического слога. До нас дошли некоторые его четверостишия (рубаи) и (двустишия). Он написал поэму, посвящённую медицине, — Урджуза. В первых же строках этой поэмы он провозглашает:

«Здоровье сохранять – задача медицины,

Болезней суть понять и устранить причины»

И Канон, и  Урджуза служили учебниками медицины в течение последующих столетий.

Удивительно, но законы сохранения здоровья, сформулированные более тысячи лет назад, разумны и целесообразны не только для того, но и для нашего времени. Ибн-Сина целиком посвятил третью часть первой книги Канона профилактике. Эта часть так и называется «О сохранении здоровья». Мысли о сохранении здоровья – органическая часть всей системы взглядов и рекомендаций  Ибн – Сины.

Основа искусства сохранения здоровья по мнению Ибн – Сины, состоит в соблюдении соразмерности причин, влияющих на здоровье:

«Основное внимание надо уделять уравновешиванию семи факторов. Они суть: 1) уравновешенность натуры; 2)выбор пищи; 3) очистка тела от излишков; 4) сохранение правильного телосложения; 5) улучшение того, что вдыхается через нос; 6) приспособление одежды; 7) уравновешенность физического и духовного движения. К последнему относится в какой-то мере сон и бодрствование».

 

То есть, он пытается создать систему взглядов, в которой  во взаимной связи рассмотрено понимание здоровья и болезни, причин их вызывающих, условий, им способствующих.

«И снова говорю: лечи причины –

В том главный принцип нашей медицины»

«…Самое главное в режиме сохранения здоровья есть занятие физическими упражнениями, а затем уже режим пищи и режим сна..» поэтому Ибн – Сина подробно описывает физиологическое,  оздоровительное действие физических упражнений, затем классифицирует различные виды физических упражнений. Он разделяет их « на малые и большие, очень сильные и слабые, быстрые или медленные, или же проворные, состоящие из резких и быстрых движение, бывают и вялые упражнения». Очень детально описывает каждый вид упражнений и показания к ним. Подход строго индивидуальный: «Упражнения должны быть соответствующими для каждого человека».  … « Для слабого человека физические упражнения должны быть лёгкими, а для сильного – сильными». Ибн – Сина  считал, что «для каждого органа имеются особые упражнения», поэтому он описывал упражнения для зрения, слуха, горла и даже для зубов.

Очень обширный седьмой параграф посвящён режиму питания. Более тысячи лет тому назад написаны рекомендации, актуальные и сегодня:

— «Следует есть только с аппетитом, а также не сдерживать аппетита, когда он разгорается. Вместе с тем аппетит не должен быть ложным, как у людей пьяных и страдающих несварением желудка».

-«Зимой  не следует принимать малопитательную пищу, вроде овощей, а надо есть более питательные злаки, а также более питательную пищу. А летом – наоборот….»

-«Для принятия пищи имеется определённый порядок, которого должен придерживаться каждый, берегущий своё здоровье»

-«Хуже всего мешать разнообразную пищу и есть слишком долго, ибо тогда пища, съеденная позже, соединяется со съеденной раньше, когда та уже начала перевариваться. Таким образом, в переваривании частей пищи  не будет единообразия»

-«Летом самой лучшей порой для еды является прохладное время»

В параграфе восьмом также очень подробно написано «О режиме питья воды и напитков».

— «Пить воду следует не залпом, а глотками…»

— «Постоянное пьянство вредно, оно портит натуру печени и мозга, ослабляет нервы, вызывает заболевание нервов, опьянение и внезапную смерть»

Ибн – Сина ещё раз подчёркивает, что даже в старости и при имеющихся болезнях надо заниматься физическими упражнениями, как одним из самых важных средств и лечения и укрепления здоровья.

Свои профилактические наставления он изложил в стихах в поэме Урджуза.

Хотя автор Урджузы ставил физически упражнения на первое место в искусстве сохранения здоровья, но всё должно быть в меру, поэтому чередование движения и покоя очень важны для здоровья:

В той же поэтической форме Ибн-Сина излагает и все свои другие наставления, не потерявшие значения и в наши дни. Воистину, это был великий учёный, опередивший своё время на тысячелетия вперёд.

АРНАЛЬДО ДИ ВИЛЛАНОВА (ок.1235 – ок.1311)

Арнальд из Виллановы был врачом и алхимиком, одним из основателей медицинской алхимии.     Медицинскую практику проходил у итальянских и арабских врачей. Много путешествовал по Франции, Италии, Испании, был придворным лекарем князей и Римских пап. Преподавал медицину в Университете в Монпелье. Его обвиняли в связях с нечистой силой, и он попал под суд Инквизиции, но за него вступился папа Римский, которого он незадолго до этого вылечил.

Арнальдо из Виллановы написал много трудов по медицинской алхимии. Самое крупное и важное его произведение – «Требник с головы до ног». Наиболее известен его Салернский Кодекс Здоровья.

Он был по-настоящему прогрессивным врачом, возражал против применения сложных лекарств, утверждая, что «чем больше в рецепте снадобий, тем хуже действие сложного лекарства». Но при этом он признавал силу магических ритуалов, а также мощь дьявола и демонов.

В лечебной практике использовал амулеты, а золото считал универсальным лекарством.

Афоризмы Арнальдо актуальны и сейчас:

  1. Не давай волю страстям
  2. Находи время забыть и заботы и даже тревоги
  3. Соизмеряй свои силы и возможности

 

МЕДИЦИНСКАЯ ШКОЛА САЛЕРНО

Древний Салерн, расположенный в Кампании, был процветающим городом. Уже в IX столетии в Салерно существовала корпорация врачей, не только осуществлявшая лечение больных, но и обучавшая врачебному искусству. Возникшая медицинская школа сложилась как школа практического толка. Лучшее из того, что было создано античной медициной, бережно хранилось и развивалось именно там, в «civitas Hippocratica» (гиппократовой общине), как по праву начали называть Салерно. Школа Салерно носила светский характер и не была основана духовенством, как многие средневековые школы. Деканы – приоры – салернской школы были не католические монахи, а семейные люди. В этой Школе работали многие выдающиеся врачи того времени, включая женщин.

Профессорами Школы написаны многочисленные медицинские трактаты, многие из которых, по обычаю того времени, изложены в стихах. Наиболее известным из них в настоящее время является «Regimen sanitatis Salernitanum» (Салернский кодекс здоровья). Его автором был Арнальд из Виллановы. Он стал одним из прославленных врачей Средневековья. Его интересы были широки: токсикология – наука о ядах и противоядиях, средства продления жизни и борьба со старостью, лечебные свойства вина, о которых Арнальд написал отдельное сочинение. В начале XIY века он написал поэму, ставшую широко известной под названием «Regimen sanitatis Salernitanum». Салернская медицинская Школа просуществовала до середины XIX столетия. К этому времени её поэтическое наследие «Flos medicinae» (Цвет медицины) разрослось до 3500 стихотворных строк, но небольшой «Regimen sanitatis Salernitanum» Арнальда из Виллановы остался лучшим памятником её тысячелетнего существования.

 

 

В Древней Руси существовали три основные формы врачевания:

  • светская (или её ещё называют мирской) медицина, она же носила название иноземной;
  • народное врачевание, люди, которые им занимались, назывались кудесниками и знахарями;
  • монастырская медицина, которая, в основном, получила распространение после принятия на Руси христианства.

Светская медицина появилась на Руси со времён правления Ярослава Мудрого. Представители этой ветви медицины были врачи вольной практики, не относящиеся ни к народным врачевателям, ни к монастырским лекарям. Это были люди чисто иноземного происхождения (лечец-армянин, имя которого не известно, но который пользовался огромной популярностью даже при княжеском дворе; врачеватель Пётр, сириец, живший при дворе князя Николая Давыдовича (князь в XII веке) в Чернигове. Они за помощь больным деньги брали, не стесняясь, чем и вызывали негодование у представителей других ветвей медицины.

О лечьцах говорится в «Русской правде» — древнейшем из дошедших до нас своде русских законов, составленном при Ярославе Мудром (первая четверть XI в.). «Русская Правда» законодательно устанавливала оплату труда: по законам того времени, человек, нанесший ущерб здоровью другого человека, должен был уплатить штраф в государственную казну и выдать пострадавшему деньги для оплаты за лечение.

Одной из самых популярных книг в XI веке был «Изборник Святослава», переведённый с греческого языка в Болгарии. В нём описаны некоторые болезни, представления об их причинах, лечении и предупреждении. Приведены советы о питании («сила в овощи велики», или «питьё безмерное» само по себе «бешенство есть»), рекомендации содержать тело в чистоте, систематически мыться, проводить омовения.

Медицина Древней Руси представляла собой целостную систему, основные теоретические положениями которой были заимствованы, по-видимому, из византийских источников. Методы лечения, и особенно гигиенические правила, во многом исходили из традиций народной медицины восточных славян. Общебиологические представления сводились к признанию существования в «малом мире» (теле человека) четырёх «стухий» — огня, воды, земли, воздуха. Представление о здоровье соответствовало понятию «устоя» — ненарушимого равновесия основных свойств этих «стухий» — горячего, холодного, сухого и влажного; болезнь связывалась с «недобрым» смешением соков – «смутой стухий». На основе учения о темпераментах («сухорлявом и тукостном, горячем и волгостном») рекомендовалось применение прижиганий, кровопусканий, слабительных, «чихательных» и других очистительных средств.

Причина болезни носила название «вина недуга»; в мире так много «вин», что их «исчести невозможно». Установление «вины» — задача «лечьцов». Диагноз именовался «обличением недуга». Угнетение психики, как и леность – первые ступени к болезням. Труд же – условие, без которого немыслимо гармоничное развитие организма.

В древнерусском врачевании большое значение придавали предупреждению болезней. Слова с корнем «опас», «оберег» обнаруживаются очень рано в языке восточных славян.  Они встречаются на оружии, сосудах, змеевиках, в народном эпосе, фольклоре. Греческий термин «филактирия» в значении охраны человека от моров упоминается в пандектах (церковных уложениях), кормчих книгах Новгорода, Рязани (в 11-13 вв.).

Не подлежит сомнению огромная оздоровительная роль в народном быту русской бани, которую с удивлением описывали приезжие иноземцы. В летописи Нестора (XI век) содержится первое письменное упоминание о русской паровой бане, целебная сила которой была известна Руси с самых древних времён. Издавна в неё лечили простуду, болезни суставов, кожные заболевания, вправляли вывихи, делали кровопускания и «накладывали горшки» — прообразы современных лечебных банок. Описано лечебное применение: «… и на ся прутье младое, бьются сами и того ся добьют, егда вылежут еле живы и облиются водою студенью и пока оживут…». В одном из «Изборников XIII века говорится о растительном моющем средстве – «мыльной траве».

В литературных сборниках часто имелись целые главы по диететике. Мерилом питания должна являться естественная потребность в пище: «Не принимай брашна без алкания, и пития – без жажды». Вино следует пить с воздержанием, ибо «питие безьмерное – матица всему злу» и прежде всего «лествица к недугам человеческим». «Умеренность пусть будет твоим спутником во всём» — и в пище, и в половой жизни, и даже во сне: ведь «иначе меры спати подобает мертвым нежели живым». Но физическими развлечениями – игрой в мяч, скачками, охотой – можно заниматься до усталости. Вопреки взглядам Церкви на эти занятия как на грех, они назывались «утехою души, соседствующею с телесным здравием».

Настоящее руководство по здоровому образу жизни тысячелетней давности!

 

 

 

Становление медицинского образования в России и развитие русской научной медицины

Пётр I был великим преобразователем Российского государства, не оставлял он своим вниманием и медицину. Так в своих зарубежных поездках помимо корабельного дела он интересовался медициной. Пётр понимал, что здравоохранение в России находится на очень низкой ступени развития: высокая детская смертность, эпидемии, нехватка врачей, поэтому была произведена реорганизация медицинского дела в стране. Он начал строительство морских и сухопутных госпиталей, а при них – госпитальных школ, где обучали лекарей. Организация строительства была поручена Николаю Бидлоо.

Первый госпиталь был открыт в Москве 21 ноября 1707 года. Это был сухопутный госпиталь, также при нём была открыта госпитальная школа на 50 учащихся. Далее госпитали и госпитальные школы при них открывались в Петербурге, Ревеле, Кронштадте, Киеве, Екатеринбурге и т.д. Госпитальные школы открывались даже в таких малоизвестных городах, как Колуваново, Елизаветград. Там они были рассчитаны на 150 – 160 человек.

В 1735 году был издан «Генеральный регламент о госпиталях», а в 1786 году госпитальные школы были преобразованы в медико-хирургические училища, которые открыли путь к образованию соответствующих медико-хирургических академий.

В это же время стало развиваться гигиеническое и профилактическое направление медицины. Появилось много сочинений и выступлений на эти темы, где акцентировалось внимание и на профилактику инфекционных заболеваний (оспа) и на образ жизни и окружающую среду.

Профессор Ф. Эрасмус в 1762 году написал «Наставление, как каждому человеку вообще в рассуждении диэты, а особливо женщинам в беременности, в родах и после родов себя содержать надлежит, для особливой пользы в деревне живущих госпож».

Профессор С.Г. Зыбелин неоднократно выступал в Московском Университете с лекциями о различных аспектах профилактики: «О пользе прививной оспы и преимуществе оной перед естественною, с моральными и физическими возражениями против неправомыслящих»; «О правильном воспитании с младенчества в рассуждении тела, служащим к размножению в обществе народа»; «О сложении тела человеческого, и о способах как оные предохранять от болезней».

Профессор Иоган Юлий Рост выступал в Московском университете с речами «О вредном воздухе в жилищах, особливо простого народа примечаемом: о средствах удобных к поправлению оного», и «О избрании выгодных мест для построения вновь городов, в рассуждении здравия человеческого».

Профилактика заболеваний, сохранение здоровья, оздоровление окружающей среды приобретали научную основу и активно пропагандировались известными профессорами того времени.

 

Бидлоо Николай Ламбертович (1670 – 1735)

Хирург, анатом, доктор медицины (1697). Родился в Амстердаме, окончил Лейденский университет. В 1702 году переехал в Россию, был «ближним доктором» Петра I и первым получил звание архиатра.

С именем Н.Л. Бидлоо связано становление высшего медицинского образования в России. В 1705 году он создал в Москве анатомический театр, где проводил вскрытия и вёл занятия с врачами.

С 1705 года и до конца жизни был главным доктором основанного Петром I «Московского гошпиталя» (ныне Главный клинический госпиталь имени академика Н.Н. Бурденко) и руководителем открытой при нём госпитальной школы. В письме Петру I он писал: «Было взято 50 учеников, 33 осталось, 6 умерли, 8 сбежали, 2 по указу в школу взяты, 1 за невоздержание отдан в солдаты»

Н.Л. Бидлоо преподавал в школе анатомию на трупах и хирургию по программам, изложенным в 1710 году в рукописном труде «Наставление для изучающих хирургию в анатомическом театре» и ещё три рукописных учебника по анатомии и хирургии.

 

Кондоиди Павел Захарович (1709 – 1760)

Один из самых выдающихся русских медицинских администраторов восемнадцатого века. Грек по происхождению, привезён в молодых годах в Россию. Медицину изучал в Лейдене, где и получил в 1733 году степень доктора медицины, после чего вернулся в Россию.

Вскоре П.З. Кондоиди был назначен генерал-штаб-доктором, а в 1741 году – управляющим медицинской конторой. На этом поприще он особенно отличился реформами в деле тогда ещё молодого медицинского образования в России. Он установил точные сроки обучения и способы экзаменов в школах, ввёл в больницах обязательные вскрытия для определения причины смерти каждого больного и для поверки распознавания болезни, устроил медицинскую библиотеку, учредил доцентуры при госпитальных школах, учредил акушерские школы в Петербурге и Москве, выписывал профессоров из-за границы.

В отношении к учащейся молодёжи отличался необычайной заботливостью и гуманностью: запретил телесные наказания, беспощадно до него практиковавшиеся, заботился о хорошем уходе и содержании учеников.

Точно также П.З. Кондоиди явился реформатором и во всех прочих областях медицинской администрации, создав основу всего медицинского законодательства того времени.

 

Ломоносов Михаил Васильевич (1711 – 1765)

М.В. Ломоносов – гениальный учёный, философ, поэт, географ, естествоиспытатель.

В 1723 году по указу Петра Первого была учреждена Академия наук и всяческих искусств. Столпом Академии был М.В. Ломоносов и его ученики, известные врачи того периода (А.П. Протасов, С.Г. Зыбелин, Н.М. Амбодик-Максимович, Д.С. Самойлович и др.)

М.В. Ломоносов обладал поистине огромным талантом. Ему очень близки и интересны были проблемы медицины. Он считал, что медицина – одна из самых полезнейших для человека наук, она «через познание тела…достигает причины».

М.В. Ломоносов тщательно изучал анатомию, физику, физиологию, а также другие науки, которые могли бы быть полезными для медицины. Он считал необходимым изучение химии для познания медицинской науки.

