Эрадикация желудка: Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori у взрослых | Ивашкин

Содержание

Проводить или нет эрадикацию Helicobacter pylori при наличии рака желудка у родственников первой линии?

Актуальность 

Инфекция Helicobacter pylori и положительный семейный анализ рака желудка выступают основными факторами риска рака желудка. Влияет ли эрадикационная терапия на риск рака желудка у лиц с отягощенной наследственностью по данному заболеванию, остается не ясным. 

Дизайн исследования

В одноцентровое двойное слепое плацебо-контролируемое исследование были скринированы 3100 индивидуумов с родственниками первой линии с раком желудка. 

В само исследование рандомизировали 1838 лиц. Участники исследования получали эрадикационную терапию (лансопразол 30 мг, амоксициллин 1000 мг и кларитромицин 500 мг 2 раза в день на протяжении 7 дней) или плацебо. 

В качестве первичной конечной точки выступал подтверждённый рак желудка. 

Результаты

  • В анализ intention-to-treat вошли 1676 человек (832 индивидуума получали эрадикационную терапию и 844 – плацебо). 
  • На протяжении периода наблюдения в 9,2 года рак желудка был диагностирован у 10 человек (1,2%) из группы активной терапии и у 23 (2,7%) из группы плацебо. Снижение риска составило 55% (коэффициент рисков, 0,45; 95% доверительный интервал [ДИ], 0,21-0.94; P=0,03).
  • Среди 10 участников, у которых после эрадикационной терапии был диагностирован рак желудка, у 5 (50%) инфекция H. pylori персистировала. 
  • Частота побочных эффектов была небольшой. Большинство из них приходились на группу активной терапии (53.0% vs. 19.1% в группе плацебо; P<0.001).

Заключение

Среди лиц с инфекцией H. pylori, имеющих родственников первой линии с раком желудка, эрадикация ассоциирована с достоверным снижением риска рака желудка. 

Источник: Il Ju Choi, Chan Gyoo Kim, Jong Yeul Lee, et al. N Engl J Med 2020; 382:427-436. 

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –

 пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300мирных украинских жителей погибли
Более 2 000мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

“Это не война, а только спец. операция.”

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

“Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.”

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны.
25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет “Мирных жителей это не коснется.”

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

“У российских войск нет потерь.”

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

“В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.”

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

“Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.”

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

“Украинцы это заслужили.”

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

Секреция амоксициллина слизистой оболочкой желудка при эрадикационной терапии Н. pylori у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции с атрофическим и неатрофическим гастритом | Саблина

1. Денисов Н.Л., Ивашкин В.Т., Лобзин Ю.В., Голофеевский В.Ю. Эффективность эрадикации Helicobacter pylori в зависимости от уровня продукции секреторного иммуноглобулина А и морфологических изменений слизистой оболочки желудка // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2007. № 3. С. 41–45.

2. Саблина А.О., Алексанин С.С. Атрофический гастрит у ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции в отдаленном периоде // Мед.-биол. и соц.-психол. пробл. безопасности в чрезв. ситуациях. 2020. № 1. С. 36–46. DOI: 10.25016/2541-7487-2020-0-1-36-46.

3. Correa P. A Human Model of Gastric Carcinogenesis // Cancer Res. 1988. Vol. 48, N 13. P. 3554–3560.

4. De Martel C., Georges D., Bray F. [et al.]. Global burden of cancer attributable to infections in 2018: a worldwide incidence // Lancet Glob. Health [Electronic resource]. 2020. Vol. 8, N 2. P. 180–190. DOI: 10.1016/S2214-109X(19)30488-7.

5. Dixon M.F., Genta R.M., Yardley J.H., Correa P. Classification and Grading of Gastritis. The updated Sydney System. International Workshop on the Histopathology of Gastritis Houston 1994 // Am. J. Surg. Pathol. 1996. Vol. 20, N 10. P. 1161–1181. DOI: 10.1097/00000478-199610000-00001.

6. Endo H., Yoshida H., Ohmi N. [et al.]. Localization of [14C] amoxicillin in rat gastric tissue when administred with lanzoprazole and clarithromycin // J. Antimicrob. Chemother. 2001. Vol. 48, N 6. P. 923–926. DOI: 10.1093/jac/48.6.923.

7. Gupta S., Li D., El Serag H. B. [et al.]. AGA Clinical Practice Guidelines on Management of Gastric Intestinal Metaplasia // Gastroenterology. 2020. Vol. 158, N 3. P. 693–702. DOI: 10.1053/j.gastro.2019.12.003.

8. Helicobacter pylori Eradication as a Strategy for Preventing Gastric Cancer, IARC Working Group Reports, Vol. 8 / International Agency for Research on Cancer, Lyon, France [Electronic resource]. 2014. 190 p. URL: https://publications.iarc.fr/Book-And-Report-Series/Iarc-Working-Group-Reports/-Em-Helicobacter-Pylori-Em-Eradication-As-A-Strategy-For-Preventing-Gastric-Cancer-2014.

9. Kurumado K., Yamakawa T., Ohara T. Changes in Arterioles of the Human Gastric Mucosa With Atrophic Gastritis // Hepatogastroenterology. 1990. Vol. 37, N 2. P. 235–238.

10. Malfertheiner P., Megraud F., O’Morain C.A. [et al.]. Management of Helicobacter pylori infection – the Maastricht V/ Florence Consensus Report // Gut. 2016. Vol. 24. P. 1–25. DOI: 10.1136/gutjnl-2016-312288.

11. Matysiak-Budnik T., Heyman M., Candalh C. [et al.]. In vitro transfer of clarithromycin and amoxicil lin across the epithelial barrier: effect of helicobacter pylori // J. Antimicrob. Chemother. 2002. Vol. 50, N 6. P. 865–872. DOI: 10.1093/jac/dkf219.

12. McGreevy J.M. Gastric surface cell function: potential difference and mucosal barrier // Am. J. Physiol. 1984. Vol. 247. P. 79–87. DOI: 10.1152/ajpgi.1984.247.1.G79.

13. Plummer M., Franceschi S., Vigna J. [et al.]. Global burden of gastric cancer attributable to Helicobacter pylori // Int. J. Cancer. 2014. Vol. 136, N 2. P. 487–490. DOI: 10.1002/ijc.28999.

14. Rabassa A.A., Goodgame R., Sutton F.M. [et al.]. Effects of aspirin and Helicobacter pylori on the gastroduodenal mucosal permeability to sucrose // Gut. 1996. Vol. 39, N 2. P. 159–163. DOI: 10.1136/gut.39.2.159.

15. Stomach fact sheet / GLOBOCAN 2018, International Agency for Research on Cancer. [Electronic re source]. 2019. 2 p. URL: https://gco.iarc.fr/today/fact-sheets-cancers.

Оценка морфологических характеристик слизистой оболочки желудка при проведении эрадикации Helicobacter pylori Текст научной статьи по специальности «Фундаментальная медицина»

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2005

ОЦЕНКА МОРФОЛОГИЧЕСКИХ ХАРАКТЕРИСТИК СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА ПРИ ПРОВЕДЕНИИ ЭРАДИКАЦИИ

HELICOBACTER PYLORI

ПИМАНОВ С.И.*, МАКАРЕНКО Е.В.*, КРЫЛОВ Ю.В.***, МАТВЕЕНКО М.Е.**, БОНДАРЕНКО В.М.*

УО «Витебский государственный ордена Дружбы народов медицинский университет»;

кафедра терапии № 2 ФПКС и ПК*, кафедра патологической анатомии**,

Витебское областное патологоанатомическое бюро***

Резюме. Целью работы явилось изучение морфологических изменений слизистой оболочки желудка у больных с эрадикацией H. pylori и ее отсутствием через 2 месяца и год после проведения лечения.

Обследовано 68 больных в возрасте от 16 до 60 лет с H. рylori-ассоцииированной дуоденальной язвой.

Через 2 месяца после успешного лечения в антральном отделе желудка статистически значимо уменьшились проявления атрофии на 54,4%, выраженность воспаления – на 26,9%, степень активности – на 48,7%. Количество лимфоидных фолликулов и степень кишечной метаплазии достоверно не изменились. В слизистой оболочке тела желудка в группе больных с эрадикацией H. pylori уменьшилась степень воспаления и активности на 23,0% и 40,8% соответственно.

Через год после при успешной эрадикации H. pylori в слизистой оболочке антрального отдела желудка отмечалось снижение активности воспалительного процесса (на 42,8%) и выраженности хронического воспаления (на 23,9%), уменьшение количества лимфоидных фолликулов (в 10,6 раза) и проявлений атрофии желез (на 54,6%). Отсутствовали достоверные изменения кишечной метаплазии после лечения. В теле желудка, кроме уменьшения количества H. pylori, других статистически значимых морфологических изменений не произошло.

В биоптатах из антрума и тела желудка, полученных от больных с отсутствием эрадикации, позитивных изменений не выявлено.

Таким образом, морфологические изменения слизистой оболочки желудка после лечения зависят от успешности эрадикации и различаются в антральном отделе и в теле желудка.

Ключевые слова: слизистая оболочка желудка, Helicobacter pylori, эрадикация.

Abstract. The aim of this study was to estimate morphological properties of gastric mucosa 2 months and one year after eradication of H. pylori.

68 patients (aged 18-60) with H. pylori-associated duodenal ulcer were examined.

In 2 months after successful treatment atrophy in the antral part of the stomach reduced by 54,4%, inflammation -by 26,9%, activity – by 48,7%. The number of lymphoid follicles and the degree of intestinal metaplasia did not change reliably. In the body of the stomach mucosa inflammation and activity reduced by 23,0% and 40,8%, respectively.

In one year after successful treatment atrophy in the antral part of the stomach reduced by 54,6%, inflammation -by 23,9%, activity – by 42,8%. The number of lymphoid follicles reduced by 10,6 times. In the stomach body no statistically significant changes were observed except the reduction in the number of H. pylori.

In patients with failed eradication of H. pylori no positive changes in the antrum and body mucosa were observed.

Thus, morphological changes of gastric mucosa after treatment depend on success of eradication and are different in gastric antrum and corpus.

Адрес для корреспонденции: 210023, г. Витебск, пр-т Фрунзе, 27, кафедра терапии № 2 ФПКС и ПК, р.тел. 22-19-97, 21-22-92. – Пиманов С.И.

Helicobacter pylori (H. pylori) является причиной развития различной гастродуоденальной патологии. Инфицирование микроорганизмом H. pylori оказывает существенное влияние на состояние слизистой оболочки желудка (СОЖ) и ее морфологические характеристики [12].

Эрадикация H. pylori вызывает исчезновение или уменьшение морфологических признаков воспаления СОЖ. Через 1 -3 мес уменьшается полиморфноядерная (преимущественно нейтрофильная) инфильтрация, а через б-12 мес – мононуклеарная (преимущественно лимфоцитарная) инфильтрация [9, 14]. Отмечено также уменьшение признаков атрофии СОЖ после эрадикации [9, 10, 14]. Существенное значение в степени воспалительной реакции СОЖ имеет плотность колонизации H.pylori [б]. В то же время неизвестно, насколько существенны будут позитивные изменения СОЖ при H.pyZori-ассоциированной гастродуоденальной патологии после эрадика-ционной терапии в условиях отечественной популяции, какие изменения происходят с лимфоидными фолликулами СОЖ после эра-дикационной терапии.

Целью работы явилось изучение морфологических изменений СОЖ у больных с эрадикацией H. pylori и ее отсутствием через 2 месяца и год после проведения лечения.

Методы

Обследовано бБ больных в возрасте от 1б до б0 лет с H. рy/ori-ассоцииированной дуоденальной язвой. Повторно через 2 месяца после эрадикации прошли контроль 5б больных и 31 больной – через год после лечения.

Во время фиброэзофагогастродуоде-носкопии (ФЭГДС) осуществляли забор га-стробиоптатов. Для морфологического исследования получали 2 биоптата из середины антрального отдела желудка и 2 – из середины тела желудка. Окраска препаратов осуществлялась гематоксилин-эозином, по Гим-зе и альциановым синим (рН=1,0 и рН=2,5). Описание гистологических препаратов проводилось в соответствии с Хьюстонской модификацией Сиднейской системы [7]. Актив-

ность воспалительного процесса оценивалась по полиморфноядерной, в основном нейтро-фильной, инфильтрации. Индикатором выраженности хронического воспаления была мононуклеарная, преимущественно лимфоцитарная, инфильтрация. Оценка результатов осуществлялась в соответствии с визуально-аналоговой шкалой, градации оценки включали: 0, 1+, 2+ и 3+. Установленное при гистологическом исследовании количественное значение выраженности признака использовалось для последующего анализа. Для оценки лимфоидных фолликулов использовали следующие критерии: 1+ – скопление лимфоцитов, 2+ – неактивные фолликулы и 3+ – гиперплазированные фолликулы с реактивным центром.

Еще один биоптат из антрального отдела желудка применяли для диагностики инфекции H. pylori быстрым уреазным тестом, ко -торый осуществляли полуколичественной тест-системой «ProntoDry» (фирма MIC, Швейцария).

Эрадикационная терапия основывалась на рекомендациях Маастрихтского Консенсуса II [2, 12]. Наряду с тройной терапией, включавшей ингибитор протонной помпы, кларитро-мицин и амоксициллин, у части больных использовали схемы терапии, состоящие из коллоидного субцитрата висмута, амоксицилли-на, фуразолидона и омепразола (или без последнего) [3].

Эффект эрадикационной терапии оценивался через два месяца и через год после лечения. Проводилась ФЭГДС с забором гастро-биоптатов для осуществления быстрого уре-азного теста и морфологического исследования. По результатам уреазного теста и морфологического исследования были сформированы группы больных с эрадикацией и отсутствием эрадикации инфекции H. pylori. При наличии эрадикации оба теста были отрицательными, при ее отсутствии – оба положительными.

Сравнение морфологических признаков осуществляли попарно внутри группы до эра-дикации и через 2 месяца или год после лечения, считая выборки связанными. Сравнивали также исходные значения указанных показателей в двух группах. Статистическую об-

Таблица 1

Морфологические изменения в антральной части желудка в процессе эрадикации

через 2 месяца после лечения

Признаки Показатели Больные с э H. p n= До лечения радикацией ylori 36 После лечения Больные с о эрадикаци n= До лечения »тсутствием и H. pylori 20 После лечения

Атрофия М±ст 0,90±0,68 0,41±0,60 1,19±0,58 0,99±0,61

Р 0,011 0,504

Воспаление М±ст 1,82±0,56 1,33±0,51 1,75±0,41 1,78±0,41

Р 0,000 0,750

Активность М±ст 1,52±0,66 0,78±0,35 1,48±0,68 1,20±0,71

Р 0,000 0,770

Лимфоциты М±ст 0,74±1,17 0,47±0,93 0,20±0,70 0,52±0,90

Р 0,300 0,440

Кишечная метаплазия М±ст 0,17±0,45 0,15±0,49 0,05±0,22 0

Р 1,000 0,330

Helicobacter pylori М±ст 1,76±1,02 0 2,33±0,95 1,68±1,08

Р 0,000 0,070

работку полученных данных проводили с использованием t-критерия Стьюдента и критерия знаков (Sign test) с помощью пакета программ Statistica 6,0. Отличия считали значимыми при p<0,05. Оценка соответствия нормальному распределению проводилась по тестам Колмогорова-Смирнова, W -теста Шапиро-Уил -кса и по кривой распределения вариант.

Результаты

Через 2 месяца после лечения эрадика-ция H. pylori имела место у 36 больных, отсутствие эрадикации – у 20 больных. Через год после проведенного лечения полная эрадика-ция была отмечена у 20 больных, отсутствие эрадикации – у 13.

Через 2 месяца после проведения эради-кационной терапии произошли положительные изменения в СОЖ у больных с эрадика-цией H. pylori (табл. 1).

В антральном отделе желудка статистически значимо уменьшились проявления атрофии на 54,4%, выраженность воспаления – на 26,9%, степень активности – на 48,7%. Количество лимфоидных фолликулов и степень кишечной метаплазии достоверно не изменились.

В слизистой оболочке тела желудка в группе больных с эрадикацией H. pylori умень-

шилась степень воспаления и активности на 23,0% и 40,8% (табл. 2).

У больных с отсутствием эрадикации статистически значимых изменений СОЖ антрального отдела и тела не отмечено.

Через год после лечения при эрадикации H. pylori в слизистой оболочке антрального отдела желудка отмечалось снижение активности воспалительного процесса (на 42,8%) и выраженности хронического воспаления (на 23,9%), уменьшение количества лимфоидных фолликулов (в 10,6 раза) и на 54,6% проявлений атрофии желез (табл. 3). Отсутствовали достоверные изменения кишечной метаплазии после лечения.

В теле желудка, кроме уменьшения ко -личества H. pylori, других статистически значимых морфологических изменений не произошло (табл. 4).

В биоптатах из антрума и тела желудка, полученных от больных с отсутствием эрадика-ции, позитивных изменений не выявлено. Сохраняются признаки воспаления и атрофия СОЖ.

Обсуждение

Результаты проведенной нами работы свидетельствует о том, что при эрадикации

H. pylori происходит снижение воспалитель-

Таблица 2

Морфологические изменения в теле желудка в процессе эрадикации через 2 месяца после лечения

Признаки Показате- ли Больные с эрадикацией H. pylori n=36 Больные с отсутствием эрадикации H. pylori n=20

До лечения После лечения До лечения После лечения

Атрофия M±G 0,39±0,63 0,21±0,48 0,58±0,75 0,40±0,75

Р 0,240 0,750

Воспаление M±G 1,35±0,53 1,04±0,40 1,40±0,70 1,28±0,52

Р 0,031 0,790

Активность M±G 1,03±0,54 0,61±0,43 1,14±0,86 0,75±0,70

Р 0,001 0,060

Лимфоциты M±G 0,40±0,84 0,13±0,55 0,43±0,88 0,20±0,55

Р 0,110 1,000

Кишечная метаплазия M±G 0,04±0,18 0,07±0,27 0,05±0,22 0,07±0,24

Р 1,000 0,330

Helicobacter pylori M±G 1,37±0,97 0 1,75±1,10 0,94±1,01

Р 0,000 0,146

Таблица 3

Морфологические изменения в антральной части желудка в процессе эрадикации

через год после лечения

Признаки Показате- ли Больные с эрадикацией H. pylori n=20 Больные с отсутствием эрадикации H. pylori n=13

До лечения После До лечения После

лечения лечения

Атрофия M±G 1,19±0,60 0,54±0,65 1,06±0,46 0,88±0,71

Р 0,002 1,000

Воспаление M±G 1,55±0,60 1,18±0,41 1,65±0,63 2,08±0,40

Р 0,026 0,110

Активность M±G 1,45±0,78 0,83±0,37 1,77±0,70 1,73±0,70

Р 0,027 1,000

Лимфоциты M±G 0,53±0,87 0,05±0,22 0,73±1,13 1,50±1,21

Р 0,023 0,190

Кишечная M±G 0,08±0,24 0,19±0,51 0 0,08±0,28

метаплазия Р 1,000 0,628

Helicobacter Руїогі M±G 1,80±0,85 0 2,31±0,97 2,12±1,00

Р 0,000 1,000

ных явлений СОЖ в антральном отделе через

2 месяца и год после проведенного лечения, что наблюдалось также другими исследователями у больных хроническим гастритом и гастродуоденальными язвами [9, 10, 14]. В слизистой оболочке тела желудка через год после

эрадикации значительно уменьшается количество лимфоидных фолликулов, однако эти изменения статистически недостоверны. Отсутствие достоверных изменений признаков воспаления СОЖ в области тела желудка через год после эрадикации не соответствует

Таблица 4

Морфологические изменения в теле желудка в процессе эрадикации

через год после лечения

Признаки Показате- ли Больные с эрадикацией H. pylori n=20 Больные с отсутствием эрадикации H. pylori n=13

До лечения После лечения До лечения После лечения

Атрофия M±G 0,35±0,48 0,29±0,69 0,46±0,63 0,63±0,74

Р 0,770 1,000

Воспаление M±G 1,30±0,57 1,23±0,47 1,27±0,56 1,69±0,63

Р 0,790 0,150

Активность M±G 1,05±0,69 0,85±0,36 1,04±0,48 1,29±0,68

Р 0,420 0,720

Лимфоциты M±G 0,28±0,57 0,03±0,11 0,23±0,60 0,73±1,20

Р 0,370 0,680

Кишечная метаплазия M±G 0,05±0,22 0,18±0,67 0 0,04±0,14

Р 1,000 0,337

Helicobacter pylori M±G 1,03±0,86 0 2,08±0,93 1,33±1,18

Р 0,000 0,220

большинству работ [16], однако не является исключением, т.к. аналогичная ситуация отмечена в других исследованиях [4,11]. Имеются данные о сохранении хронического воспаления в теле желудка в течение 2 лет [19] и даже

3 лет после эрадикации, а также отсутствии достоверных изменений атрофии и лимфоцитарных фолликулов [8].

