Что такое реактивный панкреатит: Лечение реактивного панкреатита в Москве

Содержание

Лечение реактивного панкреатита в Киеве – цена консультации от 500 грн

Лечение реактивного панкреатита у взрослых

Прежде чем начать лечение, проводится диагностирование через опрос заболевшего человека, медосмотр, и несколько тестов, в том числе крови, кала, компьютерной томографии (КТ), эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ) и магнитно-резонансной томографии (МРТ). Как только развилась клиника заболевания, требуется безотлагательное лечение реактивного панкреатита. Терапию следует проводить под наблюдением медицинского персонала. Самостоятельная терапия болезни часто может спровоцировать переход данной формы патологии в хроническую.

Реактивный панкреатит лечение предусматривает следующее:

  1. Терапия реактивного панкреатита начинается с установки причин, которые спровоцировали воспалительный процесс поджелудочной железы (собирается анамнез). Как только становится причина ясна, врач выбирает метод терапии. И это понятно, что терапию больного органа невозможно начать без устранения первопричины, которая спровоцировала это заболевание — устранение камней в желчном пузыре при ЖКБ, снятие симптомов отравления или лечение алкогольной зависимости, консультация врача-психолога или врача-психиатра при стрессах и депрессиях.
  2. Терапия медикаментами: применяются обезболивающие препараты, спазмолитики, ферменты. Фермент – что это? Обычно это белковые молекулы или молекулы РНК (рибозимы) или их комплексы, которые ускоряют хим. реакции в живых системах.
  3. Основная тактика терапии серьезной патологии, которая негативно влияет на желчный пузырь и на весь организм в целом, заключается в ликвидации боли, предоставлении покоя воспаленной поджелудочной железе, употреблении ферментов, которые заменят ферменты поджелудочного сока при правильной работе поджелудочной железы. Железа этот фермент воспринимает хорошо, а также назначается диета №5п при панкреатите.

Панкреатит хорошо поддается лечению, но только если лечение и диета назначаются опытным врачом и соблюдаются пациентом.

Диета

Известно, что острая форма панкреатита лечится обычно в стационаре, при помощи профессиональных докторов. А дальнейшая терапия зависит от самого пациента. И самым главным в терапии этого серьезного заболевания является соблюдение диетического питания.

Главное запомнить: вылечить хроническую патологию при помощи медикаментов, но без соблюдения диетического питания невозможно. И, напротив, если человек будет строго соблюдать диету, это даст возможность освободиться от патологического состояния без рецидивов (обострения) и медикаментозных средств.

Питание может быть приятным, не однообразным и приносящим пользу организму, даже если оно диетическое. Показаниями назначения диеты №5 является хронический панкреатит не в острой стадии.

Цель диетического питания:

  • Снижение воспалительного процесса и восстановление работоспособности поджелудочной железы.
  • Механическое, химическое и термическое щажение желудка и кишки.
  • Предотвращения жировой инфильтрации печени и поджелудочной.

Правильно назначенная диета оказывает оздоравливающее действие и способствует правильному усвоению применяемых медикаментов. Показания к применению диеты №5 — патологии печени, желчного пузыря, болезни, которые связаны с нарушением функционирования печени и выводящих желчь путей (панкреатит). Диета №5п (в отличие от диеты №5) предусматривает высокое содержание белков (до 150 грамм, в основном животного происхождения). Также имеется ограничение углеводов и жиров. Все блюда следует готовить в пароварке, а употреблять в перетертом, измельченном виде.

Основа диеты №5п – в меню на каждый день не включаются продукты питания, которые повышают кислотообразование в желудке и активизирующие ферментативную активность поджелудочной железы.

К какому врачу обратиться

Изначально человек с острым приступом поступает в хирургию, где его тщательно обследует врач-хирург или реаниматолог (в зависимости от состояния на момент поступления в больницу). Как только будет ликвидирована основная симптоматика, пациента начинает лечить гастроэнтеролог. Еще один врач, которому часто приходится исследовать поджелудочную железу – это врач-эндокринолог. Причем именно от эффективности и своевременности его действий зависит, разовьется ли у заболевшего осложнение в виде сахарного диабета, или же это можно будет предотвратить.

После выписки из стационара человек должен встать на учет по месту проживания у своего врача-терапевта. С этого момента именно этот врач будет отслеживать состояние его поджелудочной и время от времени направлять на обследования к узким специалистам. Терапевт обязательно должен объяснить пациенту, насколько важно для него соблюдать все до единой рекомендации. Именно лечащий доктор предотвращает путем своевременного обследования появление серьезных осложнений заболевания.

Важно понимать если будет соблюдаться диета при реактивном панкреатите, а также все предписания лечащего доктора, то возможно будет предотвратить развитие осложнений.

Получить более подробную информацию, записаться на консультацию к врачу или процедуру можно по телефонам: 044 333 4 333 и 0 800 753 357, через форму «запись на сайте» или удобный мессенджер (Fb, Viber, WhatsApp).

Реактивный панкреатит – gormed.su

Реактивный панкреатит – это воспаление поджелудочной железы, которое возникает в ответ на какой-либо раздражитель. Чаще всего — это своеобразная «реакция» организма на некачественную или нездоровую пищу.

Как проявляется реактивный панкреатит?

Первыми признаками патологии являются ощущения, которые субъективно воспринимаются пациентами, как не очень опасные. Это может быть:

  • Вздутие живота.
  • Изжога.
  • Отрыжка.
  • Чувство тяжести и распирания в надчревной области.

Часто на этом этапе пациенты прибегают к симптоматическим лекарственным средствам, которые широко рекламируются, и наивно полагают, что проблема решена.

Позже пациента начинают беспокоить тошнота и характерные боли. Далее, картина все более напоминает острый панкреатит, а состояние больного начинает стремительно ухудшаться. На этом этапе очень важно обратиться за медицинской помощью. Наша клиника в Красногорске поможет вам своевременно решить проблему воспаления поджелудочной, не дожидаясь опасных симптомов.

Что может вызвать реактивный панкреатит?

Среди причин, вызывающих реактивный панкреатит, следующие:

  • Отравление некачественными продуктами питания. Это могут быть просроченная пища или недобросовестно приготовленная, а также немытые овощи или фрукты. В этом случае симптомы реактивного панкреатита накладываются на картину типичного отравления, которая представлена повышением температуры тела, ознобом, рвотой и диареей.
  • Регулярное употребление в пищу вредных продуктов, например, чипсов, газированной воды, копченостей, жареных и пикантных блюд. Чаще всего от этого страдают дети, чей нежный пищеварительный тракт не в состоянии справиться с фаст фудом или продуктами с родительского стола.
  • Отравление алкогольными напитками. Не секрет, что наиболее уязвимыми перед спиртным являются поджелудочная железа и печень. Большие дозы спиртного или распитие его суррогатов могут привести к тяжелейшему отравлению. В этом случае необходимо немедленно обратиться к врачу для лечения алкогольного гепатита и реактивного панкреатита. Отсутствие своевременной терапии может повлечь за собой даже смерть пациента.
  • Другие заболевания органов пищеварения. Чаще всего реактивный панкреатит возникает на пару с острым гастритом и/или гастродуоденитом. Классический случай – это закупорка общих протоков во время приступа холецистита.
  • Сильное нервное потрясение, которое сопровождается выбросом адреналина.

Приговор или предупреждение?

Чрезвычайно болезненный приступ панкреатита многие пациенты воспринимают как приговор. Их чрезвычайно удручает перспектива пожизненного отказа от спиртных напитков и привычного питания. Врачи же, напротив, рекомендуют сконцентрироваться на позитивных моментах и рассматривать произошедшее, как некое предупреждение от организма, который более не в состоянии противостоять подобному образу жизни. Необходимо всегда помнить о том, что если не изменить стиль питания и отказаться от вредных привычек, то следующего предупреждения может и не быть.

Реактивный панкреатит

Острое асептическое воспаление, поражающее поджелудочную железу, спровоцированное патологиями желудочно-кишечного тракта или других соматических органов. После начала терапии, симптомы быстро регрессируют. Заболевание проявляется опоясывающей болью в животе, тошнотой, рвотой, изжогой, вздутием живота, лихорадкой и интоксикацией. В рамках диагностики могут выполнять общее и биохимическое исследование крови, коагулограмму, анализ на уровень ферментов поджелудочной железы, ультразвуковое исследование, рентгенографию, компьютерную томографию, мультиспиральную компьютерную томографию, эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатографию, ангиографию, эзофагогастродуоденоскопию, лапароскопию. Терапевтическая тактика определяется после выявления основной болезни. Симптомы купируют ферментами поджелудочной железы, обезболивающими препаратами, нестероидными противовоспалительными средствами, спазмолитиками. Прогноз благоприятный.

Причины реактивного панкреатита

Заболевание может развиваться на фоне вирусных гепатитов, желчнокаменной болезни, калькулезного холецистита, хронического гастрита, цирроза печени, дискинезии желчных протоков, кишечных инфекций, травм живота, злоупотребления алкоголем, неправильного питания, приема некоторых фармацевтических препаратов, системных и инфекционных болезней, отравления. Также недуг может быть спровоцирован эндоскопическими вмешательствами на желчных протоках. Застой панкреатических ферментов может возникнуть при холелитиазе. Вероятность образования патологии повышается, если желчнокаменная болезнь сопровождается хроническим гастродуоденитом, язвенной болезнью желудка или двенадцатиперстной кишки.

Симптомы реактивного панкреатита

Первые симптомы появляются спустя несколько часов после воздействия провоцирующих этиологических факторов. Обычно, признаки реактивного панкреатита дополняют клиническую картину первичного заболевания. Недуг проявляется сильной опоясывающей болью, которая усиливается после еды. Как правило, болевые ощущения не настолько интенсивны, как при остром воспалении поджелудочной железы. Также патология выражается вздутием живота, жжением за грудиной и отрыжкой. Наблюдаются диспепсические расстройства: тошнота, рвота со слизью и желчью. Поскольку после рвоты повышается внутрибрюшное и внутрипротоковое давление, боль усиливается. При отсутствии лечения общее состояние пациента ухудшается, что проявляется признаками интоксикации, фебрильной температурой тела, бледностью кожных покровов, тахикардией, повышенным артериальным давлением. При тяжелом течении болезни требуется госпитализация.

Диагностика реактивного панкреатита

Для установления диагноза и выявления первичного недуга, врач анализирует клинические признаки, изучает историю болезни, проводит физикальный осмотр и направляет больного на дополнительные обследования. В рамках диагностики могут выполнять общее и биохимическое исследование крови, коагулограмму, анализ на уровень ферментов поджелудочной железы, ультразвуковое исследование, рентгенографию, компьютерную томографию, мультиспиральную компьютерную томографию, эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатографию, ангиографию, эзофагогастродуоденоскопию, лапароскопию. При физикальном обследовании доктор выявляет тахикардию, артериальную гипертензию, бледный оттенок слизистых оболочек и кожных покровов, болезненность в области левого реберно-позвоночного угла, вздутие живота.

Лечение реактивного панкреатита

Терапевтическая тактика определяется после выявления первичной болезни. Медики стараются снять интоксикацию, отечность и воспаление ПЖ, а также восстановить нормальную секрецию панкреатических ферментов. Симптомы купируют ферментами поджелудочной железы, обезболивающими препаратами, нестероидными противовоспалительными средствами, спазмолитиками. Препаратами выбора могут быть: панкреатин, дротаверин, платифиллин, диклофенак. Пациенту рекомендуют один-дня дня придерживаться принципов лечебного голодания. Если наблюдается легкое течение болезни, назначается дробная высокоуглеводная диета. При холетиазе и заболеваниях сфинктера Одди могут выполнять эндоскопическую ретроградную холангиопанкреатографию или папиллотомию.

Профилактика реактивного панкреатита

Специфические методы профилактики не разработаны. Необходимо правильно питаться, отказаться от злоупотребления алкогольными напитками, а также своевременно обращаться за медицинской помощью, чтобы на ранних этапах выявлять и лечить заболевания, способные спровоцировать реактивный панкреатит.

Панкреатиты у детей | #01/09

Проблема панкреатитов в детском возрасте на сегодняшний день не является новой, однако остается, пожалуй, наименее изученной страницей в детской гастроэнтерологии. Ее активное изучение началось после введения в повседневную практику ультразвукового исследования, которое позволило предположить относительно высокую частоту панкреатитов, в т. ч. и хронических, в структуре заболеваний органов пищеварения у детей. В 60–80-е гг. прошлого столетия эти вопросы интенсивно изучались в нашей стране и, пожалуй, много более интенсивно, чем за рубежом. В отечественной педиатрической литературе можно найти немало статей, посвященных панкреатитам у детей. Во главе этих исследований стояли А. В. Мазурин, А. М. Запрудной, И. В. Дворяковский, Н. Г. Зернов, Б. Г. Апостолов, Г. В. Римарчук, Ж. П. Гудзенко. В 1980 г. вышла книга Ж. П. Гудзенко «Панкреатиты у детей», которая так и осталась единственной монографией, посвященной данной теме. В настоящее время исследования проблемы панкреатитов в детском возрасте продолжаются как в нашей стране, так и за рубежом. Особый посыл для развития этого направления дали выделение и генетическая идентификация т. н. наследственного панкреатита. Тем не менее, многие вопросы, как теоретические, так и непосредственно практические, остаются неразрешенными. На многочисленных форумах по гастроэнтерологии этой проблеме уделяется относительно мало внимания, не в связи с отсутствием актуальности, но из-за отсутствия ощутимого прогресса.

Частота панкреатитов у детей с заболеваниями органов пищеварения по данным различных авторов колеблется от 5 до 25%. Такой значительный разброс связан как с диагностическими сложностями, так и с отсутствием четкого терминологического определения предмета изучения. В повседневной практике обычно фигурируют четыре диагноза, так или иначе вписывающихся в тему настоящего обсуждения: острый панкреатит, хронический рецидивирующий панкреатит, хронический латентный панкреатит, реактивный панкреатит (и/или вторичные панкреатиты). Первые два заболевания достаточно однозначны с диагностической и терминологической точек зрения, и их частота может быть достоверно определена.

Что касается хронического латентного панкреатита, то его диагностика весьма затруднена ввиду отсутствия критериев, доступных для повседневного использования. Основанием для такого диагноза обычно служит выявление уплотнения паренхимы поджелудочной железы (ПЖ) и/или ее неоднородность при ультразвуковом исследовании и отсутствие соответствующей клинической симптоматики. Однако соответствуют ли эти признаки хроническому панкреатиту во всех случаях — вопрос, дать ответ на который достаточно сложно. Широкое внедрение ультразвукового исследования в клиническую педиатрическую практику выявило достаточно большое число таких находок. Это послужило поводом для беспокойства, поскольку свидетельствовало о высокой частоте хронического латентного панкреатита у детей, а также дало повод усомниться в диагностической значимости подобной интерпретации результатов в связи с возможной гипердиагностикой. Вопрос же о реактивном панкреатите вызывает еще большее число споров.

В основе панкреатита лежит деструктивный процесс в ПЖ, сопровождающийся микроциркуляторными расстройствами (которые нередко предшествуют собственно деструкции), воспалительным процессом и, в большей или меньшей степени, фиброзом. На фоне последнего может формироваться экзокринная и/или эндокринная недостаточность ПЖ. Справедливости ради следует отметить, что панкреатическая недостаточность при панкреатитах у детей развивается относительно редко. Активный деструктивный процесс в ПЖ сопровождается феноменом «уклонения панкреатических ферментов в кровь», повышением их концентрации в крови вследствие разрушения ацинарных клеток и повышения проницаемости барьера между ацинусами и кровью. Данный феномен позволяет достоверно идентифицировать деструкцию в ПЖ и диагностировать острый панкреатит или обострение хронического рецидивирующего панкреатита.

В свете представленной общей схемы острый панкреатит (а также обострение хронического) представляет собой активный деструктивный процесс в ткани ПЖ. Хронический панкреатит характеризуется фиброзом ПЖ, на фоне которого время от времени под влиянием различных провоцирующих факторов развиваются деструктивные процессы, т. е. имеют место обострения. Хронический латентный панкреатит теоретически имеет право на существование как фиброз ПЖ, также связанный с периодическими эпизодами деструкции, не проявивший себя документированными обострениями. Предполагается, что деструкция ПЖ в этом случае протекает исподволь, что приводит к отсутствию типичной клинической картины и появлению первичного хронического латентного панкреатита. Данная концепция логична, однако о частоте данного состояния мы судим лишь по данным ультразвукового исследования. Компьютерная томография (не говоря о биопсии), которая могла бы дать нам более достоверную информацию, в массовых масштабах с этой целью применяться не может. Других же признаков латентного панкреатита нет и быть не может по определению (он же латентный!). Данное обстоятельство и составляет первую серьезную проблему, стоящую перед детскими гастроэнтерологами. Причем она же распространяется и на диагностику хронического рецидивирующего панкреатита вне обострения. И именно в связи с этим мы не имеем точной статистики панкреатитов у детей.

Второй вопрос — реактивный панкреатит. Под этим понятием часто скрываются два состояния, иногда различающихся, а иногда и совпадающих. Во-первых, речь может идти о вторичном панкреатите, явившемся следствием какого-либо заболевания, в т. ч. органов пищеварения. Во-вторых, речь может идти о состоянии, предшествующем деструкции ткани ПЖ в виде ее отека, что выявляется на ультразвуковом исследовании в виде увеличения размеров одного или нескольких отделов органа и соответствующих изменений ее паренхимы. Данное состояние чаще всего является вторичным, и термин «реактивный» в данном случае вполне уместен, но собственно «панкреатитом» оно не является. Кроме того, это состояние является обратимым при условии лечения основного заболевания и, может быть, некоторой вспомогательной терапии, направленной на улучшение микроциркуляции. Появление признаков цитолиза, т. е. гиперферментемия, говорит уже однозначно об остром панкреатите или обострении хронического, и в этом случае дополнительная терминология уже не требуется. Таким образом, следует определиться, подразумеваем ли мы под термином «реактивный панкреатит» панкреатит (именно панкреатит) вторичный или мы имеем в виду реактивное состояние ПЖ без деструкции (что в практике чаще всего и имеет место), когда более уместным может быть термин «диспанкреатизм». Однако эти вопросы следует решать централизованно на форумах детских гастроэнтерологов и далее говорить «на одном языке». Важность этой проблемы определяется прогнозом развития данного состояния, которое у одних пациентов на фоне адекватного лечения основного заболевания будет обратимым, но у части из них может развиться «истинный» панкреатит. Механизм данного процесса скорее всего связан с длительной ишемией ткани ПЖ на фоне микроциркуляторных нарушений.

