Поджелудочная железа лечение уколы: Какие лекарства использовать при заболеваниях печени и поджелудочной железы :: ГБУЗ МО Коломенская ЦРБ

Содержание

Уколы для поджелудочной железы при лечении острого и хронического панкреатита

Уколы для поджелудочной железы при лечении панкреатита преимущественно назначаются при остром течении патологического процесса. Использование парентеральных форм медикаментозных средств существенно уменьшает время от момента введения до развития терапевтических эффектов, а также позволяет четко контролировать дозировку действующих компонентов.

Уколы при панкреатите дают определенные преимущества, особенно при остром течении заболевания

Содержание статьи

Какие уколы бывают

Уколы при панкреатите подразумевают парентеральное введение растворов лекарственных соединений, содержащих в себе определенную концентрацию действующего компонента.

В клинической практике по способу выделяется несколько основных видов уколов:

  • Внутримышечное введение – при помощи шприца и иглы длиной не менее 4 см раствор с лекарством обычно вводится непосредственно в ягодичную мышцу, что позволяет достичь терапевтической концентрации действующего соединения в крови уже через 15-20 минут.
  • Подкожное введение – лекарство вводится под кожу, обычно в области средней трети плеча. Терапевтическая концентрация соединения в крови достигается в среднем через полчаса.
  • Внутривенное введение – технически вводить раствор с лекарством непосредственно в вену сложнее, но терапевтическая концентрация действующего вещества препарата в крови достигается уже через несколько минут.

Существует вариант внутрисуставного введения медикаментов, который при панкреатите не используется. Обычно основным показанием для такого введения является патология, в различной степени затрагивающая компоненты суставов.

Преимущества

Лечение панкреатита уколами назначается при остром течении патологического процесса с наличием выраженного воспаления.

Такой способ обладает определенными преимуществами в сравнении с пероральным применением лекарственных препаратов (прием внутрь таблеток, капсул, сиропа):

  • Относительно быстрое достижение терапевтической концентрации действующего вещества препарата в крови (при использовании таблеток, капсул терапевтический эффект достигается не ранее, чем через полчаса).
  • Точный расчет вводимой дозировки.
  • Отсутствие влияния наличия или отсутствия пищи в желудке и кишечнике (прием некоторых таблеток важно проводить только натощак или после еды).
  • Возможность начать лечение на фоне упорной рвоты (патология органов системы пищеварения часто сопровождается выраженной рвотой, вследствие чего прием пероральных лекарственных форм препаратов становится невозможным).

Основным преимуществом парентеральных инъекций является возможность скорейшего начала лечения острых патологических состояний, связанных с воспалительным процессом в поджелудочной железе.

Группы препаратов

При остром панкреатите для этиотропной (лечение, направленное на устранение причины заболевания) и патогенетической (восстановление функционального состояния органа) терапии используются различные препараты в форме растворов для инъекций.

Контрикал при панкреатите вводится в виде укола и позволяет снизить уровень пищеварительных ферментов, попавших в кровь

Названия групп медикаментозных средств включают:

  • Нестероидные противовоспалительные медикаменты, которые уменьшают выраженность воспалительной реакции за счет подавления синтеза биологически активных соединений клетками иммунной системы (простагландины, фактор некроза опухолей, интерлейкины). За счет уменьшения выраженности воспаления при помощи лекарственных средств удается снизить интенсивность боли. К ним относятся Кетанов, Анальгин.
  • Спазмолитики – оказывают влияние на гладкомышечные волокна стенок полых структур (протоки поджелудочной железы, гепатобилиарного тракта), вызывая их расслабление и увеличение диаметра протоков. Это приводит к облегчению выведения пищеварительного сока и желчи в просвет двенадцатиперстной кишки и снижает риск инициации процесса панкреонекроза (гибель тканей поджелудочной железы вследствие «самопереваривания» собственными ферментами). Спазмолитики включают такие препараты, как Но-Шпа, Дротаверин.
  • Антиферментные препараты – используются для подавления активности пищеварительных ферментов, которые на фоне острого течения панкреатита попадают в кровь и вызывают риск критического снижения системного артериального давления, развития полиорганной недостаточности (Контрикал, Гордокс).
  • Антибиотики – назначаются при наличии инфекционных осложнений, сопровождающих острый панкреатит. Обычно применяются антибактериальные средства широкого спектра активности (Цефтриаксон, Цефазолин), уничтожающие значительное количество различных видов бактерий.

Для удобства и скорости применения многие препараты для парентерального введения могут назначаться внутривенно в виде капельницы.

Правила

Выполнение инъекций показано для лечения острого течения воспалительного процесса или обострения хронического панкреатита.

Введение лекарственных средств осуществляется в соответствии с правилами:

  • Инъекции может выполнять только человек, владеющий техникой парентерального введения лекарственных средств.
  • Во время введения важно соблюдать рекомендации асептики и антисептики, которые направлены на предотвращение инфицирования пациента.
  • Лекарственные средства для парентерального введения должны быть не просрочены, без примесей, изменения цвета, прозрачности.
  • Перед тем как делать укол, обязательно еще раз убеждаются в правильности дозировки и названия набранного раствора медикаментозного средства.
  • После того как был пролечен приступ воспалительного процесса и удалось уменьшить негативные проявления заболевания, обычно переходят на пероральный прием медикаментов.

Соблюдение всех рекомендаций и правил применения уколов при панкреатите дает возможность избежать осложнений. Само заболевание лучше поддается терапии, а необходимый результат достигается быстрее.

Топ 6 клиник для лечения рака поджелудочной железы в Израиле. Сравнить цены

Хирургическое лечение рака поджелудочной железы возможно при локализации новообразования в пределах органа. Приоритет отдается лапароскопическому доступу с визуальным контролем. Объем будет зависеть от расположения очага:

  • Панкреатодуоденэктомия – удаление участка пораженного органа вместе с желчным пузырем, частью желудка и кишечника. Одновременно выполняется лимфодиссекция.
  • Дистальная панкреатэктомия – иссечение тела и хвоста поджелудочной железы.
  • Тотальная панкреатэктомия – удаление всего органа.

При карциноме 4 стадии применяется паллиативное вмешательство. Если убрать очаг полностью невозможно – врач накладывает стент для оттока желчи. Такая манипуляция облегчает состояние больного и улучшает качество его жизни.

Для устранения метастазов используется Нано-нож – высокотехнологичная установка, разрушающая атипичные клетки без повреждения интактных тканей.

Методика актуальна при распространении в окружающие ткани и крупные кровеносные сосуды.

Лучевая терапия

IGRT – радиооблучение с визуальным контролем. Методика дает возможность точно выяснить расположение опухоли и направить прицельное облучение только на атипичные клетки. Осуществляется совместно с хирургической коррекцией.

Химиотерапия

Комбинация различных средств позволяет добиться оптимальных результатов. Процедуры проводятся до хирургического вмешательства с целью уменьшения размеров опухоли. После операции медикаменты назначаются для устранения отдаленных метастазов.

Новое слово в абдоминальной онкологии – таргетная терапия.
Препараты, разработанные с помощью технологий генной инженерии, прицельно воздействуют на измененные ткани, сохраняя здоровые клетки.

Многочисленные положительные отзывы о лечении рака поджелудочной железы в Израиле лучше всего говорят об уровне работающих здесь докторов. Применение инновационных технологий – шанс избавиться от проблемы почти на любом этапе заболевания.

Диагностика и лечение гастроэнтеропанкреатических эндокринных опухолей | Гитель

Эндокринные опухоли поджелудочной железы (островково-клеточные) и желудочно-кишечного тракта являются достаточно редкими заболеваниями — частота выявления новых случаев от 0,4 до 1,5 на 100 000 жителей [20]. Вместо более широкого термина ’’АПУДомы” в последнее время в клинической литературе из практических соображений стал более употребим термин “гастроэнте- ропанкреатические эндокринные опухоли” (ГЭ- ПЭО). В результате многочисленных клинических и фундаментальных исследований в настоящее время описано около 19 типов ГЭПЭО и более 40 продуктов их секреции [22]. Большинству опухолей свойственна мультигормональная секреция, но развитие клиники эндокринного синдрома определяется преобладанием выработки какого-то одного гормона [3, 14]. Основными ГЭПЭО являются инсулинома, гастринома, глюкагонома, ВИПома, опухоли, обусловливающие развитие карциноидного синдрома, и гормонально-неактивные эндокринные опухоли [11, 58, 59]. Под гормонально-неактивными ГЭПЭО подразумеваются опухоли, происходящие из эндокринных клеток, но лишенные способности секретировать тот или иной гормон. ГЭПЭО различаются не только по продукции того или иного гормона, но и по характеру опухолевого роста. За исключением инсулином, в основном речь идет о злокачественных опухолях (см. таблицу), но по сравнению с другими карциномами спонтанный рост опухоли чаще бывает относительно медленным. Существенное клиническое значение, во многом определяющее лечебные подходы, имеет очень различный темп опухолевого роста. Описаны случаи спонтанного течения процесса более 10 лет [10], а также бурный рост опухоли, приводящий к смерти буквально за месяцы. В последние годы интерес к ГЭПЭО значительно возрос, что, вероятно, связано с созданием более совершенных методов топической диагностики и лечения, которые значительно улучшили прогноз.

Диагностика и топическая диагностика

В диагностическом поиске при ГЭПЭО можно условно выделить 3 этапа: 1-й — клинический этап (см. таблицу), 2-й — параклиническое подтверждение синдрома гиперсекреции гормона, куда относится ряд тестов, описанных в руководствах по эндокринологии [4]. Существенные дополнения в этом аспекте отсутствуют, но можно указать на ряд находящихся на стадии разработки направлений. Так, показано, что для злокачественных ГЭПЭО характерен повышенный уровень в плазме общей для всех гликопротеиновых гормонов ос-субъединицы, а также свободной р-субъ- единицы человеческого хорионического гонадотропина [30]. Иммуногистохимически показано, что только злокачественные гастриномы могут экспрессировать мРНК АКТГ [47]. Высокая иммунореактивность глюкагоноподобного пептида- 1 (GLP-1), характерная для ГЭПЭО, в основном свойственна опухолям, еще не давшим метастазов [24].

Классификация, симптоматика и симптоматическое лечение важнейших ГЭПЭО [59]

Опухоль

Ведущие симптомы

Локализация первичной опухоли

Секретируемый гормон

Частота злокачественности

Симптоматическая терапия

Инсулинома

Гипогликемия натощак

Поджелудочная железа

Инсулин

<5%

Диазоксид

Октреотид

Гастринома (синдром Зол- лингера — Эллисона)

Гиперсекреция НС1, рецидивирующие язвы, поносы

Поджелудочная железа, двенадцатиперстная кишка

Гастрин

>90%

Омепразол,

Н2-блокаторы

ВИПома (синдром Вернера — Моррисона)

Водная диарея, гипокалиемия, гипо- или ахлоргидрия

Поджелудочная железа, симпатический ствол

ВИП ГисИзП

>75%

Октреотид

Глюкагонома

Некролитическая мигрирующая эритема, сахарный диабет

Поджелудочная железа

Глюкагон

>50%

Октреотид

Карциноид

Приливы, диарея, абдоми- налгии, бронхоконстрикция

Тонкая кишка

Серотонин, простагландины, тахикинины, гистамин

100%

Октреотид (антагонисты серотонина, фенотиазиновые производные)

Функционально неактивные опухоли

Отсутствуют

Поджелудочная железа,

тонкая кишка

Отсутствует

>90%

Не требуется

Примечание. ВИП — вазоинтестинальный пептид, ГисИзП — гистидин-изолейциновый пептид.

Принципиально, что островково-клеточные опухоли поджелудочной железы могут быть частью синдрома множественных эндокринных неоплазий-1 (МЭН-1), куда, помимо этого, входят опухоли паращитовидных желез и аденогипофиза. У 65—80% больных с МЭН-1 имеются ГЭПЭО [61]. Таким образом, при симптомах ГЭПЭО как больные, так и их родственники должны быть целенаправленно обследованы для исключения или подтверждения гиперпаратиреоза и поражения аденогипофиза [4, 6]. Высказывается мнение, что карциноид двенадцатиперстной кишки может быть частью синдрома МЭН-3, включающего феохромоцитому и гиперпаратиреоз [29]. Лечение больных с синдромом МЭН требует определенной этапности и, таким образом, несколько иных подходов, чем лечение изолированных ГЭПЭО, описанных в данной работе.

Топическая диагностика — 3-й этап диагностики ГЭПЭО, при которой выясняется не только локализация, но и характер, стадия и темпы прогрессирования опухолевого процесса. Методы топической диагностики ГЭПЭО можно сгруппировать следующим образом: УЗИ: а) стандартное; б) эндоскопическое; в) интраоперационное; допплерография: а) обычная; б) эндоскопическая; томография: а) компьютерная; б) магнитно-резонансная; эндоваскулярные методы: а) ангиография; б) исследование проб портальной венозной крови; сцинтиграфия соматостатиновых рецепторов.

Информативность стандартного УЗИ считают ниже, чем других методов из-за недостаточной интенсивности внутреннего эхосигнала от опухоли [1, 57]. Эндоскопическое УЗИ наряду со сцинтиграфией соматостатиновых рецепторов стало наиболее перспективным методом [11, 57, 60]. Как было показано, чувствительность эндоскопического УЗИ в диагностике эндокринных опухолей поджелудочной железы и желудочно-кишечного тракта составила 69 и 70% соответственно при специфичности метода 80%, что в данном исследовании оказалось выше, чем у других методов [60]. Не меньшую ценность имеет и интраоперационное УЗИ [43], но необходимо стремиться локализовать опухоль до операции. Ряд авторов [23] вообще не рекомендуют пытаться локализовать инсулиному до операции, поскольку сочетание интраоперационного УЗИ и пальпации обеспечивает, по их мнению, 100% положительный результат.

Указаний на использование в топической диагностике ГЭПЭО допплерографии мало [57]. Обычная цветная допплерография выявляет внут- риопухолевое кровоснабжение примерно в 25% случаев, тогда как эндоскопическая модификация этого метода — в 100% у небольшой группы больных.

Диагностическая ценность таких методов, как компьютерная и магнитно-резонансная томография, для различных опухолей, по данным разных авторов, значительно варьирует; информативность компьютерной томографии около 50% [4, 31, 33, 35, 63]. До последнего времени одними из самых ценных остаются эндоваскулярные методы. Так, в диагностике инсулином ангиография дает положительный результат в 60—90% случаев [3, 4]. Для смешанной группы больных (инсулиномы, глюкагономы, нефункционирующие опухоли) эта цифра составила 50% [31]. Однако технические сложности, инвазивность исследования и возможные осложнения, связанные с ангиографией, а также сопоставимая с другими методами для ряда опухолей диагностическая ценность заставила искать иные подходы. То же касается и исследования проб портальной венозной крови, которому посвящен ряд работ [17, 27]. После катетеризации портальной системы исследуют пробы крови, и если уровень гормона в пробе крови из отдельного региона превысит системный на 50%, то можно думать о соответствующей локализации опухоли.