Нами отмечено уменьшение признаков атрофии СОЖ после эрадикации, что соответствует другим работам, где группы больных были смешанными, включали различную гастроэнтерологическую патологию, а оценка результатов проводилась через 0,5-5,0 лет [9,

10, 14]. Установлено, что эрадикация инфекции H. pylori предотвращает развитие атрофии слизистой оболочки желудка. При 10-летнем проспективном исследовании у H. pylori-позитивных пациентов выявлено увеличение атрофии через 2, 4, 6, 8 и 10 лет соответственно на 5,7%, 22,8%, 34,3%, 40,0% и 42,9%, в то время как при отсутствии хеликобактерной инфекции указанных изменений не наблюдалось [15]. При успешной эрадикации возможно обратное развитие атрофических изменений слизистой оболочки желудка [9], однако

уменьшение степени атрофии наблюдается не у всех пациентов и только через несколько лет после эрадикации [10].

Кишечная метаплазия СОЖ обследованных нами пациентов достоверно не изменилась ни в антральном отделе, ни в теле желудка, что не противоречит ряду работ [9, 16, 18]. Возможность обратного развития кишечной метаплазии слизистой оболочки желудка после успешной эрадикационной терапии расценивается менее единодушно, однако также подтверждена отдельными исследованиями [9, 18], в том числе рандомизированными [16]. Как правило, исчезновение кишечной метаплазии наблюдается в антральном отделе, но не в теле желудка. Оценка результатов обратного развития кишечной метаплазии должна проводиться через несколько лет после эрадикации [9].

Выводы

1. В слизистой оболочке антрального отдела и тела желудка через 2 мес после проведения лечения у больных с эрадикацией H. pylori уменьшились проявления активности воспаления (снижение полиморфноядерной инфильтрации) и признаки хронического

воспаления (снижение мононуклеарной инфильтрации). Выраженность атрофии стала меньше в слизистой оболочке антрального отдела желудка. Количество лимфоидных фолликулов и степень кишечной метаплазии в слизистой оболочке антрального отдела и тела желудка достоверно не изменились.

2. Через год после лечения у больных с эрадикацией H. pylori в слизистой оболочке антрального отдела желудка снизились степень активности воспалительного процесса и признаки хронического воспаления, уменьшились атрофия и количество лимфоидных фолликулов. Показатели кишечной метаплазии достоверно не изменились. В слизистой оболочке тела желудка статистически значимых изменений морфологических характеристик не произошло.

3. При отсутствии эрадикации H. pylori через 2 месяца и год после лечения позитивных изменений слизистой оболочки желудка не отмечено.

Литература

1. Аруин Л.И., Капуллер Л.Л., Исаков В.А. Морфологическая диагностика болезней желудка и кишечника. – М.: Триада-Х, 1998. – 496 с.

2. Ивашкин В.Т., Исаков В.А., Лапина Т.Л. Какие рекомендации по лечению заболеваний, ассоциированных с H.pylori, нужны в России? Анализ основных положений Маастрихтского соглашения-2.

– М.; 2000.

3. Пиманов С.И., Макаренко Е.В. Анализ эффективности протоколов эрадикации инфекций Helicobacter pylori // Рецепт. – 2005. – № 1. – С. 19 – 23.

4. Annibale B., Di Giulio E., Caruana P. et al. The longterm effects of cure of Helicobacter pylori infection on patients with atrophic body gastritis // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2002. – Vol. 16. – Р. 1723-31.

5. Chen X.Y., van Der Hulst R., van Der Ende R. et al. Relevance of VacA and mucosal pathological changes in Chinese patients with upper gastrointestinal diseases before and after Helicobacter pylori eradication // Chinese. J. Dig. Dis. – 2002. – Vol. 3. – Р. 85-89.

6. Chuang C.-H., Sheu B.-S., Yang H.-B. et al. Hypergastrinemia after Helicobacter pylori infection is associated with bacterial load and related inflammation of the oxyntic corpus mucosa // J. Gastroenterol. Hepatol. – 2004. – Vol. 19. – Р 988-993.

7. Dixon M.F., Genta R.M., Yardley J. et al. Classification and grading of gastritis. The Updated Sydney System // Amer. J. Surg. Pathol. – 1996. – Vol. 20. – P 1161-1181.

8. Fichman S., Niv Y. Histological changes in the gastric mucosa after Helicobacter pylori eradication / / Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. 2004. – Vol. 16. – P 1183-1188.

9. Hojo M., Miwa H., Ohkusa T. et al. Alteration of histological gastritis after cure of Helicobacter pylori Infection // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2002. – Vol. 16. – P 1923-1932.

10. Ito M., Haruma K., Kamada T. et al. Helicobacter pylori eradication therapy improves atrophic gastritis and intestinal metaplasia: a 5-year prospective study of patients with atrophic gastritis // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2002. – Vol. 16. – P 1449-1456.

11. Kato S, Ozawa K, Koike T. et al. Effect of Helicobacter pylori infection on gastric acid secretion and meal-stimulated serum gastrin in children // Helicobacter. – 2004. – Vol. 9. – P 100-105.

12. Malfertheiner P., Megraud F., O’Morain C. et al. Current concepts in the management of Helicobacter pylori infection. The Maastricht 2-2000 Consensus Report // Aliment. Pharmacol. Ther. – 2002. – Vol. 16.

– P 167-180.

13. Megraud F, Lamouliatte H. Review article: the treatment of refractory Helicobacter pylori infection / / Aliment. Pharmacol. Ther. – 2003. – Vol. 17. – P 1333-1343.

14. Oda Y, Miwa J., Kaise M. et al. Five-year follow-up study of histological and endoscopic alterations in the gastric mucosa after Helicobacter pylori eradication // Dig. Endosc. – 2004. – Vol. 16. – P 213-218.

15. Sakaki N., Kozawa H., Egawa N. et al. Ten-year prospective follow-up study on the relationship between Helicobacter pylori infection and progression of atrophic gastritis, particularly assessed by endoscopic findings // Aliment. Pharmacol. Ther. -2002. – Vol. 16. – P 198-203.

16. Satoh K, Kimura K, Takimoto T, Kihira K. A follow-up study of atrophic gastritis and intestinal metaplasia after eradication of Helicobacter pylori // Helicobacter.

– 1998. – Vol. 3. – P 236-240.

17. Sung J.J., Lin S.R., Ching J.Y. et al. Atrophy and intestinal metaplasia one year after cure of H.pylori infection: a prospective, randomized study // Gastroenterology. – 2000. – Vol. 119. – P 7-14.

18. Walker M.M. Is intestinal metaplasia of the stomach reversible? // Gut. – 2003. – Vol. 52. – P 1-4.

19. Yamada T., Miwa H., Fujino T. et al. Improvement of gastric atrothy after Helicobacter pylori eradication therapy // J. Clin. Gastroenterol. – 2003. – Vol. 36. -P 405-410.

Поступила 06.09.2005 г. Принята в печать 26.09.2005 г.

Клинические исследование Рак желудка: Эрадикация Helicobacter pylori, плацебо – Реестр клинических исследований

Подробное описание

Helicobacter pylori (H. pylori) – первичный этиологический агент, приводящий к хроническому гастриту. и язвенная болезнь. Этот организм также связан с раком желудка в эпидемиологических условиях. исследования. Однако подробный механизм канцерогенеза остается неизвестным. Гистолопатологический исследования показывают, что хроническая инфекция H. pylori прогрессирует в течение десятилетий через стадии хронический гастрит, атрофия, кишечная метаплазия, дисплазия и рак. Атрофия желудка и кишечная метаплазия рассматривается как предраковое поражение, но может ли H. pylori Искоренение улучшает эти поражения, является спорным. И вопрос не оценивался в больные раком желудка. Однако, несмотря на отсутствие доказательств, подтвержденных хорошо разработанным исследования, текущие руководящие принципы из Европы и Японии рекомендуют лечение эрадикации H. pylori при пациенты, которые лечились от рака желудка хирургическим или эндоскопическим путем. Таким образом, это важно оценить, может ли эрадикация H. pylori улучшить известное предраковое поражение, то есть атрофия желез и кишечная метаплазия у больных раком желудка. Такие гистологическое улучшение может в конечном итоге снизить развитие вторичного рака желудка и предоставить доказательства для текущих руководящих принципов. Helicobacter pylori – первичный этиологический агент приводящие к хроническому гастриту и язвенной болезни. Организм также связан с желудочным рак в эпидемиологических исследованиях. Однако подробный механизм канцерогенеза остается неизвестно. Гистолопатологические исследования показывают, что хроническая инфекция H. pylori прогрессирует. на протяжении десятилетий через стадии хронического гастрита, атрофии, кишечной метаплазии, дисплазии и рак. Атрофия желудка и кишечная метаплазия считаются предраковыми поражениями. но вопрос о том, улучшает ли эрадикация H. pylori эти поражения, остается спорным. И проблема не оценивался у больных раком желудка. Однако, несмотря на отсутствие доказательств, доказанных согласно хорошо спланированному исследованию, текущие руководящие принципы из Европы и Японии рекомендуют H. pylori эрадикационное лечение у пациентов, леченных от рака желудка хирургическим или хирургическим путем. эндоскопически. Таким образом, важно оценить, может ли эрадикация H. pylori улучшить известное предраковое поражение, то есть атрофия желез и кишечная метаплазия при раке желудка пациенты. Такое гистологическое улучшение может в конечном итоге уменьшить вторичный рак желудка. разработки и предоставить доказательства для текущих руководств.

Россия напала на Украину!

Россия напала на Украину!

Мы, украинцы, надеемся, что вы уже знаете об этом. Ради ваших детей и какой-либо надежды на свет в конце этого ада –  пожалуйста, дочитайте наше письмо .

Всем нам, украинцам, россиянам и всему миру правительство России врало последние два месяца. Нам говорили, что войска на границе “проходят учения”, что “Россия никого не собирается захватывать”, “их уже отводят”, а мирное население Украины “просто смотрит пропаганду”. Мы очень хотели верить вам.

Но в ночь на 24-ое февраля Россия напала на Украину, и все самые худшие предсказания  стали нашей реальностью .

Киев, ул. Кошица 7а. 25.02.2022

 Это не 1941, это сегодня. Это сейчас. 
Больше 5 000русских солдат убито в не своей и никому не нужной войне
Более 300мирных украинских жителей погибли
Более 2 000мирных людей ранено

Под Киевом горит нефтебаза – утро 27 февраля, 2022.

Нам искренне больно от ваших постов в соцсетях о том, что это “все сняли заранее” и “нарисовали”, но мы, к сожалению, вас понимаем.

Неделю назад никто из нас не поверил бы, что такое может произойти в 2022.

Метро Киева, Украина — с 25 февраля по сей день

Мы вряд ли найдем хоть одного человека на Земле, которому станет от нее лучше. Три тысячи ваших солдат, чьих-то детей, уже погибли за эти три дня. Мы не хотим этих смертей, но не можем не оборонять свою страну.

И мы все еще хотим верить, что вам так же жутко от этого безумия, которое остановило всю нашу жизнь.

Нам очень нужен ваш голос и смелость, потому что сейчас эту войну можете остановить только вы. Это страшно, но единственное, что будет иметь значение после – кто остался человеком.

ул. Лобановского 6а, Киев, Украина. 26.02.2022

Это дом в центре Киева, а не фото 11-го сентября. Еще неделю назад здесь была кофейня, отделение почты и курсы английского, и люди в этом доме жили свою обычную жизнь, как живете ее вы.

P.S. К сожалению, это не “фотошоп от Пентагона”, как вам говорят. И да, в этих квартирах находились люди.

“Это не война, а только спец. операция.”

Это война.

Война – это вооруженный конфликт, цель которого – навязать свою волю: свергнуть правительство, заставить никогда не вступить в НАТО, отобрать часть территории, и другие. Обо всем этом открыто заявляет Владимир Путин в каждом своем обращении.

“Россия хочет только защитить ЛНР и ДНР.”

Это не так.

Все это время идет обстрел городов во всех областях Украины, вторые сутки украинские военные борются за Киев.

На карте Украины вы легко увидите, что Львов, Ивано-Франковск или Луцк – это больше 1,000 км от ЛНР и ДНР. Это другой конец страны. 25 февраля, 2022 – места попадания ракет

25 февраля, 2022 – места попадания ракет “Мирных жителей это не коснется.”

Уже коснулось.

Касается каждого из нас, каждую секунду. С ночи четверга никто из украинцев не может спать, потому что вокруг сирены и взрывы. Тысячи семей должны были бросить свои родные города.
Снаряды попадают в наши жилые дома.

Больше 1,200 мирных людей ранены или погибли. Среди них много детей.
Под обстрелы уже попадали в детские садики и больницы.
Мы вынуждены ночевать на станциях метро, боясь обвалов наших домов.
Наши жены рожают здесь детей. Наши питомцы пугаются взрывов.

“У российских войск нет потерь.”

Ваши соотечественники гибнут тысячами.

Нет более мотивированной армии чем та, что сражается за свою землю.
Мы на своей земле, и мы даем жесткий отпор каждому, кто приходит к нам с оружием.

“В Украине – геноцид русскоязычного народа, а Россия его спасает.”

Большинство из тех, кто сейчас пишет вам это письмо, всю жизнь говорят на русском, живя в Украине.

Говорят в семье, с друзьями и на работе. Нас никогда и никак не притесняли.

Единственное, из-за чего мы хотим перестать говорить на русском сейчас – это то, что на русском лжецы в вашем правительстве приказали разрушить и захватить нашу любимую страну.

“Украина во власти нацистов и их нужно уничтожить.”

Сейчас у власти президент, за которого проголосовало три четверти населения Украины на свободных выборах в 2019 году. Как у любой власти, у нас есть оппозиция. Но мы не избавляемся от неугодных, убивая их или пришивая им уголовные дела.

У нас нет места диктатуре, и мы показали это всему миру в 2013 году. Мы не боимся говорить вслух, и нам точно не нужна ваша помощь в этом вопросе.

Украинские семьи потеряли больше 1,377,000 родных, борясь с нацизмом во время Второй мировой. Мы никогда не выберем нацизм, фашизм или национализм, как наш путь. И нам не верится, что вы сами можете всерьез так думать.

“Украинцы это заслужили.”

Мы у себя дома, на своей земле.

Украина никогда за всю историю не нападала на Россию и не хотела вам зла. Ваши войска напали на наши мирные города. Если вы действительно считаете, что для этого есть оправдание – нам жаль.

Мы не хотим ни минуты этой войны и ни одной бессмысленной смерти. Но мы не отдадим вам наш дом и не простим молчания, с которым вы смотрите на этот ночной кошмар.

Искренне ваш, Народ Украины

ФАРМАТЕКА » Эрадикация инфекции Helicobacter pylori как стратегия профилактики рака желудка: положения консенсуса Маастрихт-V (2015)

1. Маев И.В., Самсонов А.А., Андреев Д.Н. Инфекция Helicobacter pylori. М., 2016, 256 с.

2. Morgan D.R., Crowe S.E. Helicobacter pylori infection. In: Sleisenger and Fordtran’s Gastrointestinal and Liver Disease: Pathophysiology, Diagnosis, Management / edited by M. Feldman, L.S. Friedman, L.J. Brandt. 10th ed. 2015.

3. Маев И.В., Кучерявый Ю.А., Андреев Д.Н., Баркалова Е.В. Эрадикационная терапия инфекции Helicobacter pylori: обзор мировых тенденций. Терапевтический архив. 2014;3:94–9.

4. Маев И.В., Андреев Д.Н., Самсонов А.А., Дичева Д.Т., Парцваниа-Виноградова Е.В. Эволюция представлений о дефиниции, классификации, диагностике и лечении гастрита, ассоциированного с инфекцией Helicobacter pylori (по материалам киотского консенсуса, 2015). Фарматека. 2016;6:24–33.

5. Abrams J.A., Quante M. Adenocarcinoma of the Stomach and Other. In.: Sleisenger and Fordtran’s Gastrointestinal and Liver Disease: Pathophysiology, Diagnosis, Management / edited by M. Feldman, L.S. Friedman, L.J. Brandt. 10th ed. 2015.

6. Маев И.В., Андреев Д.Н. Рак желудка: факторы риска и возможности канцеропревенции. Consilium Medicum. 2014;16(12):45–50.

7. Чиссов В.И., Старинский В.В., Петрова Г.В. (ред.) Злокачественные новообразования в России в 2011 году (заболеваемость и смертность). М., 2013.

8. Schistosomes, liver flukes and Helicobacter pylori. IARC Working Group on the Evaluation of Carcinogenic Risks to Humans. Lyon, 7–14 June 1994. IARC Monogr. Eval. Carcinog. Risks Hum. 1994;61:1–241.

9. Correa P. Helicobacter pylori and gastric cancer: state of the art. Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. 1996;5:477–81.

10. Malfertheiner P., Megraud F., O’Morain C.A., Gisbert J.P., Kuipers E.J., Axon A.T., Bazzoli F., Gasbarrini A., Atherton J., Graham D.Y., Hunt R., Moayyedi P., Rokkas T., Rugge M., Selgrad M., Suerbaum S., Sugano K., El-Omar E.M. Management of Helicobacter pylori infection the Maastricht V/Florence Consensus Report. Gut. 2017;66(1):6–30.

