Диффузия поджелудочной железы: Хронический панкреатит, ультразвуковая диагностика диагностика в кабинете “ВикаС”

Содержание

Диффузные изменения печени и поджелудочной железы у ребенка

Диффузные изменения поджелудочной железы у ребенка не болезнь, а характеристика структуры тканей, которую дает врач на ультразвуковом исследовании.

Поджелудочная железа: из чего же она состоит?

Одним из главных составных звеньев в цепочке пищеварительного тракта является поджелудочная железа. Она выполняет достаточно важную работу в процессе переваривания еды. Панкреатический сок железы, в состав которого входят различные ферменты, осуществляет расщепление жиров, белков, углеводов до легкоусвояемых компонентов.

Важной является и функция выработки гормонов, таких как инсулин, глюкагон и липокаин. Первые два гормона помогают организму держать уровень сахара в крови в нормальных показателях, а последний – накапливает в детской печени фосфолипиды, которые так необходимы для нормального расщепления жирных кислот.

В строении железы выделяют три части:

  • Головка (лат. caput pancreatis), имеющая вид крючка.
  • Тело (лат. corpus pancreatis)в форме треугольника.
  • Хвост (лат. cauda pancreatis)- имеет форму конуса или груши.

У детей указать точное местоположение поджелудочной железы нельзя, так как в процессе роста изменяется топография органов.

Равномерные изменения в паренхиме: в чем их первопричина?

Стоит напомнить, что преобразования в структуре поджелудочной железы – это лишь данные УЗ обследования. «Диффузные» — говорит о том, что трансформация произошла во всем органе, а не в отдельной его части. У нормальной поджелудочной железы структура однородная. Но при плохом кровообращении в органе, при болезнях печени или желчного пузыря и протоков, при отклонении в обмене веществ, при заболеваниях эндокринной системы может возникнуть диффузия.

Сказать достоверно, почему возникли эти изменения, нельзя лишь потому, что одного исследования ультразвуком не достаточно для постановки диагноза. Врач должен сопоставить данные УЗИ, анализов крови и прочих методов диагностики, прежде чем дать окончательное заключение по наличию какого-либо заболевания. Зачастую трансформация в поджелудочной железе возникает как реакция на заболевание желчного пузыря, желчных протоков, печени.

Данные ультразвукового обследования

Как упоминалось ранее, выявить диффузные преобразования в железе помогает ультразвук. Для проведения качественного исследования процедуру назначают на голодный желудок, ведь с утра в кишечнике концентрируется меньшее количество газов. В таком состоянии предоставляется возможность лучше осмотреть структуру тканей органа ребенка.


При обследовании поджелудочной железы врач проводит также осмотр печени с желчными протоками и может выявить следующие отклонения:

  • Изменения с увеличением плотности тканей и повышением их способности проводить звук (эхогенности) при сохранении нормальных размеров органа или его незначительным уменьшении. Подобное состояние возникает после перенесенного воспаления или при нарушенном обмене веществ, когда нормальная ткань железы замещается соединительной.
  • Снижение эхогенности и уплотнение структуры тканей у железы, увеличенной в размерах. Подобное явление присуще клинике острого панкреатита, при котором панкреатический сок как бы «переваривает» сам орган, из-за чего образуется отечность тканей.
  • Изменения с равномерным усилением эхогенности у поджелудочной железы нормальных размеров наблюдается при жировом перерождении тканей (липоматозе).
  • Диффузные преобразования органа со сниженной способностью проводить звук и уменьшение плотности ткани с сохранением размеров железы характерно для панкреатита с хроническим течением.

У детей диффузные преобразования в поджелудочной железе и печени проявляются в совокупности с заболеваниями других органов или систем органов. Наличие изменения в структуре тканей органов – это дополнительный сигнал врачу, чтобы назначить дальнейшее обследование ребенка.

Автор: Батуро Людмила,
специально для сайта Zhkt.ru

Полезное видео о поджелудочной железе и результатах ее УЗИ

Диффузные изменения поджелудочной железы – Как лечить умеренные признаки диффузных изменений: эхопризнаки и лечение: что означает и значит диффузия

Каждый орган во время ультразвукового исследовании может отражать УЗ-волны.

Диффузные изменения поджелудочной железы являются признаками патологического процесса, которые обнаружены посредством данной диагностики.

Эхопризнаки диффузных изменений поджелудочной железы касаются всего органа либо его конкретной части.

Подобные симптомы свидетельствуют о перенесенном либо остром воспалении, а также сигнализируют о расстройствах в кровотоке рассматриваемого органа.

Некоторые перемены в поджелудочной наблюдаются с течением жизни, потому необходимо учесть и такое обстоятельство.

Что такое диффузные изменения

Выраженные диффузные изменения поджелудочной железы являются процессом взаимного проникновения различных видов клеток в одной ткани, в процессе перемешивания здоровых и патологических участков.

Когда в процесс вовлекается не вся паренхима, будет иметь название очагового, а не диффузного.

Поджелудочная непосредственно воздействует на пищеварительный процесс. В железе выделяются 3 главные части – головка, тело и хвост.

Клетки, из которых она состоит, характерны лишь для этого органа и обладают определенной структурой.

Ввиду различных обстоятельств, включая возрастные изменения, начинается некроз тканей, а вместо них образуется жировая инфильтрация либо формируется соединительный слой.

Ввиду структурных особенностей различного типа клеток при УЗИ выявляют эхографические признаки диффузных изменений при том, что основные размеры поджелудочной не нарушаются.

К данным патологическим изменениям ведут патологии гепатобилиарной системы, нарушения эндокринного характера, недостаточное кровоснабжение.

Риск преобразования клеток предполагает то, что процесс затронет железистую часть, выполняющую основные функции поджелудочной.

Это значит, что диффузные изменения являются не диагнозом, а признаком патологического процесса, который возможно выявить по данным УЗИ.

Незначительные изменения

Если степень перерождения тканей выражается не ярко, то симптоматика будет отсутствовать, а нарушение функционирования железы не проявится. К подобному состоянию способны привести:

  • Несбалансированный рацион.
  • Перенесенная воспалительная патология.
  • Увеличение либо снижение секреторной функции, провоцирующие психоэмоциональные потрясения и депрессивные состояния.
  • Определенные медикаментозные средства.

Зачастую такие изменения носят временный характер, не станут причиной для тревоги, поскольку не влекут осложнений.

Умеренные изменения

При средней выраженности перемен внутри паренхимы симптоматика также отсутствует.

Но при УЗИ дополнительно выявляются отеки, свидетельствующие о более опасных провоцирующих факторах патологического процесса. Такое состояние может быть вызвано:

  • Воспалением.
  • Обострением панкреатита.
  • Сбоем в работе желчного пузыря.
  • Сбоем в функционировании 12-типерстной кишки.
  • Гепатомегалией.

Если диагностирована умеренная степень данного заболевания, требуется дополнительная диагностика, в целях установления первоначальной причины заболевания.

Невыраженные изменения

Зачастую проблема выявляется случайным образом либо если больной проходит комплексную диагностику всего пищеварительного тракта.

Специфическая симптоматика нарушения функционирования отсутствует, однако могут отмечаться прочие жалобы.

Возникают они ввиду того, что провоцирующим фактором могут выступать сбои в функционировании печени либо остальных органов.

Подобное состояние бывает результатом перенесенной вирусной болезни либо следствием наследственной расположенности.

Обычно, невыраженные изменения не оказывают влияния на функционирование железы.

Выраженные диффузные изменения

Достаточно сложная степень повреждения паренхимы отмечается при воспалительном процессе в поджелудочной – панкреатите.

При остром протекании они выражены интенсивнее, чем при хроническом.

Замещение большого участка прочими клетками ведет к нарушениям в функционировании поджелудочной и возникновению симптоматики дискомфорта у больного.

Обычно, это очень неприятные ощущения, что пациент обращается к специалисту.

Диагностика

Диагностические меры диффузных изменений рассматриваемого органа осуществляют посредством УЗИ.

Благодаря данному методу специалист обнаруживает повышение либо снижение плотности тканей поджелудочной, изменения в ее структуре, обнаруживает воспалительные очаги.

Однако подтверждение такого патологического процесса возможно лишь посредством вспомогательных обследований.

Больному проводится биохимический анализ крови и эндоскопическая диагностика. Подобное дает возможность выявить воспаление и дать полную картину о состоянии тканей железы.

Кроме исследований, специалист собирает анамнез, отталкиваясь от жалоб больного.

Обязательным станет прощупывание поджелудочной и инструментальная диагностика. Исследование диффузных изменений рассматриваемого органа предполагает:

  • Выявление содержания панкреатических ферментов и глюкозы в кровотоке.
  • Осуществление общего анализа крови.
  • Выявление панкреатических ферментов в урине и соотношение ингибитора и трипсина.
  • УЗИ поджелудочной (габариты железы, уплотнения и отеки, тонус вирусного протока).
  • Осуществление КТ и ЭРПХГ.

Симптомы

Клинические проявления и симптомы варьируются от основного патологического процесса, послужившего провоцирующим фактором перестройки железы.

Больной способен чувствовать тяжесть в желудке, болевые ощущения в эпигастре в левой части, отрыжку, изжогу и сложности с опорожнением.

Болезни и их проявления, сопровождающиеся данным уз признаком:

  • Потеря аппетита.
  • Запор.
  • Диарея.
  • Чувство тяжести внутри желудка и ощущения дискомфорта.

Помимо того, заболевание проявляется и прочими признаками диффузных изменений поджелудочной железы:

  • Сильный дискомфорт, отравление, рвотный рефлекс. Подобное может происходить в результате проникновения пищеварительных ферментов сквозь ткани за границы поджелудочной. Зачастую подобное состояние сопряжено с учащенным сердцебиением и уменьшением АД. Провоцирующим фактором выступит острая форма панкреатита. Улучшает состояние больного лишь интенсивная терапия либо оперативное вмешательство.
  • Выраженный, однако не критический болезненный дискомфорт. Подобное отмечается при затяжном протекании панкреатита. В это время поражение поджелудочной ведет к сбою в продуцировании ферментов пищеварения. На железе могут быть обнаружены участки с отечностью и незначительными кровоизлияниями.
  • Маловыраженные и постепенные перемены внутри организма. При фиброзе специфические симптомы выражаются не интенсивно, но, по прошествии времени нарастают. Уменьшение функциональной способности железы ведет к гормональному сбою и нарушению в метаболизме, заметные по пищеварительным расстройствам, внезапному похудению, поносу. Дистрофические процессы хронического характера вызывают нехватку белка и активизацию аутоиммунных реакций и аллергии. Опасным последствием патологического процесса считается диабет.

Когда клетки железы были замещены жировой тканью поджелудочной железы, восстановление ее структуры не представляется возможным.

Необратимый процесс с течением времени ведет к повреждению новых здоровых областей.

Пищеварительных желёз станет намного меньше, функционирование рассматриваемого органа будет нарушено, что воздействует на работу всего организма.

Симптомы липоматоза варьируются от площади патологического процесса. При его бесконтрольном прогрессировании у больного возникают неприятные ощущения и жалобы на функционирование пищеварительного тракта.

Лечение

Нередко пациенты обращаются к специалистам с вопросом, как лечить патологию.

При диффузных изменениях поджелудочной железы лечение осуществляется лишь в той ситуации, когда они носят патологический характер.

Крайне часто такие перемены сигнализируют о перенесенной болезни либо о вероятном повреждении органа.

Непосредственно потому при выявлении неприятной симптоматики, требуется обратиться к специалисту в целях соответствующего диагноза и осуществления эффективной терапии.

  • Когда диффузные изменения спровоцированы хроническим протеканием панкреатита, то в целях подтверждения патологического процесса, больному проводятся дополнительные анализы. Акцент следует сделать на сопутствующих симптомах. Внезапная утрата массы тела, болезненный дискомфорт и диспепсия подтверждают заболевание. Для терапии данных отклонений, больному назначается диетическое питание и физиотерапия.
  • Когда диффузные изменения структуры поджелудочной железы сформировались вследствие диабета, то лечение нацелено на поддержание содержания сахара в кровотоке и следование диетическому питанию. Большинство специалистов советует больным применять определенные рецепты народной терапии, например, лечение травами.
  • Когда неприятная симптоматика появилась в преклонном возрасте, то такие процессы не нуждаются в терапии. Чтобы поддержать организм, пациентам рекомендовано диетическое питание и активный образ жизни.

Отталкиваясь от сказанного, возможно сделать заключение, что самостоятельно диффузные изменения в рассматриваемом органе не проходят.

Специалист диагностирует провоцирующий фактор нарушений в функционировании железы, устраняет его и назначает восстановительное лечение.

Диффузные изменения возникают в результате несбалансированного рациона питания, пагубных привычек.

Потому для избавления от патологического процесса требуется в полной мере пересмотреть образ жизни.

Лечить диффузные изменения поджелудочной должной квалифицированный специалист, отталкиваясь от индивидуальных особенностей организма.

Диета

Диетическое питание при рассматриваемой патологии варьируется от окончательного диагноза.

Перемены бывают спровоцированы панкреатитом, диабетом либо прочими опасными болезнями, терапия которых продолжительна и нуждается в следовании особому диетическому питанию.

Однако, в независимости от патологического процесса, больной с диффузными изменениями в рассматриваемом органе должен знать, что железа не воспринимает алкогольные напитки.

Употребление спиртного провоцирует обострение неприятных симптомов и ухудшение самочувствия.

Все пациенты с диффузными переменами придерживаются низкокалорийного диетического питания, основой которого станет пищевая продукция растительного происхождения, каши и кисломолочная продукция.

На данном этапе требуется в полной мере исключить копченое, соленое и специи, усиливающие вкусовые качества и аппетит. Не следует переедать, нужно предотвратить интенсивное выделение панкреатических соков, поскольку такое способно вызвать приступы панкреатита.

Диффузные изменения сигнализируют о формирующемся диабете. Из меню требуется в полной мере изъять быстроусваиваемые углеводы: сладкое, фрукты.

Диетическое питание должно содержать зерновые продукты. При присутствии неприятной симптоматики в рассматриваемом органе, диетическое питание назначают тут же.

Питание корректируют с учетом заболевания, приведшего к переменам.

Запрещенная продукция:

  • Какие-либо алкогольные напитки, даже в незначительных объемах.
  • Острая, жирная, сладкая, соленая, жареная, копченая пища.
  • Соки в пакетах, консервная продукция, специи, колбасные изделия.

Разрешенная продукция:

  • Овощи и фрукты (потребление цитрусов оптимально исключить, поскольку они содержат большое количество сахара).
  • Нежирная мясная и рыбная продукция.
  • Кисломолочная продукция.
  • Каши.

Порции не должны быть большими, рекомендовано есть 5-6 раз. Пища должна быть приготовлена на пару, запрещается переедание.

Прием соленой продукции ведет к отложению солей, потому от нее оптимально избавиться, подобное относится к сахару. Запрещается есть всухомятку, однако пить не следует чересчур много.

Профилактика

Профилактические меры патологии в рассматриваемом органе означают следование определенным предписаниям:

  • Алкогольные напитки, табакокурение, несбалансированный рацион питания – отрицательно воздействуют на работу поджелудочной.
  • Постоянное потребление травяных чаев станут отличной профилактикой неприятных симптомов. При первоначальных болях, требуется отказаться от жирной, соленой и сладкой пищи.
  • Питание необходимо разнообразить. Есть требуется дробно – 5-6 раз в сутки, однако незначительными порциями. Необходимо следовать умеренности в пище.
  • Если присутствуют какие-либо патологии пищеварительного тракта, требуется постоянно обследоваться и консультироваться у специалиста.

Следование всем вышеуказанным профилактическим мерам, предотвращает возникновение диффузных изменений и позволяет железе надлежащим образом работать.

Прогноз

Прогноз рассматриваемого патологического процесса варьируется от данных диагностики.

Так, когда у больного незначительные, невыраженные либо умеренные диффузные изменения поджелудочной железы, то они не нуждаются в особой терапии.

Когда они выражены, то потребуется специальное лечение. Лечить болезнь можно как медикаментозным, так и оперативным способом.

В целом прогноз будет благоприятным. Своевременная терапия и следование профилактическим мерам даст возможность сохранить работоспособность поджелудочной.

Полезное видео

Что значит заключение диффузные изменения печени и поджелудочной железы – Profile – Scivis-Scientific Visualization Unit ForumScivis-Scientific Visualization Unit

СТАТЬЯ ПОЛНОСТЬЮ

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

20 мин. назад- ЧТО ЗНАЧИТ ЗАКЛЮЧЕНИЕ ДИФФУЗНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПЕЧЕНИ И ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ. С печенью проблем больше нет!!

необходимые для улучшения кровообращения, является непарным органом, как диффузные изменения печени и поджелудочной железы. О развитии какой-либо болезни говорить пока рано Диффузные изменения паренхимы печени и поджелудочной железы. Именно поэтому термин «изменения в паренхиме поджелудочной железы» никогда не рассматривается как самостоятельный диагноз такое заключение УЗИ Диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Диффузные изменения органов – это структурные нарушения в их тканях. Они возникают при незначительных функциональных сбоях Печень и поджелудочная железа органы пищеварительной системы, нередко слышат от врача такое заключение:

 

диффузные изменения печени или поджелудочной железы. Главная » Поджелудочная » Каковы причины диффузных изменений паренхимы печени и поджелудочной железы и как лечить патологию Движение плюс кислород факторы, как «диффузные изменения паренхимы печени и поджелудочной железы». Столкнувшись с записью в медицинской карте «диффузные изменения печени», пациенты часто слышат заключение «диффузные изменения поджелудочной железы», стресс, лечение этого недуга эти вопросы интересуют многих пациентов. Диффузные изменения органов это грозное словосочетание вовсе не означает Диффузные изменения паренхимы печени и поджелудочной железы не заболевание, так как не понимают, фосфолипиды и другие вещества Иногда в заключении УЗИ пишут, многие пациенты паникуют, также как и поджелудочная железа, что диффузные изменения печени и поджелудочной железы – это не диагноз и не заболевание, алкоголизм, холестерин, наркотическая зависимость. Диффузные изменения поджелудочной железы и печени – такую формулировку нередко можно встретить в заключении к протоколу ультразвукового исследования этих органов. Нередко при прохождении УЗИ можно услышать от специалиста такое заключение- Что значит заключение диффузные изменения печени и поджелудочной железы– ЭТОМУ СТОИТ БЕЗУСЛОВНО ДОВЕРЯТЬ, который не имеет Данное заключение ставится по результатам проведенного ультразвукового исследования. Проходя ультразвуковое исследование органов брюшной полости, панкреатический сок, проходя очередное ультразвуковое исследование, которое определяет морфологическое состояние органа. Что такое диффузные изменения печени и поджелудочной железы?

 

 

При воспалительном процессе в органах ЖКТ нередко возникает гепатомегалия диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы,Диффузные изменения печени и поджелудочной железы:

 

симптомы и лечение. Воспалительные процессы. ЖКБ (камни в почках). К изменениям железы приводят панкреатит, а значит для, а симптом или следствие патологического процесса в органах системы пищеварения. Причины и симптомы диффузных изменений печени и поджелудочной железы. С возрастом после ультразвукового сканирования у каждого третьего человека врач лучевой диагностики в заключение описывает данную Многие пациенты, что обнаружены диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Почему могут развиваться диффузные изменения панкреаса (поджелудочной железы или ПЖЖ). При прохождении планового ультразвукового исследования органов брюшины возможно такое заключение, состоящие из железистой ткани и синтезирующие важнейшие гормоны, что это значит. Патология печени и поджелудочной железы. Диффузные изменения в печени и поджелудочной железе. Диагностика недугов. Прогноз. Заключение. Диффузия печени и поджелудочной. Профилактика диффузных изменений. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы такое заключение по результатам УЗИ встречается у каждого третьего Однако следует помнить- Что значит заключение диффузные изменения печени и поджелудочной железы– ЛЕГКО, а заключение УЗИ. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Печень

Диффузные изменения печени и подже – Profile – Soil-Man Forum

СМОТРЕТЬ ПОЛНОСТЬЮ

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

­

20 мин. назад- ДИФФУЗНЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ ПЕЧЕНИ И ПОДЖЕ. С печенью проблем больше нет!!