Новым и весьма перспективным методом топической диагностики ГЭПЭО стала сцинтиграфия соматостатиновых рецепторов [11, 33, 35, 63], которая еще не получила широкого применения в нашей стране. Эффективность использования аналога соматостатина длительного действия октреотида (сандостатин, SMS 201—995) показана для большинства ГЭПЭО (см. ниже), что, вероятно, связано с существованием у них соматостатиновых рецепторов. В основе метода лежит связывание соматостатиновых рецепторов ГЭПЭО со специфическими агонистами, в которые введена радиоактивная метка. Таким препаратом является lll-In-пентетреотид (111-In-pentetreotid; octre- oscan-111). На больших группах больных показана высокая диагностическая ценность метода [33, 35]. У пациентов с клиническими и биохимическими признаками опухоли чувствительность топической диагностики первичных опухолей и их метастазов составила 88%. В 34% случаев сцинтиграфия соматостатиновых рецепторов по диагностической ценности превзошла, в 52% оказалась равной, а в 14% ниже ценности УЗИ и компьютерной томографии [33]. Метод может оказаться незаменимым для локализации мелких ГЭПЭО (до 1 см), составляющих основную проблему топической диагностики. Однако сцинтиграфия соматостатиновых рецепторов не должна противопоставляться другим методам, поскольку она не позволяет выявить опухолевую ткань, лишенную рецепторов. Возможности этого метода следующие [35]: топическая диагностика первичных ГЭПЭО и их метастазов; послеоперационный контроль возникновения рецидива опухоли; дифференциальная диагностика эндокринных и неэндокринных опухолей, которые были выявлены другими методами.

Таким образом, топическая диагностика ГЭПЭО является комплексной, индивидуальной и при необходимости может включать в себя оптимальную комбинацию любых перечисленных методов.

Лечение

Лечение ГЭПЭО можно подразделить на хирургическое, антипролиферативное и симптоматическое. В большинстве случаев методом выбора является хирургическое вмешательство.

Хирургическое лечение

Оперативное вмешательство имеет смысл даже тогда, когда имеются свежие, особенно солитарные, медленно растущие метастазы [51]. В случае гормонально-активной опухоли это часто приводит к значительному уменьшению симптоматики, связанной с гиперсекрецией гормона [61]. Показано, что даже мелкие опухоли могут сочетаться со множественными метастазами в регионарные лимфатические узлы и печень [47]. Хирургическое вмешательство должно быть экономным и в случае опухолей поджелудочной железы заключаться в удалении только измененного участка. Простая энуклеация является операцией выбора. Когда выполнить ее нельзя, лучшей операцией следует считать дистальную резекцию или панкреатодуоденальную резекцию [23]. Спорные вопросы хирургического лечения ГЭПЭО часто заставляют рассматривать соотношение операционного риска и благоприятных результатов вмешательства, поскольку агрессивные хирургические подходы не всегда улучшают выживаемость [27]. До сих пор не было показано, что лечение печеночных метастазов эмболизацией продлевает жизнь больных. При этом побочные эффекты вплоть до смерти больного от фульминантного некроза печени достаточно часты. Основными показаниями для применения эмболизации считаются изолированные, хорошо васкуляризованные метастазы [7, 16, 59].

Антипролиферативная терапия

Как указывалось, ГЭПЭО различаются не только продуцируемыми гормонами, но и особенностями опухолевого роста: есть опухоли с очень быстрым, молниеносным ростом и с очень медленным ростом и даже без такового в течение ряда лет [10, 15]. Утверждение справедливо как для гормонально-активных, так и для неактивных опухолей. Это имеет большое клиническое значение: антипролиферативная терапия не должна применяться во всех случаях метастатических ГЭПЭО. Перед ее началом необходимо убедиться в прогрессировании опухолевого процесса. Очень медленно растущие опухоли, а также опухоли, прекратившие на длительное время свой рост, делают антипролиферативную терапию не показанной. Таким пациентам в случае гормонально-активных опухолей показана симптоматическая терапия эндокринных синдромов (см. ниже). Антипролиферативную терапию рекомендуется начинать, если у больного имеются четкие признаки прогрессирования опухолевого процесса на протяжении 3—6 мес с момента установления диагноза, выявляемые описанными выше методами. К признакам прогрессирования относят увеличение объема опухоли, а также объема и числа метастазов более чем на 25% [59]. Основными средствами антипролиферативной терапии на сегодняшний день являются октреотид (сандостатин), а-интер- ферон и химиотерапия [11, 13, 44, 53, 58, 59]. В процессе консервативного лечения большинства опухолей необходимо соблюдать этапность: 1-й этап — октреотид, 2-й этап — октреотид в сочетании с а-интерфероном, 3-й этап — химиотерапия.

Октреотид

Октреотид является длительно действующим аналогом соматостатина. Период полураспада октреотида составляет 100 мин, что в 30 раз больше, чем у естественного соматостатина. Впервые эффективность соматостатина была выявлена в отношении подавления секреции гормона роста при аденоме гипофиза [38]. Впоследствии установили эффективность соматостатина и октреотида в подавлении симптоматики ГЭПЭО, и было показано, что препараты подавляют выброс практически всех гормонов, секретируемых опухолями [49]. Последний феномен используется в симптоматической терапии ГЭПЭО (см. ниже). Соматостатин и октреотид обладают антипролиферативной активностью в отношении ряда солидных опухолей после их пересадки мышам. Это опухоли молочной железы, предстательной железы, легкого, толстой кишки и поджелудочной железы [26]. Механизм, лежащий в основе этого антипролифера- тивного эффекта, не выяснен. Предполагается, что соматостатин может подавлять секрецию необходимых для роста опухоли гормонов, аутокринных опухолевых факторов роста, влиять на пролиферативную активность путем стимуляции рецепторзависимой тирозинкиназы [39]. Анти- пролиферативные и антисекреторные влияния, очевидно, не зависят друг от друга [59]. На сегодняшний день открыто 5 подтипов соматостатиновых рецепторов (SSTR 1—5), которые гетерогенно экспрессированы в различных ГЭПЭО. В связи с этим было показано, что эффективность октреотида в какой-то степени связана с экспрессией SSTR-2 [37].

При сомптоматическом лечении гормональноактивных метастатических ГЭПЭО октреотидом сообщалось о пациентах, у которых при длительной терапии удавалось добиться уменьшения размеров опухоли [18, 36, 52, 55, 64]. Из доклада, объединившего данные литературы о 94 больных с метастатическими ГЭПЭО (карциноид, гастринома, ВИПома, глюкагонома, инсулинома), получавших октреотид, следует, что за время наблюдения в 13% случаев отмечено уменьшение объема опухолевой ткани, в 63% — прекращение роста и у 24% больных рост опухоли продолжался [28]. Однако следует отметить, что в данном случае перед началом терапии не оценивали характер роста опухоли, т. е. часть опухолей могла изначально не проявлять прогрессирующего роста. Больший интерес представляют предварительные результаты проспективного многоцентрового исследования “Sandostatin-Studie” у 122 пациентов с метастатическими ГЭПЭО, которые получали по 200 мг октреотида 3 раза в день. В 4,4% случаев отмечен частичный регресс опухоли, в 50% прекращение роста; у 45,6% рост продолжался [9]. Частота благоприятных ответов на терапию октреотидом со временем уменьшалась с 54,4% на 3-м месяце до 38% на 12-м месяце лечения среди всех больных [9]. По предварительной оценке октреотид оказался наиболее эффективным у пациентов с карциноидным синдромом в отношении как симптоматики, так и влияния на рост опухоли. Худшие результаты были в случаях гормонально-неактивных ГЭПЭО [9, 59].

На сегодняшний день октреотид считается ан- типролиферативным препаратом 1-й ступени при всех метастатических ГЭПЭО, за исключением инсулиномы и ВИПомы, которые требуют раннего применения химиотерапии [59]. Трехразовые подкожные инъекции октреотида, которые можно делать с помощью шприц-ручек, практически не влияют на качество жизни больных. Терапию октреотидом рекомендуется начинать лишь при четком подтверждении прогрессирования опухолевого процесса; при его отсутствии в случае гормонально-неактивных или малоактивных опухолей октреотид не назначают или назначают в дозах, минимально достаточных для купирования симптоматики, обусловленной опухолевой продукцией гормона (см. ниже).

При отсутствии антипролиферативного эффекта октреотида рекомендуется дополнительное назначение а-интерферона (2-я ступень) [59].

Интерферон

Интерферон, в первую очередь а и (3, прямо влияет на клеточное деление и экспрессию онкогенов, являясь к тому же иммуномодулятором [12]. Шведская рабочая группа показала, что а- интерферон (а-ИФ) в дозе 5 000 000 ЕД 3 раза в неделю оказывает антипролиферативное влияние на ГЭПЭО. В отдельных случаях отмечалось даже значительное уменьшение опухоли. Одновременно и независимо от этого а-ИФ приводил к снижению секреции продуктов опухоли и, таким образом, к уменьшению симптоматики [45, 56]. Тем не менее точно оценить эффективность а- ИФ на основании этих данных нельзя, поскольку опять же перед началом терапии не был определен характер роста опухоли. Кроме того, имеются сообщения о недостаточном антипролифератив- ном эффекте а-ИФ [21]. Однако есть данные об эффективности сочетания октреотида и а-ИФ, когда монотерапия этими препаратами оказывалась недейственной [32, 44]. Так, у 6 из 14 пациентов с подтвержденным прогрессирующим ростом опухоли (карциноид, гастринома, гормонально-неактивная опухоль) на фоне монотерапии октреотидом по 200 мг 3 раза в неделю при дополнительном назначении а- ИФ в дозе 5 000 000 ЕД 3 раза в неделю была зафиксирована ремиссия, которая сохранялась спустя 34 мес от начала лечения [44]. Таким образом, при отсутствии антипролиферативного эффекта монотерапии октреотидом рекомендуется дополнительное назначение а-ИФ в указанной дозе [И, 13, 32, 44, 59].

Побочное действие а-ИФ включает в себя гриппоподобные симптомы, изменение картины крови, увеличение активности печеночных ферментов; возможны депрессивные состояния.

Лишь при отсутствии антипролиферативного эффекта указанной комбинации необходимо ставить вопрос о химиотерапии (3-й этап).

Химиотерапия

Как указывалось, в первую очередь вопрос о химиотерапии следует ставить в случае злокачественных инсулином и ВИПом, которые требуют ее раннего назначения и наиболее к ней чувствительны [59]. Вероятно, наилучшей следует считать такую химиотерапию, которая приводит к уменьшению как размеров опухоли, так и клинических симптомов. Химиотерапию можно считать успешной лишь тогда, когда до ее начала был доказан интенсивный рост опухоли, а под ее влиянием опухоль перестала расти. Иногда за успех химиотерапии принимают только снижение содержания продуктов опухолевой секреции в крови или моче, а также возврат к норме других лабораторных показателей, например гликемии при инсулиноме.

Большинство публикаций, посвященных химиотерапии ГЭПЭО, обсуждают применение стрептозотоцина, 5-фторурацила, циклофосфамида, адриамицина и хлорозотоцина [25, 41, 42, 54, 55]. По результатам исследований, чувствительность к химиотерапии при карциноидном синдроме составляет от 20 до 40%, а при эндокринных опухолях поджелудочной железы — от 20 до 60%. Отмечена наибольшая чувствительность опухолей к комбинации стрептозотоцина и адриамицина. В исследовании, анализирующем результаты лечения 100 больных, отмечена эффективность указанной комбинации в отношении продления жизни [42]. Это исследование показало также значительные побочные эффекты химиотерапии. Кроме тошноты, рвоты, алопеции и угнетения кроветворной функции костного мозга, у 3% пациентов при лечении адриамицином развилась сердечная недостаточность, а у 9% при приеме стрептозотоцина и хлорозотоцина — почечная недостаточность (7% больных потребовался гемодиализ) [42]. К тому же следует учесть, что большая часть пациентов получила относительно короткий курс химиотерапии, т. е. тяжесть побочных эффектов в случае длительного лечения была бы, вероятно, больше.

На сегодняшний день для лечения быстрорастущих злокачественных ГЭПЭО рекомендуется следующая схема [59]: 1—5-й день — стрептозото- цин 500 мг/м2 внутривенно; 1—5-й день — 5-фто- рурацил 400 мг/м2 внутривенно; 1-й и 22-й день — адриамицин 50 мг/м2 внутривенно. Указанный цикл повторяется каждые 6 нед. Максимальная доза адриамицина 500 мг/м2. При повышении уровня креатинина или появлении протеинурии стрептозотоцин отменяется.

Предлагавшаяся комбинация 5-фторурацила и а-ИФ себя не оправдала [53].

В заключение следует отметить, что химиотерапией можно достичь лишь некоторого улучшения качества жизни, т. е. смягчения клинической симптоматики, замедления роста опухоли и продления жизни больного [59]. Необходимо соизмерять необходимость применения химиотерапии, которая может привести к тяжелым последствиям [42], и исходно удовлетворительное самочувствие больного.

Симптоматическое лечение

Инсулинома

Поскольку злокачественны менее 5% инсулином (см. таблицу), длительная медикаментозная терапия требуется только тогда, когда имеется метастазирование инсулиномы или значительные сложности предоперационной топической диагностики. Эпизоды гипогликемии купируются приемом пищи или, в тяжелых случаях, введением глюкозы. У части пациентов приступов гипогликемии можно избежать назначением диазоксида (прогликем, гиперстат) или октреотида [46]. Диазоксид подавляет выброс инсулина из секреторных гранул как нормальных, так и опухолевых Р-клеток [19]. Этот эффект возможен только в тех случаях, когда инсулинома имеет типичные (тип 1) секреторные гранулы. При нетипичных гранулах или гранулах обоих типов диазоксид неэффективен [19]. Диазоксид неэффективен также при инсулиномах, в которых мало депонирующих секреторных гранул (агранулярные опухоли) и секрет постоянно выделяется в кровяное русло [19]. Эффективная доза диазоксида колеблется между 25 мг 2 раза в день и 200 мг 3 раза в день. Потребность в препарате не может рассматриваться как признак доброкачественности или злокачественности инсулином [59]. Побочными эффектами являются анорексия, тошнота, гиперурикемия, задержка натрия и воды, угнетение кроветворения и миокардиодистрофия с нарушением ритма.