Оставив в стороне терминологические споры, следует признать, что панкреатиты, в том числе панкреатиты хронические, в педиатрической практике являются реальностью. Последний (как любой хронический процесс) может иметь рецидивирующее или латентное течение, что является общепатологической закономерностью.

Также педиатр достаточно часто сталкивается с реактивным состоянием ПЖ, которое может эволюционировать как в сторону восстановления состояния органа, так и по пути его деструкции.

Причины развития панкреатита у детей многочисленны и могут быть объединены в несколько групп.

  1. Нарушение оттока панкреатического секрета:

  • аномалии протоков ПЖ, аномалии ПЖ, сдавление протоков извне, обтурация их камнем;

  • патология двенадцатиперстной кишки (наблюдается примерно у 40% больных), повышение интрадуоденального давления различного происхождения;

  • патология желчевыводящих путей (наблюдается примерно у 40% больных).

  1. Повышение (абсолютное или относительное) активности панкреатических ферментов в ткани ПЖ:

  • избыточная стимуляция ПЖ, в первую очередь определяемая характером питания;

  • наследственный панкреатит (преждевременная активация ферментов).

  1. Инфекционный фактор:

  • вирус эпидемического паротита, вирусы гепатита, энтеровирусы, цитомегаловирусы, герпесвирусы, микоплазменная инфекции, сальмонеллез, инфекционный мононуклеоз и мн. др.

К этой же группе можно отнести развитие панкреатита при гельминтозах (описторхоз, стронгилоидоз, аскаридоз и др.), а также панкреатит при сепсисе.

  1. Травма ПЖ.

  2. Системные процессы:

  • болезни соединительной ткани;

  • эндокринная патология;

  • гиперлипидемии;

  • гипотиреоз;

  • гиперпаратиреоз;

  • гиперкальцемия различного происхождения;

  • хроническая почечная недостаточность;

  • муковисцидоз.

Последнее заболевание является, безусловно, особым в приведенном списке. Фиброз при муковисцидозе связан в большой степени с особенностями функции фибробластов и имеет врожденный (генетический) характер, хотя фактор нарушения оттока из ПЖ также имеет важное значение. Можно ли расценивать процессы, протекающие в ПЖ при муковисцидозе, как панкреатит — вопрос спорный и требует отдельного обсуждения.

  1. Нарушения микроциркуляции, в т. ч. системные:

  • аллергические заболевания, употребление продуктов питания, содержащих ксенобиотики, а также вторичные состояния при болезнях органов пищеварения и многих других.

Данная группа в педиатрической практике является весьма многочисленной, особенно когда речь идет о т. н. реактивном панкреатите.

  1. Токсическое действие некоторых лекарственных препаратов:

  • кортикостероиды, сульфаниламиды, цитостатики, фуросемид, метронидазол,нестероидные противовоспалительные препараты и др.

Особого внимания заслуживает панкреатит наследственного происхождения. Описанный в 1952 г. Comfort и Steiberg он в последние годы стал объектом пристального изучения во всем мире. В настоящее время установлено несколько мутаций нескольких генов, ответственных за развитие этого заболевания. При одном из вариантов наследственного панкреатита заболевание передается по аутосомно-доминантному типу с 80% пенетрантностью. В 1996 г. на хромосоме 7 q35 был выявлен ген, ответственный за его развитие, кодирующий катионический трипсиноген. На настоящий момент описано 8 мутаций в данном гене. Мутации D22G, K23R, N29I, N29T, R122H и R122C приводят к повышению аутоактивации трипсиногена, мутации N29T, R122H и R122C стабилизируют трипсин по отношении к его ингибиторам, в то время как мутации D22G, K23R и N29I не связаны с каким-либо известным эффектом. Мутация R122H удаляет точку аутолиза Arg122, мутации D22G и K23R подавляют активацию катепсином В. Во всех случаях этих мутаций нарушается баланс между протеазами и антипротеазами с повышением внутриклеточной протеазной активности и разрушением клеток. Наследственный панкреатит проявляется с первых лет жизни, а в более зрелом возрасте наличие перечисленных мутаций ассоциируется с 50-кратным повышением риска развития рака ПЖ. Кроме изменений в гене трипсиногена, за развитие панкреатитов также могут быть ответственны мутации в гене ингибитора трипсина (Serin Protease Inhibitor Kazal type 1 = SPINK1 или PSTI) на 5 хромосоме, а в гене муковисцидоза на 7 хромосоме. В этих случаях предполагается аутосомно-рецессивный тип наследования.

Вторичное нарушение функции ПЖ наблюдается при многих состояниях, включая синдром нарушенного кишечного всасывания. Так, при целиакии и лактазной недостаточности (ЛН) можно выявить различной степени выраженности вовлечение ПЖ в патологический процесс. По нашим данным, при целиакии в активной стадии заболевания поражение ПЖ наблюдается у 88% больных, в стадии ремиссии — у 79%, а при ЛН — в 76%. Повышение в крови активности трипсина, говорящее о деструктивном процессе в ПЖ, наблюдается у 37% детей в активной стадии целиакии и у 12% больных в стадии ремиссии. При ЛН высокая трипсиногенемия отмечалась только у 7% пациентов. Что касается повышенной экскреции триглицеридов с калом, указывающей на экзокринную недостаточность ПЖ, нами была выявлена обратная картина: низкая частота в активную стадию (18%) и более высокая — в стадии ремиссии (52%). При ЛН умеренная стеаторея за счет триглицеридов наблюдалась у 38% детей. Выявленная закономерность совпала с таковой при оценке частоты выявления признаков хронического панкреатита по данным ультразвукового исследования. Признаки хронического панкреатита не выявлялись в активной стадии целиакии, но встречались у 58% больных с целиакией в стадии ремиссии и у 32% больных детей с ЛН. Можно предположить постепенное формирование хронического панкреатита по мере течения процесса даже на фоне стойкой ремиссии целиакии со снижением экзокринной панкреатической функции.

Механизмы поражения ПЖ при целиакии непосредственно связаны с атрофическим процессом в тонкой кишке. Данная атрофия носит гиперрегенераторный характер, что проявляется значительным углублением крипт и повышенной митотической активностью в них. Вместе с увеличением числа собственно энтероцитов, в криптах увеличивается также число соматостатин-продуцирующих D-клеток в активную стадию целиакии с их нормализацией в стадию ремиссии. Гиперплазия D-клеток сопровождается повышением продукции соматостатина и, как следствие, подавлением активности I-клеток, продуцирующих холецистокинин, и S-клеток, продуцирующих секретин, что приводит к снижению функции ацинарных клеток ПЖ.

Другой механизм повреждения ПЖ при целиакии связан с нарушением ее трофики и, видимо, имеет более долговременные последствия. Тяжелая гипотрофия, независимо от причины, характеризуется нарушением функции всех органов, в т. ч. пищеварительных желез.

Трофические нарушения и снижение стабильности клеточных мембран, безусловно, способствуют развитию цитолиза достаточно чувствительных к различным неблагоприятным факторам ацинарных клеток ПЖ. Деструкция проявляется панкреатической гиперферментемией и является отражением, по существу, неявно (без четких клинических проявлений) острого панкреатита или обострения хронического панкреатита у больного с целиакией. В патогенезе указанных нарушений нельзя также исключить аутоиммунный механизм, так как известно о появлении в крови при целиакии аутоантител к различным органам, в том числе к клеткам ПЖ, хотя аутоагрессия в отношении ацинарных клеток пока остается недоказанной. Ишемия ткани ПЖ, сохраняющаяся длительное время, может быть причиной вялотекущего панкреатита с его хронизацией в дальнейшем. И хотя в стадии ремиссии целиакии происходит восстановление кишечного всасывания и нутритивного статуса, нормализуется число соматостатин-продуцирующих клеток, а уровень ряда трофических факторов даже повышается, ущерб, нанесенный ПЖ в активную стадию, остается не всегда поправимым. Это проявляется высокой частотой хронического панкреатита с экзокринной панкреатической недостаточностью на фоне благополучия по основному заболеванию.

Изменения ПЖ при лактазной недостаточности носят более легкий и транзиторный характер, однако возможность развития хронического панкреатита у этой группы детей также должна учитываться врачами при составлении плана обследования и лечения.

Пищевая аллергия также нередко сопровождается поражением ПЖ. По нашим данным, частота панкреатической гиперферментемии, которая указывает на возможность панкреатита, при пищевой аллергии у детей наблюдается примерно в 40% случаев, а частота экзокринной панкреатической недостаточности различной степени выраженности по результатам косвенных тестов (липидограмма кала) приближается к 60%. При этом частота поражения коррелирует с возрастом больного или, по существу, с длительностью заболевания. Повреждение ПЖ при пищевой аллергии связано с высвобождением значительного количества вазоактивных медиаторов с развитием, с одной стороны, прямого повреждения паренхимы и, с другой стороны, нарушением микроциркуляции в органе, его ишемией, вторичным повреждением и последующим склерозированием. Представленные механизмы демонстрируют возможность развития как острого, так и хронического процессов. Истинный острый панкреатит при пищевой аллергии у детей развивается редко, и описаны лишь единичные случаи. Чаще всего постепенно формируется хронический панкреатит, который может проявляться экзокринной панкреатической недостаточностью. При этом нарушение процессов переваривания способствует аллергии, т. к. различными путями повышает антигенную нагрузку. Таким образом, аллергия и повреждение ПЖ взаимно поддерживают друг друга, что подтверждается высокой частотой аллергии при хроническом панкреатите другого происхождения.

Диагностика панкреатитов, как уже указывалось выше, представляет сложности, когда речь идет о хроническом панкреатите вне обострения. Острый панкреатит и обострение хронического панкреатита характеризуются клинической картиной, в которой, как правило, имеют место боли в животе, рвота, общее тяжелое состояние с явлениями интоксикации. В типичных случаях боли интенсивные, локализуются в параумбиликальной области с иррадиацией в спину или носят опоясывающий характер, однако нередко болевая симптоматика у детей носит стертый характер без отчетливой локализации. Рвота, многократная в типичных случаях, может быть и однократной или даже отсутствовать. Характерным лабораторным маркером данного состояния является гиперферментемия с увеличением активности в крови амилазы, липазы, трипсина, эластазы 1 и ряда других ферментов. Следует отметить невысокое диагностическое значение амилазы. Более информативными являются уровни активности липазы и трипсина в крови. Определение эластазы 1 в крови считается точным маркером деструкции ткани ПЖ, однако ее определение в нашей стране производится лишь в некоторых лабораториях.

При ультразвуковом исследовании ПЖ наблюдается увеличение размера органа и признаки отека. По мере стихания остроты процесса размеры ПЖ уменьшаются и становятся явными признаки, обычно интерпретируемые как склеротические изменения, характерные для хронического панкреатита, в виде уплотнения и неоднородности паренхимы.

Экзокринная секреция ПЖ при панкреатитах у детей страдает относительно мало, однако ее оценка может помочь в диагностическом процессе и имеет большое значение для выработки тактики ведения больного, особенно в стадии ремиссии.

Для оценки экзокринной панкреатической секреции в повседневной практике могут использоваться такие хорошо известные методы, как копрограмма и липидограмма кала, так и относительно новые, включая определения активности эластазы 1 в стуле, ставшее в последние годы современным «золотым стандартом» для оценки функции ПЖ. Панкреатическая эластаза 1 в неизмененном виде достигает дистальных отделов кишечника и определяется иммуноферментным методом с применением моноклональных антител (Elastase 1 stool test). Была показана высокая информативность метода, который в этом отношении сопоставим с панкреозиминовым тестом. В то же время определение эластазы 1 в кале намного дешевле и проще в проведении. Нормой считается значения эластазы 1 в кале выше 200 мкг/мл кала. Более низкие значения указывают на панкреатическую недостаточность. Важно, что на результаты теста не влияют ни характер питания пациента, ни прием препаратов панкреатических ферментов.

С другой стороны, данный метод не позволяет оценить выраженность достаточно часто встречающейся относительной недостаточности ПЖ, показывая при этом нормальные значения эластазы 1 кала. Лишь сопоставляя эти данные с результатами косвенных тестов (копрограммы или липидограммы кала), можно сделать вывод о вторичном характере пищеварительной недостаточности. Исключением является только первичная липазная недостаточность, при которой на фоне выраженной стеатореи за счет триглицеридов будет наблюдаться нормальное значение фекальной эластазы 1.

Наконец, только данные косвенных методов исследования экзокринной функции ПЖ позволяют оценить адекватность заместительной терапии и подобрать дозу препарата.

Лечение обострения хронического рецидивирующего панкреатита начинается с назначения постельного режима и голода. Диета при этом является важным компонентом лечебного комплекса. Назначенный не более чем на одни сутки голод в дальнейшем заменяется постепенным введением продуктов из рациона диеты 5п, характеризующийся механическим, химическим и термическим щажением желудочно-кишечного тракта и исключением стимуляторов панкреатической секреции.

Терапия направлена на ликвидацию нарушений микроциркуляции в ПЖ, обеспечение ее функционального покоя, замещение нарушенных функций и снижение агрессивности повреждающих факторов.

В связи с этими задачами пациентам назначают инфузионную терапию, направленную на ликвидацию микроциркуляторных расстройств и детоксикацию. В состав этой терапии входят также препараты, обладающие антиферментной активностью, такие как Апротинин, а также препараты, влияющие на микроциркуляцию, — Трентал, Курантил, Даларгин.

Функциональный покой ПЖ обеспечивается:

  • диетой, снижающей пищевую стимуляцию органа;

  • антисекреторными препаратами: М-холинолитиками (селективным — пирензепин), Н2-блокаторами (фамотидин) или ингибиторами протонного насоса, понижающими желудочную секрецию и, соответственно, стимуляцию ПЖ кислотой;

  • препаратами ферментов ПЖ, ингибирующих желудочную секрецию по принципу отрицательной обратной связи, разрушая рилизинг-пептиды, вырабатывающиеся в слизистой оболочке двенадцатиперстной кишки.

Высокой эффективностью обладают препараты-аналоги соматостатина (октреотид), которые стали в настоящее время ключевыми в лечении острого панкреатита и при обострении хронического. Соматостатин, вырабатывающийся, в основном, в органах пищеварения и центральной нервной системе, является одним из важнейших нейромедиаторов в организме человека и животных, регулирует (подавляет) секреторные процессы, в т. ч. в ПЖ, пролиферацию, сократимость гладкой мускулатуры, моторику органов пищеварения, кишечное всасывание и многие другие процессы.

В состав комплексной терапии на первом этапе интенсивной терапии также могут входить глюкокортикоидные гормоны и антибиотики.

Важной задачей для нормализации состояния ПЖ является обеспечение оттока панкреатического секрета, основным путем решения которого является назначение спазмолитиков и прокинетиков. Среди спазмолитиков особое место занимает мебеверин (Дюспаталин), в связи с его двойным эффектом: выраженным спазмолитическим, с одной стороны, и предотвращением гипотонии сфинктеров, с другой. Среди прокинетиков предпочтительным является тримебутин (Тримедат), обладающий модулирующим действием на моторику органов пищеварения.

Оптимальным путем коррекции экзокринной панкреатической недостаточности у детей с хроническим рецидивирующим панкреатитом является назначение микросферических препаратов (Креон 10 000) в дозе 3–6 капсул в сутки, быстро устраняющее стеаторею. При этом после длительной (в течение 1–2 месяцев) терапии оказывается возможной отмена препарата, что указывает на высокую компенсаторную способность ПЖ ребенка. Что касается лечения больного при обострении хронического рецидивирующего панкреатита, наш опыт показывает целесообразность кратковременного (при отсутствии признаков панкреатической недостаточности) назначения панкреатических ферментов на фоне расширения диеты после периода интенсивной терапии в дозе, адекватной объему и характеру питания, обычно — до 4 капсул Креона 10 000 в сутки.

Безусловно, неотъемлемой задачей терапии панкреатита является устранение причин, вызвавших его развитие. Эта задача становится особо важной при реактивных состояниях ПЖ в связи с потенциальной их обратимостью. Дополнительно могут назначаться препараты, улучшающие микроциркуляцию (Курантил, Трентал и т. п.)

Хирургическое лечение требуется в случае прогрессирования деструкции, развитии панкреонекроза и неэффективности консервативной терапии.

Несмотря на определенный успех проводимого лечения, требуется приложить еще немало усилий для повышения его эффективности. Важной перспективной задачей является снижение активности и стимуляция обратного развития склеротических изменений в паренхиме ПЖ, на сегодняшний день практически не решаемой.

В целом, проблема панкреатитов у детей требует дальнейшего изучения на современном уровне знаний и технических возможностей, включая аспекты терминологии и связанной с ней эпидемиологии, этиологии и патогенеза, а также диагностики и лечения. Имеющиеся в этом направлении достижения лишь подчеркивают многообразие еще нерешенных проблем.


С. В. Бельмер, доктор медицинских наук, профессор Т. В. Гасилина, кандидат медицинских наук РГМУ, Москва

Реактивный панкреатит: симптомы и причины заболевания

В брюшной полости и пищеварительной системе поджелудочная железа является самым крупным органом. Железа контролирует все метаболические процессы, вырабатывая ферменты, которые участвуют в системе пищеварения.

Орган отвечает за выработку инсулина, поэтому любое поражение поджелудочной железы может вызвать гормональные сбои и нарушение обменных процессов. Железа регулирует отделение и вывод желчи. Данный орган зависит от кишечника, печени, желудка и желчевыводящих путей, отчего чаще всего подвергается воспалительным процессам.

Реактивный панкреатит: что это

Реактивный панкреатит — воспалительный процесс в поджелудочной железе.

Реактивный панкреатит – это воспалительный процесс, при котором поджелудочная железа реагирует на раздражители и инфекции в желудочно-кишечном тракте.

Острый панкреатит является ответной реакцией на заболевания пищеварительной системы. Воспаление поджелудочной железы, вызванное заболеваниями в органах пищеварительного тракта, является реактивным панкреатитом.

В медицине существует всего 5 видов панкреатита: острый и подострый, рецидивирующий, гнойный, геморрагический.