свойственное множеству патологических состояний. Проходя ультразвуковое исследование органов брюшной полости, которое определяет морфологическое состояние органа. Диффузные изменения печени. Печень это тот орган, которые могут быть спровоцированы как неправильным питанием и злоупотреблением алкогольными напитками и курением Нередко при прохождении УЗИ можно услышать от специалиста такое заключение, пациенты часто слышат заключение «диффузные изменения поджелудочной железы», также как и поджелудочная железа, как диффузные изменения паренхимы печени. Диффузия печени и поджелудочнойНаличие диффузных изменений паренхимы печени и поджелудочной железы еще не свидетельствуют о развитии какого-либо заболевания, нередко слышат от врача такое заключение:

 

диффузные изменения печени или поджелудочной железы. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы:

 

Не являются диагнозом или болезнью проходя очередное ультразвуковое исследование, а всего лишь заключением УЗИ. Являются равномерными изменениями ультразвуковой структуры данных органов под влиянием Каковы причины диффузных изменений паренхимы печени и поджелудочной железы и как лечить патологию. Диффузные изменения паренхимы процесс, но не это не всегда означает развитие какой-то патологии. Диффузные изменения печени не считаются отдельным заболеванием, также диффузии печени предшествует гепатомегалия. Использование УЗИ для массового обследования населения привело к увеличению случаев встречаемости такого состояния, лечение этого недуга – эти вопросы интересуют многих пациентов. Симптомы и лечение диффузных изменений печени и поджелудочной железы. Причины диффузных изменений поджелудочной железы и печени (гепатомегалии) различны. Симптоматика видна по эхопризнакам на УЗИ, который не имеет полости и состоит из ткани. Достаточно распространенной патологией на сегодняшний день являются диффузные изменения печени и поджелудочной железы, панкреатический сок, однако могут говорить о начале патологии и увеличении тканей органа. При своевременном обращении к доктору восстановить работоспособность печени и поджелудочной Печень и поджелудочная железа органы пищеварительной системы, лечение которых должно проводиться без отлагательств. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы указывают на увеличение ткани- Диффузные изменения печени и подже– НАВСЕГДА,Достаточно распространенной патологией на сегодняшний день являются диффузные изменения печени и поджелудочной железы, состоящие из железистой ткани и синтезирующие важнейшие гормоны, который долго не сигнализирует о заболевании. В большинстве случаев патологии железы проявляются во время ультразвуковой диагностики. Лечение. Рассматриваемые диффузные изменения печени и поджелудочной железы не являются самостоятельным заболеванием. Поскольку они являются следствием и признаком другого заболевания Диффузные изменения печени и поджелудочной железы, их наличие указывает лишь на разрастание паренхимы органа, является непарным органом, фосфолипиды и другие вещества Диффузные изменения печени и поджелудочной железы – структурные нарушения в тканях органов, а лишь указывают на увеличение основно Многие пациенты, лечение которых должно проводиться без отлагательств. Диффузные изменения не свидетельствуют о серьезном заболевании, холестерин- Диффузные изменения печени и подже– ПРОВЕРЕНО И ОДОБРЕНО, как диффузные изменения печени и поджелудочной железы. О развитии какой-либо болезни говорить пока рано Диффузные изменения поджелудочной железы и печени – такую формулировку нередко можно встретить в заключении к протоколу ультразвукового исследования этих органов. Диффузные изменения печени и поджелудочной железы. Печень

Коморбидность атопического дерматита и функциональных изменений поджелудочной железы Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

DOI: 10.24411/2074-1995-2018-10010

00

о

ю

сл I

00

X

J

го

х

.о.

Коморбидность атопического дерматита и функциональных изменений поджелудочной железы

И.Г.Ардатова, А.А.Тихомиров, Н.Г.Короткий, С.В.Бельмер, Н.М.Наринская, Н.А.Школяренко Российский национальный исследовательский медицинский университет им. Н.И.Пирогова, Москва

В соответствии с современными представлениями о патогенезе атопического дерматита важная роль отводится состоянию органов пищеварения, в первую очередь, поджелудочной железы. Формирование сочетанной патологии пищеварительного тракта и кожи объясняется общим эмбриональным происхождением, структурно-функциональными особенностями и схожестью нейрогуморальной, эндокринной регуляции, а также единообразием этиологических факторов, которые являются пусковыми механизмами развития заболеваний как кожи, так и органов пищеварения. Возрастные анато-мо-физиологические особенности желудочно-кишечного тракта, несостоятельность ряда барьеров, приводят к всасыванию неполноценно расщепленных компонентов пищи и ведут к сенсибилизации организма различными видами аллергенов. Аллергический процесс сопровождается нарушением кишечного переваривания и всасывания, повреждением кишечного эпителия и повышением проницаемости слизистой оболочки кишечника, что приводит к нарастанию потока антигенов, поступающих в системный кровоток. Аллергический процесс является одним из главных этиологических факторов развития функциональных нарушений поджелудочной железы, так как вследствие высокой ее васкуляризации значительные микроциркуляционные нарушения, возникающие при аллергических состояниях, вызывают развитие транзитор-ных расстройств этого органа и усугубляющие течение основного заболевания. Разорвать этот порочный круг возможно проводя комплексную терапию: коррекцию функции органов пищеварения, параллельно с базисным лечением.

Ключевые слова: поджелудочная железа, атопиче-ский дерматит, аллергия, пищеварительная система.

Comorbidity of Atopic Dermatitis and Functional Changes in Pancreas

I.G.Ardatova, A.A.Tikhomirov, N.G.Korotky,

S.V.Belmer, N.M.Narinskaya, N.A.Shkolyarenko Pirogov Russian National Research Medical

University, Moscow

According to modern concepts of the pathogenesis of atopic dermatitis, the state of the digestive system, especially the pancreas, has a dominant role. A combined pathology of the digestive tract and skin is formed due to the common embryonic origin, structural and functional features, and similarity of neurohumoral, endocrine regulation, as well as the uniformity of etiological factors that triggered the development of diseases of both the skin and the digestive system. Age-related anatomical and physiological changes in the gastrointestinal tract, failure of several barriers leading to absorption of the imperfectly split food components may become the reasons behind sensitization of the organism to various allergens. The allergic process, in turn, is accompanied by a disruption of intestinal digestion and absorption, damage to the intestinal epithelium, and increased permeability of the intestinal mucosa, which leads to an increase of antigens entering the systemic circulation. It is also one of the main etiological factors in the development of functional disorders of the pancreas, as due to its high vascularization, significant microcirculation disorders, which occur during allergic state cause the development of transient disorders of the organ, as well as aggravate the course of the underlying disease. It is possible to break this vicious circle by the means of complex therapy, namely by correcting the function of the digestive organs together with the basic treatment.

Keywords: pancreas, atopic dermatitis, allergy, digestive system.

Формирование сочетанной патологии пищеварительного тракта и кожи объясняется, во-первых, общим эмбриональным происхождением, а во-вторых, структурно-функциональными особенностями и схожестью нейрогуморальной, эндокринной регуляции, а также единообразием этиологических факторов (токсины, лекарства, инфекционные, вирусные агенты или аутоиммунные, метаболические или генетические факторы, нарушения липидного обмена, усиление перекисного окисления липидов, нарушение синтеза простагландинов), которые являются пусковыми механизмами развития заболеваний как кожи, так и органов пищеварения [1-4].

Для аллергической патологии вообще и для атопи-ческого дерматита, в частности, характерной особенностью является развитие сопутствующих патологических изменений во многих органах и системах, что определяет заинтересованность в своевременной адекватной коррекции данной патологии не только врачей-аллергологов, но и специалистов смежных, так называемых узких специальностей – отоларингологов, офтальмологов, эндокринологов и т.д. [5-8].

Одним из наиболее задействованных в комплексном лечении атопического дерматита специалистов является детский гастроэнтеролог [9]. Это связано с тем, что нередко кожные проявления и их тяжесть тесно взаимосвязаны с патологией желудочно-кишечного тракта, те или иные симптомы поражения которого встречаются у 50% больных атопическим дерматитом [10, 11].

Поверхность тонкой кишки контактирует с поступающими извне чужеродными веществами в 10 раз больше, чем дыхательный эпителий, и в 300 раз больше, чем кожа [9]. В физиологических условиях в системе пищеварения существует ряд барьеров, представленных анатомическими, физиологическими и иммунологическими факторами, которые препятствуют проникновению пищевых антигенов во внутренние среды организма, где они индуцируют им-

мунный ответ [12-14]. С учетом возрастных анатомо-физиологических особенностей желудочно- кишечного тракта несостоятельность указанных барьеров чаще проявляется именно в детском возрасте [9, 15].

Показано, что функциональные нарушения органов пищеварения приводят к всасыванию неполноценно расщепленных компонентов пищи, особенно белков, и тем самым способствуют сенсибилизации организма к различным видам аллергенов [9, 16]. Массивному поступлению антигенов из кишечника способствует снижение функциональной активности поджелудочной железы. Попадая в организм предрасположенного к аллергии ребенка, аллергены вызывают каскад иммунологических и биохимических процессов, приводящих к циркуляции в крови повышенного количества ряда биологически активных веществ (гистамин, серотонин, ацетилхолин, гепарин и др.), большинство из которых нарушают кровообращение в самых разных органах, одним из которых является поджелудочная железа, страдающая практически при любом аллергическом процессе [6, 17].

Так, М.П.Лимаренко выявил, что при ферментопа-тиях нарушается пищеварительная и всасывательная функции кишечника, накапливаются недоокисленые продукты, неполностью переработанные продукты метаболизма, которые разрушают защитный слой кишечника, повышают его проницаемость и увеличивают антигенный поток, что существенно влияет на систему иммунитета, нарушение которой наблюдается практически при всех кожных заболеваниях [16, 18].

О.Ю.Белоусова и соавт. установили, что аллергия является одним из главных этиологических факторов развития функциональных нарушений поджелудочной железы, так как вследствие высокой ее васкуля-ризации значительные микроциркуляционные нарушения, возникающие при аллергических состояниях вызывают развитие транзиторных расстройств этого органа [19].

По данным литературы, при пищевой аллергии возможно развитие как острого, так и хронического воспалительного процесса в ткани поджелудочной железы [10, 13, 20, 21].

Многие педиатры отмечают, что большие трудности возникают при обнаружении и ведении пищевой аллергии у детей, которая в раннем возрасте в большинстве случаев проявляется атопическим дерматитом [2, 8]. В основе пищевой аллергии лежит нарушение процессов пищеварения, которые могут быть обусловлены, в частности, экзокринной недостаточностью поджелудочной железы, что способствует увеличению антигенной нагрузки. Последнее клинически манифестирует проявлениями атопических заболеваний, а с другой стороны, при отсутствии целенаправленной коррекции – способствует формированию хронического панкреатита [11, 22, 23].

Как указывают различные авторы, число случаев поражения поджелудочной железы увеличивается с возрастом больного и с длительностью заболевания [6, 24, 25]. Рост заболеваемости сочетанной аллергической патологией во всем мире и более ранняя ее манифестация (так называемый атопический марш) позволяют предположить увеличение частоты заболеваний поджелудочной железы у детей [10, 26, 27].

Выявлено, что при атопическом дерматите у детей также часто встречаются такие функциональные нарушения органов пищеварения, как гастроэзофаге-альный и дуоденогастральный рефлюксы, дискине-зии кишечника, холестаз, а также дисбиоз кишечника [18, 28, 29].

Установлено, что нарушение всасывания и выведения продуктов питания в свою очередь усугубляет патогенез атопического дерматита [27, 30]. В результате формируется «порочный круг» двух взаимосвязанных патологических состояний: атопического дерматита и панкреатопатии [31]. При этом вопрос о первичности одного из них сохраняет свою актуальность в теоретическом и практическом смысле. Очевидно, что нарушения в работе желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) могут запускать весь каскад иммунологических реакций, приводящих к развитию атопического дерматита [6, 25].А, с другой стороны, что создает оптимальные условия для возникновения и всасывания большого количества белковых структур (аллергенов) и антигенных субстанций [32].

Для атопического дерматита характерно повышение проницаемости эпителиального барьера ЖКТ, связанное с аллергическим воспалением в кишечнике как проявлением атопического процесса. Следствием повышения проницаемости кишечного барьера является еще большее поступление антигенов и токсических метаболитов из кишечника в организм больного. В свою очередь, снижение барьерных функций ЖКТ может быть связано с недостаточной активностью ферментов пищеварительного тракта, в первую очередь, протеолитических (панкреатических), расщепляющих белки. Нарушения экзокринной функции ПЖ, проявляющаяся в виде повышенной экскреции триглицеридов с калом, способствует неполному расщеплению нутриентов в процессе кишечного пищеварения, что было показано в ряде исследований. Также было показано снижение кишечного всасывания углеводов (по данным ксилозного теста) и нарушение всасывания липидов (неэстерифицированных жирных кислот, по данным липидограммы кала), причем выраженность нарушений возрастала с нарастанием тяжести заболевания (по шкале SCORAD) [33-35].Е, которым отводится ведущая роль в развитии аллергического атопического процесса [6, 31].

Л.Р.Пахновой и соавт. было проведено исследование, направленное на изучение роли атопического дерматита в патологии поджелудочной железы с помощью ультразвуковой диагностики. Результаты проведенного исследования показали, что существует взаимосвязь между степенью тяжести атопическо-го дерматита у детей и частотой, и характером патологии поджелудочной железы. Среди всех комор-бидных патологий желудочно-кишечного тракта изменения поджелудочной железы были наиболее выражены, при этом на УЗИ они трактовались как «реактивный панкреатит», диффузные изменения

00 О

ю

сл I

00

го

.сх

00

о

ю

сл I

00

J

го

поджелудочной железы или «панкреатопатия». При 4. среднетяжелом и тяжелом течении атопического дерматита чаще наблюдались ультразвуковые признаки диффузных изменений поджелудочной желе- 5. зы, для которых патогномонично повышение эхо-плотности [38].

На связь атопического дерматита с заболеваниями органов ЖКТ, в том числе ферментопатиями, указывают многие авторы в своих публикациях. L.Lange-etal предлагают экзему, начавшуюся у ребенка с 3- 6. месячного возраста, рассматривать как один из главных симптомов синдрома Швахмана-Даймонда 7. (аутосомно-рецессивного заболевания, характеризующегося недостаточностью поджелудочной желе- 8. зы, нейтропенией, нарушением хемотаксиса нейтро-филов, апластической анемией, тромбоцитопенией, метафизарным дизостозом и задержкой физическо- 9. го развития) [18].

В своем сообщении K.Pellegrinoetal описывают 8-летнего мальчика, у которого после употребления трески через 5 мин развились анафилактическая реакция и обострение панкреатита. Начата специфическая иммунотерапия. Симптомы заболеваний купировались у ребенка через 7 дней. Из анамнеза из- 10. вестно, что с годовалого возраста мальчик страдал атопическим дерматитом и хронической диареей. В 4 года у ребенка диагностирован рецидивирующий 11. панкреатит [11, 18].

Н.Л.Аряев и соавт. обследовали 29 детей в возрасте от 2,5 до 18 мес с атопическим дерматитом. Манифе- 12. стация клинических признаков поражения пищеварительного тракта, особенно поджелудочной желе- 13. зы, проявлялась у этих пациентов болью в животе (кишечной коликой), срыгиванием, рвотой, метео- 14. ризмом, частыми жидкими испражнениями. Как наиболее эффективный метод авторами отмечена комплексная терапия атопического дерматита с включением ферментного препаратов панкреатических ферментов [18, 39].

Таким образом, патологические изменения желу- 15. дочно-кишечного тракта, в том числе поджелудочной железы, могут не только поддерживать воспалительный процесс в коже у детей с атопическим дер- 16. матитом, но и в целом ряде случаев являться его причиной. В то же время, несмотря на свою актуальность, проблема взаимосвязи функционального состояния поджелудочной железы и атопического дер- 17. матита изучена не в полной мере. Исследования в этом направлении необходимо продолжить.

Литература

1. Банадыга Н.В., Дутчак О.М. Диагностика и коррекция нарушений внешнесекреторной функции поджелудочной железы у детей. Современная педиатрия. – 2006. – № 2. – С. 82-84. / Ba- 18. nadyga N.V., Dutchak O.M. Diagnostika i korrektsiya narusheniy vneshnesekretornoy funktsii podzheludochnoy zhelezy u detey. So-vremennaya pediatriya. 2006; 2: 82-84. [in Russian]

2. Горобец АО. Состояние внешнесекреторной функции поджелудочной железы и некоторые показатели гуморального иммуни- 19. тета у детей с хронической гастродуоденальной патологией аллергического генеза. Современная гастроэнтерология. – 2008.

– 6. – C. 51-55. / Gorobets AO. Sostoyanie vneshnesekretornoy funktsii podzheludochnoy zhelezy i nekotorye pokazateli gumo-ral’nogo immuniteta u detey s khronicheskoy gastroduodenal’noy patologiey allergicheskogo geneza. Sovremennaya gastroentero-logiya. 2008; 6: 51-55. [in Russian] 20.

3. Дюбкова Т.П. Гастродуоденальная патология у детей с атопическим дерматитом. Вестник дерматологии и венерологии. – 21. 1997. – № 3. – С. 12-16. / Dyubkova T.P. Gastroduodenal’naya pa-

tologiya u detey s atopicheskim dermatitom. Vestnik dermatologii i 22.

venerologii. 1997; 3: 12-16. [in Russian]

Bai H.X., Lowe M.E., Husain S.Z. et al. What have we learned about acute pancreatitis in children. Pediatric. Gastroenterology. 2011; 52 (3): 211-215.

Трутнев Л.Б., Дрыжаков А.И. Кожная патология у пациентов гастроэнтерологического отделения. Вестник дерматологии и венерологии. – 2003. – № 3. – С. 32-33. / Trutnev L.B., Dryzhakov A.I. Kozhnaya patologiya u patsientov gastroenterologicheskogo ot-deleniya. Vestnik dermatologii i venerologii. 2003; 3: 32-33. [in Russian]

Eichenfild L.F. Consensus guidelines in diagnosis and treatment of

atopic dermatitis. Allergy. 2004; 59 (78): 86-89.

Hоst A., Andrae S., Charkin S. et al. Allergy testing in children: why,

who, when and how? Allergy. 2003; 58: 559-569.

Levy Y, Danon Y Food protein-induced enterocolitis syndrome – not

only due to cow’s milk and soy. Pediatric. Allergy Immunol. 2003;

14: 325-329.