Предсказать эффективность октреотида при инсулиномах так же сложно, как и эффективность диазоксида [46]. Зачастую на терапию октреотидом отвечают те же пациенты, которые отвечают на лечение диазоксидом. Эффективность октреотида, видимо, также связана с типичными секреторными гранулами. Подавление секреции инсулина октреотидом, вероятно, опосредовано через соматостатиновые рецепторы, которые имеют 50% инсулином [34]. При терапии октреотидом следует иметь в виду, что теоретически его тормозящее действие может в большей степени проявиться в отношении контринсулярных гормонов, а не продуцирующим инсулин опухолью, что еще больше усилит склонность к развитию гипогликемий. Однако на практике до настоящего времени такого эффекта октреотида не отмечено [46, 59].

Карциноидный синдром

Помимо серотонина, для развития симптоматики карциноидного синдрома имеют значение тахикинины, брадикинин, простагландины, гистамин и другие медиаторы [5, 8, 62]. Поскольку октреотид наиболее эффективно подавляет диарею, при карциноидном синдроме обусловленную усиленной перистальтикой и секрецией жидкости тонкой кишкой, антагонисты серотонина (мети- сегрид, ципрогептадин) и другие ранее принятые средства отошли на второй план [62].

Устранить диарею октреотидом абсолютно у всех пациентов не удается, поскольку сам соматостатин, подавляя секрецию панкреатических ферментов, вызывает стеаторею и, таким образом, возможно, и диарею. При тяжелой диарее необходимо дополнительно использовать препараты панкреатических ферментов [59].

Полностью избавить пациентов от приливов, которые у большинства обусловлены тахикининами и другими вазоактивными медиаторами, с помощью октреотида удается также не всегда, хотя при длительной терапии их частота и длительность значительно снижаются [62]. Значительно улучшая функциональные легочные пробы [59], октреотид может оказаться жизненно необходимым для терапии и профилактики возникающего в рамках карциноидного синдрома бронхоспазма. Дозы октреотида индивидуальны и варьируют от 50 мг 1 раз в день до 200 мг 3 раза в день.

Г астринома

Для лечения возникающих при синдроме Зол- лингера — Эллисона рецидивирующих язв и диареи эффективны сильные подавляющие кислото- продукцию препараты, такие, как блокаторы протонной помпы (омепразол) и Н2-гистаминовых рецепторов [39, 59]. С введением в практику омепразола отпала необходимость в применявшейся ранее гастрэктомии. Для пациентов с синдромом Золлингера — Эллисона доза омепразола должна быть подобрана таким образом, чтобы перед очередным приемом препарата базальный уровень секреции составлял для пациентов с интактным желудком не более 10 ммоль/ч, а для пациентов с частично резецированным желудком — менее 5 ммоль/ч [48]. Этого можно достичь одноразовым утренним приемом 40—80 мг омепразола. Реже приходится назначать препарат 2 раза в день [40]. Поскольку с помощью омепразола можно добиться полного прекращения кислотопро- дукции, назначение с этой же целью октреотида нецелесообразно [59].

Глюкагонома

Большинство глюкагоном остаются бессимптомными и обнаруживаются при целенаправленном обследовании больных с подозрением на синдром МЭН-1. Реже симптоматика представлена некролитической мигрирующей эритемой, гипергликемией, анемией, флеботромбозами, психическими нарушениями, диареей [2, 20]. При установлении диагноза глюкагонома в большинстве случаев уже дала метастазы [2, 4]. Препаратом выбора для подавления опухолевой секреции является октреотид [15].

ВИПома

Синдром панкреатической холеры (синдром Вернера — Моррисона; WDHA-синдром: водянистая диарея, гипогликемия, ахлоргидрия) характеризуется угрожающей жизни диареей, достигающей 10 л в день со всеми связанными с ней электролитными нарушениями [2, 50]. Развитие указанной симптоматики обусловлено гиперсекрецией ВИП (вазоактивный интестинальный пептид) и гистидин-изолейцинового пептида ГЭПЭО или ганглионейробластомой [20]. Раньше уменьшения диареи в какой-то степени удавалось добиться карбонатом лития и индометацином [8]. Значительно более эффективным средством оказался октреотид, который тормозит как опухолевую секрецию, так и непосредственно интестинальную секрецию воды и электролитов [50]. Доза октреотида колеблется от 50 мг 1 раз в день до 200 мг 3 раза в день.

Анализируя приведенные данные литературы, можно сделать следующее заключение.

Топическая диагностика ГЭПЭО требует индивидуального и комплексного подхода. Для этого можно использовать УЗИ (стандартное, эндоскопическое, интраоперационное), допплерографию (обычная, эндоскопическая), томографию (компьютерная, магнитно-резонансная), эндоваскулярные методы (ангиография, исследование проб портальной венозной крови). Современным и перспективным методом является сцинтиграфия соматостатиновых рецепторов.

Солитарные ГЭПЭО требуют хирургического удаления. Последнее возможно и в случаях медленно растущих солитарных метастазов.

Антипролиферативная терапия не должна применяться при метастатических ГЭПЭО в любой ситуации. Такое лечение показано тогда, когда точно доказано прогрессирование опухолевого процесса на протяжении 3—6 нед с момента установления диагноза. Очень медленно растущие опухоли, а также опухоли, прекратившие на длительное время свой рост, в антипролиферативной терапии не нуждаются. В случае прогрессирования роста метастатических ГЭПЭО рекомендуется следующая схема: 1-й этап — октреотид; 2-й этап

  • октреотид в сочетании с а-ИФ; 3-й этап — химиотерапия.

Октреотид остается препаратом выбора в симптоматическом лечении карциноидного синдрома, синдрома глюкагономы и синдрома Вернера

Моррисона. Терапия октреотидом и диазоксидом оказывается неэффективной у половины больных инсулиномой. Кислотопродукция у больных гастриномой наиболее значимо подавляется блокатором протонной помпы омепразолом.

1. Антонов А. В., Колесникова Е. К., Пецко А. Р. // Пробл. эндокринол. — 1982. — № 6. — С. 47—51.

2. Желудочно-кишечные гормоны и патология пищеварительной системы: Пер. с англ. — М., 1981.

3. Калинин А. П., Радбилъ О. С., Нурманбетов Д. Н. // Пробл. эндокринол. — 1986. — № 2. — С. 40—46.

4. Клиническая эндокринология: Руководство для врачей / Под ред. Н. Т. Старковой. — М., 1991.

5. Меньшиков В. В., Бассалык Л. С., Шапиро Г. А. Карциноидный синдром. — М., 1972.

6. Радбилъ О. С., Калинин А. Н., Нурманбетов Д. Н. Гормонально-активные опухоли поджелудочной железы и множественные эндокринные аденоматозы. — М., 1986.

7. Allison D. J., Jordan Н., Henessy О. // Lancet. — 1985. — Vol. 1. – Р. 595-599.

8. Arnold R. // Eur. J. clin. Invest. — 1990. — Vol. 20, Suppl. 1. – P. 82-90.

9. Arnold R., Benning R., Neuhaus C. et al. // Metabolism. — 1992. – Vol. 41, N 9. – Suppl. 2. – P. 116-118.

10. Arnold R., Neuhaus C, Benning R. et al. // World J. Surg. — 1993. – Vol. 17, N 4. – P. 511-519.

11. Arnold R. // Schweiz. Rundsch. Med. Prax. — 1994. — Bd 83, N 29-30. – S. 828-832.

12. Balkwill F R. // Lancet. – 1989. – Vol. 1. – P. 1060-1063.

13. Berney C, Clavien P. A., Rohner A. // Schweiz, med. Wochen- schr. – 1993. – Bd 123, N 45. – S. 2123-2137.

14. Berney C., Kurt A. M., Kapanci Y. // Ibid. — 1994. — Bd 124, N 5. – S. 179-185.

15. Boden G., Ryan I. G., Eisenschmid B. L. // N. Engl. J. Med. — 1986. – Vol. 314. – P. 1686-1689.

16. Carasco С. H., Charnsangavej Ch., Ajani J. et al. // Amer. J. Radiol. – 1986. – Vol. 147. – P. 149-154.

17. Chan F. L., Lam K. S. // Ann. Acad. Med. Singapore. — 1993. – Vol. 22, N 5. – P. 707-713.

18. Clements D., Elias E. // Lancet. — 1985. — Vol. 1. — P. 874— 875.

19. Creutzfeld W., Arnold R., Creuzfeldt C. et al. // Diabetologia. – 1973. – Vol. 9. – P. 217-231.

20. Creutzfeld W., Arnold R. // Bocus Gastroenterol. — 1985. — Vol. 6. – P. 4122-4114.

21. Creutzfeld W., Bartsch H. H, Jacubaschke F. et al. // Acta on- col. – 1991. – Vol. 30. – P. 529-535.

22. Delkore R., Friesen S. R. // J. Amer. Coll. Surg. — 1994. — Vol. 178, N 2. – P. 187-211.

23. DiDio F., Morel P., Rohner A. // Schweiz, med. Wochenschr. – 1994. – Bd 124, N 27-29. – S. 1248-1252.

24. Eissele R., Gokee R., Weichardt V. // Cell. Tissue Res. — 1994. – Vol. 276, N 3. – P. 571-579.

25. Eugstrom P. E, Lavin P. T., Folsch E. et al. // J. clin. Oncol. – 1984. – Vol. 2. – P. 1255-1259.

26. Evers В. M., Parekh D., Townsend С. M. et al. // Ann. Surg. — 1991. – Vol. 213. – P. 190-198.

27. Fraker D. L., Norton J. A. // Semin. Surg. Oncol. — 1993. — Vol. 9, N 5. – P. 437-442.

28. Gordon P. /I Ann. intern. Med. — 1989. — Vol. 110. — P. 35-50.

29. Griffits D. R., Wiliams G. T., Wiliams S. D. // Brit. med. J. — 1983. – Vol. 287. – P. 1341-1343.

30. Grossmann M., Trautmann M. E., Poertl S. // Eur. J. clin. Invest. – 1994. – Vol. 24, N 2. – P. 131-136.

31. Lsaji S., Kato K, Tanigawa K. // Rinsho Byori. — 1994. — Vol. 42, N 2. – P. 150-159.

32. Joensuu H, Katka K., Kujari H. // Acta endocr. — 1992. — Vol. 126. – P. 184-185.

33. Joseph K, Stapp J., Reineke J. et al. // Nuklearmedizin. — 1993. – Bd 32, N 6. – S. 299-305.

34. Joseph K, Stapp J., Reineke J. et al. // Dtsch. med. Wochenschr. – 1992. – Bd 117. – S. 1025-1028.

35. Joseph K, Stapp J., Skamel H.-J. // Dtsch. Arztbl. — 1994. — N 19. – S. 1011-1116.

36. Kraenzlin M. E., Ching J. C., Wood S. M. et al. // Lancet. — 1983. – Vol. 2. – P. 1501-1504.

37. Kubota A., Yamada Y., Kagimoto S. et al. // J. clin. Invest. — 1994. – Vol. 93, N 3. – P. 1321-1325.

38. Lamberts S. W J., Koper J. W., Renby J. C. // Eur. J. clin. Invest. – 1987. – Vol. 17. – P. 281-287.

39. Liebow C, Reilly C, Serrano M. et al. // Proc. natl. Acad. Sci. USA. – 1989. – Vol. 86. – P. 2003-2006.

40. McArthur К. E., Collen M. J., Maton P. N. et al. // Gastroenterology. – 1985. – Vol. 88. – P. 939-944.

41. Moertl C. G., Hanley J. A., Jonson L. A. // N. Engl. J. Med. — 1980. – Vol. 303. – P. 1189-1194.

42. Moertl C. G., Lefkopulo M., Lipsitz S. et al. // Ibid. — 1992. — Vol. 326. – P. 519-523.

43. Mouroux D., Amino R., Brsndone H. et al. // Presse med. — 1984. – Vol. 13, N 32. – P. 1963.

44. Nord R., Frank M., Kajdan U. et al. // Z. Gastroenterol. — 1994. – Bd 32, N 4. – S. 193-197.

45. Oberg K, Norheim I., Lind E. et al. // Cancer Treat. Rep. — 1986. – Vol. 11. – P. 1297-1304.

46. Osei K. W., ODorisio T. M. // Ann. intern. Med. — 1985. — Vol. 103. – P. 223-225.

47. Perkins P. L., Meleod M. K., Jin L. et al. // Diagn. Mol. Pathol. – 1992. – Vol. 1, N 3. – P. 155-154.

48. Raufman J. P., Collis S. M., Paudol S. J. et al. // Gastroenterology. – 1983. – Vol. 84. – P. 108-113.

49. Reichlin S. // N. Engl. J. Med. – 1983. – Vol. 309. – P. 1556-1563.

50. Rood R. P., DeLelilis R. A., Gayal Y., Donowitz M. // Gastroenterology. — 1988. — Vol. 94. — P. 813—818.

51. Rothmund M., Stinner B., Arnold R. // Eur. J. surg. Oncol. — 1991. – Vol. 17. – P. 191-199.

52. Sagman U., Sheldon F. // Can. J. Physiol. Pharmacol. — 1986. – Vol. 64, Suppl. – P. 60.

53. Saltz L., Kemeny N., Schwartz G. et al. // Cancer. — 1994. — Vol. 74, N 3. – P. 958-961.

54. vonSchrenk T., Howard J. M., Doopman J. H. L. et al. // Gastroenterology. — 1988. — Vol. 94. — P. 1326—1334.

55. Shepherd J. J., Senator G. B. // Lancet. — 1986. — Vol. 2. — P. 574.

56. Smith D. B., Scarffe J. H, Wagstaff J. et al. // Cancer Treat. Rep. – 1987. – Vol. 7. – P. 1265-1268.

57. Tomiyama T., Ueno N., Fakuda M. // Nippon Shokakibyo Gakkai Zasshi. – 1994. – Vol. 91, N 3. – P. 303—310.

58. Trautmann M. E., Neuhaus C., Arnold R. // Z. arztl. Fortbild. – 1992. – Bd 86, N 13. – S. 649-657.

59. Trautmann M. E., Koop H., Arnold R. // Internist. — 1993. — Bd 34, N 1. – S. 43-50.

60. Baras M. J., Boix J., Armengol. J. R. // Rev. esp. Enferm. Aposs. dig. – 1994. – Vol. 85, N 5. – P. 354-358.

61. Vassilopoulou-Sellin R., Ajani J. // Endocrinol. Metab. Clin. North Am. – 1994. – Vol. 23, N 1. – P. 53-54.

62. Vinik A., Moattari A. R. // Dig. Dis. Sci. — 1989. — Vol. 34, Suppl. – P. 145-275.

63. Weinel R. J., Kisker 0., Joseph K. et al. // Chirurg. — 1994. — Bd 65, N 10. – S. 849-855.

64. Weidermann B., Rath U., Radsch R. et al. // Klin. Wochen- schr. – 1988. – Bd 66. – S. 75-77.


История открытия инсулина | Клиника «Источник», Челябинск

14 ноября каждого года отмечается Всемирный день борьбы с сахарным диабетом. Дата выбрана в честь дня рождения известного канадского физиолога Фредерика Гранта Бантинга (14 ноября 1891 г. – 21 февраля 1941 г.). Родители Фредерика, как и многие добропорядочные люди того времени, мечтали, чтобы их сын стал священнослужителем. Поэтому Ф. Г. Бантинг в 1912г. поступил на богословский факультет Торонтского университета, однако в конце того же года, поняв, что его в действительности интересует медицина, перевелся в университетскую медицинскую школу, которую он окончил со степенью бакалавра медицины. В течение следующих двух лет Бантинг служил военным хирургом в Англии, а затем во Франции, где в битве при Камбре получил тяжелое ранение шрапнелью в правое предплечье. Понимая, что ампутация будет означать конец его хирургической карьеры, он уговорил лечащего врача повременить с операцией; в итоге рука была спасена.