В 1761 году М.В. Ломоносов написал письмо графу И.И. Шувалову «О размножении и сохранении российского народа». В нём он ярко и убедительно обрисовал тяжелое положение медицины в стране, заболеваемость, высокую смертность, особенно высокую детскую смертность. Ломоносов призывал вести борьбу с вредными привычками, повысить качество подготовки врачей, улучшить уровень оказания медицинской помощи. Вот главные мысли, заключённые в этом письме: открыть лечебные «учреждения, коих ещё мало» и лечить по правилам медицинской науки; «требуется по всем городам большое число докторов, лекарей, аптек, чего нет и сотой доли»; Российским университетам дать право «производить достойных в доктора»; «сочинить медицинскую книгу» на русском языке для народа.

 

Зыбелин Семен Герасимович (1735 – 1802)

Образование получил в Московской славяно-греко-латинской академии и в Московском университете. С 1758 г. по 1765 гг. С.Г. Зыбелин находился за границей для дальнейшего усовершенствования в медицине, в 1764 году в Лейдене защитил докторскую диссертацию. В 1765 г. С. Г. Зыбелин возвратился в Москву, где был назначен сначала экстраординарным, а затем ординарным профессором кафедры теоретической медицины. Его профессорская деятельность продолжалась в течение 36-ти лет до самой смерти. За эти годы С.Г. Зыбелин читал студентам теоретическую медицину, начиная с физиологии и патологии и кончая общей терапией, а к концу жизни — практическую медицину, анатомию, хирургию и химию. С 1768 он впервые в Московском университете начал читать лекции на русском, а не на латинском языке. Действительный член Российской Академии наук с 1784 года.

Зыбелин Семен Герасимович положил начало учению о профилактике болезней, указал в 1777 г. на важность телосложения в развитии и течении заболеваний. Большое значение он придавал вопросам гигиены быта, широко пропагандировал применение естественных факторов природы для закаливания и лечения организма. Наиболее полное отражение взглядов С.Г. Зыбелина содержится в его актовых речах «Словах», произнесённых в Московском университете. В этих «Словах» говорится о применении науки к жизни, к нуждам и потребностям человека. Он развивал идеи об охране здоровья народа, о борьбе с эпидемиями и детской смертностью в стране. Считал необходимым изучение влияния окружающей среды на организм человека. Возникновение некоторых болезней и преждевременную смерть людей он связывал с различными причинами, в том числе с социальными факторами – голодом, «налогами», «утеснениями».

Умер Семен Герасимович Зыбелин 26 апреля 1802 г.

 

Мудров Матвей Яковлевич (1776 – 1831)

 

Матвей Яковлевич Мудров декан медицинского факультета Московского университета, один из самых выдающихся терапевтов того времени. Педагогические и научные взгляды Мудрова базировались на характерном для русской медицины учении о целостности и индивидуальности организма больного и высокогуманных принципах подхода к страдающим. Самое главное представление о его взглядах даёт речь «Слово о способе учить и учиться медицине практической или деятельному врачебному искусству при постелях больных» (1820 г.). В этой речи, а также в других работах Мудрова была изложена программа подхода к профилактике здоровых, к лечению больных, а также выдвинут ряд положений, ставших афоризмами.

 

 

  1. «Не должно лечить и самой болезни, для которой части и названия не находим, не должно лечить и причину болезни, которая часто ни нам, ни больному, ни его окружающим неизвестны, а должно лечить самого больного, его состав, его орган, его силы»
  2. «Одна и та же болезнь, но у двух разных больных требует весьма разного подхода»
  3. Врач должен «…хорошо руководить больным ради здоровья, заботиться о здоровом, чтобы он не болел, заботиться о здоровых и ради благополучия поведения»
  4. «Медицину должно соединить с мудростью, ибо, по словам Гиппократа, врач, любящий мудрость, подобен отцу»
  5. «Взять на свои руки людей здоровых, предохранить их от болезней наследственных или угрожающих, предоставить им надлежащий образ жизни есть честно и для врача покойно. И то легче предохранить от болезней, нежели их лечить…»

 

 

XIX век можно по праву назвать «золотым веком» расцвета русской культуры, литературы, поэзии, музыки, различных отраслей науки, в том числе, и медицины. В этот период медицина развивалась стремительно и плодотворно. Характерной чертой отечественной медицины XIX века было формирование научных школ, основными центрами которых были Петербургская медико-хирургическая академия и медицинский факультет Московского университета.

В медико-хирургической академии основное внимание уделялось хирургии, анатомии, топографической анатомии и отчасти физиологии – прикладным знаниям, необходимым врачам в военно-полевых условиях. В Московском же университете разрабатывали преимущественно проблемы общей патологии, терапии, физиологии. Крупными центрами развития медицинской науки были также факультеты Дерптского (Юрьевского), Виленского, а позднее – Казанского и Киевского университетов.

В самом начале XIX века в стенах Московского университета уже была сформирована клиническая школа М. Я. Мудрова. Его учением были заложены основы традиций, характерных для всех московских терапевтических школ XIX века вплоть до Г. А. Захарьина и А. А. Остроумова.

Григорий Антонович Захарьин, продолжая и развивая учение М. Я. Мудрова, был основателем крупной клинической школы, оказавшей большое влияние на развитие отечественной медицины. Его учеником был А. А. Остроумов, известный терапевт, также основатель клинической школы.

Небосклон отечественной и мировой медицины был усеян звёздами великих русских врачей, учёных, исследователей. Они заложили основу перехода от эмпирической медицины к научной.

 

Пирогов Николай Иванович (1810-1881)

 

Великий отечественный врач и учёный, выдающийся педагог и общественный деятель, один из основоположников хирургической анатомии и анатомо-экспериментального направления в хирургии, военно-полевой хирургии, организации и тактики медицинского обеспечения войск; член-корреспондент Петербургской академии наук, почётный член и почётный доктор многих отечественных и иностранных университетов и медицинских обществ.

Н.И. Пирогов – ученик М.Я. Мудрова и, также как и его учитель, был поборником профилактического направления в медицине. Ему принадлежат замечательные слова, ставшие девизом отечественной медицины:  «Я верю в гигиену. Вот где заключается истинный прогресс нашей науки. Будущее принадлежит медицине предохранительной».

В 1870 году в отзыве о «Трудах постоянной медицинской комиссии Полтавского губернского земства» Н. И. Пирогов посоветовал земству обратить особое внимание медицинской организации на гигиенический и санитарно-просветительский разделы её работы, а также не упускать из виду в практической деятельности продовольственный вопрос.

В честь великих заслуг перед отечественной медициной 1-ая городская клиническая больница и Национальный медико-хирургический Центр Москвы носят имя Н.И. Пирогова.

Захарьин Григорий Антонович (1829 – 1897)

Григорий Антонович Захарьин – один из крупнейших клиницистов XIX века. С 1862 по 1895 гг. он был заведующим факультетской терапевтической клиникой Московского университета. Одной из основных заслуг Г.А. Захарьина является развитие метода непосредственного клинического наблюдения и разработка метода опроса больного.

Очень большое значение Г.А. Захарьин придавал правильному лечению. В лечебных советах Захарьина большое место уделялось советам больному об образе жизни и режиме. Он говорил: «Измени обстановку, измени деятельность, измени образ жизни, если хочешь быть здоров». Иногда он не выписывал никаких лекарств больному, а только давал детальные советы по изменению образа жизни.

Наряду с покоем, Захарьин рекомендовал движение. Вместе с применением медикаментов он также использовал гигиенические и профилактические мероприятия, и общие лечебные приёмы – кровопускания, климатическое лечение больных туберкулёзом, которое он рекомендовал не только на Юге, но и на природе в любой местности, массаж, минеральные воды.

Вопросы гигиены занимали в учении Захарьина существенное место: «…без гигиены и профилактики лечебная медицина бессильна. Победоносно спорить с недугами масс может лишь гигиена». Истинное здоровье заключается в способности «противостоять вредным влияниям атмосферным и вообще климатическим, неправильностям в помещении, столе, телесной и душевной деятельности. Если организм не сумеет побороть эти разнообразные влияния, он начнёт разрушаться, заболевать. Таким образом, основной источник любой болезни находится или в окружающем мире, или в неправильном поведении человека, а чаще и в том и другом одновременно».

Туберкулёзная клиническая больница №3 в Москве носит имя профессора Г.А. Захарьина в честь его заслуг перед отечественной медициной.

                  

 Боткин Сергей Петрович  (1832 – 1889)

Классик русской медицины, выдающийся терапевт, основоположник функционального направления в отечественной клинической медицине, талантливый педагог, организатор и общественный деятель, создатель крупной школы терапевтов. Основными задачами практической медицины Боткин считал профилактику, лечение уже развившегося заболевания и облегчение страданий больного в тех случаях, если излечение доступными средствами невозможно. По мнению Сергея Петровича Боткина,  единственным путём осуществления этих задач является изучение здорового и больного организма. Медицина для С. П. Боткина была «наукой предупреждать болезни и лечить больного». Прежде всего, он обращал внимание на  необходимость соблюдения целесообразного режима и диеты, назначая лекарства, учитывал особенности больного.

В 1881 году он был избран Гласным Городской думы и заместителем председателя Комиссии общественного здравия. По его предложению была организована бесплатная медицинская помощь для «бедных классов». По предложению С. П. Боткина в Петербурге был введён школьно-санитарный надзор.

В 1886 году С. П. Боткин был избран попечителем всех городских больниц Петербурга и председателем комиссии при медицинском Совете по вопросу улучшения санитарных условий и уменьшения смертности в России. На этих ответственных постах он принимал участие в организации здравоохранения России.

Именем С. П. Боткина названа Городская клиническая больница, расположенная во 2-ом Боткинском проезде в Москве.

 

Остроумов Алексей Александрович (1844-1908)

Алексей Александрович Остроумов в 1870 г. окончил медицинский факультет Московского университета. С 1879 по 1900 гг. был заведующим кафедрой госпитальной терапии Московского университета. А.А. Остроумов был последователем Захарьина, особенно в применении клинических методов: он также придавал огромное значение расспросу больного, считал, что нужно выявлять все особенности случая заболевания у данного конкретного больного.

Он стал разработчиком учения о значении в течении и этиологии заболевания внешней среды, в которой этот человек живёт, развивается, действует. А. А. Остроумов чётко определил задачи врача: «Предметом нашего изучения является больной человек, нормальная жизнь которого нарушена условиями существования в среде… Цель клинического исследования – изучить условия существования человеческого организма в среде, условия приспособления к ней и расстройства». А.А. Остроумов считал нужным поместить больного в условия с наиболее благоприятным режимом питания, работы, жилища.

Организатор и теоретик советской медицины З. П. Соловьёв подчёркивал большое значение этой позиции А. А. Остроумова: «Мы имеем хороших предшественников. Мысль о том, что между лечебной и профилактической медициной нет непроходимой грани, что лечебная и профилактическая медицина теснейшим образом связаны между собой, — эта мысль далеко не новая. В своё время А. А. Остроумов в своих клинических лекциях писал, я бы сказал, золотые слова, излагая необычайной ценности мысли, которые в своё время не были поняты. Здесь устанавливается именно то, что иначе не назовёшь, как синтез лечебной и профилактической медицины».

В Москве городская клиническая больница №33 носит имя А. А. Остроумова.

 

 

Эта общественная организация была создана в 1878 году по инициативе А.П. Доброславина, И.Е. Андреевского, Н.Ф. Здекауэра и ставила своей задачей «содействовать улучшению общественного здравия и санитарных условий России». Общество было фактически первым научным объединением в России, которое рассматривало вопросы общественной гигиены. В нём объединились представители различных профессий, стремившихся к разработке и осуществлению оздоровительных мероприятий в стране.

В Уставе Русского общества охранения народного здравия было записано, что его целями являются:

  1. Содействие улучшению общественного здоровья и санитарных условий в России;
  2. Осуществление мер общественной и частной гигиены, к которым относились предотвращение и устранение вредных для здоровья влияний;
  3. Содействие правительственным и общественным учреждениям, а также частным лицам в решении гигиенических вопросов и проведении санитарных мер;
  4. Организация гигиенических съездов и выставок;
  5. Создание гигиенических музеев, библиотек и лабораторий;
  6. Чтение публичных лекций по гигиене;
  7. Пропаганда гигиенических знаний через журналы.

Согласно Уставу, в общество входили лица, «сочувствующие делу охранения народного здравия». Это дало возможность обществу объединить представителей различных профессий: медиков, естествоиспытателей, учителей, архитекторов, инженеров, деятелей городских управлений и земство. Общество поэтому могло разрабатывать вопросы не с узкопрофессиональных позиций, а шире, насколько, конечно, позволяли тогдашние условия России. С другой стороны, входившие в общество гигиенисты, химики, физиологи, инженеры и представители других отраслей могли подвергнуть взаимной проверке свои данные и предложения под более широким углом зрения, чем в отдельных лабораториях.

Бессменным Председателем Общества был Николай Фёдорович Здекауер, заслуженный врач, лейб-медик, консультант царя.

В его работе принимали участие виднейшие учёные России – Д.И. Менделеев, А.П. Бородин, В.М. Бехтерев, Н.Ф. Гамалея, Н.В. Склифосовский, Ф.Ф. Эрисман, врач-большевик Н.А. Семашко и другие.

Комиссии Общества проводили научно-организационную и практическую работу: занимались вопросами охраны труда рабочих и улучшения их жилищ, вопросами питания и распространения гигиенических знаний, организации метеорологических наблюдений на отечественных курортах, разрабатывали меры борьбы с алкоголизмом, острозаразными болезнями, туберкулёзом и др.

Отделы общества были организованы в 27 городах России. Официальным печатным органом Общества с 1874 по 1884 год был журнал «Здоровье», выходивший под редакцией А.П. Доброславина. С 1891 года начал издаваться «Журнал Русского общества охранения народного здравия», выходивший до октября 1917 года. Общество явилось одним из инициаторов создания в России детских консультаций, постановки ряда вопросов борьбы с массовыми заболеваниями, а также с алкоголизмом. Общество просуществовало до 1917 года. Будучи одним из первых научно-практических общественных центров, оно сыграло видную роль в развитии отечественной науки, особенно гигиенической.

 

Деятельность отделов и комиссий общества

Вопросы эпидемиологии

Ближайшим поводом для организации Русского общества охранения народного здравия была борьба с эпидемиями. В России свирепствовали эпидемии  сыпного и брюшного тифа, холеры, дизентерии, оспы, детских инфекций, малярии, гриппа и др. Вопросами борьбы с эпидемиями Русское общество занималось на протяжении всей своей деятельности.

Сыпной тиф

Среди болезней, производивших колоссальные опустошения в стране и в армии, большое место занимал сыпной тиф. Для изучения причин распространения эпидемии сыпного тифа Русским обществом была организована комиссия, в состав которой вошли: Н.Ф.Здекауер, И.Е.Андреевский, А.П.Бородин, А.П.Доброславин, Э.Ф.Шперк и другие. Комиссия пришла к выводу, что распространению тифа способствовало повышение цен на «главные жизненные припасы», скученность населения, затруднённый приём в больницах и занос инфекции с театра военных действий. Одной из важных причин, способствовавших распространению эпидемии сыпного тифа,  комиссия считала возврат из больниц вещей больных и умерших без предварительной дезинфекции, а также перенос церковного покрова из дома в дом, от одного умершего к другому.  В качестве руководства по дезинфекции   комиссия рекомендовала записку «По вопросу о дезинфекции», составленную профессорами медико-хирургической академии  А.П.Бородиным и А.П.Доброславиным.

Дифтерия

Одной из главных причин чрезвычайно высокой детской смертности в России в XIX веке были эпидемии дифтерии и скарлатины. Дифтерия, эпидемии которой поражали  главным образом южные губернии России, сопровождалась большой летальностью, достигавшей иногда 50 и 60% смертности. Русское общество взяло на себя инициативу по выработке единого плана действий борьбы с эпидемией дифтерии, охватившей в 1879 г. 15 губерний Юга России. Деятели Русского общества стремились привлечь к участию в борьбе с эпидемией дифтерии и население, научить крестьян ухаживать за больными, проводить примитивную дезинфекцию и т.д.

Оспа

По данным медицинского департамента, только за десятилетие (с 1863 по 1872 год) в России заболело оспой 115 576 человек и умерло 22 819. Оспа регулярно отмечалась в России вплоть до 1917 года. Борьбе с оспой мешало отсутствие закона об обязательном оспопрививании. Русское общество взяло на себя задачу обучения оспопрививанию сестёр, фельдшеров, студентов-медиков, а также выработало рекомендации по правильному получению оспенного детрита. Русское общество проявило инициативу в организации 100-летнего юбилея вакцинации и издания русского перевода сочинения Дженнера с его биографией и портретом. В 1896 году Золотую медаль получила книга В.О. Губерта «Оспа и оспопрививание», изданная Русским обществом охранения народного здравия. На международном конкурсе в Лондоне, где было представлено 127 сочинений, этой книге также была присуждена первая Премия в 1000 фунтов стерлингов и Большая золотая медаль, как лучшей работе к столетию оспопрививания.