11. Barreto-Zuniga R., Maruyama M., Kato Y., Aizu K., Ohta H., Takekoshi T., Bernal S.F. Significance of Helicobacter pylori infection as a risk factor in gastric cancer: serological and histological studies. J. Gastroenterol. 1997;32:289–94.

12. Miehlke S., Hackelsberger A., Meining A., von Arnim U., Muller P., Ochsenkuhn T., Lehn N., Malfertheiner P., Stolte M., Bayerdorffer E. Histological diagnosis of Helicobacter pylori gastritis is predictive of a high risk of gastric carcinoma. Int. J. Cancer. 1997;73:837–39.

13. Nomura A.M., Stemmermann G.N., Chyou P.H. Gastric cancer among the Japanese in Hawaii. Jpn. J. Cancer Res. 1995;86:916–23.

14. Forman D., Newell D.G., Fullerton F., Yarnell J.W., Stacey A.R., Wald N., Sitas F. Association between infection with Helicobacter pylori and risk of gastric cancer: evidence from a prospective investigation. BMJ. 1991;302:1302–305.

15. Kamangar F., Qiao Y.L., Blaser M.J., Sun X.D., Katki H., Fan J.H., Perez-Perez G.I., Abnet C.C., Zhao P., Mark S.D., Taylor P.R., Dawsey S.M. Helicobacter pylori and oesophageal and gastric cancers in a prospective study in China. Br. J. Cancer. 2007;96:172–76.

16. Uemura N., Okamoto S., Yamamoto S., Matsumura N., Yamaguchi S., Yamakido M., Taniyama K., Sasaki N., Schlemper R.J. Helicobacter pylori infection and the development of gastric cancer. N. Engl. J. Med. 2001;345:784–89.

17. Matos J.I., de Sousa H.A., Marcos-Pinto R., Dinis-Ribeiro M. Helicobacter pylori CagA and VacA genotypes and gastric phenotype: a meta-analysis. Eur. J. Gastroenterol. Hepatol. 2013;25(12):1431–41.

18. Wroblewski L.E., Peek R.M. Jr. Helicobacter pylori in gastric carcinogenesis mechanisms. Gastroenterol. Clin. N. Am. 2013;42:285–98.

19. Hansson L.E., Engstrand L., Nyrén O., Evans D.J. Jr, Lindgren A., Bergström R., Andersson B., Athlin L., Bendtsen O., Tracz P. Helicobacter pylori infection: independent risk indicator of gastric adenocarcinoma. Gastroenterology. 1993;105:1098–103.

20. Hansson L.R., Engstrand L., Nyrén O., Lindgren A. Prevalence of Helicobacter pylori infection in subtypes of gastric cancer. Gastroenterology. 1995;109:885–88.

21. Bornschein J., Selgrad M., Warnecke M., Kuester D., Wex T., Malfertheiner P. H. pylori infection is a key risk factor for proximal gastric cancer. Dig. Dis. Sci. 2010;55:3124–31.

22. Abrams J.A., Gonsalves L., Neugut A.I. Diverging trends in the incidence of reflux-related and Helicobacter pylori-related gastric cardia cancer. J. Clin. Gastroenterol. 2013;47:322–27.

23. Kamada T., Kurose H., Yamanaka Y., Manabe N., Kusunoki H., Shiotani A., Inoue K., Hata J., Matsumoto H., Akiyama T., Hirai T., Sadahira Y., Haruma K. Relationship between gastro-esophageal junction adenocarcinoma and Helicobacter pylori infection in Japan. Digestion. 2012;85:256–60.

24. Fuccio L., Zagari R.M., Eusebi L.H., Laterza L., Cennamo V., Ceroni L., Grilli D., Bazzoli F. Meta-analysis: can Helicobacter pylori eradication treatment reduce the risk for gastric cancer? Ann. Intern. Med. 2009;151(2):121–28.

25. Chen H.N., Wang Z., Li X., Zhou Z.G. Helicobacter pylori eradication cannot reduce the risk of gastric cancer in patients with intestinal metaplasia and dysplasia: evidence from a meta-analysis. Gastric Cancer. 2016;19(1):166–75.

26. Lee Y.C., Chiang T.H., Chou C.K., Tu Y.K., Liao W.C., Wu M.S., Graham D.Y. Association Between Helicobacter pylori Eradication and Gastric Cancer Incidence: A Systematic Review and Meta-analysis. Gastroenterology. 2016;150(5):1113–24.

27. González C.A., Megraud F., Buissonniere A., Lujan Barroso L., Agudo A., Duell E.J., et al. Helicobacter pylori infection assessed by ELISA and by immunoblot and noncardia gastric cancer risk in a prospective study: the Eurgast-EPIC project. Ann. Oncol. 2012;23:1320–24.

28. Ramon J.M., Serra L., Cerdo C., Oromi J. Dietary factors and gastric cancer risk. A case-control study in Spain. Cancer. 1993;71:1731–35.

29. Nazario C.M., Szklo M., Diamond E., Román-Franco A., Climent C., Suarez E., Conde J.G. Salt and gastric cancer: A case-control study in Puerto Rico. Int. J. Epidemiol. 1993;22:790–97.

30. Loh J.T., Torres V.J., Cover T.L. Regulation of Helicobacter pylori cagA expression in response to salt. Cancer Res. 2007;67:4709–15.

31. Gamboa-Dominguez A., Ubbelohde T., Saqui-Salces M., Romano-Mazzoti L., Cervantes M., Domínguez-Fonseca C., de la Luz Estreber M., Ruíz-Palacios G.M. Salt and stress synergize H. pylori-induced gastric lesions, cell proliferation, and p21 expression in Mongolian gerbils. Dig. Dis. Sci. 2007;52:1517–26.

32. Zhou L., Sung J.J., Lin S., Jin Z., Ding S., Huang X., Xia Z., Guo H., Liu J., Chao W. A five-year follow-up study on the pathological changes of gastric mucosa after H. pylori eradication. Chin. Med. J. 2003;116:11–4.

33. Gatta L., Di Mario F., Vaira D., Rugge M., Franzè A., Plebani M., Cavestro G.M., Lucarini P., Lera M., Scarpignato C. Quantification of serum levels of pepsinogens and gastrin to assess eradication of Helicobacter pylori. Clin. Gastroenterol. Hepatol. 2011;9:440–42.

34. Leja M., Lapina S., Polaka I., Rudzite D., Vilkoite I., Daugule I., Belkovets A., Pimanov S., Makarenko J., Tolmanis I., Lejnieks A., Boka V., Rumba-Rozenfelde I., Vikmanis U. Pepsinogen testing for evaluation of the success of Helicobacter pylori eradication at 4 weeks after completion of therapy. Medicina (Kaunas). 2014;50:8–13.

35. Okubo M., Tahara T., Shibata T., Nakamura M., Yoshioka D., Maeda Y., Yonemura J., Ishizuka T., Arisawa T., Hirata I. Changes in gastric mucosal patterns seen by magnifying NBI during H. pylori eradication. J. Gastroenterol. 2011;46:175–82.

36. Lee Y.C., Chen T.H., Chiu H.M., Shun C.T., Chiang H., Liu T.Y., Wu M.S., Lin J.T. The benefit of mass eradication of Helicobacter pylori infection: a community-based study of gastric cancer prevention. Gut. 2013;62:676–82.

37. Jung D.H., Kim J.H., Chung H.S., Park J.C., Shin S.K., Lee S.K., Lee Y.C. Helicobacter pylori eradication on the prevention of metachronous lesions after endoscopic resection of gastric neoplasm: a meta-analysis. PLoS One. 2015;10:e0124725.

38. Arkkila P.E., Seppälä K., Färkkilä M.A., Veijola L., Sipponen P. Helicobacter pylori eradication in the healing of atrophic gastritis: a one-year prospective study. Scand. J. Gastroenterol. 2006;41:782–90.

39. Mera R., Fontham E.T., Bravo L.E., Bravo J.C., Piazuelo M.B., Camargo M.C., Correa P. Long term follow up of patients treated for Helicobacter pylori infection. Gut. 2005;54:1536–40.

40. Rokkas T., Pistolias D., Sechopoulos P., Robotis I., Margantinis G. The long-term impact of Helicobacter pylori eradication on gastric histology: a systematic review and meta-analysis. Helicobacter. 2007;12(suppl 2):32–8.

41. Kong Y.J., Yi H.G., Dai J.C., Wei M.X. Histological changes of gastric mucosa after Helicobacter pylori eradication: a systematic review and meta-analysis. World J. Gastroenterol. 2014;20:5903–11.

42. Ma J.L., Zhang L., Brown L.M., Li J.Y., Shen L., Pan K.F., Liu W.D., Hu Y., Han Z.X., Crystal-Mansour S., Pee D., Blot W.J., Fraumeni J.F. Jr, You W.C., Gail M.H. Fifteen-year effects of Helicobacter pylori, garlic, and vitamin treatments on gastric cancer incidence and mortality. J. Natl. Cancer Inst. 2012;104:488–92.

43. Wong B.C., Lam S.K., Wong W.M., Chen J.S., Zheng T.T., Feng R.E., Lai K.C., Hu W.H., Yuen S.T., Leung S.Y., Fong D.Y., Ho J., Ching C.K., Chen J.S.; China Gastric CancerStudy Group. Helicobacter pylori eradication to prevent gastric cancer in a high-risk region of China: a randomized controlled trial. JAMA. 2004;291:187–94.

44. Areia M., Carvalho R., Cadime A.T., Rocha Gonçalves F., Dinis-Ribeiro M. Screening for gastric cancer and surveillance of premalignant lesions: a systematic review of cost-effectiveness studies. Helicobacter. 2013;18(5):325–37.

45. Roderick P., Davies R., Raftery J., Crabbe D., Pearce R., Patel P., Bhandari P. Cost-effectiveness of population screening for Helicobacter pylori in preventing gastric cancer and peptic ulcer disease, using simulation. J. Med. Screen. 2003;10:148–56.

46. Vergara M., Catalán M., Gisbert J.P., Calvet X. Meta-analysis: role of Helicobacter pylori eradication in the prevention of peptic ulcer in NSAID users. Aliment. Pharmacol. Ther. 2005;21:1411–18.

47. Маев И.В., Андреев Д.Н., Дичева Д.Т. Гастропатии, индуцированные нестероидными противовоспалительными средствами: патогенетически обоснованные подходы к профилактике и терапии. Фарматека. 2016;2:49–54.

48. Fock K.M., Katelaris P., Sugano K., Ang T.L., Hunt R., Talley N.J., Lam S.K., Xiao S.D., Tan H.J., Wu C.Y., Jung H.C., Hoang B.H., Kachintorn U., Goh K.L., Chiba T., Rani A.A.; Second Asia-Pacific Conference. Second Asia-Pacific consensus guidelines for Helicobacter pylori infection. J. Gastroenterol. Hepatol. 2009;24:1587–600.

49. Pan K.F., Zhang L., Gerhard M., Ma J.L., Liu W.D., Ulm K., Wang J.X., Zhang L., Zhang Y., Bajbouj M., Zhang L.F., Li M., Vieth M., Liu R.Y., Quante M., Wang L.H., Suchanek S., Zhou T., Guan W.X., Schmid R., Classen M., You W.C. A large randomised controlled intervention trial to prevent gastric cancer by eradication of Helicobacter pylori in Linqu County, China: baseline results and factors affecting the eradication. Gut. 2016;65:9–18.

50. Herrero R., Parsonnet J., Greenberg E.R. Prevention of gastric cancer. JAMA. 2014;312:1197–98.

51. Miki K. Gastric cancer screening by combined assay for serum anti-Helicobacter pylori IgG antibody and serum pepsinogen levels – «ABC method». Proc. Jpn. Acad. Ser. B. Phys. Biol. Sci. 2011;87(7):405–4.

52. Miki K. Gastric cancer screening using the serum pepsinogen test method. Gastric Cancer. 2006;9:245–53.

53. Watabe H., Mitsushima T., Yamaji Y., Okamoto M., Wada R., Kokubo T., Doi H., Yoshida H., Kawabe T., Omata M. Predicting the development of gastric cancer from combining Helicobacter pylori antibodies and serum pepsinogen status: a prospective endoscopic cohort study. Gut. 2005;54:764–68.

54. Tanaka M., Ono H., Hasuike N., Takizawa K. Endoscopic submucosal dissection of early gastric cancer. Digestion. 2008;77(Suppl. 1):23–8.

55. Isajevs S., Liepniece-Karele I., Janciauskas D., Moisejevs G., Putnins V., Funka K., Kikuste I., Vanags A., Tolmanis I., Leja M. Gastritis staging: interobserver agreement by applying OLGA and OLGIM systems. Virchows Arch. 2014;464:403–7.

56. Capelle L.G., de Vries A.C., Haringsma J., Ter Borg F., de Vries R.A., Bruno M.J., van Dekken H., Meijer J., van Grieken N.C., Kuipers E.J. The staging of gastritis with the OLGA system by using intestinal metaplasia as an accurate alternative for atrophic gastritis. Gastrointest. Endosc. 2010;71:1150–58.

57. Bergman M., Huikko S., Huovinen P., Paakkari P., Seppälä H; Finnish Study Group for Antimicrobial Resistance (FiRe Network). Macrolide and azithromycin use are linked to increased macrolide resistance in Streptococcus pneumoniae. Antimicrob. Agents Chemother. 2006;50:3646–50.

58. Megraud F. Potential impact of bacterial resistance after population-based Helicobacter pylori treatment. In: Helicobacter pylori eradication as a strategy for preventing gastric cancer. Lyon: IARC, 2014:80–7.

59. Кучерявый Ю.А., Андреев Д.Н., Баркалова Е.В. Клинико-молекулярные аспекты резистентности Helicobacter pylori к антибактериальным препаратам. Медицинский совет. 2013;10:11-5.

60. Maev I., Andreev D., Kucheryavyi Yu., Dicheva D. Molecular mechanisms of Helicobacter pylori antibiotic resistance. Archiv EuroMedica. 2013;3(2):27–9.

61. Gisbert J.P., María Pajares J. Helicobacter pylori resistance to metronidazole and to clarithromycin in Spain. A systematic review. Med. Clin. 2001;116:111–16.

62. Zeng M., Mao X.H., Li J.X., Tong W.D., Wang B., Zhang Y.J., Guo G., Zhao Z.J., Li L., Wu D.L., Lu D.S., Tan Z.M., Liang H.Y., Wu C., Li D.H., Luo P., Zeng H., Zhang W.J., Zhang J.Y., Guo B.T., Zhu F.C., Zou Q.M. Efficacy, safety, and immunogenicity of an oral recombinant Helicobacter pylori vaccine in children in China: a randomised, double-blind, placebo-controlled, phase 3 trial. Lancet. 2015;386:1457–64.

63. Maev I.V., Andreev D.N., Kucheryavyi Yu.A., Dicheva D.T. Host factors influencing the eradication rate of Helicobacter pylori. World Appl. Sci. J. 2014;30:134–40.

64. Маев И.В., Кучерявый Ю.А., Андреев Д.Н. Актуальные возможности оптимизации антихеликобактерной терапии. Лечащий врач. 2014;4:73–9.

65. Ивашкин В.Т., Шептулин А.А., Маев И.В. и др. Клинические рекомендации Российской гастроэнтерологической ассоциации по диагностике и лечению язвенной болезни. Рос. журн. гастроэнтерол. гепатол. колопроктол. 2016;26(6):40–54.

66. Serrano D., et al. The influence of CYP2C19 genetic polymorphism on the pharmacokinetics/pharmacodynamics of proton pump inhibitor-containing Helicobacter pylori treatment. Curr. Drug Metab. 2012;13:1303–12.

67. Padol S., Yuan Y., Thabane M., et al. The effect of CYP2C19 polymorphisms on H. pylori eradication rate in dual and triple first-line PPI therapies: a meta-analysis. Am. J. Gastroenterol. 2006;101(7):1467–75.

68. McNicholl A.G., Linares P.M., Nyssen O.P., Calvet X., Gisbert J.P. Meta-analysis: esomeprazole or rabeprazole vs. first-generation pump inhibitors in the treatment of Helicobacter pylori infection. Aliment Pharmacol. Ther. 2012;36(5):414–25.

69. Kuo C.H., Wang S.S., Hsu W.H., et al. Rabeprazole can overcome the impact of CYP2C19 polymorphism on quadruple therapy. Helicobacter. 2010;15(4):265–72.

70. Kuo C.H., Lu C.Y., Shih H.Y., Liu C.J., Wu M.C., Hu H.M., Hsu W.H., Yu F.J., Wu D.C., Kuo F.C. CYP2C19 polymorphism influences Helicobacter pylori eradication. World J. Gastroenterol. 2014;20(43):16029–36.

71. Ohara T., Goshi S., Taneike I., Tamura Y., Zhang H.M., Yamamoto T. Inhibitory action of a novel proton pump inhibitor, rabeprazole, and its thioether derivative against the growth and motility of clarithromycin-resistant Helicobacter pylori. Helicobacter. 2001;6(2):125–29.

72. Zhang Z., Liu Z.Q., Zheng P.Y., Tang F.A., Yang P.C. Influence of efflux pump inhibitors on the multidrug resistance of Helicobacter pylori. World J. Gastroenterol. 2010;16(10):1279–84.

73. Niv Y. Helicobacter pylori and gastric mucin expression: A systematic review and metaanalysis. World J. Gastroenterol. 2015;21(31):9430–36.

74. Skoczylas T., Sarosiek I., Sostarich S., et al. Signicant enhancement of gastric mucin content after rabeprazole administration: its potential clinical signicance in acid-related disorders. Dig. Dis. Sci. 2003;48:322–28.

Эрадикационная терапия Helicobacter pylori для профилактики рака желудка: систематический обзор и метаанализ

Цели: Рак желудка тесно связан с Helicobacter pylori ( H. pylori ). Мы провели предыдущий систематический обзор и метаанализ, в которых предполагалось, что эрадикационная терапия снижает заболеваемость раком желудка в будущем, но величина эффекта была неопределенной, и не было снижения смертности, связанной с раком желудка.Мы обновили этот метаанализ по мере накопления новых данных. Мы также оценили влияние эрадикационной терапии на будущий риск развития рака желудка у пациентов, перенесших эндоскопическую резекцию слизистой оболочки по поводу неоплазии желудка.

Дизайн: Мы провели поиск медицинской литературы по февраль 2020 года, чтобы выявить рандомизированные контролируемые испытания (РКИ), в которых изучалось влияние эрадикационной терапии на последующее возникновение рака желудка у здоровых человек, инфицированных H.pylori -положительные взрослые, и H.pylori -положительные пациенты с неоплазией желудка, перенесшие эндоскопическую резекцию слизистой оболочки. Контрольная группа получала плацебо или не получала никакого лечения. Последующее наблюдение продолжалось ≥2 лет. Мы оценили число относительных рисков (RR), необходимое для лечения (NNT), и оценили годы жизни с поправкой на инвалидность (DALY), полученные в результате скрининга из метаанализа.