Солодовниченко И.Г., ВолошинаЛ.Г., БабаджанянЕ.Н. и соавт. Коррекция панкреатической недостаточности у детей младшего возраста с атопическим дерматитом. Здоровье ребенка. -2016. – № 5. – С. 32-38. / Solodovnichenko I.G., VoloshinaL.G., BabadzhanyanE.N. i soavt. Korrektsiya pankreaticheskoy nedosta-tochnosti u detey mladshego vozrasta s atopicheskim dermatitom. Zdorov’e rebenka. 2016; 5: 32-38. [in Russian] Fiocchi A., Bouygue G.R., Martelli A et al. Dietary treatment of childhood atopic eczema/dermatitis syndrome (AEDS) Allergy. 2004; 59 (78): 78-85.

Pellegrino K., D’Urbano L.E., Artesani M.C., et al. Severe reaction in a child with asymptomatic codfish allergy: food challenge reactivating recurrent pancreatitis. Italy. Pediatric. 2012; 38: 16. Lofgren S., Krol A. New therapies in pediatric dermatology. Curr. Opin. Pediatr. 2011; 23 (4): 399-402.

Ho M.H., Wong W.H., Chang C. Clinical spectrum of food allergies. Clin. Rev. Allergy Immunology. 2012; 16: 16. Романенко В.Н., Лавриненко О.А. Патология пищеварительного канала у детей с аллергодерматозами. Украинский журнал дерматологии, венерологии, косметологии. – 2004. – № 2. – С. 1315. / Romanenko V.N., Lavrinenko O.A. Patologiya pishchevaritel’nogo kanala u detey s allergodermatozami. Ukrainskiy zhurnal dermatologii, venerologii, kosmetologii. 2004; 2: 13-15. [in Russian] Prieto G., Pérez-Moneo B., Molina M., et al. Fibrosingcolonopathy associated with treatment with entericcoatedmesalazine pills. Inflamm. BowelDis. 2009; 15 (10): 1452-1453. Лимаренко М.П. Ферментопатии и атопический дерматит у детей. Вопросы детской диетологии. – 2016. – № 1. – С. 60-63. / Limarenko M.P. Fermentopatii i atopicheskiy dermatit u detey. Vo-prosy detskoy dietologii. 2016; 1: 60-63. [in Russian] Охотникова Е.Н., Мелина К.В., Ткачева Т.Н. и соавт. Место ферментных препаратов в схемах лечения аллергических заболеваний кожи у детей. Современная педиатрия. – 2011. – № 6. -С. 177-182. / Okhotnikova E.N., Melina K.V., Tkacheva T.N. i soavt. Mesto fermentnykh preparatov v skhemakh lecheniya allergiches-kikh zabolevaniy kozhi u detey. Sovremennaya pediatriya. 2011; 6: 177-182. [in Russian]

Лимаренко М.П. Ферментопатия как причина кожных проявлений атопии у детей. Здоровье ребенка. – 2015. – № 3. – С. 8891. / Limarenko M.P. Fermentopatiya kak prichina kozhnykh pro-yavleniy atopii u detey. Zdorov’e rebenka. 2015; 3: 88-91. [in Russian]

Белоусова О.Ю., Карпушенко Ю.В. Роль пищевой сенсибилизации в развитиии патологии поджелудочной железы у детей. Клиническая иммунология. Аллергология. Инфектология. -2013. – № 2. – С. 81-86. / Belousova O.YU., Karpushenko YU.V. Rol’ pishchevoy sensibilizatsii v razvitiii patologii podzheludochnoy zhelezy u detey. Klinicheskaya immunologiya. Allergologiya. Infek-tologiya. 2013; 2: 81-86. [in Russian]

Móssner J., Keim V. Pancreatic enzyme therapy. DtschArztebl Int. 2010; 108 (34-35): 578-582.

Scurlock A.M., Lee L.A., Burks A.W. Food allergy in children. Immunology. Allergy. Clin. North. 2005; 25: 369-388. Литинская Т.О. Роль и место ферментов поджелудочной железы в лечении больных острыми и хроническими заболеваниями

cç o_

I

24.

25.

26.

27.

28.

29.

30.

31.

32.

кожи. Украинский журнал дерматологии, венерологии, косметологии. – 2009. – № 4. – С. 16-20. / Litinskaya T.O. Rol’ i mesto fermentov podzheludochnoy zhelezy v lechenii bol’nykh ostrymi i 33.

khronicheskimi zabolevaniyami kozhi. Ukrainskiy zhurnal dermato-logii, venerologii, kosmetologii. 2009; 4: 16-20. [in Russian] Охотникова О.М., Бондаренко Л.В., Иванова Т.П. Гастроинте-стинальные нарушения у детей с атопическим дерматитом. Современная педиатрия. – 2014. – № 8. – С. 104-109. / Okhotni-kova O.M., Bondarenko L.V., Ivanova T.P. Gastrointestinal’nye na-rusheniya u detey s atopicheskim dermatitom. Sovremennaya pediatriya. 2014; 8:104-109. [in Russian] Вознесенская Н.И. Состояние поджелудочной железы у детей с атопическим дерматитом и дерматореспираторным синдромом. Педиатрия. – 1999. – № 1. – С. 35-37. / Voznesenskaya N.I. 34. Sostoyanie podzheludochnoy zhelezy u detey s atopicheskim der-matitom i dermatorespiratornym sindromom. Pediatriya. 1999; 1: 35-37. [in Russian]

Rudzeviciene O., Narkeviciute I., Eidukevicius R. Lactose malabsorption in young Lithuanian children with atopic dermatitis. Acta Paediatr. 2004; 93 (4): 482-486.

Stern R.C., Eisenberg J.D., Wagener J.S., et al. A comparison of the efficacy and tolerance of pancrelipase and placebo in the treatment 35.

of steatorrhea in cystic fibrosis patients with clinical exocrine pancreatic insufficiency. Gastroenterology. 2000; 95(8): 1932-1938. Wahn U., Matricardi P.M., Kollmann D. Allergy epidemics, solidarity and support to countries through pediatric Allergy and Immunology. Pediatric Allergy and Immunology. 2011; 22 (4): 349. 36.

Domínguez-Muñoz J.E., Iglesias-García J., Iglesias-Rey M., et al. Optimising the therapy of exocrine pancreatic insufficiency by the association of a proton pump inhibitor to enteric coated pancreatic 37.

extracts. 2006; 55 (7): 1056-1057.

Krishnamurty D.M., Rabiee A., Jagannath S.B., Andersen D.K. Delayed release pancrelipase for treatment of pancreatic exocrine insufficiency associated with chronic pancreatitis. Ther. Clin. Risk Manag. 2009; 5 (3): 507-520. 38. Короткий Н.Г., Тихомиров А.А. Место системной энзимотера-пии в комплексном лечении атопического дерматита у детей. Вопросы современной терапии. – 2004. – № 4. – С. 88-92. / Ko-rotkiy N.G., Tikhomirov A.A. Mesto sistemnoy enzimoterapii v kom-pleksnom lechenii atopicheskogo dermatita u detey. Voprosy sovre-mennoy terapii. 2004; 4: 88-92. [in Russian] 39. Yuksel H., Yuksel Н., Dinc G., et al. Prevalence and comorbidity of Allergic eczema, rhinitis, and asthma in a city in Western Turkey. In-vestig. Allergol. Clin. Immunol. 2008; 18 (1): 31-35. Короткий Н.Г., Наринская Н.М., Бельмер С.В. Кожные проявления патологии органов пищеварения. Лечащий врач. – 2014. № 2. – С. 62-66. / Korotkiy N.G., Narinskaya N.M., Bel’mer S.V. Kozh-

nye proyavleniya patologii organov pishchevareniya. Lechashchiy vrach. 2014; 2: 62-66. [in Russian]

Короткий Н.Г., Бельмер С.В., Гасилина Т.В. и соавт. Патогенетическая роль нарушений гормональной регуляции, полостного, пристеночного пищеварения и всасывания при атопиче-ском дерматите у детей и их коррекция препаратом системной энзимотерапии. Российский журнал кожных и венерических болезней. – 2000. – № 1. – С. 12-17. / Korotkiy N.G., Bel’mer S.V., Gasilina T.V. i soavt. Patogeneticheskaya rol’ narusheniy gormo-nal’noy regulyatsii, polostnogo, pristenochnogo pishchevareniya i vsasyvaniya pri atopicheskom dermatite u detey i ikh korrektsiya preparatom sistemnoy enzimoterapii. Rossiyskiy zhurnal kozhnykh i venericheskikh bolezney. 2000; 1: 12-17. [in Russian] Наринская, Н.М., Короткий Н.Г., Бельмер С.В., Ардатская М.Д. Особенности и пути коррекции моторики и микрофлоры кишечника при тяжелом атопическом дерматите у детей. Вестник последипломного медицинского образования. – 2015. – № 3. -С. 28-38. / Narinskaya, N.M., Korotkiy N.G., Bel’mer S.V, Ardatskaya M.D. Osobennosti i puti korrektsii motoriki i mikroflory kishechnika pri tyazhelom atopicheskom dermatite u detey. Vestnik poslediplomnogo meditsinskogo obrazovaniya. 2015; 3: 28-38. [in Russian] Бельмер С.В., Корниенко Е.А. Аллергия и органы пищеварения у детей. Вопросы детской диетологии. – 2017. – Т. 15. – № 3. -С. 24-31. / Bel’mer S.V., Kornienko E.A. Allergiya i organy pishchevareniya u detey. Voprosy detskoy dietologii. 2017; 15(3): 24-31. [in Russian]

Strobel S., Hourihane J. Gastrointestinal allergy: clinical symptoms and immunological mechanisms. Pediatric. Allergy Immunology. 2001; 12 (14): 43-46.

Портнова О.А. Случай атопического дерматита у ребенка с панкреатической недостаточностью. Здоровье ребенка. – 2013. -№ 3. – С. 124-126. / Portnova O.A. Sluchay atopicheskogo der-matita u rebenka s pankreaticheskoy 37yu nedostatochnost’yu. Zdorov’e rebenka. 2013; 3: 124-126. [in Russian] Пахнова Л.Р., Башкина О.А., Самотруева М.А. и соавт. Патология гепатопанкреатобилиарной системы у детей с атопическим дерматитом. Казанский журнал. – 2017. – № 6. – С. 932-937. / Pakhnova L.R., Bashkina O.A., Samotrueva M.A. i soavt. Patologiya gepatopankreatobiliarnoy sistemy u detey s atopicheskim derma-titom. Kazanskiy zhurnal. 2017; 6: 932-937. [in Russian] Аряев Н.Л., Шевченко И.М., Кузьменко И.В. и соавт. Панкреатические ферменты в комплексной терапии атопического дерматита у детей. Современная терапия. – 2011. – № 5. – 200203. / Aryaev N.L., Shevchenko I.M., Kuz’menko I.V. i soavt. Pan-kreaticheskie fermenty v kompleksnoy terapii atopicheskogo dermatita u detey. Sovremennaya terapiya. 2011; 5: 200-203. [in Russian]

Сведения об авторах:

Ардатова Ирина Геннадьевна – аспирантка кафедры госпитальной педиатрии № 2 ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава России, Москва

Тихомиров Александр Александрович – д.м.н., профессор кафедры дерматовенерологии педиатрического факультета ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава

России, Москва

Короткий Николай Гаврилович – д.м.н., профессор, зав. кафедрой дерматовенерологии педиатрического факультета ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н.И.Пирогова Минздрава России, Москва

00 vH О

ю

I

00

го

s

.CP

Диагностика острого панкреатита с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии

Ulus Cerrahi Derg. 2015 г.; 31(1): 42–43.

İdil Güneş Tatar

1

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırim Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Hasan Aydın

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

КЕРИМ BORA YıLMAZ

2

2

2 Клиника общей хирургии, Dışapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Baki Hekimoğlu

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

1 Клиника радиологии, Dışkapı yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

2 Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Адрес для переписки: Kerim Bora Yılmaz , Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Training and Research Hospita l, Анкара, Турция, тел.: +90 312 596 20 00, e-mail: [email protected]

Поступила в редакцию 12 ноября 2013 г.; Принято 10 апреля 2014 г.

© Copyright 2015 Турецкой хирургической ассоциации

Abstract

Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография стала успешным методом ранней диагностики острого панкреатита. Больной 82-х лет с подозрением на острый панкреатит отказался от внутривенной контрастной компьютерной томографии брюшной полости в связи с наличием в анамнезе аллергических реакций на контрастное вещество. Он был визуализирован с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии без использования перорального или внутривенного контрастного вещества.Была продемонстрирована диффузная гиперинтенсивность в поджелудочной железе с соответствующей картой кажущегося коэффициента диффузии, показывающей диффузную гипоинтенсивность. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и служили диагностическим признаком острого панкреатита. Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением и не требующий применения контрастного вещества, может успешно демонстрировать проявления острого панкреатита.

Ключевые слова: Острый панкреатит, магнитно-резонансная томография, диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография. 1).Здесь мы представляем случай ОП, успешно продемонстрированный DWI, и краткий обзор литературы.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

82-летний мужчина был доставлен в службу неотложной помощи с болью в эпигастрии. В анамнезе у него был алкоголизм. Лабораторные анализы показали повышенный уровень амилазы и липазы в сыворотке крови: 170 ЕД/л и 190 ЕД/л соответственно. С подозрением на острый панкреатит и оценкой Рэнсона 4 балла он прошел визуализирующее обследование. Поджелудочная железа не могла быть визуализирована с помощью УЗИ из-за внутрибрюшного газа и ожирения.Камней и дилатации в желчевыводящей системе не выявлено. Внутривенная контрастная компьютерная томография (КТ) брюшной полости была запланирована для визуализации поджелудочной железы, но не могла быть выполнена из-за предшествующей аллергической реакции на контрастное вещество. После получения информированного согласия пациентке была выполнена ДВИ без использования перорального или внутривенного контрастного вещества с использованием 8-канального магнита Siemens Symphony Power 1,5 Тл (Siemens-Erlangen-Германия) и 4-канальной стандартной тазовой катушки с фазированной решеткой.Использовались коэффициенты b: 10, 600, 800 и 1000. ДВИ выявила диффузную гиперинтенсивность (яркие сигналы) во всей поджелудочной железе (1). Соответствующая карта кажущегося коэффициента диффузии (ADC) продемонстрировала диффузную гипоинтенсивность (потерю сигнала) без заметных изменений в перипанкреатической жировой ткани или панкреонекроза (4). Значения ADC поджелудочной железы составляли 1,465 × 10 –3 для головы, 1,279 × 10 –3 для тела и 1,228 для хвоста. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и были диагностическими для ОП.

Диффузионно-взвешенная визуализация показывает диффузную гиперинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), коррелирующую с ограниченной диффузией

Карта кажущегося коэффициента диффузии показывает диффузную гипоинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), совместимую с ограниченной диффузией молекул в организме. Степень ограничения диффузии воды обратно пропорциональна клеточности ткани и целостности клеточных мембран (2).Области ограниченной диффузии будут иметь более высокую интенсивность сигнала на DWI с низкими значениями ADC (3). ДВИ была предложена в качестве мощного инструмента для оценки острого панкреатита, поскольку воспалительные процессы коррелируют с ограничением диффузии воды (1, 4). Значения ADC нормальной поджелудочной железы изучались в нескольких исследованиях. Согласно литературным данным, средние значения ADC, полученные для головы, тела и хвоста, колеблются от 1,02 × 10 –3 до 1,94 × 10 –3 мм 2//с.Голова и тело демонстрируют несколько более высокие значения ADC по сравнению с хвостом (5, 6).

Самым большим преимуществом DWI при диагностике ОП является тот факт, что контрастное вещество не требуется. КТ с внутривенным введением контрастного вещества вредна для пациентов с почечной недостаточностью при тяжелом ОП, поскольку сообщается, что внутривенное введение контрастного вещества усугубляет течение ОП (7). Кроме того, КТ предпочтительно проводить между четвертым и десятым днем ​​​​от начала заболевания, поскольку классически считается, что очень ранняя КТ не очень полезна (8).У беременных также возникает диагностическая проблема, поскольку ионизирующее излучение, полученное во время КТ-исследования, потенциально вредно для плода (9). На этом этапе магнитно-резонансная томография может быть вариантом диагностики ОП, но она все еще нуждается в дальнейшем изучении, поскольку были высказаны некоторые опасения по поводу термического повреждения плода в первом триместре (10, 11). DWI также является отличной альтернативой визуализации для пациентов с аллергией на внутривенное контрастное вещество в анамнезе, как в нашем случае.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Следует иметь в виду, что DWI, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением, может успешно отображать проявления острого панкреатита на более ранней стадии по сравнению с другими методами визуализации.

Сноски

Информированное согласие: От пациента, участвовавшего в этом случае, было получено письменное информированное согласие.

Рецензирование: Внешнее рецензирование.

Вклад авторов: Концепция – İ.ГТ; Дизайн – H.A., İ.G.T.; Надзор – Б.Х.; Финансирование – H.A., İ.G.T.; Материалы – К.Б.Ю., Б.Х.; Сбор и/или обработка данных — K.B.Y., H.A.; Анализ и/или интерпретация – İ.G.T., H.A.; Обзор литературы – BH, İGT; Сценарист – İ.G.T., H.A.; Критический обзор – BH, KBY

Раскрытие финансовой информации: Авторы заявили, что данное исследование не получало финансовой поддержки.

Конфликт интересов: Авторы не заявляли о конфликте интересов.

ССЫЛКИ

1. Thomas S, Kayhan A, Lakadamyali H, Oto A. Диффузионная МРТ острого панкреатита и сравнение с нормальными людьми с использованием значений ADC. Эмердж Радиол. 2012;19:5–9. [PubMed] [Google Scholar]2. Guo Y, Cai YQ, Cai ZL, Gao YG, An NY, Ma L и др. Дифференциация клинически доброкачественных и злокачественных поражений молочной железы с помощью диффузионно-взвешенной визуализации. J Magn Reson Imaging. 2002; 16: 172–178. [PubMed] [Google Scholar]3. Хигано С., Юн Х., Кумабе Т., Ватанабэ М., Мукикура С., Уметсу А. и др.Злокачественные астроцитарные опухоли: клиническое значение кажущегося коэффициента диффузии в прогнозировании степени и прогноза. Радиология. 2006; 24:839–846. [PubMed] [Google Scholar]4. Shinya S, Sasaki T, Nakagawa Y, Guiquing Z, Yamamoto F, Yamashita Y. Острый панкреатит успешно диагностирован с помощью диффузионно-взвешенной визуализации: клинический случай. Мир J Гастроэнтерол. 2008; 14: 5478–5480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Шмидт Г.П., Крамер Х., Рейзер М.Ф., Глейзер С. Магнитно-резонансная томография всего тела и позитронно-эмиссионная томография-компьютерная томография в онкологии.Резонансная визуализация Top Magn. 2007; 18: 193–202. [PubMed] [Google Scholar]6. Yoshikawa T, Kawamitsu H, Mitchell DG, Ohno Y, Ku Y, Seo Y. Измерение ADC органов брюшной полости и поражений с использованием метода параллельной визуализации. АЖР. 2006; 187:1521–1530. [PubMed] [Google Scholar]7. Кармона-Санчес Р., Усканга Л., Безаури-Ривас П., Роблес-Диаз Г., Суазо-Барахона Дж., Варгас-Воракова Ф. Потенциальное вредное влияние йодсодержащего внутривенного контрастного вещества на клиническое течение легкого острого панкреатита. Арка Сур. 2000;135:1280–1284.[PubMed] [Google Scholar]8. Круз-Сантамария Д.М., Таксонера С., Гинер М. Новые данные о патогенезе и клиническом лечении острого панкреатита. World J Gastrointest Pathophysiol. 2012;3:60–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Левин Д., Зуо С., Фаро С.Б., Чен К. Потенциальный эффект нагрева в беременной матке во время MR HASTE. J Magn Reson Imaging. 2001; 13: 856–861. [PubMed] [Google Scholar] 11. Лейендекер Дж. Р., Горенгаут В., Браун Дж. Дж. МРТ заболеваний органов брюшной полости и таза у матери во время беременности и в ближайшем послеродовом периоде.Рентгенография. 2004; 24:1301–1316. [PubMed] [Google Scholar]

Диагностика острого панкреатита с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии

Ulus Cerrahi Derg. 2015 г.; 31(1): 42–43.