Холера

Среди эпидемических болезней XIX века холера занимала особое место. В борьбе с эпидемиями холеры совершенствовались противоэпидемические мероприятия  и формировались эпидемиологические взгляды русских врачей. В 1904 году при первых признаках приближающейся эпидемии Русское общество охранения народного здравия приступило к выработке противоэпидемических мероприятий. Оно взяло на себя организацию борьбы с эпидемией холеры в Петербурге, где имела место большая вспышка в результате плохого водоснабжения и общего антисанитарного состояния города. Общество исходило из положения, что к борьбе с холерой надо привлечь всё население.

Особого внимания в борьбе с холерой требовало снабжение населения доброкачественной питьевой водой. Поэтому комиссией  был предложен бесплатный отпуск кипятка и чая для бедных жителей столицы в организованных для этой  цели специальных бараках. Такие бараки были устроены в тех районах города, где сосредоточивалась основная масса сезонных рабочих. В целях более конкретной помощи обеспечения населения доброкачественной водой Русским обществом в различных частях города были расставлены бочки с кипячёной водой: в день раздавалось до 8000 вёдер кипячёной воды, кроме этого, была широко организована раздача чая и сахара.

Обществом проводилась широкая санитарно-просветительная работа по профилактике холеры — лекции, плакаты, выставки. Обществом была издана популярная брошюра «Как уберечь себя и других от холеры» тиражом 20 000 экземпляров.

Сибирская язва

Несмотря на открытие возбудителя сибирской язвы ещё в 1850 году и введение вакцинации это заболевание в России не переставало вызывать большие потери скота, а также заболевания людей.

В 1880-1881 годах в обществе разбирались вопросы предупреждения распространения сибирской язвы в Петербурге. В образованную обществом рабочую комиссию вошли видные учёные: физиолог Ф.В. Овсянников, терапевт Н.Ф. Здекауер, гигиенист А.П. Доброславин и др. Комиссией изучалось санитарное состояние фабрик, заводов и ремесленных мастерских, обрабатывающих щетину и волосы. Результатом работы комиссии явился «проект обязательных постановлений и мероприятий против распространения сибирской язвы в городе Петербурге по отношению к заводам, фабрикам, обрабатывающим кожу, шерсть, волос и пр.»

Выработка этого проекта послужила толчком к проведению городской думой санитарных мероприятий против заразных болезней.

 

Андреевский Иван Ефимович (1831 – 1891)

Писатель, юрист, педагог, редактор.

Окончив в 1852 году юридический факультет Петербургского университета со степенью кандидата, И.Е. Андреевский защитил магистерскую диссертацию в 1854 году, а затем и докторскую диссертацию в 1864 году. В 1883 году он был избран ректором Петербургского университета.

Иван Ефимович  Андреевский был выдающийся общественный деятель. В последние годы центром его общественной деятельности служило основанное в 1877 году Русское общество охранения общественного здравия, которое в значительной мере обязано своим упрочением и развитием энергии и самоотверженности Андреевского, сумевшего сплотить вокруг Общества и председателя его Н.Ф. Здекауэра лучшие медицинские силы столицы.

Под руководством своего вице-президента, И.Е. Андреевского Общество выработало целый ряд мер по оздоровлению Петербурга, введению в общественную жизнь гигиенических начал, к распространению кулинарных сведений в образованном классе. Нормальные столовые с их дешёвою и здоровою пищею, школы кулинарного искусства – все эти создания обязаны энергии И.Е. Андреевского и его самоотверженного служения Обществу. Вся его общественная деятельность клонилась к одной цели: к обеспечению участи беднейшего класса населения.

 

Здекауер Николай Фёдорович (1815 – 1897)

Здекауер Николай Фёдорович – заслуженный врач, в 1831 году поступил на физико-математический факультет Санкт-Петербургского университета, а в 1833 году перешёл в Медико-хирургическую академию.

В 1842 году защитил докторскую диссертацию, с 1846 по 1848 год заведовал терапевтической клиникой, с 1848 по 1860 год – диагностической клиникой, а с 1860 по 1863 год занимал кафедру госпитальной клиники.  Н.Ф. Здекауер поднял вопросы о дренаже, о вентиляции и отоплении госпиталей, и его предложения  стали использовать в госпиталях, академии, казармах, театрах, дворцах.

В 1860 году он стал лейб-медиком консультантом царя. В 1866  году по инициативе Н.Ф. Здекауера учреждён главный холерный комитет. Ещё в  1850 году он задумал основать в  России общество для исследования предметов  народного продовольствия. Эта попытка не удалась, но привела к образованию первого общество охранения народного здравия, которое в течение более 10 лет существования много сделало для санитарного благоустройства столицы. В 1876 году Н.Ф. Здекауер вновь поставил на очередь вопрос о необходимости основания Общества охранения  народного здравия и в 1878 году открыл первое его собрание, бессменным председателем которого он являлся.

 

Доброславин Алексей Петрович (1842 – 1889)

Отечественный гигиенист, один из основоположников экспериментальной гигиены в России. Основатель и руководитель первой в стране самостоятельной кафедры гигиены в Медико-хирургической академии (1871 г.). В 1868 году защитил диссертацию на тему «Материалы для физиологии метаморфоза» (обмена веществ). Впоследствии был избран приват-доцентом, и ему было поручено читать лекции по  гигиене. Он с сотрудниками исследовал химический состав хлеба, варёного мяса, усвояемость различных жиров и других пищевых продуктов. Он принимал участие в работе петербургской городской думы по благоустройству, водоснабжению и канализации города, устройству кладбищ, организации дезинфекции  и борьбы с эпидемиями, санитарно-пищевому надзору, планированию строительства школ, больниц.

А.П. Доброславин был одним из учредителей Русского общества охранения народного здравия (1878) и председателем секции общественного здравоохранения этого общества, организатором издания и редактором научно-популярного журнала «Здоровье».

Исторический процесс: «дело докторов» на Нюрнбергском военном трибунале

Преступления

Во время Второй мировой войны в концентрационных лагерях нацистской Германии проводились смертельные эксперименты. Так, в 1942–1944 годах в Дахау исследовались пределы человеческой выносливости и пребывания на крайне большой высоте, иммунизация и лечение малярии, переохлаждение и обморожение, способность потреблять морскую воду. Здоровых заключенных помещали в барокамеру, заражали комарами или инъекциями из экстракта слюнных желез комаров, а затем лечили. В одном из экспериментов подопытных принуждали оставаться в ёмкости с ледяной водой или на улице при температуре ниже замерзания на длительные периоды времени, а после переохлаждения разогревали различными средствами. Других экспериментуемых лишали пищи, а вместо нее давали химически обработанную морскую воду.

С сентября 1939 года по апрель 1945 года в концентрационных лагерях Заксенхаузен и Нацвейлер изучалось лечение отравления от иприта (горчичный газ), которым экспериментуемых умышленно травили. Других заключенных этих лагерей инфицировали вирусами желтухи, жёлтой лихорадки, оспы, паратифа А и Б, холеры для изучения заражения и вакцинации против них. 

Must-read

С начала марта 1941 года по начало января 1945 года в концентрационных лагерях Аушвиц и Равенсбрюк проводились эксперименты по стерилизации посредством рентгеновского излучения, хирургии и различных веществ. Их целью была разработка метода стерилизации, который подошел бы миллионам человек при минимальных затратах и времени.

С начала июля 1942 года по декабрь 1943 года в концентрационном лагере Равенсбрюк подопытных инфицировали бактериями стрептококка, газовой гангрены и столбняка. Их кровообращение нарушалось затягиванием кровеносных сосудов на обеих концах раны для создания условий, похожих на рану при боевых действиях. Заражение развивалось внедрением в раны деревянных опилок и измельчённого стекла, а лечилось сульфаниламидом и иными лекарствами для определения их эффективности. В этом концлагере также проводились эксперименты по изучению костной, мышечной и нервной регенерации и трансплантации костей от одного лица другому – для этого у подопытных удалялись фрагменты костей, мышц и нервов. 

В концлагере Бухенвальд проводились эксперименты по установлению эффекта различных ядов, которые тайно вводились подопытным в еду. Жертвы умирали в результате отравления или немедленно убивались для проведения вскрытия. К концу Второй мировой войны в подопытных начали стрелять отравленными пулями. В результате экспериментов для установления эффективности тифозной и иных вакцин в Бухенвальде погибли более 90% испытуемых.

Кроме этого, во многих концлагерях осуществлялись программы эвтаназии («Т-4») – это умерщвление пациентов психиатрических клиник, инвалидов, парализованных, болеющих шизофренией, эпилепсией, энцефалитом, слабоумием и другими заболеваниями свыше пяти лет, детей до трех лет, пациентов неарийского происхождения. Ответственным за выполнение программы эвтаназии был Карл Брандт, личный врач Гитлера. 

Обвинение

В 1946–1947 годах состоялся первый процесс по «делу докторов». Главным обвинителем выступил американский бригадный генерал Тефорд Теглоф. На скамье подсудимых оказались главы медицинских служб Вермахта, Люфтваффе, Ваффен-СС и гражданской медицины, а также рядовые врачи и медперсонал: Карл Брандт, Зигфрид Хандлозер, Паул Росток, Оскар Шрёдер, Карл Генцкен и еще 18 человек.

Официальное название: «Соединённые Штаты Америки против Карла Брандта и других» (дело № 1).

Место проведения: восточный флигель Дворца правосудия в Нюрнберге. 

Время проведения: 09.11.1946–20.08.1947 (трибунал заседал 139 раз).

Подсудимые: 20 врачей концентрационных лагерей, один юрист и двое чиновников.

Основными пунктами обвинения были принудительные медицинские опыты, эвтаназия и стерилизация, а также убийства заключённых. Перед началом процесса никто из подсудимых не признал своей вины.

На скамье подсудимых 20 врачей, в том числе руководители немецкой научной медицины с превосходной международной репутацией, скатившиеся до подонков. Все из них бездушны и готовы угнетать бедных, несчастных, беззащитных существ, которых лишило своих прав беспощадное и преступное правительство. Все из них нарушили клятву Гиппократа, которую торжественно клялись блюсти.

Телфорд Тейлор, бригадный генерал, главный обвинитель

Позиция защиты

Карл Брандт на Нюрнбергском процессе над врачами. Фото: общественное достояние.

Подсудимые, которые занимали высокое положение в германской медицинской службе, отвергали ответственность за преступные деяния своих подчинённых. Те ссылались на приказы начальства. Один из врачей свидетельствовал: «Я государственный служащий с 43-летним стажем работы. Как государственный служащий был научен абсолютно во всем следовать господствующим приказам и законам, таким образом, я рассматривал Декрет об эвтаназии как закон. Я действовал не с намерением преступления, а с осознанием того, что поступаю милосердно по отношению к несчастным созданиям, с намерением освободить их от страданий тогда, когда отсутствует какой-либо способ спасти их или улучшить их состояние. Следовательно, я действовал сознательно, потому что я истинный и честный доктор». Его медсестра заявила следующее: «Я жалела пациентов, но меня не спрашивали, хочу я или нет, я должна была следовать указу врача. Я чувствовала себя обязанной выполнять данную клятву, исполнять свой долг. Хотя мне сейчас говорят, что данная мной клятва обязывала меня только хранить молчание, а не фактически убивать, я отвечаю, что кто-то должен был это делать, а доктор сказал, что выбрали меня. Доктор доверял мне, чтобы я исполняла его приказания».

Есть слово, которое кажется таким простым, – «приказ». Насколько колоссальны его последствия. Насколько неизмеримы конфликты, которые кроются за словом «подчинение». Меня затронули оба – подчинение и приказ, и оба возлагают ответственность. Я являюсь доктором, так что на моей совести лежит ответственность за людей и их жизнь.

Карл Брандт, личный врач Гитлера, основной подсудимый

Приговор

Все преступления, перечисленные в обвинительном заключении, нашли свое подтверждение. Карлу Брандту вменили особую ответственность за эксперименты над людьми, а также за членство в СС. Брандт был приговорён к смерти за военные преступления, преступления против человечности и участие в преступных организациях. Такую же меру наказания получили еще шесть преступников, среди которых – Карл Франц Гебхардт, Вольфрам Зиверс, Иоахим Мруговский, Вальдемар Ховен. Смертные приговоры были приведены в исполнение 2 июня 1948 года. 

Фото: общественное достояние.

Пятерых подсудимых – Карла Генцкена, Герхарда Розе, Фрица Фишера, Зигфрида Хандлозера и Оскара Шрёдера – приговорили к пожизненному заключению. Спустя некоторое время Шрёдеру сократили срок до 15 лет, Розе отсидел восемь лет (досрочно освобождён в 1955 году), Генцкен и Фишер – по семь лет (досрочно освобождены в 1954 году), Хандлозер – шесть лет (досрочно освобождён в декабре 1953 года в связи с резким ухудшением здоровья).

Приговор: семеро преступников были приговорены к смертной казни, пятеро – к пожизненному заключению, четверо – к различным тюремным срокам (от 10 до 20 лет), семеро – оправданы. 

Четверо подсудимых получили различные сроки заключения. В частности, Герту Оберхойзер отправили в тюрьму на 20 лет, но она освободилась досрочно через пять лет. Австрийский врач-терапевт Вильгельм Байгльбёк был приговорён к 15 годам заключения, но спустя четыре года вышел на свободу. Гельмут Поппендик был приговорён к 10 годам тюрьмы, освобождён в 1951 году, умер в 1994 году.

Семерых подсудимых (Август Вельтц, Ганс-Вольфганг Ромберг, Зигфрид Руфф, Пауль Росток, Курт Бломе, Адольф Покорный и Конрад Шефер) оправдали в связи с недоказанностью, потому что большая часть данных о ходе экспериментов была уничтожена. Росток, Бломе и Покорный после освобождения продолжили заниматься медицинской практикой, Шефер поступил на работу в Военно-воздушные силы США.

***

В статье использованы сведения из сборника «Военные трибуналы Нюрнберга: Медицинское дело» авторства С. А. Мирошниченко, исторического журнала «Дилетант» и «Википедии».

Storia dell’omeopatia

Родоначальником гомеопатии является немецкий врач Самуэль Ганеман (1755-1843), который открыл и сформулировал ее принципы, а также написал справочник о лекарственных средствах, который называется Materia Medica. Кроме того, Ганеман разработал теорию миазмов и гомеопатическую конституцию. Согласно Ганеману, миазм – это то, что на современном языке называется эпигенетикой, то есть информация о тех или иных заболеваниях, оставленная в клетках ДНК и передающаяся из поколения в поколение.
Конституция же – это классификация по определенному лекарственному типу человека. Эти описания не схематичны, а детальны, и представляют собой классификацию многих смешанных качеств. Каждый типаж имеет соответствующее активное вещество, помогающее в лечении данного человека.
Главный принцип гомеопатии similia similibus curantur – “Подобное лечится подобным” известен давно, еще Гиппократ и Парацельс знали об этом законе и, например, при повышенной кислотности желудка использовали для лечения воду с небольшим количеством соляной кислоты, а обморожения лечили снегом. Ганеман, однако, развил этот принцип, подтвержденный затем и в современной официальной медицине: например, вакцинация.

В начале 19 века гомеопатическая наука стала распространятся по Европе. Ганеман вылечил 180 человек, больных тифом, после вспышки эпидемии и не допустил ни одного смертного случая.
В середине 19 века во время эпидемии холеры в России и Англии там, где врачами было применено гомеопатическое лечение, смертность составила всего 9-16%, а в Неаполе врач Рубини от холеры
вылечил 255 человек.
Самыми известными последователями Ганемана являются доктора Константин Геринг (Германия) и Джеймс Тайлер Кент (США). Кент – автор знаменитых книг по гомеопатии, таких как “Гомеопатическая философия”, “Реперториум” и “Гомеопатическая Материя Медика”.
Молодой хирург Константин Геринг начал изучение гомеопатии, чтобы написать о ней разоблачительную статью и начал экспериментировать на себе, применяя гомеопатические лекарства. Однажды, при проведении вскрытия, он порезал себе руку и ему попала инфекция. Как единственный способ излечения, ему советовали амутировать руку, но он начал принимать гомеопатию и полностью излечился
В 1838 году, за 40 лет до открытия Кохом возбудителя сибирской язвы, Геринг опубликовал монографию, посвященную этому и собрал все случаи полностью излеченных им людей и животных от сибирской язвы. В США Геринг опубликовал 11-ти томный труд, озаглавленный “Ведущие симптомы гомеопатических лекарств”.
Другой известный немецкий гомеопат, Клеменс Мария фон Бенингхаузен, сделал открытие, утверждающее, что все в организме взаимосвязано и интегрировано. Согласно этому принципу, если гомеопатическое лекарство оказало действие в определенной области, то оно должно оказать эффект и в других областях. Например, вещество, снимающее боль в колене, которая усиливается при движении, полезно в случае, когда движение усиливает боль в какой-то части тела.
За двести лет много врачей-гомеопатов внесли свою лепту в развитие этой науки. За последние двадцать лет самым известным считается греческий гомеопат Георг Витулкас.