После войны Бантинг вернулся в Торонто и два года проработал хирургом в детской больнице. Летом 1920 г. он переехал в Лондон (Онтарио) и открыл частную хирургическую практику. Однако, когда выяснилось, что эта затея не оправдывает себя с финансовой точки зрения, Бантинг принял предложение занять должность ассистента профессора в медицинской школе университета Западного Онтарио, находившейся в том же городе. Одновременно он занимался научными исследованиями под руководством нейрофизиолога Ф. Р. Миллера.

Друг детства Бантинга умер от заболевания, называемого теперь сахарным диабетом. Этот трагический случай послужил поводом, заставившим Ф. Бантинга заняться поиском средств для лечения этой болезни.

Страшное заболевание было описано еще в первом веке нашей эры, двумя древнеримскими врачами – Цельсом и Аретом. Они описали следующие характеристики этого заболевания:

  1. Обильное отделение мочи. Этот симптом (а затем и само заболевание) был назван «диабет», что в переводе с греческого означает «истечение», то есть выделение большого количества мочи.
  2. Жажда. Больные теряли много жидкости, поэтому все время хотели пить.
  3. Истощение.

Симптомы эти считались очень опасными, потому что до первой четверти XX века (2 тысячелетия) заболевание было неизлечимо и неминуемо вело к смерти. Любой врач, зашедший в дом к такому пациенту, мог поставить страшный диагноз с порога. Все дело в том, что на последней стадии диабета больные выделяют ацетон при дыхании, с потом, мочой. Характерный запах позволял врачу констатировать бессилие медицины, даже не осматривая больного.

В XVII веке английский врач Томас Виллис, будучи очень любознательным человеком, решил попробовать на вкус мочу больного сахарным диабетом. Виллис обнаружил ее сладкий вкус. Из-за неординарности проведенного опыта, всерьез это не было воспринято, наблюдение пожилого ученого было забыто.

В XVIII веке другой английский врач П. Добсон провел химический анализ мочи больного сахарным диабетом и обнаружил в ней содержание глюкозы. Таким образом к названию заболевания присоединилась характеристика «сахарный».   

Но долгое время так и не было ни каких данных, от чего возникает это заболевание, на что действует, а поэтому никто не знал, как его лечить.

В 1889 г. два немецких ученых Йозеф Фон Меринг и Оскар Минковский занимались изучением пищеварительной функции поджелудочной железы и не преследовали цели изучения сахарного диабета. Они проводили эксперименты на собаках. В те времена значение того или иного органа можно было изучить путем полного его удаления из организма подопытного животного. Однажды они обнаружили, что моча подопытной собаки, у которой они удалили поджелудочную железу, привлекла огромное количество мух (операция была проведена в жаркий летний день, прооперированную собаку оставили в комнате, с открытым окном. За ночь у собаки выделилось большое количество мочи, при этом моча была сладкая, и на этот сладкий сироп налетели мухи).

Так впервые стало ясно, что сахарный диабет связан с поражением поджелудочной железы. Ученые стали делать попытки производства лекарства от диабета путем измельчения поджелудочной железы. Но попытки эти не увенчались успехом. Дальнейшее изучение этого органа показало, что поджелудочная железа содержит в себе различные клетки, функция которых отличается между собой. Одни клетки — экзокринные — выделяют пищеварительные ферменты, другие — эндокринные — вырабатывают непосредственно в кровь гормоны. Скопления эндокринных клеток получили названия «островки Лангерганса», в честь немецкого ученого Пауля Лангерганса, открывшего их существование. При попытках получения целебного экстракта поджелудочной железы, субстрат измельчали, и содержимое клеток островков Лангерганса контактировало с пищеварительными ферментами остальных клеток. Ценный гормон уничтожался… Пациенты с сахарным диабетом не получили живительного лекарства.

В 1920 г. Ф. Бантингу попадается в руки статья Мозеса Барона, в которой был описан клинический случай, когда протоки поджелудочной железы были закупорены камнями, но сахарный диабет не развился. И Фредерику Бантингу пришла в голову идея, которую он сформулировал так «перевязать протоки поджелудочной железы у собак. Подождать 6-8 недель. Удалить и экстрагировать».

Ф. Бантинг стал воплощать свою идею в лаборатории профессора Джона Маклеода. В помощь Бантингу Маклеод выделил своего талантливого студента Чарльза Беста.

В 1921 г. Бантинг и Бест получили экстракт атрофированной поджелудочной железы. Экстракт ввели собаке, которая умирала от сахарного диабета, потому что у нее была удалена поджелудочная железа. Эксперимент удался! Собака вышла из диабетической комы! До этого никто из диабетической комы не выходил, она всегда заканчивалась смертью.

Команда ученых стала думать, как снабдить жизненно необходимым препаратом все нуждающееся человечество. В итоге стали появляться первые препараты инсулина из поджелудочных желез крупного рогатого скота, идущего на бойню.

 

Историческое событие произошло в 1922 г.

В Торонто умирал от диабета 14-летний мальчик – Леонард Томпсон. Родители дали согласие на экспериментальное лечение, потому что мальчик впал в кому и должен был умереть. Мальчику ввели препарат, но попытка оказалась неудачной, так как развилась аллергия на чужеродный белок. Тогда понадобилась помощь биохимика Дж.Б. Коллипа, который очистил препарат, и его снова ввели Леонарду, спася тем самым его от смерти от диабета.

Вторым пациентом Бантинга стал его однокурсник Джо Джилькрист, который из-за голодания превратился в скелет. Джилькрист был спасен, он стал одним из ближайших помощников Бантинга.

Еще одной спасенной жизнью оказалась жизнь десятилетней девочки Женевы, дочери американского врача Жозефины Штикельбергер. Мать заподозрила и обнаружила у дочери диабет. Жозефина самостоятельно обратилась к Бантингу. Девочку привезли в Торонто на поезде, она уже была в тяжелейшем состоянии. Прямо на перроне Бантинг сделал инъекцию живительного лекарства и спас девочку. Жозефина сыграла большую роль в подборке дозировок инсулина. Женева же прожила долгую жизнь, работала бухгалтером в нефтяной компании и умерла в возрасте 72 лет, хотя должна была умереть в 11.

Первый препарат инсулина (интересный факт: Бантинг дал ему название «ислетин» — от английского «islet» островок. Но в итоге Маклеод настоял на варианте названия — «инсулин», от латинского — «insula», что в переводе тоже означает «островок»)

Теодор Райдер, один из «звездных» пациентов доктора Бантинга, названный в прессе «живым чудом». 5-летний мальчик, весом всего 12 с небольшим килограмм, приезжает в Торонто в 1922 году, чтобы получить свою первую инъекцию инсулина. Лечение проходит успешно и Бантинг поддерживает с ним связь в течение нескольких лет. Справа письмо, написанное Тедди в 1923 году из своего дома в Коннектикуте, в котором он сообщает доктору, что теперь он «толстый мальчик и чувствует себя отлично». Тедди Райдер получал инсулин более 70 лет и умер в возрасте 76 лет.

Бантинг написал докторскую диссертацию по результатам своих исследований и получил в Торонтском университете степень доктора медицины. Он приобрел международную известность. В 1923 г. власти провинции Онтарио учредили в Торонтском университете отделение медицинских исследовании имени Бантинга и Беста; декретом канадского парламента Бантинг получил пожизненную ренту. В честь него в Торонто были учреждены также Исследовательский фонд имени Бантинга, Институт имени Бантинга, Бантинговские мемориальные чтения.

Бантинг и Маклеод разделили Нобелевскую премию по физиологии и медицине 1923 г. «за открытие инсулина». Взбешенный тем, что в числе лауреатов не оказалось Беста, Бантинг грозился отказаться от награды, но, вняв советам, не стал делать этого. Он, однако, отдал половину полученных им денег Бесту, во всеуслышание заявив о вкладе последнего в открытие инсулина. (Члены Нобелевского комитета позже пришли к конфиденциальному мнению, что Беста следовало включить в число награжденных.)

С тех пор великое открытие пытливого и смелого человека преобразовалось в высокотехнологичный процесс производства современных инсулинов, спасающих жизни миллионов людей, столкнувшихся с сахарным диабетом, приравнивая качество их жизни к таковому у людей без диабета.

  1. Слева Чарльз Бест (1899-1978 гг.), нагнулся Фредерик Бантинг (1891-1941 гг.) с одной из оперированных ими собак. Лето 1921 года.
  2. Экстрактор, в котором Бантинг и Бест извлекали инсулин из поджелудочных желёз подопытных животных. 1921 год.
  3. Биохимик Джеймс Коллип (1892-1965 гг.), сумевший очистить инсулин от примесей и получить его в форме, пригодной для клинического применения. Фото сделано в 1927 году.
  4. Джон Маклеод (1876-1935 гг.), заведующий кафедрой физиологии университета Торонто, руководитель лаборатории, в которой был получен инсулин, организатор первого производства этого гормона. Наряду с Бантингом лауреат Нобелевской премии 1923 года. Дал этому препарату название: Бантинг и Бест называли его сначала «ислетин» от английского «islet» («островок», по островкам Лангерганса). Маклеод предпочёл слово с латинским корнем («insula» — «остров»). Фото 1928 года.

  1. На фото — Теодор Райдер.
  2. Первый в мире пациент, получивший инсулинотерапию, Леонард Томпсон (1908-1935 гг.). В терминальной стадии диабета на руках у матери, в декабре 1921 года, когда он поступил в клинику Университета Онтарио. Состояние истощения: до появления инсулина единственным методом терапии было голодание. Оно позволяло отсрочить смерть на несколько месяцев.
  3. Он же в феврале 1922 года. После 23 января 1922 года Томпсон почувствовал себя намного лучше. Он прожил ещё 13 лет и умер от пневмонии, с которой его ослабленный хроническим заболеванием организм не смог бороться. Создатель инсулинотерапии Фредерик Бантинг поддерживал с ним постоянную связь, как и с другими первыми 13 своими пациентами. Некоторые из них прожили на инъекциях ещё полвека.

Статью подготовила врач эндокринолог клиники «Источник» Свидерская Татьяна Анатольевна

В создании статьи использовались данные:

Мария Дуничева для Diabet.Connect и www.rule15s.com — фото и история Теодора Райдера.

Статья доктора биологических наук, профессора К. А. Ефетова «Триумф и трагедия Фредерика Бантинга».

Школа диабета — Чем опасен инсулин: мифы и реальность

Инсулин — гормон, который вырабатывается в поджелудочной железе. Основное его действие – регуляция углеводного обмена. Если его вырабатывается недостаточно или ткани организма перестают реагировать на его действие, то развивается сахарный диабет 1 или 2 типа. При этом заболевании нужна инсулинотерапия (регулярное введение инсулина), чтобы восполнить его нехватку.

При сахарном диабете 1 типа инсулинотерапия является главным методом контроля гипогликемии, а людям с СД 2-го типа ее назначают, когда компенсация заболевания с помощью диеты, рекомендованных физических нагрузок, лекарственной терапии становится затруднительной или невозможной.

Многие пациенты боятся начинать использовать инсулин, необоснованно отказываются от его применения, руководствуясь неверными представлениями о его действии и свойствах. Этот материал — попытка разобраться с основными мифами об инсулинотерапии; узнать, чем так опасен инсулин, можно ли отказаться от его использования?

Мне назначили инсулин, значит мой диабет очень тяжелый

Нет. Это лишь означает, что вашему организму нужно помочь поддерживать уровень сахара в крови с помощью инъекций инсулина. Если у вас СД 1 типа, то введенный инсулин восполнит нехватку собственного, который не может производить поджелудочная железа. При сахарном диабете 2 типа инсулин назначается, если он необходим для эффективного контроля гликемии и снижения риска осложнений сахарного диабета2.

Инсулин вреден для организма

Это не так. Вреда организму инсулин при сахарном диабете не наносит. Он наоборот компенсирует нехватку этого важного гормона, поддерживает обмен веществ, нормализует уровень сахара в крови1,2.

Инсулин опасен и вызывает осложнения

Осложнения при сахарном диабете возникают из-за скачков уровня глюкозы в крови, а инсулин как раз помогает удерживать уровень сахара в крови в рамках целевых значений, не допускать его падения или чрезмерного повышения. Лечение необходимо, чтобы гипергликемия (высокий уровень сахара в крови) не вызывала осложнений: нарушений функции почек, глаз, сосудов, «диабетической стопы», осложнений сердечно-сосудистых заболеваний1.

После уколов будут отеки

Причина отёков не в инсулине, а в сильно повышенном уровне сахара в крови и состояниях, которые из-за этого развиваются. Назначение инсулина позволяет взять гликемию под контроль.

После подбора дозы в течение нескольких дней отеки пропадают и, если уровень сахара правильно контролируется, то больше они не появляются 1,4.

Уколы инсулина это больно

Страх перед уколами испытывают многие, поэтому сегодня для инъекций рекомендуют использовать шприц-ручки или специальные инсулиновые шприцы. Иглы у них очень тонкие, их длина такая, что дальше подкожной клетчатки (куда и должен попасть инсулин во время укола) препарат не пойдет. Благодаря этому инъекции инсулина безболезненны, страх перед уколами со временем проходит3.

Можно посоветоваться с врачом и узнать о возможности поставить инсулиновую помпу. Она самостоятельно подает инсулин через катетер, который устанавливается под кожу на длительный срок1.

А вдруг случится гипогликемия?