İdil Güneş Tatar

1

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırim Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Hasan Aydın

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

КЕРИМ BORA YıLMAZ

2

2

2 Клиника общей хирургии, Dışapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Baki Hekimoğlu

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

1 Клиника радиологии, Dışkapı yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

2 Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Адрес для переписки: Kerim Bora Yılmaz , Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Training and Research Hospita l, Анкара, Турция, тел.: +90 312 596 20 00, e-mail: [email protected]

Поступила в редакцию 12 ноября 2013 г.; Принято 10 апреля 2014 г.

© Copyright 2015 Турецкой хирургической ассоциации

Abstract

Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография стала успешным методом ранней диагностики острого панкреатита. Больной 82-х лет с подозрением на острый панкреатит отказался от внутривенной контрастной компьютерной томографии брюшной полости в связи с наличием в анамнезе аллергических реакций на контрастное вещество. Он был визуализирован с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии без использования перорального или внутривенного контрастного вещества.Была продемонстрирована диффузная гиперинтенсивность в поджелудочной железе с соответствующей картой кажущегося коэффициента диффузии, показывающей диффузную гипоинтенсивность. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и служили диагностическим признаком острого панкреатита. Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением и не требующий применения контрастного вещества, может успешно демонстрировать проявления острого панкреатита.

Ключевые слова: Острый панкреатит, магнитно-резонансная томография, диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография. 1).Здесь мы представляем случай ОП, успешно продемонстрированный DWI, и краткий обзор литературы.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

82-летний мужчина был доставлен в службу неотложной помощи с болью в эпигастрии. В анамнезе у него был алкоголизм. Лабораторные анализы показали повышенный уровень амилазы и липазы в сыворотке крови: 170 ЕД/л и 190 ЕД/л соответственно. С подозрением на острый панкреатит и оценкой Рэнсона 4 балла он прошел визуализирующее обследование. Поджелудочная железа не могла быть визуализирована с помощью УЗИ из-за внутрибрюшного газа и ожирения.Камней и дилатации в желчевыводящей системе не выявлено. Внутривенная контрастная компьютерная томография (КТ) брюшной полости была запланирована для визуализации поджелудочной железы, но не могла быть выполнена из-за предшествующей аллергической реакции на контрастное вещество. После получения информированного согласия пациентке была выполнена ДВИ без использования перорального или внутривенного контрастного вещества с использованием 8-канального магнита Siemens Symphony Power 1,5 Тл (Siemens-Erlangen-Германия) и 4-канальной стандартной тазовой катушки с фазированной решеткой.Использовались коэффициенты b: 10, 600, 800 и 1000. ДВИ выявила диффузную гиперинтенсивность (яркие сигналы) во всей поджелудочной железе (1). Соответствующая карта кажущегося коэффициента диффузии (ADC) продемонстрировала диффузную гипоинтенсивность (потерю сигнала) без заметных изменений в перипанкреатической жировой ткани или панкреонекроза (4). Значения ADC поджелудочной железы составляли 1,465 × 10 –3 для головы, 1,279 × 10 –3 для тела и 1,228 для хвоста. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и были диагностическими для ОП.

Диффузионно-взвешенная визуализация показывает диффузную гиперинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), коррелирующую с ограниченной диффузией

Карта кажущегося коэффициента диффузии показывает диффузную гипоинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), совместимую с ограниченной диффузией молекул в организме. Степень ограничения диффузии воды обратно пропорциональна клеточности ткани и целостности клеточных мембран (2).Области ограниченной диффузии будут иметь более высокую интенсивность сигнала на DWI с низкими значениями ADC (3). ДВИ была предложена в качестве мощного инструмента для оценки острого панкреатита, поскольку воспалительные процессы коррелируют с ограничением диффузии воды (1, 4). Значения ADC нормальной поджелудочной железы изучались в нескольких исследованиях. Согласно литературным данным, средние значения ADC, полученные для головы, тела и хвоста, колеблются от 1,02 × 10 –3 до 1,94 × 10 –3 мм 2//с.Голова и тело демонстрируют несколько более высокие значения ADC по сравнению с хвостом (5, 6).

Самым большим преимуществом DWI при диагностике ОП является тот факт, что контрастное вещество не требуется. КТ с внутривенным введением контрастного вещества вредна для пациентов с почечной недостаточностью при тяжелом ОП, поскольку сообщается, что внутривенное введение контрастного вещества усугубляет течение ОП (7). Кроме того, КТ предпочтительно проводить между четвертым и десятым днем ​​​​от начала заболевания, поскольку классически считается, что очень ранняя КТ не очень полезна (8).У беременных также возникает диагностическая проблема, поскольку ионизирующее излучение, полученное во время КТ-исследования, потенциально вредно для плода (9). На этом этапе магнитно-резонансная томография может быть вариантом диагностики ОП, но она все еще нуждается в дальнейшем изучении, поскольку были высказаны некоторые опасения по поводу термического повреждения плода в первом триместре (10, 11). DWI также является отличной альтернативой визуализации для пациентов с аллергией на внутривенное контрастное вещество в анамнезе, как в нашем случае.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Следует иметь в виду, что DWI, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением, может успешно отображать проявления острого панкреатита на более ранней стадии по сравнению с другими методами визуализации.

Сноски

Информированное согласие: От пациента, участвовавшего в этом случае, было получено письменное информированное согласие.

Рецензирование: Внешнее рецензирование.

Вклад авторов: Концепция – İ.ГТ; Дизайн – H.A., İ.G.T.; Надзор – Б.Х.; Финансирование – H.A., İ.G.T.; Материалы – К.Б.Ю., Б.Х.; Сбор и/или обработка данных — K.B.Y., H.A.; Анализ и/или интерпретация – İ.G.T., H.A.; Обзор литературы – BH, İGT; Сценарист – İ.G.T., H.A.; Критический обзор – BH, KBY

Раскрытие финансовой информации: Авторы заявили, что данное исследование не получало финансовой поддержки.

Конфликт интересов: Авторы не заявляли о конфликте интересов.

ССЫЛКИ

1. Thomas S, Kayhan A, Lakadamyali H, Oto A. Диффузионная МРТ острого панкреатита и сравнение с нормальными людьми с использованием значений ADC. Эмердж Радиол. 2012;19:5–9. [PubMed] [Google Scholar]2. Guo Y, Cai YQ, Cai ZL, Gao YG, An NY, Ma L и др. Дифференциация клинически доброкачественных и злокачественных поражений молочной железы с помощью диффузионно-взвешенной визуализации. J Magn Reson Imaging. 2002; 16: 172–178. [PubMed] [Google Scholar]3. Хигано С., Юн Х., Кумабе Т., Ватанабэ М., Мукикура С., Уметсу А. и др.Злокачественные астроцитарные опухоли: клиническое значение кажущегося коэффициента диффузии в прогнозировании степени и прогноза. Радиология. 2006; 24:839–846. [PubMed] [Google Scholar]4. Shinya S, Sasaki T, Nakagawa Y, Guiquing Z, Yamamoto F, Yamashita Y. Острый панкреатит успешно диагностирован с помощью диффузионно-взвешенной визуализации: клинический случай. Мир J Гастроэнтерол. 2008; 14: 5478–5480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Шмидт Г.П., Крамер Х., Рейзер М.Ф., Глейзер С. Магнитно-резонансная томография всего тела и позитронно-эмиссионная томография-компьютерная томография в онкологии.Резонансная визуализация Top Magn. 2007; 18: 193–202. [PubMed] [Google Scholar]6. Yoshikawa T, Kawamitsu H, Mitchell DG, Ohno Y, Ku Y, Seo Y. Измерение ADC органов брюшной полости и поражений с использованием метода параллельной визуализации. АЖР. 2006; 187:1521–1530. [PubMed] [Google Scholar]7. Кармона-Санчес Р., Усканга Л., Безаури-Ривас П., Роблес-Диаз Г., Суазо-Барахона Дж., Варгас-Воракова Ф. Потенциальное вредное влияние йодсодержащего внутривенного контрастного вещества на клиническое течение легкого острого панкреатита. Арка Сур. 2000;135:1280–1284.[PubMed] [Google Scholar]8. Круз-Сантамария Д.М., Таксонера С., Гинер М. Новые данные о патогенезе и клиническом лечении острого панкреатита. World J Gastrointest Pathophysiol. 2012;3:60–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Левин Д., Зуо С., Фаро С.Б., Чен К. Потенциальный эффект нагрева в беременной матке во время MR HASTE. J Magn Reson Imaging. 2001; 13: 856–861. [PubMed] [Google Scholar] 11. Лейендекер Дж. Р., Горенгаут В., Браун Дж. Дж. МРТ заболеваний органов брюшной полости и таза у матери во время беременности и в ближайшем послеродовом периоде.Рентгенография. 2004; 24:1301–1316. [PubMed] [Google Scholar]

Диагностика острого панкреатита с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии

Ulus Cerrahi Derg. 2015 г.; 31(1): 42–43.

İdil Güneş Tatar

1

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırim Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Hasan Aydın

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

КЕРИМ BORA YıLMAZ

2

2

2 Клиника общей хирургии, Dışapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Baki Hekimoğlu

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

1 Клиника радиологии, Dışkapı yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

2 Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Адрес для переписки: Kerim Bora Yılmaz , Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Training and Research Hospita l, Анкара, Турция, тел.: +90 312 596 20 00, e-mail: [email protected]

Поступила в редакцию 12 ноября 2013 г.; Принято 10 апреля 2014 г.

© Copyright 2015 Турецкой хирургической ассоциации

Abstract

Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография стала успешным методом ранней диагностики острого панкреатита. Больной 82-х лет с подозрением на острый панкреатит отказался от внутривенной контрастной компьютерной томографии брюшной полости в связи с наличием в анамнезе аллергических реакций на контрастное вещество. Он был визуализирован с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии без использования перорального или внутривенного контрастного вещества.Была продемонстрирована диффузная гиперинтенсивность в поджелудочной железе с соответствующей картой кажущегося коэффициента диффузии, показывающей диффузную гипоинтенсивность. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и служили диагностическим признаком острого панкреатита. Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением и не требующий применения контрастного вещества, может успешно демонстрировать проявления острого панкреатита.

Ключевые слова: Острый панкреатит, магнитно-резонансная томография, диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография. 1).Здесь мы представляем случай ОП, успешно продемонстрированный DWI, и краткий обзор литературы.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

82-летний мужчина был доставлен в службу неотложной помощи с болью в эпигастрии. В анамнезе у него был алкоголизм. Лабораторные анализы показали повышенный уровень амилазы и липазы в сыворотке крови: 170 ЕД/л и 190 ЕД/л соответственно. С подозрением на острый панкреатит и оценкой Рэнсона 4 балла он прошел визуализирующее обследование. Поджелудочная железа не могла быть визуализирована с помощью УЗИ из-за внутрибрюшного газа и ожирения.Камней и дилатации в желчевыводящей системе не выявлено. Внутривенная контрастная компьютерная томография (КТ) брюшной полости была запланирована для визуализации поджелудочной железы, но не могла быть выполнена из-за предшествующей аллергической реакции на контрастное вещество. После получения информированного согласия пациентке была выполнена ДВИ без использования перорального или внутривенного контрастного вещества с использованием 8-канального магнита Siemens Symphony Power 1,5 Тл (Siemens-Erlangen-Германия) и 4-канальной стандартной тазовой катушки с фазированной решеткой.Использовались коэффициенты b: 10, 600, 800 и 1000. ДВИ выявила диффузную гиперинтенсивность (яркие сигналы) во всей поджелудочной железе (1). Соответствующая карта кажущегося коэффициента диффузии (ADC) продемонстрировала диффузную гипоинтенсивность (потерю сигнала) без заметных изменений в перипанкреатической жировой ткани или панкреонекроза (4). Значения ADC поджелудочной железы составляли 1,465 × 10 –3 для головы, 1,279 × 10 –3 для тела и 1,228 для хвоста. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и были диагностическими для ОП.

Диффузионно-взвешенная визуализация показывает диффузную гиперинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), коррелирующую с ограниченной диффузией

Карта кажущегося коэффициента диффузии показывает диффузную гипоинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), совместимую с ограниченной диффузией молекул в организме. Степень ограничения диффузии воды обратно пропорциональна клеточности ткани и целостности клеточных мембран (2).Области ограниченной диффузии будут иметь более высокую интенсивность сигнала на DWI с низкими значениями ADC (3). ДВИ была предложена в качестве мощного инструмента для оценки острого панкреатита, поскольку воспалительные процессы коррелируют с ограничением диффузии воды (1, 4). Значения ADC нормальной поджелудочной железы изучались в нескольких исследованиях. Согласно литературным данным, средние значения ADC, полученные для головы, тела и хвоста, колеблются от 1,02 × 10 –3 до 1,94 × 10 –3 мм 2//с.Голова и тело демонстрируют несколько более высокие значения ADC по сравнению с хвостом (5, 6).

Самым большим преимуществом DWI при диагностике ОП является тот факт, что контрастное вещество не требуется. КТ с внутривенным введением контрастного вещества вредна для пациентов с почечной недостаточностью при тяжелом ОП, поскольку сообщается, что внутривенное введение контрастного вещества усугубляет течение ОП (7). Кроме того, КТ предпочтительно проводить между четвертым и десятым днем ​​​​от начала заболевания, поскольку классически считается, что очень ранняя КТ не очень полезна (8).У беременных также возникает диагностическая проблема, поскольку ионизирующее излучение, полученное во время КТ-исследования, потенциально вредно для плода (9). На этом этапе магнитно-резонансная томография может быть вариантом диагностики ОП, но она все еще нуждается в дальнейшем изучении, поскольку были высказаны некоторые опасения по поводу термического повреждения плода в первом триместре (10, 11). DWI также является отличной альтернативой визуализации для пациентов с аллергией на внутривенное контрастное вещество в анамнезе, как в нашем случае.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Следует иметь в виду, что DWI, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением, может успешно отображать проявления острого панкреатита на более ранней стадии по сравнению с другими методами визуализации.

Сноски

Информированное согласие: От пациента, участвовавшего в этом случае, было получено письменное информированное согласие.

Рецензирование: Внешнее рецензирование.

Вклад авторов: Концепция – İ.ГТ; Дизайн – H.A., İ.G.T.; Надзор – Б.Х.; Финансирование – H.A., İ.G.T.; Материалы – К.Б.Ю., Б.Х.; Сбор и/или обработка данных — K.B.Y., H.A.; Анализ и/или интерпретация – İ.G.T., H.A.; Обзор литературы – BH, İGT; Сценарист – İ.G.T., H.A.; Критический обзор – BH, KBY

Раскрытие финансовой информации: Авторы заявили, что данное исследование не получало финансовой поддержки.

Конфликт интересов: Авторы не заявляли о конфликте интересов.

ССЫЛКИ

1. Thomas S, Kayhan A, Lakadamyali H, Oto A. Диффузионная МРТ острого панкреатита и сравнение с нормальными людьми с использованием значений ADC. Эмердж Радиол. 2012;19:5–9. [PubMed] [Google Scholar]2. Guo Y, Cai YQ, Cai ZL, Gao YG, An NY, Ma L и др. Дифференциация клинически доброкачественных и злокачественных поражений молочной железы с помощью диффузионно-взвешенной визуализации. J Magn Reson Imaging. 2002; 16: 172–178. [PubMed] [Google Scholar]3. Хигано С., Юн Х., Кумабе Т., Ватанабэ М., Мукикура С., Уметсу А. и др.Злокачественные астроцитарные опухоли: клиническое значение кажущегося коэффициента диффузии в прогнозировании степени и прогноза. Радиология. 2006; 24:839–846. [PubMed] [Google Scholar]4. Shinya S, Sasaki T, Nakagawa Y, Guiquing Z, Yamamoto F, Yamashita Y. Острый панкреатит успешно диагностирован с помощью диффузионно-взвешенной визуализации: клинический случай. Мир J Гастроэнтерол. 2008; 14: 5478–5480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Шмидт Г.П., Крамер Х., Рейзер М.Ф., Глейзер С. Магнитно-резонансная томография всего тела и позитронно-эмиссионная томография-компьютерная томография в онкологии.Резонансная визуализация Top Magn. 2007; 18: 193–202. [PubMed] [Google Scholar]6. Yoshikawa T, Kawamitsu H, Mitchell DG, Ohno Y, Ku Y, Seo Y. Измерение ADC органов брюшной полости и поражений с использованием метода параллельной визуализации. АЖР. 2006; 187:1521–1530. [PubMed] [Google Scholar]7. Кармона-Санчес Р., Усканга Л., Безаури-Ривас П., Роблес-Диаз Г., Суазо-Барахона Дж., Варгас-Воракова Ф. Потенциальное вредное влияние йодсодержащего внутривенного контрастного вещества на клиническое течение легкого острого панкреатита. Арка Сур. 2000;135:1280–1284.[PubMed] [Google Scholar]8. Круз-Сантамария Д.М., Таксонера С., Гинер М. Новые данные о патогенезе и клиническом лечении острого панкреатита. World J Gastrointest Pathophysiol. 2012;3:60–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Левин Д., Зуо С., Фаро С.Б., Чен К. Потенциальный эффект нагрева в беременной матке во время MR HASTE. J Magn Reson Imaging. 2001; 13: 856–861. [PubMed] [Google Scholar] 11. Лейендекер Дж. Р., Горенгаут В., Браун Дж. Дж. МРТ заболеваний органов брюшной полости и таза у матери во время беременности и в ближайшем послеродовом периоде.Рентгенография. 2004; 24:1301–1316. [PubMed] [Google Scholar]

Диагностика острого панкреатита с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии

Ulus Cerrahi Derg. 2015 г.; 31(1): 42–43.

İdil Güneş Tatar

1

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırim Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Hasan Aydın

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

КЕРИМ BORA YıLMAZ

2

2

2 Клиника общей хирургии, Dışapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Baki Hekimoğlu

1 Клиника радиологии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

1 Клиника радиологии, Dışkapı yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

2 Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Обучение и исследовательская больница, Анкара, Турция

Адрес для переписки: Kerim Bora Yılmaz , Клиника общей хирургии, Dışkapı Yıldırım Beyazıt Training and Research Hospita l, Анкара, Турция, тел.: +90 312 596 20 00, e-mail: [email protected]

Поступила в редакцию 12 ноября 2013 г.; Принято 10 апреля 2014 г.

© Copyright 2015 Турецкой хирургической ассоциации

Abstract

Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография стала успешным методом ранней диагностики острого панкреатита. Больной 82-х лет с подозрением на острый панкреатит отказался от внутривенной контрастной компьютерной томографии брюшной полости в связи с наличием в анамнезе аллергических реакций на контрастное вещество. Он был визуализирован с помощью диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии без использования перорального или внутривенного контрастного вещества.Была продемонстрирована диффузная гиперинтенсивность в поджелудочной железе с соответствующей картой кажущегося коэффициента диффузии, показывающей диффузную гипоинтенсивность. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и служили диагностическим признаком острого панкреатита. Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением и не требующий применения контрастного вещества, может успешно демонстрировать проявления острого панкреатита.