Панацея для фронта: как биохимики помогли выжить на войне | Статьи

24 ноября 1944 года советские войска освободили Латвию, Литву и Эстонию. Именно в ходе Прибалтийской наступательной операция впервые в полевых условиях был применен только что полученный советский антибиотик — крустозин, аналог пенициллина. Благодаря ему смертность от ран и инфекций в армии снизилась на 80%, а количество ампутаций конечностей — на 20–30%. Руководила внедрением лекарства микробиолог Зинаида Ермольева, которую зарубежные коллеги почтительно называли «Мадам Пенициллин». В годовщину освобождения прибалтийских стран «Известия» публикуют уникальные фотографии, связанные с работой Зинаиды Ермольевой, а также комментарии экспертов о роли созданного ею лекарства в развитии медицины и врачебной помощи во время боевых действий.

Стратегический препарат

Огнестрельные и осколочные ранения чаще всего становятся причиной смерти солдат, а также приводят к инвалидности тех, кто выжил. Причем страшна не только потеря крови в первые часы после ранения, но и последующие инфекции, приводящие к гибели людей после операции.

Справился с этой проблемой пенициллин — первый в мире антибиотик, открытый в 1928 году шотландцем Александром Флемингом. В 1943 году технологию получения препарата передали американским ученым, которые наладили его массовое производство в США. При этом у советских медиков имелся лишь ограниченный доступ к новому лекарству, которое в страну поставляли в небольших количествах, а технология получения пенициллина оставалась неизвестной.

Операция в полевом госпитале, 1943 год

Фото: РИА Новости/Анатолий Гаранин

Во время войны перед отечественными микробиологами встала задача в кратчайшее время создать аналог лекарства и наладить его выпуск для минимизации человеческих потерь. Руководить проектом поручили микробиологу Зинаиде Ермольевой. К тому времени у нее уже был успешный опыт работы на фронте, ей удалось остановить вспышку холеры и брюшного тифа в Сталинграде в 1942 году.

Двойная победа

В том же году Зинаида Ермольева вернулась в Москву, где возглавила работу по созданию лекарства. Первоочередной задачей ее команды стал поиск особого вида плесени, который можно использовать в качестве продуцента пенициллина. Согласно воспоминаниям сотрудницы лаборатории Тамары Балезиной, необходимый для производства грибок искали везде, где он только мог появиться: в траве, на земле, даже на стенах бомбоубежищ. Из собранных сотрудниками образцов выделяли грибковые культуры и проверяли их воздействие на патогенные бактерии стафилококка, которые умирают при контакте с антибиотиком.

Микробиолог Зинаида Виссарионовна Ермольева

Фото: РИА Новости/Давид Шоломович

Вскоре тестирование одного из образцов показало положительный результат, и уже в 1943 году в СССР запустили массовое производство первого отечественного антибиотика под названием «крустозин». Целебную плесень выращивали на поверхности питательного раствора, расположенного в специальной лабораторной посуде, напоминавшей широкие поддоны. Ученые называли их «матрасами». Производимое лекарство сразу испытали на нескольких тяжелых пациентах.

Одним из первых, кого вылечили с помощью этого препарата, стал раненый в голень красноармеец с повреждением костей, у которого начался сепсис после ампутации бедра, — рассказала заведующая кафедрой микробиологии и вирусологии №2 Ростовского государственного медицинского университета (ранее — Донской медицинский университет, который окончила Ермольева) Галина Харсеева. — Уже на шестой день применения пенициллина состояние безнадежного больного значительно улучшилось, а посевы крови стали стерильными, что свидетельствовало о победе над инфекцией.

Прорыв по всем фронтам

После успешного проведения испытаний ученые начали внедрение пенициллина в военно-медицинскую практику. Испытания на передовой было решено начать с наступательной операции, в которой участвовали войска Первого, Второго и Третьего Прибалтийских фронтов. В зону боевых действий Зинаида Ермольева отправилась осенью 1944 года. В то время на данном направлении советские войска сумели преодолеть мощную многополосную оборону немцев и рассечь их войсковую группировку, после чего был освобожден Таллин, а затем и вся материковая часть Эстонии. Продолжилась Рижская операция тяжелыми боями за острова Моонзундского архипелага, которые удалось захватить с помощью десанта, а также стремительным продвижением советской армии на запад к Балтийскому морю, в результате чего группа армий Север была отрезана от основных войск в Курляндском котле. Итогом данного этапа боевых действий стало освобождение от гитлеровцев территории Латвии и дальнейшее продвижение советских войск к Берлину.

Салют в честь выхода советских войск на Балтику, октябрь 1944 года

Фото: РИА Новости/Евгений Копыт

Появление нового лекарства стало настоящим прорывом в лечении.

По данным историков и военно-медицинских экспертов, смертность раненых и больных с началом широкого применения антибиотиков в Советской армии снизилась на 80%, — заявил начальник Центрального военного клинического госпиталя им. А.А. Вишневского Министерства обороны РФ Александр Есипов. — Кроме того, после внедрения лекарства врачам удалось снизить количество ампутаций на 20–30%, что позволило большему количеству солдат избежать инвалидности и вернуться в строй для продолжения службы.

Об успешном применении лекарства рассказывала и сама Зинаида Ермольева одной из газет Ростовской области: «Больные с тяжелыми ранениями, с первого дня получавшие пенициллин, не имели осложнений — ни заражения крови, ни газовой гангрены. Наш препарат применялся также для лечения пневмонии, рожистых воспалений и других заболеваний».

При внедрении антибиотика ученые постарались максимально расширить возможности его применения. Например, в случаях когда введение пенициллина с помощью венозных и внутримышечных инъекций было затруднено из-за обширных ожогов, врачи научились вводить его в костный мозг грудины либо ключицы — после этого препарат эффективно усваивался через лимфатическую систему.

«Мадам Пенициллин»

В коллекции музея Ростовского государственного медицинского университета до сих пор хранятся уникальные документальные фотографии времен работы Зинаиды Ермольевой в Прибалтике. На них микробиолог находится среди врачей и ученых, занимавшихся внедрением первого советского антибиотика в госпиталях. Сегодня «Известия» впервые публикуют их для широкой публики.

Зинаида Ермольева на Прибалтийском фронте в окружении учёных и военных хирургов, 1944 год

Фото: Из коллекции музея Ростовского государственного медицинского университета

Зинаида Ермольева на Прибалтийском фронте в окружении учёных и военных хирургов, 1944 год

Фото: Из коллекции музея Ростовского государственного медицинского университета

Работа Ермольевой получила и международное признание — в 1944 году в СССР прибыл один из создателей пенициллина профессор Говард Флори и привез с собой штамм препарата. Узнав об успешном применении отечественной разработки, ученый предложил сравнить ее с американским аналогом. В результате эксперимента советское лекарство оказалось в 1,4 раза эффективнее, после чего пораженный Флори почтительно назвал Ермольеву «Мадам Пенициллин».

Также Зинаиде Ермольевой удалось модифицировать метод Александра Флеминга по определению активности антибиотиков, который позволяет правильно рассчитать лечебную дозу при различных заболеваниях. Это было отражено в ее монографии «Пенициллин», выпущенной издательством «Медгиз» в 1956 году. Этот уникальный труд «Известия» нашли в архивах Российской государственной библиотеки.

Зинаида Ермольева (справа) за работой

Фото: waralbum.ru

Согласно данным в книге инструкциям, технология основана «на способности болезнетворных микроорганизмов ферментировать глюкозу, изменяя реакцию среды с щелочной на кислую». В ходе опытов ученые брали контрольные микроорганизмы гемолитического стрептококка (в другом случае — стафилококка) и помещали их в питательный раствор, формируя образцы с различной концентрацией бактерий. Затем в колбы с зараженной жидкостью добавляли антибиотик, и спустя 16–18 часов специалисты оценивали его эффективность по изменениям кислотности образцов, которые можно было проследить по цвету.

После окончания войны Зинаида Ермольева продолжила научную работу. В частности, под ее руководством в СССР были разработаны такие важнейшие антибиотики, как левомицетин и стрептомицин, а также противовирусный препарат интерферон.

— Зинаида Виссарионовна сплотила вокруг себя наиболее сильных микробиологов и очень ценила их труд, сохраняя команду и позитивную рабочую атмосферу в течение многих лет, — вспоминает доцент кафедры микробиологии Российской медицинской академии непрерывного медицинского образования (РМАНПО) Любовь Тараненко, которая работала под началом Ермольевой с 1961 года.

В 2018 году кафедре РМАНПО, которой руководила великий микробиолог, было присвоено ее имя. Кроме того, история жизни Зинаиды Ермольевой легла в основу романа Вениамина Каверина «Открытая книга». Это произведение до сих пор вдохновляет молодых ученых на совершение научных открытий в медицине.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Лечение и профилактика холеры | NIH: Национальный институт аллергии и инфекционных заболеваний

NIAID поддерживает ученых из университетов, а также исследователей в области фармацевтики и биотехнологий, которые работают над разработкой новых методов лечения холеры и вакцин для предотвращения инфекции. Усилия NIAID по разработке профилактической вакцины против холеры направлены на два различных, но частично совпадающих подхода: живая и «убитая» вакцины.

Защита посредством вакцинации

Вакцинация является важным способом защиты уязвимых групп населения от холеры.Вакцины обычно оценивают в полевых исследованиях, сравнивая заболеваемость (в данном случае холерой) среди вакцинированной популяции с невакцинированной плацебо-контрольной популяцией. Важный повторный анализ большого исследования вакцины, содержащей инактивированную холеру, показал, что заболеваемость холерой среди реципиентов плацебо изменялась обратно пропорционально уровню вакцинации в обществе. Был сделан вывод, что вакцинация снижает количество холеры в окружающей среде и, следовательно, риск заражения для всех в сообществе.Это явление, называемое коллективным или «стадным» иммунитетом, наблюдается при применении многих вакцин и демонстрирует способность вакцинации быстро контролировать и устранять инфекционные заболевания, даже если часть населения не вакцинирована. В случае с холерой одна эпидемиологическая модель в Бангладеш показала, что из-за коллективного иммунитета вакцина, содержащая инактивированную холеру, обеспечивающую относительно кратковременный иммунитет, может полностью устранить холеру, если 70 процентов населения будут вакцинированы.

Избранные статьи
  • Али М., Эмч М., фон Зайдлейн Л., Юнус М., Сак Д.А., Рао М., Холмгрен Дж., Клеменс Д.Д. Коллективный иммунитет, обеспечиваемый убитыми пероральными вакцинами против холеры в Бангладеш: повторный анализ. Ланцет . 366(9479):44-9 (2005).
  • Лонгини И.М. младший, Низам А., Али М., Юнус М., Шенви Н., Клеменс Д.Д. Борьба с эндемической холерой с помощью пероральных вакцин. PLoS Medicine .4(11):e336 (2007).

Живые вакцины-кандидаты в разработке

Разработка вакцины, содержащей живую холеру, включает снижение вирулентности бактерий и их способности вызывать диарею при сохранении их способности вызывать иммунный ответ.Один кандидат, Peru-15, разработанный исследователями, финансируемыми NIAID, в лаборатории исследователя Джона Мекаланоса, доктора философии Гарвардского университета, показал себя многообещающим и ожидает коммерческого спонсорства для окончательной разработки и лицензирования. Второй кандидат, CVD-103HgR, был лицензирован в Европе, но в настоящее время не производится и не планируется для использования в эндемичных по холере регионах.

Убитые вакцины, используемые на международном уровне

«Убитые» или инактивированные вакцины — это вакцины, содержащие холерные бактерии, которые были обезврежены, чтобы не заразить вакцинированного реципиента.В настоящее время доступны два из этих типов вакцин против холеры, и обе вводятся перорально, а не инъекционно. Dukoral, разработанный шведской исследовательской группой под руководством Яна Холмгрена, доктора медицинских наук, доктора наук из Гетеборгского университета, в настоящее время лицензирован более чем в 60 странах, и было введено более 10 миллионов доз. Технология, использованная для создания Dukoral, позже была передана во Вьетнам и Индию, где производится модифицированная убитая вакцина против холеры под названием OCV-Vax во Вьетнаме и под названием Shanchol в Индии.

Эти пероральные убитые вакцины имеют ряд преимуществ, включая простоту введения, низкую стоимость и действующую международную лицензию. При более широком применении вакцины могут снизить глобальные показатели заболеваемости холерой, особенно если будут также доступны противомикробные препараты и пероральная регидратация, а санитарные программы будут поддерживаться просветительской деятельностью. Однако есть проблемы. Например, современные вакцины обеспечивают кратковременную защиту; поэтому программу борьбы с этими вакцинами может быть трудно поддерживать в долгосрочной перспективе, особенно в странах с ограниченными ресурсами.

Лечение

Ранние исследования привели к наиболее важному на сегодняшний день лечению

 

Пероральная регидратационная терапия (ОРТ), или введение перорального раствора, содержащего глюкозу и электролиты, в настоящее время является преобладающим методом лечения холеры во всем мире. По данным Всемирной организации здравоохранения, до 80 процентов больных холерой можно успешно вылечить только с помощью ОРТ; оставшиеся 20 процентов требуют внутривенной регидратации для обеспечения полного выздоровления.

Новое исследование изучает молекулярные и народные средства правовой защиты

 

В дополнение к ОРТ исследователи, финансируемые NIAID, обнаружили на клеточном и молекулярном уровнях другие перспективные способы лечения холеры. Благодаря награде NIH за заслуги группа под руководством Алана Веркмана, доктора медицины, доктора философии из Калифорнийского университета в Сан-Франциско, изучила трансмембранный регулятор муковисцидоза (CFTR), хлоридный канал в кишечнике, который активируется во время холеры. инфекционное заболевание. Команда определила семейство низкомолекулярных ингибиторов, которые предотвращают секрецию хлоридов, что, в свою очередь, подавляет диарею и снижает потерю натрия и воды, возникающую во время диареи.Другие кишечные ионные каналы также можно лечить, в том числе активируемый кальцием хлоридный канал (CaCC), который участвует в других типах инфекций. Одним из преимуществ этих ингибиторов является то, что, поскольку они активны на поверхности просвета кишечника и не обязательно всасываются в организм, они могут иметь изначально благоприятный токсикологический профиль.

Одна группа исследователей, финансируемых NIAID, обнаружила, что народное средство из региона Амазония в Латинской Америке, производное Sangria do drago из сока дерева Croton lecheri из Перу, эффективно ингибирует как CFTR, так и CaCC.Точно так же грантополучатели NIAID в Медицинской школе Дартмута изучают основной транскрипционный регулятор экспрессии холерного токсина и его возможную связь с ягодным растением облепихой. Дальнейшие исследования молекулярных основ микробного патогенеза ведут к новым открытиям, объясняющим, как работают эти травяные и традиционные лекарства.

Избранные статьи

Холера – обзор | ScienceDirect Topics

Профилактика

Улучшение личной гигиены, доступ к чистой воде и санитарии являются основой борьбы с холерой.Надлежащее ведение больных существенно снижает смертность до <1%. Путешественники из развитых стран часто ранее не подвергались воздействию холеры и, следовательно, подвержены риску развития заболевания. Детям, путешествующим в районы, пораженные холерой, следует избегать употребления потенциально зараженной воды и продуктов высокого риска, таких как сырая или недоваренная рыба и моллюски. Ни одна страна или территория не требует вакцинации против холеры в качестве условия для въезда.

В 2016 г. живая пероральная вакцина против холеры CVD 103 Hg-R (Vaxchora, PaxVax) была лицензирована в США для использования взрослыми в возрасте 18–64 лет, путешествующими в районы, пораженные холерой.

Встревоженная ростом распространенности холеры, Всемирная ассамблея здравоохранения в 2011 году рекомендовала использовать оральные вакцины против холеры в дополнение к существующим инициативам в области водоснабжения, санитарии и гигиены для борьбы с холерой. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) не рекомендовала парентеральные вакцины против холеры предыдущего поколения из-за ограниченной защиты, которую они обеспечивают, и их высокой реактогенности. Пероральные вакцины против холеры безопасны, обеспечивают защиту в течение примерно 2–5 лет и обеспечивают умеренную коллективную защиту.В настоящее время в мире доступны три пероральные вакцины против холеры, которые признаны ВОЗ (таблица 228.2). Убитая цельноклеточная оральная вакцина против холеры с рекомбинантной субъединицей В (Dukoral, Crucell), имеющая международную лицензию, доступна более чем в 60 странах, включая Европейский союз, и обеспечивает защиту от холеры в эндемичных районах, а также перекрестную защиту от определенных штаммов энтеротоксигенных возбудителей. Кишечная палочка . Две другие вакцины (Shanchol, Shantha Biotech и Euvichol, Eubiologics) являются вариантами первой вакцины и содержат V.cholerae O1 и O139, но не содержат субъединицы В. Без субъединицы В эти вакцины не требуют буфера для введения, что снижает затраты и ресурсы на введение, а также упрощает их развертывание.