Результаты: Мы выявили 10 РКИ, семь из которых включали 8323 здоровых человека и три рандомизированных 1841 пациента с неоплазией желудка.У здоровых лиц эрадикационная терапия снижала заболеваемость раком желудка (ОР=0,54; 95% ДИ от 0,40 до 0,72, NNT=72) и снижала смертность от рака желудка (ОР=0,61; 95% ДИ от 0,40 до 0,92, NNT=135). , но не влияет на смертность от всех причин. Эти данные предполагают, что 8 743 815 DALY (95% ДИ от 5 646 173 до 11 847 456) можно было бы получить, если бы скрининг и лечение населения осуществлялись во всем мире. У пациентов с неоплазией желудка эрадикационная терапия также снижала частоту развития рака желудка в будущем (RR=0.49; 95% ДИ от 0,34 до 0,70, NNT=21). О нежелательных явлениях сообщалось не полностью.

Заключение: Имеются умеренные доказательства того, что эрадикационная терапия H. pylori снижает заболеваемость раком желудка у здоровых людей и пациентов с неоплазией желудка в странах Восточной Азии. Также наблюдается снижение смертности от рака желудка.

Ключевые слова: рак желудка; хеликобактер пилори; метаанализ.

Массовая ликвидация Helicobacter pylori для снижения заболеваемости и смертности от рака желудка: долгосрочное когортное исследование на островах Мацу

Введение

Рак желудка является третьей ведущей причиной смерти от рака во всем мире, на которую ежегодно приходится более 800 000 смертей .1 2 Большинство случаев являются следствием инфекции Helicobacter pylori и одного из видов рака, связанных с воспалением.Как правило, рак развивается после длительного периода многоступенчатого процесса от хронического воспаления желудка, атрофии слизистой оболочки, метапластического эпителия, интраэпителиальной неоплазии и, наконец, до инвазивной аденокарциномы.3 Эрадикация H. pylori приводит к заживлению воспаления и H. pylori- ассоциированные с слизистой оболочкой и генетические повреждения.4 Влияние сроков эрадикации H. pylori на риск рака лучше всего визуализируется при изучении связанного с возрастом увеличения риска рака желудка, которое показывает, что изначально существует длительный латентный период низкого риска, за которым следует период экспоненциально повышенного риска.Таким образом, считается, что общая эффективность эрадикации H. pylori с точки зрения профилактики рака зависит от того, когда в цепочке прогрессирования инфекция будет ликвидирована.

Возможность устранения или значительного снижения угрозы рака желудка путем эрадикации H. pylori привлекает все больше внимания.5 Тот факт, что клинические испытания, основанные на пациентах в больницах, подтвердили эффективность лечения антибиотиками в профилактике рака желудка 6–9 привело к рекомендациям для массового скрининга и H.pylori в группах высокого риска.10, 11 Однако принятие этой стратегии в качестве политики здравоохранения остается спорным, поскольку долгосрочные эффекты, включая как преимущества, так и потенциальные недостатки, остаются неясными. Например, до фактического лечения любая программа массовой ликвидации должна включать несколько этапов (приглашение, участие, тестирование и направление), что может снизить величину наблюдаемой пользы по сравнению с ожидаемой на основе данных клинических испытаний.12 Кроме того, любая массовая эрадикация программа услуг по эрадикации должна признать, что популяция представляет собой динамическую когорту, а не фиксированную группу пациентов, требующую постоянного включения лиц, ранее не проходивших скрининг, которые могут нести более высокий риск инфицирования H.pylori, , увеличивают риск повторного заражения у пациентов после лечения и снижают эффективность лечения.13 Помимо пользы, существует ряд теоретических недостатков. Например, поскольку эрадикация инфекции H. pylori может восстановить или улучшить секрецию желудочного сока, было высказано предположение, что это может усилить кислотный рефлюкс в пищевод и даже привести к увеличению числа случаев аденокарциномы пищевода.14 Лечение антибиотиками также имеет потенциал нарушить микробиоту кишечника, что может привести к неизвестным последствиям.15 Наконец, существует озабоченность по поводу его влияния на глобальную устойчивость к противомикробным препаратам или появление устойчивых к антибиотикам штаммов H. pylori .16 17 Эти потенциально побочные эффекты эрадикации H. pylori в значительной степени теоретические, и необходимо срочно получить реальные доказательства. необходимо пролить свет на пользу и вред.

Программа массовой ликвидации H. pylori была запущена в зоне высокого риска рака желудка в 2004 г. на Тайване.18 Краткосрочные преимущества снижения риска H.pylori и предраковые поражения желудка были очевидны примерно через 5 лет после вмешательства, и после длительного наблюдения ожидалось значительное снижение заболеваемости раком желудка.19 Программа была продолжена с основной целью оценки долгосрочных преимуществ. массовой ликвидации в снижении заболеваемости раком желудка и смертности от рака желудка. Это можно получить путем сравнения данных за периоды до и после ликвидации (1995–2003 и 2004–2016/2018 соответственно) в одной и той же популяции с поправкой на снижение заболеваемости раком желудка благодаря улучшению санитарии и гигиены (так называемые «исторический эффект»).В дополнение к количественной оценке преимуществ, мы также оценили предполагаемые побочные эффекты, если таковые имеются.

Методы

Исследуемое население и профилактическая программа

Подходящее население состояло из жителей островов Мацу на Тайване в возрасте ≥30 лет, зарегистрированных в Регистре населения. Из-за высокого риска рака желудка в этой популяции в 1995–1998 гг. была реализована первоначальная программа скрининга на основе измерений пепсиногена.20 Массовый скрининг и эрадикация H. pylori были начаты в 2004 г., краткосрочные преимущества были оценены в 2008 г., а с 2012 г. программа полностью реализуется раз в два года. этой когорты и наблюдаемое увеличение подходящих предметов.

График процесса скрининга и реализации программы показан на рисунке 1. Вкратце, с мая по июнь программа массового скрининга была инициирована персоналом первой линии в Бюро здравоохранения округа Лиенцзян на островах Мацу.Подходящие жители были приглашены по почте, телефону или через объявления в социальных сетях и газетах пройти скрининг на H. pylori с дыхательным тестом 13 C-мочевины. Исключались беременные или кормящие женщины, пациенты с серьезными сопутствующими заболеваниями и перенесшие операции на желудке. Демографические данные участников, социальные привычки и история болезни были записаны в структурированную анкету. Те, у кого был положительный результат, получили эрадикационное лечение, которое было разработано основными членами исследовательской группы (T-HC и Y-CL) и назначено врачами в больнице округа Линьцзян на островах Мацу.Первоначально назначали тройную терапию в течение 7–14 дней, состоящую из 40 мг эзомепразола 1 раз в сутки, 1 г амоксициллина 2 раза в сутки и 500 мг кларитромицина 2 раза в сутки. Обновленный режим с 2012 года представлял собой 10-дневную последовательную терапию, состоящую из 30 мг лансопразола и 1 г амоксициллина два раза в день в течение 1–5 дней, затем 30 мг лансопразола, 500 мг кларитромицина и 500 мг метронидазола два раза. в день 6-10 дней. Те, у кого первоначальная терапия оказалась неэффективной, получали повторную 10-дневную тройную терапию, состоящую из 40 мг эзомепразола один раз в день, 1 г амоксициллина два раза в день и 500 мг левофлоксацина один раз в день.Показатели эрадикации составили 85,3% и 91,4% для лечения первой и второй линии соответственно.18, 21

Рисунок 1

Хронология программы профилактики рака желудка, реализуемой на островах Мацу, Тайвань. ФГДС, эзофагогастродуоденоскопия; УБТ, уреазный дыхательный тест.

Дизайн исследования для оценки

Чтобы оценить долгосрочные преимущества и принять во внимание улучшение санитарии и гигиены в течение длительного периода исследования, что может привести к улучшению заболеваемости раком желудка, кроме эффекта от H.pylori , мы использовали дизайн исследования «до и после».22 Данные о заболеваемости и смертности от рака желудка в период с 1995 г. по конец 2003 г. (исторические контрольные данные) были использованы для следующего анализа с использованием модели Пуассона для предсказать возникновение рака желудка и смерть от рака желудка после 2004 года, соответственно, в отсутствие скрининга. Затем мы сравнили ожидаемое количество случаев с числом, наблюдаемым в период химиопрофилактики, чтобы определить величину эффективности.

Эндоскопическое исследование

В дополнение к выявлению любых поражений, подозрительных на рак, эндоскопическое исследование использовалось для оценки распространенности и тяжести предраковых поражений желудка. Их изменения с течением времени использовались для подтверждения наших основных выводов о снижении риска рака желудка. В период с сентября по октябрь, примерно через 4 месяца после программы массовой ликвидации, группа опытных эндоскопистов из больницы Национального Тайваньского университета (Тайбэй, Тайвань) провела эндоскопическое исследование.Образцы биопсии обычно брали из слизистой оболочки желудка в антральном отделе (из большой и малой кривизны на 2–3  см от привратника) и тела (по одной из малой и большой кривизны в среднем теле) с использованием модифицированного сиднейского протокола.23 Отбор проб производился в одних и тех же местах у всех испытуемых для обеспечения согласованности. Старший гистопатолог (T-HC), который не знал о клиническом статусе участников и результатах анализов, выполнил все гистологические оценки. Образцы были классифицированы с использованием обновленной Сиднейской классификации как острое воспаление (полиморфноядерные инфильтраты), хроническое воспаление (лимфоплазмоцитарные инфильтраты), атрофический гастрит (потеря железистой ткани и замена фиброзом) или кишечная метаплазия (наличие бокаловидных клеток и абсорбтивных клеток).Тяжесть каждой категории оценивалась как отсутствие, легкая, умеренная или выраженная, чтобы классифицировать тяжесть предраковых поражений с использованием критериев Operative Link для оценки атрофического гастрита (OLGA) и Operative Link для оценки кишечной метаплазии (OLGIM). .24 25

Кроме того, мы провели тест на чувствительность к антибиотикам для изолятов H. pylori , чтобы определить наличие устойчивости к антибиотикам. Биоптаты культивировали на чашках, содержащих бруцеллезный шоколадный агар с 7% овечьей крови, и инкубировали в течение 14 дней в микроаэробных условиях.Минимальные ингибирующие концентрации определяли с помощью теста на разбавление агара в лаборатории больницы Национального Тайваньского университета. Пороговые значения резистентности для амоксициллина, кларитромицина, левофлоксацина, метронидазола и тетрациклина были определены как более 0,5, 1, 1, 8 и 0,5 мг/л соответственно. Обзоры исследований устойчивости к антибиотикам проводились в 2014 и 2018 годах21.

Исходы

Первичным результатом был уровень заболеваемости раком желудка. Вторичным результатом была смертность от рака желудка.Результаты были установлены в соответствии с Национальными реестрами рака и смертности до конца 2016 и 2018 годов соответственно, поскольку эти две статистические данные были доступны с временным лагом в 2  года.26 27 Эти ежегодные отчеты характеризовались высоким охватом (> 99%; больницы на Тайване были проинструктированы сообщать обо всех случаях рака) и высокой точности (т. е. процент случаев только со свидетельством о смерти был <1%)28. Система администрирования регистрации домохозяйств.29 Поскольку все эти меры были основаны на всем населении Тайваня, уровень потерь для последующего наблюдения в нашей когорте был незначительным. Гистопатология была классифицирована в соответствии с критериями ВОЗ.30

Статистический анализ

Для исходных характеристик участников категориальные данные были выражены в процентах (%), а непрерывные данные были выражены как среднее значение (SD). Сначала мы определили уровень распространенности и уровень повторного заражения H. pylori ; первый рассчитывался как количество положительных результатов теста, деленное на количество участников, а второй как количество положительных результатов теста, деленное на человеко-годы наблюдения за теми, кто прошел успешную эрадикационную терапию.Во-вторых, мы рассчитали наличие и тяжесть предраковых поражений желудка с использованием систем OLGA и OLGIM и оценили изменения с течением времени с помощью теста тенденции Cochran-Armitage. В-третьих, для количественной оценки пользы от снижения заболеваемости раком желудка мы применили байесовскую сопряженную модель гамма-пуассона, чтобы сначала проанализировать временной тренд периода до химиопрофилактики (1995–2003 гг.), который использовался для создания исторической контрольной группы, делая поправку на тенденцию к снижению из-за самосовершенствования, как указано выше.31 Мы ежегодно обновляли параметры апостериорного гамма-распределения до 2003 г. Эти параметры, рассчитанные в период до химиопрофилактики, в дальнейшем использовались для оценки ожидаемого числа случаев рака желудка по сравнению с наблюдаемыми случаями с учетом основного количества человеко-лет после химиопрофилактики (2004–2016 гг.). ). Эффективность лечения H. pylori в снижении заболеваемости раком желудка рассчитывали как: (1 — наблюдаемое/ожидаемое число) × 100% с соответствующим 95% ДИ.Что касается эффективности снижения смертности от рака желудка, то расчеты проводились таким же образом до конца 2018 года. тенденции к 2025 году и сделать прогноз того, когда заболеваемость раком желудка будет <6 на 100 000 человеко-лет, что определяется как цель устранения угрозы рака желудка (или превращения рака желудка в редкое заболевание).32

Наконец, мы исследовали риски неблагоприятных последствий, используя два подхода. Во-первых, мы оценили тенденции заболеваемости раком пищевода и колоректальным раком в той же популяции, используя исходный 2004 год, когда началась химиопрофилактика. Во-вторых, мы провели сравнение с уровнем устойчивости к антибиотикам H. pylori в период с 2014 по 2018 год, когда программа была полностью реализована.

Базовый статистический анализ выполнен с использованием SAS V.9.4 (SAS Institute).Компьютерное программное обеспечение WinBUG использовалось для байесовского анализа. Все значения p были двусторонними, а значения p <0,05 считались статистически значимыми.

Участие пациентов и общественности

Представители общественности (C-FS и C-YL), которые разработали политику и обеспечили административную поддержку, были привлечены к настоящему исследованию в качестве соавторов.

Результаты

Посещаемость и направление к специалистам

Общее количество жителей, согласно демографическому регистру, выросло с 9359 в 2004 г. до 12 536 в 2016 г. (дополнительная онлайн-таблица 1).После первоначальных раундов в 2004 г. (n = 4121) и 2008 г. (n = 1334, в основном повторные скрининги) было 2479, 2539, 2735 и 2907 испытуемых, которые прошли скрининг в 2012, 2014, 2016 и 2018 годах соответственно. (фигура 1). Общий уровень охвата с учетом целевого населения в возрасте 30 лет и старше составил 85,5% (6512/7616). В течение всего периода реализации демографические данные были схожими, средний возраст составлял около 50 лет и 50% для обоих полов (таблица 1). Для субъектов с положительным результатом на H.pylori , общий показатель направления на лечение антибиотиками составил 93,5% (4286/4584).

Таблица 1

Исходные характеристики участников скрининга и результаты эндоскопии

Среди субъектов, прошедших верхнее эндоскопическое обследование, показатели распространенности активной пептической язвы снизились с 17,3% в 2012 г. до 3,0% в 2018 г. Результаты по рефлюкс-эзофагиту после первоначальный рост в 2008 году, в основном основанный на повторных проверках, был примерно на 25% в течение всего периода внедрения.Гистологически подтвержденный пищевод Барретта всегда был редким диагнозом. Число больных раком желудка, выявленным при скрининге (n=19), было значительно выше, чем число больных раком пищевода (n=1).

Изменения в инфекции

H. pylori и частоте реинфекции

Как показано на рисунке 2, показатели распространенности инфекции H. pylori снизились с 64,2% в 2004 г. до 15,0% в 2008 г. в течение начального периода. Опять же, показатели распространенности снизились с 28,3% до 15.7% в течение всего периода реализации (2012–2018 гг.). Уровень повторного заражения был стабильно низким: первоначальный результат составил 0,95 на 100 человеко-лет в 2008 г., а последующие результаты составили 0,34, 0,36, 0,29 и 0,74 на 100 человеко-лет в 2012, 2014, 2016 и 2018 годах соответственно.

Рисунок 2

Показатели распространенности и повторного заражения Helicobacter pylori (HP).

Следует отметить, что новые участники постоянно расширяли количество подходящих предметов. Как показано в таблице 1, было 89 (6.7%), 945 (38,1%), 494 (19,5%), 402 (14,7%) и 461 (15,9%) новых участников в 2008, 2012, 2014, 2016 и 2018 годах соответственно; среди них частота инфицирования H. pylori была высокой и составляла 46,1%, 50,2%, 39,5%, 36,3% и 39,5% соответственно.

Изменения в показателях распространенности предраковых поражений желудка

Как показано на рисунке 3, как для наличия атрофического гастрита (т.е. степени ≥1 по OLGA), так и для атрофического гастрита на поздних стадиях (т.е. степени 3 или 4 по OLGA) было значительное снижение показателей распространенности (как p<0,001). Аналогичным образом наблюдалось значительное снижение показателей распространенности кишечной метаплазии (т. е. степени ≥1 по шкале OLGIM) и кишечной метаплазии на поздних стадиях (т. е. степени 3 или 4 по шкале OLGIM), хотя величина была ниже, чем при атрофическом гастрите.

Рисунок 3

Наличие и тяжесть предраковых поражений желудка по данным систем оценки оперативного звена оценки атрофического гастрита (OLGA) и оперативного звена оценки кишечной метаплазии (OLGIM).за 2004–2018 гг. при наличии атрофического гастрита и кишечной метаплазии (т.е. степени ≥1) показатели распространенности снизились с 55,9% до 15,9% и с 31,7% до 21,4% соответственно (оба значения p<0,001). Для поздних стадий атрофического гастрита и кишечной метаплазии (т.е. степени 3 или 4) показатели распространенности снизились с 7,1% до 0 и с 11,8% до 1,8% соответственно (оба значения p<0,001).

Изменения показателей заболеваемости и смертности от рака желудка

Оценка краткосрочных преимуществ в 2008 г. показала, что как H.pylori и атрофический гастрит значительно снизились на 79% и 61% соответственно. Как сообщалось ранее, снижение заболеваемости раком желудка составило 25% (p=0,21), несмотря на короткий период наблюдения.19

Что касается долгосрочных преимуществ, как показано на рисунке 4, заболеваемость раком желудка со временем постоянно снижалась. Оценка, основанная на историческом контроле с 1995 по 2003 год, в отличие от наблюдаемого числа в период химиопрофилактики с 2004 по 2016 год (дополнительная онлайн-таблица 1), дала эффективность в снижении заболеваемости раком желудка на 53% (95% ДИ от 30% до 69%, р<0.001). Если мы экстраполируем тенденцию к снижению, уровень заболеваемости <6 на 100 000 человеко-лет будет иметь место в 2023 году, а к 2025 году ожидается большее снижение на 68% (95% ДИ от 55% до 77%, p<0,001).