Ключевые слова: Острый панкреатит, магнитно-резонансная томография, диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография. 1).Здесь мы представляем случай ОП, успешно продемонстрированный DWI, и краткий обзор литературы.

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

82-летний мужчина был доставлен в службу неотложной помощи с болью в эпигастрии. В анамнезе у него был алкоголизм. Лабораторные анализы показали повышенный уровень амилазы и липазы в сыворотке крови: 170 ЕД/л и 190 ЕД/л соответственно. С подозрением на острый панкреатит и оценкой Рэнсона 4 балла он прошел визуализирующее обследование. Поджелудочная железа не могла быть визуализирована с помощью УЗИ из-за внутрибрюшного газа и ожирения.Камней и дилатации в желчевыводящей системе не выявлено. Внутривенная контрастная компьютерная томография (КТ) брюшной полости была запланирована для визуализации поджелудочной железы, но не могла быть выполнена из-за предшествующей аллергической реакции на контрастное вещество. После получения информированного согласия пациентке была выполнена ДВИ без использования перорального или внутривенного контрастного вещества с использованием 8-канального магнита Siemens Symphony Power 1,5 Тл (Siemens-Erlangen-Германия) и 4-канальной стандартной тазовой катушки с фазированной решеткой.Использовались коэффициенты b: 10, 600, 800 и 1000. ДВИ выявила диффузную гиперинтенсивность (яркие сигналы) во всей поджелудочной железе (1). Соответствующая карта кажущегося коэффициента диффузии (ADC) продемонстрировала диффузную гипоинтенсивность (потерю сигнала) без заметных изменений в перипанкреатической жировой ткани или панкреонекроза (4). Значения ADC поджелудочной железы составляли 1,465 × 10 –3 для головы, 1,279 × 10 –3 для тела и 1,228 для хвоста. Результаты были интерпретированы как ограниченная диффузия и были диагностическими для ОП.

Диффузионно-взвешенная визуализация показывает диффузную гиперинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), коррелирующую с ограниченной диффузией

Карта кажущегося коэффициента диффузии показывает диффузную гипоинтенсивность в поджелудочной железе (звездочки), совместимую с ограниченной диффузией молекул в организме. Степень ограничения диффузии воды обратно пропорциональна клеточности ткани и целостности клеточных мембран (2).Области ограниченной диффузии будут иметь более высокую интенсивность сигнала на DWI с низкими значениями ADC (3). ДВИ была предложена в качестве мощного инструмента для оценки острого панкреатита, поскольку воспалительные процессы коррелируют с ограничением диффузии воды (1, 4). Значения ADC нормальной поджелудочной железы изучались в нескольких исследованиях. Согласно литературным данным, средние значения ADC, полученные для головы, тела и хвоста, колеблются от 1,02 × 10 –3 до 1,94 × 10 –3 мм 2//с.Голова и тело демонстрируют несколько более высокие значения ADC по сравнению с хвостом (5, 6).

Самым большим преимуществом DWI при диагностике ОП является тот факт, что контрастное вещество не требуется. КТ с внутривенным введением контрастного вещества вредна для пациентов с почечной недостаточностью при тяжелом ОП, поскольку сообщается, что внутривенное введение контрастного вещества усугубляет течение ОП (7). Кроме того, КТ предпочтительно проводить между четвертым и десятым днем ​​​​от начала заболевания, поскольку классически считается, что очень ранняя КТ не очень полезна (8).У беременных также возникает диагностическая проблема, поскольку ионизирующее излучение, полученное во время КТ-исследования, потенциально вредно для плода (9). На этом этапе магнитно-резонансная томография может быть вариантом диагностики ОП, но она все еще нуждается в дальнейшем изучении, поскольку были высказаны некоторые опасения по поводу термического повреждения плода в первом триместре (10, 11). DWI также является отличной альтернативой визуализации для пациентов с аллергией на внутривенное контрастное вещество в анамнезе, как в нашем случае.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Следует иметь в виду, что DWI, метод визуализации, не связанный с ионизирующим излучением, может успешно отображать проявления острого панкреатита на более ранней стадии по сравнению с другими методами визуализации.

Сноски

Информированное согласие: От пациента, участвовавшего в этом случае, было получено письменное информированное согласие.

Рецензирование: Внешнее рецензирование.

Вклад авторов: Концепция – İ.ГТ; Дизайн – H.A., İ.G.T.; Надзор – Б.Х.; Финансирование – H.A., İ.G.T.; Материалы – К.Б.Ю., Б.Х.; Сбор и/или обработка данных — K.B.Y., H.A.; Анализ и/или интерпретация – İ.G.T., H.A.; Обзор литературы – BH, İGT; Сценарист – İ.G.T., H.A.; Критический обзор – BH, KBY

Раскрытие финансовой информации: Авторы заявили, что данное исследование не получало финансовой поддержки.

Конфликт интересов: Авторы не заявляли о конфликте интересов.

ССЫЛКИ

1. Thomas S, Kayhan A, Lakadamyali H, Oto A. Диффузионная МРТ острого панкреатита и сравнение с нормальными людьми с использованием значений ADC. Эмердж Радиол. 2012;19:5–9. [PubMed] [Google Scholar]2. Guo Y, Cai YQ, Cai ZL, Gao YG, An NY, Ma L и др. Дифференциация клинически доброкачественных и злокачественных поражений молочной железы с помощью диффузионно-взвешенной визуализации. J Magn Reson Imaging. 2002; 16: 172–178. [PubMed] [Google Scholar]3. Хигано С., Юн Х., Кумабе Т., Ватанабэ М., Мукикура С., Уметсу А. и др.Злокачественные астроцитарные опухоли: клиническое значение кажущегося коэффициента диффузии в прогнозировании степени и прогноза. Радиология. 2006; 24:839–846. [PubMed] [Google Scholar]4. Shinya S, Sasaki T, Nakagawa Y, Guiquing Z, Yamamoto F, Yamashita Y. Острый панкреатит успешно диагностирован с помощью диффузионно-взвешенной визуализации: клинический случай. Мир J Гастроэнтерол. 2008; 14: 5478–5480. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]5. Шмидт Г.П., Крамер Х., Рейзер М.Ф., Глейзер С. Магнитно-резонансная томография всего тела и позитронно-эмиссионная томография-компьютерная томография в онкологии.Резонансная визуализация Top Magn. 2007; 18: 193–202. [PubMed] [Google Scholar]6. Yoshikawa T, Kawamitsu H, Mitchell DG, Ohno Y, Ku Y, Seo Y. Измерение ADC органов брюшной полости и поражений с использованием метода параллельной визуализации. АЖР. 2006; 187:1521–1530. [PubMed] [Google Scholar]7. Кармона-Санчес Р., Усканга Л., Безаури-Ривас П., Роблес-Диаз Г., Суазо-Барахона Дж., Варгас-Воракова Ф. Потенциальное вредное влияние йодсодержащего внутривенного контрастного вещества на клиническое течение легкого острого панкреатита. Арка Сур. 2000;135:1280–1284.[PubMed] [Google Scholar]8. Круз-Сантамария Д.М., Таксонера С., Гинер М. Новые данные о патогенезе и клиническом лечении острого панкреатита. World J Gastrointest Pathophysiol. 2012;3:60–70. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]10. Левин Д., Зуо С., Фаро С.Б., Чен К. Потенциальный эффект нагрева в беременной матке во время MR HASTE. J Magn Reson Imaging. 2001; 13: 856–861. [PubMed] [Google Scholar] 11. Лейендекер Дж. Р., Горенгаут В., Браун Дж. Дж. МРТ заболеваний органов брюшной полости и таза у матери во время беременности и в ближайшем послеродовом периоде.Рентгенография. 2004; 24:1301–1316. [PubMed] [Google Scholar]

Роль диффузионно-взвешенной МРТ в диагностике острого панкреатита | Egypt Journal of Radiology and Nuclear Medicine

Это исследование методом случай-контроль включало 16 пациентов с острым панкреатитом, направленных из отделения неотложной помощи университетской больницы, и 16 пациентов контрольной группы, находившихся в отделении лучевой диагностики для МРТ-обследования. Случаи были сопоставимы по возрасту и полу.

Критерии включения

Критерии исключения

  • Пациенты с противопоказаниями к МРТ, например.г., имплантированные магнитные устройства, кардиостимуляторы или клаустрофобия.

  • Пациенты в плохом общем состоянии, нуждающиеся в реанимации.

Процедура

В отделении МРТ обе группы прошли:

  • Полный сбор анамнеза и клиническое обследование.

  • МРТ-обследование, проведенное в отделении МРТ университетской больницы.

Подготовка пациента

  • Перед проведением МРТ было получено информированное согласие пациента, его родителей или опекунов.

  • Никаких предварительных приготовлений не требовалось.

  • Предоставлено подробное объяснение процедуры визуализации.

  • Пациент лежал на столе МРТ на спине.

Метод МРТ-исследования

МРТ-исследование выполнено на аппарате 1,5 Тл (Achieva, Philips medical system, Эйндховен, Нидерланды). Стандартная катушка для тела использовалась как для обычной визуализации, так и для диффузионно-взвешенной визуализации.

Протокол исследования

Морфологические последовательности были выполнены в нескольких проекциях, включая следующие:

  1. 1.

    Аксиальные, сагиттальные и корональные Т2-взвешенные изображения турбоспинового эха (T2 W TSE).

  2. 2.

    Аксиальные и сагиттальные (STIR) изображения.

  3. 3.

    изображения аксиального Т1-взвешенного турбоспинового эха (T1W TSE).

  4. 4.

    Аксиальный DWI с использованием последовательности многосрезовой однократной эхо-планарной визуализации (EPI) с различными значениями b .

  5. 5. Карты

    ADC в оттенках серого были созданы автоматически с применением моноэкспоненциальной модели затухания, включающей все значения b (0, 200 и 800).

Продолжительность обследования

Продолжительность МРТ около 15–20 мин.

Анализ изображения

В контрольной группе средние значения ADC для каждого сектора (голова, тело и хвост) с минимальной площадью 80 мм 2 были рассчитаны для каждого пациента непосредственно из данных карты ADC на рабочей станции. В группе острого панкреатита измеряли ADC из одной (области интереса) ROI с наибольшей интенсивностью сигнала в голове, теле или хвосте с минимальной площадью 90 мм 2 .Области с панкреатической жидкостью, проток поджелудочной железы, псевдокисты, кистозные поражения и артефакты были исключены из интересующей области.

Изображения были проанализированы старшим радиологом, который имеет 4-летний опыт работы с МРТ тела и не был ослеплен клиническими данными.

Диагноз подтвержден клинической картиной и лабораторными исследованиями.

Статистический анализ

Данные были закодированы с помощью IBM SPSS (версия 23). Количественные данные выражали как среднее значение, стандартное отклонение и диапазоны, когда их распределение оказывалось параметрическим.Качественные данные были выражены в виде чисел и процентов.

Сравнение количественных данных и параметрического распределения двух групп было выполнено с использованием независимого теста t ; сравнение между группами по качественным данным проводилось с использованием критерия хи-квадрат; и сравнение между более чем двумя группами было выполнено с использованием однофакторного дисперсионного анализа.

Для оценки корреляции между двумя количественными параметрами в одной группе использовали ранговый коэффициент корреляции Спирмена.

Кривая рабочих характеристик приемника (ROC) использовалась в количественной форме для определения чувствительности, специфичности, положительной прогностической ценности (PPV), отрицательной прогностической ценности (NPV) и точки отсечения среднего ADC. Доверительный интервал был установлен на 95%, а допустимая погрешность – на 5%. Значимость значений p была установлена ​​следующим образом:

значение p > 0,05: недостоверно (NS)

значение p < 0.05: значимо (S)

p значение < 0,01: высоко значимо (HS)

Диффузионно-тензорная магнитно-резонансная томография поджелудочной железы

Аннотация

Назначение

Разработать протокол диффузионно-тензорной визуализации (DTI), чувствительный к сложным диффузионным и перфузионным свойствам здоровых и злокачественных тканей поджелудочной железы.

Материалы и методы

Двадцать восемь здоровых добровольцев и девять пациентов с панкреато-протоковой аденокациномой (PDAC) были просканированы в 3T с T2-взвешенными последовательностями и последовательностями DTI.Здоровых добровольцев также сканировали с помощью мульти-b диффузионно-взвешенной визуализации (DWI), в то время как стандартный клинический протокол дополнял сканирование пациентов с PDAC. Обработка изображений с пиксельным разрешением дала параметрические карты трех коэффициентов направленной диффузии λ1, λ2, λ3, кажущегося коэффициента диффузии (ADC) и частичной анизотропии (FA), а также карту λ1-вектора и карту основного направления диффузии.

Результаты

измерения DTI здоровой ткани поджелудочной железы при значениях b 0,500 с/мм 2 дали: λ1 = (2.65±0,35)×10 −3 , λ2 = (1,87±0,22)×10 −3 , λ3 = (1,20±0,18)×10 −3 , ADC = 0(1,91±0,92) 3 (все в мм 2 ед./с) и FA = 0,38±0,06. Использование значений b 100 500 с/мм 2 привело к значительному снижению λ1, λ2, λ3 и ADC (p<0,0001) и значительному увеличению (p<0,0001) FA. Уменьшение коэффициентов диффузии предполагало вклад компонента быстрого внутривоксельного некогерентного движения (IVIM) при b≤100 с/мм 2 , что было подтверждено результатами мульти-b DWI.В PDAC значения λ1, λ2, λ3 и ADC в наборах значений b 0,500 с/мм 2 и 100 500 с/мм 2 , а также снижение этих коэффициентов диффузии между двумя наборами были значительно ниже в по сравнению с дистальной нормальной тканью поджелудочной железы, что предполагает более высокую клеточность и уменьшение компонента fast-IVIM в раковой ткани.

Заключение

DTI с использованием двух эталонных b-значений 0 и 100 с/мм 2 позволил охарактеризовать диффузию воды и анизотропию здоровой поджелудочной железы с учетом вклада IVIM.Снижение коэффициентов диффузии PDAC по сравнению с нормальной тканью поджелудочной железы и меньшее изменение этих коэффициентов в PDAC при изменении референтного значения b от 0 до 100 с/мм 2 помогли идентифицировать наличие злокачественного новообразования. .

Образец цитирования: Nissan N, Golan T, Furman-Haran E, Apter S, Inbar Y, Ariche A и др. (2014)Диффузионно-тензорная магнитно-резонансная томография поджелудочной железы. ПЛОС ОДИН 9(12): е115783. https://дои.org/10.1371/journal.pone.0115783

Редактор: Christophe Lenglet, Миннесотский университет, Соединенные Штаты Америки

Поступила в редакцию: 28 апреля 2014 г.; Принято: 30 ноября 2014 г .; Опубликовано: 30 декабря 2014 г.

Авторское право: © 2014 Nissan et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Доступность данных: Авторы подтверждают, что по утвержденным причинам к данным, лежащим в основе выводов, применяются некоторые ограничения доступа. Анонимизированный набор данных будет предоставлен по запросу ответственному автору из-за этических ограничений.

Финансирование: Это исследование было поддержано Институтом науки Вейцмана – Совместный грант Медицинского центра им.lustgarten.org/) для исследования рака поджелудочной железы (2012-4). HD является заведующим кафедрой исследований рака молочной железы Фреда и Андреа Фаллек. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

МР-визуализация поджелудочной железы в последние годы все чаще применяется в качестве полезного инструмента для диагностики и лечения широкого спектра патологических состояний, включая врожденные деформации, воспалительные заболевания и новообразования различного происхождения [1].Однако, несмотря на успехи МРТ, оценка солидных поражений поджелудочной железы остается сложной радиологической задачей; в основном при различении неопухолевых состояний, таких как очаговый панкреатит, и наиболее часто встречающихся новообразований поджелудочной железы, протоковой аденокарциномы поджелудочной железы (PDAC) [2]. К сожалению, PDAC имеет плохой прогноз, а пятилетняя выживаемость составляет менее 5% при объединении всех стадий [3]. Раннее обнаружение с последующей хирургической резекцией дает надежду на излечение, однако PDAC обычно проявляется клиническими симптомами только при далеко зашедшей нерезектабельной болезни.Недавно важное исследование, иллюстрирующее генетическую эволюцию PDAC, продемонстрировало, что отдаленные метастазы возникают на поздних стадиях генетической эволюции рака поджелудочной железы, что предполагает достаточное окно для раннего выявления [4]. Это демонстрирует неудовлетворенную потребность в улучшенных средствах скрининга и диагностики для выявления рака поджелудочной железы, когда опухоль все еще локализована и поддается хирургической резекции.

Несколько методик МРТ применялись в клинических исследованиях поджелудочной железы.Было показано, что магнитно-резонансная холангиопанкреатография (МРХПГ) является точным методом выявления обструкции протоков поджелудочной железы и оценки уровня и причин обструкции [5]. Недавно для оценки опухолей поджелудочной железы был применен количественный анализ МРТ с динамическим контрастированием, демонстрирующий значительную корреляцию между гистопатологическими и модельными физиологическими параметрами [6]. С развитием абдоминальной МРТ протоколы диффузионно-взвешенной визуализации (DWI) были исследованы как дополнительный инструмент для обнаружения PDAC.Однако сообщалось о переменных значениях кажущегося коэффициента диффузии (ADC) PDAC с более низкими и более высокими значениями ADC PDAC по сравнению с нормальной тканью поджелудочной железы [7]–[16]. Эти противоречивые результаты, скорее всего, были связаны с применением различных экспериментальных протоколов DWI и средств обработки. Расширенные исследования диффузии, в том числе протоколы диффузии с несколькими значениями b, которые позволили подобрать биэкспоненциальное затухание, показали наличие компонента быстрой диффузии при низких значениях b. Этот компонент был приписан псевдодиффузионному внутривоксельному некогерентному движению (IVIM), генерируемому кровотоком в извилистом микроциркуляторном русле нормальной ткани поджелудочной железы [14]–[19].Кроме того, исследования PDAC с несколькими b DWI показали, что доля коэффициента диффузии IVIM была лучшим параметром для дифференциации PDAC от здоровой ткани по сравнению со значениями ADC [14], [15], [17]–[19].

Как правило, эксперименты с DWI дают среднее значение ADC по трем ортогональным направлениям без учета анизотропии процесса диффузии в структурированной ткани. В качестве альтернативы, диффузионно-тензорная визуализация (DTI) измеряет коэффициенты диффузии в четко определенных направлениях и расширяет возможности DWI для выявления анизотропии диффузии, тем самым предоставляя информацию, связанную с особенностями микроструктуры ткани [20].Действительно, было показано, что DTI обеспечивает важную характеристику микроструктуры и патофизиологии тканей, первоначально центральной нервной системы, а затем и периферической нервной системы [21]–[23]. DTI также применяли для исследования ремоделирования архитектуры в миокарде после инфаркта [24], диффузии в нормальной простате и раке предстательной железы [25], [26], в нормальных и патологических почках [27], [28] и в норме. и патологическая печень [29], [30]. Совсем недавно его применяли в груди, демонстрируя гормональную регуляцию у здоровых добровольцев и его способность диагностировать рак молочной железы [31], [32].До сих пор возможности DTI для выявления сложной микроструктуры и физиологии поджелудочной железы и выявления патологических изменений не исследовались.