Пероральные вакцины против холеры доступны уже более двух десятилетий, и с заявлением ВОЗ страны теперь используют пероральные вакцины против холеры в кампаниях массовой вакцинации, где холера остается серьезной проблемой. Запасы вакцины против холеры, созданные ВОЗ, в настоящее время имеются в наличии и могут быть доступны странам с риском заражения холерой, что дополняет усилия по уменьшению последствий этого продолжающегося бедствия холеры.

Библиографию можно получить в Expert Consult.

Холера | «Врачи без границ»

Эффективное реагирование на холеру предполагает одновременное участие в нескольких различных направлениях — и как можно быстрее — для лечения больных пациентов и прекращения передачи инфекции внутри сообществ. Ключевые элементы этой стратегии опираются на медицинский персонал MSF, работающий вместе с эпидемиологами, экспертами по водоснабжению и санитарии, менеджерами по логистике и местными санитарами. Если пациенты получают необходимую им помощь, смертность может быть снижена с 50% до менее 2%.Поскольку за последнее десятилетие стала доступна эффективная оральная вакцина, мы также включили в наши ответные меры широкомасштабные кампании по вакцинации.

Наборы для лечения холеры

Способность MSF быстро реагировать в значительной степени зависит от наших стандартизированных, предварительно размещенных наборов для лечения холеры, которые оснащены регидратационными солями, антибиотиками и капельницами, а также ведрами, ботинками, хлором и полиэтиленовой пленкой — короче говоря, всем необходимым для лечения холеры. сразу же приступайте к работе после подтверждения вспышки.

Расследование вспышки

После подтверждения холеры MSF проводит расследование вспышки или поддерживает других в этом. Это включает в себя отображение мест, откуда приходят пациенты, чтобы лица, оказывающие помощь, могли расставить приоритеты в наиболее пострадавших областях. На протяжении всей эпидемиологии эпидемиологи продолжают расследовать новые случаи в других областях.

Лечебные учреждения для ухода за больными

Когда сообщается о вспышке, MSF создает специальные центры лечения холеры в центральных районах.Эти центры представляют собой специализированные изолятори для быстрого лечения большого количества пациентов, предотвращая при этом распространение болезни за пределы учреждения: пациенты, лица, осуществляющие уход, и медицинский персонал имеют контролируемые входы, выходы и зоны дезактивации, где их опрыскивают хлором. В некоторых ситуациях пациенты с легкими случаями лечатся в более простых учреждениях, называемых пунктами пероральной регидратации, созданными в пострадавших сообществах или рядом с ними. Это особенно важно в условиях, когда больным пациентам в противном случае предстоит долгий путь к лечению, поскольку холера может очень быстро привести к смерти.

Улучшение водоснабжения и санитарии

Сотрудники службы водоснабжения и санитарии MSF работают над обеспечением наличия достаточного количества туалетов и надлежащего снабжения чистой водой из безопасных источников как на домашнем, так и на коммунальном уровне. Обычно это включает в себя различные действия, начиная от раздачи мыла, чистых ведер и таблеток для дезинфекции воды для домашнего использования и заканчивая хлорированием ведер в источниках воды перед тем, как вода будет доставлена ​​домой. В ответ на кризис с беженцами рохинджа в Бангладеш MSF установила системы водоснабжения в Кокс-Базаре, пробурила скважины и трубчатые колодцы, отремонтировала и построила туалеты, а также раздала бытовые фильтры для воды.

Укрепление здоровья населения

Во время вспышек санитарные пропагандисты посещают школы, церкви, рынки и дома, чтобы помочь людям принять меры по защите от холеры и узнать, что делать, если у них разовьется диарея. Например, в 2016 году во время вспышки холеры в Демократической Республике Конго защитники здоровья посетили деревни, чтобы призвать людей мыть руки, безопасно утилизировать отходы и обращаться за помощью, как только появляются симптомы холеры.

Вакцинация

MSF все чаще использует вакцинацию для сдерживания вспышек холеры, которые, по прогнозам, начнутся в ближайшее время или только что начались.Большим преимуществом вакцины против холеры является то, что она пероральная, поэтому ее очень просто вводить — ее просто пьют. Но во всем мире существует нехватка доступных вакцин, поэтому вакцинацию нельзя использовать так широко, как следовало бы. MSF проводит кампании по вакцинации как в ответ на вспышки холеры, так и для предотвращения будущих. В одном недавнем примере MSF вакцинировала почти 200 000 человек в качестве стратегии профилактики в Джубе, Южный Судан, где холера является эндемичной.

Адвокация

Наша работа по защите интересов сосредоточена на настоятельной необходимости расширения глобальных поставок вакцины, а также на разработку и подтверждение эффективности более простых стратегий проведения кампаний массовой вакцинации.Мы участвовали в создании Глобального запаса OCV, поддерживаемого Всемирной организацией здравоохранения и поддерживаемого Gavi, Альянсом по вакцинам, который помогает предоставлять вакцину против холеры для экстренного использования во время вспышек. По мере постепенного увеличения запасов вакцины мы будем продолжать выступать за более широкое ее использование, в том числе в рамках плановой вакцинации, а не только для прекращения вспышек после того, как они начались.

Исследования

Поиск способов оптимизации стратегий использования вакцин против холеры является важной частью наших ответных мер.Например, в 2016 году мы показали, что хотя вакцина обычно вводится двумя дозами, обеспечивающими защиту на 3–5 лет, одна доза по-прежнему эффективно сдерживает передачу инфекции в краткосрочной перспективе. MSF использовала эту стратегию одной дозы в Лусаке, густонаселенной столице Замбии, чтобы вакцинировать более полумиллиона человек всего за две недели. Мы также оцениваем более простые стратегии двухдозовой вакцинации для использования, когда будет доступно достаточное количество вакцины, основываясь на недавних выводах о том, что вакцина против холеры остается эффективной в течение как минимум четырех недель без охлаждения.Мы также изучили более эффективные способы проведения кампаний массовой вакцинации, например, с использованием методов картирования и наблюдения, чтобы помочь определить приоритетные области для иммунизации.

Спорное и недолговечное раннее использование регидратационной терапии при холере | Клинические инфекционные болезни

Аннотация

Пероральная регидратация предотвратила смерть миллионов младенцев в развивающихся странах. Во время вспышки холеры в 1832 году в Британии временно появились 3 важных достижения в жидкостной терапии: внутривенная инфузионная терапия, пероральное лечение солью и водой и химический анализ жидкостей организма.Уильям Стивенс представил неконтролируемые доказательства того, что жидкости и соль могут предотвратить смерть, а Уильям О’Шонесси обнаружил, что вода, соль и карбонат выводятся из организма у людей, пораженных холерой, и можно увидеть, что их количество в сыворотке снижается. Томас Латта ввел внутривенную инфузионную терапию. Ранние попытки ввести инфузионную терапию не смогли стать краеугольным камнем клинической медицины из-за отсутствия убедительных научных данных и из-за личной неприязни. С периода сразу после Второй мировой войны до 1970-х годов медленно развивалась современная эра регидратации пациентов с холерой и обезвоживающей диареей, процесс, который может представлять собой лучший пример трансляционных исследований с применением биохимических и физиологических наблюдений в клинике.

Введение

Долгая история применения регидратации при лечении диарейных заболеваний связана с неожиданностями и спорами. Только в середине-конце 20-го века было показано, что внутривенное введение жидкости и электролитов излечивает обычно фатальную холеру [1], а затем значение перорально вводимых натрия, калия и глюкозы при лечении обезвоживающей диареи. было показано [2]. В 1970-х годах при спонсорской поддержке Всемирной организации здравоохранения была разработана пероральная регидратация для широкого применения в развивающихся странах [3].Отмечено быстрое снижение числа младенческих смертей от обезвоживания, связанного с диареей [4, 5]. Хотя некоторые ранние исследователи предполагали, что жидкости могут быть полезны при лечении холеры, большинство исследователей в то время относились к этому подходу критически.

Методы

Для поиска ранних ссылок требуется отправная точка. В данном случае это была рецензия Дэниела Дрейка на статью Уильяма Стивенса 1832 года [6]. The Lancet и American Journal of Medical Sciences были проанализированы том за томом за период 1830–1850 гг.Национальная медицинская библиотека предоставила первые книги; Книга Стивенса 1853 года находилась в Чикагском университете [7]. Библиотека Копенгагенского университета предоставила биографическую информацию об Уильяме Стивенсе; отчет о почетной степени Стивенса был получен из архива Оксфордского университета.

Краткий обзор текущего состояния.

Phillips впервые установил, что внутривенные растворы могут восстанавливать объем циркулирующей крови и дефицит электролитов у пациентов с обезвоживающей холерой [1].Кроме того, было показано, что холерный токсин стимулирует тонкую кишку к секреции больших количеств натрия и калия [8]. Фишер и Парсонс открыли механизм транспорта глюкозы в кишечнике [9]. Активное всасывание глюкозы и всасывание натрия взаимозависимы; поглощение натрия усиливается глюкозой [10, 11]. Кишечник, стимулированный холерным токсином, может поглощать большие объемы воды даже в условиях интенсивных потерь жидкости [3]. Тщательные клинические испытания доказали эффективность пероральной регидратации в снижении младенческой смертности от обезвоживания [4, 5].Пероральная регидратация была основана на хороших лабораторных исследованиях и может быть лучшим примером использования трансляционных исследований для улучшения медицинского обслуживания и снижения уровня смертности.

Ранняя история

Первое описание холеры европейцем пришло из португальской Индии в 1563 г. и принадлежит Гарсиа да Орта [12]. Болезнь была хорошо известна в Индии на протяжении 17 и 18 веков. Когда Британская Ост-Индская компания и британская армия утвердились на субконтиненте, классическая холера получила признание; описаны ее клинические аспекты.

С 1817 по 1820 год в британских изданиях появилось несколько замечательных сообщений о холере. Наиболее заметны работы Джеймса Джеймсона, Уильяма Скотта и Роберта Стюарта [13–15]. Позже, в 19 веке, Чарльз Макнамара предоставил полезное историческое описание азиатской холеры [16], а также описал храм богини холеры Оола Биби в Калькутте.

Вполне возможно, что британская торговля и военная деятельность в Индии способствовали распространению холеры в Индии и способствовали распространению пандемии на запад в 1830-х годах из Индии через международные границы азиатской России в западную Россию и в Западную Европу [ 16].В то время не было объективных средств диагностики холеры. Клинический диагноз полномасштабной холеры был прост, но более легкие формы болезни не считались холерой; поэтому таблицы заболеваемости или различные карантинные ограничения применялись только к самым тяжелым случаям, тогда как легкобольные пациенты, которых не учитывали и не распознавали, способствовали распространению болезни.

Без четких диагностических границ убеждения относительно лечения и его успеха сильно различались.Диапазон методов лечения, которые пропагандировались, указывает на путаницу и неэффективность лечения холеры в целом в то время.

В Великобритании, а затем и в Соединенных Штатах лечение основывалось на общепризнанных принципах. Было решено, что болезнь вызывает что-то в кишечнике. Как был получен яд, оставалось загадкой, но считалось, что он не заразен. Лечение было основано на удалении яда опорожнениями, хотя самопроизвольное истечение из кишечника было уже велико.Никакой другой последовательный подход не отстаивался. По сути, управление заключалось в очистке от агентов-нарушителей; опиум использовался для облегчения сопутствующих спазмов и, возможно, для замедления оттока жидкости из кишечника. Помимо этого, не было другого последовательного лечения тяжелой диареи. Камфора, пероральный хлороформ, ацетат свинца и алкоголь время от времени включались в различные протоколы лечения в раннюю эру лечения холеры. Флеботомия была обычным явлением и рекомендовалась даже на стадии недостаточности кровообращения, вторичной по отношению к потере жидкости [17].На протяжении всего этого времени лечение было признано практически неэффективным.

Хотя было общепризнано, что холера не появлялась в Великобритании или в Западной Европе до 1831 года, Сиденхэм описал эпидемию 1669 года, которая стала известна как английская холера. Он сообщил, что при правильном лечении следует избегать широко используемых слабительных средств, но следует включать большие объемы бульона, полученного из целых вареных цыплят [18]. Его терапия была изолированным разрывом с традицией.

В 1831 году, когда в России распространилась холера, Дэвида Барри и Уильяма Рассела отправили из Лондона в Сент-Луис.в Петербург для изучения болезни. Они получили непосредственный опыт изучения клинических аспектов болезни. И Барри, и Рассел были полностью убеждены в незаразности холеры и эффективности современных принципов лечения. Барри был известным британским врачом. Как армейский хирург, он был тяжело ранен в войне на полуострове. После этого он получил степень доктора медицины в Париже. Ему была присуждена стипендия Королевского колледжа врачей (Лондон), Император России наградил его орденом Св.Анны, а король Португалии наградил его орденом Башни и португальским мечом. Впоследствии, в 1832 году, он был удостоен рыцарского титула в Англии. Несколько лет спустя Рассел был посвящен в рыцари [19]. Барри был отправлен в Сандерленд на севере Англии в 1831 году, когда там появилась сильная болезнь. Он признал это холерой. Сандерленд был первым местом, пораженным холерой в Великобритании [20, 21].

Тем временем Уильям Стивенс разработал совершенно отдельную точку зрения на последствия «злокачественных тропических лихорадок» и тяжелой диареи.В то время Стивенс жил на Виргинских островах. Острова находились под властью Дании, затем под властью Великобритании во время и после войны с Наполеоном; впоследствии они были возвращены Дании. Шотландская медицинская школа присвоила Стивенсу степень доктора медицины. Он выучился на хирурга и добился таких успехов, что позже ему предложили должность на факультете хирургии в его медицинской школе. Он установил успешную практику на Виргинских островах, когда они находились под британским правлением. Когда произошел переход под контроль Дании, он и другие британские врачи прошли обследование в Копенгагене, чтобы определить их пригодность для датской практики.Он был принят в члены Датской королевской академии врачей [22]. На Виргинских островах его впечатлила тяжесть тропических лихорадок. Он заметил, что у больных желтой лихорадкой и другими злокачественными тропическими лихорадками потемнела кожа и потемнела кровь. Он также пришел к убеждению, что нормальный алый цвет артериальной крови обусловлен потерей углекислоты в легких при наличии солей в крови. Стивенс заметил, что соль, добавленная непосредственно в венозную кровь, окрашивала ее в красный цвет.Поэтому он попробовал пероральное лечение солевым раствором для тяжелобольных пациентов. Смертность снизилась. Он считал, что соль полезна, потому что восстанавливает нормальный цвет крови; в нормальном состоянии кровь могла нормально функционировать. Похоже, он не понимал влияния соли и жидкости на объем крови [23].

Когда холера охватила мир в начале 1830-х годов, было замечено, что у пациентов с тяжелой холерой также развивалась синева или чернота кожи и их артериальная кровь чернела.Для Стивенса не составило большого труда сделать вывод, что дополнительное употребление соли пациентам с холерой также должно привести к улучшению, и действительно, когда он попробовал этот метод, он наблюдал значительное снижение смертности. В то время для доказательства эффективности не требовалось изучения когорты, получавшей лечение, и сравнения с нелеченой контрольной группой. Эмпирическая наука, на которой он основывал свое лечение солевым раствором, до сих пор трудно понять.

Стивенс стал богатым плантатором и успешным островным врачом.Он много путешествовал по Западной Европе и Соединенным Штатам, пропагандируя свою соляную терапию. Фактически, он описал успешное лечение лихорадки долины Дженеси в северной части штата Нью-Йорк [23]. Он был в Англии во время вспышки холеры 1832 года. Убежденный в успехе своего метода терапии, он убедил хирурга, ответственного за медицинское обслуживание в тюрьме Колд-Бат-Филдс в Лондоне, попробовать лечение жидкой солью. Стивенс сообщил, что более 200 пациентов были тщательно пролечены прописанной им смесью пероральных жидкостей, содержащей хлорид натрия, хлорид калия и карбонат соды.Эту жидкость вводили в больших объемах перорально, если у пациента не было рвоты, и ректально, если рвота мешала пероральному лечению. Стивенс сообщил, что только 1 из 30 больных холерой умер при лечении его солевым раствором. Вскоре эти результаты и наблюдения других были изложены в короткой книге Стивенса, опубликованной в Копенгагене [24].

Стивенс подкрепил свой аргумент измерениями, проведенными Уильямом О’Шонесси среди пациентов с холерой в Сандерленде. O’Shaughnessy обнаружил, что «особый депрессивный материал» и кровь показали большое количество воды, соли и карбоната, которые были потеряны из организма [25].Таким образом, у Стивенса была еще одна причина для введения больших объемов нейтральных солей и карбоната. Он хотел заменить то, что было утеряно. Однако другие не приняли это радикальное изменение в мышлении.