Острый воспалительный процесс прогрессирует вместе с патологиями других органов. Заболевание возникает на фоне любых раздражителей и отличается интенсивностью развития. Реактивный панкреатит не появляется самостоятельно, его симптоматика и течение спровоцированными патологиями в желудке, кишечнике и печени.

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) классифицируют острый панкреатит как распространенное заболевание (маркировка К86,9). В 70% случаев острый панкреатит поражает мужчин и детей. Само заболевание не опасное и практически всегда диагностируется на раннем стадии.

При правильном комплексном лечении реактивный панкреатит вылечивается в течение 2-3х недель, а при должном контроле риск получить рецидив снижается до нуля. Хроническая форма может привести к гнойному и геморрагическому панкреатиту, который поражает всю брюшную полость.

Заболевание отличается интенсивным развитием, где начальная стадия перерастает в хронический реактивный панкреатит. Симптомы яркие и достаточно болезненные, в редких случаях болезнь протекает бессимптомно.

Причины появления

Неправильное питание может вызвать появление панкреатита.

Заболевание не появляется самостоятельно, а возникает как ответная реакция на продукты питания, воспалительные процессы органов пищеварения, на медикаменты и внешние факторы.

Погрешности питания. Запрещено чрезмерное употребление жирной, острой и соленой пищи, которая раздражает тонкие стенки желудка и кишечника. Когда появляется пищевое нарушение, желудок постепенно перестает работать и возникает атония.

Переедание, неправильное питание, употребление фастфуда, закусок и газированных напитков снижает тонус мышечных волокон желудка. Со временем атония перерастает в гастрит, могут появиться язвы. Неправильное питание приводит к сахарному диабету, почечной недостаточности, булимии, дистрофии и анорексии, которые впоследствии затрагивают поджелудочную железу.

Вредные привычки. Алкоголь и курение (сигареты, табак, кальян). Табачный дым содержит более 10 химических веществ, такие как никотин, аммиак и кислоты. Во время курения табачный дым попадает в желудок и кишечник, где медленно разрушает слизистую оболочку.

Заболевания ЖКТ. Реактивный панкреатит возникает на фоне хронического холецистита, сосудистых и инфекционных заболеваний, при отравлении тяжелыми химическими веществами, а также при желчнокаменной болезни, гастритах, язвах и атеросклерозе сосудов поджелудочной железы.

Медикаменты. Бесконтрольное применение медицинских препаратов также нарушает слизистую желудка и кишечника. Витамины, БАДы, антибиотики, обезболивающие и противовоспалительные лекарственные средства должны применяться строго по инструкции.

Патологии органов брюшной полости. Реактивный панкреатит появляется из-за травм, которые вызывают разрывы мягких тканей, а также при дискинезии желчевыводящих путей, циррозе печени, гепатите.

Симптоматика заболевания

Реактивный панкреатит на ранних стадиях похож на отравление.

Из-за давления на двенадцатиперстную кишку и поджелудочную железу возникает реактивный панкреатит.

Симптомы на ранних стадиях схожи с отравлением, перееданием и гастритом. Поначалу возникает регулярная икота и отрыжка с неприятным запахом. Затем появляется изжога, которая постепенно вызывает рвотный рефлекс.

Главный симптом реактивного панкреатита — это болезненные ощущения в области желудка. Из-за того, что заболевание прогрессирует быстро и стремительно, то воспаленная поджелудочная железа подвергается спазмам, которые и вызывают болезненные ощущения.

Боль опоясывает всю область выше пупка и отдает в спину. Спазмы появляются внезапно и резко, отчего человеку в этот момент сложно дышать, согнуться или разогнуться. Болевые ощущения резкие и жгучие. В большей степени ощущаются при ходьбе или в положении стоя, но боль стихает, если человек сядет и наклонит туловище вперед.

Воспаленная поджелудочная железа отекает и увеличивается в размере, отчего болевые ощущения могут отдавать во всю брюшную полость и под лопатки. Нередко реактивный панкреатит путают с межреберной невралгией, остеохондрозом или сердечнососудистыми заболеваниями (появляются панические атаки, сердцебиение учащается, появляется тахикардия).

Появляется рвотный рефлекс и тошнота. Организм быстро обезвоживается, желудок не воспринимает воду, пищу или медикаменты.

Повышается температура тела (до 40 градусов) в первые часы приступа. Может возникнуть озноб или жар, дыхание становится тяжелым и затруднительным. Из-за температуры появляется сухость во рту, но при любой попытке выпить воды организм вызывает рвотный рефлекс. Также может выступать липкий и холодный пот, вызывающий озноб. Кожный покров становится бледным, болезненным и холодным.

Вся брюшная полость раздувает и увеличивается в размерах (при пальпации живот становится упругим). Прогрессирующая болезнь приводит к выбросу протеолитических ферментов в кровь, которые приводят к интоксикации организма. Может возникнуть сильная диарея, сопровождающаяся острыми колитами и метеоризмом.

Как лечить острый панкреатит, расскажет видеоролик:

https://www.youtube.com/watch?v=Tdx7evAVjqY&t=5s

Диагностика заболевания

При первых симптомах стоит обратиться к терапевту, который направит на обследование к гастроэнтерологу.

Диагностика проводится в несколько этапов, в ходе которых исследуется состояние поджелудочной железы и органов ЖКТ.

Сначала сдается общий анализ крови, мочи и кала, чтобы выявить уровень протеолитических ферментов, эластазы крови, кальция и общего белка. Чтобы диагностировать реактивный панкреатит гастроэнтеролог внимательно изучает готовые анализы. Как правило, при заболевании уровень амилазы, эластазы, липазы и трипсин в крови повышен.

Проводится ультразвуковое излучение (УЗИ) брюшной полости, затрагивая желчные пути и поджелудочную железу.

В некоторых случаях назначается рентген брюшной полости, КТ (компьютерная томография) и МСКТ (мультиспиральная КТ). Также назначается МРТ (магнитно-резонансная томография) или холедохоскопия поджелудочной железы.

Хронические стадии выявляются с помощью лапароскопии, эзофагогастродуоденоскопии (гастроскопия) и ангиографии чревного ствола (выявляет повышенную васкуляризацию тканей).

Опасность реактивного панкреатита

Хронический панкреатит приводит к появлению сахарного диабета.

Воспаленная поджелудочная железа не может в полной мере выполнять свои функции. Орган вырабатывает и проводит пищеварительные ферменты, которые отвечают за метаболизм и обмен веществ.

Если происходит сбой, то весь желудочно-кишечный тракт не способен расщеплять поступающие продукты на жиры, белки и углеводы.

Когда ферменты перестают поступать, то двенадцатиперстная кишка начинает постепенно переваривать свои мягкие ткани, которые приводят к полной деструкции (разрушению) и возникновению язв. При реактивном панкреатите снижается функциональность печени и почек.

Хроническое заболевание в частых случаях приводит к появлению сахарного диабета, а затем к атеросклерозу и к сосудистым заболеваниям. Если вовремя не диагностировать реактивный панкреатит, то есть риск осложнения заболевания.

Острая форма панкреатита может перерасти к инфицированному и гнойному панкреонекрозу (разложение мягких тканей и клеток поджелудочной железы, а также их омертвление и некроз).

Лечение заболевания

При панкреатите нужно соблюдать строгую диету.

При реактивном панкреатите необходимо срочно госпитализировать больного. Лечение подбирается строго гастроэнтерологом исходя из первопричин заболевания.

Для этого сначала выявляют пораженные органы брюшной полости и пищеварительного тракта, а затем назначается комплексное лечение.

Не стоит лечить реактивный панкреатит самостоятельно. Это может привести к осложнению и прогрессированию заболевания. Системная и грамотная терапия поможет не только снять воспалительные процессы в поджелудочной железе, но и восстановить работу ЖКТ.

  • Чтобы избежать обезвоживания и поддержать общее состояние организма назначаются капельницы.
  • При спазмах используются обезболивающие уколы внутримышечно.
  • Таблетки назначают только для снижения количества выделяемого поджелудочного сока.
  • Прописываются мочегонные средства.

Пациент обязан соблюдать строгую диету, которая 100% исключает жирную, жареную, соленую, копченую и сладкую пищу. Длительность диеты зависит от стадии и формы реактивного панкреатита. Запрещено употреблять фастфуд, газированные напитки и соки, содержащие красители, а также полуфабрикаты (колбасы, сосиски).

Как во время лечения, так и в течение 6 месяцев не стоит злоупотреблять алкоголем и табаком, но лучше всего полностью отказаться от всех вредных привычек. Для восстановления ЖКТ назначаются кисломолочные продукты содержащие живые бактерии (лакто, бифидо). Строгая диета длится не менее 3-4 месяцев. Чтобы избежать рецидива, стоит отказаться от запрещенных продуктов в течение длительного периода.

Если заболевание прогрессирует достаточно быстро и находится в рецидивирующем состоянии, то может потребоваться хирургическое вмешательство. Операция помогает избавиться от ферментов и некрозных тканей поджелудочной железы.

Реактивный панкреатит — это частое заболевание и поражает более 40% всего населения земли. При первых симптомах стоит незамедлительно обращаться к специалистам, которые проведут полную диагностику и назначат грамотное лечение.

Реактивный панкреатит, симптомы которого прогрессирующие и болезненные, дает тревожные сигналы об воспалительных процессах в организме. Поддерживая организм с помощью здорового питания и отказа от вредных привычек можно избежать повторных приступов реактивного панкреатита.

Реактивный панкреатит – что это такое? Причины, симптомы и лечение заболевания у детей и взрослых

Поджелудочная железа является важным органом, входящим в пищеварительную систему организма. Воспалительные процессы в ней всегда дают выраженную клиническую картину, сопровождающуюся болевым синдромом, повышением температуры и проявлениями интоксикации. Реактивный панкреатит – это одна из серьезных патологий поджелудочной железы, которая дает тяжелые осложнения, если упущено время при начальных признаках воспаления.

Содержание материала:

Что такое реактивный панкреатит

Возникновение болезни является результатом острого воспалительного процесса поджелудочной железы асептического характера.

Эта патология проявляется на фоне проблем органов ЖКТ при погрешностях в диете, аллергической настроенности организма, токсического отравления. Но больше всего такая реакция органа пищеварительной системы обусловлена наличием конкрементов в желчном пузыре.

Характерной особенностью данной патологии является быстрое развитие клинической симптоматики после действия негативного фактора. И такое же быстрое обратное развитие заболевания при своевременно начатом лечении в сочетании с лечебной диетой.

Механизм и причины возникновения

Причиной появления реактивного панкреатита могут быть различные болезни органов пищеварительной системы, такие как:
  • вирусный гепатит;
  • калькулезный холецистит;
  • цирроз печени;
  • гастрит в стадии обострения;
  • дискинезия желчевыводящих путей.
Кроме болезней органов ЖКТ, факторами, способствующими развитию воспаления в железе, являются:
  • нарушения в еде в виде злоупотребления жирной и жареной белковой пищей;
  • наличие вредных привычек – употребление крепких спиртных и тонизирующих напитков, цветных газированных вод, курения;
  • длительный и бесконтрольный прием лекарственных препаратов;
  • закрытая травма живота с последующим повреждением ткани железы;
  • отравления ядами различного происхождения;
  • хронический стресс.

Негативные процессы в поджелудочной железе начинают происходить вследствие преждевременной активации ее ферментов и агрессивного действия их на паренхиму органа.

Застой секрета происходит по причине холелитиаза. При желчнокаменной болезни попадающие в общий желчный проток мелкие камни вызывают спазм и раздражение.

Застой секрета влечет за собой повреждение клеточных структур железы вследствие негативного действия на нее собственных ферментов. В результате таких биохимических процессов, в крови появляется много продуктов распада, что провоцирует отек железы и интоксикацию организма.

Первые признаки недуга

Воспаление поджелудочной железы развивается остро и быстро, спустя всего несколько часов с момента действия токсического агента.

При прогрессировании болезнь в своем развитии проходит несколько фаз, проявляющихся различной клинической симптоматикой:
  • Ферментативная фаза. Длительность ее составляет 3 суток с момента острого начала болезни. В течение этого времени происходит формирование некротических участков в железе. В конце этого периода появляется светлый промежуток в течение болезни, характеризующийся снижением клинической симптоматики с последующим переходом в следующую стадию развития.
  • Реактивная фаза. Формируется со 2 недели заболевания и является промежуточной, проявляющейся образованием парапанкреотического инфильтрата.
  • Фаза секвестрации. Развивается с 3 недели заболевания и может закончиться одним из нескольких итогов. Первый – благополучный исход, при котором отмечается регресс инфильтрата и выздоровление. При более тяжелом варианте происходит образование кисты, но без нагноения. Последний вариант является самым тяжелым, когда состояние пациента усугубляется развитием гнойных и септических процессов, представляющих угрозу для жизни.
К первым признакам развития реактивного панкреатита относятся:
  • тяжесть в животе;
  • отрыжка;
  • тошнота;
  • повышенное газообразование;
  • повышение температуры до субфебрильных значений.

Острый панкреатит проявляется болью опоясывающего характера, интенсивность которой нарастает с приемом пищи.

Болевой синдром, локализующийся в верхней части живота, в правом и левом подреберье с отдачей в спину и лопатки, усиливается и становится нестерпимым.

Симптомы заболевания

Если своевременно медицинская помощь не оказывается, болезнь быстро прогрессирует, и патологическая симптоматика нарастает за счет повышения интоксикации организма.

Читайте также: тошнота после еды – причины

С усилением болевого синдрома появляются следующие клинические проявления:
  • рвота с примесью желчи и слизи;
  • бледность и холодность кожных покровов;
  • понижение температуры тела;
  • учащение пульса;
  • развитие гипотонии, то есть понижение артериального давления вплоть до обморочного состояния.

На фоне рвоты болевой синдром усиливается, так как напряжение живота ведет к повышению внутрибрюшного давления и дополнительному раздражению поджелудочной железы. Появляются признаки обострения хронической патологии ЖКТ, которые могут проявляться в нарушении работы кишечника, гиперсаливации (повышенном слюнотечении).

Важно! Появление болевого синдрома опоясывающего характера, сопровождающегося диспепсическими явлениями, требует максимально оперативного оказания специализированной медицинской помощи. Самолечение в этом случае недопустимо.

Диагностические мероприятия

Диагностика реактивного панкреатита складывается на основании жалоб пациента, объективных данных обследований, лабораторных и инструментальных методах.

При начальных проявлениях патологии наиболее информативную картину дают следующие исследования:
  • общий анализ крови и мочи;
  • коагулограмма крови;
  • биохимия крови с определением уровня ферментов поджелудочной железы;
  • УЗИ;
  • КТ, МРТ;
  • эзофагогастродуоденоскопия;
  • ангиография чревного ствола аорты.

В некоторых случаях, по показаниям проводится диагностическая лапароскопия, которая позволяет дифференцировать панкреатит от других патологий ЖКТ.

Лечение реактивного панкреатита у взрослых и детей

Как правило, пациенты с таким диагнозом госпитализируются в стационар. Главной задачей врача при лечении острого состояния является купирование приступа, снятие интоксикации организма, инактивация ферментов поджелудочной железы с нормализацией оттока ее секрета.

Патологический процесс может развиваться не только у взрослых, но и у детей независимо от возраста, даже у младенцев до года. Реактивный панкреатит у детей по своим клиническим проявлениям имеет схожесть с течением болезни у взрослых.

Причиной развития патологии может быть вирусная инфекция, неправильное питание, ранний перевод ребенка на взрослую пищу. У младенцев возникновение панкреатита провоцируется врожденной патологией анатомического строения железы и ее протоков.

Клиника заболевания у детей проявляется следующими симптомами:
  • боль в верхней области живота;
  • диспепсические явления – тошнота, отрыжка, рвота;
  • признаки интоксикации организма;
  • симптомы расстройства кишечника – появляющиеся запоры сменяются диареей с изменением окраски кала, который приобретает желтый цвет, характеризуется присутствием слизи и жира;
  • моча становится темного оттенка, а кожные покровы желтеют.

Читайте также: отрыжка воздухом после еды – причины и лечение

Груднички и новорожденные дети реагируют на заболевание периодическим резким плачем и криком. Появление любых симптомов болезни требует обязательной консультации педиатра, так как у детей заболевание, в отличие от взрослых, протекает значительно тяжелее.

Медикаментозная терапия

Лечение реактивного панкреатита у взрослых проводится комплексно и включает в себя следующие лекарственные препараты:
  1. Спазмолитики. «Но-шпа», «Дротаверин», «Папаверин», «Платифиллин». Используются для снятия спазма сфинктера Одди, через который секрет проходит в 12-перстную кишку. Препараты вводятся внутривенно или внутримышечно.
  2. Обезболивающие средства. «Пенталгин», «Ацетаминофен», «Баралгин».
  3. Ветрогонные препараты. «Эспумизан», «Метеоспазмил», «Дюспаталин».
  4. Ферменты. «Панкреатин», «Мезим», «Фестал».
  5. Симбиотики для восстановления микрофлоры кишечника. «Бифидо-Бак», «Ламинолакт».
  6. Противорвотные средства. «Мотилиум», «Церукал», «Зофран».
  7. Антибактериальные препараты. «Ампиокс», «Амоксициллин».
  8. Для снятия интоксикации – внутривенное введение растворов: «Гемодез», «Полиглюкин», «Дисоль», «Трисоль».

Своевременно начатое активное лечение позволяет снять негативную симптоматику и предупредить дальнейший переход заболевания из одной фазы в другую.

Рецепты народной медицины

После купирования острых проявлений панкреатита и для улучшения функции железы возможно применение рецептов народной медицины, но только строго по рекомендации врача. Лечение травами дает хороший эффект, но только как дополнение к основному лечению.

Из средств народной медицины наиболее эффективными являются:
  • отвар бессмертника;
  • отвар полыни:
  • настой шиповника;
  • настой из сбора сухого сырья в равных долях – кукурузные рыльца, чистотел, измельченный корень одуванчика, трехцветная фиалка, плоды аниса, трава птичьего горца.

Читайте также: бессмертник: лечебные свойства и противопоказания

Для приготовления отвара столовая ложка сырья заливается 200 мл воды и доводится до кипения, затем огонь убавляется, и отвар еще кипятится в течение 30 – 40 минут. После остывания и процеживания растительное средство готово к употреблению.