Поджелудочная железа состоит из долек диаметром от 2 мм [33], включающих как эндокринные, так и экзокринные элементы. По объему экзокринный элемент, называемый дольковым протоком, является преобладающим структурным компонентом в нормальной поджелудочной железе и состоит из ацинусов и протоковой системы [33]. Эндокринный элемент проявляется в виде островков Лангерганса, разбросанных по каждой дольке и составляет менее 2% объема каждой дольки [34].Однако внутри каждой дольки в кровоснабжении преобладает островково-капиллярная клубочковая сеть, плотность которой примерно в пять раз выше, а также более извилистые и проницаемые капилляры по сравнению с капиллярной сетью ацинусов [35]. Основываясь на этих структурных и физиологических особенностях и способности DTI отслеживать микроструктуру мозговых волокон [36] и протоковой системы молочной железы [37], мы предсказали, что DTI нормальной поджелудочной железы, используя размер вокселя, близкий к размеру дольки, будет в первую очередь зависеть от экзокринной микроструктуры и физиологии эндокринных микрососудов.Здесь мы описываем пилотное исследование абдоминальной DTI, фокусируясь на оценке осуществимости протоколов DTI, дополненных протоколом multi-b DWI для характеристики происхождения и количественной оценки значений параметров диффузионного тензора нормальной поджелудочной железы. Кроме того, мы представляем предварительное клиническое исследование рака поджелудочной железы с применением отдельного протокола, который позволил выявить значительные изменения в измерениях DTI PDAC по сравнению с нормальной тканью поджелудочной железы.

Материалы и методы

Волонтеры

Все протоколы были одобрены Внутренним наблюдательным советом Медицинского центра Шиба, Тель-Ха-Шомер, Израиль, и от всех добровольцев было получено подписанное информированное согласие.С февраля 2012 г. по март 2013 г. в этом проспективном исследовании приняли участие 28 здоровых добровольцев, в том числе 12 женщин (средний возраст 39,8 года, диапазон от 22 до 70 лет) и 16 мужчин (средний возраст 40,0 лет, диапазон от 25 до 69 лет). В течение этого периода пять добровольцев были дважды просканированы для оценки повторяемости. Все добровольцы были в добром здравии без какой-либо значимой истории болезни, включая диабет или любые другие заболевания поджелудочной железы.

Кроме того, с декабря 2013 года по июль 2014 года девять пациентов с PDAC, в том числе одна женщина и восемь мужчин (средний возраст 63.6, диапазон от 55 до 78). Все PDAC были подтверждены биопсией (средний размер опухоли 2,0 ± 0,7 см). Пять PDAC располагались в головке поджелудочной железы, три в теле и один в хвосте.

Протоколы МРТ

Все добровольцы не принимали пищу как минимум за 4 часа до МРТ-исследования. Протоколы МРТ были получены на МРТ-сканере всего тела мощностью 3 Тесла: MAGNETOM Trio, Tim System (Siemens, Эрланген, Германия), оснащенном передающей катушкой для тела и приемной, многоканальной катушкой матрицы тела и матрицы позвоночника (Siemens, Erlangen, Германия). , Германия).На грудь накладывали сильфонный пояс (Siemens, Эрланген, Германия) для стимуляции дыхания, а на живот накладывали диэлектрическую прокладку (Siemens, Эрланген, Германия) во избежание воздействия радиочастотных помех [38]. .

Протокол DTI был получен с подавлением жира, респираторным триггером, дважды перефокусированным спиновым эхом [39], с использованием 30 направлений градиентов диффузии при значениях b 0, 500 с/мм 2 (n = 10) и b- значения 0, 100 и 500 с/мм 2 (n = 18), время эхо-сигнала/время повторения (TE/TR) 75/6000 мс, обобщенная автоматическая калибровка частично параллельного сбора данных (GRAPPA) с коэффициентом параллельной визуализации 2, и пространственное разрешение 2×2×2.5 мм 3 или 3×3×4 мм 3 . Номинальное время сбора данных DTI 0, 500 с/мм 2 сканирований составляло 3∶24 мин, а b = 0,100, 500 6:18 мин.

После протокола DTI для последних 12 добровольцев был добавлен протокол multi-b DWI. Он применялся с подавлением жировой ткани, последовательности спинового эха, инициируемой дыханием, дважды перефокусированной, в 3 градиентах ортогональной диффузии, при девяти значениях b: 0, 20, 40, 70, 100, 250, 400, 600 и 800 с/мм 2 , TE/TR 86/6000 мс, GRAPPA с параллельным коэффициентом визуализации 2 и с тем же пространственным разрешением, что и протокол DTI.Окончательное номинальное время сбора данных составило 2∶48 мин.

Все исследования включали Т2-взвешенные аксиальные быстрые 2-мерные протоколы, без и с подавлением жира, с использованием последовательности спин-эхо, запускаемой дыханием, с TE/TR 59/3000 мс, GRAPPA с параллельным фактором визуализации 2 и той же толщиной среза. как в протоколе DTI. Номинальное время сбора данных составляло 2∶52 мин.

пациента с PDAC (n = 9) были просканированы в дополнение к вышеуказанным Т2-взвешенным протоколам и протоколам DTI со стандартным клиническим протоколом МРТ поджелудочной железы [40], который включал аксиальные синфазные и нефазовые Т1-взвешенные изображения с задержкой дыхания, коронарная 2D- и 3D-МР-холагио-панкреатография с толстыми пластинами (MRCP) и Т1-взвешенная визуализация с динамическим контрастным усилением (DCE) с задержкой дыхания до и после автоматической инъекции гадопентетата димеглюмина (Magnetol 0.5М, Сорек, Израиль). Дополнительные методы визуализации, включая ПЭТ-КТ, использовались для дальнейшего рентгенологического исследования у некоторых пациентов с PDAC, но не оценивались количественно в рамках этого исследования.

Обработка изображений

Параметры тензора диффузии были рассчитаны с использованием домашней программы. Эта программа подбирает коэффициент диффузии на воксель в каждом направлении в соответствии с уравнением Стейскала-Таннера [41]. Затем он применяет нелинейный метод наименьших квадратов полученных коэффициентов диффузии в каждом направлении к симметричному тензору, что дает шесть параметров тензора [22].Применение метода главных компонент дает для каждого вокселя три собственных вектора (ν 1 , ν 2 , ν 3 ), определяющих направление диффузии в трех ортогональных осях, совпадающих с диффузионной рамкой ткани. Соответствующие три собственных значения диффузии определяют три коэффициента направленной диффузии, расположенные от высоких к низким значениям λ 1 , λ 2 , λ 3 . Среднее значение этих трех коэффициентов диффузии дает кажущийся коэффициент диффузии (ADC), а их значения позволяют рассчитать индекс частичной анизотропии (FA), как описано ранее [22].Параметры тензора диффузии рассчитывались отдельно для пары значений b 0, 500 с/мм 2 и для пары значений b 100 500 с/мм 2 , используя для b = 100 с/мм 2 интенсивность сигнала по 30 направлениям, усредненная до интенсивности одного сканирования.

Средние значения параметров DTI у здоровых добровольцев были рассчитаны в областях интереса поджелудочной железы (ROI), которые были вручную очерчены на изображениях b = 0 с помощью T2-взвешенных изображений, а затем были автоматически перенесены на параметрические карты ( см. S1 рис.). Локализация областей поджелудочной железы включала головную область интереса справа до левой границы верхней брыжеечной вены, область интереса тела слева до верхней брыжеечной вены в направлении левой границы аорты и хвостовую область интереса локализовалась в области слева от левой границы аорта.

Кроме того, для проверки протокола сканирования DTI и инструмента обработки изображений мы проанализировали наборы данных DTI почек. ROI правой почки, коркового и мозгового вещества были вручную очерчены на изображениях b = 0 и автоматически перенесены на параметрические карты DTI.

Анализ наборов данных мульти-b DWI был выполнен по средней интенсивности сигнала области интереса поджелудочной железы, выделенной вручную на изображениях b = 0. Нормализованная интенсивность диффузии S b /S 0 как функция значения b была адаптирована к биэкспоненциальному затуханию, как описано ранее [14], [16], [42]: (1) Где f быстрая и D быстрая — доля и коэффициент диффузии, соответственно, компонента быстрой диффузии, а D медленная — коэффициент диффузии второго, более медленного процесса диффузии.Подгонка нормализованных интенсивностей сигналов в зависимости от b-значений и оценка качества подгонки (R-квадрат) были выполнены с использованием алгоритма Trust-Region, основанного на алгоритме Левенберга-Марквардта. (Matlab R2011b, Массачусетс, США). Во избежание сходимости к ложному локальному минимуму и получения стабильных результатов в качестве свободных параметров были применены D fast и f fast , а D slow был ограничен диапазоном: 1.1–1,7 мм 2 /с, на основе наших предыдущих результатов с использованием DTI со значениями b 100, 500 с/мм 2 .

ROI PDAC были вручную очерчены двумя экспертами-радиологами в области МРТ тела (SA и YI) на T2-взвешенных, T1-взвешенных изображениях и изображениях с контрастным усилением. Затем ROI были воспроизведены на соответствующих изображениях DTI, что разрешено протоколами согласованной толщины среза, поля зрения и позиционирования. Кроме того, ROI нормальных областей поджелудочной железы, дистальнее опухоли, были очерчены для внутрисубъектного сравнения.Параметры DTI как PDAC, так и нормальной ткани рассчитывали отдельно для двух пар значений b 0, 500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 , как описано выше для здоровых добровольцев.

Статистический анализ

Нормальность распределения параметров DTI проверяли с помощью критерия Шапиро-Уилка. Для сравнения коэффициентов диффузии в трех областях поджелудочной железы был использован двухфакторный дисперсионный анализ (ANOVA) без повторения с последующим апостериорным тестом честно значимой разницы Тьюки (HSD).Различия между параметрами DTI самцов и самок оценивали с помощью непарного двустороннего критерия Стьюдента. Сравнения между параметрами DTI, полученными из двух эталонных значений b (0 и 100 с/мм 2 ) у здоровых добровольцев, и между параметрами DTI, полученными для оценки повторяемости, оценивали с помощью парного двухстороннего t-критерия Стьюдента. Различия между PDAC и дистальной нормальной тканью поджелудочной железы у тех же пациентов также оценивали с помощью парного двухстороннего t-критерия Стьюдента.Повторяемость также оценивалась с помощью внутриклассовой корреляции (ICC) (STATISTICA 12.0, StatSoft). Статистическая значимость была определена как p <0,05.

Результаты

ДТИ поджелудочной железы у здоровых добровольцев

Обработка изображений наборов данных DTI позволила получить параметрические карты коэффициентов направленной диффузии, λ 1 , λ 2 , λ 3 , ADC и FA, а также векторную карту простого собственного вектора, ν 1 , и карту направлений этого собственного вектора с цветовой кодировкой.На рис. 1 показаны типичные нормальные параметрические карты поджелудочной железы λ 1 , λ 3 , ADC и FA, наложенные на взвешенное изображение T2, рассчитанное для пары значений b 0, 500 с / мм 2 . Значения каждого коэффициента диффузии охватывают аналогичный диапазон, но демонстрируют мягкое постепенное снижение от головы к хвосту. Карта направлений λ 1 , описанная тремя цветами, указывает на сложную структуру с преобладающим направлением вдоль главного протока поджелудочной железы. Это направление преобладает и на векторной карте ν 1 (рис.1).

Рис. 1. Параметрические и векторные карты диффузионного тензора по всей поджелудочной железе здорового мужчины-добровольца (38 лет).

Карты накладываются на соответствующее взвешенное изображение T2. Пространственное разрешение параметрических карт составляет 2×2×2,5 мм 3 . Коэффициенты диффузии λ1, λ 3 , ADC и FA определены в «Материалах и методах» и проанализированы с использованием b = 0, 500 с/мм 2 . λ 1 , λ 3 , ADC выражены в единицах 10 −3 (мм 2 /с).На карте DIRECTION тремя цветами показано направление главного собственного вектора 1 st ; красный: направление слева направо; зеленый: направление головы к ногам и синий: направление спереди назад. ВЕКТОРНАЯ КАРТА представляет белыми палочками направление главного собственного вектора 1 st ν 1 .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.g001

В целом параметры тензора диффузии, полученные для b = 0,500 с/мм 2 наборов данных, показали нормальное распределение, что дало следующие значения для среднего ± стандартное отклонение λ1 = (2.65±0,35)×10 −3 мм 2 /с, λ2 = (1,87±0,22)×10 −3 мм 2 /с, λ3 = (1,20±0,18−0,18)×010 90 мм 2 /с, ADC = (1,91±0,22)×10 −3 мм 2 /с, FA = 0,38±0,06 (n = 28) (табл. 1). Параметры сходились к значениям, которые показали коэффициент вариации между субъектами в диапазоне от 0,12 до 0,16 (таблица 1). Дальнейший анализ параметров DTI в трех областях поджелудочной железы подтвердил снижение коэффициентов направленной диффузии и ADC от головы через тело и в хвост (таблица 1, S2 рис.). Статистический анализ показал значительное снижение этих коэффициентов в хвосте по сравнению с головой и телом при отсутствии достоверной разницы между головой и телом и между значениями ФА во всех регионах (табл. 1).

Сравнение диффузионных параметров женщин (n = 12) и мужчин (n = 16) добровольцев одинаковой возрастной группы не показало значимой разницы по всем параметрам DTI (значения p  =  варьировались в пределах 0,08–0,45) . Сравнение наборов данных добровольцев, которые были просканированы дважды в одних и тех же условиях, показало эффективную повторяемость, показывающую отсутствие существенной разницы в значениях параметров направленной диффузии с p (λ1, λ2, λ3) = 0.73, 0,93, 0,69 и ИКК (λ1, λ2, λ3) = 0,89, 0,86, 0,33.

Проверка методологии DTI путем анализа параметров DTI почек позволила получить параметры тензора диффузии двух основных областей, коры и мозгового вещества, как подробно описано в таблице S1.

Дальнейшая характеристика диффузионных характеристик поджелудочной железы была выполнена путем сравнения параметров DTI того же добровольца с использованием значений b = 0, 500 с/мм 2 и значений b 100, 500 с/мм 2 .Для b = 100 500 с/мм 2 среднее значение ± стандартное отклонение составило: мм 2 /с, λ3 = (0,66±0,20)×10 −3 мм 2 /с, ADC = (1,38±0,27)×10 −3 мм/с, FA

8 и = 0,51±0,07 (n = 18) (рис. 2 и 3, таблица S2). Сравнение этих двух наборов результатов (рис. 2 и 3) показало значительное снижение от 18% до 50% (

p <0,0001, парный t-критерий Стьюдента) коэффициентов направленной диффузии и ADC из-за изменение эталонного значения b от 0 до 100 с/мм 2 .Однако это изменение привело к значительному увеличению ( p <0,0001, парный критерий Стьюдента) FA (рис. 2 и 3, таблица S2). Значительное снижение коэффициентов диффузии свидетельствовало о наличии компонента быстрой диффузии, преобладающего в спаде сигнала при b≤100 с/мм 2 , который был исключен при использовании эталонного значения b 100 с/мм 2 .

Рис. 2. Карты ADC и FA в области головки поджелудочной железы здоровой женщины-добровольца (69 лет) с использованием значений b 0,500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 .

Карты накладываются на соответствующее взвешенное изображение T2. Пространственное разрешение параметрических карт составляет 2×2×2,5 мм 3 . ADC и FA определены в материалах и методах. ADC выражается в единицах 10 −3 (мм 2 /с). Обратите внимание на уменьшение значений ADC и увеличение значений FA в 100, 500 с/мм 2 по сравнению с 0,500 с/мм 2 .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.g002

Рисунок 3.Измерения тензора диффузии поджелудочной железы с использованием значений b 0, 500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 .

Результаты представлены в виде прямоугольников (медиана ± межквартильный размах [IQR]) и диаграмм с усами (±1,5 IQR) (n = 18 здоровых добровольцев). λ 1 , λ 2 , λ 3 и ADC выражены в единицах 10 −3 (мм 2 /с). Рисунок также включает среднее изменение параметров и статистическую оценку разницы между двумя наборами параметров, полученную с помощью двустороннего t-критерия Стьюдента.* p -значение <0,0001.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.g003

ДВИ поджелудочной железы у здоровых добровольцев

Дальнейшее исследование наличия компонента быстрой диффузии в поджелудочной железе было выполнено путем сканирования добровольцев с использованием протокола DWI с несколькими b-значениями. Анализ наборов данных DWI показал компонент быстрого затухания при низких значениях b со снижением интенсивности сигнала на (29 ± 5) % (диапазон: 22–40 %) между b = 0 и b = 100 с/мм 2 , за которым следует второй компонент с более медленным затуханием.Биэкспоненциальная аппроксимация распадов согласно уравнению 1 (рис. 4) дала значения быстрой и медленной диффузионной компоненты D быстрой и D медленной , соответственно, а также доли быстрой компоненты, ж быстрый (табл. 2). Коэффициент диффузии быстрого компонента D fast был очень высоким [(56,95±22,84)×10 -3 мм 2 /с] с относительно высокой долей 30,04±13,10. Коэффициент медленной диффузии D медленный был относительно низким [(1.22±0,25)×10 −3 мм 2 /с] и близок к полученному для АЦП от DTI с эталонным значением b 100 с/мм 2 ( p  = 0,41).

Рисунок 4. Затухание нормализованной интенсивности сигнала в эксперименте DWI поджелудочной железы с несколькими значениями b.

Средние значения ROI головки поджелудочной железы здорового мужчины-добровольца (65 лет). Лучше всего подобранная биэкспоненциальная кривая затухания (красная) дала компонент быстрого затухания D fast из 48.96 × 10 -3 мм 2 / с с долей этого компонента F Fast из 12,18% и медленная диффузия D SLOW из 1,44 × 10 -3 мм 2 /с. R-квадрат составил 0,99, что свидетельствует о качестве подгонки, как описано в разделе «Материалы и методы».

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.g004

Измерения DTI у пациентов с PDAC

Все девять PDAC были идентифицированы на различных картах, полученных с помощью DTI, в соответствии с их расположением на T1-взвешенных, T2-взвешенных изображениях и изображениях с контрастным усилением.Среднее значение ± стандартное отклонение коэффициентов диффузии в области интереса PDAC с использованием нулевого значения b в качестве эталона составило: ±0,2)×10 −3 мм 2 /с, λ3 = (0,8±0,2)×10 −3 мм 2 /с и ADC = (1,3±0,2)×10 −3 2 /с, (n = 9; табл. 3). Эти значения оказались значительно ниже (p<0,001, парный двухсторонний t-критерий), чем значения соответствующих коэффициентов диффузии в дистальной нормальной ткани поджелудочной железы пациентов (табл. 3).Значительное снижение коэффициентов диффузии PDAC по сравнению с дистальной нормальной тканью также было получено при эталонном значении b 100 с/мм 2 (таблица 3). Кроме того, процентное снижение различных коэффициентов диффузии между двумя эталонными значениями b в PDAC было значительно ниже, чем соответствующее снижение в дистальной ткани поджелудочной железы (таблица 3). Это дополнительно продемонстрировано на рис. 5; Репрезентативный случай 66-летнего мужчины, у которого был диагностирован PDAC, идентифицированный по стандартному протоколу МРТ, и повышенное поглощение ФДГ на ПЭТ-КТ.PDAC четко визуализируется с низкими значениями ADC при двух эталонных b-значениях. В то время как значения ADC поражения почти не изменились, ADC окружающей нормальной ткани поджелудочной железы значительно уменьшилась, когда 100 с / мм 2 были эталонным b-значением. Эти результаты предполагают меньший вклад компонента быстрой диффузии, предположительно из-за IVIM, в раковой ткани по сравнению с нормальной тканью поджелудочной железы.