Возможно, самым неприятным для этого нового руководства была критика сэра Дэвида Бэрри, к настоящему времени признанного британского эксперта по холере. Он посетил тюрьму Cold-Bath Fields, чтобы наблюдать за пациентами Стивенса [26]. В двух случаях он пришел к выводу, что у больных просто не было холеры.Это подтвердил Уильям О’Шонесси, сопровождавший Барри в одном из таких случаев [27]. Это расхождение во мнениях, несомненно, было основано на различиях в диагностических границах и недостатке средств объективной диагностики. Хотя Барри не вступал в полемику, его слово имело значительный вес.

Большая часть последующих ожесточенных споров появилась в The Lancet и Medico-Cirurgical Review. 5 декабря 1831 года Джеймс Джонсон процитировал письмо доктораHackett в Тринидаде, который обвинил Стивенса в ложном представлении о положительных эффектах лечения солевым раствором при тропических лихорадках [28]. 14 декабря 1831 г. и 9 января 1832 г. Стивенс защищал свою позицию. В записке от 14 декабря он пришел к выводу, что были распространены сплетни; он был рад иметь его теперь в печати. Он говорил, что «необоснованные нападения, как ядовитые гады, опасны только тогда, когда ползают в темноте» [29, с. 412]. 20 февраля 1832 года, во время следующих нескольких выпусков The Lancet , Стивенс и Джонсон обменялись новыми неприятными моментами.

Опубликованные обзоры статей и книг Стивенса о влиянии физиологического раствора на кровь и для лечения холеры, опубликованные в The Lancet , были самыми неблагоприятными. Редактор однажды упомянул о «последней ошибке» Стивенса. В другой рецензии на книгу Стивенса о холере редактор указал, что она была скорее изобретательна, чем обоснована [30]. Джеймс Джонсон опубликовал пространный обзор текста Стивенса. Он назвал ее «самой мишурной для своего размера книгой, которую нам выпало пересматривать» [31, с.321]. Джонсон включил переписку Барри и О’Шонесси, опровергающую наблюдения в тюрьме Cold-Bath Fields [31].

Наконец, редактор The Lancet заключил: «Теперь мы покончили с доктором [Стивенсом] и его деяниями, с теми видами, которые он видел, и со снами, которые он изложил, мы надеемся, что он пощадит нас и наших читателей. необходимость отвести ему еще одну нишу в наших увековечивающих колоннах» [32, с. 90]. В 1832 году Американский журнал медицины представил весь аргумент Стивенса и пришел к выводу, что позиция Стивенса не может быть принята в то время.В 1832 г. выдающийся американский врач Дэниел Дрейк обсуждал лечение Стивенса солевым раствором и пришел к выводу, что оно было интересным, но не использовалось в достаточной мере, чтобы его одобряли [6].

Стивенс был удостоен звания почетного доктора гражданского права Оксфордского университета в 1834 году. Оксфордские записи больше не указывают причины присуждения награды. Стивенс был схвачен вместе с 34 другими на Encaenia 1834 года. Говорят, что это было необычно большое количество, потому что это было первое собрание с герцогом Веллингтоном в качестве канцлера [33].Эта награда, однако, не изменила отношения медицинских авторитетов к Стивенсу и его работе. В самом деле, редактор The Lancet позднее ссылался на «невежливое поведение этого нового доктора гражданских прав» [34, с. 58].

В 1853 г. Стивенс опубликовал свою последнюю книгу по общей теме лечения холеры [7]. В этой книге он подробно рассказал об опыте тюрьмы Колд-Бат-Филдс, указав имена и другие подробности для всех пролеченных пациентов. Язык в целом был воинственным, и он возложил ответственность за неприятие солевого лечения на денежные интересы и гордость профессиональных лидеров.Он рассказал об еще одной попытке заручиться поддержкой Королевского колледжа врачей, но президент и другие лидеры, писал Стивенс, отказались изменить предыдущую позицию. Кроме того, Стивенс обвинил Барри (к тому времени уже умершего) в преднамеренном сокрытии информации об успехе солевого лечения в Польше, России и Швеции (где, по его мнению, оно было особенно эффективным в Кристиане). Стивенс резюмировал, сказав, что визиты Барри и О’Шонесси в тюрьму Колд-Бат Филдс были поверхностными и краткими.Кроме того, они просто повторили предубеждения, которые у них были до визита [7]. Текст Стивенса 1853 года также был рассмотрен в The Lancet. Редактор сообщил, что он не может понять большую часть физиологии и патологии автора. Кроме того, редактор сказал, что не будет комментировать экстравагантную полемику [34].

В 1989 г. J. E. Cosnett провел обзор истоков внутривенной инфузионной терапии [35]. Он приписал О’Шонесси анализ крови и стула при холере, что побудило Томаса Латту попробовать внутривенную инъекцию жидкости с физиологическим раствором в 1832 году.Латта действительно был вдохновлен сообщением О’Шонесси о концентрации крови и потере физиологического раствора. Он вводил «большие объемы» с помощью серебряной трубки и шприца. Он обнаружил, что хлорная известь соды и субкарбонат соды дают хороший, но непродолжительный эффект. Больные, имевшие учащенный, слабый пульс и помутнение сознания, восстанавливались в течение 1–2 часов. Некоторые из этих больных выжили, но у большинства были рецидивы холеры, и они умерли от болезни [36].

Позднее в своей жизни О’Шонесси обратился к другим интересам.Он увлекся электричеством и развитием телеграфии. О’Шонесси был посвящен в рыцари в 1856 году за создание телеграфной системы в Индии. Он также представил лекарственное использование кокаина в Великобритании. Его усилия по изучению дефицита электролитов у больных холерой были забыты почти на 100 лет [35].

Обзор учебников по медицине середины 19-го века предоставляет дополнительные доказательства общего непринятия солевой терапии. В 1831 г. John Eberle описал холеру, но не обсуждал ее лечение [37].Сэр Джеймс Уотсон в 1844 г. дал, возможно, самую разоблачительную оценку лечения солевым раствором. Он отметил, что «правильный план состоит в том, чтобы остановить диарею с помощью опиатов, вяжущих или ароматических средств. Некоторые говорят, что правильно разбавлять кровь нейтральными солями для разжижения или покраснения крови и восстановления ее циркуляции. Как бы то ни было со свиньями и селедками, засолить больного не всегда было равнозначно его лечению» [17, с. 721]. Книга Уотсона была адаптирована из его университетских лекций. Вероятно, он был ведущим английским врачом того времени.

В 1848 году Робли Данглисон рекомендовал опиаты, каломель и банки для живота. Он отметил, что рекомендовалось введение карбоната соды перорально или в виде клизмы, но далее он сказал, что «приостановка всасывания из желудка делает небольшое всасывание этого вещества. Далее, хотя это и может разбавить сыворотку, но не устраняет главного вреда» [38, с. 145].

В 1866 году Остин Флинт не рекомендовал лечение холеры солевым раствором [39]. К 1874 г. Фредерик Робертс отмечал, что «физиологический раствор оказался неэффективным» [40, с.709].

Заключение

В руках Уильяма Стивенса было правильное лечение холеры и секреторной диареи более чем за 100 лет до того, как пероральная регидратационная терапия была окончательно установлена. Несмотря на свое открытие, он умер в безвестности в Англии в 1868 году. Те, кто отвечал за тщательные исследования, доказавшие эффективность пероральной регидратации, не ссылались на полемику 1832 года.

Возможные причины отказа Стивенса:

1. Его учетные данные были подозрительными.Он получил степень в шотландской медицинской школе и прошел обучение на хирурга. Он зарекомендовал себя на Карибских островах, а не заслужил авторитет в Британии. Он даже посвятил свою книгу королю Дании!

2. Он был противоречивой личностью. Столкнувшись с несогласием, он ответил оскорблениями, тем самым положив начало циклу постоянно растущей враждебности.

3. Наука, на которой он основывал свое лечение, казалась невероятной даже в 1832 году; Стивенс придавал странное значение влиянию натрия на цвет крови; значение описываемого им явления смущало даже его современников.

4. Отсутствовали объективные средства диагностики холеры. Тяжелые случаи были легко диагностированы; легкие случаи, а граница между тяжелыми и легкими случаями не была признана. Следовательно, можно было оспорить его диагноз и, следовательно, терапевтические эффекты его лечения.

5. Его идеи прямо бросали вызов признанным авторитетам в области медицины.

Современная эра пероральной жидкостно-солевой терапии быстро наступила, как только появились принципы внутривенного лечения холеры и была задокументирована физиология всасывания натрия, связанного с глюкозой.

Благодарности

Мы благодарим Нэнси Экерман, библиотекаря специальных коллекций Медицинской школы Университета Индианы; Дэвид Джерн из библиотеки Копенгагенского университета; и Эмме Марш из Бодлианской библиотеки Оксфордского университета за критическую помощь в определении ключевых элементов ранней истории.

Финансовая поддержка. Медицинский факультет Университета Индианы.

Возможные конфликты интересов. В.Дж.Д. и H.L.D.: конфликтов нет.

Каталожные номера

1.

Потери воды и электролитов при холере

,

Fed Proc

,

1964

, vol.

23

 (стр. 

705

12

)2,  ,  , и др.

Возмещение потерь воды и электролитов при холере пероральным раствором глюкозы-электролита

,

Ann Intern Med

,

1969

, том.

70

 (стр. 

1173

81

)3,  ,  , и др.

Уменьшение чистого выхода стула при холере во время перфузии кишечника глюкозосодержащими растворами

279

 (стр. 

176

81

)4,  ,  , и др.

Контроль смертности от диарейных заболеваний в сельских общинах. I. Дизайн интервенционного исследования и влияние на детскую смертность

36

 (стр. 

191

8

)5,  ,  ,  .

Снижение смертности от диареи с помощью пероральной регидратации

,

Bull World Health Organ

,

2000

, vol.

78

 (стр. 

1246

55

)6.

Лечение эпидемической холеры

,

West J Med Physiol Sci

,

1834

, vol.

8

 (стр. 

71

7

)7. , 

Наблюдения за природой и лечением азиатской холеры

1853

Лондон, Англия

Bailliere

8,  ,  ,  .

Влияние холерного энтеротоксина на транспорт ионов через изолированную слизистую оболочку подвздошной кишки

51

 (стр. 

796

804

)9.

Волшебная пуля: история пероральной регидратационной терапии

,

Med Hist

,

1994

, том.

38

 (стр. 

363

97

)10,  .

Влияние катионов на абсорбцию сахара изолированным выжившим кишечником морской свинки

36

 (стр. 

347

62

)11,  .

Транспорт ионов в изолированной подвздошной кишке кролика: взаимодействие между активным транспортом натрия и активным транспортом сахара

47

 (стр. 

1043

59

)12. ,

разговоры о стирлях и препаратах Индии

,

1563

,

GOA

GOA

Joannes

13.,

Отчет о эпидемии Cholera Morbus в Бенгалии в 1817 году, 1818, 1819

,

1820

Calcutta

Правительственная газета Press

14., 

Эпидемия холеры в президентстве Форт-Сент-Джордж (составлено из отчета, напечатанного в Мадрасе, 1824 г.) Провинции Индии в 1817

,

1819

Bombay

Dejesus

16.0

,

История азиатских Cholera

,

1876

Лондон, Англия

Macmillan

17.,

Лекции по принципам и практике физических

,

1844

Филадельфия

Леа и Бланшар

18., 

Медицинские наблюдения, касающиеся истории и лечения острых заболеваний, 3-е изд.

1669

 19. , 

Роль Королевского колледжа врачей в Лондоне. Том. III

,

1878

Лондон, Англия

Королевский медицинский колледж

20

Редакционный комментарий

,

Lancet

,

1831

, vol.

1

стр.

366

21

Комментарий редакции

,

Ланцет

,

1832

, том.

1

стр.

60

22.

Vestindisk laege med verdensky

,

Dan Medicinhist Arbog

,

1976

, vol.

5

 (стр. 

9

40

)23. ,

Наблюдения на здоровых и больных свойствах крови

,

1832

,

1832

Лондон

J Murray

24.,

Наблюдения на лечении Cholera

,

1833

COPENHAGEN

C. GROEBE & SON

25

Анализ крови на холеру

,

Ланцет

,

1831

, том.

1

стр.

490

26.

Письмо

,

Ланцет

,

1881

, том.

II

 (стр. 

492

3

)27.

Письмо

,

Ланцет

,

1831

, том.

II

стр.

493

28.

Эксперименты доктора Стивенса с кровью

,

Lancet

,

1831

, vol.

I

стр.

376

29.

Примечания

,

Ланцет

,

1831

, том.

I

стр.

412

30

Отзывы

,

Ланцет

,

1831

, том.

II

 (стр. 

659

64

)31.

Обзор работы доктора Стивена о крови

,

Medico-Chiurgical Rev

,

1832

, vol.

XXI

(стр.

321

426

)32

Комментарий редакции

,

Ланцет

,

1831

, том.

II

 (стр. 

660

5

)33. , 

Корреспонденция. 4, 6 и 16 сентября 2007 г.

Оксфорд, Соединенное Королевство

Архив Оксфордского университета, Бодлианская библиотека, Оксфорд OX1

34

Редакционный комментарий

,

Lancet

,

1853

, vol.

II

стр.

58

35.

Истоки внутривенной инфузионной терапии

,

Ланцет

,

1989

, том.

1

 (стр. 

768

71

)36.

Инъекции физиологического раствора при злокачественной холере

,

Ланцет

,

1832

, том.

I

стр.

113

 37. , 

Трактат о врачебной практике. Том II

,

1831

Филадельфия

Григг

38. , 

Медицинская практика

1848

Филадельфия

Леа и 3 Бланшар 309,

Трактар ​​по принципам и практике медицины

,

1866

,

1866

Philadelphia

LEA и Blanchard

,

Справочник по теории и практике медицины

,

1874

Philadelphia

Lindsay и Blakeston

© 2008 г. Американского общества инфекционистов

Антибиотики для лечения как умеренной, так и тяжелой холеры

Вспышка холеры на Гаити в 2010 году заставила местных и международных экспертов принять срочные меры против болезни, которая является новой для многих медицинских работников Гаити.Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) разработала проверенные временем протоколы ведения новых вспышек холеры. Эти протоколы использовались правительством Гаити для борьбы с эпидемией, которая является лишь одной из нескольких недавних трагедий на Гаити. Использование этих протоколов позволило обеспечить высокий уровень медицинской помощи в этой сложной и развивающейся медицинской среде. Но в то время как действующий протокол ВОЗ по лечению холеры (www.who.int/mediacentre/factsheets/fs107/en/index.html) рекомендует антибиотики только в тяжелых случаях, подход Международного центра исследований диарейных заболеваний, Бангладеш (ICDDR, B) рекомендует антибиотики как в тяжелых, так и в умеренных случаях.

Некоторые антибиотики эффективны при лечении холеры, включая доксициклин, ципрофлоксацин и азитромицин, при условии, что штамм холеры чувствителен. В настоящее время эпидемический штамм на Гаити чувствителен к тетрациклину (аналог доксициклина) и азитромицину, но устойчив к налидиксовой кислоте, сульфизоксазолу и триметоприму-сульфаметоксазолу. ВОЗ выступает за то, чтобы давать антибиотики больным холерой только тогда, когда их болезнь оценивается как «тяжелая». Эта рекомендация интерпретируется как означающая, что антибиотики следует назначать только пациентам с «тяжелой дегидратацией» (≥10% обезвоживания).В отличие от этого, ICDDR,B рекомендует антибиотики для больных холерой с тяжелым обезвоживанием, а также для пациентов с «некоторым обезвоживанием» (от 5 до 10%), которые продолжают выделять большие объемы диарейного стула во время лечения. Эти рекомендации применимы только к больным с типичными для холеры симптомами — то есть менее 24 часов острой водянистой диареи с обезвоживанием и, как правило, рвотой. При сортировке крайне важно быстро оценить обезвоживание, исключить альтернативные причины диареи, распространенные в районах с плохими санитарными условиями и сопутствующими инфекциями, и провести агрессивную регидратацию в соответствии с протоколами ВОЗ.

При эффективной антибактериальной терапии скорость очищения снижается примерно на 50%, болезнь сокращается примерно на 50%, а продолжительность выделения Vibrio cholerae со стулом сокращается до 1 или 2 дней. Без эффективной антибактериальной терапии пациенты продолжают выделять V. cholerae в течение 5 и более дней и дольше выделяют дома. 1-3 При использовании антибиотиков пациенты выздоравливают быстрее и требуют меньше жидкости для регидратации. Сестринский уход уменьшается, и пациенты могут покинуть лечебный центр раньше, как показано в исследовании, которое показало резкое разрешение диареи через 24 часа после приема азитромицина. 1 Этот подход позволяет максимально эффективно использовать ограниченные ресурсы при оптимизации ухода за пациентами.