Для приготовления настоя 15 г сухого сырья заливается стаканом кипятка и настаивается в течение 2 часов, желательно в термосе. Принимается по рекомендации специалиста курсом в определенной врачом дозировке.

Хирургический метод

Лечение острого реактивного панкреатита проводится в основном консервативно. Но иногда при определенных состояниях пациента требуется хирургическое вмешательство по жизненным показаниям.

Оперативное лечение проводится в следующих случаях:
  • при обширном некрозе поджелудочной железы;
  • при развитии тяжелых осложнений в течение процесса, таких как кистозные образования, свищи, абсцессы;
  • наличие злокачественной опухоли.

Вопрос об операции по удалению железы всегда решается с учетом показаний и индивидуальных особенностей организма пациента.

Питание при реактивном панкреатите

Питание, при заболевании поджелудочной железы, играет очень важную роль, так как любая погрешность в еде будет провоцировать обострение симптоматики.

Чтобы избежать негативных последствий, рекомендовано:
  • прием пищи осуществляется дробными и малыми порциями до 7 раз в день;
  • обработку продуктов проводить только методом варки или на пару;
  • исключить из рациона копченые, консервированные, соленые и маринованные продукты;
  • осуществить полный отказ от употребления кондитерских изделий, жирных блюд, спиртных напитков;
  • исключить употребление крепкого кофе и чая, тонизирующих и цветных газированных напитков, мороженого, шоколада;
  • отдать предпочтение первым блюдам на овощном или некрепком бульоне из диетического мяса курицы, индейки, различным кашам, яйцам, сваренным всмятку.

Соблюдение диеты для пациентов, перенесших реактивный панкреатит, становится постоянным до конца жизни.

Возможные осложнения и прогноз для выздоравливающих

Реактивный панкреатит – это тяжелая патология, которая, при несвоевременно начатом лечении, может давать различные осложнения. В клинике течения процесса выделяют ранние и поздние осложнения, которые развиваются спустя несколько дней и через 2 – 3 недели от начальных проявлений болезни.

К ранним осложнениям относятся:
  • болевой шок;
  • печеночная и почечная недостаточность;
  • перитонит различного характера;
  • сердечная и дыхательная недостаточность.

Поздние осложнения развиваются вследствие присоединения вторичной инфекции.

К ним относятся:
  • кровотечения из органов ЖКТ;
  • перитонит;
  • сепсис;
  • абсцессы;
  • образование псевдокист.

Если реактивный панкреатит протекает без осложнений, а лечение, начатое своевременно, дает хороший результат с обратным развитием симптомов заболевания, и прогноз будет положительным как для жизни, так и для трудоспособности.

При осложненном течение процесса прогноз неблагоприятный, так как заболевание приводит к стойкой инвалидности или к летальному исходу, преимущественно при хроническом алкоголизме.

Профилактика

Для предупреждения развития реактивного панкреатита, необходимо придерживаться определенных мер профилактики, которые включают в себя следующие мероприятия:
  • исключение из употребления алкогольных напитков любой крепости, а также курения;
  • своевременное лечение заболеваний ЖКТ и не допущение их обострения;
  • соблюдение правильного питания, избегание употребления жирных, жареных, консервированных продуктов, исключение из рациона напитков и пищи, содержащих искусственные красители;
  • избегание стрессовых ситуаций;
  • занятия спортом;
  • прохождение ежегодной диспансеризации с контролем лабораторных анализов и УЗИ органов брюшной полости.

Соблюдая эти рекомендации, можно предупредить развитие такого тяжелого заболевания как реактивный панкреатит.

Диагностика, профилактика и лечение реактивного панкреатита, возникающего после эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ) | Мороз

1. Клинические лекции по гастроэнтерологии и гепатологии / Под ред. Калинина А. В., Хазанова А. И. 2. М.: Типография ГВГК им. Н. И. Бурденко; 2002. 208—298.

2. Маев И. В., Казюлин А. Н., Кучерявый Ю. А. Хронический панкреатит. М.: Медицина; 2005.

3. Манцеров М. П. Возможности ретроградной холангиопанкреатографии в диагностике и лечении патологии панкреатобилиарной системы и пути повышения ее эффективности: дис. … канд. мед. наук. М. 2004.

4. Ayub K., Imada R., Slavin J. Endoscopic retrograde cholangiopancreatography in gallstone associated acute pancreatitis. Cochrane Database Syst. Rev. 2004; 4: CD003630.

5. Freeman L. Adverse outcomes of endoscopic retrograde cholangiopancreatography. Rev. Gastroenterol. Dis. 2002; 2: 147—168.

6. Murray W. Reducing the incidence and severity of post ERCP pancreatitis. Scand. J. Surg. 2005; 94: 112—116.

7. Савельев В. С., Филимонов М. И., Гельфанд Б. Р., Бурневич С. З. Деструктивный панкреатит: алгоритм диагностики и лечения. Consilium-medicim. 2000; 6: 5—11.

8. Бескосный А. А., Снытко Н. П., Кирсов П. П. и др. Постэндоскопический ретроградный панкреатохолангиографический панкреатит. www.smolensk.ru/user/sgma/kaphedr/gospchir/stat/1.htm

9. Christensen M., Matzen P., Schulze S., Rosenberg J. Complications of ERCP: a prospective study. Gastrointest Endosc. 2004; 60: 721—731.

10. Loperfido S., Angelini G., Benedetti G. et al. Major early complications from diagnostic and terapeutic ERCP: a prospectivi multicenter study. Gastrointest. Endos. 1998; 7: 1—10.

11. Masci E., Mariani A., Curioni S., Testoni P. Risk factors for pancreatitis following endoscopic retrograde cholangiopancreatography: a metaanalysis. Endoscopy 2003; 35: 830—834.

12. Chen C., Sherman S., Watkins J. et al. Risk factors for post-ERCP pancreatitis: a prospective multicenter study. Am. J. Gastroenterol. 2006; 101: 139—147.

13. Wilson M., Tweedle D., Martin D. Comon bile diameter and complications of endoscopic sphincterotomy. Br. J. Surg. 1992; 79: 1346—1347.

14. Pezzilli R., Romboli E., Compana D., Corinaldesi R. Mechanisms involved in the onset of post-ERCP pancreatitis. JOP. J. Pancreas (online) 2002; 3: 162—168.

15. Akashi R., Kiyozumi T., Tanaka T. et al. Mechanism of pancreatitis caused by ERCP. Gastrointest. Endosc. 2002; 55: 50—54.

16. Freeman M. Role of Pancreatic Stents in Prevention of Post-ERCP Pancreatitis. JOP. J Pancreas (Online) 2004; 5: 322—327.

17. Testoni P. Pharmacological Prevention of Post-ERCP Pancreatitis: The Facts and the Fiction. JOP. J. Pancreas (Online) 2004; 5: 171—178.

18. Testoni P. Preventing Post-ERCP Pancreatitis: Where are we? JOP. J. Pancreas (Online) 2003; 4: 22—32.

19. Andriulli A., Solmi L., Loperfido S. et al. Prophylaxis of ERCP-related pancreatitis: a randomized, controlled trial of somatostatin and gabexate mesylate. Clin. Gastroenterol. Hepatol. 2004; 2: 713—718.

20. Andriulli A., Leandro G., Niro G. et al. Pharmacologic treatment can prevent pancreatic injury after ERCP: a mete-analysis. Gastrointest. Endosc. 2000; 51: 1—7.

21. Testoni P., Bagnolo F., Andriulli A. et al. Octreotide 24-h prophylaxis in patients at high risk for post-ERCP pancreatitis: results of a multicenter, randomized, controlled trial. Aliment Pharmacol. Ther. 2001; 15: 965—972.

22. Seta T., Noguchi Y., Shimada T. et al. Treatment of acute pancreatitis with protease inhibitors: a meta-analysis. Eur. J Gastroenterol. Hepatol. 2004; 16: 1287—1293.

23. Fan W., Wang Q., Li Q. Preventive effect of 5-fluorouracil on post-ERCP pancreatitis. Zhong Nan Da Xue Xue Bao Yi Xue Ban. 2004; 29: 201—203.

24. Villatoro E, Larvin M, Bassi C. Antibiotic therapy for prophylaxis against infection of pancreatic necrosis in acute pancreatitis. The Cochrane database of sys. rev. 2003; 4: CD002941.

25. Рациональная фармакотерапия заболеваний органов пищеварения/ Под ред. Ивашкина В. Т. М.: Литтера. 334—350.

АБ, Дж М {8ч JWǑΑ5՜\’뜧’)”N#GI\PU C# kq0h*e1DwpYʎͪA,QN;” конечный поток эндообъект 20 0 объект >поток 2014-05-14T10:10:31-04:002022-03-19T03:04:49-07:002022-03-19T03:04:49-07:00Adobe InDesign CC (Windows)uuid:b91a2a20-2ac1-4b9a- 8a4e-98f5978421e3adobe: DocId: INDD: 8de892b0-240c-11e0-94fe-b945b27efd78xmp.id: 6256cc01-0298-0944-b994-183ea23afc05proof: pdfxmp.iid: d1f9bf96-882e-4740-9c5a-c08b5092a106xmp.did: 817BD8091707E2118376E0348E3346EEadobe: DocId: indd:8de892b0-240c-11e0-94fe-b945b27efd78default
  • преобразовано из application/x-indesign в application/pdfAdobe InDesign CC (Windows)/2014-05-14T10:10:31-04:00
  • приложение/pdfБиблиотека Adobe PDF 11.0; изменено с использованием iText 4.2.0 автором 1T3XTFalse конечный поток эндообъект 21 0 объект >поток x+

    Европейский журнал гастроэнтерологии и гепатологии

    Цели

    С-реактивный белок (СРБ) широко используется для ранней оценки риска у пациентов с острым панкреатитом.В этом исследовании оценивалась прогностическая точность СРБ для тяжелого острого панкреатита (ТОП), панкреонекроза (ПНК) и внутрибольничной летальности (ИМ) с точки зрения наилучшего времени для измерения СРБ и оптимальных пороговых значений СРБ.

    Материалы и методы

    Это было одноцентровое ретроспективное когортное исследование, включавшее 379 пациентов, последовательно госпитализированных с острым панкреатитом. Определения СРБ были собраны при поступлении в больницу, через 24, 48 и 72 часа после поступления в больницу.Дискриминационная и прогностическая способность СРБ для SAP, PNec и IM оценивались по площади под кривой характеристики работы приемника и критерию Хосмера-Лемешоу соответственно. Для определения оптимальных пороговых значений CRP для SAP, PNec и IM использовался подход с минимальным значением P .

    Результаты 

    Всего у 11% пациентов был SAP, у 20% развился PNec, и 4,2% умерли. Площадь под кривыми характеристик СРБ при работе с приемником через 48 ч после госпитализации для SAP, PNec и IM равнялась 0.81 [95% доверительный интервал (ДИ) 0,72–0,90], 0,77 (95% ДИ 0,68–0,87) и 0,79 (95% ДИ 0,67–0,91) соответственно. Тест Хосмера-Лемешоу P – значения СРБ через 48 ч после госпитализации для SAP, PNec и IM составили 0,82, 0,47 и 0,24 соответственно. Оптимальные пороговые значения СРБ через 48 ч после госпитализации для САП, PNec и IM составили 190, 190 и 170 мг/л соответственно.

    Заключение 

    СРБ через 48 часов после госпитализации показал хорошую прогностическую точность для SAP, PNec и IM, лучшую, чем СРБ, измеренный в любое другое время.Оптимальные пороговые значения СРБ через 48 ч после госпитализации для SAP, PNec и IM варьировали от 170 до 190 мг/л.

    Острый панкреатит: история, система оценки и лечение

    Авторы:
    Michael Krzyzak, MD
    Медицинский факультет, Университетская больница Staten Island, Staten Island, New York

    Stephen Mulrooney, 3 Department of 9003 Гастроэнтерология, Университетская больница Статен-Айленда, Статен-Айленд, Нью-Йорк

    Ссылка для цитирования: Кшижак М., Малруни С.Острый панкреатит: история, система оценки и лечение [опубликовано онлайн 12 сентября 2018 г.]. Консультант гастроэнтеролог.

    Реферат: Острый панкреатит — частое явление в стационарной практике. Проявляясь болью в эпигастральной области, диагностируется соответствие 2 из 3 критериев, включая лабораторные, клинические и рентгенологические данные. Лечение основано на агрессивной внутривенной гидратации лактатным раствором Рингера и обезболивании. Энтеральное питание следует начинать, как только оно станет переносимым.Осложнения острого панкреатита включают рецидивирующие эпизоды, хронический панкреатит и некроз.

    Слово поджелудочная железа происходит от древнегреческого слова pan- + kreas, что означает «всякая плоть». 1 Герофил Халкидонский, известный как один из основателей древней школы медицины в Александрии, считается первым человеком, описавшим поджелудочную железу, но имя этому органу дал Руф Эфесский. 2 Название «всякая плоть» происходит от ее грубого описания как органа без каких-либо костей или хрящей.К 16 веку поджелудочная железа была описана как протоковая система, в которую восходит дуоденальный химус. 3 Панкреатит был впервые описан в 1652 году Николаесом Тулпом, голландским хирургом и лектором по анатомии, которого помнят как субъекта на «Уроке анатомии доктора Николаеса Тулпа» Рембрандта (рисунок). 4,5 Панкреатит далее описывался как геморрагический, гнойный и гангренозный в 19 веке. За это время клинические признаки эпигастральной боли были описаны как «глубокая, тупая, эпигастральная боль, вздутие живота, тошнота и рвота.” 6  


    Рис. «Урок анатомии доктора Николаеса Тулпа» (1632 г.), Рембрандт. 5


    Для постановки диагноза острого панкреатита необходимо наличие 2 из следующих 3 критериев: боль в животе, уровень амилазы/липазы, в 3 раза превышающий верхнюю границу нормы, и результаты визуализации, указывающие на панкреатит. 7

    Ежегодная заболеваемость панкреатитом составляет от 13 до 45 на 100 000 населения США. 8 Факторы, провоцирующие панкреатит, сильно различаются. В педиатрической популяции причинами являются травмы, жестокое обращение, вирусные инфекции, гемолитико-уремический синдром, камни в желчном пузыре, синдром Швахмана-Даймонда и муковисцидоз. 4 Риск развития острого панкреатита у афроамериканцев в 2–3 раза выше, чем у белого населения, при этом мужчины и женщины страдают в равной степени. 9

    Первоначально считалось, что причиной панкреатита являются только камни в желчном пузыре. 10 В проспективном исследовании, проведенном в США, 37,9% случаев панкреатита были связаны с камнями в желчном пузыре, 43,5% не были связаны с камнями в желчном пузыре и 18,6% были случаями рецидивирующего острого панкреатита. 9 Камни в желчном пузыре и употребление алкоголя являются двумя основными причинами панкреатита. 11 Было обнаружено, что курение имеет связь с коэффициентом риска 2,01, зарегистрированным у женщин со стажем курения более 20 пачек в год. 9 Менее 5% случаев острого панкреатита связаны с приемом лекарств, и хотя обширный список лекарств связан с панкреатитом, трудно определить, является ли это лекарством причиной. 12 Лекарства, такие как ингибиторы протонной помпы, антибактериальные препараты, азатиоприн, эналаприл, месаламин, 6-меркаптопурин и вальпроевая кислота, являются одними из распространенных причин панкреатита, вызванных лекарствами. 12,13

    Киари предложил самопереваривание ферментов поджелудочной железы в 1896 году. . Были отмечены многочисленные провоцирующие факторы (таблица). 14-17


     
    Вызывающее событие может быть разным, но должно вызывать обструкцию панкреатического протока, препятствующую экзоцитозу гранул зимогена из ацинарных клеток. Гранулы зимогена содержат пищеварительные ферменты, запускающие процесс самопереваривания. 18 Две гипотезы, гипотеза рефлюкса и гипотеза колокализации, были разработаны для объяснения начала процесса. Гипотеза рефлюкса основана на рефлюксе желчи через панкреатический проток, активирующем трипсиноген. 19 Альтернативно, теория колокализации основана на лизосомной колокализации внутри ацинарных клеток. В клеточных моделях катепсин В и N-ацетилглюкозаминидаза перераспределяются во время обструкции протока поджелудочной железы. Эти лизосомальные гидролазы локализуются в гранулах зимогена в ацинарных клетках. 20

    Ацинарные клетки инициируют каскад через 1 из 4 предполагаемых механизмов: активация катепсина B, нарушение передачи сигналов кальция, аутоактивация трипсиногена и неадекватная активация трипсиногена.Трипсиноген аутоактивируется в ацинарных клетках и переходит в макрофаги, которые также активируют трипсиноген через катепсин В. Это увеличивает тяжесть провоспалительного ответа. Хорошо задокументировано, что интерлейкины являются частью воспалительного каскада. Было документально подтверждено, что интерлейкин 6 (ИЛ-6), ИЛ-8, ИЛ-1β, растворимый рецептор ИЛ-2 (sIL-2R) и С-реактивный белок (СРБ) коррелируют с тяжестью панкреатита. 21-23 Уровни IL-1β и sIL-2R повышаются на 1-й день заболевания, тогда как уровни IL-6, IL-8 и СРБ повышаются на 3-й день. 21 Это усиление инициирует системный ответ. Важность конечного пути провоцирования провоспалительной реакции можно увидеть в разработке стратегий улучшения, таких как ректальное использование индометацина с агрессивной гидратацией. 24

    Острый панкреатит | Annals of Internal Medicine

    Острый панкреатит — острый воспалительный процесс поджелудочной железы, который может протекать как изолированное явление или рецидивировать. Острый панкреатит представляет собой гетерогенное заболевание, варьирующее от минимального воспаления поджелудочной железы, наблюдаемого при легком интерстициальном панкреатите, до обширного панкреонекроза и разжижения при тяжелых приступах.Диагноз ставится на основании наличия не менее 2 из 3 признаков: боли в животе; повышение уровня ферментов поджелудочной железы, амилазы и/или липазы в ≥3 раз выше верхней границы нормы; и визуализирующие тесты, показывающие характерные признаки острого панкреатита (1). Алкоголь и камни в желчном пузыре являются двумя наиболее распространенными причинами, но есть и много менее распространенных причин. …