Главная цель инсулинотерапии – оптимальный контроль гликемии. Это достигается двумя путями:

  1. Нормализация образа жизни – питание, двигательная активность, режим дня.
  2. Подбор врачом схемы введения лекарственных препаратов, в том числе инсулина. Она индивидуальна для каждого пациента, учитывает особенности организма, течение диабета, возраст, характер питания, привычки, другие данные1.

Для самостоятельного управления заболеванием необходимо научиться самоконтролю уровня глюкозы в крови, проведению инъекций инсулина, а также правилам коррекции доз инсулин для достижения индивидуальных целевых показателей.

В «Школе диабета» также учат узнавать признаки гипогликемии, что можно сделать, чтобы ее не допустить. Регулярные измерения глюкометром показателей уровня сахара в крови позволяют вовремя заметить снижение уровня гликемии и принять рекомендованные врачом меры.

Уколы – это сложно

Если вы используете шприц-ручку, то ампула с инсулином уже вставлена в нее, доза набирается автоматически. Инъекция занимает небольшое время, это позволяет сохранить высокое качество жизни пациентов, использующих инсулинотерапию. На специальных шприцах указаны и миллилитры, и единицы инсулина, а сам препарат упакован в небольшой флакон, примерно с палец размером. Набор нужной дозы не потребует дополнительных усилий3.

Я буду вынужден колоть инсулин на виду у всех

В большинстве случаев в день приходится делать от 1 до 4 уколов. Если время, когда нужно сделать укол, совпало с выходом «в свет», то можно выбрать комфортное для себя место, и сделать инъекцию там, не привлекая лишнего внимания3.

На моем теле будут точки от проколов, синяки

Правильная техника введения может снизить вероятность появления следов от уколов. Иглы для введения инсулина очень тонкие, острые, с гладкой поверхностью. Они практически не травмируют кожу, если делать укол по инструкции к шприц-ручке или шприцу3.

Выбирайте для укола место, где подкожный слой толстый (живот, ягодицы). После укола лучше не вынимать иглу сразу и резко, а задержать ее на 10 секунд и извлекать спокойно3.

От уколов инсулина толстеют

Набор массы тела в данном случае не связан с введением инсулина. Повышение веса возможно в отдельных случаях:

  • страх развития гипогликемии и увеличение потребления пищи;
  • масса тела снижается при высоких показателях глюкозы в крови, а после достижения контроля ее уровня, возвращается к прежней;
  • изменение процессов регуляции аппетита в ЦНС;
  • уменьшение выделения глюкозы с мочой.

Снизить влияние этих факторов контролировать свой вес можно, если соблюдать диету, рекомендованную врачом, регулярно заниматься доступной физкультурой1, то вполне можно 1, 5.

Кто колет инсулин, тот может не соблюдать диету!

При любом типе сахарного диабета важно поддерживать постоянный и приемлемый уровень глюкозы в крови с помощью диеты и физической активности. Если есть все подряд, то сахар в крови будет «скакать», провоцировать то гипер-, то гипогликемию. Соблюдение назначений, в том числе диеты и инсулинотерапии, позволяет эффективно управлять диабетом и сохранить высокое качество жизни1,2.

👍 Что делать при приступе панкреатита? | Интересные факты

Воспаление поджелудочной железы (иначе – панкреатит) может возникнуть даже у здорового человека. В большинстве случаев панкреатит начинается у людей, которые либо превышают норму употребления спиртных напитков, либо любят обильную жирную пищу. Но случается, что поджелудочная железа воспаляется из-за генетической предрасположенности или после приема сильнодействующих лекарственных препаратов.

Симптомы обострения панкреатита

Главный симптом, без которого не обходится панкреатит – боль режущего характера в верхней части живота. Иногда она может отдавать в поясницу, спину или лопатку. Симптомы, сопровождающие боль: отсутствие аппетита, вздутие живота, тошнота и рвота. Также острый приступ этого неприятного заболевания может характеризоваться диареей, отрыжкой или икотой.

Симптомами приступа являются сильная боль в области живота, озноб, тошнота

В положении лежа боль значительно усиливается, поэтому панкреатит трудно спутать с другими болезнями желудочно-кишечного тракта, боль от которых наоборот успокаивается при принятии человеком лежачего положения.Приступ панкреатита может сопровождаться высокой температурой, ознобом и снижением артериального давления.

Первая помощь при приступе панкреатита

Прежде всего, при приступе панкреатита нельзя принимать пищу, требуется строгое голодание. Можно пить чистую воду или несладкий теплый чай. Соблюдение полного покоя тела облегчит симптомы, нужно стараться не двигаться и не делать резких движений. Лучше всего будет принять положение сидя и немного наклониться вперед.

Боль хорошо и быстро снимается ледяным компрессом, его можно положить либо со стороны спины, либо между пупком и грудью. Из лекарственных препаратов можно принять только анальгетики или спазмолитики (Дротаверин, Спазмолгон). Дыхание играет немаловажную роль в снятии боли при панкреатите. Чтобы уменьшить боль, нужно стараться дышать поверхностно – это значит не делать глубоких вдохов, а при сильном приступе вообще задержать дыхание.

Панкреатит является достаточно опасным заболеванием, поэтому при приступе следует вызвать «скорую помощь».

Что делать после приступа панкреатита

При первой возможности, даже если симптомы панкреатита ушли, нужно обратиться к гастроэнтерологу для обследования. Лечение заболеваний за границей может отличаться от отечественных методик, но, если есть средства, можно обратиться к проверенным зарубежным специалистам. В поликлинике вас направят на УЗИ поджелудочной железы, выпишут направления на необходимые анализы и тщательно обследуют. Далее вам будет выписано соответствующее лечение, включающее в себя не только специальную диету, но и препараты, которые помогают максимально наладить работу поджелудочной железы и в дальнейшем избежать приступов.

Для успешного лечения панкреатита обязательно нужно обратиться ко врачу

Редакция uznayvse.ru отмечает, что панкреатит ни в коем случае нельзя запускать, потому что в тяжелых случаях заболевание приводит к смертельному исходу.

Марина Веселенко редактор

Обнаружив ошибку в тексте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Подпишитесь на нас!

Диабет у собак — симптомы и лечение сахарного и несахарного диабета

Коротко отвечаем на вопросы о диабете: как выявить, как лечить, чем кормить

Сахарный диабет у собак нельзя вылечить, но можно контролировать. При должном старании собака будет жить счастливо, и кроме вас никто даже не будет знать, что у нее диабет. Важную роль в этом играет лечение и питание.

В этой статье коротко ответим на самые главные вопросы:

  1. Что такое сахарный диабет у собак?
  2. Какие есть симптомы диабета у собак?
  3. Чем отличается несахарный диабет у собак?
  4. Какое существует лечение диабета у собак?
  5. Чем кормить собаку при диабете?
  6. Чем еще может помочь ветеринар?

Что такое сахарный диабет у собак?

Глюкоза или проще сахар — это главный источник энергии для животных. Глюкоза поступает в кровь из пищи. Чтобы клетки «поняли», что пора принимать энергию, поджелудочная железа выбрасывает в кровь гормон инсулин. Так клетки «видят» глюкозу и потребляют ее. Сахара в крови становится меньше, и поджелудочная железа перестает вырабатывать инсулин.

При диабете происходит одно из двух: либо железа не вырабатывает инсулин, либо клетки «не видят» его. В любом случае клетки не понимают, что в крови много глюкозы и пора перерабатывать ее в энергию. В итоге в крови повышенный сахар, а сами клетки при этом голодают. Эта ситуация приводит к неприятным проявлениям.

Какие есть симптомы диабета у собак?

Самые частые признаки диабета у собак: постоянная жажда, частое мочеиспускание, ожирение или потеря веса, вялость, потеря зрения, цистит.

Жажда, обезвоживание, повышенное мочеотделение. Глюкозы в крови так много, что она начинает выходить вместе с мочой. В здоровом состоянии этого не происходит. Выходя из организма, глюкоза как бы вытягивает за собой воду из крови. В итоге собака страдает от обезвоживания, постоянно хочет пить и много писает.

Повышенный аппетит и потеря веса. Клетки при диабете не перерабатывают глюкозу, и для организма это выглядит как голодание. Ведь новая энергия не поступает. Так животное начинает больше есть, однако глюкоза все равно выходит с мочой. Организм запускает механизм компенсации: сначала расходует запасы энергии в мышцах, потом начинает расщеплять запасы жиров и белков. В итоге собака постоянно ест, но все равно худеет.

Ожирение — еще один признак сахарного диабета у собак.

Цистит часто развивается при диабете. Из-за обилия сахара в моче бурно растут бактерии

Катаракта и падение зрения. Высокий сахар в крови влияет практически на все системы, в том числе мутнеет хрусталик глаза.

Все эти симптомы могут проявляться и по отдельности. Повышенные жажда и мочеиспускание проявляются на фоне почечной недостаточности, катаракта может развиться просто с возрастом, ожирение — из-за неправильного питания.

При диабете у собак симптомы будут самые разные. Поэтому, чтобы поставить диагноз диабет, придется провести целую серию исследований: анализы крови и мочи, рентген, УЗИ, ЭКГ.

Чем отличается несахарный диабет у собак?

Несахарный диабет также связан с тем, что организм собаки не воспринимает определенный гормон — антидиуретический гормон (АДГ). В результате нарушается водно-солевой баланс, в организме копится соль. Это приводит к симптомам, похожим на сахарный диабет: постоянная жажда, частое мочеиспускание, снижение веса, вялость. Специфический симптом несахарного диабета у собак — питомец не ест сухой корм, потому что в нем много соли и мало воды.

Какое существует лечение диабета у собак?

Вылечить диабет полностью нельзя, а контролировать — можно. Внешне болезнь может никак не проявляться, и если хозяин заботится о собаке, образ жизни у нее практически не изменится. При сахарном диабете у собак лечение основано на контроле инсулина в организме, ведь своего инсулина у собаки мало, либо организм его не воспринимает. Поэтому количество инсулина надо увеличить — то есть делать инсулиновые инъекции. Частота и дозировка инъекций рассчитываются индивидуально для каждой собаки, это может сделать только ветеринар.

Сукам помогает стерилизация. Потребность организма в инсулине после нее сильно снижается.

Еще один важный элемент контроля — это питание. Нужна особая диета для собак с диабетом, которая учитывает состав еды и периодичность питания. Периодичность очень важна, потому что глюкоза должна поступать в организм в небольших и ровных количествах. Иначе количество сахара в крови будет изменяться скачками, а для собаки-диабетика это плохо и опасно. Ваш врач должен составить диету или порекомендовать специальный корм для собак с диабетом. Купить его можно в ветеринарной аптеке.

Чем кормить собаку при диабете?

При диабете уровень сахара в крови высокий, поэтому наша задача сделать так, что глюкоза поступала в кровь медленно и равномерно. Иначе организм просто не справится с обилием глюкозы. Количество еды рассчитывается так, чтобы собака оставалась худой. Чем полнее собака, тем хуже клетки ее организма воспринимают инсулин.

Питание собак при диабете основано на продуктах, в которых мало сахара и много белка. Категорически нельзя сладкое, выпечку, жареное, консервы, жирное. Это и здоровым собакам вредно, а для собак-диабетиков такая еда может быть смертельно опасной.

Обычный корм не подходит для собак с диабетом. Его состав включает достаточное количество углеводов, жиров и белков, однако для собаки-диабетика этот баланс опасен. Нужен специальный диетический корм, в котором меньше жиров и углеводов.

Вкусняшки и лакомства из магазина лучше не покупать. В еде, изготовленной промышленным способом, обычно много сахара и жира. В качестве поощрения можно давать еду, в которой много волокон и белков. Например, кубики курицы или кабачков.

Что нельзя давать собакам с диабетом

  • Изюм
  • Виноград
  • Лук
  • Кукурузная и пшеничная мука
  • Консервы
  • Жирное мясо, кожа
  • Белый рис
  • Шоколад
  • Чеснок
  • Запеченные лакомства для собак
  • Искусственные подсластители

Чем еще может помочь ветеринар?

Кроме постановки диагноза ветеринар пропишет курс лечения, расскажет, как правильно кормить собаку и изменить ее и ваш образ жизни. Есть много тонкостей, которые надо учитывать. Например, запас инсулина всегда должен быть дома и в поездке, однако хранить открытую упаковку можно не дольше 1,-2 месяцев. Поэтому будьте внимательны и задавайте вопросы. Попросите, чтобы врач научил вас правильно хранить инсулин, набирать его в шприц и делать инъекции.

Помимо этого нужно периодически показываться ветеринару, чтобы следить за динамикой болезни. 

Визит к ветеринару

Другие лекарственные средства от нейроэндокринных опухолей поджелудочной железы

Для людей с запущенными нейроэндокринными опухолями поджелудочной железы (НЭО) несколько лекарств могут помочь контролировать симптомы и рост опухоли. Эти препараты используются в основном, когда опухоль не может быть удалена хирургическим путем.

Аналоги соматостатина

Аналоги соматостатина связаны с соматостатином, естественным гормоном организма. Они могут помочь замедлить рост нейроэндокринных опухолевых клеток. Они могут быть очень полезны для некоторых пациентов с сетью поджелудочной железы, потому что эти препараты не позволяют опухолям выделять гормоны в кровоток, что часто может облегчить симптомы и помочь пациентам почувствовать себя лучше.Они также помогают замедлить рост некоторых опухолей, но не могут их вылечить.

Эти препараты могут помочь уменьшить диарею у пациентов с VIPomas, глюкагономами и соматостатином, помочь с высыпанием глюкагоном и снизить уровень инсулина в инсулиномах. Они очень полезны для людей с карциноидным синдромом (покраснение лица, диарея, хрипы, учащенное сердцебиение), хотя этот синдром не так часто встречается при НЭО в поджелудочной железе, как при НЭО, обнаруженном в других местах. Лекарства также полезны для людей, опухоли которых обнаруживаются при сцинтиграфии рецепторов соматостатина (SRS) или сканировании с дотататом галлия-68.

  • Октреотид (Сандостатин): Одна версия октреотида короткого действия вводится 2–4 раза в день под кожу. Существует также форма препарата длительного действия (называемая Sandostatin LAR Depot), которую нужно вводить только один раз в месяц путем инъекции в мышцу. В зависимости от тяжести симптомов некоторым людям вводят инъекции каждый день при первом начале лечения. После того, как симптомы купируются, можно использовать ежемесячные инъекции более длительного действия.В других случаях препарат длительного действия можно начать с самого начала.
  • Ланреотид (Somatuline Depot): Этот аналог соматостатина вводится под кожу примерно раз в месяц.

Любой препарат может быть назначен вашим врачом или медсестрой, или вы можете узнать, как делать инъекции дома.