Что касается передачи инфекции, стул с рисовым отваром содержит от 10 11 до 10 12 V. cholerae микроорганизмов на литр. Инфекционная доза составляет от 10 5 до 10 8 организмов. Эти цифры могут объяснить, почему у 50% бытовых контактов пациента, который является индексным случаем в Бангладеш, диарея развивается примерно через 2 дня после возникновения индексного случая. 4 Хотя некоторые из этих бытовых контактов могли быть инфицированы из того же источника, что и основной пациент, многие другие, вероятно, являются истинными вторичными случаями.Отсутствуют прямые данные, чтобы определить, защищены ли бытовые контакты, когда основной случай лечится антибиотиками. Однако, учитывая литровые объемы диареи, антибиотики уменьшат заражение в домашнем хозяйстве.

Однако мы не рекомендуем антибиотикопрофилактику при бытовых контактах из-за программных трудностей, связанных с ограничением использования такой профилактики только теми ближайшими родственниками, которые подвергаются наибольшему риску 5 , и потому что это почти наверняка приведет к устойчивость к антибиотикам.Поскольку семьи больных холерой сами подвержены высокому риску заболевания холерой, они нуждаются в целенаправленном обучении безопасному водоснабжению и санитарии, надлежащем домашнем использовании раствора для пероральной регидратации и информации о наличии лечебных учреждений в случае возникновения болезни.

Некоторые могут возразить, что подчеркивание важности антибактериальной терапии может привести к ошибочному убеждению, что это наиболее важный компонент в общем лечении больных холерой. При тщательном обучении проведению адекватной и агрессивной регидратации с последующей эффективной терапией антибиотиками это недоразумение не должно возникать.

Практическая причина нерешительности в отношении назначения антибиотиков больным холерой связана с сильной рвотой, которая обычно сопровождает инфекцию. Рвота обычно прекращается в течение нескольких часов после регидратации пациентов; таким образом, введение антибиотика следует отложить до тех пор, пока пациент не сможет принимать пищу и питье без рвоты. Доксициклин может быть связан с тошнотой, и его следует принимать во время еды и с большим количеством жидкости.

Таким образом, использование антибиотиков является насущной проблемой для всех заинтересованных сторон, поскольку эффективная антибактериальная терапия сокращает продолжительность болезни и уменьшает выделение тысяч инфекционных доз.Наша цель состоит в содействии более эффективному уходу за большим числом пациентов с холерой при максимальном использовании ограниченных ресурсов, чтобы уберечь пациентов, выписанных досрочно, от смерти, сократить количество повторных госпитализаций и ограничить выделение V. cholerae на дому. Для достижения этих целей мы считаем, что больных холерой средней и тяжелой степени необходимо лечить антибиотиками — особенно на Гаити и особенно сейчас.

По следам эпидемии

Источник: Cricket 31(3), с.23-31 ноября 2003 г.

Перепечатано с разрешения автора и Cricket Журнал, ноябрь 2003 г.; текст (c) 2003 г. Кэтлин Тутхилл, иллюстрация (c) 2003 г. Издательство Карус.

 

 

 

 

Кэтлин Тутхилл, иллюстрации Руперта Ван Вик

Британский врач Джон Сноу не смог убедить других врачей и ученых, что смертельная болезнь холера распространилась, когда люди пил зараженную воду, пока мать не вымыла подгузник своему ребенку в городском колодце в 1854 году и вызвал эпидемию, унесшую жизни 616 человек.

Доктор Сноу, акушер, интересующийся многие аспекты медицинской науки, долгое время считали, что вода, загрязненная сточные воды были причиной холеры. Холера – это кишечное заболевание, которое может вызвать смерть в течение нескольких часов после появления первых симптомов рвоты или диареи. Снег опубликовал в 1849 году статью с изложением своей теории, но врачи и ученые думал, что он на ложном пути, и придерживался популярного в то время мнения что холера была вызвана вдыханием паров или «миазмами в атмосфере».

Первые случаи холеры в Англии были зарегистрированы в 1831 г. о том времени, когда доктор Сноу заканчивал свое медицинское образование в возрасте 18. Между 1831 и 1854 годами в Англии умерли десятки тысяч человек. холера. Хотя доктор Сноу активно участвовал в экспериментах с использованием нового метод, известный как анестезия, для рождения детей, он также был очарован исследуя свою теорию о распространении холеры.

В середине 1800-х у людей не было проточной воды или современные туалеты в их домах.Они использовали городские колодцы и коммунальные насосы, чтобы получить воду. вода, которую они использовали для питья, приготовления пищи и стирки. Септики были примитивные, и большинство домов и предприятий сбрасывали неочищенные сточные воды и отходы животноводства. непосредственно в Темзу или в открытые ямы, называемые «выгребными ямами». Вода компании часто разливали воду из Темзы в бутылки и доставляли ее в пабы, пивоваренные заводы и другие предприятия.

Доктор Сноу считал, что сточные воды сбрасываются в реку или в выгребные ямы возле городских колодцев может загрязнить водоснабжение, что приведет к быстрому распространение болезни.

В августе 1854 года Сохо, пригород Лондона, сильно пострадал от страшная вспышка холеры. Сам доктор Сноуз жил недалеко от Сохо, и сразу начал работать, чтобы доказать свою теорию о том, что загрязненная вода была причиной вспышка.

«В пределах 250 ярдов от места, где Кембридж-стрит соединяется с На Брод-стрит за 10 дней произошло более 500 смертельных приступов холеры», Сноу писал: «Как только я ознакомился с ситуацией и масштабами это нашествие (так в оригинале) холеры, я подозревал некоторое заражение воды часто посещаемый уличный насос на Брод-стрит.

Доктор Сноу круглосуточно работал над поиском информации из больничных и общедоступных записей о том, когда началась вспышка и была ли жертвы пили воду из насоса на Брод-стрит. Сноу подозревал, что те, кто жили или работали рядом с помпой, чаще всего пользовались помпой и, таким образом, заразиться холерой. Его новаторские медицинские исследования окупились. Используя географическая сетка для картирования смертей от вспышки и расследования каждого случая чтобы определить доступ к насосной воде, Сноу разработал то, что он считал положительное доказательство того, что насос был источником эпидемии.

Нажмите, чтобы узнать больше о Джоне Сноу

Помимо тех, кто жил рядом с насосом, Сноу выследил сотни случаев холеры в близлежащие школы, рестораны, предприятия и пабы.

Согласно записям Сноу, владелец одной кофейни в район, который подавал стаканы воды из насоса на Брод-стрит вдоль с едой сказала, что она знала о девяти из ее клиентов, которые заключили контракт холерой.

Популярный в то время шипучий напиток назывался «щербет», это была ложка порошка, который шипел при смешивании с водой. В широком Улица района Сохо, эта вода обычно поступала из насоса на Брод-стрит и была, Снег считался источником для многих случаев.

Сноу также исследовал группы людей, которые не получили холеры и выясняли, пили ли они воду из насоса. Эта информация была важно, потому что это помогло Сноу исключить другие возможные источники эпидемии кроме насоса воды.

Он нашел несколько важных примеров. Работный дом или тюрьма, возле Сохо было 535 заключенных, но почти не было случаев холеры. Сноу обнаружил работный дом имел собственный колодец и покупал воду на водопроводной станции Гранд-Джанкшен.

Мужчины, работавшие на пивоварне на Брод-стрит, производившей солодовый ликер также избежал заражения холерой. Владелец пивоварни г. Хаггинс, сказал Сноу, что мужчины пили приготовленный ими ликер или воду из собственный колодец пивоварни, а не вода из насоса на Брод-стрит.Никто из мужчин заразился холерой. Завод рядом с насосом, на Брод-стрит, 37, был не таким везучий. Фабрика держала под рукой две емкости с водой из насоса, чтобы работники могли их использовать. выпили и 16 рабочих умерли от холеры.

Дела двух женщин, племянницы и ее тети, умерших от холера озадачила Сноу. Тетя жила недалеко от Сохо, как и ее племянница. и Сноу не мог подключиться к насосу. Тайна была раскрыта, когда он разговаривал с сыном женщины.Он сказал Сноу, что его мать жила в В районе Брод-стрит в свое время понравился вкус воды из насоса, так что много, что ей регулярно приносили бутылки с ним. Вода, взятая из насос 31 августа, в день вспышки, ей доставили. Как и она обычай, она и ее приехавшая племянница взяли стакан воды из насоса для закуски, и, согласно записям Сноу, оба умерли от холеры в следующие день.

Сноу удалось доказать, что холеры не было проблемой в Сохо, за исключением людей, имевших обыкновение пить воду из Уличный насос.Он также изучил образцы воды из насоса и обнаружил белые плавающие в нем крупинки, которые, по его мнению, были источником загрязнения.

7 сентября 1854 года Сноу отправился в город со своими исследованиями. должностных лиц и убедил их снять ручку с насоса, что сделало его невозможно набрать воду. Чиновники не хотели ему верить, но взяли ручку в качестве испытания только для того, чтобы обнаружить вспышку холеры почти тут же остановился.Мало-помалу люди, покинувшие свои домов и предприятий в районе Брод-стрит из-за страха заразиться холерой стал возвращаться.

Несмотря на успех теории Сноу в борьбе с холерой эпидемии в Сохо, государственные чиновники по-прежнему считали его гипотезу чепухой. Они отказался делать что-либо для очистки выгребных ям и канализации. Совет здравоохранения опубликовал отчет, в котором говорилось: «Мы не видим причин принимать это убеждение», и пожал плечами. свидетельство Сноу просто как «предположения».

Спустя несколько месяцев Сноу продолжал отслеживать каждый случай холеры, возникшей во время вспышки в Сохо в 1854 г., и проследил почти все насос, в том числе краснодеревщик, проходивший через этот район, и дети, которые жили ближе к другим колонкам, но шли мимо колонки на Брод-стрит по пути к школа. Чего он не мог доказать, так это того, откуда взялось загрязнение в первое место.

Чиновники утверждали, что не было стоков из городских труб просочилась в насос, и сам Сноу сказал, что не может понять, сточные воды поступали из открытых коллекторов, стоков под домами или предприятиями, общественных трубы или выгребные ямы.

Тайна, возможно, никогда не была бы раскрыта, если бы не Министр, преподобный Генри Уайтхед, взял на себя задачу доказать, что Сноу ошибается. Министр утверждал, что вспышка была вызвана не испорченной водой, а Божественное вмешательство Бога. Таких доказательств он не нашел, и на самом деле его опубликованный отчет подтверждает выводы Сноу. Лучше всего то, что это дало Сноу вероятное решение причины загрязнения насоса.

Нажмите, чтобы узнать больше об эпидемиях холеры

Преподобный Уайтхед взял интервью у женщины, которая жила на Броуд 40. Стрит, чей ребенок заразился холерой из другого источника. Мать ребенка стирала подгузники ребенка в воде, которую затем выливала в дырявая выгребная яма всего в трех футах от насоса на Брод-стрит, касающаяся того, что Сноу назвал «самой ужасной вспышкой холеры, которая когда-либо происходила в этом царство.”

Через год вышел журнал под названием Строитель . Выводы преподобного Уайтхеда вместе с призывом к чиновникам Сохо закрыть выгребную яму и отремонтировать канализацию и водостоки, потому что «несмотря на поздний многочисленных смертей, у нас есть все материалы для новой эпидемии.«Потребовалось много лет до того, как государственные чиновники сделали эти усовершенствования.

В 1883 году немецкий врач Роберт Кох занялся поиском причину холеры сделал еще один шаг вперед, когда он выделил бактерию Vibrio cholerae , «яд», как утверждал Сноу, вызывал холеру. Доктор Кох определил что холера не заразна от человека к человеку, а передается только через антисанитарные источники воды или пищи, крупная победа теории Сноу. Эпидемии холеры в Европе и США в 19 -м веке закончилась после того, как в городах наконец улучшили водоснабжение и канализацию.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, 78 процентов люди в странах третьего мира до сих пор не имеют доступа к чистой воде, и до 85 процентов этих людей не живут в районах с адекватными сточными водами лечения, что делает вспышки холеры постоянной проблемой в некоторых частях Мир.

Сегодня ученые считают Сноу пионером общественного исследования в области здравоохранения в области, известной как эпидемиология. Большая часть текущего эпидемиологические исследования, проведенные в Центрах по контролю за заболеваниями США, которые до сих пор использует теории, подобные теории Сноуза, для отслеживания источников и причин многих болезни.

нажмите, чтобы вернуться на сайт Джон Сноу

Часто задаваемые вопросы | DOVE: Остановим холеру

Ниже приведены ответы на некоторые распространенные вопросы о холере и пероральных вакцинах против холеры.

  • Что такое холера?

    Холера — острое диарейное заболевание, вызываемое бактерией Vibrio cholerae. В тяжелых случаях потеря такого количества жидкости при диарее быстро приводит к обезвоживанию организма и смерти, если немедленно не оказать соответствующее лечение.

     

  • Каковы симптомы холеры?

    Больные холерой обычно имеют диарею и рвоту. В тяжелых случаях диарея бывает обильной, что приводит к обезвоживанию организма и шоку в течение нескольких часов.Хотя у некоторых пациентов болезнь протекает тяжело, у большинства людей, инфицированных холерным вибрионом, симптомы остаются бессимптомными или проявляются только легкие симптомы, но бактерии выделяются с фекалиями в течение нескольких дней. Из тех, у кого разовьются симптомы, примерно у 80% не будет симптомов, они будут легкими или умеренными, а у оставшихся 20% будет тяжелая форма заболевания. ( Доля тяжелых и менее тяжелых случаев была рассчитана на основе исследований, проведенных в Бангладеш. Доля тяжелых случаев может быть выше в неэндемичных районах, таких как Африка или Гаити. ) После инкубационного периода продолжительностью 1-3 дня в тяжелых случаях наблюдается обильная диарея и рвота. По мере прогрессирования болезни стул становится похожим на воду с небольшими вкраплениями слизи (так называемый рисовый отвар). Понос обычно безболезненный и может иметь рыбный запах. У пациентов также могут быть сильные мышечные судороги и спазмы, которые могут быть очень болезненными. Тяжелые случаи обычно сопровождаются сильной рвотой, слабостью и шоком. Мышечные судороги в ногах и руках также распространены из-за дисбаланса электролитов.При шоке больной может потерять сознание и рискует умереть.

     

  • Что вызывает холеру и каковы ее осложнения?

    Возбудитель, Vibrio cholerae, представляет собой грамотрицательную бациллу в форме запятой, которая, как известно, имеет более 200 серогрупп. Только серогруппы O1 и O139 связаны с эпидемиями. Бактерия-возбудитель Vibrio cholerae колонизирует тонкую кишку и вырабатывает токсин. Токсин стимулирует фермент аденилатциклазу, повышая уровень внутриклеточного циклического АМФ, что приводит к массивной секреции воды и электролитов клетками кишечника.Это огромное количество жидкости из кишечных клеток намного больше, чем кишечник может реабсорбировать, а жидкость и электролиты (особенно натрий, хлорид, калий и бикарбонат) вытекают наружу в виде водянистой диареи. Потеря жидкости настолько велика, что у пациента может быстро наступить сильное обезвоживание, шок и смерть в течение нескольких часов. Потеря калия приводит к гипокалиемии, а потеря бикарбоната – к метаболическому ацидозу. Жидкость при диарее объединяется с огромным количеством бактерий.В районах с плохими санитарными условиями эти бактерии могут распространяться на другие, что приводит к эпидемиям.

     

  • Кто наиболее восприимчив к холере?

    Передача холеры происходит в местах с небезопасной водой и плохими санитарными условиями. В районах, где холера распространена, дети в возрасте до 5 лет имеют самые высокие показатели заболеваемости, но все возрастные группы подвержены риску. Бытовые контакты больных холерой подвержены повышенному риску развития заболевания. Заболеть холерой может любой, в том числе здоровые люди, но у некоторых людей риск выше.К ним относятся лица с пониженной кислотностью желудка (или принимающие лекарства для снижения кислотности желудка), с группой крови «О», с недоеданием, с иммунодефицитом или без предшествующего иммунитета.

     

  • Как передается болезнь?

    Проглатывание воды, загрязненной фекалиями, является наиболее частым источником передачи холеры; поэтому он может легко распространяться в сообществах с плохим доступом к чистой воде и санитарии и когда гигиена нарушается из-за недостаточного мытья рук и во время приготовления пищи.Холера также может передаваться через зараженных моллюсков и продукты питания. Хотя холера чаще всего передается фекально-оральным путем, в некоторых случаях она может также сохраняться в окружающей воде, независимо от загрязнения фекалиями человека. Таким образом, некоторые люди, которые едят сырые или недостаточно приготовленные морепродукты, могут заразиться холерой от этих продуктов, к раковинам которых прикреплены холерные вибрионы.

     

  • Как скоро человек может умереть от холеры после заражения?