    Каталожные номера

    • 1. Брэдли ЭЛ. Клинически обоснованная система классификации острого панкреатита: Резюме Международного симпозиума по острому панкреатиту, Атланта, Джорджия; 11-13 сентября 1992 г. Arch Surg ;1993;128:586-90. [PMID: 8489394] Google Scholar
    • 2. Fagenholz PJ, Castillo CF, Harris NS, Pelletier AJ, Camargo CA Jr. Увеличение количества госпитализаций в США по поводу острого панкреатита, 1988–2003 гг. Энн Эпидемиол. 2007;17:491-7. [PMID: 17448682] Google Scholar
    • 3. Lowenfels AB, Maisonneuve P, Sullivan T. Изменение характера острого панкреатита: эпидемиология, этиология и прогноз. Curr Gastroenterol Rep. 2009; 11:97-103.[PMID: 19281696] Google Scholar
    • 4. Lankisch PG, Breuer N, Bruns A, et al. Естественное течение острого панкреатита: долгосрочное популяционное исследование. Am J Гастроэнтерол. 2009;104:2797-805. [PMID: 19603011] Google Scholar
    • 5. Forsmark CE, Baillie J. Комитет клинической практики и экономики Института AGA. Технический обзор Института AGA по острому панкреатиту. Гастроэнтерология. 2007;132:2022-44. [PMID: 17484894] Google Scholar
    • 6. Everhart JE, Khare M, Hill M, Maurer KR. Распространенность и этнические различия заболеваний желчного пузыря в США. Гастроэнтерология. 1999;117:632-9. [PMID: 10464139] Google Scholar
    • 7. Yadav D, Whitcomb DC. Роль алкоголя и курения при панкреатите. Нат Рев Гастроэнтерол Гепатол. 2010;7:131-45. [PMID: 20125091] Google Scholar
    • 8. Кристиансен Л., Гронбек М., Беккер У., Толструп Дж.С. Риск панкреатита в зависимости от привычек употребления алкоголя: популяционное когортное исследование.Am J Эпидемиол. 2008;168:932-7. [PMID: 18779386] Google Scholar
    • 9. Ewald N, Hardt PD, Kloer HU. Тяжелая гипертриглицеридемия и панкреатит: клиническая картина и лечение. Карр Опин Липидол. 2009;20:497-504. [PMID: 19770656] Google Scholar
    • 10. Yadav D, Pitchumoni CS. Проблемы гиперлипидемического панкреатита. Дж. Клин Гастроэнтерол. 2003;36:54-62. [PMID: 12488710] Google Scholar
    • 11. Бадалов Н., Барадарян Р., Исвара К., Ли Дж., Стейнберг В., Теннер С. Лекарственный острый панкреатит: обзор, основанный на доказательствах. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2007;5:648-61. [PMID: 17395548] Google Scholar
    • 12. Ницше С.Дж., Джеймисон Н., Лерх М.М., Майерле Дж.В. Лекарственный панкреатит. Best Pract Res Clin Gastroenterol. 2010;24:143-55. [PMID: 20227028]. Google Scholar
    • 13. Cheng CL, Sherman S, Watkins JL, et al. Факторы риска панкреатита после ЭРХПГ: проспективное многоцентровое исследование. Am J Гастроэнтерол. 2006; 101:139-47.[PMID: 16405547] Google Scholar
    • 14. Саад А.М., Фогель Э.Л., МакГенри Л. и др. Стентирование протока поджелудочной железы предотвращает панкреатит после ЭРХПГ у пациентов с подозрением на дисфункцию сфинктера Одди, но с нормальными результатами манометрии. Гастроинтест Эндоск. 2008;67:255-61. [PMID: 18028920]. Google Scholar
    • 15. Nordback I, Pelli H, Lappalainen-Lehto R, et al. Рецидивы острого алкогольного панкреатита можно уменьшить: рандомизированное контролируемое исследование.Гастроэнтерология. 2009;136:848-55. [PMID: 19162029] Google Scholar
    • 16. Trivedi CD, Pitchumoni CS. Медикаментозный панкреатит: обновленная информация. Дж. Клин Гастроэнтерол. 2005;39:709-16. [PMID: 16082282] Google Scholar
    • 17. Третий отчет группы экспертов по обнаружению, оценке и лечению высокого уровня холестерина в крови у взрослых (Заключительный отчет ATP III). Тираж. 2002;106:3143-421. [PMID: 12485966]. Google Scholar
    • 18. Ядав Д., Агарвал Н., Питчумони С.С. Критическая оценка лабораторных тестов при остром панкреатите. Am J Гастроэнтерол. 2002;97:1309-18. [PMID: 12094843] Google Scholar
    • 19. Liu KJ, Atten MJ, Lichtor T, et al. Повышение уровня амилазы и липазы в сыворотке связано с внутричерепными явлениями. Am Surg. 2001;67:215-9; обсуждение 219-20. [PMID: 11270877] Google Scholar
    • 20. Seno T, Harada H, Ochi K, et al. Уровни шести ферментов поджелудочной железы в сыворотке в зависимости от степени почечной дисфункции.Am J Гастроэнтерол. 1995;90:2002-5. Google Scholar
    • 21. Manjuck J, Zein J, Carpati C, Astiz M. Клиническое значение повышения уровня липазы при поступлении в отделение интенсивной терапии. Грудь. 2005;127:246-50. [PMID: 15653991] Google Scholar
    • 22. Вахтер Р.М., Голдман Л., Холландер Х. Госпитальная медицина. Филадельфия: Wolters Kluwer Health; 2005. Google Scholar
    • 23. Scühtte K, Malfertheiner P. Маркеры для прогнозирования тяжести и прогрессирования острого панкреатита.Best Pract Res Clin Gastroenterol. 2008;22:75-90. [PMID: 18206814] Google Scholar
    • 24. Ву Б.У., Йоханнес Р.С., Сан Х, Конвелл Д.Л., Бэнкс П.А. Ранние изменения азота мочевины крови позволяют прогнозировать смертность при остром панкреатите. Гастроэнтерология. 2009;137:129-35. [PMID: 19344722] Google Scholar
    • 25. Саиф М.В. ДВС-синдром на фоне острого панкреатита. Клин Лаб Гематол. 2005; 27:278-82. [PMID: 16048498] Google Scholar
    • 26. Николс М.Т., Расс П.Д., Чен Ю.К. Визуализация поджелудочной железы: современные и новые технологии. Поджелудочная железа. 2006;33:211-20. [PMID: 17003640] Google Scholar
    • 27. Lankisch PG, Struckmann K, Assmus C, Lehnick D, Maisonneuve P, Lowenfels AB. Нужна ли компьютерная томография всем больным острым панкреатитом в течение 72 ч после поступления в стационар для выявления панкреонекроза? Scand J Гастроэнтерол. 2001;36:432-6. [PMID: 11336171] Google Scholar
    • 28. Арванитакис М., Делхай М., Де Мэртелар В. и др. Компьютерная томография и магнитно-резонансная томография в оценке острого панкреатита. Гастроэнтерология. 2004; 126:715-23. [PMID: 14988825] Google Scholar
    • 29. Makary MA, Duncan MD, Harmon JW, et al. Роль магнитно-резонансной холангиографии в лечении больных желчнокаменным панкреатитом. Энн Сург. 2005; 241:119-24. [PMID: 15621999] Google Scholar
    • 30. Liu CL, Lo CM, Chan JK, et al. Выявление холедохолитиаза с помощью эндоУЗИ при остром панкреатите: проспективная оценка у 100 последовательных пациентов.Гастроинтест Эндоск. 2001;54:325-30. [PMID: 11522972] Google Scholar
    • 31. Lai R, Freeman ML, Cass OW, Mallery S. Точная диагностика деления поджелудочной железы с помощью линейной эндоскопической ультрасонографии. Эндоскопия. 2004;36:705-9. [PMID: 15280976] Google Scholar
    • 32. Седлак Р., Аффи А., Васкес-Секейрос Э., Нортон И.Д., Клейн Дж.Э., Вирсема М.Дж. Полезность ЭУЗИ в оценке кистозных поражений поджелудочной железы. Гастроинтест Эндоск. 2002;56:543-7. [PMID: 12297771] Академия Google
    • 33. Рабочая группа по классификации острого панкреатита. Пересмотр Атлантской классификации острого панкреатита (3-й пересмотр). www.pancreasclub.com/resources/AtlantaClassification.pdf. По состоянию на 16 сентября 2010 г. Google Scholar
    • 34. Johnson CD, Abu-Hilal M. Стойкая органная недостаточность в течение первой недели как маркер летального исхода при остром панкреатите. Кишка. 2004;53:1340-4. [PMID: 15306596] Google Scholar
    • 35. Браун А., Орав Дж., Бэнкс П.А. Гемоконцентрация является ранним маркером органной недостаточности и некротизирующего панкреатита. Поджелудочная железа. 2000; 20:367-72. [PMID: 10824690] Google Scholar
    • 36. Блюм Т., Мезоннев П., Ловенфельс А.Б., Ланкиш П.Г. Летальный исход при остром панкреатите: его возникновение и раннее прогнозирование. Панкреатология. 2001;1:237-41. [PMID: 12120201] Google Scholar
    • 37. Де Бернардинис М., Виоли В., Ронкорони Л., Боселли А.С., Джунта А., Пераккиа А. Дискриминантная сила и информативность прогностических признаков Рэнсона при остром панкреатите: метааналитическое исследование .Крит Уход Мед. 1999; 27:2272-83. [PMID: 10548220] Google Scholar
    • 38. Banks PA, Freeman ML. Комитет по параметрам практики Американского колледжа гастроэнтерологии. Практические рекомендации при остром панкреатите. Am J Гастроэнтерол. 2006; 101:2379-400. [PMID: 17032204] Google Scholar
    • 39. Johnson CD, Toh SK, Campbell MJ. Комбинация шкалы APACHE-II и шкалы ожирения (APACHE-O) для прогнозирования тяжелого острого панкреатита. Панкреатология. 2004; 4:1-6.[PMID: 14988652] Google Scholar
    • 40. Chatzicostas C, Roussomoustakaki M, Vlachonikolis IG, et al. Сравнение систем оценки Ranson, APACHE II и APACHE III при остром панкреатите. Поджелудочная железа. 2002; 25:331-5. [PMID: 12409825]. Google Scholar
    • 41. Блейми С.Л., Имри К.В., О’Нил Дж., Гилмор В.Х., Картер Д.К. Факторы прогноза при остром панкреатите. Кишка. 1984; 25:1340-46. Google Scholar
    • 42. Wu BU, Johannes RS, Sun X, et al. Раннее прогнозирование смертности при остром панкреатите: крупное популяционное исследование.Кишка. 2008;57:1698-703. [PMID: 18519429] 43. Папахристу Г.И., Муддана В., Ядав Д. и соавт. Сравнение показателей BISAP, Ranson, APACHE-II и CTSI в прогнозировании органной недостаточности, осложнений и смертности при остром панкреатите. Am J Гастроэнтерол. 2010;105:435-41; викторина 442. [PMID: 19861954] Google Scholar
    • 44. Mortele KJ, Wiesner W, Intriere L, et al. Модифицированный индекс тяжести КТ для оценки острого панкреатита: улучшенная корреляция с исходом для пациента. AJR Am J Рентгенол.2004; 183:1261-5. [PMID: 15505289] Google Scholar
    • 45. Петров М.С., Шанбхаг С., Чакраборти М. и др. Органная недостаточность и инфекция панкреонекроза как детерминанты смертности у больных острым панкреатитом. Гастроэнтерология. 9 июня 2010 г. [Epub перед печатью] [PMID: 20540942] Google Scholar
    • 46. Lobo SM, Lobo FR, Bota DP, et al. Уровни С-реактивного белка коррелируют со смертностью и недостаточностью органов у пациентов в критическом состоянии. Грудь. 2003;123:2043-9.[PMID: 12796187] Google Scholar
    • 47. Чжан Х.П., Ван Л., Чжоу Ю.Ф. Патогенный механизм тяжелого острого панкреатита, осложненного поражением почек: обзор современных знаний. Dig Dis Sci. 2008;53:297-306. [PMID: 17597411] Google Scholar
    • 48. Frossard JL, Steer ML, Pastor CM. Острый панкреатит. Ланцет. 2008;371:143-52. [PMID: 18191686] Google Scholar
    • 49. Рабочая группа Великобритании по острому панкреатиту. Рекомендации Великобритании по лечению острого панкреатита.Gut 2005; 54 (Приложение III): iii1-iii9. Google Scholar
    • 50. Луи Б.Э., Ноузворти Т., Хейли Д., Грамлич Л.М., Джейкобс П., Уорнок Г.Л. Премия Маклина-Мюллера, 2004 г. Энтеральное или парентеральное питание при тяжелом панкреатите: рандомизированное контролируемое исследование и оценка медицинских технологий. Может J Surg. 2005;48:298-306. [PMID: 16149365] Google Scholar
    • 51. Абу-Асси С., Крейг К., О’Киф С.Дж. Гипокалорийное тощекишечное питание лучше, чем полное парентеральное питание при остром панкреатите: результаты рандомизированного сравнительного исследования.Am J Гастроэнтерол. 2002;97:2255-62. [PMID: 12358242] Google Scholar
    • 52. Виллаторо Э., Мулла М., Ларвин М. Антибиотикотерапия для профилактики инфекции панкреонекроза при остром панкреатите. Cochrane Database Syst Rev. 2010 May 12;5:CD002941. [PMID: 20464721] Google Scholar
    • 53. Carter CR, McKay CJ, Imrie CW. Чрескожная некрэктомия и эндоскопия носовых пазух при лечении инфицированного панкреонекроза: первый опыт.Энн Сург. 2000; 232:175-80. [PMID: 10
    • 3] Google Scholar
    • 54. Connor S, Ghaneh P, Raraty M, Sutton R, Rosso E, Garvey CJ, et al. Минимально инвазивная забрюшинная панкреонекрозэктомия. Копать сург. 2003;20:270-7. [PMID: 12748429]. Google Scholar
    • 55. van Santvoort HC, Beselink MG, Bakker OJ, et al. Пошаговый подход или открытая некрэктомия при некротическом панкреатите. N Engl J Med. 2010;362:1491-502. [PMID: 20410514] Академия Google
    • 56. Гупта К., Фриман М.Л. Отсоединенный проток поджелудочной железы с некрозом поджелудочной железы, лечение с трансгастральной санацией и стентированием протока поджелудочной железы. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2010;8:e51. [PMID: 20005979] Google Scholar
    • 57. Seewald S, Ang TL, Teng KC, Soehendra N. Дренирование псевдокист поджелудочной железы, абсцессов и инфицированного некроза под контролем ЭУЗИ. Копать эндоск. 2009; 21 Приложение 1:S61-5. [PMID: 19691738] Google Scholar
    • 58. Maniatis P, Delis S, Fagrezos D, et al. Интервенционные рентгенологические вмешательства при инфекциях поджелудочной железы. Заразить мишени для наркотиков. 2010;10:5-8. [PMID: 20180752] Google Scholar
    • 59. Петров М.С., ван Сантвоорт Х.К., Бесселинк М.Г. и др. Ранняя эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография в сравнении с консервативным лечением острого билиарного панкреатита без холангита: метаанализ рандомизированных исследований. Энн Сург. 2008; 247:250-7. [PMID: 18216529] Google Scholar
    • 60. Loveday BPT, Srinivasa S, Vather R, et al. Большое количество и разное качество руководств по острому панкреатиту: систематический обзор. Am J Гастроэнтерол. 2010;105:1466-76. Google Scholar
    • 61. Nathens AB, Curtis JR, Beale RJ et al. Ведение пациентов в критическом состоянии с тяжелым острым панкреатитом. Крит Уход Мед. 2004;32:2524-36. Академия Google

    Роль показателей поджелудочной железы и С-реактивного белка в прогнозировании скопления жидкости поджелудочной железы и некроза

  • Beger HG, Rau B, Isenmann R.Профилактика тяжелых изменений при остром панкреатите: прогнозирование и профилактика. J Hepatobiliary Pancreat Surg. 2001; 8: 140–7.

  • Циотос Г.Г., Лук-де Леон Э., Сорейде Дж.А. и др. Лечение некротизирующего панкреатита путем повторной оперативной некрэктомии с использованием техники «зиппер». Am J Surg. 1998; 175:91–8.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Brivet FG, Emilie D. Провоспалительные и противовоспалительные цитокины при остром тяжелом панкреатите: ранний и устойчивый ответ, хотя и непредсказуемый.Парижская исследовательская группа по острому панкреатиту. Крит Уход Мед. 1999; 27: 749–55.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Брэдли Э.Л. 3-й. Клинически обоснованная система классификации острого панкреатита. Резюме международного симпозиума по острому панкреатиту, Атланта, Джорджия, 11–13 сентября 1992 г. Arch Surg. 1993; 128: 586–90.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Рабочая группа по классификации острого панкреатита.Пересмотр Атлантской классификации острого панкреатита 2008 г.; цитируется в 2011 г.; Доступно по адресу: www.pancreasclub.com/resources/AtlantaClassification.pdf.

  • Брун А., Агарвал Н., Питчумони С.С. Скопление жидкости в поджелудочной железе и вокруг нее при остром панкреатите. Дж. Клин Гастроэнтерол. 2011;45:614–25.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Морган, DE. Визуализация острого панкреатита и его осложнений.Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2008; 6: 1077–85.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Брун А., Нилам, Питчумони К.С., Агравал Р.М. Прогноз при остром панкреатите. Практика Гастроэнтерол. 2012;3:16e41.

  • Ханна А.К., Мехер С., Пракаш С. и др. Сравнение оценок Ranson, Glasgow, MOSS, SIRS, BISAP, APACHE-II, CTSI, IL-6, CRP и прокальцитонина в прогнозировании тяжести, органной недостаточности, панкреонекроза и смертности при остром панкреатите.HPB Surg. 2013;2013:367581.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Castelli GP, Pognani C, Meisner M, Stuani A, Bellomi D, Sgarbi L. Прокальцитонин и С-реактивный белок при синдроме системной воспалительной реакции, сепсисе и органной дисфункции. Критический уход. 2004; 8: R234–42.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Секимото М., Такада Т., Каварада Ю. и др.Руководство JPN по лечению острого панкреатита: эпидемиология, этиология, естественное течение и предикторы исхода острого панкреатита. J Hepatobiliary Pancreat Surg. 2006; 13:10–24.

  • Сандберг А.А., Боргстрем А. Раннее прогнозирование тяжести острого панкреатита. Это возможно? JOP. 2002;3:116–25.