Возможные побочные эффекты

Основными побочными эффектами этих препаратов являются боль в месте инъекции и, в редких случаях, спазмы желудка, тошнота, рвота, головные боли, головокружение и утомляемость.Эти препараты также могут вызывать накопление осадка в желчном пузыре, что может привести к образованию желчных камней. Они также могут сделать организм устойчивым к действию инсулина, который может повысить уровень сахара в крови и затруднить контроль уже существующего диабета. В результате эти препараты используются только для лечения инсулином, если опухоль имеет рецепторы соматостатина, что видно с помощью положительной сцинтиграфии рецепторов соматостатина (SRS) или сканирования дотататом галлия-68.

Другие препараты, применяемые для лечения специфических НЭО поджелудочной железы

Аналоги соматостатина можно использовать для лечения большинства НЭО поджелудочной железы.Но могут быть добавлены и другие лекарства для лечения определенных симптомов или проблем, вызванных избытком гормона, вырабатываемым раком.

Гастриномы также вырабатывают гастрин, который увеличивает уровень кислоты в желудке и может привести к язве желудка. Ингибиторы протонной помпы, например омепразол (Прилосек), эзомепразол (Нексиум) или лансопразол (Превацид), блокируют выработку кислоты в желудке и могут быть назначены для уменьшения вероятности образования язв.

Инсулинома вырабатывает слишком много инсулина, что вызывает очень низкий уровень глюкозы (сахара) в крови.Если сцинтиграфия рецептора соматостатина (SRS) или сканирование дотататом галлия-68 отрицательны, показывая, что рак не имеет белка соматостатина, то считается, что для выравнивания уровней глюкозы используются другие методы лечения, помимо аналогов соматостатина. Диазоксид, лекарство, препятствующее попаданию инсулина в кровоток, или изменение диеты (более высокое потребление углеводов или более частое питание) могут быть начаты для повышения уровня глюкозы.

Глюкагономы производят слишком много глюкагона, гормона, повышающего уровень глюкозы (сахара) в крови.Он работает противоположно инсулину. Эти виды рака можно лечить лекарствами от диабета, если одних аналогов соматостатина недостаточно для контроля высоких уровней глюкозы.

VIPomas производят слишком много вазоактивного кишечного пептида (VIP), гормона, регулирующего уровень воды и минералов (таких как калий и магний) в кишечнике. Лечение может включать введение жидкости внутривенно (IV) для лечения обезвоживания из-за диареи, а также некоторых минералов с низким содержанием.

Ликсисенатид для инъекций: информация о лекарствах MedlinePlus

Ликсисенатид для инъекций представляет собой предварительно заполненную дозировочную ручку для подкожного введения (под кожу).Обычно его вводят один раз в день в течение одного часа (60 минут) до первого приема пищи в день. Используйте инъекцию ликсисенатида примерно в одно и то же время каждый день. Тщательно следуйте инструкциям на этикетке рецепта и попросите своего врача или фармацевта объяснить любую часть, которую вы не понимаете. Используйте инъекцию ликсисенатида точно так, как указано. Не используйте его в больших или меньших количествах или чаще, чем предписано вашим доктором.

Ваш врач, вероятно, назначит вам низкую дозу ликсисенатида, а затем повысит вашу дозу через 14 дней.

Инъекции ликсисенатида контролируют диабет, но не излечивают его. Продолжайте использовать инъекцию ликсисенатида, даже если чувствуете себя хорошо. Не прекращайте использование инъекций ликсисенатида, не посоветовавшись с врачом.

Иглы необходимо покупать отдельно. Спросите своего врача или фармацевта, какие иглы вам понадобятся для введения лекарства. Обязательно прочтите и усвойте инструкции производителя по инъекции ликсисенатида. Также убедитесь, что вы знаете, как и когда устанавливать новую ручку.Если вы слепой или у вас плохое зрение, не используйте эту ручку без посторонней помощи. Попросите вашего врача или фармацевта показать вам, как пользоваться ручкой. Внимательно следуйте инструкциям.

Всегда смотрите на раствор ликсисенатида, прежде чем вводить его. Он должен быть прозрачным, бесцветным и не содержать частиц. Не используйте ликсисенатид, если он цветной, мутный, загустевший или содержит твердые частицы, или если срок годности ручки истек.

Ликсисенатид для инъекций можно вводить в бедро (верхнюю часть ноги), живот (область живота) или предплечье.Используйте разные места для каждой инъекции. Дайте ручке нагреться до комнатной температуры, прежде чем использовать ее, если она хранится в холодильнике.

Никогда не используйте иглы повторно и никогда не пользуйтесь общими иглами или ручками. Всегда удаляйте иглу сразу после введения дозы. Выбрасывайте иглы в контейнер, устойчивый к проколам. Узнайте у врача или фармацевта, как утилизировать контейнер, устойчивый к проколам.

Внутриопухолевые инъекции для аденокарциномы поджелудочной железы

Аденокарцинома поджелудочной железы – агрессивное заболевание, имеющее плохие результаты, несмотря на максимальные традиционные методы лечения.Таким образом, лечение этого рака требует использования инновационных стратегий в дополнение к терапии стоя, чтобы обеспечить новые возможности лечения. Здесь мы описываем технику использования эндоскопического ультразвука для непосредственного введения как новых, так и традиционных методов лечения опухолей поджелудочной железы. Мы подробно описываем обоснование этой стратегии и множество преимуществ, которые она дает. Затем мы подробно описываем нашу технику, включая наш опыт инъекции аденовирусного вектора AdV-tk для создания эффекта вакцины in situ.

1. Обоснование

Аденокарцинома поджелудочной железы является 11-й по частоте причиной рака, но 5-й по значимости причиной смерти от рака [1]. Подавляющее большинство пациентов поступают с раком, не поддающимся хирургическому удалению из-за местнораспространенного или метастатического заболевания; даже те, кто может подвергнуться резекции, почти всегда умирают от этого заболевания, 94% из них умирают в течение 5 лет [1]. Таким образом, для улучшения результатов отчаянно необходимы новые методы лечения. Здесь мы представляем один из таких методов – инъекцию AdV-tk в опухоль поджелудочной железы с помощью эндоскопической ультрасонографии (EUS) перед резекцией.AdV-tk представляет собой дефектный по репликации аденовирусный вектор, экспрессирующий ген тимидинкиназы вируса простого герпеса, который делает опухолевые клетки чувствительными к цитотоксическим эффектам антигерпетических пролекарств, таких как валацикловир, и, что более важно, индуцирует мощный местный и системный противоопухолевый иммунный ответ [2].

Помимо новизны этой терапии, EUS-инъекция опухолей поджелудочной железы дает преимущество перед другими методами лечения, так как позволяет преодолеть анатомические ограничения, присущие доступу к паренхиме поджелудочной железы.Поджелудочная железа, расположенная в забрюшинном пространстве и рядом с крупными брыжеечными сосудами, труднодоступна для других малоинвазивных методов, таких как инъекции под контролем компьютерной томографии (КТ). Другие методы, такие как лапароскопические или открытые хирургические методы, гораздо более инвазивны, что влечет за собой потенциальные осложнения и более длительное пребывание в больнице. Дополнительным теоретическим преимуществом прямой инъекции перед внутривенным или пероральным введением лекарств является то, что аденокарцинома поджелудочной железы является относительно гиповаскулярной и вызывает обширную десмопластическую реакцию [3], что препятствует доступу традиционной химиотерапии к опухолевым клеткам.Тканеспецифическое нацеливание агентов, таких как вирусные векторы, может быть легко достигнуто путем прямой инъекции в опухоль без необходимости преодолевать гиповаскуляризацию опухоли поджелудочной железы или уклоняться от системного противовирусного иммунитета для доставки вектора к его ткани-мишени.

Несколько недавних исследований показали первоначальный успех инъекции различных лекарств и методов лечения опухолей поджелудочной железы с использованием этой техники. Такие примеры включают цитоимплант аллогенной смешанной культуры лимфоцитов [4], селективный по репликации аденовирус ONYX-015 [5], аденовектор, кодирующий фактор некроза опухоли TNFerade [6], традиционный системный химиотерапевтический агент гемицитабин [7] и нагруженный опухолевым антигеном дендритные клетки [8].Все они продемонстрировали некоторую начальную степень успеха, продемонстрировав практическую терапевтическую ценность этой техники. Здесь мы описываем метод, применяемый нашим учреждением для внутриопухолевых инъекций в опухоли поджелудочной железы.

2. Подробности процедуры

В рамках фазы I клинического испытания (NCT00638612) аденовирусный вектор с дефектом репликации (AdV-tk, Advantagene, Inc, Обурндейл, Массачусетс) был введен перед операцией для резектабельной области (группа A) или до и во время химиолучевой терапии местнораспространенного (группа B) рака поджелудочной железы.О результатах этого исследования будет сообщено отдельно. После цитологического подтверждения рака поджелудочной железы опухоли вводили AdV-tk под контролем EUS.

Процесс внутриопухолевых инъекций под контролем EUS, выполняемый опытным эндосонографом, довольно прост. Требуемое оборудование включает криволинейный эхоэндоскоп, эндоскопический ультразвуковой процессор с допплеровской технологией и иглу для тонкоигольной аспирации (FNA) 22 размера. Процедура проводится в отделении эндоскопии и обычно не требует рентгеноскопии.Если первоначальный отбор проб не требуется, время процедуры составляет примерно 15–30 минут.

Большинство пациентов переносят стандартную седацию в сознании с использованием наркотических средств, таких как фентанил или меперидин, и бензодиазепина, обычно мидазолама. Однако, по нашему опыту, пациенты, которые молоды, имеют в анамнезе хроническое употребление наркотиков или алкоголя или ранее принимали анксиолитики, нуждаются в более высоком уровне седации для поддержания комфорта во время процедуры. Таким образом, также может потребоваться контролируемая анестезия или общая анестезия.Местный анестетик часто используется, особенно в случаях сознательной седации, поскольку интубация пищевода эхоэндоскопом большего калибра может быть неудобной. Поскольку для обеспечения хорошего распределения вектора в опухоли требуется точное размещение иглы, решающее значение имеет адекватная анестезия.

Для первоначальной идентификации и характеристики новообразования поджелудочной железы можно использовать радиальный или криволинейный эхоэндоскоп. Оба эхоэндоскопа могут использоваться для идентификации, определения характеристик, измерений и оценки окружающей сосудистой сети.Однако это ограничения радиального эхоэндоскопа. Для отбора проб и введения тонкой иглы требуется использование криволинейного эхоэндоскопа.

Инъекция тонкой иглой под контролем EUS выполняется аналогично стандартной EUS с FNA. Пищевод осторожно интубируется, и эхоэндоскоп вводится в желудок и двенадцатиперстную кишку, где проводится обследование поджелудочной железы. Положение эхоэндоскопа в желудке позволяет визуализировать колено, тело и хвост поджелудочной железы. Именно из этого места можно оценить чревную ось на предмет лимфаденопатии, а левую долю печени – на наличие метастатических поражений.Положение эхоэндоскопа в луковице двенадцатиперстной кишки позволяет визуализировать головку и колено поджелудочной железы, а также внепеченочное билиарное дерево. Наконец, положение эхоэндоскопа во второй части двенадцатиперстной кишки позволяет визуализировать головку поджелудочной железы, крючковидный отросток и дистальный отдел общего желчного протока, а также эндоскопически визуализировать большой и малый сосочки.

После определения массы (рис. 1) важно получить точное измерение самой большой плоскости.В нашем исследовании это измерение использовалось для оценки объема опухоли, чтобы рассчитать объем AdV-tk для инъекции. Основываясь на предыдущих доклинических данных и лечении предыдущих опухолей, мы выбрали инъекцию примерно 20–40% от общего объема опухоли. AdV-tk вводили путем разделения опухоли на 4 квадранта и затем инъекции 1 мл в каждый квадрант. Для опухолей с предполагаемым объемом более 20 см 3 была выбрана доступная область, где сумма большой и малой оси была приблизительно 6 см, и эта область была разделена на 4 квадранта для инъекции.Использование установленной допплеровской технологии также гарантирует отсутствие артериальных или венозных структур, которые могут помешать прохождению иглы в опухоль. Если такое вмешательство присутствует, возможно, потребуется изменить положение прицела, чтобы получить аналогичный вид под другим углом, или процедура может быть прервана. После расчета размера опухоли и последующего объема инъекции в шприц набирается соответствующий объем. В иглу FNA 22 размера заправляют примерно 0,5 см3 инъекционного раствора и пропускают в рабочий канал эхоэндоскопа.Под контролем ультразвука игла вводится в опухоль (рис. 2). Чтобы распределить вектор по опухоли, в методике веером использовались в общей сложности четыре прохода вдоль единственной самой большой плоскости опухоли с объемом, вводимым на каждом проходе. Кончик иглы сначала вводили в заднюю часть опухоли. Поскольку игла медленно извлекалась, раствор вводится в туннель, созданный иглой. Пациенты наблюдались в реабилитационной палате в соответствии со стандартным протоколом, а затем выписывались домой.



Процедуры EUS и введения иглы, как правило, очень безопасны с риском немедленных и отсроченных осложнений менее 1%. К ним относятся перфорация, кровотечение и аспирация в дополнение к стандартному риску, связанному с седативными эффектами, таким как гипоксия, аритмия и гипотензия. Риск кровотечения минимален благодаря использованию допплеровской технологии, а также небольшому калибру иглы 22G, и наш опыт еще не привел к достаточно серьезным кровотечениям, чтобы потребовать переливания.Риск инфекционных осложнений, связанных с введением иглы, минимален, и профилактические антибиотики обычно не рекомендуются. Риски, связанные с инъекционным раствором, в конечном итоге зависят от раствора или химиотерапевтического агента и обычно связаны с воспалительными осложнениями, такими как панкреатит. В этом испытании с AdV-tk не было связанных с процедурой осложнений (будет сообщено отдельно).

3. Выводы

Рак поджелудочной железы – это смертельная форма рака, и стандартные методы лечения обеспечивают минимальную долгосрочную пользу.Таким образом, новые стратегии жизненно важны для улучшения результатов. Здесь мы описали внутриопухолевую инъекцию масс поджелудочной железы с помощью эндоскопических методов. Этот метод обеспечивает возможность лечения поджелудочной железы прямым и относительно минимально инвазивным способом с очень низкой частотой процедурных осложнений. Он позволяет избежать плохого проникновения в паренхиму при системной химиотерапии и патологий, присущих лапароскопическим или открытым хирургическим вмешательствам, а также дает возможность назначать методы лечения, которые было бы недопустимо проводить системно.Предоставление инновационных методов лечения таким специфическим и новым способом могло бы дать надежду на лечение этого тяжелого заболевания.

Конфликт интересов

Авторы Л. К. Агилар и Э. Агилар-Кордова являются сотрудниками компании Advantagene, Inc., создателя AdV-tk.