Рисунок 4

Показатели заболеваемости раком желудка в период с 1995 по 2016 гг., коррелированные с началом программы массовой ликвидации в 2004 г. Пунктирная линия указывает на прогнозируемую тенденцию до 2025 г. Регрессионная модель Гамма-Пуассона была внутренне подтверждена с использованием данных о уровень заболеваемости раком желудка в период с 1995 по 2003 год по критерию согласия (χ²=4.95; р=0,84). Величину снижения риска определяли путем сравнения ожидаемого числа случаев с числом, наблюдаемым в период химиопрофилактики.

Результаты показателей смертности от рака желудка показаны на рисунке 5. Оценка, основанная на историческом контроле с 1995 по 2003 год, по сравнению с наблюдаемым числом в период химиопрофилактики с 2004 по 2018 год (дополнительная онлайн-таблица 2), дала недостоверное снижение смертности от рака желудка на 25% (95% ДИ от -14% до 51%, р=0,18).Если мы экстраполируем тенденцию к снижению, то к 2025 г. будет достигнуто значительное снижение на 39% (95% ДИ от 12% до 57%, p = 0,007). начало программы массовой ликвидации в 2004 г. Пунктирная линия указывает прогнозируемую тенденцию до 2025 г. Регрессионная модель Гамма-Пуассона была внутренне подтверждена с использованием данных о смертности от рака желудка в период с 1995 по 2003 г. с критерием согласия. тест (χ²=3.88; р=0,92). Величину снижения смертности определяли путем сравнения ожидаемого числа случаев с числом, наблюдаемым в период химиопрофилактики.

Изменения показателей заболеваемости другими видами рака пищеварительного тракта

Показатели заболеваемости раком пищевода и колоректальным раком показаны на дополнительном онлайн-рисунке 1. Сравнение показателей заболеваемости до и после программы массовой ликвидации выявило незначительные изменения 22% (95% ДИ от -39% до 83%, р=0.60) и 23% (95% ДИ от -10% до 56%, p = 0,30) для рака пищевода и колоректального рака соответственно.

Изменения показателей устойчивости к антибиотикам

H. pylori

В 2014 г. показатели устойчивости H. pylori к амоксициллину, кларитромицину, метронидазолу, левофлоксацину и тетрациклину составили 0,8% (3/369), 9,2% (34/369). 368), 21,3% (78/367), 8,4% (31/369) и 4,1% (15/367) соответственно; результаты в 2018 году составили 1,0% (2/196), 10,2% (20/196), 22,4% (44/196), 10,2% (20/196) и 4.1% (8/196) соответственно. Показатели устойчивости к антибиотикам H. pylori для четырех последовательных раундов скрининга во время полного внедрения не претерпели значительных изменений (p = 0,46).

Обсуждение

Настоящее исследование количественно оценило преимущества массового скрининга и искоренения инфекции H. pylori в районе с высокой эндемичностью инфекции H. pylori и высокой заболеваемостью раком желудка. В организованной программе с гарантированным качеством скрининга значительное снижение H.pylori сопровождалась снижением частоты предраковых поражений желудка и рака желудка. Эта замечательная эффективность сохранилась после поправки на тенденцию к снижению заболеваемости раком желудка благодаря улучшению санитарии и гигиены. Проект предполагает, что результаты в дальнейшем приведут к значительному снижению смертности от рака желудка и, в конечном итоге, к достижению цели ликвидации бремени рака желудка в этой области.

Традиционная профилактика рака желудка основана на эндоскопическом скрининге для выявления рака желудка на ранней стадии, чтобы лечение оставалось эффективным; например, всеобщий эндоскопический скрининг снизил риск смерти от рака желудка на 21% в Республике Корея.33 По сравнению с эндоскопическим скринингом массовый скрининг и эрадикация H. pylori предназначены для изменения естественного течения заболевания (т. е. цель этой стратегии — предотвратить будущий риск рака желудка). Наш вывод о снижении риска на 53% аналогичен результатам других исследований по первичной профилактике у пациентов, перенесших эндоскопическую резекцию рака желудка на ранней стадии (50%),6,7 у пациентов с предраковыми поражениями (52%)8 и в -кровные родственники больных раком желудка (55%).9 Этот результат также подтверждается результатами нескольких мета-анализов, включающих либо рандомизированные испытания, либо когортные исследования (снижение заболеваемости примерно на 50%).34,35 могут быть инициированы персоналом первой линии в учреждениях общественного здравоохранения, клиниках или больницах, что делает эту программу проще и дешевле в применении, чем вмешательства на поздних стадиях. В-третьих, эрадикационная терапия H. pylori может обеспечить дополнительные преимущества за счет лечения или профилактики H.pylori , индуцированной диспепсией или пептической язвой, что делает этот подход более экономически эффективным на популяционном уровне.36

Хотя массовая эрадикация могла бы принести наибольшую пользу в регионах с высоким риском рака желудка,34 важно отметить, что в странах с промежуточным или низким риском также есть субпопуляции с более высоким риском, которые являются кандидатами на скрининг. Такой сценарий был продемонстрирован на островах Мацу, где уровень заболеваемости раком желудка намного выше, чем на главном острове Тайвань, и аналогичен заболеваемости в прибрежных провинциях Китая с высоким риском, таких как Фуцзянь и Шаньдун.8 37 38 Кроме того, мы обнаружили, что, даже когда программа устранила инфекцию у первоначальных жителей, иммигранты с инфекцией H. pylori все еще потенциально могли повторно занести возбудитель в пострадикальное население. Таким образом, в качестве политики здравоохранения может потребоваться активный скрининг вновь прибывших и мониторинг субъектов после скрининга на повторное заражение, чтобы поддерживать уровень повторного заражения ниже порогового значения (например, 2,2 на 100 человеко-лет), чтобы поддерживать относительную экономическую эффективность лечения. программы по сравнению с эндоскопическим доступом.13

Один из прогнозов Международного агентства по изучению рака показал, что, основываясь на исторических данных, тенденция к снижению заболеваемости раком желудка имеет тенденцию быть очень медленной, особенно в странах с высоким или средним риском.32 Например, в В Японии, Чили, Литве и Китае стандартизованные по возрасту показатели заболеваемости раком желудка, принимая во внимание рост населения и старение, по оценкам, снизятся с 36,3, 21,3, 14,8 и 13,1 до 30,4, 20,8, 12,6 и 10.3 на 100 000 человеко-лет, соответственно, до конца 2035 года. Кроме того, в Республике Корея ожидается увеличение уровня заболеваемости с 40,8 до 43,4 на 100 000 человеко-лет с 2010 по 2035 год. Эти результаты показывают, что, без активного вмешательства рак желудка не станет редким заболеванием в странах с более высоким бременем болезни в обозримом будущем.39 Наше исследование показывает, что эта цель может быть достигнута быстрее посредством массового скрининга и искоренения.

Были выдвинуты гипотезы относительно возможных неблагоприятных последствий H.pylori эрадикация. Например, исследования на животных показали, что воздействие антибиотиков может нарушить микробиом кишечника в раннем возрасте, вызвать потерю биоразнообразия и потенциально привести к метаболическим нарушениям при ожирении, росте костей или иммунологическом развитии.40 Однако причинно-следственные связи отсутствуют, и Предлагаемая программа предназначена для взрослых. Долгосрочное наблюдение за нашей когортой не выявило увеличения заболеваемости другими видами рака пищеварительного тракта, предположительно мест, наиболее уязвимых для дисбактериоза, связанного с лечением антибиотиками.

Сильные стороны нашего исследования включают организованное предоставление услуг скрининга, строгие усилия, предпринятые для поддержания программы на регулярной основе, и установление результатов с помощью точной системы регистрации. Несмотря на то, что количество участников в нашей исследуемой популяции было относительно небольшим, нацеливание на подгруппы высокого риска является более применимым и обобщаемым в качестве политики здравоохранения, чем широкое лечение населения в целом.41 Однако наше исследование имеет ограничения.Основным ограничением является то, что это не было рандомизированным контролируемым исследованием, в котором были созданы группы с сопоставимыми исходными профилями для проверки эффектов эрадикационной терапии; этические соображения в этой области высокого риска не позволили использовать такой дизайн исследования. Тем не менее, используя долгосрочные исторические данные, мы смоделировали контрольный рычаг, близкий к тренду, без вмешательства. Наше снижение риска на 53% на основе сравнения наблюдаемых и ожидаемых данных было более консервативным, чем прямое сравнение показателей заболеваемости между периодами до и после химиопрофилактики (56.9 против 19,1 на 100 000 человеко-лет, снижение риска на 66%), поскольку учитывалось самоулучшение заболеваемости раком желудка. Поэтому мы считаем, что наши результаты, вероятно, приближаются к результатам рандомизированного контролируемого исследования. Во-вторых, мы обнаружили, что риск образования устойчивых штаммов H. pylori при краткосрочном курсе антибиотиков был минимальным, вероятно, потому, что мы выбрали эффективную эрадикационную терапию и повторно протестировали тех, кто завершил курс лечения либо первой, либо второй линии.21, 42 Однако наши возможности перенести этот вывод на другие бактерии человека ограничены, хотя недавние исследования показали, что у участвующих людей такие изменения носят временный характер и могут даже оказывать благотворное влияние на микробиоту кишечника.43, 44 Наконец, хотя мы продемонстрировали, что рак желудка может стать редким заболеванием при активном вмешательстве, эрадикация H. pylori не сбрасывает популяционный риск до нуля, а скорее останавливает и, возможно, снижает индивидуальное увеличение риска.Те, кто остается в группе повышенного риска (например, атрофический гастрит на поздних стадиях и кишечная метаплазия), могут получить пользу от наблюдения, чтобы точно определить личный риск и распределить эндоскопические ресурсы.45, 46

В заключение мы продемонстрировали, что массовый скрининг и эрадикация инфекции H. pylori связаны со значительным снижением заболеваемости раком желудка без признаков увеличения неблагоприятных последствий. Результаты подтверждают широкое применение этого подхода среди населения, особенно в районах с высокой распространенностью H.pylori и высокий уровень заболеваемости раком желудка, чтобы устранить угрозу этого смертельного рака.

Эрадикация Helicobacter pylori предотвращает метахронные новообразования желудка после эндоскопической резекции дисплазии желудка

Аннотация

Назначение

Недостаточно данных о роли искоренения H . pylori после эндоскопической резекции (ЭР) по поводу дисплазии желудка. Цель состояла в том, чтобы исследовать преимущества H .Эрадикация pylori после ER у пациентов с дисплазией желудка для предотвращения метахронных новообразований желудка.

Материалы и методы

Мы ретроспективно рассмотрели 1872 пациента, перенесших ЭР по поводу дисплазии желудка. Мы исключили пациентов с периодом наблюдения <2 лет или тех, кто не проходил тесты на активный H . инфекция pylori . Всего было зарегистрировано 282 пациента. Пациенты были разделены на пациентов без активного H . pylori инфекция ( H . pylori -отрицательная группа, n = 124), успешно перенесшие H . pylori эрадикация (группа эрадикации, n = 122) и те, кто не прошел или не прошел H . pylori эрадикация (персистентная группа, n = 36).

Результаты

Метахронный рецидив диагностирован у 36 больных, в том числе у 19 в H . pylori -отрицательная группа, 10 в эрадикированной группе и 7 в персистирующей группе.Совокупная частота метахронных рецидивов была значительно ниже в группе H . pylori – эрадикированная группа по сравнению с любой из H . pylori – персистентные (неликвидированные или неудавшиеся) группы ( p = 0,039). Точно так же частота метахронного рецидива была значительно ниже в группе H . Группа эрадикации pylori по сравнению с группой H . pylori -отрицательная группа ( p = 0.041).

Заключение

Успешно H . Эрадикация pylori может уменьшить развитие метахронных новообразований желудка после ЭР у пациентов с дисплазией желудка.

Образец цитирования: Шин С.Х., Юнг Д.Х., Ким Дж.Х., Чанг Х.С., Пак Дж.С., Шин С.К. и др. (2015) Helicobacter pylori Эрадикация предотвращает метахронные новообразования желудка после эндоскопической резекции дисплазии желудка. ПЛОС ОДИН 10(11): e0143257. https://дои.org/10.1371/journal.pone.0143257

Редактор: Масару Като, Национальный онкологический центр, ЯПОНИЯ

Получено: 13 августа 2015 г.; Принято: 2 ноября 2015 г.; Опубликовано: 18 ноября 2015 г.

Авторские права: © 2015 Shin et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника

Доступность данных: В целях защиты личная информация данных, используемых в рукописи, данные будут доступны по запросу от комитета по доступу к институциональным данным / этике системы здравоохранения Университета Йонсей.

Финансирование: Авторы не имеют поддержки или финансирования для отчета.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Helicobacter pylori ( H . pylori ) инфекция является канцерогеном группы I для рака желудка по определению Международного агентства по изучению рака (IARC), подразделения Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ). [1]. Корреа и др. .утверждают, что H . Инфекция pylori тесно связана с прогрессированием желудочной атрофии, кишечной метаплазии (КМ), дисплазии и рака [2]. Сообщаемая скорость прогрессирования атрофического гастрита, кишечной метаплазии и дисплазии в рак желудка варьирует от 0 до 1,8%, от 0 до 10% и от 0 до 73% в год соответственно [3]. Мужской пол является значительным фактором риска развития рака желудка с преобладанием мужчин и женщин почти 2: 1 [4]. Предыдущие исследования показали, что серопревалентность H . pylori был выше у мужчин, чем у женщин [5-7]. В настоящее время эндоскопическая резекция (ER) является общепринятым стандартным методом лечения некоторых случаев раннего рака желудка (EGC) в Корее. Поскольку дисплазия желудка является предраковым поражением, эта патология также может быть кандидатом на ER, что имеет дополнительное преимущество, заключающееся в обеспечении гистологического диагноза, который может привести к переходу от подтвержденной биопсией дисплазии к раку [8]. В Корее ER широко используется для лечения дисплазии желудка и EGC [9].ER может сохранить желудок; однако метахронный рак желудка может развиться в остатке желудка после процедуры [10,11]. По этой причине эндоскопическое наблюдение за метахронными новообразованиями желудка стало актуальной проблемой в период наблюдения после ЭР. Некоторые исследования показали, что уничтожение H . pylori после ЭР помогает предотвратить развитие метахронного рака желудка [12–14]; тем не менее, несколько других исследований не показали профилактического эффекта H .эрадикация pylori [15,16]. В настоящее время руководство по лечению H . Инфекция pylori в Корее рекомендует эрадикацию H . pylori после ЭР ЭГК по результатам положительных исследований [17]. Однако данных о роли эрадикации H недостаточно. pylori после неотложной помощи для лечения дисплазии желудка. Цель этого исследования состояла в том, чтобы определить, является ли H . Эрадикация pylori предотвращает развитие метахронных новообразований желудка у пациентов с дисплазией желудка после ЭР.

Методы

пациентов

В период с января 2007 г. по январь 2014 г. у 1872 пациентов с дисплазией желудка низкой и высокой степени тяжести была проведена неотложная помощь в больнице Северанс, Сеул, Корея. Из этих пациентов мы исключили 612 пациентов, которые не проходили тесты на активный H . pylori , включая уреазный дыхательный тест, экспресс-тест на уреазу или гистопатологическое исследование. Мы также исключили 971 пациента только с коротким периодом наблюдения (<2 лет) и 7 пациентов, у которых был рецидив в предыдущем месте ER.В конечном итоге мы включили в исследование 282 пациента для анализа. Процедуры неотложной помощи выполнялись опытными эндоскопистами, имеющими предыдущий опыт проведения более 1000 случаев эндоскопии желудка в год. Пациенты были разделены на три группы в зависимости от наличия активного H . инфекция pylori и успешная эрадикация. Блок-схема выбора и группировки пациентов показана на рис. 1: (1) пациенты без активного H . pylori инфекции во время ER ( H . pylori -отрицательная группа, n = 124), (2) успешно пролеченные H . pylori инфекция ( H . pylori – эрадикированная группа, n = 122), (3) те, у кого лечение H оказалось неэффективным. pylori или не получали лечения ( H . pylori- персистентная группа, n = 36). Между H наблюдался временной интервал не менее 6 месяцев. Лечение pylori и развитие метахронных новообразований желудка для точной оценки эффекта H .Эрадикация pylori на частоту метахронных поражений желудка после ЭР. Пациентов оценивали с точки зрения их клинико-патологических характеристик, включая возраст, пол, расположение опухоли, внешний вид, гистологический тип, размер опухоли, множественность опухолей и наличие сопутствующих язв, таких как язва желудка или двенадцатиперстной кишки. Определение курения и употребления алкоголя в анамнезе было разделено на «да» или «нет». Клинико-патологические характеристики были проанализированы ретроспективно из медицинских карт пациентов.Институциональный наблюдательный совет (IRB) больницы Северанс одобрил это исследование. Мы получили освобождение от согласия от IRB. Записи пациентов и информация были анонимными.

Оценка

H . pylori Инфекционный статус и лечение

Для определения H . Были использованы pylori инфекционный статус, быстрые уреазные и уреазные дыхательные тесты и гистологическая оценка. Пациенты, показавшие отрицательные результаты по всем трем исследованиям, были назначены на H . pylori -отрицательная группа. Пациенты, имевшие среди них положительный результат хотя бы на один тест, были отнесены к активному H . группа инфекции pylori . Активный H . Группа инфекции pylori была разделена на две группы в зависимости от результатов лечения инфекции и отнесена либо к эрадикированной, либо к персистирующей группе. Х . Эрадикационная терапия pylori проводилась в соответствии с руководством по лечению H . pylori в Корее [17]. Из общего числа 282 пациентов 122 пациента, отнесенных к группе эрадикации, получали тройную терапию стандартной дозой ингибитора протонной помпы (ИПП), 500 мг кларитромицина и 1000 мг амоксициллина два раза в день в течение 7 дней. Двенадцать пациентов в группе эрадикации, у которых первоначально эрадикация не удалась после традиционной тройной терапии, подверглись вторичному режиму четырехкратной терапии на основе висмута.

График наблюдения после эндоскопической резекции

Последующие эндоскопические исследования с эндоскопией и биопсией проводились через регулярные промежутки времени после эндоскопической резекции (через 3 и 12 месяцев и ежегодно после первого года наблюдения).Биопсия выполнялась в месте предыдущего ЭР и в любых других местах, подозреваемых в рецидиве метахронного новообразования.

Гистопатологическая оценка поражения желудка

Образцы биопсии или резекции были исследованы двумя опытными патологоанатомами. Гистология рака желудка была рассмотрена в соответствии с новой японской классификацией рака желудка [18], а степень дисплазии желудка была классифицирована в соответствии с Венской классификацией [19]. Метахронное новообразование определяли как явную дисплазию или карциному, развившуюся впоследствии (т.д., более чем через 6 мес после ЭР первичной дисплазии желудка).

Статистический анализ

Критерий хи-квадрат и точный критерий Фишера использовались для сравнения клинико-патологических факторов между группами в соответствии с наличием/отсутствием активного H . инфекция pylori и неудачная/успешная эрадикация. Критерий Стьюдента t использовали для некатегориальных переменных в межгрупповых сравнениях клинико-патологических характеристик.Порог статистической значимости был установлен на уровне p <0,05. Заболеваемость метахронными новообразованиями желудка рассчитывали по методу Каплана-Мейера и сравнивали между тремя группами с помощью логарифмического рангового критерия. Для оценки риска использовались модель пропорциональных рисков Кокса и многофакторный анализ. Статистический анализ проводили с использованием статистического пакета для социальных наук версии 18.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США).