    ПабМед Google ученый

  • Дамбраускас З., Гулбинас А., Пундзиус Дж., Бараускас Г. Значение различных прогностических систем и биологических маркеров для прогнозирования тяжести и прогрессирования острого панкреатита.Scand J Гастроэнтерол. 2010;45:959–70.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Вернер Дж., Хартвиг ​​В., Уль В., Мюллер С., Бюхлер М.В. Полезные маркеры для прогнозирования тяжести и мониторинга прогрессирования острого панкреатита. Панкреатология. 2003;3:115–27.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Dervenis C, Johnson CD, Bassi C, et al.Диагностика, объективная оценка тяжести и лечение острого панкреатита. Согласительная конференция на Санторини. Int J Панкреатол. 1999; 25:195–210.

    КАС пабмед Google ученый

  • Ван С, Цуй З, Ли Х и др. Внутрибольничная смертность и раннее прогнозирование больных тяжелым острым панкреатитом. J Гастроэнтерол Гепатол. 2010; 25:1386–93.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Bone RC, Balk RA, Cerra FB и др.Определения сепсиса и органной недостаточности и рекомендации по использованию инновационных методов лечения сепсиса. Комитет консенсусной конференции ACCP/SCCM. Американский колледж врачей-пульмонологов/Общество реаниматологии. Грудь. 1992; 101:1644–55.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Ву Б.У., Йоханнес Р.С., Сун Х, Табак Ю., Конвелл Д.Л., Бэнкс П.А. Раннее прогнозирование смертности при остром панкреатите: крупное популяционное исследование.Кишка. 2008; 57: 1698–703.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Lankisch PG, Weber-Dany B, Hebel K, Maisonneuve P, Lowenfels AB. Оценка безвредного острого панкреатита: клинический алгоритм быстрой начальной стратификации нетяжелого заболевания. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2009; 7: 702–5. викторина 607

    Статья пабмед Google ученый

  • Ахтар А.Дж., Шахин М.Внепанкреатические проявления острого панкреатита у афроамериканцев и латиноамериканцев. Поджелудочная железа. 2004; 29: 291–7.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Джейкобс М.Л., Даггетт В.М., Циветт Дж.М. и др. Острый панкреатит: анализ факторов, влияющих на выживаемость. Энн Сург. 1977; 185: 43–51.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Игнятович С., Майкич-Сингх Н., Раденкович Д., Гвозденович М., Митрович М.Диагностика, оценка тяжести и лечение острого панкреатита. Югословенская Медицинская Биохимия. 2004; 23: 229–33.

  • Стимац Д., Миколашевич И., Кржнарич-Зрнич И., Радич М., Милич С. Эпидемиология острого панкреатита в Северо-Адриатическом регионе Хорватии за последние десять лет. Гастроэнтерол Рез Практ. 2013;2013:956149.

  • Banks PA, Freeman ML. Комитет по параметрам практики Американского колледжа гастроэнтерологии. Практические рекомендации при остром панкреатите.Am J Гастроэнтерол. 2006; 101: 2379–400.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Бэнкс П.А., Боллен Т.Л., Дервенис С. и др. Классификация острого панкреатита-2012: пересмотр Атлантской классификации и определений на основе международного консенсуса. Кишка. 2013;62:102–11.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Папахристу Г.И., Муддана В., Ядав Д. и др.Сравнение показателей BISAP, Ranson, APACHE-II и CTSI в прогнозировании органной недостаточности, осложнений и смертности при остром панкреатите. Am J Гастроэнтерол. 2010; 105:435–41. викторина 442

    Статья пабмед Google ученый

  • Park JY, Jeon TJ, Ha TH и др. Прикроватный индекс тяжести острого панкреатита: сравнение с другими системами оценки при прогнозировании тяжести и органной недостаточности. Гепатобилиарная система поджелудочной железы Dis Int. 2013;12:645–50.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Гомперц М., Фернандес Л., Лара И., Миранда Дж. П., Мансилла С., Бергер З. Прикроватный индекс тяжести острого панкреатита (BISAP) как предиктор клинического исхода острого панкреатита: ретроспективный обзор 128 пациентов. Преподобный Мед Чил. 2012; 140:977–83.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сингх В.К., Ву Б.У., Боллен Т.Л. и др.Синдром раннего системного воспалительного ответа связан с тяжелым острым панкреатитом. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2009;7:1247–51.

  • Альфонсо В., Гомес Ф., Лопес А. и др. Значение уровня С-реактивного белка в выявлении некрозов при остром панкреатите. Гастроэнтерол Гепатол. 2003; 26: 288–93.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Cardoso FS, Ricardo LB, Oliveira AM и др. Прогностическая точность С-реактивного белка при остром панкреатите: время измерения и точки отсечки.Eur J Гастроэнтерол Гепатол. 2013; 25: 784–9.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Уилсон К., Хедз А., Шенкин А., Имри К.В. С-реактивный белок, антипротеазы и факторы комплемента как объективные маркеры тяжести течения острого панкреатита. Бр Дж Сур. 1989; 76: 177–81.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рекомендации Соединенного Королевства по лечению острого панкреатита.Британское общество гастроэнтерологов. Кишка. 1998; 42 Приложение 2: S1–13.

  • Аль-Бахрани AZ, Аммори Б.Дж. Клинико-лабораторная оценка острого панкреатита. Клин Чим Акта. 2005; 362: 26–48.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Манн Д.В., Хершман М.Дж., Хиттингер Р., Глейзер Г. Многоцентровая ревизия смерти от острого панцеатита. Бр Дж Сур. 1994; 81: 890–3.

  • Иммуномодуляция при остром и хроническом панкреатите

    1.Введение

    Острый панкреатит (ОП)

    Острый панкреатит (ОП) является одной из наиболее частых желудочно-кишечных причин госпитализации. ОП может развиваться в ответ на различные факторы, например, камни в желчном пузыре, чрезмерное употребление алкоголя, вирусные инфекции, а также сильные реакции на некоторые лекарства. Инициирующие события для повреждения ацинарных клеток происходят локально. Преждевременная активация ферментов и аномальный экзоцитоз зимогенов являются мощными триггерами воспаления, отека и повреждения тканей.Вначале локализуются воспаление, отек, повреждение тканей. Однако эти локальные явления могут прогрессировать до системных осложнений, например полиорганной дисфункции (ПОН), в первую очередь поражающей легкие, печень и почки.

    На основании физиологических данных и лабораторных данных ОП можно классифицировать как легкую, среднюю и тяжелую. В большинстве случаев больные страдают ОП легкой степени, что выражается в болях в верхней половине живота, которые могут иррадиировать в спину, часто сопровождаются вздутием и болезненностью живота, а в 85% случаев сопровождаются тошнотой и рвотой.В отличие от этого, менее чем у 25% пациентов развивается панкреатит средней или тяжелой степени (52, 94). Тяжелый панкреатит характеризуется дисфункцией поджелудочной железы, местными и системными осложнениями, например ПОН, с последующим тяжелым и длительным выздоровлением, а в некоторых случаях и смертью.

    Иммунные клетки являются важнейшими медиаторами, определяющими сложную патофизиологию этого заболевания. Баланс между про- и противовоспалительными явлениями при ОП является ключом к тяжести заболевания (39).

    Хронический панкреатит (ХП)

    Рецидивирующий острый панкреатит может привести к хроническому панкреатиту, который является прогрессирующим воспалительным и фиброзным заболеванием, которое может привести к экзокринной и эндокринной недостаточности (56).Хотя ХП встречается реже, чем ОП, он связан со значительной заболеваемостью и затратами на здравоохранение. ХП обычно ассоциируется с чрезмерным употреблением алкоголя и остается важным фактором риска развития рака поджелудочной железы (99). Другие факторы, такие как генетические мутации, вызывающие наследственный панкреатит, также способствуют возникновению этого хронического изнурительного заболевания. Иммунные реакции, связанные с ХП, получают все большее признание, хотя роль иммунных клеток изучена не так хорошо, как при ОП.Совсем недавно манипуляции с иммунными путями поставили под сомнение представление о «необратимой» природе этого заболевания.

    В этом обзоре мы сосредоточимся на роли иммунных клеток, путей и иммунных медиаторов, связанных с острым и хроническим панкреатитом. Аутоиммунный панкреатит рассматривается в другом месте.

    2. Иммунные клетки при панкреатите

    Нейтрофилы

    В нормальной здоровой поджелудочной железе нейтрофилы обычно отсутствуют (75). Однако при АП высвобождение медиаторов воспаления ацинарными клетками в ответ на повреждение запускает врожденные иммунные механизмы, привлекающие иммунные клетки к очагу воспаления.Первоначально рекрутируются нейтрофилы и моноциты, а затем дендритные клетки, тучные клетки, Т-клетки и тромбоциты. Миграция иммунных клеток представляет собой многоэтапный процесс, в котором участвуют различные молекулы адгезии (73). Важным белком, необходимым для адгезии нейтрофилов к эндотелию и эпителию, является молекула межклеточной адгезии-1 (ICAM-1) (31). ICAM-1 конститутивно экспрессируется на низком уровне в эндотелии и некоторых эпителиях. Тем не менее, в местах воспаления, т.е. поврежденных ацинарных клетках ICAM-1 вырабатывается в большем количестве, что приводит к увеличению адгезии нейтрофилов.Кроме того, было продемонстрировано, что аналог CCK, церулеин, повышает экспрессию мРНК и белка ICAM-1 при церулеин-индуцированном панкреатите (30, 102). Интересно, что мыши с нокаутом ICAM-1 были защищены по сравнению с контрольными мышами (25). Кроме того, в другом исследовании с использованием той же мышиной модели было продемонстрировано, что уровни ICAM-1 в сыворотке, поджелудочной железе и легких повышались во время ОП (25).

    Окислительный стресс является одним из механизмов, с помощью которых инфильтрированные нейтрофилы вызывают повреждение при ОП.Никотинамидадениндинуклеотидфосфат (НАДФН) оксидаза является важным белком окислительного стресса (92). При ОП экспрессия и активность НАДФН-оксидазы повышены в поджелудочной железе (12). Через окислительный стресс инфильтрирующие нейтрофилы вносят существенный вклад в активацию трипсина в ацинарных клетках во время ОП (34, 79). На модели церулеин-индуцированного панкреатита у крыс было продемонстрировано, что активация трипсина поддерживается посредством механизма, включающего НАДФН-оксидазу (12). Кроме того, иммуногистохимический анализ и измерение продукции активных форм кислорода (АФК) показали, что НАДФН-оксидаза присутствует в инфильтрированных нейтрофилах, но не в ацинарных клетках поджелудочной железы.В соответствии с этим выводом было продемонстрировано, что истощение нейтрофилов, а также дефицит НАДФН-оксидазы ингибируют активацию трипсина и индуцированное церулином повреждение поджелудочной железы (34).

    Моноциты/макрофаги

    Наряду с нейтрофилами моноциты являются одними из основных медиаторов АП (66). Подобно нейтрофилам, механизмы рекрутирования включают сигналы, исходящие от поврежденных ацинарных клеток поджелудочной железы (33). Считается, что на активацию первичных моноцитов влияют хемокиновые (мотив CC) лиганды 2 (CCL2), CCL3 и CCL5 (75).Сигналы, изначально посылаемые ацинарными клетками, размножаются активированными моноцитами (5). В результате TNF-α, интерлейкин-1 (IL-1), IL-6 и ICAM-1 продуцируются в большей степени, что способствует прогрессированию заболевания. Это усиление сигнала специфически влияет на ткани легких, печени и почек, что приводит к системному воспалению (57). Интересно, что недавнее исследование, посвященное роли миелоидного RelA/p65 в регуляции IL-6 при церулеин-индуцированном AP, недвусмысленно продемонстрировало, что миелоидные клетки, а именно макрофаги, играют центральную роль и являются основным источником IL-6 (103).Макрофаги и IL-6 через передачу сигналов IL-6 были ответственны за острое повреждение легких, связанное с AP.

    Интересно, что несколько популяций макрофагов ответственны за системное воспаление органов. При тяжелом панкреатите перитонеальные макрофаги быстро активируются из-за избыточной продукции панкреатических ферментов и цитокинов. Следовательно, это приводит к высвобождению медиаторов, т.е. провоспалительные цитокины, такие как TNF-α, IL-1β, IL-6, и ферменты, такие как синтаза оксида азота (iNOS), которые легко попадают в кровоток, тем самым способствуя воспалительным реакциям при тяжелом панкреатите (18, 26).Ассоциация этих макрофагов с осложнениями тяжелого панкреатита была четко продемонстрирована в нескольких исследованиях (90). Перитонеальный лаваж у крыс, больных острым панкреатитом, приводил к значительному снижению цитотоксического действия асцитической жидкости. Затем исследователи пришли к выводу, что это было следствием уменьшения количества перитонеальных макрофагов, а значит, более мягкой реакции на активирующие медиаторы из асцитической жидкости.

    Второй популяцией макрофагов, которые вносят значительный вклад во вторичные осложнения ОП, являются альвеолярные макрофаги.После активации эти клетки обладают большой способностью продуцировать цитокины, оксид азота (NO) и привлекать большое количество лейкоцитов в легкие. Повреждение легких как вторичный эффект АР во многом связано с высокой активностью iNOS и высоким уровнем NO (15). Другой популяцией макрофагов, участвующих в АП, являются клетки Купфера. В норме клетки Купфера реагируют на токсические вещества в крови, участвуя, таким образом, в острой реакции печени. Однако во время ОП медиаторы воспаления, выбрасываемые в кровоток поврежденной поджелудочной железой, могут активировать клетки Купфера, тем самым вызывая системное воспаление (53).В подтверждение этого анализ активности клеток Купфера in vitro продемонстрировал, что ферменты поджелудочной железы могут активировать эти клетки (23). Тем не менее, поражение печени проявляется только на поздних стадиях панкреатита. Интересно, что другое исследование поставило под сомнение возможность того, что острые реакции печени при ОП могут быть вызваны медиаторами воспаления, высвобождаемыми поджелудочной железой (27). Это исследование предоставило доказательства загрязнения эндотоксином свиной панкреатической эластазы, ответственной за активацию клеток Купфера при ОП.Панкреатическая эластаза, свободная от контаминации, не смогла активировать мышиные макрофаги для высвобождения TNF-α и вызвать провоспалительный эффект in vivo . Тем не менее, авторы не могли исключить, что другие фрагменты могут активировать клетки Купфера.

    В экспериментальных моделях хронического панкреатита наблюдалась значительная инфильтрация макрофагов. Примечательно, что макрофаги обнаруживаются вблизи участков фиброза (16, 98). Активированные липополисахаридом (ЛПС) макрофаги стимулируют активацию звездчатых клеток поджелудочной железы (ПСК) и способствуют синтезу коллагена и фибронектина в культивируемых ПСК (77).Толл-подобный рецептор 4 (TLR4) связывает ЛПС, а моноциты/макрофаги TLR4+ играют важную роль в патогенезе острого панкреатита (81, 96). Однако роль макрофагов TLR4 при хроническом панкреатите еще предстоит определить. В отличие от острого панкреатита, альтернативно активированные макрофаги преобладают при хроническом панкреатите, а ингибирование передачи сигналов макрофагами IL-4Rα снижает активацию звездчатых клеток поджелудочной железы, фиброз и прогрессирование заболевания в модели хронического панкреатита у мышей, индуцированной церулеином (98).Кормление мышами алкоголем и лечение церулином оказывали аддитивное действие на увеличение экспрессирующих аргиназу макрофагов в поджелудочной железе (95), что указывает на роль альтернативно активированных макрофагов. Вклад миелоидных клеток, особенно макрофагов, подчеркивается тем фактом, что миелоидная, а не ацинарная активация NF-κB (RelA/p65) необходима для стимуляции фиброза при экспериментальном хроническом панкреатите, опосредованном церулеином (91).

    Дендритные клетки

    Будучи активными участниками воспаления, благодаря наставничеству Т-клеточного ответа, дендритные клетки (ДК) становятся как мощными промоутерами, так и супрессорами воспаления (97).В многочисленных публикациях отмечается их значение в ряду органоспецифических воспалительных заболеваний. Было продемонстрировано, что истощение ДК у мышей в модели острого панкреатита, вызванного церулином, приводило к значительному увеличению повреждения поджелудочной железы, гибели экзокринных клеток поджелудочной железы с последующей смертностью (4). Интересно, что DCs появляются как клетки с двойной ролью в AP. А именно, ДК в то же время активизируют воспалительную реакцию на повреждение за счет продукции различных медиаторов воспаления, например.g., интерлейкин-6 (IL-6), фактор некроза опухоли альфа (TNF-α) и CCL2, но, с другой стороны, защищают поджелудочную железу от клеточного стресса. Та же группа продемонстрировала, что ДК необходимы для жизнеспособности поджелудочной железы при остром панкреатите, так как основной тип клеток устраняет побочные продукты повреждения.

    Дендритные клетки также увеличиваются при хроническом панкреатите, индуцированном церулином (62). Более того, адоптивный перенос дендритных клеток, происходящих из костного мозга, и экспансия дендритных клеток in vivo с использованием Fms-подобного лиганда тирозинкиназы-3 (FLT3L) приводили к активации ПСХ и ухудшению течения хронического панкреатита.Эти эффекты, по-видимому, опосредованы активацией дендритных клеток-CD4+ Т-клеток, поскольку мыши с дефицитом CD4+ Т-клеток были защищены от воздействия дендритных клеток. TLR4 может передавать сигналы MyD88-зависимым и независимым путям; интересно, что в этом исследовании MyD88-дефицитный перенос дендритных клеток еще больше ухудшил хронический панкреатит, предполагая противоположные роли передачи сигналов вниз по течению TLR4 в дендритных клетках во время воспаления поджелудочной железы. Дополнительные исследования, вероятно, выявят роль различных субпопуляций дендритных клеток при панкреатите.