    Пациенты могут умереть в течение 4–24 часов, если не восполнить потери жидкости и электролитов при диарее и рвоте.Дегидратация, нарушения электролитного баланса (особенно гипокалиемия — низкая концентрация калия в крови), метаболический ацидоз и гиповолемический шок могут возникнуть, если не восполнить потери, связанные с диареей и рвотой.

     

  • Как вы лечите больного холерой?

    Необходима быстрая регидратация для коррекции обезвоживания с последующей поддерживающей гидратацией для возмещения текущей жидкости. Если пациент сильно обезвожен или находится в состоянии шока, необходимо быстрое введение жидкости внутривенно.Раствор для пероральной регидратации (ОРС) можно давать пациентам с легким или умеренным обезвоживанием, которые могут пить. Было показано, что ОРС на основе риса превосходят обычные ОРС для больных холерой, и их следует использовать при любой возможности. Лечение антибиотиками рекомендуется пациентам с тяжелой или умеренной дегидратацией. Детям в возрасте до 5 лет цинк также следует давать ежедневно в течение 10–14 дней. Для пациентов с тяжелым обезвоживанием, когда необходимы внутривенные жидкости, обычно используется лактат Рингера, поскольку это коммерчески доступная жидкость для внутривенного вливания с наиболее подходящей смесью электролитов, необходимых для восполнения электролитов, теряемых со стулом при диарее.Однако при болезни Рингера калия меньше, чем в идеале, поэтому пациентам также следует начинать прием ОРС, когда пациент может пить, поскольку в ОРС больше калия, и они могут обеспечить необходимый дополнительный калий. Пациентам с тяжелым обезвоживанием требуется быстрое введение больших объемов – обычно 10% от их массы тела в течение 2-4 часов. Таким образом, пациенту весом 50 кг требуется 5 литров быстро. Дополнительные жидкости необходимы, чтобы не отставать от продолжающихся потерь, с использованием ОРС или внутривенных капельниц в зависимости от переносимости. Пациенты с холерой должны находиться под тщательным наблюдением, особенно в первые 24 часа болезни, так как сильные поносы и рвота могут продолжаться.В идеале пациентов следует размещать на холерных койках (также называемых кроватками Ваттена), чтобы можно было легче измерить количество стула. Пациентов следует повторно осматривать каждые 1-2 часа или чаще, если продолжается очищение большим объемом. Ограничений по кормлению нет, и во время лечения можно продолжать небольшие частые кормления, если они переносятся. Антибиотикотерапия рекомендуется пациентам с тяжелой или умеренной диареей и должна начинаться сразу же после прекращения рвоты, что обычно происходит через 4-6 часов после начала регидратационной терапии.Цинк следует давать детям младше 5 лет, как только прекращается рвота. Было показано, что добавки цинка сокращают продолжительность диареи и уменьшают количество эпизодов диареи при приеме в течение 10-14 дней.

     

  • Насколько эффективны антибиотики при лечении холеры и какие антибиотики лучше?

    Антибиотики уменьшают очищение примерно на 50% и сокращают время болезни примерно на 50%. Это означает меньше времени в больнице и меньше работы для персонала больницы. Это важно во время вспышек, когда больницы могут быть переполнены пациентами.Однако антибиотик должен быть подходящим, а некоторые штаммы устойчивы к обычно используемым антибиотикам. Таким образом, во время вспышек следует периодически брать образцы для определения чувствительности к антибиотикам, чтобы убедиться, что бактерии не стали устойчивыми. Если штаммы чувствительны, однократная доза доксициклина является предпочтительным антибиотиком как для детей, так и для взрослых. Если штаммы устойчивы к тетрациклину, обычно используют азитромицин. Антибиотики также сокращают период выделения вибриона и, таким образом, ограничивают распространение среди членов семьи.

     

  • Сколько людей ежегодно заболевает и сколько умирает?

    Холера зарегистрирована в большинстве развивающихся стран, и считается, что более 1 миллиарда человек подвержены риску заболевания холерой только в эндемичных странах. В 2019 г. в 31 стране было зарегистрировано в общей сложности 923 037 случаев заболевания холерой, в том числе 1911 летальных исходов. Однако считается, что эти отчеты недооценивают истинное бремя, и фактическое число случаев и смертей может составлять от 1,3 до 4 миллионов случаев в год с 21 000 до 143 000 смертей.Вполне вероятно, что новые оценки будут разработаны в ближайшее время.

     

  • В каких частях мира наиболее высока вероятность заболеть холерой?

    Родиной холеры являются районы вокруг Бенгальского залива, такие как Бангладеш и Индия, но в настоящее время холера поражает большинство стран Южной и Юго-Восточной Азии и большинство стран Африки к югу от Сахары. В странах к югу от Сахары Демократическая Республика Конго и Нигерия сообщают о наибольшем количестве случаев, но многие другие страны также имеют очаги передачи, включая Гану, Бенин, Камерун, Чад, Нигер, Эфиопию, Кению, Южный Судан, Уганду, Танзанию, Мозамбик, Сомали.Кроме того, Йемен и другие страны Ближнего Востока пережили крупные эпидемии. Недавняя крупная эпидемия на Гаити, похоже, закончилась, хотя, возможно, еще слишком рано, чтобы быть уверенным.

     

  • Что такое вспышка холеры и считается ли страна эндемичной?

    Вспышка холеры возникает, когда регистрируются задокументированные случаи и имеются доказательства продолжающейся передачи в данном районе. Вспышки могут возникать в эндемичных или неэндемичных районах. По данным Всемирной организации здравоохранения, страны считаются эндемичными по холере, если случаи заболевания холерой были зарегистрированы в течение 3 из предыдущих 5 лет.

     

  • Какие существуют методы диагностики наличия холерного вибриона?

    Золотым стандартом диагностики холеры является бактериологический посев образца стула больного диареей; однако существуют и другие способы обнаружения и подтверждения холеры, включая экспресс-тесты (ДЭТ) и ПЦР. ДЭТ представляют собой многообещающий инструмент для раннего обнаружения V. cholerae O1, особенно в отдаленных районах, где лабораторные ресурсы ограничены или недоступны.К сожалению, ДЭТ иногда дают ложноположительный результат, но во время вспышки, когда несколько образцов давали положительный результат, это повышало уверенность в том, что результаты дают истинно положительные результаты. Таким образом, во время вспышки целесообразно тестировать образцы от нескольких пациентов. В дополнение к культуре и ДЭТ в настоящее время для подтверждения случаев используется ПЦР. ПЦР можно проводить с использованием образцов стула или образцов фекалий, помещенных на фильтровальную бумагу. После сушки бумагу можно отправить в ПЦР-лабораторию.Даже если вспышка задокументирована с помощью ДЭТ или ПЦР, образцы все равно следует отправить в лабораторию для посева, поскольку это необходимо для определения чувствительности к антибиотикам.

     

  • Насколько эффективен эпиднадзор в сдерживании вспышек холеры?

    В районах, подверженных риску заражения холерой, эпиднадзор имеет решающее значение для раннего выявления вспышек и применения стратегий контроля. Улучшенный эпиднадзор является важнейшим компонентом борьбы с холерой, которого нет во многих странах с холерой.Поскольку холера, как правило, возникает в отдаленных районах бедных стран, случаи заболевания могут оставаться незамеченными до тех пор, пока не начнется крупная вспышка. Некоторые препятствия для проведения надлежащего эпиднадзора включают отсутствие хороших лабораторных помещений в этих отдаленных районах и отсутствие инфраструктуры для сообщения о подозрительных случаях.

     

  • Является ли холера проблемой для путешественников?

    Холера редко встречается у путешественников, потому что они обычно следят за употреблением только безопасной пищи и безопасной воды.Тем не менее, холера случается у путешественников в развивающиеся страны. У них нет иммунитета и они восприимчивы. Поэтому путешественникам следует рекомендовать пить только безопасную воду и безопасную пищу. В Соединенных Штатах CDC рекомендует взрослым, путешествующим в районы с активной передачей холеры, пройти вакцинацию недавно лицензированной вакциной против холеры (Vaxchora). Во многих других странах для путешественников доступна другая вакцина, Dukoral.

     

  • Каков наилучший способ профилактики холеры в районах риска?

    Холера не возникнет, если люди будут иметь безопасную воду и безопасную пищу.Таким образом, улучшение качества воды и санитарии является долгосрочным решением проблемы предотвращения холеры. Многим развивающимся странам до этой цели еще далеко. В этих районах, где существует высокий риск заражения холерой, люди должны использовать только безопасную воду, но им также следует подумать о вакцине против холеры. Если бы вакцина против холеры была доступна в неограниченных количествах и была бы очень недорогой, то большинство людей в развивающихся странах должны были бы получить ее. К сожалению, его не хватает, и он стоит недешево ( 1,30 доллара за дозу ), поэтому его стратегически используют там, где он будет наиболее рентабельным.

     

  • Насколько эффективна фильтрация сари?

    Одно исследование показало, что риск заболевания холерой в сельских районах Бангладеш снизился примерно на 50%, если домашняя вода фильтруется через ткань сари. Использование фильтрации сари основано на идее, что многие бактерии холеры прикрепляются к планктону и их можно отфильтровать с помощью материала сари. Бактерии, не прикрепленные к планктону, могут легко проскользнуть через фильтр сари. Таким образом, этот метод стоит того, но его лучше всего использовать с другими методами очистки воды (например,грамм. хлорирование).

     

  • Какие вакцины против холеры существуют?

    Тремя вакцинами, преквалифицированными ВОЗ, являются Dukoral (производится Valneva), Shanchol (производится Sanofi в Индии) и Euvichol (производится Eubiologics в Корее). Euvichol и Shanchol доступны через глобальные запасы для использования в чрезвычайных ситуациях и для профилактики холеры в горячих точках в эндемичных странах. Для бедных стран стоимость этих вакцин субсидируется ГАВИ.Вакцины представляют собой убитые цельноклеточные вакцины, содержащие V. cholerae O1 (классическую и Эль-Тор) и V. cholerae O139. Вакцина расфасована в однодозовые флаконы, каждая доза состоит из 1,5 мл. Вакцину вводят перорально, и субъекты просто проглатывают вакцину. Каждому в возрасте старше 1 года вводят две дозы с интервалом не менее 14 дней между двумя дозами. Dukoral очень похож на Euvichol и Shanchol, состоит из убитых целых клеток, но эта вакцина содержит только серогруппу O1.Кроме того, он включает субъединицу В холерного токсина. Этот дополнительный токсоидный антиген стимулирует антитоксиновый иммунитет, а также антибактериальный иммунитет; однако субъединица В чувствительна к кислоте, поэтому ее необходимо вводить с буфером. Он широко используется в туристических клиниках, но потребность в буфере усложняет его применение и делает непрактичным его использование во время кампаний по вакцинации в развивающихся странах. Vaxchora (производство Emergent) представляет собой однократную живую пероральную вакцину против холеры, доступную в Соединенных Штатах для лиц в возрасте от 2 до 64 лет, путешествующих в районы, пораженные холерой.Он проходит оценку в развивающихся странах, но в настоящее время не используется для борьбы с холерой в эндемичных странах.

     

  • Насколько эффективны Shanchol и Euvichol OCV при использовании в развивающихся странах?

    Как и другие вакцины, эти пероральные вакцины против холеры помогают снизить риск заболевания примерно на 65-75%. Однако, если уровень охвата высок, эффективность может быть выше. Это связано с тем, что вакцина также обеспечивает коллективную защиту, а это означает, что если большая часть населения иммунизирована, распространение инфекции снижается.Это снижает риск заболевания холерой для лиц, которые, возможно, не получали вакцину, а также дополнительно снижает риск для тех, кто ее получает.

     

  • Какие стратегии используются для доставки убитых целых клеток OCV в развивающихся странах?

    В настоящее время существует три стратегии использования OCV. К ним относятся:

    1) экстренное использование для борьбы с продолжающейся вспышкой

    2) экстренное использование для предотвращения вспышки во время гуманитарных чрезвычайных ситуаций, когда риск холеры высок

    3) профилактическое использование OCV для людей, проживающих в районах, которые определены как горячие точки.Вакцина доступна через IGC (Межведомственную координационную группу) для первых двух ситуаций и через Глобальную целевую группу по борьбе с холерой для третьей ситуации. В настоящее время Euvichol и Shanchol недоступны для покупки на частном рынке.

     

  • Сколько доз убитых целых клеток OCV необходимо и каков рекомендуемый график введения каждой дозы?

    Иммунизация состоит из двух доз пероральной вакцины. Две дозы вводят с интервалом от 2 до 6 недель.Однако теперь выяснилось, что интервал между дозами может быть намного больше в зависимости от местной логистики. В некоторых ситуациях более длительный интервал (до 6 месяцев и более) может быть более удобным с точки зрения логистики и также является приемлемым.

     

  • Насколько важно получить вторую дозу убитых целых клеток OCV?

    Рекомендуется две дозы, так как это обеспечивает оптимальную защиту. Тем не менее, первая доза обеспечивает значительную защиту до тех пор, пока не будет введена вторая доза.Моделирование во время вспышки показывает, что введение одной дозы вдвое большему количеству людей предотвращает больше случаев, чем введение двух доз вдвое меньшему количеству людей. Одно исследование в Бангладеш показало, что разовая доза обеспечивала защиту детей старшего возраста и взрослых, которая сохранялась не менее 2 лет; однако он не защищал детей младше 5 лет. Общее мнение заключается в том, что в большинстве ситуаций следует использовать две дозы, однако время введения второй дозы может быть достаточно гибким.

     

  • Через сколько дней после вакцинации устанавливается защита от холеры?

    Защита от холеры развивается примерно через 10 дней после вакцинации.

     

  • Нужно ли принимать убитую цельноклеточную оральную холерную вакцину отдельно от оральной полиомиелитной вакцины?

    Вполне вероятно, что две вакцины можно вводить одновременно. В настоящее время проводятся исследования, подтверждающие эту рекомендацию.

     

  • Почему после вакцинации человек должен продолжать принимать меры предосторожности в отношении чистой воды, санитарии и гигиены?

    Вакцина работает лучше всего, если предпринимаются другие меры для предотвращения распространения холеры.Если человек потребляет очень большую дозу бактерий, это большое количество бактерий может подавлять кишечный иммунитет, в результате чего у пациента развивается холера, несмотря на вакцинацию. Таким образом, вакцина работает лучше всего, когда вода настолько безопасна, насколько это возможно. Вакцинация и мероприятия по обеспечению безопасной водой работают синергетически. Более безопасная вода повышает эффективность вакцины, а вакцина снижает количество холерных вибрионов, выделяемых с фекалиями и загрязняющих воду в окружающей среде. Таким образом, при принятии решения о том, как бороться с холерой, это не две конкурирующие стратегии — они работают вместе.

     

  • Имеют ли убитые цельноклеточные пероральные OCV какие-либо побочные эффекты? Насколько безопасна вакцина?

    Были проведены обширные исследования безопасности, и серьезных побочных эффектов, связанных с вакциной, не было. Некоторые люди испытывают легкий дискомфорт в желудке, но эти симптомы возникали и у субъектов, получавших плацебо. В настоящее время вакцина была введена миллионам людей, и по-прежнему нет доказательств проблем с безопасностью. OCV безопасен для беременных женщин.Нет повышенного риска для матери или плода. Кроме того, беременные женщины более уязвимы к холере, поэтому таких людей следует по возможности включать в программу вакцинации.

     

  • Сколько вакцины имеется в наличии?

    Запас убитых цельных клеток OCV, но запас увеличивается. В период с 2013 по 2019 год для экстренных и профилактических кампаний было использовано 58 миллионов доз OCV. Ежегодно в настоящее время производится около 25 миллионов доз.

     

  • Можно ли использовать пероральную вакцину против холеры вместе с программами водоснабжения, санитарии и гигиены?

    Когда вакцины против холеры предоставляются группам населения, подверженным риску заболевания холерой, обязательно, чтобы они использовались как часть общей комплексной стратегии, которая включает улучшение гигиены воды и санитарии (WASH) и предоставление высококачественной медицинской помощи тем, кто которые заболевают холерой.В прошлом высказывались опасения, что если будет проведена кампания по вакцинации против холеры, это помешает мероприятиям WASH. Высказывались опасения, что материально-технические и ресурсные потребности двух программ могут конкурировать; однако опыт кампаний по вакцинации показал, что это беспокойство не оправдано. На самом деле, при тщательном планировании виды деятельности могут усиливать друг друга.

     

  • Сколько стоит доза пероральной вакцины против холеры?

    Текущая цена Euvichol-plus при покупке через систему ООН составляет 1 доллар США.30 за дозу. Когда Dukoral предоставляется через туристические клиники, цена Dukoral намного выше.

     

  • Как доноры должны распределять финансовые ресурсы между программами обеспечения безопасной водой и программами вакцинации при попытке контролировать вспышку холеры? Каждая вспышка должна оцениваться с точки зрения ее риска для населения. Для вспышек, которые можно быстро контролировать с помощью улучшенной безопасной воды, это может быть наилучшей стратегией.
  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.