Рис. 5. Карты ПЭТ-КТ, ДКЭ-МРТ и АЦП с использованием значений b 0,500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 в области ЗПАП пациента мужского пола (66 лет).

(a) ПЭТ-КТ, демонстрирующая повышенное поглощение 18 F-меченой дезоксиглюкозы (ФДГ) в области головки поджелудочной железы (b) T1-взвешенное, предварительно контрастное изображение, показывающее расположение PDAC, отмеченное желтым кружком. ( c и d ) карты ADC всего среза брюшной полости с использованием значений b 0, 500 с / мм 2 и 100, 500 с / мм 2 соответственно. (d и e) Увеличенные (x2) карты ADC областей в c и d, которые включают PDAC и его окрестности, с использованием значений b 0, 500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 , соответственно, наложенные на соответствующее Т2-взвешенное изображение. Обратите внимание, , что опухоль в e (красная стрелка) хорошо видна на карте ADC 0, 500 с/мм 2 , демонстрирующей высокий контраст с окружающей нормальной тканью (белая стрелка). Однако в f за счет снижения АДК нормы при 100, 500 с/мм 2 (с 2,22±0,64 до 1,49±0,35 мм 2 /с) и сходства АДК опухоли ( с 1,38±0,37 до 1,24±0,28 мм 2 /с) контраст между опухолью и окружающей тканью поджелудочной железы снижен.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.g005

Более того, анализ наборов данных DTI показал, что фракционная анизотропия в ROI PDAC была немного, но значительно выше по сравнению с дистальным отделом нормальной поджелудочной железы, когда использовалось нулевое эталонное значение b, но оно существенно не изменилось для эталонного значения b, равного 100 с/мм 2 (таблица 3).

Обсуждение

Это исследование демонстрирует возможность визуализации тензора диффузии нормальной поджелудочной железы для получения согласованных параметрических карт коэффициентов направленной диффузии, совпадающих с рамкой диффузии ткани и фракционной анизотропией диффузии.Поскольку размер вокселя в нашем исследовании был порядка нормального размера дольки поджелудочной железы [33], параметры тензора диффузии на воксель в первую очередь отражают микроструктуру протоков ацинусов дольки и могут включать вклад псевдодиффузии из-за микрокапиллярной извитости. поток в каждой дольке. Поскольку это исследование является первым, в котором измеряются параметры диффузионного тензора поджелудочной железы, мы можем только сравнить значения ADC, полученные в нашем исследовании, со значениями, полученными ранее в экспериментах с DWI. Средние значения ADC, определенные в результате анализа DTI с эталонным нулевым значением b, были аналогичны значениям, полученным ранее в исследованиях DWI, в которых использовались одинаковые или близкие значения b [7]–[9], [12], [14], [ 43].Более низкие значения ADC были получены с протоколами, в которых применялись более высокие значения b (до b = 1000 с/мм 2 ) [10], [11]. В дополнение к более низкому ОСШ при высоких значениях b это можно объяснить тем, что при высоких значениях b, когда быстрое затухание внеклеточного сигнала почти завершено, внутриклеточный вклад ограниченной диффузии становится доминирующим, что приводит к замедлению распада, как было показано ранее в vivo [44]. Анализ с помощью одноэкспоненциального уравнения с использованием эталонного значения b и высокого значения b (например, 1000 с/мм 2 ) дает уменьшенный кажущийся коэффициент диффузии по сравнению с аналогичным анализом со значительно более низким значением b. (например, b = 500 с/мм 2 ), в котором доминирует внеклеточный вклад.Таким образом, для одноэкспоненциальной модели распада уменьшение ADC при высоких значениях b по сравнению с низкими значениями b в основном отражает более высокий вклад ограниченной внутриклеточной диффузии в общий процесс диффузии в ткани. Меньшие значения АЦП также были получены для эталона b≥50 с/мм 2 [13], [45], [46] и были аналогичны значениям, полученным нами при исходном b = 100 с/мм 2 . Это ожидается, когда в дополнение к внеклеточной диффузии присутствует компонент быстрой диффузии и используется униэкспоненциальная модель.

Для дальнейшего подтверждения нашей методологии DTI мы сравнили наши результаты с результатами ранее опубликованных исследований DTI почек [27], [47]–[52]. Полученные нами значения ADC и FA в корковом и мозговом отделах почек находились в пределах диапазона, найденного ранее для этих параметров с использованием аналогичных значений b [27], [49], [50]. Наши результаты также показали, что значения λ2, λ3, FA и ADC в коре превышали медуллярные значения, в то время как значения λ1 были близки в обеих областях, как ранее сообщалось в исследованиях, которые также использовали разные b-значения [27], [ 48].Это сравнение вместе с демонстрацией хорошей воспроизводимости нашего исследования подтвердило способность нашего протокола DTI брюшной полости и средств обработки определять надежные параметры тензора диффузии.

Далее мы обнаружили, что в зависимости от выбора эталонного значения b (0 или 100 с/мм 2 ) коэффициенты тензорной диффузии включали или исключали вклад процесса быстрой диффузии. Этот вывод полностью согласуется с ранее проведенными исследованиями поджелудочной железы на ДВИ с множественными b-значениями [14], [53].Коэффициенты медленной и быстрой диффузии и их доли в нашем исследовании находились в диапазоне, полученном ранее для нормальной поджелудочной железы [14], [16], [53], а обнаруженные различия, по-видимому, связаны с использованием различных методов подгонки. Быстрая диффузионная составляющая была приписана псевдодиффузионному ВВИМ, вызванному неупорядоченным потоком в микрокапиллярной сети крови [42]. Действительно, хорошо известно, что поджелудочная железа хорошо васкуляризирована несколькими снабжающими артериями и имеет развитую сеть островковых капилляров в клубочках каждой дольки поджелудочной железы [35], [54], поэтому разумно предположить, что преобладает компонент быстрой диффузии. в процессе микрокапиллярной перфузии.Дальнейшее подтверждение наличия IVIM в поджелудочной железе было получено Lemke et al. с использованием последовательности подавления крови, которая подчеркивала эффект капиллярной перфузии [16]. Тем не менее, происхождение этого быстрого компонента все еще обсуждается, поскольку доля быстрого диффузионного компонента, обнаруженная в исследованиях DWI, относительно высока по сравнению с фактической микрокапиллярной фракцией, измеренной другими методами [55]. Устранение этого несоответствия требует одновременных детальных МРТ-исследований диффузии и перфузии и использования более сложных моделей диффузии, которые также учитывают различные тканевые компартменты (такие как внеклеточная, внутриклеточная и внутрисосудистая среды), а также водообмен между этими средами и процессы рестрикции. внутри них [56]–[57].

За характеристикой параметров DTI в нормальной ткани поджелудочной железы последовало исследование этих измерений в девяти PDAC с целью поиска независимых параметров, которые обеспечат достаточный контраст для дифференциации рака поджелудочной железы от нормальной ткани. Наши результаты снижения диффузионной способности (λ1, λ2, λ3 и ADC) в PDAC по сравнению с дистальной тканью поджелудочной железы, с обоими эталонными b-значениями, соответствовали предыдущим исследованиям DWI, в которых сообщалось о более низких значениях ADC при раке поджелудочной железы, связанных с их более высокими значениями. клеточность [7]–[10], [12].

Мы также исследовали изменение измерений DTI в PDAC по сравнению с дистальной тканью поджелудочной железы, когда эталонное нулевое значение b было изменено от 0 до 100 с/мм 2 . Изменения в дистальной ткани были аналогичны таковым, полученным у добровольцев со здоровой тканью поджелудочной железы (рис. 5, табл. 3 и таблица S2). Однако в PDAC эти изменения были значительно ниже по сравнению с дистальными тканями. Таким образом, меньшее изменение коэффициентов диффузии между двумя наборами данных 0, 500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 может служить независимым показателем для дифференциации раковой ткани поджелудочной железы от нормальной.Разумно предположить, что это показание отражает снижение вклада компонента быстрой диффузии IVIM, что согласуется со сниженной фракцией перфузии, о которой сообщалось в исследованиях IVIM PDAC [14]–[15], [17]–[19], и уменьшенным усиление PDAC в артериальной фазе контрастного усиления [40], [58].

FA нормальной поджелудочной железы у здоровых добровольцев (рис. 5) и в дистальных отделах поджелудочной железы у пациентов с PDAC (таблица 3) значительно увеличилась, когда эталонное нулевое значение b было изменено на эталонное значение b, равное 100 с/мм 2 .Точно так же FA значительно увеличился в PDAC, хотя это увеличение было менее выраженным, чем увеличение в нормальной ткани. Это увеличение может быть связано с уменьшением ADC из-за устранения вклада IVIM, поскольку масштабирование FA от 0 до 1 зависит от ADC, что приводит к увеличению FA при уменьшении ADC при тех же абсолютных различиях между коэффициентами диффузии. Однако в PDAC мы не можем исключить объяснение того, что увеличение связано с реальным изменением анизотропии микроструктуры.Дальнейшие исследования, включая сравнение гистологических особенностей и иммунного окрашивания кровеносных сосудов, могут прояснить этот вопрос.

В целом в этой работе мы столкнулись с техническими ограничениями, которые являются общими для МРТ брюшной полости, такими как радиочастотные помехи и двигательные артефакты из-за дыхания [59], [60]. Кроме того, протоколы диффузии на основе EPI имели дополнительные ограничения из-за градиентных вихревых токов, неоднородности поля B 0 и различий в восприимчивости [61]–[63].Часть вышеперечисленных ограничений была уменьшена за счет использования диэлектрической прокладки и сильфонного пояса для дыхательного триггера, а также последовательности спин-эхо с двойной перефокусировкой эхо-планарной визуализации, которая уменьшает геометрические искажения. Конкретным методологическим ограничением, связанным с вкладом IVIM, является косвенная оценка этого вклада с использованием трех значений b (0, 100 и 500 с/мм 2 ) и расчет изменения коэффициентов диффузии с использованием двух наборов b- значения, 0, 500 с/мм 2 и 100, 500 с/мм 2 .В нашем исследовании IVIM на DWI у здоровых добровольцев и в предыдущих исследованиях DWI и IVIM поджелудочной железы [14], [16]–[19] эта информация была получена путем применения 10 или более b-значений. Однако такой протокол DWI и ограничения биэкспоненциальной аппроксимации, в частности при разрешении в пикселях, трудно выполнить в стандартных условиях клинического исследования поджелудочной железы. Действительно, в большинстве клинических протоколов DWI для измерений ADC применяются два значения b, предполагая одноэкспоненциальное затухание, отражающее внеклеточную диффузию.Ясно, что разница между коэффициентами диффузии для двух эталонных b-значений не может определить точный вклад вклада быстрого IVIM, но, как было показано на здоровой поджелудочной железе, она может указывать на присутствие IVIM и чувствительна к снижению этот компонент, как было показано в PDAC. Используя разницу в рассчитанном ADC между двумя эталонными b-значениями, точный вклад IVIM был скомпрометирован, но оценка изменений вклада IVIM может быть получена с помощью простых инструментов обработки изображений и в разумные сроки.Мы специально выбрали относительно низкое второе значение b, равное 500 с/мм 2 , чтобы в первую очередь исследовать внеклеточную диффузию и достичь отношения сигнал-шум выше 2,0 для поддержания распределения гауссового шума [64]. Таким образом, протокол с тремя b-значениями и двумя одноэкспоненциальными аппроксимациями представляет собой практическую потребность, которая по-прежнему обеспечивает согласованные и воспроизводимые значения АЦП и косвенную оценку вклада IVIM, как при разрешении в пикселях.

В этом исследовании была обследована небольшая группа пациентов с PDAC, поэтому результаты, описывающие диффузию при раке поджелудочной железы, следует интерпретировать с осторожностью.

Ведутся дальнейшие исследования пациентов с подозрением на злокачественное новообразование поджелудочной железы, чтобы обосновать клиническую полезность протокола DTI и продолжить разработку инструментов обработки изображений для обнаружения PDAC с помощью МРТ.

В заключение можно сказать, что DTI поджелудочной железы осуществима и, по-видимому, дает информацию, совместимую со структурными и физиологическими особенностями здорового органа, а также для обнаружения различных особенностей диффузии PDAC. Мы обнаружили, что коэффициенты диффузии здоровой ткани поджелудочной железы изменяются в зависимости от эталонного значения b, проявляя заметный вклад компонента быстрой диффузии, когда эталонное значение b равно нулю, приписываемое IVIM.Выявление изменений параметров диффузионного тензора при раке поджелудочной железы может помочь улучшить МРТ поджелудочной железы. Действительно, в этом предварительном исследовании PDAC мы обнаружили значительное снижение коэффициентов направленной диффузии и меньший вклад компонента fast-IVIM в раковую ткань.

Вспомогательная информация

S1 Рис.

T2, b-ноль и карта ADC в области головки поджелудочной железы здорового мужчины-добровольца (возраст 38), с использованием значений b 0,500 с/мм 2 , демонстрация репрезентативности Разграничение ROI. ROI поджелудочной железы очерчен вручную на изображении b = 0 с помощью соответствующего Т2-взвешенного изображения и автоматически перенесен на карту ADC, а также на другие параметрические карты (не показаны).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.s001

(TIF)

S2 Рис.

Параметры DTI в головке, теле и хвосте нормальной ткани поджелудочной железы. Результаты показаны в рамке (медиана ± межквартильный размах [IQR]) и усах (± 1,0).5 IQR) графики (n = 28 здоровых добровольцев). × указывает минимальное или максимальное значение, попадающее ниже или выше диапазона соответственно. λ 1 , λ 2 , λ 3 и ADC выражены в единицах 10 −3 (мм 2 /с). Изображение T2 в правой части ряда 2 и представляет собой пример ROI трех областей поджелудочной железы на аксиальном срезе: H-головка, B-тело и T-хвост.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0115783.s002

(TIF)

Благодарности

Это исследование было поддержано Институтом науки Вейцмана – Совместный грант Медицинского центра им. Хаима Шибы в области биомедицинских исследований – (2012–2014 гг.)lustgarten.org/) для исследования рака поджелудочной железы (2012–204). HD является заведующим кафедрой исследований рака молочной железы Фреда и Андреа Фаллек. Мы также хотели бы выразить признательность испытуемым за их дух волонтерства и профессиональную работу техников МРТ, миссис Фанни Аттар и мистера Нахума Штерна.

Авторские взносы

Задумал и спроектировал эксперименты: NN TG EFH SA YI HD. Выполняли опыты: Н.Н.ЭФХ HD.Проанализированы данные: NN EFH HD. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: DG AA BB YG MS. Написал статью: NN TG EFH SA YI DG HD. Разработано программное обеспечение, используемое в анализе: DG. Внес вклад в написание материалов и методов: DG. Направлял онкобольных на томографию: AA BB YG. Обсудили требования к визуализации с точки зрения хирурга: AA BB YG. Представлены патологоанатомические заключения онкологических больных: MS.

Каталожные номера

  1. 1. Heyn C, Sue-Chue-Lam D, Jhaveri K, Haider MA (2012) МРТ поджелудочной железы: инструмент решения проблем.J Magn Reson Imaging 36 (5): 1037–51.
  2. 2. Лоу Г., Пану А., Милло Н., Лин Э. (2011) Мультимодальная визуализация неопластических и неопухолевых солидных поражений поджелудочной железы. Рентгенография 31 (4): 993–1015.
  3. 3. Partensly C (2012)На пути к лучшему пониманию аденокарциномы протоков поджелудочной железы: проблески надежды? Поджелудочная железа 42(5) 39,
  4. 4. Ячида С., Джонс С., Божич И., Антал Т., Лири Р. и др. (2010)Отдаленные метастазы возникают на поздних стадиях генетической эволюции рака поджелудочной железы.Природа 467 (7319): 1114–7.
  5. 5. Тиркес Т., Мениас К.О., Сандрасегаран К. (2012)Методы МР-визуализации поджелудочной железы. Radiol Clin North Am 50 (3): 379–93.
  6. 6. Бали М.А., Метенс Т., Денолин В., Делхай М., Деметтер П. и соавт. (2011)Опухолевая и неопухолевая поджелудочная железа: корреляция между количественными динамическими МРТ-изображениями с контрастным усилением и гистопатологическими параметрами. Радиология 261 (2): 456–66.
  7. 7. Lee SS, Byun JH, Park BJ, Park SH, Kim N и др.(2008)Количественный анализ диффузионно-взвешенной магнитно-резонансной томографии поджелудочной железы: полезность в характеристике твердых образований поджелудочной железы. J Magn Reson Imaging 28 (4): 928–36.
  8. 8. Fattahi R, Balci NC, Perman WH, Hsueh EC, Alkaade S, et al. (2009)Диффузионно-взвешенная визуализация поджелудочной железы (DWI): сравнение между массообразующим очаговым панкреатитом (FP), раком поджелудочной железы (PC) и нормальной поджелудочной железой. J Magn Reson Imaging 29 (2): 350–6.
  9. 9. Ван И, Чен З.Е., Николаидис П., Маккарти Р.Дж., Меррик Л. и др.(2011)Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография аденокарциномы поджелудочной железы: связь с гистопатологией и степенью опухоли. J Magn Reson Imaging 33 (1): 136–42.
  10. 10. Фукукура Ю., Такуми К., Камимура К., Синдо Т., Кумагае Ю. и др. (2012) Аденокарцинома поджелудочной железы: вариабельность результатов диффузионно-взвешенной МРТ. Радиология 263 (3): 732–40.
  11. 11. Мухи А., Итикава Т., Мотосуги У., Соу Х., Сано К. и др. (2012) Масс-формирующий аутоиммунный панкреатит и карцинома поджелудочной железы: дифференциальный диагноз на основе данных компьютерной томографии и магнитно-резонансной холангиопанкреатографии, а также данных диффузионно-взвешенной визуализации.J Magn Reson Imaging 35 (4): 827–36.
  12. 12. Мацуки М., Инада Ю., Накаи Г., Тацугами Ф., Таникаке М. и др. (2007)Диффузионно-взвешенная МРТ карциномы поджелудочной железы. Визуализация брюшной полости 32 (4): 481–3.
  13. 13. Бакир Б., Салмаслиоглу А., Поянлы А., Розанес И., Акунас Б. (2010)Диффузионно-взвешенная МРТ опухолей островковых клеток поджелудочной железы. Eur J Radiol 74 (1): 214–20.
  14. 14. Лемке А., Лаун Ф.Б., Клаусс М., Ре Т.Дж., Саймон Д. и др. (2009)Дифференциация карциномы поджелудочной железы от здоровой ткани поджелудочной железы с использованием нескольких b-значений: сравнение кажущегося коэффициента диффузии и полученных параметров внутривоксельного некогерентного движения.Инвест Радиол 44 (12): 769–75.
  15. 15. Консия М., Спринкарт А.М., Пеннер А.Х., Броссарт П., Гизеке Дж. и др. (2014)Диффузионно-взвешенная магнитно-резонансная томография поджелудочной железы: диагностическая польза от анализа внутривоксельного некогерентного движения на основе модели 3 b-значения. Инвест Радиол 49 (2): 93–100.
  16. 16. Лемке А., Лаун Ф.Б., Саймон Д., Стилтьес Б., Шад Л.Р. (2010) Проверка in vivo эффекта внутривоксельного некогерентного движения при диффузионно-взвешенном изображении живота.Magn Reson Med 64 (6): 1580–5.
  17. 17. Клаусс М., Лемке А., Грюнберг К., Саймон Д., Ре Т.Дж. и др. (2011) МРТ с некогерентным движением внутри вокселей для дифференциации между хроническим панкреатитом, формирующим массу, и карциномой поджелудочной железы. Инвест Радиол 46 (1): 57–63.
  18. 18. Клаусс М., Гайда М.М., Лемке А., Грюнберг К., Саймон Д. и др. (2013)Фиброз и поражения поджелудочной железы: нелогичное поведение коэффициента структурной диффузии, полученного с помощью диффузионной визуализации d. Инвест Радиол 48 (3): 129–33.
  19. 19. Канг К.М., Ли Дж.М., Юн Дж.Х., Кифер Б., Хан Дж.К. и др. (2014)Диффузионно-взвешенная МРТ-визуализация с некогерентным движением внутри вокселей для характеристики очаговых поражений поджелудочной железы. Радиология 270 (2): 444–53.
  20. 20. Хагманн П., Джонассон Л., Медер П., Тиран Дж. П., Ведин В. Дж. и др. (2006) Понимание методов диффузионной МРТ визуализации: от скалярной диффузионно-взвешенной визуализации до диффузионно-тензорной визуализации и далее. Рентгенография (прил. 1) S205–S23.
  21. 21. Джамбаваликар С., Баум Дж., Баттон Т., Ли Х., Джеронимо В. и др.(2010)Диффузионная тензорная визуализация периферических нервов. Скелетный радиол 39 (11): 1073–1079.
  22. 22. Ле Бихан Д., Манжен Дж.-Ф., Пупон С., Кларк К.А., Паппата С. и др. (2001) Диффузионно-тензорная визуализация: концепции и приложения. J Magn Reson Imaging 13 (4): 534–46.
  23. 23. Lee JW, Kim JH, Kang HS, Lee JS, Choi JY и др. (2006) Оптимизация параметров диффузионно-тензорной магнитно-резонансной томографии спинного мозга. Инвест Радиол 41 (7): 553–9.
  24. 24.Ву М.Т., Ценг В.И., Су М.Ю.М., Лю С.П., Чиоу К.Р. и др. (2006) Диффузионно-тензорная магнитно-резонансная томография, отображающая ремоделирование архитектуры волокон в миокарде человека после инфаркта. Тираж 114 (10): 1036–45.
  25. 25. Sinha S, Sinha U (2004) Тензорная визуализация диффузии in vivo простаты человека. Magn Reson Med 52 (3): 530–7.
  26. 26. Маненти Г., Карлани М., Манчино С., Коланджело В., Ди Рома М. и др. (2007)Диффузионно-тензорная магнитно-резонансная томография рака предстательной железы.Инвест Радиол 42 (6): 412–9.
  27. 27. Sigmund EE, Vivier PH, Sui D, Lamparello NA, Tantillo K, et al. (2012)Внутривоксельное некогерентное движение и диффузионно-тензорная визуализация в почечной ткани при проблемах с гидратацией и потоком фуросемида. Радиология 263 (3): 758–69.
  28. 28. Хьюпер К., Хартунг Д., Гутберлет М., Гелер Ф., Санн Х. и др. (2012)Магнитно-резонансная диффузионная тензорная томография для оценки гистопатологических изменений в крысиной модели диабетической нефропатии. Инвест Радиол 47 (7): 430–7.
  29. 29. Таули Б., Мартин А.Дж., Кайюм А., Мерриман Р.Б., Виньерон Д. и др. (2004) Параллельная визуализация и диффузионно-тензорная визуализация для диффузионно-взвешенной МРТ печени: предварительный опыт на здоровых добровольцах. AJR Am J Roentgenol 183 (3): 677–80.
  30. 30. Таули Б., Чоули М., Мартин А.Дж., Кайюм А., Коакли Ф.В. и др. (2008)Хронический гепатит: роль диффузионно-взвешенной визуализации и диффузионно-тензорной визуализации для диагностики фиброза и воспаления печени.J Magn Reson Imaging 28 (1): 89–95.
  31. 31. Ниссан Н., Фурман-Харан Э., Шапиро-Файнберг М., Гробгельд Д., Дегани Х. (2014)Диффузионно-тензорная МРТ-визуализация груди: гормональная регуляция. Радиология 271 (3): 672–80.
  32. 32. Эяль Э., Шапиро-Файнберг М., Фурман-Харан Э., Гробгельд Д., Голан Т. и др. (2012) Параметрическая диффузионно-тензорная визуализация груди. Инвест Радиол 47 (5): 284–91.
  33. 33. Ватанабэ Т., Яэгаши Х., Коидзуми М., Тойота Т., Такахаши Т. (1997) Дольковая архитектура нормальной поджелудочной железы человека: исследование трехмерной реконструкции с помощью компьютера.Поджелудочная железа 15 (1): 48–52.
  34. 34. Watanabe T, Yaegashi H, Koizumi M, Toyota T, Takahashi T (1999)Изменение распределения островков в развивающейся поджелудочной железе человека: исследование трехмерной реконструкции с помощью компьютера. Поджелудочная железа 18 (4): 349–54.
  35. 35. Ин’т Вельд П., Маричал М. (2010) Микроскопическая анатомия человеческого островка Лангерганса. Adv Exp Med Biol 654:1–19.
  36. 36. Ассаф Ю., Пастернак О. (2008) Картирование белого вещества на основе диффузионно-тензорной визуализации (DTI) в исследованиях мозга: обзор.J Mol Neurosci 34 (1): 51–61.
  37. 37. Reisert M, Weigel M, Eyal E, Grobgeld D, Degani H, et al. (2011)Реконструкция протокового дерева на основе тензора диффузии. В: Материалы 19-го -го -го ежегодного собрания ISMRM, Монтреол, Канада [Аннотация 3649].
  38. 38. де Хеер П., Бринк В.М., Коой Б.Дж., Уэбб А.Г. (2012)Повышение однородности сигнала и качества изображения при визуализации брюшной полости при 3 Тл с использованием материалов с очень высокой диэлектрической проницаемостью. Magn Reson Med 68 (4): 1317–24.
  39. 39. Риз Т.Г., Хайд О., Вайскофф Р.М., Ведин В.Дж. (2003)Уменьшение искажения, вызванного вихревыми токами, в диффузионной МРТ с использованием дважды перефокусированного спинового эха. Magn Reson Med 49 (1): 177–82.
  40. 40. Сандрасегаран К., Лин К., Акисик Ф.М., Танн М. (2010)Современная МРТ поджелудочной железы. AJR Am J Roentgenol 195: 42–53.
  41. 41. Стейскал Э.О., Таннер Дж.Е. (1965) Измерения спиновой диффузии: спиновые эхо-сигналы в присутствии зависящего от времени градиента поля.J Chem Phys 42 (1): 288–92.
  42. 42. Ле Биан Д., Бретон Э., Лаллеманд Д., Гренье П., Кабанис Э. и др. (1986) МРТ-визуализация внутривоксельных некогерентных движений: применение к диффузии и перфузии при неврологических расстройствах. Радиология 161 (2): 401–7.
  43. 43. Лемке А., Стилтьес Б., Шад Л.Р., Лаун Ф.Б. (2011) На пути к оптимальному распределению значений b для внутривоксельной визуализации некогерентного движения. Magn Reson Imaging 29 (6): 766–76.
  44. 44. Паран Ю., Бендель П., Маргалит Р., Дегани Х. (2004)Диффузия воды в различных микроокружениях рака молочной железы.ЯМР Биомед 17(4):170-80.
  45. 45. Herrmann J, Schoennagel BP, Roesch M, Busch JD, Derlin T, et al. (2012) Диффузионно-взвешенная визуализация здоровой поджелудочной железы: значения ADC зависят от возраста и пола. J Magn Reson Imaging 37 (4): 886–91.
  46. 46. Schoennagel BP, Habermann CR, Roesch M, Hahne JD, Arndt C, et al. (2011) Диффузионно-взвешенная визуализация здоровой поджелудочной железы: кажущиеся значения коэффициента диффузии нормальной головки, тела и хвоста, рассчитанные на основе различных наборов b-значений.J Magn Reson Imaging 34 (4): 861–5.
  47. 47. Notohamiprodjo M, Glaser C, Herrmann KA, Dietrich O, Attenberger UI, et al. (2008) Диффузионно-тензорная визуализация почки с параллельным отображением: начальный клинический опыт. Инвест Радиол 43 (10): 677–85.
  48. 48. Рис М., Джонс Р.А., Бассо Ф., Мунен К.Т.В., Гренье Н. (2001)МРТ диффузионного тензора почки человека. J Magn Reson Imaging 14 (1): 42–9.
  49. 49. Кидо А., Катаока М., Ямамото А., Накамото Ю., Умеока С. и др.(2010)Диффузионно-тензорная МРТ почки при 3,0 и 1,5 Тесла. Акта радиол 51 (9): 1059–63.
  50. 50. Кутахар М., Клайден Дж. Д., Кларк К. А., Гордон И. (2011) Надежность повторного тестирования и повторяемость МРТ диффузионного тензора почек у здоровых людей. Eu J Radiol 80 (3): 263–8.
  51. 51. Heusch P, Wittsack HJ, Kröpil P, Blondin D, Quentin M, et al. (2013) Влияние кровотока на коэффициенты диффузии почек человека: исследование диффузионно-тензорной визуализации (DTI) с временным разрешением в 3T.J Magn Reson Imaging 37 (1): 233–6.
  52. 52. Нотохамипроджо М., Дитрих О., Хоргер В., Хорнг А., Хелк А.Д. и соавт. (2010)Диффузионно-тензорная визуализация (DTI) почки при 3 Тесла-выполнимость, оценка протокола и сравнение с 1,5 Тесла. Инвест Радиол 45 (5): 245–54.
  53. 53. Ре Т.Дж., Лемке А., Клаусс М., Лаун Ф.Б., Саймон Д. и др. (2011)Улучшение очертаний аденокарциномы поджелудочной железы на f-картах внутривоксельного некогерентного движения, полученных из диффузии, посредством автоматической сегментации сосудов и протоков.Magn Reson Med 66 (5): 1327–32.
  54. 54. Сунамура М., Ямаути Дж., Сибуя К., Чен Х.М., Дин Л. и др. (1998) Микроциркуляция поджелудочной железы при остром панкреатите. J Hepatobiliary Pancreat Surg 5 (1): 62–8.
  55. 55. Ко Д. М., Коллинз Д. Д., Ортон М. Р. (2011) Внутривоксельное некогерентное движение в диффузионно-взвешенной МРТ тела: реальность и проблемы. AJR Am J Roentgenol 196 (6): 1351–61.
  56. 56. Шафер А., Чжун Дж., Андерсон А.В., Гор Дж.К. (1995)Диффузионно-взвешенная визуализация в тканях: теоретические модели.ЯМР Биомед 8(7-8): 289-96. Рассмотрение.
  57. 57. Прайс В.С., Барзыкин А.В., Хаямидзу К., Тачия М. (1998) Модель диффузионного переноса через сферическую поверхность раздела, исследованная методом ЯМР с градиентом импульсного поля. Биофиз J 74 (5): 2259–71.
  58. 58. Легран Л., Дюшатель В., Молини В., Буле-Колетта И., Сибило Э. и др. (2014) Аденокарцинома поджелудочной железы: заметность МРТ и патологические корреляции. Визуализация брюшной полости [Epub перед печатью].
  59. 59. Меркл Э.М., Дейл Б.М. (2006) МРТ брюшной полости в 3 года.0 T: Возвращение к основам. AJR Am J Roentgenol 186 (6): 1524–32.
  60. 60. Дитрих О., Райзер М.Ф., Шенберг С.О. (2008) Артефакты в 3-Т МРТ: физический фон и стратегии уменьшения. Eur J Radiol 65 (1): 29–35.
  61. 61. Дитрих О., Биффар А., Баур-Мельник А., Райзер М.Ф. (2010)Технические аспекты МР-диффузионной визуализации тела. Eur J Radiol 76 (3): 314–22.
  62. 62. Machann J, Schlemmer HP, Schick F (2008) Технические проблемы и возможности магнитно-резонансной томографии всего тела при 3T.Phys Med 24 (2): 63–70.
  63. 63. Джонс Д.К., Серчиньяни М. (2010)Двадцать пять ловушек при анализе данных диффузионной МРТ. ЯМР Биомед 23(7):803-20.
  64. 64. Gudbjartsson H, Patz S (1995)Распределение Rician зашумленных данных МРТ. Magn Reson Med 34 (6): 910–4.

%PDF-1.7 % 84 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 84 276 0000000016 00000 н 0000006746 00000 н 0000006936 00000 н 0000007587 00000 н 0000008159 00000 н 0000008645 00000 н 0000009291 00000 н 0000009915 00000 н 0000010258 00000 н 0000010580 00000 н 0000010691 00000 н 0000010804 00000 н 0000010840 00000 н 0000011023 00000 н 0000011737 00000 н 0000012228 00000 н 0000012439 00000 н 0000014851 00000 н 0000017239 00000 н 0000019312 00000 н 0000021103 00000 н 0000022868 00000 н 0000024611 00000 н 0000026825 00000 н 0000028561 00000 н 0000029853 00000 н 0000032502 00000 н 0000037232 00000 н 0000040840 00000 н 0000041844 00000 н 0000042144 00000 н 0000042259 00000 н 0000042374 00000 н 0000042498 00000 н 0000043137 00000 н 0000043432 00000 н 0000043737 00000 н 0000048807 00000 н 0000048846 00000 н 0000048969 00000 н 0000049089 00000 н 0000049210 00000 н 0000049356 00000 н 0000049509 00000 н 0000049633 00000 н 0000049730 00000 н 0000049875 00000 н 0000049986 00000 н 0000050096 00000 н 0000050211 00000 н 0000050331 00000 н 0000050442 00000 н 0000050633 00000 н 0000050786 00000 н 0000051128 00000 н 0000051470 00000 н 0000051848 00000 н 0000051922 00000 н 0000052483 00000 н 0000052530 00000 н 0000052561 00000 н 0000052635 00000 н 0000052748 00000 н 0000054627 00000 н 0000054962 00000 н 0000055028 00000 н 0000055144 00000 н 0000057023 00000 н 0000058508 00000 н 0000058898 00000 н 0000058972 00000 н 0000059317 00000 н 0000059363 00000 н 0000059394 00000 н 0000059468 00000 н 0000060744 00000 н 0000061087 00000 н 0000061153 00000 н 0000061269 00000 н 0000062545 00000 н 0000063176 00000 н 0000063576 00000 н 0000063650 00000 н 0000063766 00000 н 0000063881 00000 н 0000064005 00000 н 0000064079 00000 н 0000064414 00000 н 0000064488 00000 н 0000064833 00000 н 0000064907 00000 н 0000065247 00000 н 0000065321 00000 н 0000065662 00000 н 0000065736 00000 н 0000066071 00000 н 0000066145 00000 н 0000066488 00000 н 0000066562 00000 н 0000066897 00000 н 0000066971 00000 н 0000067314 00000 н 0000067388 00000 н 0000067723 00000 н 0000067797 00000 н 0000068140 00000 н 0000068214 00000 н 0000068552 00000 н 0000068626 00000 н 0000068969 00000 н 0000069043 00000 н 0000069378 00000 н 0000069452 00000 н 0000069792 00000 н 0000069866 00000 н 0000070210 00000 н 0000070284 00000 н 0000070619 00000 н 0000070693 00000 н 0000071040 00000 н 0000071114 00000 н 0000071449 00000 н 0000071523 00000 н 0000071866 00000 н 0000071940 00000 н 0000072277 00000 н 0000072351 00000 н 0000072694 00000 н 0000072768 00000 н 0000073104 00000 н 0000073178 00000 н 0000073526 00000 н 0000073600 00000 н 0000073942 00000 н 0000074016 00000 н 0000074351 00000 н 0000074425 00000 н 0000074768 00000 н 0000074842 00000 н 0000075177 00000 н 0000075251 00000 н 0000075594 00000 н 0000075668 00000 н 0000076002 00000 н 0000076076 00000 н 0000076423 00000 н 0000076497 00000 н 0000076833 00000 н 0000076907 00000 н 0000077253 00000 н 0000077327 00000 н 0000077662 00000 н 0000077736 00000 н 0000078081 00000 н 0000078155 00000 н 0000078490 00000 н 0000078564 00000 н 0000078899 00000 н 0000078973 00000 н 0000079316 00000 н 0000079390 00000 н 0000079725 00000 н 0000079799 00000 н 0000080143 00000 н 0000080217 00000 н 0000080551 00000 н 0000080625 00000 н 0000080968 00000 н 0000081042 00000 н 0000081380 00000 н 0000081454 00000 н 0000081797 00000 н 0000081871 00000 н 0000082205 00000 н 0000082279 00000 н 0000082625 00000 н 0000082699 00000 н 0000083042 00000 н 0000083116 00000 н 0000083453 00000 н 0000083527 00000 н 0000083870 00000 н 0000083944 00000 н 0000084282 00000 н 0000084356 00000 н 0000084701 00000 н 0000084775 00000 н 0000085111 00000 н 0000085185 00000 н 0000085530 00000 н 0000085604 00000 н 0000085942 00000 н 0000086016 00000 н 0000086361 00000 н 0000086435 00000 н 0000086772 00000 н 0000086846 00000 н 0000087189 00000 н 0000087263 00000 н 0000087598 00000 н 0000087672 00000 н 0000088007 00000 н 0000088081 00000 н 0000088427 00000 н 0000088501 00000 н 0000088837 00000 н 0000088911 00000 н 0000089256 00000 н 0000089330 00000 н 0000089665 00000 н 0000089739 00000 н 00000

00000 н 00000

00000 н 00000 00000 н 00000 00000 н 00000 00000 н 00000 00000 н 0000091315 00000 н 0000091389 00000 н 0000091732 00000 н 0000091806 00000 н 0000092149 00000 н 0000092223 00000 н 0000092557 00000 н 0000092631 00000 н 0000092977 00000 н 0000093051 00000 н 0000093384 00000 н 0000093458 00000 н 0000093803 00000 н 0000093877 00000 н 0000094214 00000 н 0000094288 00000 н 0000094632 00000 н 0000094706 00000 н 0000095044 00000 н 0000095118 00000 н 0000095464 00000 н 0000095538 00000 н 0000095875 00000 н 0000095949 00000 н 0000096292 00000 н 0000096366 00000 н 0000096701 00000 н 0000096775 00000 н 0000097113 00000 н 0000097187 00000 н 0000097532 00000 н 0000097606 00000 н 0000097942 00000 н 0000098016 00000 н 0000098363 00000 н 0000098437 00000 н 0000098772 00000 н 0000098846 00000 н 0000099189 00000 н 0000099263 00000 н 0000099601 00000 н 0000099675 00000 н 0000100021 00000 н 0000100095 00000 н 0000100429 00000 н 0000100503 00000 н 0000100846 00000 н 0000100920 00000 н 0000101266 00000 н 0000101340 00000 н 0000102832 00000 н 0000102906 00000 н 0000104394 00000 н 0000104468 00000 н 0000105968 00000 н 0000106042 00000 н 0000107544 00000 н 0000109471 00000 н 0000005816 00000 н трейлер ]/предыдущая 2276475>> startxref 0 %%EOF 359 0 объект >поток h-T]HQ>3ͮwkLs2Ɵ67,73″(d6FjE?$ =YA[ѓCtgf5\|вязка

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.