Подтверждение

Это исследование было частично поддержано грантом NCI R43CA119847.

Варианты лечения | Рак поджелудочной железы

Ваш врач расскажет вам о предлагаемом им лечении.Они объяснят его преимущества и возможные побочные эффекты.

Это будет зависеть от:

  • где ваш рак
  • насколько он велик и распространился ли (стадия)
  • тип рака
  • насколько ненормально клетки выглядят под микроскопом (степень)
  • ваше общее состояние здоровья и уровень физической подготовки

Выбор лечения, который вам нужен

Чтобы решить, какое лечение вам нужно, ваша команда изучает результаты вашего теста и сканирования, чтобы узнать, могут ли они удалить (иссектировать) рак.Ваш рак может быть:

Резектабельный , что означает, что его можно удалить хирургическим путем.

Пограничная резектабельность , что означает, что рак находится рядом с главным кровеносным сосудом, и поэтому менее ясно, возможна ли операция. Вам может быть сначала назначена химиотерапия, чтобы уменьшить рак.

Неоперабельный , что означает, что операция по удалению рака невозможна. Рак мог перерасти в близлежащие органы (местно-распространенный рак) или в более отдаленные области тела (метастатический рак).

Резектабельный рак

Это означает, что рак находится только в поджелудочной железе или вырос за ее пределами в такие структуры, как тонкий кишечник, желчный проток или желудок. Но это не влияет ни на один из ближайших крупных кровеносных сосудов. Как правило, рак поджелудочной железы 1 и 2 стадии является операбельным.

Хирург должен уметь удалить опухоль вместе с областью ткани вокруг нее, не содержащей раковых клеток.

После выздоровления вам может быть назначена химиотерапия.Это зависит от того, насколько хорошо вы восстановились после операции. Есть разные виды химиотерапии. У вас может быть одно из следующего:

Иногда, хотя рак выглядит хирургическим на снимках, когда хирург начинает операцию, он обнаруживает, что рак больше, чем они думали. И поэтому операция по удалению рака невозможна.

В этом случае они могут рассмотреть возможность проведения другого типа операции, чтобы облегчить или предотвратить симптомы. Например, операция шунтирования, чтобы избежать закупорки желчного протока или желудка.Затем вам может быть назначена химиотерапия.

Пограничный хирургический рак

Это означает, что рак находится в поджелудочной железе и начал поражать близлежащие кровеносные сосуды. Это может затруднить хирургу полное удаление рака, а раковые клетки, слишком маленькие, чтобы их можно было увидеть, могут остаться позади.

Исследования показывают, что, если хирург не может удалить область вокруг рака без каких-либо раковых клеток (чистая граница), риск рецидива рака высок.И выгоды от наличия очень крупного предприятия менее очевидны.

Сначала вам может быть назначена химиотерапия, чтобы уменьшить размер рака. Это называется неоадъювантной химиотерапией. Вы можете пройти это в рамках клинического испытания. После химиотерапии вам предстоит операция по удалению рака – только если ваш хирург считает, что можно удалить его полностью и удалить чистый край ткани вокруг опухоли.

Вы можете продолжить химиотерапию после операции или, если операция невозможна, обычно до 6 месяцев.

Неоперабельный рак

Неоперабельный рак может быть местно-распространенным или распространился на другие части тела.

Локально продвинутый

Местно-распространенный рак – это когда рак не распространился на другие части тела, но блокирует или полностью окружает близлежащие основные кровеносные сосуды. Это то же самое, что и рак 3 стадии.

Полностью удалить эти виды рака хирургическим путем невозможно. Операция вряд ли поможет и может иметь серьезные побочные эффекты.

Вам могут быть назначены другие виды хирургии, чтобы помочь контролировать или предотвратить симптомы, вызванные раком.

Химиотерапия – основное лечение. У вас может быть один из них:

  • FOLIFIRINOX
  • гемцитабин с капецитабином
  • гемцитабин сам по себе

Ваш рак распространился на другую часть тела (метастатический рак)

Когда рак распространился на другую часть тела, это называется запущенным или метастатическим раком.

Лечение зависит от вашего здоровья. Людям, которые в целом здоровы, врач может порекомендовать химиотерапию. Обычно это либо:

Вы можете принимать гемцитабин сам по себе, если вы не в хорошей форме или у вас высокий уровень билирубина.

Вам также предложат другие методы лечения, которые помогут уменьшить симптомы. Например, если рак блокирует желчные протоки, а у вас желтуха, вам может быть вставлена ​​небольшая трубка в желчный проток, чтобы разблокировать его. Это называется стентом.

Другие проблемы со здоровьем

Проблемы со здоровьем могут означать, что вы не можете пройти какое-либо лечение, включая операцию. Перед операцией вам нужно пройти обследование, чтобы проверить свою физическую форму, в том числе обследование сердца и легких.

Для людей, которым нельзя сделать операцию или другое лечение, вам предложат лечение, которое поможет контролировать симптомы.

Клинические испытания

Ваш врач может спросить, не хотите ли вы принять участие в клиническом исследовании. Врачи и исследователи проводят испытания, чтобы улучшить существующие методы лечения и разработать новые методы лечения.

Лечение эндокринного рака поджелудочной железы

Раковые образования, которые возникают в клетках поджелудочной железы, вырабатывающих гормоны, называются эндокринными раками. Они встречаются гораздо реже и требуют другого лечения.

A Фаза I клинических испытаний внутриопухолевой инъекции онколитического вируса HF10 под контролем EUS при неоперабельном местно-распространенном раке поджелудочной железы | BMC Cancer

  • 1.

    Siegel RL, Miller KD, Jemal A. Cancer statistics, 2016. CA Cancer J Clin. 2016; 66 (1): 7–30.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 2.

    Фурузе Дж., Джемма А., Итикава В., Окусака Т., Секи А., Исии Т. Постмаркетинговое надзорное исследование эрлотиниба плюс гемцитабин при раке поджелудочной железы в Японии: окончательный анализ POLARIS. Jpn J Clin Oncol. 2017; 47 (9): 1–8.

    Артикул Google Scholar

  • 3.

    Sener SF, Fremgen A, Menck HR, Winchester DP. Рак поджелудочной железы: отчет о тенденциях в лечении и выживаемости для 100 313 пациентов, диагностированных в 1985–1995 годах, с использованием Национальной базы данных по раку.J Am Coll Surg. 1999. 189 (1): 1–7.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 4.

    Myrehaug S, Sahgal A, Russo SM, Lo SS, Rosati LM, Mayr NA, Lock M, Small W. Jr, Dorth JA, Ellis RJ, et al. Стереотаксическая лучевая терапия тела при раке поджелудочной железы: недавний прогресс и будущие направления. Эксперт Rev Anticancer Ther. 2016; 16 (5): 523–30.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 5.

    Eissa IR, Naoe Y, Bustos-Villalobos I, Ichinose T., Tanaka M, Zhiwen W., Mukoyama N, Morimoto T., Miyajima N, Hitoki H, et al. Геномная подпись природного онколитического вируса простого герпеса HF10 и его терапевтическая роль в доклинических и клинических испытаниях. Фасад Онкол. 2017; 7: 149.

    Артикул PubMed PubMed Central Google Scholar

  • 6.

    Koshizuka T, Goshima F, Takakuwa H, Nozawa N, Daikoku T, Koiwai O, Nishiyama Y.Идентификация и характеристика продукта гена UL56 вируса простого герпеса типа 2. J Virol. 2002. 76 (13): 6718–28.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 7.

    Кимата Х., Имаи Т., Кикумори Т., Тешигахара О., Нагасака Т., Гошима Ф., Нишияма Ю., Накао А. Экспериментальное исследование онколитической вирусной терапии с использованием мутантного вируса простого герпеса (HF10) против рецидивирующего метастатического рака груди. Энн Сург Онкол.2006;13(8):1078–84.

    Article  PubMed  Google Scholar 

  • 8.

    Nakao A, Kimata H, Imai T, Kikumori T, Teshigahara O, Nagasaka T, Goshima F, Nishiyama Y. Intratumoral injection of herpes simplex virus HF10 in recurrent breast cancer. Ann Oncol. 2004;15(6):988–9.

    Article  PubMed  CAS  Google Scholar 

  • 9.

    Fujimoto Y, Mizuno T, Sugiura S, Goshima F, Kohno S, Nakashima T, Nishiyama Y.Внутриопухолевое введение вируса простого герпеса HF10 при рецидивирующей плоскоклеточной карциноме головы и шеи. Acta Otolaryngol. 2006. 126 (10): 1115–7.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 10.

    Накао А., Касуя Х., Сахин Т.Т., Номура Н., Канзаки А., Мисава М., Широта Т., Ямада С., Фуджи Т., Сугимото Х. и др. Фаза I клинических испытаний повышения дозы интраоперационной прямой внутриопухолевой инъекции онколитического вируса HF10 у неоперабельных пациентов с распространенным раком поджелудочной железы.Cancer Gene Ther. 2011; 18 (3): 167–75.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 11.

    Феррис Р.Л., Гросс Н.Д., Немунайтис Дж. Дж., Андтбака Р. Х., Аргирис А., Ор Дж., Ветто Дж. Т., Зензер Н. Н., Беделл К., Унгерлейдер Р. С. и др. Фаза I испытания внутриопухолевой терапии с использованием HF10, онколитического ВПГ-1, демонстрирует безопасность у пациентов с ВПГ плюс / ВПГ с рефрактерным и поверхностным раком. J Clin Oncol. 2014; 32 (15 доп.): 6082.

    Google Scholar

  • 12.

    Андтбака Р.И., Росс М.И., Агарвала С.С., Тейлор М.Х., Ветто Д.Т., Невес Р.И., Дауд А., Кхонг Х.Т., Унгерлейдер Р.С., Боран А. и др. Предварительные результаты исследования фазы II комбинированного лечения HF10, репликационно-компетентным онколитическим вирусом HSV-1, и ипилимумабом у пациентов с нерезектабельной или метастатической меланомой стадии Mb, Inc или IV. J Clin Oncol. 2016; 34 (15 Прил.): 9543.

    Артикул Google Scholar

  • 13.

    Хироока Ю., Кавасима Х., Оно Э, Касуя Х., Танака М., Гото Х.Фаза 1 клинических испытаний с увеличением дозы инъекции HF10 под контролем EUS при неоперабельном местно-распространенном раке поджелудочной железы. Панкреатология. 2016; 16 (4, приложение): S17.

    Артикул Google Scholar

  • 14.

    Tempero MA, Malafa MP, Al-Hawary M, Asbun H, Bain A, Behrman SW, Benson AB 3rd, Binder E, Cardin DB, Cha C, et al. Аденокарцинома поджелудочной железы, версия 2.2017, Руководство NCCN по клинической практике в онкологии. J Natl Compr Cancer Netw.2017; 15 (8): 1028–61.

    Артикул Google Scholar

  • 15.

    Burris HA 3rd, Moore MJ, Andersen J, Green MR, Rothenberg ML, Modiano MR, Cripps MC, Portenoy RK, Storniolo AM, Tarassoff P, et al. Улучшение выживаемости и клиническая польза от гемцитабина в качестве терапии первой линии для пациентов с распространенным раком поджелудочной железы: рандомизированное исследование. J Clin Oncol. 1997. 15 (6): 2403–13.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 16.

    Катоподис О., Суглакос Дж., Статопулос Э., Кристопулу А., Контоподис Э., Котсакис А., Калбакис К., Кентепозидис Н., Полизос А., Хатцидаки Д. и др. Передовая терапия гемцитабином, оксалиплатином и эрлотинибом для лечения запущенного или метастатического рака поджелудочной железы: многоцентровое исследование фазы II Греческой онкологической исследовательской группы (HORG). Cancer Chemother Pharmacol. 2014; 74 (2): 333–40.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 17.

    Берлин Дж. Д., Каталано П., Томас Дж. П., Куглер Дж. В., Халлер Д. Г., Бенсон А. Б. 3-й. Фаза III исследования гемцитабина в комбинации с фторурацилом по сравнению с одним гемцитабином у пациентов с распространенной карциномой поджелудочной железы: исследование Восточной кооперативной онкологической группы E2297. J Clin Oncol. 2002. 20 (15): 3270–5.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 18.

    Colucci G, Giuliani F, Gebbia V, Biglietto M, Rabitti P, Uomo G, Cigolari S, Testa A, Maiello E, Lopez M.Гемцитабин отдельно или с цисплатином для лечения пациентов с местнораспространенным и / или метастатическим раком поджелудочной железы: проспективное рандомизированное исследование III фазы Gruppo Oncologia dell’Italia Meridionale. Рак. 2002. 94 (4): 902–10.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 19.

    Abou-Alfa GK, Letourneau R, Harker G, Modiano M, Hurwitz H, Tchekmedyian NS, Feit K, Ackerman J, De Jager RL, Eckhardt SG, et al.Рандомизированное исследование III фазы экзатекана и гемцитабина по сравнению с одним гемцитабином при нелеченом распространенном раке поджелудочной железы. J Clin Oncol. 2006. 24 (27): 4441–7.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 20.

    Bramhall SR, Rosemurgy A, Brown PD, Bowry C, Buckels JA, Marimastat Pancreatic Cancer Study G. Маримастат в качестве терапии первой линии для пациентов с неоперабельным раком поджелудочной железы: рандомизированное исследование. J Clin Oncol.2001. 19 (15): 3447–55.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 21.

    Heinemann V, Quietzsch D, Gieseler F, Gonnermann M, Schonekas H, Rost A, Neuhaus H, Haag C, Clemens M, Heinrich B, et al. Рандомизированное исследование III фазы гемцитабина плюс цисплатин по сравнению с одним гемцитабином при распространенном раке поджелудочной железы. J Clin Oncol. 2006. 24 (24): 3946–52.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 22.

    Herrmann R, Bodoky G, Ruhstaller T, Glimelius B, Bajetta E, Schuller J, Saletti P, Bauer J, Figer A, Pestalozzi B, et al. Гемцитабин плюс капецитабин в сравнении с одним гемцитабином при распространенном раке поджелудочной железы: рандомизированное многоцентровое исследование фазы III Швейцарской группы клинических исследований рака и Центральноевропейской совместной онкологической группы. J Clin Oncol. 2007. 25 (16): 2212–7.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 23.

    Киндлер HL. Рак поджелудочной железы: новости. Curr Oncol Rep. 2007; 9 (3): 170–6.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 24.

    Louvet C, Labianca R, Hammel P, Lledo G, Zampino MG, Andre T., Zaniboni A, Ducreux M, Aitini E, Taieb J, et al. Гемцитабин в сочетании с оксалиплатином по сравнению с одним гемцитабином при местнораспространенном или метастатическом раке поджелудочной железы: результаты исследования GERCOR и GISCAD фазы III. J Clin Oncol.2005. 23 (15): 3509–16.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 25.