Результаты

Исходные характеристики исследуемой популяции

Исходные характеристики трех групп приведены в таблице 1.Включенные пациенты включали 200 (70,9%) мужчин и 82 (29,1%) женщин, средний возраст составлял 68 лет. Не было никаких существенных различий между тремя группами по соотношению полов, курению и алкоголю в анамнезе, предыдущей истории язвы и гистологии, а также местонахождению и размеру опухоли. Клинико-патологическая характеристика больных по развитию метахронных новообразований представлена ​​в табл. 2. Среди 282 больных метахронный рецидив развился у 36 (14,6%) пациентов после ЭР дисплазии желудка.Не было никаких существенных различий между двумя группами по соотношению полов, курению и употреблению алкоголя в анамнезе, исходной гистологии, размеру поражения или местонахождению опухоли. Метахронная группа была значительно старше неметахронной ( p = 0,035).

Метахронный рецидив

В течение периода наблюдения 36 метахронных рецидивов были обнаружены при эндоскопии и подтверждены биопсией. Метахронный рецидив был диагностирован у 19 из 124 пациентов (15.3%) в H . pylori -отрицательная группа, у 10 из 122 пациентов (8,2%) в эрадикированной группе и у 7 из 36 пациентов (19,4%) в персистирующей группе. Среднее время до метахронного рецидива составило 36 месяцев (диапазон 6–85 месяцев). Совокупная частота метахронных рецидивов была значительно ниже в группе H . pylori – эрадикированная группа по сравнению с любой из H . pylori – персистентные (неликвидированные или неудавшиеся) группы ( p = 0.039, рис. 2А). Более того, этот результат был отчетливым через 36 месяцев после ЭР. Точно так же частота метахронного рецидива была значительно ниже в группе H . Группа эрадикации pylori по сравнению с группой H . pylori -отрицательная группа ( p = 0,041, рис. 2В). Однофакторный анализ с использованием модели пропорциональных рисков Кокса показал, что в группе персистентных больных риск развития метахронных новообразований желудка был выше, чем в группе эрадикированных (отношение рисков [HR] 3.974, р = 0,005).

Рис. 2.

(A) Совокупная частота метахронных рецидивов была значительно ниже в группе H . pylori – эрадикированная группа по сравнению с H . pylori – персистентные (неликвидированные или неудавшиеся) группы ( p = 0,039). (B) Совокупная частота метахронных рецидивов была значительно ниже в группе H . pylori – эрадикированная группа по сравнению с H . pylori отрицательная группа ( p = 0,041).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0143257.g002

Обсуждение

В соответствии с действующими корейскими рекомендациями по лечению H . pylori , эрадикационная терапия рекомендуется после ER ЭГК. Х . Инфекция pylori играет важную роль в развитии рака желудка. Хуан и др. . показывают с помощью метаанализа, что отношение шансов развития рака желудка в H . pylori инфицированных пациентов составляет 1,92, а более молодых пациентов с H . pylori имеют более высокий относительный риск развития рака желудка, чем у пожилых пациентов [20]. Следовательно, есть некоторые свидетельства того, что H . Эрадикация pylori может предотвратить метахронный рецидив после ER ЭГК; однако до сих пор отсутствуют данные о профилактических преимуществах H . pylori эрадикация для предотвращения развития метахронных поражений после ЭР предраковых поражений, таких как дисплазия желудка.

Быстрый уреазный тест, гистология и дыхательный тест с мочевиной являются рекомендуемыми диагностическими тестами для H . инфекция pylori . Дыхательный уреазный тест имел высокую чувствительность и специфичность (≥ 95%). Однако при использовании антибиотиков или ИПП сообщалось о частоте ложноотрицательных результатов более 30%. Для быстрого уреазного теста чувствительность теста колеблется от 85 до 98%, а специфичность — от 89 до 100%. Окрашивание гематоксилином и эозином имеет чувствительность 69–93% и специфичность 87–90% [17].

В последнее время ER дисплазии желудка стал приемлемым вариантом лечения. Хотя ER дисплазии низкой степени, диагностированной с помощью щипцовой биопсии, является спорным, считается, что опухоли размером > 1 см и/или с поверхностным покраснением или узловатостью имеют значительный риск дисплазии высокой степени или EGC [21]. Поэтому в Корее ER обычно проводится пациентам как с низкой, так и с высокой степенью дисплазии.

Поскольку риск метахронного рецидива все еще существует в остаточном желудке после ER дисплазии желудка, наблюдение за метахронными новообразованиями желудка считается важным в течение периода наблюдения.Гутьеррес-Гонсалес и др. . показывают, что идентичные генетические изменения присутствуют при дисплазии и окружающей кишечной метаплазии (КМ) [22]. Они также демонстрируют, что генетические изменения в ИМ, вероятно, приведут к дисплазии, а дальнейшие генетические изменения могут вызвать прогрессирование дисплазии в рак желудка, называемый «раком в аденоме» [22,23]. Несколько причинных генетических и эпигенетических изменений в ИМ или дисплазии обратимы с помощью H . Эрадикация pylori .В этом исследовании успешная эрадикация H . Инфекция pylori значительно снижает метахронные рецидивы; следовательно, искоренение H . Инфекция pylori может предотвратить появление метахронных новообразований желудка после ЭР дисплазии желудка.

Есть сообщения, что H . Эрадикация pylori оказывает профилактическое действие для предотвращения метахронных новообразований желудка после ЭР ЭГК. Одно крупное рандомизированное контролируемое исследование показывает снижение частоты метахронного рака желудка (отношение шансов [ОШ] 0.353, 95% доверительный интервал [ДИ] 0,161–0,775, p = 0,009), и рекомендует проводить профилактическую эрадикацию после ER [12]. Однако в этом испытании не рассматривается вопрос о том, есть ли аналогичная польза от искоренения H . Инфекция pylori после ЭР дисплазии желудка. В отличие от предыдущих исследований, мы сосредоточили внимание на роли H . эрадикация pylori при развитии метахронных поражений после ЭР дисплазии желудка, которая была предраковым поражением.А в нашем исследовании H . Эрадикация pylori также может предотвратить метахронные поражения после ER дисплазии желудка, аналогичной EGC.

Н . инфекция pylori как инициирует, так и способствует канцерогенезу желудка; следовательно, эрадикация должна как ингибировать вновь развившийся рак желудка, так и снижать скорость роста существующего рака желудка [24]. После среднего периода наблюдения 36 месяцев метахронный рецидив развился у 36 пациентов.Хотя 3-летний период наблюдения короткий, эрадикация H . pylori после ER дисплазии может препятствовать возникновению новых новообразований желудка и замедлять скорость роста рака желудка. Наше исследование имеет некоторые ограничения. H . pylori -отрицательная группа показала более низкую частоту метахронных рецидивов, чем неэрадикированная группа, но более высокую частоту рецидивов, чем эрадикированная группа. Этот неожиданный результат может быть связан с ложноотрицательным результатом H . pylori инфекционный статус. Дополнительные потенциальные причины ложноотрицательного результата могут быть связаны с антибиотикотерапией, назначаемой для лечения других инфекций, маскирующим эффектом ингибиторов протонной помпы (ИПП), неадекватным отбором проб или неоптимальной техникой окрашивания [25]. Мы не анализировали фоновую слизистую оболочку на наличие атрофии и кишечной метаплазии, что также может повлиять на частоту метахронных рецидивов у H . pylori -отрицательная группа. Повторное заражение H мы не учитывали. пилори . Однако пять (4,1%) пациентов были повторно инфицированы H . pylori в эрадикированной группе. Таким образом, ежегодный показатель повторного заражения был достаточно низким.

В заключение, это исследование демонстрирует, что H . Эрадикация pylori после ER у пациентов с дисплазией желудка может уменьшить развитие последующих метахронных новообразований желудка. Следовательно, H . Эрадикация pylori рекомендуется после ЭР дисплазии желудка.

Вклад авторов

Идея и разработка экспериментов: SHS DHJ. Проведены эксперименты: СВС. Проанализированы данные: SHS DHJ. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: JHK HSC JCP SKS SKL YCL. Написал статью: SHS DHJ.

Каталожные номера

  1. 1. Шистосомы, печеночные сосальщики и Helicobacter pylori. Рабочая группа IARC по оценке канцерогенных рисков для человека. Лион, 7–14 июня 1994 г. IARC Monogr Eval Carcinog Risks Hum. 1994; 61: 1–241.
  2. 2. Корреа П. Человеческая модель канцерогенеза желудка. Рак рез. 1988; 48: 3554–3560. пмид:3288329
  3. 3. де Врис А.С., Харингсма Дж., Куйперс Э.Дж. Выявление, наблюдение и лечение предраковых поражений желудка, связанных с инфекцией Helicobacter pylori. Хеликобактер. 2007; 12: 1–15.
  4. 4. Шлански Б., Зонненберг А. Эпидемиология некардиальной аденокарциномы желудка в США. Am J Гастроэнтерол. 2011; 106: 1978–1985 гг.пмид:22008896
  5. 5. Yim JY, Kim N, Choi SH, Kim YS, Cho KR, Kim SS и др. Серопревалентность Helicobacter pylori в Южной Корее. Хеликобактер. 2007; 12: 333–340. пмид:17669107
  6. 6. Вудворд М., Моррисон С., Макколл К. Исследование факторов, связанных с инфекцией Helicobacter pylori. Журнал клинической эпидемиологии. 2000; 53: 175–181. пмид:10729690
  7. 7. Эверхарт Дж. Э., Крузон-Моран Д., Перес-Перес Г. И., Тралка Т. С., Маккуиллан Г.Серопревалентность и этнические различия в инфекции Helicobacter pylori среди взрослых в Соединенных Штатах. Журнал инфекционных заболеваний. 2000; 181: 1359–1363. пмид:10762567
  8. 8. Kim YJ, Park JC, Kim JH, Shin SK, Lee SK, Lee YC и др. Гистологический диагноз, основанный на биопсии щипцами, недостаточен для определения эндоскопического лечения аденоматозных поражений желудка. Эндоскопия. 2010; 42: 620–626. пмид:20623445
  9. 9. Канг К.Дж., Ли Дж.Х. Характеристики рака желудка в Корее – с акцентом на рост раннего рака желудка (EGC).Журнал Корейской медицинской ассоциации. 2010; 53: 283–289.
  10. 10. Nasu J, Doi T, Endo H, Nishina T, Hirasaki S, Hyodo I. Характеристики метахронного множественного раннего рака желудка после эндоскопической резекции слизистой оболочки. Эндоскопия. 2005; 37: 990–993. пмид:16189772
  11. 11. Исомото Х., Шикува С., Ямагути Н., Фукуда Э., Икеда К., Нишияма Х. и др. Эндоскопическая подслизистая диссекция при раннем раке желудка: крупномасштабное технико-экономическое обоснование. Кишка. 2009; 58: 331–336.пмид:1

    58

  12. 12. Фукасе К., Като М., Кикучи С., Иноуэ К., Уэмура Н., Окамото С. и др. Влияние эрадикации Helicobacter pylori на заболеваемость метахронной карциномой желудка после эндоскопической резекции раннего рака желудка: открытое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. 2008; 372: 392–397. пмид:18675689
  13. 13. Bae SE, Jung HY, Kang J, Park YS, Baek S, Jung JH и др. Влияние эрадикации Helicobacter pylori на метахронный рецидив после эндоскопической резекции новообразования желудка.Am J Гастроэнтерол. 2014; 109: 60–67. пмид:24343545
  14. 14. Kim YI, Choi IJ, Kook MC, Cho SJ, Lee JY, Kim CG и др. Связь между статусом Helicobacter pylori и заболеваемостью метахронным раком желудка после эндоскопической резекции раннего рака желудка. Хеликобактер. 2014; 19: 194–201. пмид:24612125
  15. 15. Маэхата Ю., Накамура С., Фудзисава К., Эсаки М., Морияма Т., Асано К. и др. Долгосрочное влияние эрадикации Helicobacter pylori на развитие метахронного рака желудка после эндоскопической резекции раннего рака желудка.Гастроинтест Эндоск. 2012; 75: 39–46. пмид:22018552
  16. 16. Чхве Дж., Ким С.Г., Юн Х., Им Дж.П., Ким Дж.С., Ким В.Х. и др. Эрадикация Helicobacter pylori после эндоскопической резекции опухолей желудка не снижает заболеваемости метахронным раком желудка. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2014; 12: 793–800.e791. пмид:24100112
  17. 17. Kim SG, Jung HK, Lee HL, Jang JY, Lee H, Kim CG и др. Руководство по диагностике и лечению инфекции Helicobacter pylori в Корее, пересмотренное издание 2013 г.J Гастроэнтерол Гепатол. 2014. 25.04.2014.
  18. 18. Японская классификация рака желудка: 3-е английское издание. Рак желудка. 2011; 14: 101–112. пмид:21573743
  19. 19. Столте М. Новая Венская классификация эпителиальной неоплазии желудочно-кишечного тракта: преимущества и недостатки. Арка Вирхова. 2003; 442: 99–106. пмид:12596058
  20. 20. Хуан Дж. К., Шридхар С., Чен И., Хант Р.Х. Метаанализ взаимосвязи между серопозитивностью к Helicobacter pylori и раком желудка.Гастроэнтерология. 1998; 114: 1169–1179. пмид:9609753
  21. 21. Чой Ч.В., Ким Х.В., Шин Д.Х., Канг Д.Х., Хонг Ю.М., Пак Д.Х. и др. Факторы риска несоответствия после эндоскопической подслизистой диссекции желудка 3 категории поражения (дисплазия низкой степени). Dig Dis Sci. 2014; 59: 421–427. пмид:24366779
  22. 22. Гутьеррес-Гонсалес Л., Грэм Т.А., Родригес-Хусто М., Лидхэм С.Дж., Новелли М.Р., Гей Л.Дж. и др. Клональное происхождение дисплазии от кишечной метаплазии в желудке человека.Гастроэнтерология. 2011;140: 1251–1260 e1251–1256. пмид:21223968
  23. 23. Сугано К. Предраковые состояния рака желудка. Журнал гастроэнтерологии и гепатологии. 2013; 28: 906–911. пмид:23560829
  24. 24. Като М., Асака М., Оно С., Накагава М., Накагава С., Симидзу Ю. и др. Эрадикация Helicobacter pylori при первичном раке желудка и вторичном раке желудка после эндоскопической резекции слизистой оболочки. Журнал гастроэнтерологии. 2007; 42: 16–20.
  25. 25.Гента Р.М., Лэш Р.Х. Helicobacter pylori-негативный гастрит: ищите, но не всегда найдете. Ам Дж. Сург Патол. 2010; 34: e25–34. пмид: 20631607

Обнаружение раннего рака желудка после эрадикации Helicobacter pylori – FullText – Digestion 2022, Vol. 103, № 1

Исходная информация: На основании данных о том, что эрадикация Helicobacter pylori снижает развитие рака желудка и других заболеваний, таких как язвенная болезнь, эрадикационная терапия преобладала.Однако рак желудка может развиться даже после успешной эрадикации. Резюме: В этой обзорной статье мы провели поиск исследований, в которых были определены характеристики первичного и метахронного рака желудка после эрадикации H. pylori , факторы риска развития этих видов рака после успешной эрадикации H. pylori . , и полезна ли эндоскопия с усилением изображения для диагностики рака желудка после эрадикации. Внешний вид, напоминающий гастрит, рассматривается как характерная эндоскопическая находка, которая соответствует эпителию с атипией низкой степени, также известному как неопухолевой эпителий, покрывающему поверхность раковых желез.Это открытие может затруднить эндоскопическое выявление раннего рака желудка после эрадикации H. pylori . Сходные факторы риска, такие как мужской пол, эндоскопическая атрофия, гистологическая кишечная метаплазия и поздняя эрадикация, были зарегистрированы как предикторы развития как первичного, так и метахронного рака желудка. Эндоскопия с улучшенным изображением, например связанная цветная визуализация, может быть полезна для выявления и стратификации риска рака желудка после эрадикации. Ключевые сообщения: Основываясь на этих выводах, мы считаем, что эффективное наблюдение за пациентами с высоким риском приводит к раннему выявлению рака желудка в эпоху H.эрадикация pylori .

© 2021 S. Karger AG, Базель

Введение

Рак желудка является одним из самых смертоносных злокачественных новообразований в мире: ежегодно регистрируется 1 миллион новых случаев, как указано в Глобальной заболеваемости, смертности и распространенности рака (GLOBOCAN) 2020. Helicobacter pylori был впервые выделен Уорреном и Маршаллом [1] и из-за его тесной связи с развитием рака желудка [2] позднее был признан определенным канцерогеном [3].Еще до открытия H. pylori Correa et al. [4] предложили каскад развития рака желудка, при котором гастрит приводит к атрофическому гастриту, кишечной метаплазии и, наконец, к раку желудка. H. pylori был признан возбудителем каскада Корреа [5].

Эрадикационная терапия H. pylori была впервые определена как эффективное средство лечения язвенной болезни, после чего в нескольких исследованиях оценивалась ее связь с развитием рака желудка.В ходе рандомизированного контролируемого исследования в 2008 г. Fukase et al. [6] показали, что эрадикационная терапия H. pylori снижает развитие метахронного рака желудка после эндоскопической резекции по поводу рака желудка. Аналогичное исследование из Кореи в 2018 г. показало, что эрадикационная терапия оказывает положительное влияние на снижение метахронного рака желудка [7]. Другие систематические обзоры и метаанализы показали, что эрадикация H. pylori снижает не только метахронный, но и первичный рак желудка [8-10].Основываясь на этих выводах, решительно преобладала эрадикационная терапия. В 2013 году Япония стала первой страной в мире, предоставившей национальное медицинское страхование для терапии эрадикации H. pylori гастрита. Тем не менее, рак желудка все еще развивается, даже после эрадикационной терапии H. pylori , что становится серьезной проблемой. Раннее выявление имеет решающее значение для хорошего прогноза рака желудка. Таким образом, стратификация риска рака желудка после эрадикации является важным клиническим вопросом для эффективного наблюдения за группами высокого риска.Кроме того, для эффективного выявления рака желудка после эрадикационной терапии необходимо знание особенностей рака желудка и эффективной методики.

В 2018 году мы подробно рассмотрели статьи о (1) характеристиках рака желудка, развившегося после эрадикационной терапии H. pylori , и (2) предикторах первичного рака желудка после эрадикационной терапии [11]. Здесь мы кратко суммируем и обновляем эти моменты. Кроме того, мы рассматриваем статьи о метахронном раке желудка и полезности эндоскопии с усилением изображения для диагностики рака желудка после H.эрадикация pylori .

Характеристики рака желудка после

H. pylori Эрадикация

Kitamura et al. [12] описали эпителий с атипией низкой степени (ELA), покрывающий ткань рака желудка после эрадикации H. pylori . По мнению этих авторов, для того, чтобы ELA считалась присутствующей, (1) ELA должен лежать на поверхности ткани рака желудка, (2) ELA должен быть столбчатым эпителием с веретенообразными или овальными ядрами, (3) должна присутствовать ядерная полярность в ELA, и (4) ELA необходимо отделить и отличить от окружающей неопухолевой слизистой оболочки.Они сообщили, что ELA, который был непрерывен с опухолью желудка, был обнаружен в 22 из 27 случаев (81%) пациентов, которые успешно прошли эрадикационную терапию H. pylori — значительно больший процент, чем наблюдался в контрольной группе (10 из 27). ( р < 0,01).

Сака и др. [13] описали неопухолевой эпителий, покрывающий раковые участки при раке желудка после эрадикации. Неопухолевый эпителий покрывал более 10% площади рака чаще в группе эрадикации (15/24 против 10%).3/47). Кроме того, в группе эрадикации >90% случаев рака, показывающих гастритоподобный вид, имели неопухолевой эпителий, распространяющийся более чем на 10% раковой области. «Похожий на гастрит внешний вид» первоначально сообщали Kobayashi et al. [14]. Они определили «гастритоподобный вид» при узкоспектральной эндоскопии с увеличением после эрадикации как упорядоченную микроповерхностную структуру и/или потерю четких границ с сходством с соседней доброкачественной слизистой оболочкой. Частота гастритоподобных проявлений составила 44% (22/50) в группе эрадикации, что значительно выше, чем в контрольной группе (4% [2/50], p < 0.001). В группе эрадикации гастритоподобный вид значительно коррелировал с гистологической поверхностной дифференциацией ( p <0,001).

Не только гастритоподобный вид, но и депрессивный вид хорошо известен как эндоскопический признак рака желудка после эрадикации. Камада и др. [15] сообщили, что среди 20 случаев рака желудка, обнаруженных у эрадикированных пациентов, 18 (90%) были язвенного типа. Другой отчет о случаях эндоскопической подслизистой диссекции показал, что 81% (78 из 96) раннего рака желудка у эрадикированных пациентов были депрессивного типа — значительно более высокая доля, чем 53% (51 из 96) в H.pylori (неэрадикированных) инфицированных пациентов [16].

Факторы риска развития первичного рака желудка после

H. pylori Ликвидация

Эндоскопическая атрофия

Имеется много сообщений о связи между эндоскопической атрофией и раком желудка, особенно в Японии. Kimura и Takemoto [17] впервые описали классификацию эндоскопической атрофии, то есть тяжести атрофии, в 1969 г., и их классификация до сих пор широко используется. Атрофический гастрит классифицировали как С1, С2, С3, О1, О2 и О3 в зависимости от степени атрофии.C1, C2 и C3 были классифицированы как закрытый тип, а O1, O2 и O3 были классифицированы как открытый тип. Позднее в качестве классификации для лиц без атрофического гастрита была добавлена ​​категория C0. В 2001 г. Уэмура и соавт. [2] сообщили, что тяжелая эндоскопическая атрофия была предиктором первичного рака желудка у пациентов с инфекцией H. pylori . На сегодняшний день несколько когортных исследований показали связь между эндоскопической атрофией и раком желудка после эрадикации H. pylori .

В 2016 году мы сообщили о когортном исследовании 573 H.pylori- эрадикированных случаев, из которых 288 (50%) были эрадикированы по поводу гастрита [18]. За период наблюдения 6,2 ± 4,8 года развился 21 первичный рак желудка. Совокупная заболеваемость раком желудка в группах без/легкой (C0–C2), умеренной (C3 и O1) и тяжелой (O2 и O3) атрофии составила 0,7%, 0% и 2% через 1 год; 0,7%, 1,9% и 10% через 5 лет; и 0,7%, 3,4% и 16% через 10 лет соответственно.

Таке и др. [19] сообщили о когортном исследовании (со средним периодом наблюдения 9.9 лет после успешной эрадикации) у 1222 последовательных пациентов с язвенной болезнью в 2015 г. Рак желудка развился у 21 из 1030 пациентов, а эндоскопическая атрофия и возраст были в значительной степени связаны с развитием рака желудка после эрадикации H. pylori .

В ретроспективном когортном исследовании 2020 г. с участием 2737 пациентов (из них 2193 мужчины и 2199 эрадикированных по поводу пептической язвы) риск рака желудка во втором десятилетии наблюдения сравнивался с риском в первое десятилетие [20].За период наблюдения (максимум 21,4 года и средний срок 7,1 года) рак желудка развился у 9 из 801 больного с легкой атрофией (0,15% в год), у 23 из 1090 с умеренной атрофией (0,29% в год). год) и 36 из 846 с тяжелой атрофией (0,67% в год) ( p ≤ 0,001, логарифмический ранговый критерий). Фактически было показано, что рак желудка может развиться даже через 18,3 года после успешной эрадикационной терапии. Кроме того, риск заболеваемости раком желудка во втором десятилетии по сравнению с первым десятилетием был высоким для рака желудка диффузного типа с легкой или умеренной атрофией желудка, в то время как риск заболеваемости раком кишечника или диффузным типом рака у пациентов с тяжелой атрофией существенно не изменились, несмотря на то, что они были в группе самого высокого риска.Исследование пришло к выводу, что эндоскопическое наблюдение следует проводить через 10 лет после излечения пациента от H. pylori , независимо от тяжести атрофии желудка.

Тойошима и др. [21] также сообщили о когортном исследовании со средним периодом наблюдения 2,46 года: 15 случаев рака желудка развились у 1232 пациентов после эрадикации инфекций H. pylori . Возраст пациентов и степень эндоскопической атрофии были связаны с развитием рака желудка.

Гистологическая кишечная метаплазия

В упомянутом выше когортном исследовании 2016 г. [18], в котором 21 рак желудка развился в 573 случаях успешной эрадикационной терапии, мы впервые показали связь между гистологической кишечной метаплазией и будущим развитием рака желудка после ч. .эрадикация pylori . Участники были оценены на наличие гистологической кишечной метаплазии с помощью биопсии антрального отдела и тела. По сравнению с группой без кишечной метаплазии у пациентов с метаплазией, ограниченной антральным отделом, риск развития рака желудка был в 4,5 раза выше, а у пациентов с метаплазией в теле желудка — в 7,6 раза.

Кодама и др. [22] сообщили об исследовании случай-контроль когорты H. pylori-, эрадикированной. В течение среднего периода наблюдения 2.За 4 года у 2355 больных, перенесших эндоскопию после успешной эрадикации, развилось 33 рака желудка. Среди них был проанализирован 21 пациент с раком желудка и 66 без рака. Пациенты были сопоставимы по возрасту и полу, а показатели кишечной метаплазии, оцененные с использованием обновленной Сиднейской системы [23], были значительно выше в группе рака желудка.

Длительное использование ингибиторов протонной помпы

В 2018 г. Cheung et al. [24] сообщили о связи между длительным применением ингибиторов протонной помпы (ИПП) и раком желудка после H.эрадикация pylori . До 2012 года тройная терапия на основе кларитромицина применялась у 63 397 пациентов; К 2015 году развилось 153 случая рака желудка, и чем дольше применялся ИПП, тем выше риск. Отношения рисков составили 5,0, 6,7 и 8,3 для продолжительности лечения ≥1, 2 и 3 года соответственно. Это, вероятно, связано с глубоким подавлением кислотности ИПП, что ухудшает течение атрофического гастрита, особенно у пациентов с установленной атрофией желудка из-за хронического воспаления, вызванного H. pylori .

Недавно Seo et al. [25] исследовали связь между ИПП и раком желудка в Корее. У 90 005 пациентов, эрадикированных H. pylori 90 006, заболеваемость раком желудка была в значительной степени связана с использованием ИПП в течение >180 дней по сравнению с отсутствием использования ИПП (ИПП ≥180 дней по сравнению с отсутствием ИПП: 30/12 470 человеко-лет по сравнению с 9/7814 человеко-лет, отношение рисков 2,22, 95% доверительный интервал 1,05–4,67, p = 0,036). Авторы пришли к выводу, что длительное лечение ИПП следует назначать с осторожностью в регионах с высоким риском развития рака желудка.Конечно, эти исследования носили наблюдательный характер, и интерпретация результатов требует дальнейшего изучения.

Факторы риска развития метахронного рака желудка после

H. pylori Эрадикация

С широким использованием эндоскопической резекции для лечения рака желудка [26] проблема метахронного рака желудка стала актуальной, поскольку весь (высокий риск ) желудок остается после эндоскопической резекции. В таблице 1 обобщены следующие исследования, в которых изучались факторы риска метахронного рака желудка после эрадикационной терапии.

Таблица 1.

Факторы риска развития метахронного рака желудка после эрадикации H. pylori

Kim et al. [27] провели когортное исследование с использованием базы данных Корейской национальной службы медицинского страхования. Они проанализировали данные пациентов, перенесших эндоскопическую резекцию или частичную гастрэктомию по поводу раннего рака желудка и получавших эрадикационную терапию H. pylori . Кумулятивная частота метахронных поражений после эндоскопической резекции за 5 лет составила 14.0% в группе до резекции, 12,3% в группе в течение 1 года после резекции и 16,9% в группе >1 года после резекции. Этот положительный эффект ранней эрадикации был аналогичным образом сообщен в тайваньском исследовании, где ранняя эрадикация после язвенной болезни приводила к снижению заболеваемости раком желудка [28]. В других исследованиях сообщалось, что факторами риска метахронного рака желудка являются мужской пол [29-31], гистологическая [29] и эндоскопическая кишечная метаплазия [32], тяжелая эндоскопическая атрофия [30, 33, 34] и курение [30].Большинство из этих факторов риска также являются факторами риска первичного рака желудка после эрадикации или рака желудка с текущей инфекцией H. pylori .

Все исследования, представленные в таблице 1, представляют собой когортные исследования с периодом наблюдения 2,8–5,0 лет. В течение этого ограниченного периода наблюдения сообщалось о высокой частоте метахронного рака желудка (3,4–14,6%) после эндоскопической резекции. Таким образом, даже пациенты без факторов риска должны находиться под интенсивным наблюдением.

Сравнение факторов риска первичного и метахронного рака желудка после

H.pylori Эрадикация

Эндоскопическая и гистологическая атрофия, гистологическая кишечная метаплазия, мужской пол, возраст и поздняя эрадикация являются факторами риска как первичного, так и метахронного рака желудка. На сегодняшний день ИМТ, курение, эндоскопическая кишечная метаплазия и покраснение, напоминающее карту, были зарегистрированы как факторы риска только для метахронного рака желудка. Однако сообщения о факторах риска первичного рака желудка ограничены, и необходимы дальнейшие исследования.

Полезность эндоскопии с улучшенным изображением для диагностики рака желудка после эрадикации

H. pylori

В нескольких отчетах, резюмированных в таблице 2, описана полезность эндоскопии с улучшенным изображением для диагностики рака желудка после эрадикации H. pylori .

Таблица 2.

Полезность эндоскопии с усилением изображения для визуализации рака желудка после эрадикации H. pylori

Диагностика рака желудка после эрадикации

е., связанная цветная визуализация, узкополосная визуализация и оптическое улучшение i-scan) для обнаружения рака желудка перед эрадикацией [35-38]. Тем не менее, есть ограниченные сообщения об обнаружении рака желудка после эрадикации с помощью эндоскопии с усилением изображения.

Дохи и др. [39] провели рандомизированное контролируемое исследование в двух академических центрах Японии. Пациенты с высоким риском развития рака желудка (последующая эндоскопия по поводу атрофического гастрита с кишечной метаплазией или наблюдение после эндоскопической резекции раннего рака желудка) были случайным образом распределены для получения первичной визуализации в белом свете (WLI), а затем синей лазерной визуализации (BLI). -bright) или первичный BLI-bright с последующим WLI (показан на рис.1). Частота диагностики раннего рака желудка в режиме реального времени при первичном BLI-bright была значительно выше, чем при первичном WLI (93,1% против 50,0%). При анализе подгрупп рак желудка после эрадикации более эффективно диагностировался с использованием первичного BLI-bright (14 из 14) по сравнению с первичным WLI (2 из 11) ( p < 0,001). Таким образом, эффективная диагностическая эффективность подразумевает, что BLI-bright также может быть перспективным для выявления рака желудка после эрадикации.

Рис.1.

Изображения рака желудка, обнаруженные через 20 лет после успешной эрадикации H. pylori , полученные с использованием различных методов визуализации: визуализация в белом свете ( a ), визуализация связанных цветов ( b ), визуализация с помощью синего лазера-яркая ( c ), узкополосная визуализация ( d ) и увеличительная синяя лазерная визуализация-яркая ( e ). f Умеренно дифференцированная тубулярная аденокарцинома с атипией низкой степени на поверхности (HE; исходное увеличение, ×200). H. pylori, Helicobacter pylori .

Китагава и др. [40] сравнили полезность связанной цветной визуализации (LCI) с WLI для выявления рака желудка после эрадикации. Шесть эндоскопистов просмотрели записанные видео с использованием как WLI, так и LCI для 70 последовательных пациентов после эрадикации H. pylori , среди которых 19 имели ранний рак желудка в рандомизированном порядке. Частота промахов была значительно ниже при LCI, чем при WLI (30,7% против 64,9%, 90 005 p 90 006 < 0,001).

Стратификация риска рака желудка после эрадикации

Majima et al.[41] провели перекрестное исследование для оценки фоновых эндоскопических данных, связанных со слизистой оболочкой, описанных в Киотской классификации гастрита. Они оценили фон слизистой оболочки пациентов после успешной эрадикации с раком желудка и без него. Картоподобное покраснение наблюдалось значительно чаще в группе рака, чем в группе без рака, с использованием WLI (61,5% против 37,7%, p = 0,001) и LCI (78,0% против 45,9%, p <0,001). , и выявляется чаще с помощью LCI, чем WLI.

Тахара и др. [42] разделили узкоспектральные увеличительные изображения в теле желудка на 2 типа: восстановленные — мелкие округлые ямки, сопровождающиеся сотовой субэпителиальной капиллярной сетью (восстановленный тип) и атрофические — хорошо отграниченные овальные или тубуловорсинчатые ямки с четко видимыми или волнистые сосуды (атрофический тип). Среди 125 пациентов, обследованных после эрадикации, чувствительность и специфичность атрофического типа для выявления гистологической кишечной метаплазии, которая является хорошо установленным фактором риска рака желудка, достигали 95.9% и 98,3% соответственно.

Сравнение общих факторов риска рака желудка и характерных эндоскопических данных с факторами, характерными для

H. pylori – ликвидированные пациенты

Наконец, мы суммировали сравнение общих факторов риска рака желудка и характеристик с теми, которые характерны для эрадикированных пациентов (таблица 3). ). Большинство факторов риска и характеристик пересекаются, но некоторые из них характерны только для эрадикированных пациентов. Что касается факторов риска рака желудка, уровни пепсиногена изменяются из-за эрадикации, а покраснение в виде карты характерно только для эрадикированных пациентов.Внешний вид, похожий на гастрит, депрессивный тип и относительно небольшой размер являются эндоскопическими данными, характерными для рака желудка после эрадикации.

Таблица 3.

Сравнение общих факторов риска рака желудка и характерных эндоскопических данных со специфическими для H. pylori пациентов, эрадикированных

Заключение

В этой обзорной статье мы рассмотрели исследования предикторов первичного и метахронного рак желудка после успешного лечения H.pylori , характеристики рака желудка после эрадикации и полезность эндоскопии с усилением изображения для рака желудка после эрадикации. Мы считаем, что эффективное наблюдение за пациентами из группы высокого риска может привести к раннему выявлению рака желудка в эпоху эрадикации H. pylori .

Заявление о конфликте интересов

У авторов нет конфликта интересов, о котором следует заявить.

Источники финансирования

Авторы не получали финансирования для этого обзора.

Вклад автора

Сатоки Ситидзё подготовил проект статьи. Нория Уэдо отвечала за критический пересмотр и окончательное утверждение статьи. Томоки Мичида окончательно утвердил статью.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Влияние эрадикации Helicobacter pylori на прогноз послеоперационного раннего рака желудка: многоцентровое исследование | World Journal of Surgical Oncology

Характеристика пациентов

Исходные характеристики этих 429 пациентов представлены в таблице 1. Группа А и группа В не имеют существенных различий по соотношению полов, возрасту, размеру опухоли, глубине инвазии, гистологической классификации и макроскопическая классификация.Средний возраст пациентов составил 56,01 ± 9,53 года. Доля пациентов женского пола (36,6%, 157/429) была ниже, чем пациентов мужского пола (63,4%, 272/429) среди пациентов с ЭГК. Средний размер опухоли составил 24,5 ± 10,6 мм. Наиболее частой локализацией опухоли была нижняя треть желудка (53,8%, 231/429), затем средняя (32,6%, 140/429) и верхняя (13,5%, 58/429) части желудка. Наиболее распространенным грубым внешним видом был депрессивный тип (53,4%, 229/429), за которым следовал плоский тип (31.7%, 136/429) и повышенный тип (14,9%, 64/429). Процент дифференцированного типа (49,2%, 211/429) очень похож на недифференцированный тип (50,8%, 218/429). Всего у 210 (49,0%) пациентов была инвазия подслизистого слоя и у 41 пациента (16,6%) — метастазирование в лимфатические узлы.

Таблица 1 Исходные характеристики пациентов с ЭГК

Факторы риска рецидива среди послеоперационных с ЭГК

Мы провели однофакторный анализ Кокса для определения прогностической значимости клинико-патологических факторов для СДС.Положительный метастаз в лимфатические узлы (HR, 3,17; 95% ДИ, 1,92–5,21; P  < 0,001), инвазия подслизистой оболочки (HR, 1,84; 95% ДИ, 1,15–2,94; P  = 0,011), не-, H. pylori (ОР 1,64; 95% ДИ 1,03–2,61; P  = 0,037) и недифференцированный тип (ОР 2,90; 95% ДИ 1,75–4,79; P  < 0,001). Факторы рецидива у пациентов с ЭГК. Дальнейшая корректировка ковариатных факторов с использованием многофакторного анализа Кокса выявила метастазы в лимфатические узлы с положительным результатом (HR, 3.13; 95% ДИ, 1,84–5,32; P  < 0,001), недифференцированный тип (ОР 2,54; 95% ДИ 1,51–4,28; P  < 0,001) и эрадикация не- H. pylori (ОР 1,73; 95% ДИ 8–2, 1,7 P  = 0,023) как статистически значимо независимые факторы риска рецидива, представленные в таблице 2.

Таблица 2 Прогностические факторы рецидива послеоперационного ЭГК

Факторы риска общей выживаемости среди послеоперационных с ЭГК

Мы также провели однофакторный анализ Кокса выявить прогностическую значимость клинико-патологических факторов ОС.Возраст пациента ≥60 лет (HR, 3,40; 95% ДИ, 2,08–5,55; P  < 0,001), положительный метастаз в лимфатические узлы (HR, 3,71; 95% ДИ, 2,25–6,12; P  < 0,001), подслизистые инвазия (ОР 1,86; 95% ДИ 1,14–3,04; P  = 0,013), опухоль расположена в верхней трети (ОР 2,02; 95% ДИ 1,13–3,61; P  = 0,017), не- Эрадикация H. pylori (ОР 1,68; 95% ДИ 1,03–2,74; P  = 0,036) и недифференцированный тип (ОР 3,06; 95% ДИ 1,79–5,23; P  0,< 001) были факторами риска общей выживаемости пациентов с ЭГК. При многофакторном анализе возраст пациента ≥60 лет (ОР 3,32; 95% ДИ 2,00–5,53; P  < 0,001), положительный метастаз в лимфатические узлы (ОР 3,71; 95% ДИ 2,25–6,12; P  < 0,001), недифференцированный тип (HR, 3,06; 95% ДИ, 1,79–5,23; P  < 0,001) и эрадикация не- H. pylori (HR, 1,83; 95% ДИ, 1,11–3,02;

6 P

6). = 0,018) оказались статистически значимыми независимыми факторами риска общей выживаемости, показанными в таблице 3.

Таблица 3. Прогностические факторы общей выживаемости после операции EGC

Прогноз и анализ выживаемости

Шестьдесят семь пациентов (15,6%) умерли в течение среднего периода наблюдения 69 месяцев (диапазон от 18 до 119 месяцев). Показатели трех- и 5-летней выживаемости составляли отдельно 98,5% и 93,6% в группе А и отдельно 96,9% и 86,6% в группе В (рис. 1А). Очевидно, что выживаемость группы А была выше, чем у группы Б, и разница была статистически значимой (логарифмический ранг P  = 0.034). За время наблюдения у 73 пациентов (17,0%) возник рецидив, частота рецидивов через 3 и 5 лет составила отдельно 1,2% и 9,3% в группе А и отдельно 2,6% и 16,4% в группе В (рис. 1В). . Показано, что частота рецидивов была ниже в группе А, чем в группе В (логарифмический ранг P  = 0,035).

Рис. 1

Анализ Каплана-Мейера общей выживаемости и частоты рецидивов. Как показано на рис. 1, в течение среднего периода наблюдения 69 месяцев 38 из 268 (14,2%) пациентов умерли в группе А и 29 из 161 (18.В группе В умерло 0%) больных ( А ). Было 38 из 268 (15,3%) пациентов с рецидивом в группе A и 29 из 161 (19,9%) пациента с рецидивом в группе B ( B )

Изменения в микробиоте желудка после эрадикации H. pylori и на разных гистологических стадиях канцерогенеза желудка

Образцы пациентов

Мы секвенировали 60 образцов биопсии от 33 человек, включая пациентов с HP-ассоциированным хроническим гастритом, ИМ желудка, аденокарциномой желудка и HP-отрицательным контролем (дополнительная таблица 1).Всего было получено 13 575 770 прочтений секвенирования 16 S рДНК V3-V4. После серии обработки контроля качества 6 228 692 (45,9%) высококачественных нехимерных прочтений были сохранены и сгруппированы в 874 неодноэлементных операционных таксономических единицы (OTU). В среднем каждый образец имел 103 812 ± 45 764 чтения и 135 ± 42 OTU (дополнительная таблица 2). Анализ разрежения показал, что глубина секвенирования способна восстановить большую часть разнообразия сообщества (дополнительный рисунок 1).

Более половины прочтений (55.8%) были сгруппированы в одну OTU, которая была аннотирована как H. pylori . Вместе с 17 другими OTU, которые принадлежали к пяти типам: Proteobacteria (13 OTU), Bacteroidetes, Firmicutes, Fusobacteria и Actinobacteria , они составляли 90,2% данных секвенирования. Более того, эти пять типов в основном состояли из нескольких родов (дополнительная фигура 2). Помимо этих пяти основных типов, в нашем наборе данных также были идентифицированы другие с низкой численностью (дополнительная фигура 3).На уровне рода выявлено 19 родов со средней относительной численностью > 0,5% (рис. 1а). Родами с высокой численностью были Helicobacter, Flavobacterium, Haemophilus, и Serratia .

Рисунок 1: Родовой состав и дисперсия 60 секвенированных образцов.

( a ) Распределение относительной численности основных родов в 60 образцах секвенирования. Были показаны только роды с относительной численностью  > 0,5%, а остальные были сгруппированы в пункт «Другие».Роды отсортированы по убыванию средней относительной численности. Образцы были упорядочены в соответствии с их гистологической информацией. Образцы с одинаковым префиксом принадлежали одному и тому же человеку. Для образцов IM 1 указывает на образец антральной биопсии, а 2 — на образец биопсии тела. Для образцов рака 1 указывает на образец биопсии прилегающей ткани, а 2 — на образец биопсии опухоли. Суффикс «Е» представляет образцы после эрадикации НР. ( b ) График Вина общих OTU среди разных групп образцов.Число указывает количество совместно используемых OTU. ( c ) Анализ основных координат (PCoA) на основе профиля относительной численности OTU. Дисперсия, объясняемая ПК1 и ПК2, составляет 55,3% и 13,3% соответственно. Расстояние измерялось корневой дивергенцией Джессена-Шеннона (rJSD). Точки представляют образцы, а цвет указывает информацию о группе. Сопутствующая дендрограмма была представлена ​​на дополнительном рисунке 5.

OTU можно разделить на несколько категорий в соответствии с их встречаемостью среди разных групп выборки (рис.1б). Мы идентифицировали 168 основных OTU, которые появились во всех гистологических группах. В целом на эти OTU приходилось 99,1% (6 170 218/6 228 692) прочтений секвенирования, что позволяет предположить, что они являются основными компонентами микробиоты желудка человека. Большинство основных OTU (135/168 = 80,4%) могут быть аннотированы до уровня рода, что выше, чем общая скорость аннотирования (552/874 = 63,2%). С другой стороны, OTU, специфичные для группы рака, с большей вероятностью происходили от неизвестных видов.

Микробиота желудка на разных стадиях канцерогенеза желудка

Протеобактерии были доминирующим типом как в HP-отрицательных, так и в HP-положительных образцах.В то время как HP был доминирующей бактерией в HP-положительных образцах, другие Proteobacteria , включая Haemophilus, Serratia, Neisseria, и Stenotrophomonas , доминировали в HP-отрицательных образцах (рис. 1a). Помимо HP, было обнаружено, что Eubacterium обогащен группой HP для гастрита. Не было существенной разницы в бактериальном составе между парными образцами антрального отдела и тела. Примечательно, что как парный антральный отдел, так и корпус, а также парные образцы опухоли и прилегающих неопухолевых тканей имели значительно схожий бактериальный состав, как показал анализ PERMANOVA (дополнительная таблица 3).

Чтобы показать сходство различных образцов, мы провели анализ PCoA на основе профилей относительной численности OTU. Двухмерный график первых двух основных координат показывает явное расхождение образцов рака с другими образцами (рис. 1с). Этот шаблон остался даже после удаления OTU, связанных с HP (дополнительный рисунок 4). Образцы гастрита HP перекрываются с образцами IM даже после исключения OTU HP.

OTU1, принадлежащие HP, имели самую сильную отрицательную корреляцию (коэффициент корреляции Спирмена = −0.87, P < 1e-6) с первой главной координатой. В дополнение к анализу PCoA мы провели иерархический кластерный анализ с использованием четырех широко используемых метрик расстояния, чтобы избежать систематической ошибки, связанной с одной метрикой расстояния, и получить стабильно надежные результаты. Графики дендрограммы показывают, что образцы сошлись в соответствии как с HP, так и с болезненными состояниями (дополнительная фигура 5). В то время как образцы HP-отрицательные и HP-положительные имеют четкую дисперсию, образцы GC, как правило, группируются вместе. Хотя влияние статуса HP было в значительной степени уменьшено за счет удаления OTU HP, сходимость образцов GC все еще сохранялась (дополнительная фигура 6).Анализ LEfSe на OTU выявил 13 OTU с высоким содержанием, обогащенных образцами рака, по сравнению с другими гистологическими образцами (дополнительная фигура 7). Эти OTU могут быть обозначены как Flavobacterium, Klebsiella, Serratia marcescens, Stenotrophomnonas, Achromobacter и Pseudomonas . В совокупности было четкое разделение между образцами GC и другими образцами.

Бактериальное разнообразие

Индекс энтропии Шеннона и индекс филогенетического разнообразия использовались для определения бактериального разнообразия различных групп.Индекс филогенетического разнообразия учитывает как расстояние между филогенетическими деревьями, так и численность. Нормальная группа имела самые высокие индексы Шеннона и филогенетического разнообразия по сравнению с группами хронического гастрита, ИМ и рака (рис. 2а и б), но разница индекса Шеннона была больше, чем индекса филогенетического разнообразия.

Рисунок 2: Альфа-разнообразие в разных группах.

( a ) Блочная диаграмма индекса Шеннона в разных группах. Прямоугольники обозначают межквартильные диапазоны (IQR) с медианой в виде черной линии и усиками, простирающимися до самых крайних точек в пределах 1.5-кратный IQR. ( b ) График индекса филогенетического разнообразия в разных группах. Значение прямоугольника такое же, как и у A. ( c ) Были показаны P-значения между различными группами. Филогенетический индекс означает индекс филогенетического разнообразия. Критерий Манна-Уитни был использован для расчета P-значения.

Влияние

H. Pylori на микробиоту желудка

У одиннадцати HP-позитивных пациентов с хроническим гастритом или ИМ были взяты серии биопсий до и через восемь недель после лечения анти-HP.Средняя относительная численность Helicobactera снизилась с 83,70% в образцах до обработки до 6,88% в образцах после обработки (рис. 3а). Соответственно, относительная численность не-HP Proteobacteria увеличилась с 4,55% до 51,70%. Относительная численность других основных типов, включая Bacteroidetes, Fusobacteria и Actinobacteria , также увеличилась в образцах после ликвидации. И индекс Шеннона, и индекс филогенетического разнообразия значительно увеличились после эрадикации НР (рис.3а).

Рисунок 3: Изменение микробиоты желудка после эрадикации HP.

( a ) График изменений относительной численности HP, индекса Шеннона и индекса филогенетического разнообразия до и после искоренения HP. Черная точка указывает на образец, а линии соединяют парные образцы до и после эрадикации. Значение прямоугольника такое же, как на рис. 2а. ( b ) Кольцевая диаграмма основных типов бактерий в образцах до и после ликвидации, а также в нормальных контрольных образцах.( c ) Гистограмма значительных OTU с логарифмической оценкой LDA. OTU были отсортированы в порядке убывания логарифмической оценки LDA. Таксономическая аннотация OTU по классификатору RDP была указана, если не указано иное. Столбец типа был окрашен в соответствии с названием типа.

Дальнейший анализ микробного состава между образцами после ликвидации и НР-отрицательными контролями показал, что относительная численность основных типов, обнаруженная в этих двух группах, была очень похожей (коэффициент корреляции Спирмена   =   0.93, рис. 3б). Такая же закономерность наблюдалась и на уровне рода (коэффициент корреляции Спирмена = 0,83). В то время как OTU HP резко уменьшилась в образцах после эрадикации, анализ LEfSe выявил 32 основных OTU, которые значительно изменились после эрадикации HP (рис. 3c). Помимо HP, который был снижен после лечения, 31 OTU увеличились после эрадикации HP, и большинство из этих увеличивающихся OTU принадлежали к Proteobacteria , включая OTU2 ( Flavobacterium ), OTU13 ( Neisseria ), OTU3 ( Serratia ) и OTU7. ( Fusobacterium ) (рис.4).

Рисунок 4: Изменения в численности OTU до и после ликвидации HP.

Распространенность OTU значительно отличалась до и после эрадикации HP. OTU были показаны в том же порядке, что и на рис. 3c. Синий цвет указывает до группы эрадикации НР, а красный — после группы эрадикации НР. Значение прямоугольника такое же, как на рис. 2а.

H. Pylori Tx снижает риск рака желудка в долгосрочной перспективе

Helicobacter pylori ( H.pylori ) терапия и эрадикация защищали от прогрессирования рака желудка у латиноамериканских пациентов с предраковыми поражениями, а защитный эффект терапии сохранялся в течение 20 лет, сообщают исследователи.

В самом длительном проспективном исследовании латиноамериканской популяции после исследования эрадикации H. pylori терапия уменьшила прогрессирование гистопатологической шкалы Correa с отношением шансов 0,59 (95% ДИ 0,38-0,93), согласно Марии Бланке Пьясуэло, Доктор медицины Университета Вандербильта в Нэшвилле и его коллеги.

Кроме того, H. pylori -отрицательный статус продолжал оказывать длительное положительное влияние на оценку с течением времени ( P = 0,036), сообщили они в Gastroenterology .

Они отметили, что инфекция

H. pylori является основным глобальным фактором предракового каскада Корреа и прогрессирования рака желудка, и «текущий анализ показывает, что защитный эффект терапии против H. pylori [намерение лечить] против прогрессирования предраковых поражений сохраняется после 20 лет.По сравнению с участниками, получавшими плацебо на исходном уровне, у тех, кто лечился, наблюдалось значительное снижение риска прогрессирования заболевания на 41%, что оценивалось по комплексной шкале Correa».

Детали исследования

Колумбийские испытания химиопрофилактики включали взрослых добровольцев из двух колумбийских городов, находящихся в зоне повышенного риска рака желудка. Им была проведена эндоскопия верхних отделов желудочно-кишечного тракта с картированием биопсии для определения соответствия требованиям.

Лица с предраковыми состояниями (мультифокальный атрофический гастрит, кишечная метаплазия, дисплазия) были приглашены для участия в двойном слепом исследовании анти- H.pylori и добавки с антиоксидантами для предотвращения гистологического прогрессирования. Участники были рандомизированы для получения 2 недель анти-H. pylori с добавлением бета-каротина и/или аскорбиновой кислоты или без них в течение 6 лет или соответствующим плацебо. В конце 6-летнего исследования лицам, ранее не получавшим лечения, была предложена анти- H pylori терапия.

Когорта обследовалась с эндоскопическими посещениями через 12, 16 и 20 лет после включения.Авторы отметили, что дополнительное лечение против H. pylori не входило в протокол исследования и не регистрировалось.

Исходная когорта включала 800 рандомизированных взрослых (средний возраст 51 год; 46% мужчин). На исходном уровне 776 (97%) были H. pylori -положительными. После биопсии желудка при поступлении участники проходили биопсию в возрасте 3, 6, 12, 16 и 20 лет и оценивались по шкале Корреа. Со временем численность когорты снизилась до 612 в возрасте 12 лет и 356 в возрасте 20 лет.

Лица, которые были H.pylori -отрицательные в течение 20 лет имели чистую регрессию на -0,12 балла (95% ДИ от -0,01 до -0,23, P = 0,03) по сравнению с исходным уровнем, в то время как у тех, кто все еще был инфицирован к 20 годам, чистое прогрессирование составило 0,28 ед. (95% ДИ 0,4–0,14).

Клиренс H. pylori приводил к регрессу многоочагового атрофического гастрита и уменьшал прогрессирование кишечной метаплазии.

Неполная кишечная метаплазия по сравнению с полной кишечной метаплазией обусловливает в 13,4 раза более высокий риск прогрессирования рака желудка (95% ДИ 1.8-103.8), по мнению авторов.

Максимальная гистологическая регрессия, достигнутая как у H. pylori -положительных, так и у -отрицательных лиц, наблюдалась через 12 лет после включения и, вероятно, была связана с остаточным эффектом вмешательств. Впоследствии наблюдалось устойчивое увеличение показателей в 16 и 20 лет в обеих группах, но значительно ниже при отсутствии H. pylori . Около 40% все еще были инфицированы в 20 лет.

«В надлежащем контексте»

Исследование согласуется с азиатскими исследованиями, на которые ссылаются исследователи, включая исследование из Южной Кореи, которое показало, что H.pylori была связана со снижением частоты метахронного рака желудка у пациентов с высоким риском после эндоскопической резекции дисплазии желудка, прокомментировал Эндрю У. Ван, доктор медицинских наук, из Университета Вирджинии в Шарлоттсвилле.

«Результаты текущего исследования, несомненно, важны, поскольку они предоставляют новые данные о долгосрочных показателях прогрессирования различных предраковых заболеваний желудка, включая прогрессирование от полной и неполной желудочно-кишечной метаплазии до рака», — сказал Ван, который был не участвует в исследовании.«Однако следует помнить, что участниками этого исследования были латиноамериканские пациенты из района Колумбии с повышенным риском развития рака желудка».

Он добавил, что каскад Корреа, который описывает прогрессирование от хронического гастрита к хроническому атрофическому гастриту (обычно в присутствии H. pylori ), к желудочно-кишечной метаплазии, к дисплазии, а затем к ненаследственной, некардиальной желудочной аденокарцинома хорошо воспринимается.

«Однако на риск развития ненаследственной аденокарциномы желудка также влияют факторы расы, этнической принадлежности, пола и окружающей среды.Поэтому результаты этого исследования необходимо рассматривать в надлежащем контексте, когда они применяются к неоднородному населению США», — подчеркнул Ван.

Авторы указали, что массовая эрадикация инфекции H. pylori в группах высокого риска была предложена и реализована в некоторых группах населения с целью снижения показателей заболеваемости раком желудка. «Однако остаются важные проблемы, такие как повышение устойчивости к антибиотикам и изменения кишечной микробиоты с пока неизвестными последствиями», — написали они.

Ван согласился с авторами в том, что любая массовая стратегия скрининга и лечения должна быть адаптирована к местным условиям. По мнению группы Piazuelo, в качестве первого шага следует рассмотреть четкие и строгие рекомендации по ведению лиц с высоким риском, даже в странах с низким и умеренным риском рака желудка.

Дополнительные стратегии должны включать тщательное высококачественное эндоскопическое обследование, оптимальную обработку и обработку образцов биопсии, а также принятие отчетов о патологии, отражающих риск рака желудка, заявили они.

В 2018 году группа экспертов, составившая руководящие принципы Хьюстонского консенсуса, отметила серьезные пробелы в Северной Америке в тестировании, лечении и последующем наблюдении за инфекцией H. pylori , которая непропорционально затрагивает этнические и расовые меньшинства.

Ограничения настоящего исследования включают относительно высокий уровень отсева и возможность неправильной классификации диагностического статуса и/или статуса H. pylori из-за ошибки при взятии биопсии. Хотя H. pylori оценивали во всех образцах биопсии с использованием окрашивания серебром, ложноотрицательные результаты могли иметь место, особенно у лиц с обширной кишечной метафазой.

Другими ограничениями было отсутствие полной информации о факторах риска, таких как курение и другие воздействия окружающей среды, а также о терапии против H. pylori после 12-летнего наблюдения.

  • Диана Свифт — независимый медицинский журналист из Торонто.

Раскрытие информации

Авторы сообщили о поддержке со стороны Национального института здравоохранения, Центра исследования заболеваний пищеварительного тракта Вандербильта, Департамента по делам ветеранов, Министерства обороны и Национального института рака.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.