    Т-клетки

    Первоначальные исследования, показавшие участие CD4+ Т-клеток, были проведены на голых мышах и мышах с истощением CD4(+) или CD8(+) Т-лимфоцитов in vivo. Эти эксперименты выявили ключевую роль в развитии повреждения тканей при остром экспериментальном панкреатите у мышей. Действительно, снижение содержания CD4 + Т-лимфоцитов в периферической крови связано со стойкой органной недостаточностью при остром панкреатите (100). В отличие от хронического панкреатита наблюдается увеличение инфильтрации иммунных клеток, в основном Т-клеток и макрофагов (21, 51, 98).В крысиной модели хронического панкреатита с дибутилоловом дихлоридом (DBTC) наблюдалось увеличение как CD4+, так и CD8+ Т-клеток, которое со временем характеризовалось снижением соотношения CD4+/CD8+ Т-клеток из-за постоянного роста инфильтрирующих CD8+ Т-клеток (85). . Более того, увеличение транскриптов рецепторов IFNγ, IL-2 и IL-2 во время хронической фазы в этом исследовании свидетельствует о важности активации лимфоцитов в патогенезе заболевания.

    Увеличение инфильтратов мононуклеарных клеток (лимфоцитов и макрофагов) в тканях поджелудочной железы наблюдается у пациентов с хроническим панкреатитом по сравнению с нормальной поджелудочной железой (21, 47).Среди инфильтрирующих лимфоцитов преобладали Т-клетки с более высоким уровнем CD8+ по сравнению с CD4+ Т-клетками и локализовались между паренхимой и участками фиброза. Интересно, что в срезах ткани поджелудочной железы у пациентов с алкогольным хроническим панкреатитом наблюдалось значительное увеличение перфорин-мРНК-экспрессирующих клеток CD8+ и CD56+, что указывает на возможную роль цитотоксических CD8+ и/или NK-T-клеток в этом заболевании (45). Напротив, сообщалось, что среди циркулирующих лейкоцитов CD8+ и CD56+ были ниже у небольшого числа пациентов с хроническим панкреатитом по сравнению со здоровым контролем (63).Кроме того, в отличие от сниженного соотношения CD4+/CD8+ Т-клеток, о котором сообщают Hunger et al. в ткани поджелудочной железы, повышенное соотношение CD4+/CD8+ Т-клеток было обнаружено в кровотоке пациентов с хроническим панкреатитом (63), что свидетельствует о различиях не только в активации Т-клеток, но и также вербовка. Однако другое исследование показало, что CD4+, но не CD8+, являются преобладающими Т-клетками, проникающими в ткань, у пациентов с хроническим панкреатитом (19). Это исследование показало, что CD4+ Т-клетки локализованы в волокнистой области, тогда как CD8+ Т-клетки, экспрессирующие интегрин αE (CD103), участвующий в опосредовании адгезии Т-клеток к E-кадгерину эпителия кишечника, были рассеяны между клетками протоков, что предполагает возможную функциональную зависимость от микроокружения. различия среди инфильтрирующих субпопуляций Т-клеток.

    Интересное исследование, сравнивающее мононуклеарные клетки костного мозга и крови здоровых пациентов с хроническим панкреатитом и раком поджелудочной железы, а также инфильтрирующие лимфоциты из очагов хронического панкреатита, показало, что только у пациентов с хроническим панкреатитом был сильный IL-10, продуцирующий Foxp3+ регуляторные Т-клеточные ответы. против антигенов, ассоциированных с панкреатитом (78). Более того, увеличение количества циркулирующих Т-клеток памяти и персистенция нерегулируемых иммунных ответов даже спустя долгое время после удаления очагов хронического панкреатита (32) подтверждают гипотезу о продолжающихся специфических для хронического панкреатита Т-клеточных реакциях.

    3. Медиаторы рекрутирования иммунных клеток:

    Примеры вовлеченных цитокинов/хемокинов

    При воспалительных и невоспалительных состояниях цитокины и, в частности, хемокины играют важную роль в рекрутировании лейкоцитов (37, 61, 89). Отчетливая и дифференциальная экспрессия цитокинов и хемокинов наблюдается при остром и хроническом панкреатите (38, 76, 82). Основываясь на наблюдаемой сверхэкспрессии хемокинов и рецепторов хемокинов, несколько исследователей использовали подходы к блокаде для модуляции и проявления защитных эффектов против экспериментального панкреатита.

    Защитные эффекты ингибирования хемокина CCL2/MCP-1 (лиганд CCR2) были продемонстрированы несколькими исследователями с использованием различных моделей острого панкреатита у грызунов (8, 24, 46, 104). Результаты для мышей с дефицитом CCR2 также согласуются с этими выводами (59). С другой стороны, у мышей с дефицитом CCR5 наблюдалось обострение индуцированного церулином острого панкреатита, что могло быть связано с тем фактом, что у мышей с нокаутом CCR5 повышена продукция CCL2/MCP-1 и других хемоаттрактантов моноцитов/макрофагов, что, возможно, объясняет выраженный панкреатический панкреатит. воспаление (58).Ингибирование других хемокинов или хемокиновых рецепторов, таких как индуцируемый цитокинами хемоаттрактант нейтрофилов (CINC), CX3CL1/фракталкин, CXCR2 и CCR1, также облегчало воспаление поджелудочной железы и/или связанное с ним воспаление легких (6, 7, 28, 41, 44, 86). ). Миграция лейкоцитов представляет собой многоэтапный процесс, в котором участвуют транспортные рецепторы и молекулы адгезии (9, 11). В соответствии со значением миграции лейкоцитов при панкреатите, патогенная роль также была продемонстрирована для молекулы межклеточной адгезии 1 (ICAM-1) в различных моделях экспериментального острого панкреатита (55, 70, 71, 88, 93).

    Лиганды

    CCR2 также повышены при экспериментальном хроническом панкреатите, и конкурентные исследования костного мозга показывают роль CCR2 в накоплении моноцитов/макрофагов в хронически воспаленной поджелудочной железе (98). Однако сообщалось о худшем исходе заболевания при индуцированном церулином хроническом панкреатите у мышей с нокаутом CCR2 по сравнению с их аналогами дикого типа (59). Таким образом, необходимы дальнейшие исследования для определения роли CCR2 при хроническом панкреатите. Подобно острому панкреатиту, ингибирование CXCR2 оказывало защитное действие при экспериментальном хроническом панкреатите (86).Значительное увеличение CCR5 и его хемокиновых лигандов CCL5 и CCL3 мРНК в поджелудочной железе было очевидно у пациентов с хроническим панкреатитом (29). Более того, большинство CCR5-позитивных клеток при иммуноокрашивании были CD68-положительными, что свидетельствует о роли CCR5 в рекрутировании моноцитов/макрофагов при хроническом панкреатите. В целом экспериментальных исследований хемокинов и блокады хемокиновых рецепторов при хроническом панкреатите меньше, чем на моделях острого панкреатита. Тем не менее, модуляции хемокинов и хемокиновых рецепторов, по-видимому, влияют на инфильтрацию иммунных клеток и исходы заболевания, по крайней мере, в экспериментальных моделях острого и хронического панкреатита.

    Факторы транскрипции при панкреатите

    Ядерный фактор каппа B (NF-κB) является одним из центральных факторов транскрипции и основным медиатором, ответственным за патофизиологию панкреатита. Двумя наиболее важными функциями NF-κB являются регуляция воспалительных реакций и регуляция клеточной пролиферации и апоптоза. NF-κB формируется различными гомо- и гетеродимерами членов семейства NF-κB/Rel и может активироваться различными стимулами, например цитокины, ЛПС, окислительный стресс, активаторы протеинкиназы С (17, 40, 65, 67).

    Самое раннее исследование, демонстрирующее раннюю активацию NF-κB при остром панкреатите, было представлено группой Стивена Пандола (36) и подтверждено другой группой год спустя (87). Однако в обоих исследованиях были представлены разные выводы относительно роли NF-kB при остром панкреатите. С тех пор активация NF-κB изучалась во многих публикациях (35, 64, 69).

    В большинстве исследований фармакологическое ингибирование NF-κB улучшало воспалительную реакцию, некроз и другие параметры тяжести панкреатита.Однако фармакологические агенты были в значительной степени неспецифическими, такими как антиоксиданты и ингибиторы протеасом. Таким образом, ожидалось, что новый инструмент генно-инженерных моделей мышей поможет прояснить роль NF-kB при остром панкреатите. Но удивительно, что противоречия были увековечены доказательствами того, что путь IKK/NF-kB/RelA приводит как к обострению (1, 60, 87, 91), так и к улучшению (2, 3, 14, 36, 43) панкреатита. Однако этот парадокс может быть разрешен, по крайней мере частично, путем осознания того, что активация NF-κB ацинарных клеток действительно запускает как про-, так и противовоспалительные пути.Более того, эта система поразительно «зависима от контекста», и ее тонкая настройка потребует исчерпывающей характеристики лежащих в ее основе механизмов. Недавнее исследование действительно продемонстрировало, что тонкая настройка этого пути с помощью белка IκB Bcl-3 определяет тяжесть острого панкреатита (84). Все эти исследования подчеркивают как сложность, так и пробелы в нашем понимании этого пути. И все же ожидается, что по мере выяснения ее роли в патогенезе панкреатита терапевтический потенциал этой системы для лечения панкреатита станет более ясным.

    Хотя было показано, что внутриацинарная активация NF-κB в значительной степени присутствует при хроническом панкреатите человека (74), его патофизиологическая роль менее понятна. В то время как потеря IKKβ не влияет на целостность поджелудочной железы (54), делеция IKKα в поджелудочной железе вызывает спонтанное хроническое воспаление. Было показано, что IKKα потенциально контролирует деградацию аутофагического белка и поддерживает гомеостаз ацинарных клеток поджелудочной железы. Кроме того, другие исследования выявили критическую роль NF-kB в миелоидных клетках в индукции фиброза при хроническом панкреатите (91).

    Преобразователь сигнала и активатор транскрипции 3, STAT3

    Преобразователь сигнала

    и активатор транскрипции 3 (STAT3) является одной из самых многообещающих новых мишеней для терапии рака. Обычно считается, что он является фактором прямой транскрипции, а IL-6 является хорошо известным традиционным активатором STAT3 (42). STAT3 заметно вовлечен в несколько патологических процессов в поджелудочной железе, например, в ацинарно-протоковую метаплазию и прогрессирование острого/хронического панкреатита. Он тесно связан с выживаемостью, пролиферацией и дифференцировкой клеток и воспалением тканей (101).Используя условно нокаутных мышей STAT3, в модели AP, индуцированного церулином, было продемонстрировано, что у мышей, нокаутированных по STAT3, наблюдалось большее повреждение с более высоким уровнем амилазы и липазы в сыворотке, а также значительно более высокая инфильтрация воспалительными клетками в поджелудочной железе (83). ) .

    Интересно, что активация STAT3 в поджелудочной железе оказалась в значительной степени ответственной за вторичный эффект тяжелого острого панкреатита, острое повреждение легких (103). Кроме того, авторы продемонстрировали разные сайты фосфорилирования STAT3, а именно STAT3 S727 и STAT3 Y705 . Кроме того, генетическое ингибирование передачи сигналов IL-6 (у мышей IL-6 –/- ), где возник STAT3 S727 , в отличие от блокирования транс-сигналов IL-6 (у мышей opt_sgp130Fc), где STAT3 1 2 S727 не всплывает, устраняет защитные механизмы при воспалении. Тем не менее, авторы не смогли объяснить, объясняют ли эти различия в фосфорилировании STAT3 различия в локальном повреждении тканей или нет.

    4.Терапевтические подходы к лечению воспаления в поджелудочной железе

    Острый панкреатит

    Учитывая глубокое и растущее понимание патологии и механизмов регуляции ОП, многочисленные исследования оценивали медиаторы и различные пути с целью предоставить доказательства для разработки фармацевтических методов лечения. К сожалению, несколько фактов повлияли на ограничения лечения: ОП может быть результатом множества причин, которые часто остаются невыявленными; принято считать, что за началом заболевания следуют общие воспалительные механизмы, но это может быть не у всех пациентов; начало и продолжительность заболевания индивидуальны, поэтому сроки начала лечения неодинаковы; в начале заболевания по-прежнему невозможно предсказать конечный результат в отношении того, разовьется ли у пациента легкий или тяжелый панкреатит (80).Консервативное лечение, такое как антибиотики и покой кишечника, было недостаточным при лечении ОП. Кроме того, многие агенты, полезные для лечения ОП в исследованиях на животных, не смогли повторить такой же успех в ранних клинических испытаниях.

    Одна из первых попыток воздействия на медиаторы иммунной системы была предпринята с помощью Лексипафанта (48). Этот препарат является одним из самых мощных антагонистов рецепторов фактора активации тромбоцитов (PAF). К сожалению, клиническое исследование у пациентов с тяжелым острым панкреатитом не смогло продемонстрировать влияния на развитие органной недостаточности во время лечения (49).Таким образом, это исследование продемонстрировало, что одного антагониста активности PAF недостаточно для облегчения SIRS при тяжелом остром панкреатите. В последних обзорах несколько авторов резюмировали последние терапевтические и экспериментальные подходы, нацеленные на иммунный ответ при ОП (50, 80). Несколько терапевтических агентов, истощающих или регулирующих иммунные клетки с помощью различных механизмов действия, продемонстрировали высокую защитную роль против АР на животных моделях:

    –        Глицирризин представляет собой терапевтическое средство, которое продемонстрировало снижение сывороточных уровней CCL2, активности амилазы и липазы за счет ингибирования рекрутирования воспалительных клеток в поджелудочную железу (22)

    –        Сивелестат продемонстрировал сильный противовоспалительный потенциал; он вмешивался в регуляторные механизмы иммунных клеток и проявлял свое действие посредством снижения экспрессии липазы, амилазы, IL-1β, TNF-α и NF-αB; его прием повышает антиоксидантную активность и уровень ИЛ-4 в сыворотке крови (10)

    –        Флавококсид снижал уровни TNF-α, сывороточные уровни простагландина E2 (PGE2) и лейкотриена B4 (LTB4) и уменьшал гистологическое повреждение.Он влиял на действие нейтрофилов и макрофагов посредством блокады циклооксигеназы-2 (ЦОГ-2) и 5-липоксигеназы (5-ЛОХ) (68)

    –        Рофекоксиб и лизиноприл продемонстрировали снижение уровней CCL2, CCL3, TNF-α, IL-6, влияя на инфильтрацию макрофагов посредством ингибирования пути ЦОГ-2 (72)

    Необходимо отметить ингибиторы ИЛ-6 как весьма перспективные лекарственные мишени для лечения острого панкреатита. Тоцилизумаб является одним из препаратов, которые оказались чрезвычайно эффективными при лечении ряда воспалительных заболеваний.В недавних сообщениях продемонстрировано положительное влияние тоцилизумаба на экспериментальный тяжелый острый панкреатит и связанное с ним острое повреждение легких у крыс (13). Тяжелый острый панкреатит вызывали ретроградной инъекцией таурохолата натрия в билиопанкреатический проток. После введения тоцилизумаба снижались гистопатологические показатели поджелудочной железы и легких, снижались уровни сывороточной амилазы, С-реактивного белка и легочного сурфактанта, а также ослаблялась активность миелопероксидазы. В соответствии с этими выводами NF-κB и STAT3 поджелудочной железы были снижены, а сывороточный хемокиновый (мотив CXC) лиганд 1 (CXCL1) был снижен у крыс после введения тоцилизумаба.

    В интересном и новом подходе, предложенном совсем недавно, лечение CO-высвобождающей молекулой-2 (CORM-2) снижало смертность, повреждение поджелудочной железы и повреждение легких в мышиной модели ОП (96). Это лечение снижало системные воспалительные цитокины и подавляло системную и панкреатическую активацию макрофагов. Таким образом, такие клеточные терапевтические подходы предлагают альтернативный путь лечения.

    Хронический панкреатит

    Как упоминалось ранее, у пациентов с хроническим панкреатитом наблюдается увеличение инфильтратов мононуклеарных клеток (особенно Т-клеток и макрофагов) в тканях поджелудочной железы по сравнению с нормальной поджелудочной железой (21).С другой стороны, активированные макрофаги изобилуют при хроническом панкреатите, особенно вблизи фиброза и активированных ПСХ (29, 98). Сообщалось о различиях в воспалительных инфильтратах с увеличением количества лимфоцитов и макрофагов, а также дендритных клеток вокруг протоков при патологиях хронического панкреатита, не связанных с алкоголем, и связанных с алкоголем (20). Однако неалкогольная группа представляла собой гетерогенную группу пациентов (включая 4/12 пациентов с сопутствующими проявлениями непанкреатического иммунного заболевания), хотя между пациентами не было отмечено серьезных гистологических различий.Таким образом, существуют ли различия в функциональных и иммунных реакциях между алкогольным и неалкогольным хроническим панкреатитом, еще предстоит определить в исследованиях с включением большого числа пациентов. Кроме того, инфильтрация и ответы иммунных клеток, вероятно, являются динамическими процессами, которые варьируются в зависимости от стадии и прогрессирования заболевания. По общему мнению, раннее заболевание связано с умеренными скоплениями воспалительных клеток или диспергированными в фиброзной ткани по сравнению с более поздними стадиями заболевания, когда вокруг протоков и нейронов наблюдается скудная лимфоцитарная инфильтрация (51).Недавние экспериментальные данные показывают, что макрофаги могут влиять на прогрессирование фиброза и хронического панкреатита (98). Что еще более важно, иммунно-опосредованные пути, нацеленные на передачу сигналов IL-4Rα, могут изменять установленный фиброз, связанный с хроническим панкреатитом, и замедлять прогрессирование заболевания. Таким образом, иммунные мишени могут предложить новые методы лечения хронического панкреатита в будущем, хотя дилемма диагностики раннего клинического хронического панкреатита остается.

    5. Заключение

    На сегодняшний день экспериментальная терапия, используемая для лечения ОП, продемонстрировала некоторый успех, но вызвала больше проблем и вопросов без ответа с клинической точки зрения.Многочисленные доклинические исследования часто давали разные, а в ряде случаев и противоположные результаты. К сожалению, непоследовательность в выводах после тестирования лекарств не дает нам возможности для перевода этих препаратов в клинические испытания. Изменение нашего направления и изменение нашего подхода от классического стандартного лекарственного лечения АП к нацеливанию на иммунный ответ может принести более многообещающие результаты и значительно улучшить исход заболевания. Кроме того, может оказаться очень полезным попробовать комбинированную терапию, нацеленную на иммунные клетки, вместе с классическими подходами.На эти вопросы и предположения еще предстоит ответить в ближайшем будущем. Хронический панкреатит добавляет еще одну проблему, когда иммунный ответ сильно отличается от ответа при остром панкреатите. Кроме того, для перевода экспериментальных данных потребуются более совершенные диагностические критерии, позволяющие идентифицировать пациентов с ранними и поздними стадиями заболевания.

    6. Ссылки

    Информация о панкреатите – лаборатория желудочно-кишечного тракта

    Запутались в анализе липазы?

    • При панкреатите панкреатическая липаза выделяется в кровоток и может использоваться в качестве диагностического маркера заболевания.
    • Другие липазы высвобождаются из различных других органов, повышая общую активность липазы в сыворотке.
    • Анализы
    • PLI (Spec cPL® и Spec fPL®) специально измеряют липазы панкреатического происхождения, что делает их очень чувствительными и специфичными для диагностики панкреатита.
    • Анализы липазы на основе DGGR и триолеина измеряют общую активность липазы в сыворотке и, следовательно, неспецифичны.

    Заключение

    • Измерение концентрации PLI с помощью Spec cPL® у собак и Spec fPL® у кошек по-прежнему лучше всего подходит для диагностики панкреатита как у собак, так и у кошек.

    В настоящее время признано, что острый или хронический панкреатит часто встречается как у собак, так и у кошек, но их диагностика может быть сложной. Для подтверждения диагноза острого и хронического панкреатита использовались различные диагностические тесты, включая измерение активности липазы в сыворотке, измерение иммунореактивности липазы поджелудочной железы (ИПЛ), ультразвуковое исследование брюшной полости и гистопатологию.

    Анализы для измерения активности липазы в сыворотке широко использовались в прошлом, поскольку они были минимально инвазивными, недорогими и не требовали специального оборудования или опыта.Хотя экзокринная поджелудочная железа является основным источником активности общей липазы в сыворотке, это не единственный орган или тип клеток, который продуцирует, хранит и высвобождает липазу. Липаза может выделяться желудком (желудочная липаза), печенью (печеночная липаза), эндотелием (эндотелиальная липаза) и многими другими органами и клетками. Все эти липазы могут в некоторой степени вносить вклад в общую активность липазы, измеряемую в сыворотке. Таким образом, анализы для измерения активности общей липазы в сыворотке неспецифичны для панкреатической липазы.Кроме того, они не обладают специфической чувствительностью для диагностики панкреатита. Сообщается, что в зависимости от используемого порогового значения общая активность липазы в сыворотке имеет чувствительность до 13,6% для макроскопического панкреатита, таким образом пропуская до 86,4% пациентов с панкреатитом. 1 Чувствительность и специфичность естественным образом изменяются в зависимости от пороговых значений. Это объясняет, почему некоторые исследования показали более высокую чувствительность (до 71%), но за счет специфичности с увеличением числа ложноположительных результатов (специфичность 43%, т.е. 57% положительных результатов являются ложноположительными). 2  Кроме того, почечные, 3,4 желудочно-кишечные, 5 печеночные и неопластические заболевания, 6  а также введение стероидов 7  вызывают повышение общей активности липазы в сыворотке.

    Иммунореактивность панкреатической липазы (PLI) в сыворотке, измеренная с помощью Spec cPL® или Spec fPL®, специфически измеряет липазу, происходящую из ацинарных клеток поджелудочной железы собак или кошек, соответственно.В этих анализах используются антитела, направленные против липазы поджелудочной железы, и на сегодняшний день не было показано, что какая-либо другая липаза перекрестно реагирует с этими антителами. 8-10 Таким образом, Spec cPL® и fPL® считаются наиболее специфичными диагностическими тестами для экзокринной части поджелудочной железы. Кроме того, измерение Spec PL® высокочувствительно для диагностики панкреатита как у собак, так и у кошек. Было показано, что у собак с клинически значимыми признаками панкреатита Spec cPL® выявляет заболевание с чувствительностью от 82 до 94%.У собак с менее тяжелым панкреатитом Spec cPL® по-прежнему показал самую высокую точность среди всех диагностических тестов с чувствительностью 64%. 1  У кошек Spec fPL® правильно идентифицировала пациентов с панкреатитом с чувствительностью от 54% (от субклинического до легкого заболевания) до 100% (от умеренного до тяжелого заболевания). Специфичность Spec cPL® и fPL® еще выше и составляет от 79 до 100%. Таким образом, эти тесты редко дают ложноположительные результаты. Это особенно важно, так как многие другие заболевания могут иметь клинические признаки, сходные с симптомами панкреатита.

    Совсем недавно полуколичественный анализ (быстрый тест VetScan cPL для VetScan VUE, Abaxis) был введен только для собак. Хотя до сих пор не было опубликовано никаких аналитических или клинических данных проверки, производитель утверждает, что анализ будет определять концентрацию cPLI в диапазоне +/- 60 мкг/л. Однако ограниченное проверочное исследование показало плохую линейность, точность и воспроизводимость анализа, предполагая, что он не будет ценным для клинической оценки пациентов с подозрением на панкреатит.Например, один образец со Spec cPL 566 мкг/л имел два результата в пределах референтного интервала (109 и 152 мкг/л), 4 в сомнительном диапазоне (247, 270, 297 и 392 мкг/л) и 2 место в диагностическом диапазоне панкреатита (467 и 477 мкг/л). Два других теста (производства Bionote и Samsung) совсем недавно были представлены на рынке, но пока нет данных о проверке или эффективности.

    Недавно в продажу поступили два субстрата для измерения общей активности липазы в сыворотке (триолеин и 1,2-o-дилаурил-рац-глицеро-3-глутаровая кислота (-6′-метилрезоруфин, DGGR)) для измерения общей активность липазы сыворотки.Оба субстрата используются в каталитических анализах, где липазы сыворотки расщепляют субстрат, а продукты этой реакции измеряются с помощью колориметрии. Предметное стекло v-LIP-P выявляет липазы сыворотки с использованием триолеина в качестве субстрата и отрицательно заряженного детергента в качестве вспомогательного агента 11 , в то время как анализы DGGR-липазы используют DGGR в качестве субстрата. 12  Утверждается, что оба субстрата обладают диагностической ценностью, сравнимой с таковой Spec PL в сыворотке.

    В 2005 г. Graca et al. утвердил анализ липазы DGGR для использования на собаках. 13 Их исследование показало, что при пороговом значении 120 ЕД/л этот тест имел высокую чувствительность 93%, но низкую специфичность 53%. Когда пороговое значение было увеличено до 180 Ед/л, аналогично используемому в настоящее время подходу «серой зоны» к интерпретации результатов Spec cPL®, специфичность несколько улучшилась, достигнув 66%, тогда как чувствительность снизилась до 73%. Авторы этого исследования обсудили возможность перекрестной реактивности непанкреатических липаз с субстратом. Действительно, недавнее исследование, проведенное нашей группой, указывает на то, что DGGR гидролизуется другими ферментами (вероятно, липазами, не относящимися к поджелудочной железе; неопубликованные данные).Активность липазы сыворотки в оставшихся образцах сыворотки 48 собак с экзокринной недостаточностью поджелудочной железы (TLI ≤ 1 мг/л) и 66 здоровых контрольных собак измеряли с использованием анализов на основе DGGR (Diazyme Laboratories, Poway, CA и Stanbio Laboratory Boerne, TX). Наши данные показали, что активность липазы в сыворотке была в пределах референсного интервала у 33 из 48 собак с ЭНПЖ с использованием анализа на основе DGGR (рис. 1).

    Рисунок 1:

    Активность липазы в сыворотке, измеренная с помощью анализа на основе DGGR, легко определялась у многих собак с ЭНПЖ.

    Заключение. Анализы на основе DGGR для измерения активности липазы в сыворотке неспецифичны для липазы поджелудочной железы.

    Рис. 1. Активность липазы в сыворотке у собак с ЭНПЖ и здоровых контрольных собак, измеренная с помощью анализа с использованием DGGR в качестве субстрата.

    Центральные линии показывают медианы для каждой группы, а усы отображают межквартильный диапазон

    Аналогичным образом мы сравнили показатели активности липазы сыворотки в оставшихся образцах сыворотки от 50 собак с ЭНПЖ (TLI ≤ 2.5 мг/л) и 50 здоровых контрольных собак с использованием предметного стекла v-LIP-P (FujiFilm Corporation, Токио, Япония) и Spec cPL® (IDEXX Laboratories, Inc., Вестбрук, Мэн, США). В то время как сывороточный Spec cPL® находился в нижних 20% референтного интервала у 49 из 50 (98%) собак с ЭНПЖ, активность липазы в сыворотке, измеренная с помощью слайда v-LIP-P, находилась в нижних 20% референтного интервала. только у 29 из 58 собак EPI (58%), что указывает на обнаружение липаз, отличных от панкреатического происхождения (рис. 2 и 3). Эти результаты ясно показывают, что, в отличие от Spec cPL®, триолеин и DGGR не специфичны для измерения панкреатической липазы.

    Рисунки 2 и 3: Концентрации иммуноанализа

    Spec PL очень низкие или не обнаруживаются в сыворотке крови собак с ВНПЖ, но активность липазы легко определяется и часто является нормальной в тех же образцах.

    Заключение. Spec PL является специфичным для поджелудочной железы по происхождению, но активность липазы, измеренная на предметном стекле v-LIP-P, таковой не является.

    Рисунок 2: Активность липазы, измеренная с помощью слайда v-LIP-P у 50 здоровых собак и 50 собак с ЭНПЖ.  У многих собак с ЭНПЖ наблюдалась значительная активность липазы в сыворотке. Линии показывают медианы для обеих групп. Рисунок 3: Иммунореактивность липазы поджелудочной железы, измеренная с помощью Spec cPL у 50 здоровых собак и 50 собак с ЭНПЖ.  Различие между здоровыми собаками и собаками с ЭНПЖ гораздо лучше, чем для предметного стекла v-LIP-P. Линии показывают медианы для обеих групп.

    Сообщалось о различных исследованиях, в которых непосредственно сравнивались вышеупомянутые анализы с Spec cPL® или fPL®. 11,14,15 Во всех этих исследованиях была обнаружена корреляция между анализами от хорошей до умеренной. Однако, хотя интуитивно предположить, что активность липазы в сыворотке увеличивается по мере увеличения доли панкреатической липазы у пациентов с панкреатитом, и что все вышеупомянутые анализы выявляют это увеличение активации, корреляция между тестами не эквивалентна тесту, имеющему одинаковую чувствительность. и специфичность и, таким образом, способность различать заболевание и контроль. Недавнее исследование показало умеренное согласие (значение Коэна k 0.803) между анализом липазы DGGR и Spec cPL®, когда была применена двукратная «серая зона» липазы DGGR с пороговыми значениями 216 ЕД/л для DGGR и 400 мг/л для Spec cPL®. Чувствительность и специфичность не могли быть рассчитаны, так как гистопатология поджелудочной железы не была доступна. 14  В другом исследовании сравнивали активность липазы в сыворотке, измеренную с помощью предметного стекла v-LIP-P (FUJI DRI-CHEM 7000V, корпорация FUJIF-ILM, Токио, Япония), с измерением липазы поджелудочной железы с использованием Spec cPL® и продемонстрировали хорошую корреляцию. (г=0.91). Однако при просмотре данных график ясно показывает хорошую корреляцию для более низких значений липазы, но увеличивающуюся вариацию с увеличением значений, начиная примерно с 400 мг/л Spec cPL® (отсечка для панкреатита) (см. Ishioka, K., Hayakawa, Н., Накамура К. и Терашима К. Анализ активности липазы на стороне пациента, коррелирующий с иммунореактивностью панкреатической липазы у собак, J. Vet. Med. Sci., 73, 1481–1483 (2011) https://www. jstage.jst.go.jp/article/jvms/73/11/73_11-0166/_pdf). Это указывает на непостоянную дисперсию (гетероскедастичность) и, таким образом, простая корреляция не отражает истинной диагностической ценности анализов.

    Недавнее исследование, сравнивающее анализ липазы DGGR (пороговое значение > 26 ЕД/л) и Spec fPL® (> 3,4 мг/л) у кошек с острым или хроническим панкреатитом, также показало плохое соответствие между двумя анализами (значение Коэнска 0,601). 15 . На основании гистопатологии чувствительность и специфичность составляли 48% и 63% для анализа липазы DGGR и 57% и 63% для Spec fPL® соответственно. Однако предыдущее исследование показало более высокую чувствительность и специфичность Spec fPL® у кошек с различными стадиями панкреатита. 16 У кошек с гистопатологически подтвержденным легким панкреатитом чувствительность Spec fPL® составляла 54%, в то время как этот процент увеличивался до 100% в случаях умеренного и тяжелого панкреатита. Специфичность Spec fPL® достигает 100 % при сравнении со здоровой контрольной группой. Что еще более важно, специфичность Spec fPL® достигала 67% у кошек с клиническими признаками, имитирующими панкреатит, но с нормальной гистопатологией поджелудочной железы.

    Влияние факторов влияния на результаты анализов липазы

    • Анализ липазы на основе триолеина v-LIP-P слайд сильно зависит от гемолиза, липемии и желтухи.
    • Напротив, гемолиз, липемия и желтуха не влияют на результаты анализа Spec cPL®.

    В дополнение к значительным проблемам с чувствительностью и специфичностью, было показано, что на анализ общей активности липазы в сыворотке сильно влияют гемолиз, липемия и желтуха, факторы влияния, которые часто наблюдаются у собак с панкреатитом и/или другими желудочно-кишечными или печеночными заболеваниями. болезни. В исследовании in vitro мы недавно оценили влияние этих факторов на эффективность анализа активности липазы с использованием субстрата триолеина и на эффективность анализа Spec cPL® ELISA.Образцы сыворотки с добавлением собачьего гемоглобина, Интралипида® и синтетического дитауробилирубина, имитирующие гемолиз, липемию и желтуху соответственно (неопубликованные данные). Оценка слайда v-LIP-P показала, что этот анализ значительно занижает активность липазы сыворотки в гемолизированных и желтушных образцах, что ограничивает чувствительность анализа в этих образцах. Вероятно, это приводит к высокому уровню ложноотрицательных результатов у пациентов с панкреатитом, т. е. к отсутствию диагноза панкреатита у многих пациентов.В липемических образцах использование триолеина резко увеличивало заявленную активность липазы, что потенциально приводило к резкому увеличению частоты ложноположительных диагнозов панкреатита (низкая специфичность). Напротив, гемолиз, липемия и желтуха при тех же уровнях не оказывали влияния на эффективность анализа Spec cPL®. Эти результаты показывают, что Spec cPL® и fPL® лучше подходят для диагностики панкреатита у собак и кошек, чем любой анализ активности липазы, независимо от используемого субстрата.

    Ссылки

    1. Steiner JM, Newman S, Xenoulis P, Woosley K, Suchodolski J, Williams D, et al. Чувствительность сывороточных маркеров панкреатита у собак с макроскопическими признаками панкреатита. Вет Тер. 2008;9(4):263–73.
    2. Trivedi S, Marks SL, Kass PH, Luff JA, Keller SM, Johnson EG, et al. Чувствительность и специфичность липазы поджелудочной железы собак (cPL) и других маркеров панкреатита у 70 собак с гистологическими признаками панкреатита и без них.J Vet Intern Med. 2011 1 января; 25 (6): 1241–1247.
    3. Стромбек Д.Р., Фарвер Т., Канеко Дж.Дж. Активность сывороточной амилазы и липазы в диагностике панкреатита у собак. Am J Vet Res. 1981 ноябрь; 42 (11): 1966–70.
    4. Polzin DJ, Osborne CA, Stevens JB, Hayden DW. Активность амилазы и липазы в сыворотке крови у собак с хронической первичной почечной недостаточностью. Am J Vet Res. 1983 март; 44 (3): 404–10.
    5. Арчер Ф.Дж., Керр М.Е., Хьюстон Д.М. Оценка трех анализов белков поджелудочной железы, TLI (трипсиноподобная иммунореактивность), PASP (специфический белок поджелудочной железы) и CA 19-9 (гликопротеин) для использования в диагностике панкреатита у собак.Zentralbl Veterinarmed A. 1997 Apr; 44 (2): 109–13.
    6. Куигли К.А., Джексон М.Л., Хейнс Д.М. Гиперлипаземия у 6 собак с неоплазией поджелудочной железы или печени: свидетельство продукции опухолевой липазы. Ветеринар Клин Патол. 2001;30(3):114–20.
    7. Parent J. Влияние дексаметазона на ткань поджелудочной железы и на активность амилазы и липазы в сыворотке у собак. J Am Vet Med Assoc. 1982 г., апрель; 180 (7): 743–6.
    8. Штайнер Дж.М., Берридж Б.Р., Войцешин Дж., Уильямс Д.А. Клеточная иммунолокализация желудочной и панкреатической липазы в различных тканях, полученных от собак.Am J Vet Res. 2002 г., май; 63 (5): 722–7.
    9. Штайнер Дж.М., Рутц Г.М., Уильямс Д.А. Активность липазы в сыворотке крови и концентрация иммунореактивности липазы поджелудочной железы у собак с экзокринной недостаточностью поджелудочной железы. Am J Vet Res. 2006 г., январь; 67 (1): 84–7.
    10. Neilson-Carley SC, Robertson JE, Newman SJ, Kutchmarick D, Relford R, Woosley K, et al. Специфичность анализа липазы поджелудочной железы собак для диагностики панкреатита у собак без клинических или гистологических признаков заболевания. Am J Vet Res.2011 март; 72 (3): 302–7.
    11. Исиока К., Хаякава Н., Накамура К., Терашима К. Анализ активности липазы на стороне пациента, коррелирующий с иммунореактивностью липазы поджелудочной железы у собак. J Vet Med Sci. 2011 ноябрь; 73 (11): 1481–1483.
    12. Пантегини М., Бонора Р., Пагани Ф. Измерение активности панкреатической липазы в сыворотке с помощью кинетического колориметрического анализа с использованием нового хромогенного субстрата. Энн Клин Биохим. 2001 г., июль; 38 (часть 4): 365–70.
    13. Грака Р., Мессик Дж., Маккалоу С. Валидация и диагностическая эффективность анализа липазы с использованием субстрата 1,2-о-дилаурил-рац-глицероглутаровой кислоты (6′-метилрезоруфин)-эфир для диагностики острого панкреатита у собаки.Ветеринар Клин Путь. 2005 г., январь; 34(1): 39-43
    14. Кук П.Х., Колер Н., Хартнак С.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.