    Мур М.Дж., Хамм Дж., Дэнси Дж., Айзенберг П.Д., Дагенейс М., Филдс А., Хаган К., Гринберг Б., Колвелл Б., Зи Б. и др. Сравнение гемцитабина с ингибитором матриксной металлопротеиназы BAY 12-9566 у пациентов с запущенной или метастатической аденокарциномой поджелудочной железы: исследование фазы III группы клинических испытаний Национального института рака Канады.J Clin Oncol. 2003. 21 (17): 3296–302.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 26.

    Oettle H, Richards D, Ramanathan RK, van Laethem JL, Peeters M, Fuchs M, Zimmermann A, John W., Von Hoff D, Arning M, et al. Испытание фазы III пеметрекседа плюс гемцитабин по сравнению с гемцитабином у пациентов с неоперабельным или метастатическим раком поджелудочной железы. Энн Онкол. 2005. 16 (10): 1639–45.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 27.

    Роча Лима К.М., Грин М.Р., Ротче Р., Миллер У.Х. младший, Джеффри Г.М., Цизар Л.А., Морганти А., Орландо Н., Груиа Дж., Миллер Л.Л. Иринотекан плюс гемцитабин не дает преимущества в выживаемости по сравнению с монотерапией гемцитабином у пациентов с местнораспространенным или метастатическим раком поджелудочной железы, несмотря на повышенную скорость ответа опухоли. J Clin Oncol. 2004. 22 (18): 3776–83.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 28.

    Статопулос Г.П., Сиригос К., Аравантинос Г., Полизос А., Папакотулас П., Фонзилас Г., Потамиану А., Зирас Н., Буковинас Дж., Варталитис Дж. И др.Многоцентровое исследование фазы III, сравнивающее иринотекан-гемцитабин (IG) с монотерапией гемцитабином (G) в качестве лечения первой линии у пациентов с местнораспространенным или метастатическим раком поджелудочной железы. Br J Рак. 2006; 95 (5): 587–92.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 29.

    Ван Катсем Э., ван де Велде Х., Карасек П., Эттле Х., Вервенн В.Л., Савловски А., Шоффски П., Пост С., Верслип С., Нойман Х. и др.Фаза III испытания гемцитабина плюс типифарниба по сравнению с гемцитабином плюс плацебо при распространенном раке поджелудочной железы. J Clin Oncol. 2004. 22 (8): 1430–8.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 30.

    Мур М.Дж., Гольдштейн Д., Хамм Дж., Фигер А., Хехт Дж. Р., Галлингер С., Ау Х.Дж., Мурава П., Вальде Д., Вольф Р.А. и др. Эрлотиниб плюс гемцитабин в сравнении с одним гемцитабином у пациентов с распространенным раком поджелудочной железы: исследование фазы III группы клинических испытаний Национального института рака Канады.J Clin Oncol. 2007. 25 (15): 1960–6.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 31.

    Conroy T, Desseigne F, Ychou M, Bouche O, Guimbaud R, Becouarn Y, Adenis A, Raoul JL, Gourgou-Bourgade S, de la Fouchardiere C, et al. ФОЛЬФИРИНОКС в сравнении с гемцитабином при метастатическом раке поджелудочной железы. N Engl J Med. 2011. 364 (19): 1817–25.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 32.

    Фон Хофф Д.Д., Эрвин Т., Арена Ф.П., Чиориан Э.Г., Инфанте Дж., Мур М., Сэй Т., Тюландин С.А., Ма В.В., Салех М.Н. и др. Повышение выживаемости при раке поджелудочной железы при применении наб-паклитаксела в сочетании с гемцитабином. N Engl J Med. 2013. 369 (18): 1691–703.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 33.

    Bhattacharyya M, Francis J, Eddouadi A, Lemoine NR, Hallden G. Онколитический аденовирус, дефектный по связыванию pRb (dl922-947), может эффективно уничтожать раковые клетки и опухоли поджелудочной железы in vivo в сочетании с 5-FU или гемцитабин.Cancer Gene Ther. 2011; 18 (10): 734–43.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 34.

    Cherubini G, Kallin C, Mozetic A, Hammaren-Busch K, Muller H, Lemoine NR, Hallden G. Онколитический аденовирус AdDeltaDelta усиливает селективное уничтожение раковых клеток в сочетании с лекарствами, повреждающими ДНК, на моделях рака поджелудочной железы. Gene Ther. 2011; 18 (12): 1157–65.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 35.

    Кангасниеми Л., Парвиайнен С., Писто Т., Коскинен М., Йокинен М., Кивилуото Т., Серулло В., Ялонен Н., Коски А., Кангасниеми А. и др. Эффекты онколитических аденовирусов, модифицированных капсидом, и их комбинаций с гемцитабином или силикагелем на рак поджелудочной железы. Int J Cancer. 2012. 131 (1): 253–63.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 36.

    Leitner S, Sweeney K, Oberg D, Davies D, Miranda E, Lemoine NR, Hallden G. Онколитические аденовирусные мутанты с делециями гена E1B19K усиливают индуцированный гемцитабином апоптоз в клетках карциномы поджелудочной железы и противоопухолевую эффективность in vivo .Clin Cancer Res. 2009. 15 (5): 1730–40.

    Артикул PubMed PubMed Central CAS Google Scholar

  • 37.

    Onimaru M, Ohuchida K, Nagai E, Mizumoto K, Egami T., Cui L, Sato N, Uchino J, Takayama K, Hashizume M, et al. Комбинация с низкими дозами гемцитабина и зависимого от промотора hTERT условно репликативного аденовируса усиливает цитотоксичность через их механизмы перекрестного взаимодействия при раке поджелудочной железы. Cancer Lett. 2010. 294 (2): 178–86.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • 38.

    Окусака Т., Фурусэ Дж., Фунакоши А., Иока Т., Ямао К., Окава С., Боку Н., Комацу Ю., Накамори С., Игучи Н. и др. Фаза II исследования эрлотиниба и гемцитабина у японских пациентов с неоперабельным раком поджелудочной железы. Cancer Sci. 2011. 102 (2): 425–31.

    Артикул PubMed CAS Google Scholar

  • Новое лечение кистозных опухолей поджелудочной железы: промывание этанолом под контролем EUS с инъекцией паклитаксела

    https: // doi.org / 10.1016 / j.gie.2007.09.038Получить права и контент

    Предпосылки

    Кистозные опухоли поджелудочной железы обнаруживаются часто и охватывают широкий спектр патологий, от доброкачественных до злокачественных. Значительная часть кистозных опухолей не может быть классифицирована гистологически даже после обширной диагностической оценки и, следовательно, в конечном итоге требует хирургической резекции. Недавно в пилотном исследовании сообщалось о полном излечении кистозных опухолей с помощью промывания этанолом под контролем EUS.

    Цели

    Целью этого исследования было оценить безопасность, осуществимость и ответ на лечение кистозных опухолей поджелудочной железы под контролем EUS этанолом с инъекцией паклитаксела (EUS-EP).

    Дизайн

    Перспективное исследование.

    Учреждение

    Третичное лечение, академический медицинский центр, с июля 2005 г. по ноябрь 2006 г.

    Пациенты

    Четырнадцать пациентов, прошедших EUS-EP, наблюдались более 6 месяцев. Они были проанализированы с точки зрения безопасности процедуры, выполнимости и реагирования.

    Основные измерения результатов

    Для сравнения изменений объема кисты до и после EUS-EP.

    Результаты

    EUS-EP была успешно проведена во всех случаях, за исключением одного пациента, у которого кистозная жидкость была настолько вязкой, что ее нельзя было аспирировать в достаточной степени.Острый панкреатит возник у одного пациента, и наблюдались незначительные осложнения, включая гиперамилаземию (n = 6) и нечеткую боль в животе (n = 1). Полное исчезновение кистозной опухоли наблюдалось у 11 пациентов, частичное исчезновение у двух пациентов, киста сохранилась у одного пациента.

    Ограничения

    Небольшое количество пациентов, короткое время наблюдения, одна терапевтическая группа.

    Выводы

    EUS-EP представляется безопасным, выполнимым и эффективным методом лечения кистозных опухолей поджелудочной железы.Необходимы дальнейшие исследования с привлечением большего числа пациентов и более длительное наблюдение.

    Сокращения

    CEA

    карциноэмбриональный антиген

    EUS-EP

    Этаноловый лаваж под контролем EUS с инъекцией паклитаксела

    MCN

    Муцинозное кистозное новообразование

    Рекомендуемые статьи Цитирующие статьи (0)

    Опубликовано Mosby, Inc. Все права защищены.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирующие статьи

    Иммунотерапия – Сеть действий по борьбе с раком поджелудочной железы

    На этой странице:

    Что такое иммунотерапия?

    Иммунотерапия – это лечение, которое помогает вашей иммунной системе атаковать раковые клетки.Вы получаете его через инъекцию, внутривенную инъекцию или проглатывающую таблетку.

    Как работает иммунотерапия?

    Ваша иммунная система помогает вашему телу бороться с микробами и болезнями. Но часто он не знает, что раковые клетки опасны, или не может до них добраться. Иммунотерапия помогает вашему телу находить раковые клетки и бороться с ними так же, как и с другими болезнями.

    Какие виды иммунотерапевтического лечения рака поджелудочной железы существуют?

    Большинство иммунотерапевтических препаратов от рака поджелудочной железы проходят клинические испытания.В клинических испытаниях их обычно назначают вместе с другими видами лечения, такими как химиотерапия.

    Существует также одобренный FDA иммунотерапевтический препарат Keytruda® для пациентов с раком поджелудочной железы с определенными генетическими мутациями. Кейтруда может быть вариантом для небольшого процента пациентов с неоперабельным раком поджелудочной железы. Неоперабельный означает, что опухоль не может быть удалена хирургическим путем. Молекулярное профилирование может рассказать вам о биологии вашей опухоли, чтобы помочь вам найти варианты лечения, включая иммунотерапию.

    Служба поддержки пациентов

    PanCAN может помочь вам разобраться в методах иммунотерапии, изучаемых при раке поджелудочной железы. Они также могут выполнить поиск доступных для вас клинических испытаний иммунотерапии.

    Почему мне следует рассмотреть возможность клинического исследования?

    В борьбе с раком поджелудочной железы клинические испытания часто предлагают лучшие варианты лечения. Они предоставляют пациентам ранний доступ к передовым методам лечения, таким как иммунотерапия, что может привести к прогрессу исследований, улучшению лечения и лучшим результатам.

    Пациенты с раком поджелудочной железы, участвующие в клинических исследованиях, имеют лучшие результаты. Каждое доступное сегодня лечение было одобрено в ходе клинических испытаний. Сеть действий по борьбе с раком поджелудочной железы настоятельно рекомендует проводить клинические испытания при постановке диагноза и при принятии каждого решения о лечении.

    Каковы побочные эффекты иммунотерапии?

    Иногда иммунотерапия заставляет иммунную систему атаковать нормальные клетки и ткани. Возможные побочные эффекты:

    • Лихорадка
    • Головная боль
    • Тошнота
    • Усталость
    • Боли в мышцах и суставах
    • Покраснение, зуд или язвы в месте введения иглы
    • Панкреатит: отек поджелудочной железы

    Когда иммунотерапия проводится в клинических испытаниях, пациенты также часто получают другое лечение, например химиотерапию.Химиотерапия может иметь и другие побочные эффекты.

    Поговорите со своим врачом о любых побочных эффектах, которые у вас есть.

    Вопросы, которые стоит задать врачу об иммунотерапии

    • Доступны ли мне клинические испытания иммунотерапии?
    • Какой вид иммунотерапии мне доступен?
    • Каковы потенциальные преимущества и риски этого лечения? Как они соотносятся с преимуществами и рисками других методов лечения?
    • Почему исследователи считают, что это лечение может быть эффективным?
    • Изучалось ли это лечение раньше? Каковы были результаты более ранних испытаний?
    • Какой тип анализов крови, сканирование или другие анализы мне понадобятся во время лечения? Как часто?
    • Как долго продлится лечение?
    • Каковы возможные побочные эффекты моего выбора лечения? Насколько вероятно их появление?
    • Как я могу себя чувствовать во время лечения?

    Мы здесь, чтобы помочь

    Чтобы получить бесплатные, подробные и персонализированные ресурсы и информацию о лечении рака поджелудочной железы, включая иммунотерапию и клинические испытания, обратитесь в службу поддержки пациентов PanCAN.


    Информация проверена Научным и медицинским консультативным советом PanCAN, который является экспертами в данной области из таких учреждений, как Университет Пенсильвании, Мемориальный онкологический центр Слоуна-Кеттеринга, Медицинский центр Вирджинии Мейсон и других.

    Информация, предоставленная Pancreatic Cancer Action Network, Inc. («PanCAN»), не заменяет медицинские консультации, диагностику, лечение или другие медицинские услуги. PanCAN может предоставлять вам информацию о врачах, продуктах, услугах, клинических испытаниях или лечении, связанном с раком поджелудочной железы, но PanCAN не рекомендует и не поддерживает какие-либо конкретные ресурсы здравоохранения.Кроме того, обратите внимание, что любая личная информация, которую вы предоставляете персоналу PanCAN во время телефонной и / или электронной переписки, может храниться и использоваться, чтобы помочь PanCAN выполнить свою миссию по оказанию помощи пациентам и поиску способов лечения и лечения рака поджелудочной железы. Сохраненная составная информация может использоваться для информирования программ и мероприятий PanCAN. Информация также может быть предоставлена ​​в совокупном или ограниченном формате третьим сторонам для руководства будущими исследованиями и образовательными мероприятиями по раку поджелудочной железы.PanCAN не будет предоставлять личную идентифицирующую информацию (например, ваше имя или контактную информацию) таким третьим лицам без вашего предварительного письменного согласия, если это не требуется или не разрешено законом. Для получения дополнительной информации о том, как мы можем использовать вашу информацию, вы можете найти нашу политику конфиденциальности на нашем веб-сайте по адресу https://www.pancan.org/privacy/.

    ul.list li {display: list-item; маржа слева: 2em; выравнивание текста: слева; }
    ul.list li a {украшение текста: подчеркивание; цвет: # 6c6c6c;}
    ул.список {маржа-низ: 25 пикселей; }
    ul.list li: до {
    color: # 631c90! Important;
    размер шрифта: 9 пикселей; Позиция
    : абсолютная;
    margin-left: -20,6 пикселей;
    margin-top: 0,8 пикселей;
    содержание: «f111»; Семейство шрифтов
    : FontAwesome;
    стиль шрифта: нормальный;
    font-weight: normal;
    }
    ul.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *