Инфекционное заболевание кишечника: Кишечная инфекция

Содержание

Кишечные инфекции – коварная опасность

28 сентября 2017

Любые болезни инфекционного характера могут постигнуть нас тогда, когда мы меньше всего этого ожидаем. Безусловно, очень неприятно схватить острое респираторное вирусное заболевание, и провести несколько дней в постели с повышенной температурой и больным горлом. Однако кишечная инфекция доставляет больше неприятностей, которые несут за собой непредсказуемые последствия. Как не стать заложником злых бактерий и страшных вирусов? Об этом поговорим далее.

Разновидности, локализация и процесс заражения

На сегодняшний день группц кишечных инфекций составляют следующие заболевания:

  • дизентерия;
  • сальмонеллез;
  • брюшной тиф;
  • паратиф типа А и В;
  • холера;
  • токсоинфекция и др.

Продолжать этот список можно долго, но суть будет одна: все вышеупомянутые болезни вызваны различными возбудителями, среди которых находятся бактерии и вирусы. Однако место их локализации одно — кишечник человека.

Каждое инфекционное заболевание имеет свой путь передачи от человека к человеку. В случае с кишечными инфекциями таким является фекально-оральный путь передачи. Суть его заключается в том, что возбудитель с кишечника больного человека часто попадает во внешнюю среду, а иногда даже в пищу или воду, потом через ротовую полость снова попадает в кишечник, но на этот раз абсолютно здорового человека. Так возникает заражение.

Первые тревожные звоночки

Как и при любой болезни, при кишечной инфекции человек начинает чувствовать слабость, недомогание и общее ухудшение самочувствия, но о кишечном заболевании также расскажут и следующие симптомы:

  1. тошнота и рвота;
  2. жидкий стул с примесью слизи или даже крови;
  3. повышение температуры;
  4. боли в брюшной полости.

Имея набор таких симптомов, вы должны немедленно обратиться к врачу или даже вызвать скорую помощь, так как последствия могут быть разные. Прежде всего, больному нужно выдать личные вещи, такие как: набор посуды, полотенце, постельное белье. То есть, надо уберечь других членов семьи от заражения. Если через день самочувствие не улучшилось, то следует обратиться за медицинской помощью.

Лечение острых кишечных инфекций требует компетентной медицинской помощи. Схемы лечения такого ряда болезней сложные для понимания человеком, который не имеет специального образования. Бездумное употребление популярных антибиотиков часто ухудшает состояние больного, поскольку препарат может разрушать не только возбудителя, но и полезные бактерии, которые создают микрофлору кишечника. Не рискуйте своим здоровьем, а в некоторых случаях даже жизнью!

Как не заболеть?

Каждого человека волнует вопрос: как уберечься от страшных заболеваний, передающихся контактным путем? Прежде всего, следует соблюдать все правила гигиены, а именно: регулярно мыть руки, овощи, фрукты, не употреблять воду из открытых водоемов.

Также большое значение в профилактике кишечных заболеваний занимает место приготовления пищи, а точнее — его чистота. Желательно, чтобы на кухне все поверхности были покрыты таким материалом, который можно было бы часто и с легкостью мыть. Не лишним будет иметь несколько досок для разделки сырого мяса и рыбы, а также отдельные доски для хлеба, сыра, вареного мяса. Кухонные принадлежности (ножи, вилки, ложки) нужно мыть горячей водой после каждого использования. Посуду следует хранить в недоступном месте от домашних животных и насекомых. Известно, что мухи разносят различного рода инфекции, поэтому позаботьтесь о том, чтобы их не было в месте, где вы готовите пищу.

Все продукты, которые вы покупаете в маркете или на рынке, должны быть свежими и качественными. Помните о том, что хранить их нужно в соответствии с санитарными нормами.

Соблюдение простых правил гигиены убережет вас от страшных заболеваний, которые несут за собой плохое самочувствие и страшные последствия. Но если вы стали жертвой страшных бактерий или вирусов, то не нужно медлить! Обращайтесь к компетентным специалистам, которые помогут справиться с проблемой, что вас беспокоит. Будьте здоровыми снаружи и изнутри!

Анализ кала на кишечные инфекции

Анализ кала на кишечные инфекции позволяет обнаружить в организме микробов, которые вызывают инфекционные заболевания желудочно-кишечного тракта. Микроорганизмы могут стать причиной:

  • дизентерии,
  • сальмонеллеза,
  • пищевого отравления стафилококком,
  • холеры,
  • брюшного тифа,
  • клебсиеллеза,
  • эшерихиоза,
  • инфекционного гепатита,
  • энтеровирусной и ротавирусной инфекции у детей и др.

Причины

Основная причина распространения кишечных инфекций — несоблюдение правил личной гигиены. Заражение происходит преимущественно пищевым путем. Патогенные микроорганизмы попадают в рот с грязными и испорченными продуктами, неочищенной водой, при употреблении пищи немытыми руками. Через пищевод бактерии и вирусы переносятся в желудок и кишечник. Именно там микроорганизмы размножаются, вызывая различные воспаления, разрушение клеток желудка и дисбаланс важных микроэлементов.

Симптомы

К общим симптомам группы кишечных инфекций относят:

  • потерю аппетита;
  • общую слабость;
  • избыточное газообразование;
  • неприятные ощущения в желудке — тяжесть, вздутие;
  • головную боль.

Спустя некоторое время появляются и более опасные признаки заболевания. Больного мучают сильные боли в животе, рвота и диарея. В некоторых случаях повышается температура тела, появляются озноб и потливость.

Симптомы заболевания могут проявляться в течение 6 — 48 часов. Одним из наиболее опасных последствий может стать обезвоживание организма, поскольку вместе с рвотой и жидким стулом пациент теряет большое количество жидкости. Вследствие чего возникает дисбаланс натрия и калия в организме.

Диагностика

При появлении первых же симптомов необходимо обратиться к специалисту. Крайне важно отличить кишечную инфекцию от других болезней, которые имеют схожие симптомы:

  • небактериального пищевого отравления,
  • острого аппендицита,
  • инфаркта миокарда,
  • пневмонии,
  • внематочной беременности и т. д.

Анализы кала на кишечные инфекции помогут определить причину недомоганий и выявить возбудителя. Для диагностики используют 3 порции биоматериала. В норме возбудители в кале отсутствуют.

При обнаружении инфекции специалисты назначают медикаментозную терапию. После курса пациент вновь сдает анализы, чтобы понять, эффективно ли проводимое лечение.

Подготовка

Материал для исследования необходимо собирать в стерильную посуду. Только в этом случае в образец не попадут посторонние микробы, и исследование даст достоверный результат. Специальный контейнер можно получить в лаборатории или приобрести в аптеке.

Сдать анализ кала на кишечные вирусы Вы можете в любом из офисов нашей лаборатории в удобное время. Мы гарантируем получение достоверных результатов в кратчайшие сроки.

Наши специалисты также проводят диагностику и других заболеваний. В «Литех» можно сдать общий анализ крови, мочи, пройти биохимические, гормональные и аллергологические исследования.

Задать все интересующие вопросы Вы можете по телефону.

Кишечные инфекции

Кишечные инфекции кошек и собак подразделяют на заразные и незаразные заболевания.

К заразным относятся заболевания, вызванные инфекционными агентами (вирусы, бактерии, грибки). Наиболее распространенные вирусные заболевания кошек и собак, такие как бешенство, болезнь Ауески, панлейкопения кошек, кошачий иммунодефицит, калицивирусная инфекция у кошек, вирусный перитонит кошек (FIP), коронавирусные и парвовирусные энтериты собак, лямблиоз собак и кошек, герпетическая и другие инфекции. 

Вирусы вызывают тяжелые изменения в организме, нередко приводящие к смертельному исходу. Источником вирусов являются не только больные животные, но и животные-вирусоносители, выделяющие инфект с калом, мочой, истечениями из глаз, носа, содержимым гнойничков и т.д.

Передача вирусов происходит как при непосредственном контакте с больным животным и/или вирусоносителем, так и через воздух при совместном содержании больных и здоровых животных, через подстилки, клетки, посуду и т.д. Распространению вируса способствуют такие факторы, как скученное содержание животных (особенно на выставках), несоблюдение элементарных гигиенических мероприятий, склонность кошек и собак к бродяжничеству, а также стрессовые факторы (длительная транспортировка, неправильное питание, переохлаждение).

При подозрении на вирусные инфекции кошек и собак выявляют следующие симптомы (симптомы могут быть в комплексе, но могут быть и по отдельности), первое – это повышение температуры, рвота, понос, отказ от еды, угнетенное состояние; необходимо незамедлительно обратиться в ветеринарную клинику к врачу, для обследования, постановки диагноза и назначения лечения.

Лечение вирусных заболеваний весьма трудоемко.

Терапия вирусных заболеваний должна быть направлена на восстановление защитных барьеров слизистых оболочек, борьбу с вирусами, коррекцию иммунитета (стимуляция естественной резистентности, защита от вторичных инфекций), ликвидацию или ослабление проявлений заболевания (симптоматическая терапия), а также на замещение нарушенных физиологических функций организма (заместительная терапия). 

Кроме того, при вирусных заболеваниях важна правильная диета, сбалансированное содержание витаминов, макро- и микроэлементов. Это не только важный компонент терапии, но и способ освобождения организма от накопившихся во время болезни шлаков и токсинов, что особенно важно после периода анорексии или голодной диеты.

К незаразным заболеваниям кишечника относятся, те болезни, которые вызваны возрастными и/или функциональными нарушениями в системах различных органов, нарушении в питании, несбалансированные рационы или однотипное питание, отравление лекарственными средствами, бытовыми химикатами, комнатными растениями.

Первые симптомы заболевания могут быть схожи с симптомами вирусных инфекций, поэтому для дифференциации и постановки диагноза большинство врачей применяют экспресс-тесты на наличие вирусных инфекций. Они основаны на принципе иммунохромотографии.

Принцип действия теста состоит в том, что при погружении тест полоски в биологическую жидкость (или другой жидкий образец), она начинает мигрировать вдоль полоски по принципу тонкослойной хроматографии.

Вместе с ней движутся нанесенные на нижнюю часть тест-полоски меченые специфические антитела, которые, связываются с анализируемым веществом. Такие тесты дают 98% точности. 

При первых проявлениях заболевании рекомендуется незамедлительно обратиться на прием, ведь при длительном течении болезни (2-4дня) для многих животных наступают необратимые процессы в организме, которые могут привести к летальному исходу.

Дорогие владельцы будьте бдительны и внимательны к своим питомцам.

Что такое гастроэнтерит? – Амбулаторно-поликлиническое медицинское учреждение

Среда,  11  Декабрь  2019

Что такое гастроэнтерит?

Гастроэнтерит – это инфекционное заболевание желудочно-кишечного тракта, сопровождающееся рвотой и поносом. Это весьма распространенное заболевание у детей младшего возраста.

К симптомам гастроэнтерита относятся боли в животе, тошнота, рвота, частый жидкий стул, иногда повышение температуры.

Инкубационный период длится от нескольких часов до нескольких дней. Гастроэнтерит вызывается патогенными бактериями или вирусами. Поскольку антибиотики на вирусы не действуют, их назначают не всегда. Препаратов, останавливающих диарею, следует избегать: они препятствуют быстрому выведению болезнетворных организмов из кишечника.

Обычно болезнь продолжается 3-5 дней. Все это время ребенок должен оставаться под наблюдением и получать обильное питье.

Из-за обезвоживания ребенок чувствует себя очень плохо, его одолевает слабость, сонливость. Окружите его заботой и вниманием.

Гастроэнтерит – это «болезнь грязных рук». Возбудители заболевания попадают в организм с зараженными пищевыми продуктами, водой, через грязные предметы быта: соски, ложки, игрушки и т.д. Кто-то из взрослых членов семьи может являться носителем инфекции: не имея признаков болезни, выделяет возбудителей в окружающую среду при несоблюдении санитарно-гигиенического режима.

Бактерии могут вызвать кишечную инфекцию, если пищевые продукты не подверглись достаточной термической обработке, а посуда и предметы быта хранятся в ненадлежащих условиях. Инфекцию также вызывает сальмонелла, которую обнаруживают в яйцах, молочных продуктах и сыром мясе птицы.

Простейшие: гастроэнтерит может быть вызван, к примеру, амебами, лямблиями, которыми легко заразиться в зарубежных поездках.

Основные симптомы гастроэнтерита – повторная рвота и частый жидкий стул, но в каждом конкретном случае выраженность их может варьировать. Стул зачастую бывает водянистый, зловонный, с хлопьями и зеленью. . Иногда у детей при гастроэнтерите отмечается значительное повышение температуры, вызывающее фебрильные судороги у детей раннего возраста. . Бактериальные и вирусные кишечные инфекции часто сопровождаются спастическими болями в животе.

Вызывайте врача, если рвота у ребенка повторяется в течение нескольких часов, он становится вялым, отказывается от еды и питья.

Если у вашего ребенка появились симптомы обезвоживания, важно вовремя обратиться за помощью к врачу. В большинстве случаев обезвоживание удается устранить довольно быстро, давая ребенку обильное питье.

По 2-3 чайные ложки через каждые 2-3 минуты любой жидкости помогают избежать самых серьезных осложнений.

Помните, что вашему ребенку нездоровится, поэтому постарайтесь утешить его и устроить с максимальным комфортом. Если температура начинает подниматься, уберите теплое одеяло, проветрите комнату, включите вентилятор. От постоянной диареи у ребенка может возникнуть раздражение в области ануса. Осторожно подмойте ребенка теплой водой, нанесите смягчающий крем.

Если ребенок пьет охотно и много, не заставляйте его кушать. Ничего страшного не случится, если он несколько дней отказывается от еды. Важно не допускать обезвоживания.

Диарея может продолжаться еще несколько дней после того, как жар спадет и рвота прекратится.

Если у ребенка высокая температура, но рвоты нет, постарайтесь сбить жар дозой детского жаропонижающего средства

ПРОФИЛАКТИКА ГАСТРОЭНТЕРИТА

Скорее всего, вы не узнаете, где ваш ребенок заразился гастроэнтеритом. Необходимо помнить следующее:

– Всегда подвергайте тщательной тепловой обработке мясо, как следует мойте даже экологически чистые овощи.

– Путешествуя с детьми младшего возраста, пейте только бутилированную воду и питайтесь в ресторанах для туристов. Не ешьте еду, купленную на базарах и уличных лотках.

– Позаботьтесь о том, чтобы дети не контактировали с больными гастроэнтеритом.

Чтобы предупредить кишечную инфекцию, соблюдайте правила гигиены при приготовлении любой еды.


Кишечные инфекции – статьи об инфекционных болезнях

Кишечные инфекции: причины, диагностика, лечение

Кишечные инфекции — это целая группа заразных заболеваний, которые в первую очередь повреждают пищеварительный тракт.

Холера

Холера – это особо опасное инфекционное заболевание, которое вызывает сильную диарею и обезвоживание вплоть до гиповолемического шока и смерти. Чаще всего заражение происходит через загрязненную воду. При отсутствии лечения эта патология может привести к летальным осложнениям в течение нескольких часов даже у ранее здоровых людей. Современные методы очистки воды практически устранили холеру в промышленно развитых странах. Но эта болезнь все еще встречается в Африке и Юго-Восточной Азии. Риск эпидемии холеры наиболее высок, когда бедность, войны или стихийные бедствия вынуждают людей жить в тесноте без надлежащих санитарных условий.

Сальмонеллёз

Сальмонеллёз – кишечная инфекция, передающаяся, в основном, с пищей. Вызывается различными микробами рода сальмонелл.

Лямблиоз

Лямблиоз (гиардиоз) — заболевание, вызываемое одноклеточным паразитом кишечной лямблией — Giardia (Lamblia) intestinalis, который внедряется в ткани кишечника.

Дизентерия

Острую бактериальную дизентерию (шигеллез) вызывают бактерии, которые поражают дистальный отдел толстой кишки. Основные проявления — диарея, интоксикация, боли в кишечнике. Дизентерия — опасное заболевание, которое при отсутствии лечения может привести к обезвоживанию, поражению других внутренних органов и тяжелым осложнениям. В этой статье мы расскажем о мерах профилактики, симптомах и лечении заболевания.

Ботулизм

Ботулизм — это смертельно опасное инфекционно-токсическое заболевание.

Амебиаз (Амебная дизентерия)

Амебиаз (амебная дизентерия) — заболевание, вызываемое одноклеточным паразитом гистолитической амебой (Entamoeba histolytica).

Первая помощь при кишечных инфекциях

Если ваше самочувствие ни с того, ни с сего резко ухудшилось: заболела голова, испортился аппетит, а температура повысилась до 38-39°С, а спустя еще несколько часов появились тошнота и рвота, сильно заболел живот, начался понос и метеоризм, то вполне вероятно, что вы подцепили кишечную инфекцию.

Пищевое отравление у ребенка

Пищевым отравлением называют расстройства пищеварения, вызванные употреблением в пищу недоброкачественных продуктов, населенных болезнетворными микроорганизмами и/или их токсинами, а также продуктов растительного или животного происхождения (ядовитые растения и их семена, грибы).

Инфекции и хронические воспалительные заболевания кишечника

Резюме

В последние годы после введения анти-ФНО терапии стратегия лечения хронических воспалительных заболеваний кишечника больше развивалась в направлении ранней интенсивной, часто двойной иммуносупрессии. Хотя это приводит к улучшению терапевтического успеха, такая интенсивная терапия также увеличивает риск побочных эффектов и особенно инфекционных осложнений. Раннее выявление этого осложнения у пациентов с ослабленным иммунитетом часто затруднено из-за потенциально широкого спектра инфекционных агентов, часто атипичных проявлений в сочетании с иммуносупрессией, а также часто схожих симптомов кишечных инфекционных осложнений, характерных для обострения основного заболевания. болезнь.В первой части этого обзора будет обсуждаться широкий спектр потенциальных инфекционных осложнений на примере легочных инфекций и представлен алгоритм их выявления и терапии. Во второй части будут обсуждаться распространенные кишечные инфекционные осложнения от диагностики до терапии.

Ключевые слова:

Ключевые слова: Иммуносупрессия, Инфекционные осложнения, Анти-ТНФ, Цитомегаловирус, Clocktridium Difficile

Zusammenfassung

Zusammenfassung

в Ден Верганген Джарена Шляпа Sich unter anderem durch Die Hiinführung der Anti-TNF-THRAPIE Die Behnandlungsstratege Bei Chronisch Entzündlichen darmerkrankungunch Vermehndlichen zu einer bereits im früheren Stadium intensivierten, häufig doppelten immunsuppressiven Therapie entwickelt.Bei verbessertem Erfolg шляпа diese интенсивная Therapie jedoch auch ein erhöhtes Nebenwirkungsrisiko und hierbei vor allem infektiöse Komplikationen zur Folge. Die Diagnosestellung етег infektiösen Komplikation ист Дабэй Durch дас Breite potenzielle Keimspektrum, умирают унтер Immunsuppression häufig Nicht Klassische Präsentation дер Infektionssymptome, Абер Auch Durch умереть бей intestinalen Komplikationen häufig ähnlichen Symptome vergleichbar етег zunehmenden Aktivität дер zugrunde liegenden chronisch entzündlichen Darmerkrankung erschwert.Im ersten Abschnitt dieser Übersicht soll am Beispiel der möglichen pulmonalen infektiösen Komplikationen das breite Spektrum sowie ein Algorithmus zur Diagnostik dargestellt werden. Im zweiten Abschnitt wird auf häufige infektiöse кишечная Komplikationen фон дер Diagnostik bis zur Therapie eingegangen.

Введение

В то время как текущая стратегия лечения иммуносупрессии у пациентов с активным воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК) приводит к ремиссии или, по крайней мере, уменьшению симптомов у большинства пациентов, эта стратегия также вызывает повышенный риск инфекций, кишечных, а также внекишечный.Для обеспечения безопасной терапии решающее значение имеет раннее выявление инфекционных осложнений и начало лечения.

Какие виды инфекций потенциально можно ожидать при иммуносупрессии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника?

Были опубликованы различные отчеты о клинических случаях, когортные оценки, а также анализ многоцентровых исследований в отношении инфекционных осложнений. Торунер и др. [1], например, выявили 100 последовательных пациентов с ВЗК с оппортунистическими инфекциями.Инфекционный спектр в его когорте включал вирусные инфекции, т.е. вирус простого герпеса (ВПГ), опоясывающий герпес и цитомегаловирус (ЦМВ), бактериальные инфекции, например . Escherichia coli , Mycobacterium marinum, и Streptococcus , а также грибковые инфекции, например. Histoplasma capsulatum и Cryptococcus neoformans [1]. Эти примеры лишь дают представление о широком спектре возможных инфекционных осложнений. В дополнение к более или менее редким инфекциям риск классических инфекций, таких как инфекции мочевыводящих путей, инфекции кожи или респираторные инфекции, также увеличивается у хозяина с ослабленным иммунитетом.

Поскольку спектр широк, эта статья будет посвящена двум основным областям, то есть инфекционным респираторным осложнениям и инфекциям, имитирующим острую вспышку основного ВЗК.

Инфекционные респираторные осложнения

Начиная с респираторных осложнений, наиболее заметным, хотя и не самым частым кандидатом на респираторные инфекции с введением анти-ФНО терапии, была реактивация латентного туберкулеза, приводящая к тяжелым инфекциям с летальным течением в некоторые из этих пациентов [2].

Благодаря осведомленности об этих потенциальных осложнениях и введению обязательного скрининга на латентный туберкулез до индукции анти-ФНО это специфическое осложнение можно было бы значительно уменьшить, демонстрируя эффективность профилактики. В большинстве стран эти профилактические меры включают в себя сбор анамнеза относительно потенциального контакта с открытым туберкулезом в прошлом, рентгенографию органов грудной клетки и анализ высвобождения гамма-интерферона [3]. Однако необходимо учитывать несколько вопросов.Во-первых, тестирование в условиях иммуносупрессии, такой как тиопурины, может не дать достоверных результатов из-за невосприимчивых лимфоцитов, а отрицательный результат легочной визуализации не исключает латентный или активный туберкулез. Кроме того, следует иметь в виду, что исключение туберкулеза до начала лечения не исключает новой инфекции туберкулезом в более позднем возрасте. Поэтому у пациентов с признаками неизвестной инфекции всегда следует проводить повторное тестирование, особенно после потенциального контакта, например, после поездки в страны с высокой распространенностью туберкулеза [4].Следует также иметь в виду, что когда туберкулез возникает у пациентов, например, на анти-ФНО терапии, он чаще атипичен (внелегочный в <50%, диссеминированный в 25% случаев), с кишечным туберкулезом, имитирующим активную болезнь Крона, что еще более затрудняет правильный диагноз [3,5].

Еще одной стратегией снижения заболеваемости пневмонией является вакцинация. Руководства, такие как Европейская организация по борьбе с болезнью Крона и колите (ECCO), рекомендуют вакцинацию против сезонного гриппа на ежегодной основе, а также вакцинацию против пневмококка в соответствии с национальными рекомендациями [3].

Пациенты с ослабленным иммунитетом и респираторными симптомами должны быть тщательно обследованы на наличие пневмонии. В случае классических признаков бактериальной пневмонии, положительной аускультации и типичного инфильтрата на рентгенограмме органов грудной клетки лечение антибиотиками у этих пациентов в условиях иммуносупрессии всегда должно включать Streptococcus pneumonia .

Пациенты с воспалительным заболеванием, получающие иммуномодуляторную терапию по поводу пневмонии, также должны быть обследованы на Legionella pneumophila [3].Тестирование может быть проведено путем скрининга образца мочи, например, на наличие антигена L. pneumophila . Наиболее частый путь передачи – воздушно-капельный через источники теплого водоснабжения, содержащие воду, не нагретую выше 70°С, а также кондиционеры и увлажнители воздуха. В связи с отсутствием доступной вакцинации лучшими профилактическими мерами являются техническое обслуживание систем водоснабжения и адекватное отопление системы горячего водоснабжения. Излечивающее лечение состоит из макролидных или фторхинолоновых антибиотиков [6,7].

Еще одной легочной инфекцией, которую следует рассматривать у пациентов с иммуносупрессией, является инфекция, вызванная видами Nocardia , аэробным грамположительным, слабокислотно-устойчивым актиномицетом [8,9], особенно у пациентов, получающих анти-ФНО, и особенно при лечение кортикостероидами [3]. Nocardia обнаруживается во всем мире в почве и может вызывать легочные инфекции при вдыхании с гематогенным распространением в мозг до 33% [8]. Скрининг инфекции требует исследования мокроты, жидкости плеврального или бронхиального лаважа с помощью окраски по Граму и модифицированной кислотоустойчивой окраски.Лечение антибиотиками состоит из непрерывного лечения сульфаметоксазолом/триметопримом и/или цефтриаксоном до исчезновения всех поражений, что может занять месяц [8].

В дополнение к пневмонии, вызванной бактериями, пациенты, находящиеся на иммуносупрессивной терапии, по-видимому, также подвержены риску паразитарных и грибковых инфекций, хотя знания и рекомендации в отношении пациентов с ВЗК в основном основаны на отчетах о клинических случаях и небольших сериях случаев. Поскольку эти легочные инфекции часто проявляются атипичными симптомами и во многих случаях не могут быть обнаружены только при клиническом обследовании и стандартной рентгенографии грудной клетки, подозрение всегда должно вызываться у пациентов с иммуносупрессией ВЗК, жалующихся на одышку, кашель и снижение силы, что приводит к низкому порогу выполнения. КТ и бронхоскопия с бронхоальвеолярным лаважем (БАЛ).Затем скрининг должен включать Mycobacteria , Strongyloides stercoralis , Nocardia , Histoplasma , Cryptococcus sp., Aspergillus sp., и 9009 Диагноз P. jirovecii , атипичного грибка, основывается на выявлении в бронхолегочном секрете или жидкости БАЛ, а золотым стандартом для инфекции Candida является положительная культура из обычно стерильных участков тела, что означает, что культуры из других участков имеют следует интерпретировать в клиническом контексте, поскольку в этих случаях посевы не могут отличить колонизацию от инфекции.Однако чувствительность, например, для Aspergillus sp. в БАЛ составляет только 50%, и для окончательного диагноза могут потребоваться инвазивные процедуры, такие как биопсия. Точно так же чувствительность обнаружения Histoplasma capsulatum составляет всего 50% [3]. Хотя риск этих инфекций, по-видимому, увеличивается при иммуносупрессии, фактическое число больных ВЗК, к счастью, относительно невелико. Однако это подразумевает, что индивидуальный опыт лечащего гастроэнтеролога/хирурга обычно относительно невелик.Поэтому в неясных случаях всегда следует рассмотреть возможность консультации со специалистом по инфекционным заболеваниям для получения экспертного заключения, если таковое имеется. То же самое относится и к лечению более редких инфекционных осложнений. Лечение первой линии P. jirovecii , например, включает применение триметоприма плюс сульфаметоксазола в течение примерно 3 недель, что требует мониторинга анализа крови и функции почек, поскольку это лечение может вызвать подавление костного мозга или почечную недостаточность, требующую коррекция дозы [3].

Несмотря на отсутствие эффективных средств иммунизации против обсуждавшихся выше инфекционных агентов, и скрининг на них не рекомендуется у бессимптомных пациентов до начала иммуносупрессии, химиопрофилактика P. jirovecii является потенциальным вариантом, по крайней мере, для некоторых пациентов. Руководящие принципы ECCO, а также немецкие рекомендации по колиту рекомендуют стандартную профилактику котримоксазолом, если она хорошо переносится, для пациентов, принимающих тройные иммуномодуляторы, один из которых является ингибитором кальциневрина или анти-ФНО [3,10].Тем не менее, эта рекомендация в основном основана на мнении экспертов, поскольку исследования риска и пользы для пациентов с ВЗК отсутствуют, и поэтому рекомендации должны быть экстраполированы на пациентов с ВИЧ-инфекцией и онкогематологическими заболеваниями.

Как более подробно описано ниже для ЦМВ, потенциальный спектр легочных инфекций также включает вирусы, такие как из семейства вирусов герпеса, ВПГ, вирус ветряной оспы, вирус Эпштейна-Барр и ЦМВ. Первичная инфекция, например, ВПГ у иммунокомпетентных лиц обычно вызывает бессимптомную или легкую, самокупирующуюся орально-лабиальную (ВПГ тип 1) или генитальную (ВПГ тип 2) инфекцию [11].У пациентов с ослабленным иммунитетом, особенно у тех, кто лечился азатиоприном, инфекция ВПГ имеет больший потенциал для диссеминации, что может привести к тяжелым системным инфекциям со значительной заболеваемостью и смертностью, включая энцефалит, менингит, пневмонию, эзофагит, колит и/или гепатит [12,13,14]. ,15]. В то время как повышение титра анти-ВПГ IgM (иммуноглобулин М) может помочь в постановке диагноза, золотым стандартом диагностики является ПЦР (полимеразная цепная реакция) из пораженной ткани [11].Системная терапия аналогом нуклеозида ацикловиром требуется у пациентов с симптоматическим иммунодефицитом ВЗК [3,11].

Алгоритм для пациентов с ВЗК с ослабленным иммунитетом и легочными симптомами показан на рисунке .

Алгоритм для пациентов с иммунодефицитом ВЗК с легочными симптомами.

Инфекции и хронические воспалительные заболевания кишечника

Резюме

В последние годы после введения анти-ФНО терапии стратегия лечения хронических воспалительных заболеваний кишечника больше развивалась в направлении ранней интенсивной, часто двойной иммуносупрессии.Хотя это приводит к улучшению терапевтического успеха, такая интенсивная терапия также увеличивает риск побочных эффектов и особенно инфекционных осложнений. Раннее выявление этого осложнения у пациентов с ослабленным иммунитетом часто затруднено из-за потенциально широкого спектра инфекционных агентов, часто атипичных проявлений в сочетании с иммуносупрессией, а также часто схожих симптомов кишечных инфекционных осложнений, характерных для обострения основного заболевания. болезнь.В первой части этого обзора будет обсуждаться широкий спектр потенциальных инфекционных осложнений на примере легочных инфекций и представлен алгоритм их выявления и терапии. Во второй части будут обсуждаться распространенные кишечные инфекционные осложнения от диагностики до терапии.

Ключевые слова:

Ключевые слова: Иммуносупрессия, Инфекционные осложнения, Анти-ТНФ, Цитомегаловирус, Clocktridium Difficile

Zusammenfassung

Zusammenfassung

в Ден Верганген Джарена Шляпа Sich unter anderem durch Die Hiinführung der Anti-TNF-THRAPIE Die Behnandlungsstratege Bei Chronisch Entzündlichen darmerkrankungunch Vermehndlichen zu einer bereits im früheren Stadium intensivierten, häufig doppelten immunsuppressiven Therapie entwickelt.Bei verbessertem Erfolg шляпа diese интенсивная Therapie jedoch auch ein erhöhtes Nebenwirkungsrisiko und hierbei vor allem infektiöse Komplikationen zur Folge. Die Diagnosestellung етег infektiösen Komplikation ист Дабэй Durch дас Breite potenzielle Keimspektrum, умирают унтер Immunsuppression häufig Nicht Klassische Präsentation дер Infektionssymptome, Абер Auch Durch умереть бей intestinalen Komplikationen häufig ähnlichen Symptome vergleichbar етег zunehmenden Aktivität дер zugrunde liegenden chronisch entzündlichen Darmerkrankung erschwert.Im ersten Abschnitt dieser Übersicht soll am Beispiel der möglichen pulmonalen infektiösen Komplikationen das breite Spektrum sowie ein Algorithmus zur Diagnostik dargestellt werden. Im zweiten Abschnitt wird auf häufige infektiöse кишечная Komplikationen фон дер Diagnostik bis zur Therapie eingegangen.

Введение

В то время как текущая стратегия лечения иммуносупрессии у пациентов с активным воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК) приводит к ремиссии или, по крайней мере, уменьшению симптомов у большинства пациентов, эта стратегия также вызывает повышенный риск инфекций, кишечных, а также внекишечный.Для обеспечения безопасной терапии решающее значение имеет раннее выявление инфекционных осложнений и начало лечения.

Какие виды инфекций потенциально можно ожидать при иммуносупрессии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника?

Были опубликованы различные отчеты о клинических случаях, когортные оценки, а также анализ многоцентровых исследований в отношении инфекционных осложнений. Торунер и др. [1], например, выявили 100 последовательных пациентов с ВЗК с оппортунистическими инфекциями.Инфекционный спектр в его когорте включал вирусные инфекции, т.е. вирус простого герпеса (ВПГ), опоясывающий герпес и цитомегаловирус (ЦМВ), бактериальные инфекции, например . Escherichia coli , Mycobacterium marinum, и Streptococcus , а также грибковые инфекции, например. Histoplasma capsulatum и Cryptococcus neoformans [1]. Эти примеры лишь дают представление о широком спектре возможных инфекционных осложнений. В дополнение к более или менее редким инфекциям риск классических инфекций, таких как инфекции мочевыводящих путей, инфекции кожи или респираторные инфекции, также увеличивается у хозяина с ослабленным иммунитетом.

Поскольку спектр широк, эта статья будет посвящена двум основным областям, то есть инфекционным респираторным осложнениям и инфекциям, имитирующим острую вспышку основного ВЗК.

Инфекционные респираторные осложнения

Начиная с респираторных осложнений, наиболее заметным, хотя и не самым частым кандидатом на респираторные инфекции с введением анти-ФНО терапии, была реактивация латентного туберкулеза, приводящая к тяжелым инфекциям с летальным течением в некоторые из этих пациентов [2].

Благодаря осведомленности об этих потенциальных осложнениях и введению обязательного скрининга на латентный туберкулез до индукции анти-ФНО это специфическое осложнение можно было бы значительно уменьшить, демонстрируя эффективность профилактики. В большинстве стран эти профилактические меры включают в себя сбор анамнеза относительно потенциального контакта с открытым туберкулезом в прошлом, рентгенографию органов грудной клетки и анализ высвобождения гамма-интерферона [3]. Однако необходимо учитывать несколько вопросов.Во-первых, тестирование в условиях иммуносупрессии, такой как тиопурины, может не дать достоверных результатов из-за невосприимчивых лимфоцитов, а отрицательный результат легочной визуализации не исключает латентный или активный туберкулез. Кроме того, следует иметь в виду, что исключение туберкулеза до начала лечения не исключает новой инфекции туберкулезом в более позднем возрасте. Поэтому у пациентов с признаками неизвестной инфекции всегда следует проводить повторное тестирование, особенно после потенциального контакта, например, после поездки в страны с высокой распространенностью туберкулеза [4].Следует также иметь в виду, что когда туберкулез возникает у пациентов, например, на анти-ФНО терапии, он чаще атипичен (внелегочный в <50%, диссеминированный в 25% случаев), с кишечным туберкулезом, имитирующим активную болезнь Крона, что еще более затрудняет правильный диагноз [3,5].

Еще одной стратегией снижения заболеваемости пневмонией является вакцинация. Руководства, такие как Европейская организация по борьбе с болезнью Крона и колите (ECCO), рекомендуют вакцинацию против сезонного гриппа на ежегодной основе, а также вакцинацию против пневмококка в соответствии с национальными рекомендациями [3].

Пациенты с ослабленным иммунитетом и респираторными симптомами должны быть тщательно обследованы на наличие пневмонии. В случае классических признаков бактериальной пневмонии, положительной аускультации и типичного инфильтрата на рентгенограмме органов грудной клетки лечение антибиотиками у этих пациентов в условиях иммуносупрессии всегда должно включать Streptococcus pneumonia .

Пациенты с воспалительным заболеванием, получающие иммуномодуляторную терапию по поводу пневмонии, также должны быть обследованы на Legionella pneumophila [3].Тестирование может быть проведено путем скрининга образца мочи, например, на наличие антигена L. pneumophila . Наиболее частый путь передачи – воздушно-капельный через источники теплого водоснабжения, содержащие воду, не нагретую выше 70°С, а также кондиционеры и увлажнители воздуха. В связи с отсутствием доступной вакцинации лучшими профилактическими мерами являются техническое обслуживание систем водоснабжения и адекватное отопление системы горячего водоснабжения. Излечивающее лечение состоит из макролидных или фторхинолоновых антибиотиков [6,7].

Еще одной легочной инфекцией, которую следует рассматривать у пациентов с иммуносупрессией, является инфекция, вызванная видами Nocardia , аэробным грамположительным, слабокислотно-устойчивым актиномицетом [8,9], особенно у пациентов, получающих анти-ФНО, и особенно при лечение кортикостероидами [3]. Nocardia обнаруживается во всем мире в почве и может вызывать легочные инфекции при вдыхании с гематогенным распространением в мозг до 33% [8]. Скрининг инфекции требует исследования мокроты, жидкости плеврального или бронхиального лаважа с помощью окраски по Граму и модифицированной кислотоустойчивой окраски.Лечение антибиотиками состоит из непрерывного лечения сульфаметоксазолом/триметопримом и/или цефтриаксоном до исчезновения всех поражений, что может занять месяц [8].

В дополнение к пневмонии, вызванной бактериями, пациенты, находящиеся на иммуносупрессивной терапии, по-видимому, также подвержены риску паразитарных и грибковых инфекций, хотя знания и рекомендации в отношении пациентов с ВЗК в основном основаны на отчетах о клинических случаях и небольших сериях случаев. Поскольку эти легочные инфекции часто проявляются атипичными симптомами и во многих случаях не могут быть обнаружены только при клиническом обследовании и стандартной рентгенографии грудной клетки, подозрение всегда должно вызываться у пациентов с иммуносупрессией ВЗК, жалующихся на одышку, кашель и снижение силы, что приводит к низкому порогу выполнения. КТ и бронхоскопия с бронхоальвеолярным лаважем (БАЛ).Затем скрининг должен включать Mycobacteria , Strongyloides stercoralis , Nocardia , Histoplasma , Cryptococcus sp., Aspergillus sp., и 9009 Диагноз P. jirovecii , атипичного грибка, основывается на выявлении в бронхолегочном секрете или жидкости БАЛ, а золотым стандартом для инфекции Candida является положительная культура из обычно стерильных участков тела, что означает, что культуры из других участков имеют следует интерпретировать в клиническом контексте, поскольку в этих случаях посевы не могут отличить колонизацию от инфекции.Однако чувствительность, например, для Aspergillus sp. в БАЛ составляет только 50%, и для окончательного диагноза могут потребоваться инвазивные процедуры, такие как биопсия. Точно так же чувствительность обнаружения Histoplasma capsulatum составляет всего 50% [3]. Хотя риск этих инфекций, по-видимому, увеличивается при иммуносупрессии, фактическое число больных ВЗК, к счастью, относительно невелико. Однако это подразумевает, что индивидуальный опыт лечащего гастроэнтеролога/хирурга обычно относительно невелик.Поэтому в неясных случаях всегда следует рассмотреть возможность консультации со специалистом по инфекционным заболеваниям для получения экспертного заключения, если таковое имеется. То же самое относится и к лечению более редких инфекционных осложнений. Лечение первой линии P. jirovecii , например, включает применение триметоприма плюс сульфаметоксазола в течение примерно 3 недель, что требует мониторинга анализа крови и функции почек, поскольку это лечение может вызвать подавление костного мозга или почечную недостаточность, требующую коррекция дозы [3].

Несмотря на отсутствие эффективных средств иммунизации против обсуждавшихся выше инфекционных агентов, и скрининг на них не рекомендуется у бессимптомных пациентов до начала иммуносупрессии, химиопрофилактика P. jirovecii является потенциальным вариантом, по крайней мере, для некоторых пациентов. Руководящие принципы ECCO, а также немецкие рекомендации по колиту рекомендуют стандартную профилактику котримоксазолом, если она хорошо переносится, для пациентов, принимающих тройные иммуномодуляторы, один из которых является ингибитором кальциневрина или анти-ФНО [3,10].Тем не менее, эта рекомендация в основном основана на мнении экспертов, поскольку исследования риска и пользы для пациентов с ВЗК отсутствуют, и поэтому рекомендации должны быть экстраполированы на пациентов с ВИЧ-инфекцией и онкогематологическими заболеваниями.

Как более подробно описано ниже для ЦМВ, потенциальный спектр легочных инфекций также включает вирусы, такие как из семейства вирусов герпеса, ВПГ, вирус ветряной оспы, вирус Эпштейна-Барр и ЦМВ. Первичная инфекция, например, ВПГ у иммунокомпетентных лиц обычно вызывает бессимптомную или легкую, самокупирующуюся орально-лабиальную (ВПГ тип 1) или генитальную (ВПГ тип 2) инфекцию [11].У пациентов с ослабленным иммунитетом, особенно у тех, кто лечился азатиоприном, инфекция ВПГ имеет больший потенциал для диссеминации, что может привести к тяжелым системным инфекциям со значительной заболеваемостью и смертностью, включая энцефалит, менингит, пневмонию, эзофагит, колит и/или гепатит [12,13,14]. ,15]. В то время как повышение титра анти-ВПГ IgM (иммуноглобулин М) может помочь в постановке диагноза, золотым стандартом диагностики является ПЦР (полимеразная цепная реакция) из пораженной ткани [11].Системная терапия аналогом нуклеозида ацикловиром требуется у пациентов с симптоматическим иммунодефицитом ВЗК [3,11].

Алгоритм для пациентов с ВЗК с ослабленным иммунитетом и легочными симптомами показан на рисунке .

Алгоритм для пациентов с иммунодефицитом ВЗК с легочными симптомами.

Инфекции и хронические воспалительные заболевания кишечника

Резюме

В последние годы после введения анти-ФНО терапии стратегия лечения хронических воспалительных заболеваний кишечника больше развивалась в направлении ранней интенсивной, часто двойной иммуносупрессии.Хотя это приводит к улучшению терапевтического успеха, такая интенсивная терапия также увеличивает риск побочных эффектов и особенно инфекционных осложнений. Раннее выявление этого осложнения у пациентов с ослабленным иммунитетом часто затруднено из-за потенциально широкого спектра инфекционных агентов, часто атипичных проявлений в сочетании с иммуносупрессией, а также часто схожих симптомов кишечных инфекционных осложнений, характерных для обострения основного заболевания. болезнь.В первой части этого обзора будет обсуждаться широкий спектр потенциальных инфекционных осложнений на примере легочных инфекций и представлен алгоритм их выявления и терапии. Во второй части будут обсуждаться распространенные кишечные инфекционные осложнения от диагностики до терапии.

Ключевые слова:

Ключевые слова: Иммуносупрессия, Инфекционные осложнения, Анти-ТНФ, Цитомегаловирус, Clocktridium Difficile

Zusammenfassung

Zusammenfassung

в Ден Верганген Джарена Шляпа Sich unter anderem durch Die Hiinführung der Anti-TNF-THRAPIE Die Behnandlungsstratege Bei Chronisch Entzündlichen darmerkrankungunch Vermehndlichen zu einer bereits im früheren Stadium intensivierten, häufig doppelten immunsuppressiven Therapie entwickelt.Bei verbessertem Erfolg шляпа diese интенсивная Therapie jedoch auch ein erhöhtes Nebenwirkungsrisiko und hierbei vor allem infektiöse Komplikationen zur Folge. Die Diagnosestellung етег infektiösen Komplikation ист Дабэй Durch дас Breite potenzielle Keimspektrum, умирают унтер Immunsuppression häufig Nicht Klassische Präsentation дер Infektionssymptome, Абер Auch Durch умереть бей intestinalen Komplikationen häufig ähnlichen Symptome vergleichbar етег zunehmenden Aktivität дер zugrunde liegenden chronisch entzündlichen Darmerkrankung erschwert.Im ersten Abschnitt dieser Übersicht soll am Beispiel der möglichen pulmonalen infektiösen Komplikationen das breite Spektrum sowie ein Algorithmus zur Diagnostik dargestellt werden. Im zweiten Abschnitt wird auf häufige infektiöse кишечная Komplikationen фон дер Diagnostik bis zur Therapie eingegangen.

Введение

В то время как текущая стратегия лечения иммуносупрессии у пациентов с активным воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК) приводит к ремиссии или, по крайней мере, уменьшению симптомов у большинства пациентов, эта стратегия также вызывает повышенный риск инфекций, кишечных, а также внекишечный.Для обеспечения безопасной терапии решающее значение имеет раннее выявление инфекционных осложнений и начало лечения.

Какие виды инфекций потенциально можно ожидать при иммуносупрессии у пациентов с воспалительным заболеванием кишечника?

Были опубликованы различные отчеты о клинических случаях, когортные оценки, а также анализ многоцентровых исследований в отношении инфекционных осложнений. Торунер и др. [1], например, выявили 100 последовательных пациентов с ВЗК с оппортунистическими инфекциями.Инфекционный спектр в его когорте включал вирусные инфекции, т.е. вирус простого герпеса (ВПГ), опоясывающий герпес и цитомегаловирус (ЦМВ), бактериальные инфекции, например . Escherichia coli , Mycobacterium marinum, и Streptococcus , а также грибковые инфекции, например. Histoplasma capsulatum и Cryptococcus neoformans [1]. Эти примеры лишь дают представление о широком спектре возможных инфекционных осложнений. В дополнение к более или менее редким инфекциям риск классических инфекций, таких как инфекции мочевыводящих путей, инфекции кожи или респираторные инфекции, также увеличивается у хозяина с ослабленным иммунитетом.

Поскольку спектр широк, эта статья будет посвящена двум основным областям, то есть инфекционным респираторным осложнениям и инфекциям, имитирующим острую вспышку основного ВЗК.

Инфекционные респираторные осложнения

Начиная с респираторных осложнений, наиболее заметным, хотя и не самым частым кандидатом на респираторные инфекции с введением анти-ФНО терапии, была реактивация латентного туберкулеза, приводящая к тяжелым инфекциям с летальным течением в некоторые из этих пациентов [2].

Благодаря осведомленности об этих потенциальных осложнениях и введению обязательного скрининга на латентный туберкулез до индукции анти-ФНО это специфическое осложнение можно было бы значительно уменьшить, демонстрируя эффективность профилактики. В большинстве стран эти профилактические меры включают в себя сбор анамнеза относительно потенциального контакта с открытым туберкулезом в прошлом, рентгенографию органов грудной клетки и анализ высвобождения гамма-интерферона [3]. Однако необходимо учитывать несколько вопросов.Во-первых, тестирование в условиях иммуносупрессии, такой как тиопурины, может не дать достоверных результатов из-за невосприимчивых лимфоцитов, а отрицательный результат легочной визуализации не исключает латентный или активный туберкулез. Кроме того, следует иметь в виду, что исключение туберкулеза до начала лечения не исключает новой инфекции туберкулезом в более позднем возрасте. Поэтому у пациентов с признаками неизвестной инфекции всегда следует проводить повторное тестирование, особенно после потенциального контакта, например, после поездки в страны с высокой распространенностью туберкулеза [4].Следует также иметь в виду, что когда туберкулез возникает у пациентов, например, на анти-ФНО терапии, он чаще атипичен (внелегочный в <50%, диссеминированный в 25% случаев), с кишечным туберкулезом, имитирующим активную болезнь Крона, что еще более затрудняет правильный диагноз [3,5].

Еще одной стратегией снижения заболеваемости пневмонией является вакцинация. Руководства, такие как Европейская организация по борьбе с болезнью Крона и колите (ECCO), рекомендуют вакцинацию против сезонного гриппа на ежегодной основе, а также вакцинацию против пневмококка в соответствии с национальными рекомендациями [3].

Пациенты с ослабленным иммунитетом и респираторными симптомами должны быть тщательно обследованы на наличие пневмонии. В случае классических признаков бактериальной пневмонии, положительной аускультации и типичного инфильтрата на рентгенограмме органов грудной клетки лечение антибиотиками у этих пациентов в условиях иммуносупрессии всегда должно включать Streptococcus pneumonia .

Пациенты с воспалительным заболеванием, получающие иммуномодуляторную терапию по поводу пневмонии, также должны быть обследованы на Legionella pneumophila [3].Тестирование может быть проведено путем скрининга образца мочи, например, на наличие антигена L. pneumophila . Наиболее частый путь передачи – воздушно-капельный через источники теплого водоснабжения, содержащие воду, не нагретую выше 70°С, а также кондиционеры и увлажнители воздуха. В связи с отсутствием доступной вакцинации лучшими профилактическими мерами являются техническое обслуживание систем водоснабжения и адекватное отопление системы горячего водоснабжения. Излечивающее лечение состоит из макролидных или фторхинолоновых антибиотиков [6,7].

Еще одной легочной инфекцией, которую следует рассматривать у пациентов с иммуносупрессией, является инфекция, вызванная видами Nocardia , аэробным грамположительным, слабокислотно-устойчивым актиномицетом [8,9], особенно у пациентов, получающих анти-ФНО, и особенно при лечение кортикостероидами [3]. Nocardia обнаруживается во всем мире в почве и может вызывать легочные инфекции при вдыхании с гематогенным распространением в мозг до 33% [8]. Скрининг инфекции требует исследования мокроты, жидкости плеврального или бронхиального лаважа с помощью окраски по Граму и модифицированной кислотоустойчивой окраски.Лечение антибиотиками состоит из непрерывного лечения сульфаметоксазолом/триметопримом и/или цефтриаксоном до исчезновения всех поражений, что может занять месяц [8].

В дополнение к пневмонии, вызванной бактериями, пациенты, находящиеся на иммуносупрессивной терапии, по-видимому, также подвержены риску паразитарных и грибковых инфекций, хотя знания и рекомендации в отношении пациентов с ВЗК в основном основаны на отчетах о клинических случаях и небольших сериях случаев. Поскольку эти легочные инфекции часто проявляются атипичными симптомами и во многих случаях не могут быть обнаружены только при клиническом обследовании и стандартной рентгенографии грудной клетки, подозрение всегда должно вызываться у пациентов с иммуносупрессией ВЗК, жалующихся на одышку, кашель и снижение силы, что приводит к низкому порогу выполнения. КТ и бронхоскопия с бронхоальвеолярным лаважем (БАЛ).Затем скрининг должен включать Mycobacteria , Strongyloides stercoralis , Nocardia , Histoplasma , Cryptococcus sp., Aspergillus sp., и 9009 Диагноз P. jirovecii , атипичного грибка, основывается на выявлении в бронхолегочном секрете или жидкости БАЛ, а золотым стандартом для инфекции Candida является положительная культура из обычно стерильных участков тела, что означает, что культуры из других участков имеют следует интерпретировать в клиническом контексте, поскольку в этих случаях посевы не могут отличить колонизацию от инфекции.Однако чувствительность, например, для Aspergillus sp. в БАЛ составляет только 50%, и для окончательного диагноза могут потребоваться инвазивные процедуры, такие как биопсия. Точно так же чувствительность обнаружения Histoplasma capsulatum составляет всего 50% [3]. Хотя риск этих инфекций, по-видимому, увеличивается при иммуносупрессии, фактическое число больных ВЗК, к счастью, относительно невелико. Однако это подразумевает, что индивидуальный опыт лечащего гастроэнтеролога/хирурга обычно относительно невелик.Поэтому в неясных случаях всегда следует рассмотреть возможность консультации со специалистом по инфекционным заболеваниям для получения экспертного заключения, если таковое имеется. То же самое относится и к лечению более редких инфекционных осложнений. Лечение первой линии P. jirovecii , например, включает применение триметоприма плюс сульфаметоксазола в течение примерно 3 недель, что требует мониторинга анализа крови и функции почек, поскольку это лечение может вызвать подавление костного мозга или почечную недостаточность, требующую коррекция дозы [3].

Несмотря на отсутствие эффективных средств иммунизации против обсуждавшихся выше инфекционных агентов, и скрининг на них не рекомендуется у бессимптомных пациентов до начала иммуносупрессии, химиопрофилактика P. jirovecii является потенциальным вариантом, по крайней мере, для некоторых пациентов. Руководящие принципы ECCO, а также немецкие рекомендации по колиту рекомендуют стандартную профилактику котримоксазолом, если она хорошо переносится, для пациентов, принимающих тройные иммуномодуляторы, один из которых является ингибитором кальциневрина или анти-ФНО [3,10].Тем не менее, эта рекомендация в основном основана на мнении экспертов, поскольку исследования риска и пользы для пациентов с ВЗК отсутствуют, и поэтому рекомендации должны быть экстраполированы на пациентов с ВИЧ-инфекцией и онкогематологическими заболеваниями.

Как более подробно описано ниже для ЦМВ, потенциальный спектр легочных инфекций также включает вирусы, такие как из семейства вирусов герпеса, ВПГ, вирус ветряной оспы, вирус Эпштейна-Барр и ЦМВ. Первичная инфекция, например, ВПГ у иммунокомпетентных лиц обычно вызывает бессимптомную или легкую, самокупирующуюся орально-лабиальную (ВПГ тип 1) или генитальную (ВПГ тип 2) инфекцию [11].У пациентов с ослабленным иммунитетом, особенно у тех, кто лечился азатиоприном, инфекция ВПГ имеет больший потенциал для диссеминации, что может привести к тяжелым системным инфекциям со значительной заболеваемостью и смертностью, включая энцефалит, менингит, пневмонию, эзофагит, колит и/или гепатит [12,13,14]. ,15]. В то время как повышение титра анти-ВПГ IgM (иммуноглобулин М) может помочь в постановке диагноза, золотым стандартом диагностики является ПЦР (полимеразная цепная реакция) из пораженной ткани [11].Системная терапия аналогом нуклеозида ацикловиром требуется у пациентов с симптоматическим иммунодефицитом ВЗК [3,11].

Алгоритм для пациентов с ВЗК с ослабленным иммунитетом и легочными симптомами показан на рисунке .

Алгоритм для пациентов с иммунодефицитом ВЗК с легочными симптомами.

Фармакотерапия воспалительного заболевания кишечника (ВЗК) и риск серьезной инфекции: систематический обзор и сетевой метаанализ | BMC Gastroenterology

  • Bruzzese V, Lorenzetti R, Zullo A, Hassan C, Campo SM.Терапия против TNF и риск туберкулеза при ревматических заболеваниях, псориазе и ВЗК: анализ объединенных данных рандомизированных контролируемых исследований. Анналы ревматических заболеваний 2013; 72 (3).

  • Аберра ФН, Лихтенштейн ГР. Методы профилактики инфекций у больных с воспалительными заболеваниями кишечника. Воспаление кишечника Dis. 2005; 11: 685–95.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Colombel JF, Loftus EV, Tremaine WJ, et al.Профиль безопасности инфликсимаба у пациентов с болезнью Крона: опыт клиники Мейо у 500 пациентов. Гастроэнтерология. 2004; 126:19–31.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Торунер М., Лофтус-младший Э.В., Хармсен В.С. и др. Факторы риска оппортунистических инфекций у больных с воспалительными заболеваниями кишечника. Гастроэнтерология. 2008; 134: 929–36.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Коломбель Дж., Сандборн В., Райниш В. и др.Инфликсимаб, азатиоприн или комбинированная терапия болезни Крона. N Engl J Med. 2010; 362:1383–95.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Лихтенштейн Г., Коэн Р., Фиган Б. и др. Безопасность инфликсимаба и других препаратов для лечения болезни Крона — данные реестра TREAT с почти 24 575 пациенто-летами наблюдения. Am J Гастроэнтерол. 2008;103:1116.

    Google ученый

  • Сообщение о серьезных проблемах в FDA.2014. По состоянию на 15 июня 2015 г. (http://www.fda.gov/Safety/MedWatch/HowToReport/ucm053087.htm).

  • Ардиццоне С., Боллани С., Манционна Г., Имбеси В., Коломбо Э., Бьянки П.Г. Сравнение метотрексата и азатиоприна при лечении хронической активной болезни Крона: рандомизированное слепое исследование. Копать печень Dis. 2003; 35: 619–27.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Ардиццоне С., Макони Г., Руссо А., Имбези В., Коломбо Э., Бьянки П.Г.Рандомизированное контролируемое исследование азатиоприна и 5-аминосалициловой кислоты для лечения стероидозависимого язвенного колита. Кишка. 2006; 55:47–53.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Арора С., Катков В., Кули Дж. и др. Метотрексат при болезни Крона: результаты рандомизированного двойного слепого плацебо-контролируемого исследования. Гепатогастроэнтерология. 1999;46:1724–9.

    КАС пабмед Google ученый

  • Бар-Меир С., Чоуерс Ю., Лави А. и др.Будесонид против преднизолона в лечении активной болезни Крона. Израильская группа по изучению будесонида. Гастроэнтерология. 1998; 115:835–40.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Bar-Meir S, Fidder H, Faszczyk M, et al. Пена будесонида против пены ацетата гидрокортизона при лечении активного язвенного проктосигмоидита. Расстройство прямой кишки. 2003; 46: 929–36.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Colombel J, Sandborn W, Rutgeerts P, et al.Адалимумаб для поддержания клинического ответа и ремиссии у пациентов с болезнью Крона: исследование CHARM. Гастроэнтерология. 2007; 132:52–65.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Cortot A, Colombel J, Rutgeerts P, et al. Переход с системных стероидов на будесонид у стероидозависимых пациентов с неактивной болезнью Крона. Кишка. 2001; 48: 186–90.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • D’Haens G, Baert F, van Assche G, et al.Ранняя комбинированная иммуносупрессия или традиционное лечение пациентов с впервые диагностированной болезнью Крона: открытое рандомизированное исследование. Ланцет. 2008; 371: 660–7.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Ewe K, Press A, Singe C, et al. Азатиоприн в сочетании с преднизолоном или монотерапия преднизолоном при активной болезни Крона. Гастроэнтерология. 1993; 105: 367–72.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Feagan B, Rochon J, Fedorak R, et al.Метотрексат для лечения болезни Крона. Исследователи Североамериканской исследовательской группы Крона. N Engl J Med. 1995; 332: 292–7.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Feagan B, Fedorak R, Irvine E, et al. Сравнение метотрексата с плацебо для поддержания ремиссии при болезни Крона. Исследователи Североамериканской исследовательской группы Крона. N Engl J Med. 2000; 342:1627–32.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Feagan B, McDonald J, Panaccione R, et al.Метотрексат в комбинации с инфликсимабом не более эффективен, чем монотерапия инфликсимабом у пациентов с болезнью Крона. Гастроэнтерология. 2014; 146: 681–8.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Ханауэр С., Корелиц Б., Рутгертс П. и др. Послеоперационное поддержание ремиссии болезни Крона с помощью 6-меркаптопурина, месаламина или плацебо: 2-летнее исследование. Гастроэнтерология. 2004; 127:723–9.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Хоторн А., Логан Р., Хоуки С. и др.Рандомизированное контролируемое исследование отмены азатиоприна при язвенном колите. БМЖ. 1992; 305: 20–2.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Леманн М., Мэри Дж., Дюкло Б. и др. Инфликсимаб плюс азатиоприн у пациентов со стероидозависимой болезнью Крона: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Гастроэнтерология. 2006; 130:1054–61.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Манцарис Г., Сфакианакис М., Арчавлис Э. и др.Проспективное рандомизированное слепое двухлетнее исследование монотерапии азатиоприном по сравнению с азатиоприном и олсалазином для поддержания ремиссии стероидозависимого язвенного колита. Am J Гастроэнтерол. 2004; 99:1122–8.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Neurath M, Wanitschke R, Peters M, Krummenauer F, Meyer Zum Büschenfelde K, Schlaak J. Рандомизированное исследование микофенолата мофетила по сравнению с азатиоприном для лечения хронической активной болезни Крона.Кишка. 1999;44:625–8.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Оксенкун Т., Сакман М., Гёке Б. Инфликсимаб при остром тяжелом язвенном колите: рандомизированное пилотное исследование у пациентов с нерезистентностью к стероидам. Гастроэнтерология. 2003;124:А62.

    Артикул Google ученый

  • Odonnell LJD, Arvind AS, Hoang P, et al. Двойное слепое контролируемое исследование клизм с 4-аминосалициловой кислотой и преднизолоном при дистальном язвенном колите.Кишка. 1992; 33: 947–9.

    КАС Статья Google ученый

  • Орен Р., Арбер Н., Одес С. и др. Метотрексат при хроническом активном язвенном колите: двойное слепое рандомизированное многоцентровое исследование в Израиле. Гастроэнтерология. 1996; 110:1416–21.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Орт Т., Петерс М., Шлаак Дж. и др. Микофенолата мофетил по сравнению с азатиоприном у пациентов с хроническим активным язвенным колитом: 12-месячное пилотное исследование.Am J Гастроэнтерол. 2000;95:1201–7.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Prantera C, Lochs H, Grimaldi M, Danese S, Scribano M, et al. Пролонгированное кишечное высвобождение рифаксимина вызывает ремиссию у пациентов с умеренно активной болезнью Крона. Гастроэнтерология. 2012; 142:473–81.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Настоящее Д., Рутгертс П., Тарган С. и др.Инфликсимаб для лечения свищей у пациентов с болезнью Крона. N Engl J Med. 1999; 340:1398–405.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Rutgeerts P, Hiele M, Geboes K, et al. Контролируемое исследование лечения метронидазолом для предотвращения рецидива болезни Крона после резекции подвздошной кишки. Гастроэнтерология. 1995; 108:1617–21.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Рутгертс П., Сэндборн В.Дж., Фиган Б.Г. и др.Инфликсимаб для индукционной и поддерживающей терапии язвенного колита. N Engl J Med. 2005; 353: 2462–76.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Rutgeerts P, Van Assche G, Vermeire S, et al. Орнидазол для профилактики послеоперационного рецидива болезни Крона: рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование. Гастроэнтерология. 2005; 128:856–61.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Sandborn W, Present D, Isaacs K, et al.Такролимус для лечения свищей у пациентов с болезнью Крона: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Гастроэнтерология. 2003; 125:380–8.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Sandborn W, Colombel J, Enns R, et al. Индукционная и поддерживающая терапия натализумабом при болезни Крона. N Engl J Med. 2005; 353:1912–25.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Sandborn W, Hanauer S, Rutgeerts P, et al.Адалимумаб для поддерживающей терапии болезни Крона: результаты исследования CLASSIC II. Кишка. 2007; 56:1232–9.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Сандборн В., Фиган Б., Стойнов С. и др. Цертолизумаб пегол для лечения болезни Крона. N Engl J Med. 2007; 357: 228–38.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Сандборн В., ван Аше Г., Райниш В. и др.Адалимумаб индуцирует и поддерживает клиническую ремиссию у пациентов с язвенным колитом средней и тяжелой степени. Гастроэнтерология. 2012; 142: 257–65.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Сэндборн В., Гасинк С., Гао Л. и др. Индукционная и поддерживающая терапия устекинумабом при рефрактерной болезни Крона. N Engl J Med. 2012; 367:1519–28.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Sandborn W, Feagan B, Rutgeerts P, et al.Ведолизумаб в качестве индукционной и поддерживающей терапии болезни Крона. N Engl J Med. 2013; 369: 711–21.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Sandborn WJ, Feagan BJ, Marano C, et al. Подкожное введение голимумаба поддерживает клинический ответ у пациентов с язвенным колитом средней и тяжелой степени. Гастро 2013; В печати.

  • Sands B, Kozarek R, Spainhour J, et al. Безопасность и переносимость одновременного лечения натализумабом у пациентов с болезнью Крона, не находящихся в стадии ремиссии на фоне приема инфликсимаба.Воспаление кишечника Dis. 2007; 13:2–11.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Шрайбер С., Халик-Карими М., Лоуренс И. и др. Поддерживающая терапия цертолизумаб пеголом при болезни Крона. N Engl J Med. 2007; 357: 239–50.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Schreiber S, Rutgeerts P, Fedorak R, et al. Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование цертолизумаба пегола (CDP870) для лечения болезни Крона.Гастроэнтерология. 2005; 129: 807–18.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Тарган С., Фиган Б., Федорак Р. и др. Натализумаб для лечения активной болезни Крона: результаты исследования ENCORE. Гастроэнтерология. 2007; 132:1672–83.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Higgins JPT, Green S. Cochrane Handbook for Systematic Reviews of Interventions.2011.

    Google ученый

  • Саланти Г., Дель Джоване С., Чаймани А., Колдуэлл Д., Хиггинс Дж. Оценка качества доказательств сетевого метаанализа. ПЛОС Один. 2014;9:e99682.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ламли Т. Сетевой метаанализ для косвенного сравнения методов лечения. Стат мед. 2002; 21: 2313–24.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Колдуэлл Д., Адес А., Хиггинс Дж.Одновременное сравнение нескольких видов лечения: объединение прямых и косвенных данных. БМЖ. 2005; 331: 897–900.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Лу Г., Адес А. Сочетание прямых и косвенных доказательств в сравнении смешанного лечения. Стат мед. 2004; 23:3105–24.

    КАС Статья пабмед Google ученый

  • Белый I.Сетевой набор команд для сетевого метаанализа. Кембридж: Отдел биостатистики MRC; 2015.

    Google ученый

  • Чаймани А., Хиггинс Дж., Мавридис Д., Спиридонос П., Саланти Г. Графические инструменты для сетевого метаанализа в STATA. ПЛОС Один. 3 октября 2013 г .; 8 (10): e76654. doi:10.1371/journal.pone.0076654. eCollection 2013.

  • Хиггинс Дж., Джексон Д., Барретт Дж., Лу Г., Адес А., Уайт И. Последовательность и непоследовательность в сетевом метаанализе: концепции и модели для многоэтапных исследований.Res Synth Методы. 2012;3:98–110.

    КАС Статья пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Чиприани А., Хиггинс Дж., Геддес Дж., Саланти Г. Концептуальные и технические проблемы сетевого метаанализа. Энн Интерн Мед. 2013; 159:130–7.

    Артикул пабмед Google ученый

  • Сэндборн В.Дж. Современное состояние: иммуносупрессия и биологическая терапия.Копать Дис. 2010; 28: 536–42. дои: 10.1159/000320413. Epub 2010 30 сентября.

    Статья пабмед Google ученый

  • D’Haens G, Reinisch W, Colombel JF, et al. Данные о безопасности за пять лет из ENCORE, европейского наблюдательного регистра безопасности для взрослых с болезнью Крона, получающих инфликсимаб [Remicade®] или традиционную терапию. Дж. Колит Крона. 2016. doi: 10.1093/ecco-jcc/jjw221. [Epub перед печатью].

  • Lee JW, Choi CH, Park JH и др.Клинические особенности активного туберкулеза, развившегося на фоне терапии факторами некроза опухоли у больных с воспалительными заболеваниями кишечника. Интест Рез. 2016; 14:146–51. doi: 10.5217/ir.2016.14.2.146.EpubApr27.

    Артикул пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Программа лечения воспалительных заболеваний кишечника | Temple Health

    Когда вы имеете дело с воспалительным заболеванием кишечника (ВЗК), таким как болезнь Крона и язвенный колит, вы часто испытываете симптомы, которые мешают повседневной жизни.От хронической боли, усталости и отсутствия правильного питания до беспокойства о том, что можно съесть на вечеринке и где находится ближайший туалет, ВЗК может постоянно беспокоить вас.

    При тщательном управлении наша команда может помочь вам уменьшить последствия и симптомы ВЗК, чтобы обеспечить вам наилучшее качество жизни. Программа Temple по воспалительным заболеваниям кишечника специализируется на предоставлении всесторонней помощи взрослым с этими хроническими заболеваниями.

    Дополнительные параметры, которые помогут вам найти помощь

    Усовершенствованные диагностические процедуры, доступные в Центре заболеваний пищеварительного тракта Temple, помогают нам направлять ваше лечение, но сначала мы прислушиваемся к вашим потребностям, опасениям и приоритетам, чтобы мы могли адаптировать план к вашим целям.Будучи пациентом программы Temple’s IBD, вы получаете доступ к передовым методам лечения, включая новые противовоспалительные и биологические методы лечения, которые помогли нашим пациентам достичь длительной ремиссии.

    Если ткань пищеварительного тракта повреждена и ее необходимо удалить, гастроинтестинальные хирурги Temple предлагают множество методов, в том числе минимально инвазивные варианты, которые могут помочь уменьшить побочные эффекты, ускорить выздоровление и сохранить как можно больше здоровых тканей.

    Наши опытные, сертифицированные специалисты также сотрудничают с другими вашими поставщиками медицинских услуг, чтобы быть в курсе ваших симптомов и оперативно корректировать ваше лечение. Мы здесь, чтобы поддерживать пациентов на всех этапах и при принятии всех решений, связанных с лечением ВЗК.

    Болезнь Крона и язвенный колит связаны с хроническим (длительным) воспалением пищеварительного тракта. Это воспаление может привести к долгосрочным проблемам с пищеварительным трактом, а также к активным симптомам. Программа Temple IBD помогает пациентам справиться с этими состояниями, а также с возникающими симптомами.

    Несколько специальностей, сфокусированный опыт

    • Специалисты

      Temple имеют повышение квалификации и многолетний опыт лечения ВЗК всех форм и степеней тяжести. В нашу команду входят гастроэнтерологи, колоректальные хирурги, стомисты, ревматологи, дерматологи, рентгенологи, акушеры-гинекологи, онкологи и инфекционисты.

    • Наши врачи были названы лучшими врачами Америки®, а журнал Philadelphia — лучшими врачами.

    Новые методы лечения в разработке

    Программа Temple IBD постоянно отслеживает разработку новых методов лечения и биологических препаратов. Наша команда участвует в клинических испытаниях для разработки инновационных методов лечения, которые могут быть недоступны для населения в целом.

    Найдите ближайшего врача, запишитесь на прием или позвоните по номеру 800-TEMPLE-MED (800-836-7536).

    Воспалительные заболевания кишечника — Врачи Вашингтонского университета

    Чтобы записаться на прием, позвоните  314-747-IBD6 (4236) .

    Специалисты по воспалительным заболеваниям кишечника (ВЗК) Вашингтонского университета оказывают клиническую помощь при хроническом воспалении кишечного тракта. Наша цель — улучшить качество жизни пациентов с ВЗК благодаря исключительному уходу и преобразующим исследованиям. Наш обширный центр ВЗК предоставляет медицинские и хирургические услуги мирового класса и доступ к новым методам лечения в клинических исследованиях.

    Воспалительное заболевание кишечника (ВЗК) почти одинаково поражает мужчин и женщин. Это может произойти в любом возрасте, но чаще всего поражает молодых людей (в возрасте 16-26 лет).Специалисты Вашингтонского университета по лечению ВЗК лечат более 3000 пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника. Две наиболее распространенные формы ВЗК:

    Болезнь Крона  – хроническое воспалительное заболевание желудочно-кишечного тракта (ЖКТ). Обычно поражает тонкий кишечник и толстую кишку, но может возникать в любом отделе желудочно-кишечного тракта. Симптомы зависят от локализации пораженного кишечника, но часто наблюдаются боль в животе, усталость и потеря веса. Иногда могут возникать диарея, лихорадка, ректальное кровотечение или заболевание вокруг анального канала.

    Язвенный колит  характеризуется воспалением толстой или толстой кишки. Слизистая оболочка толстой кишки становится красной и отечной, иногда изъязвляется. Это вызывает диарею и кровотечение из прямой кишки. Воспаление является хроническим, что означает, что оно всегда присутствует, хотя симптомы могут появляться и исчезать. Симптомы обостряются, когда толстая кишка сильно воспалена. Потеря веса и усталость также распространены.

    Мы также лечим пациентов с:

    • эозинофильный гастроэнтерит
    • коллагенового колита
    • лимфоцитарный колит
    • микроскопический колит
    • Аутоиммунный энтеропатии
    • Инфекционный колит болезнь
    • Celiac короткой кишки Синдром
    • Женщины и ВБК

    Комплексный уход

    Из-за сложности заболевания пациентам с ВЗК часто требуется помощь нескольких специалистов.Пациенты, участвующие в нашей программе, могут беспрепятственно координировать уход и визиты к специалистам. В дополнение к специализированным гастроэнтерологам и хирургам желудочно-кишечного тракта у нас также есть психолог, прошедший обучение по желудочно-кишечному тракту. Другие ресурсы включают визуализацию брюшной полости, эндоскопию, консультационные услуги в области патологии, питания и дерматологии.

    Для получения дополнительной информации ознакомьтесь с часто задаваемыми вопросами о ВЗК (pdf).

    Подготовка к встрече

    Перед визитом в офис направивший вас врач должен отправить по почте или факсу (314-747-5871) ваши записи, включая:

    • Отчеты о проделанной работе
    • Отчеты о колоноскопии и/или эндоскопии
    • Патология
    • Отчеты о радиологии
    • Любые лабораторные показатели, характерные для ВЗК (т.е. метаболиты тиопурина прометея, панели TPMT/IBD)

    Если вы обращаетесь сами, Закон о переносимости и подотчетности медицинского страхования (HIPAA) требует, чтобы вы подписали и отправили выпуск медицинской документации (pdf) своему предыдущему врачу, чтобы мы могли получить ваши медицинские записи. После просмотра ваших записей могут быть заказаны дополнительные методы визуализации и/или лабораторные исследования.

    Прежде чем прийти в Центр ВЗК, распечатайте и заполните новую анкету пациента (pdf) и принесите ее на прием.Если вы не можете взять с собой заполненную форму, ее копии можно получить на стойке регистрации до визита к врачу.

    Переход подростка к взрослому под опеку

    Наши бригады гастроэнтерологов для взрослых и детей предлагают новую программу, помогающую маленьким пациентам плавно перейти на план ухода за взрослыми в соответствии с графиком, адаптированным к их потребностям. Программа включает в себя тесное общение между детскими и взрослыми врачами, занимающимися ВЗК, дополнительное время приема, советы медсестер с ВЗК, психиатрические услуги, приложения для смартфонов, помогающие соблюдать режим, и другие ресурсы.Чтобы проконсультироваться с членом переходной группы IBD, позвоните по номеру 314-747-IBD6 (4236) опция 8.

    Ресурсы

    Ресурсы сообщества

    Провайдеры

    Острый инфекционный гастроэнтерит усиливает действие патобионта болезни Крона на продолжающееся воспаление в постинфекционный период

    Abstract

    Болезнь Крона (БК) — хроническое воспалительное заболевание различной этиологии. Воздействие патогенов пищевого происхождения, вызывающих острый гастроэнтерит, создает долгосрочный риск БК и в постинфекционный период, но механистическая основа этой продолжающейся связи с началом заболевания неизвестна.Мы разработали две новые модели для изучения сопутствующей патологии острого гастроэнтерита, вызванного Salmonella Typhimurium или Citrobacter rodentium у мышей, колонизированных адгезивно-инвазивным Escherichia coli (AIEC), бактериальным патобионтом, связанным с CD. Здесь мы показываем, что активность заболевания в постинфекционный период после гастроэнтерита обусловлена ​​ассоциированной с тканями экспансией резидентного патобионта AIEC с сопутствующим усилением иммунопатологии, дефектами барьера и задержкой восстановления слизистой оболочки после клиренса патогена.Эти особенности требовали устойчивости AIEC к защитным пептидам хозяина и молниеносной воспалительной реакции на кишечный патоген. Наши результаты показывают, что люди, колонизированные AIEC во время острого инфекционного гастроэнтерита, могут подвергаться большему риску начала болезни Крона. Важно отметить, что наши данные идентифицируют AIEC как поддающийся лечению модификатор болезни, открытие, которое можно использовать при разработке терапевтических вмешательств после инфекционного гастроэнтерита у лиц из группы риска.

    Резюме автора

    Западные общества имеют непропорционально высокий уровень воспалительного заболевания кишечника (ВЗК) с растущим уровнем заболеваемости, особенно среди подростков.Большое количество доказательств поддерживает мнение о том, что кишечные бактерии участвуют в патофизиологии заболеваний кишечника человека. Объединяющей концепцией является хроническое воспаление, вызванное микробной стимуляцией иммунной системы слизистой оболочки. Однако механизмы, с помощью которых патогенные или комменсальные микробы работают совместно друг с другом и с реакциями хозяина, чтобы увековечить это воспаление, недостаточно известны. Адгезивно-инвазивный E . coli (AIEC) представляют собой бактерии, ассоциированные с болезнью Крона (БК), которые вовлечены в патологию заболевания.AIEC являются провоспалительными и могут играть центральную роль в поддержании хронического воспаления в ответ на другие факторы риска CD, такие как острый инфекционный гастроэнтерит. Здесь мы показываем, что действительно острый инфекционный гастроэнтерит создает воспалительную среду в кишечнике, которая способствует распространению AIEC и усугубляет тяжесть заболевания. Увеличение тяжести заболевания строго коррелирует с этим цветением AIEC, потому что блокирование этого цветения путем сенсибилизации AIEC к защите хозяина также улучшает состояние здоровья хозяина.Длительный период времени между выздоровлением от острого гастроэнтерита и новым началом БК может позволить проводить целенаправленные вмешательства для снижения риска БК у AIEC-положительных людей.

    Образец цитирования: Small CL, Xing L, McPhee JB, Law HT, Coombes BK (2016)Острый инфекционный гастроэнтерит потенцирует патобионт болезни Крона для подпитки продолжающегося воспаления в постинфекционный период. PLoS Патог 12(10): е1005907. https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005907

    Редактор: Андреас Дж. Баумлер, Калифорнийский университет, Школа медицины Дэвиса, США

    Получено: 22 июня 2016 г.; Принято: 30 августа 2016 г.; Опубликовано: 6 октября 2016 г.

    Авторские права: © 2016 Small et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

    Доступность данных: Все соответствующие данные содержатся в документе и в его файлах вспомогательной информации.

    Финансирование: Эта работа была поддержана операционными грантами BKC от Канадских институтов медицинских исследований (MOP-136968) и Crohn’s and Colitis Canada (Grant-20000944). CLS была поддержана стипендией CIHR и Канадской ассоциации гастроэнтерологов, LX получила исследовательскую награду от Института исследований инфекционных заболеваний Майкла Дж. ДеГрута, JBM была поддержана стипендией Майкла Г.Groote School of Medicine, HTL была поддержана стипендией CIHR-CAG. BKC является канадским исследовательским центром патогенеза инфекционных заболеваний. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

    Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

    Введение

    Воспаление при болезни Крона (БК) может вовлекать тонкую и толстую кишку и сопровождается изменениями микробного состава и распределения в этих участках [1–3].Клинические наблюдения были последовательными в обнаружении увеличения количества бактерий, связанных с эпителиальной слизистой оболочкой у пациентов с болезнью Крона, включая представителей Enterobacteriaceae , которые обогащены вирулентностью и путями секреции, как определено культуральными и молекулярными методами [4-6]. Хотя подробный микробиологический анализ этой популяции не проводился и их роль в заболевании не описывалась, эти данные указывают на то, что среда, способствующая бактериальной экспансии на поверхности слизистой оболочки, носит воспалительный характер и что этот конкретный бактериальный налет имеет патогенное значение для болезнь.

    Среди бактерий, связанных с БК, адгезивно-инвазивные E . coli (AIEC) оказались имеющими вероятное патогенное значение. С момента его открытия в 1998 году [7] несколько лабораторий сообщили о более высокой распространенности AIEC у пациентов с болезнью Крона по сравнению со здоровыми субъектами и подтвердили их провоспалительный потенциал [5, 8, 9]. Хотя AIEC имеет общее эволюционное происхождение с внекишечными патогенами E . coli [10], их инфекционная биология предполагает образ жизни патобионтов, отличный от явных кишечных патогенов.Растущий объем работ указывает на то, что для AIEC можно выбирать различные хост-среды. Например, AIEC, выделенные от взрослых [5, 10-12], детей [13, 14] и животных-компаньонов [15], демонстрируют степень генетического разнообразия, затрудняющую различение этого E . coli патотип на молекулярном уровне. AIEC также может быть выделен от, казалось бы, здоровых людей (хотя и гораздо реже, чем при CD), что подразумевает, что взаимодействие между AIEC и другими микробами или генами хозяина может быть необходимо для выявления их патогенного характера.

    БК

    чаще встречается у лиц, подвергшихся острому инфекционному гастроэнтериту, вызванному Salmonella и другими кишечными патогенами, иногда с началом в несколько лет после инфекционного эпизода [16–18]. Механистическая основа этой долгосрочной ассоциации риска после острого события, продолжающегося ~ 2 недели, не решена, однако одна из возможностей заключается в том, что резидентные кишечные микробы могут поддерживать воспалительные реакции в постинфекционный период. Это относится к нескольким клиническим наблюдениям [19, 20].Во-первых, острый инфекционный гастроэнтерит увеличивает риск развития БК, часто через промежуточное состояние постинфекционно-раздраженного кишечника (СРК) [16–18]; во-вторых, гастроэнтерит вызывает воспаление, которое избирательно разрушает резидентную кишечную микробиоту в пользу некоторых представителей Enterobacteriaceae [21, 22]; и, в-третьих, кишечные инфекции с явными кишечными патогенами считаются вероятной причиной рецидива у пациентов с воспалительными заболеваниями кишечника (ВЗК) [23, 24].

    Мы разработали две новые модели для изучения сопутствующих заболеваний после острого инфекционного гастроэнтерита у хозяев, колонизированных патобионтом AIEC от пациента с болезнью Крона. Мы показываем, что мыши, колонизированные AIEC, у которых развивается инфекционный гастроэнтерит в ответ либо на Salmonella enterica серовара Typhimurium ( S . Typhimurium), либо на присоединяющийся и стирающийся мышиный патоген Citrobacter rodentium , имеют худший исход по сравнению с AIEC-наивными животных, подвергшихся воздействию одних и тех же инфекционных раздражителей.Бактериальный гастроэнтерит индуцировал цветение AIEC в подвздошной и толстой кишке, сопровождающееся увеличением тяжести заболевания. Увеличение тяжести заболевания строго коррелирует с этим цветением AIEC, поскольку блокирование расширения AIEC путем повышения чувствительности бактерий к защите хозяина улучшает состояние болезни, обеспечивая прямую корреляцию между AIEC и повреждением хозяина. Эти данные впервые показывают, что острый гастроэнтерит модулирует уровни AIEC в колонизированном кишечнике, и делают AIEC активным, но поддающимся лечению модификатором заболевания в ответ на острый инфекционный гастроэнтерит.

    Результаты

    AIEC изменяет исход заболевания в соответствии с

    S . Тифимурий-индуцированный гастроэнтерит

    Для изучения связи между острым инфекционным гастроэнтеритом и восприимчивостью к БК мы разработали модель коинфекции, в которой использовалась модель хронической колонизации мышей дикого типа штаммом AIEC NRG857c [25]. Этот изолят от пациента с болезнью Крона колонизирует линии мышей 129e и C57BL/6, допуская нелетальные вторичные инфекции с помощью S .Typhimurium и C . родентий соответственно. Сначала группы мышей 129e колонизировали AIEC в течение 14 дней или оставались AIEC-наивными, а затем подвергали воздействию S . Typhimurium для вызова острого инфекционного гастроэнтерита (рис. 1А). Полимикробная инфекция AIEC и S . Typhimurium приводит к значительному ухудшению клинического исхода у мышей 129e по сравнению с моноинфицированными мышами. Все мыши инфицированы либо AIEC, либо S . Только Typhimurium выжил в течение всего эксперимента (35 дней), тогда как ~ 50% коинфицированных мышей умерли в течение 6-недельного периода после вторичной инфекции Salmonella (рис. 1B).Более тяжелая форма заболевания была очевидна в когорте пациентов с коинфекцией, у которых наблюдались диарея, обезвоживание, сутулость и значительная потеря массы тела примерно на 5-й день после начала инфекционного гастроэнтерита (рис. 1С). В целом эти результаты показали, что предшествующая колонизация AIEC ухудшала клинический исход инфекционного гастроэнтерита.

    Рис. 1. AIEC изменяет исход заболевания после острого гастроэнтерита.

    (А). Схема заражения: мышей NRAMP+ 129e колонизировали 2 x 10 9 КОЕ штамма AIEC NRG857c в течение 14 дней для установления хронической колонизации и слабовыраженного воспаления кишечника (Фаза 1).Контрольные мыши оставались наивными AIEC. Колонизированных AIEC и контрольных мышей подвергали воздействию острого инфекционного гастроэнтерита с помощью 0,8 x 10 8 КОЕ Salmonella enterica серовара Typhimurium (фаза 2). (B) Графики выживания Каплана-Мейера мышей 129e после инфекции Salmonella . n = 32 мыши на группу из 6 независимых экспериментов (p<0,0001, логарифмический ранг). (C) Процентное изменение массы тела отслеживали в течение 27 дней после заражения Salmonella . Данные выражены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего для 5 мышей на группу из 8 независимых экспериментов.

    https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g001

    Предыдущая колонизация AIEC усугубляет патологию после

    S . Typhimurium инфекция

    Заражение мышей, колонизированных AIEC, вирусом S . Typhimurium сопровождался несегментированным водянистым стулом, уменьшением размеров слепой кишки и толстой кишки и затвердевшей эластичной текстурой кишечника с редкими изъязвлениями (рис. 2А). Гистохимический анализ, выполненный на окрашенных H&E срезах слепой кишки из S .У инфицированных Typhimurium мышей наблюдался только очаговый отек подслизистой оболочки и эпителиальная гиперплазия от легкой до умеренной степени, тогда как у коинфицированных мышей наблюдалась резкая эпителиальная деструкция наряду с обширным трансмуральным воспалением, отеком и потерей архитектуры крипт (рис. 2В). При количественном определении гистопатология у коинфицированных мышей была значительно выше, чем у мышей, моноколонизированных AIEC или S . Typhimurium (рис. 2C).

    Рис. 2. Предыдущая колонизация AIEC усугубляет патологию после S . Инфекция Typhimurium .

    (A) Макроскопическая патология в тонком и толстом кишечнике мышей 129e через 5 дней после заражения Salmonella . (B) Окрашенные H&E срезы слепой кишки от 4 экспериментальных групп мышей 129e (как указано). Изображения репрезентативны для 5 мышей на группу из 4 независимых экспериментов. Стрелки указывают на отек подслизистой оболочки, шелушение, отторжение эпителия, гиперплазию крипт и воспалительные клеточные инфильтраты в просвете и слизистой оболочке. Оригинальное увеличение 40х.(C) Патологию слепой кишки оценивали по окрашенным H&E срезам, взятым с 5-го дня. Данные представляют собой среднее значение с ± SEM для 5 проекций на мышь и 5 мышей на группу. ***p<0,001 (Манн-Уитни). (D) Концентрация нитритов в образцах слепой кишки на 5-й день после заражения Salmonella . Указаны лечебные группы. Данные – это средства с SEM. **р<0,01, ***р<0,001 (Манн-Уитни). (E) Концентрация FITC-декстрана в сыворотке после перорального введения в указанных группах. Данные - это средства с SEM. **р<0.01, ***р<0,001 (Манн-Уитни).

    https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g002

    Оксид азота является биомаркером активного воспаления кишечника и напрямую коррелирует с активностью заболевания у пациентов с ВЗК [26]. Мы измерили уровни нитритов в слепой кишке у животных, моноколонизированных AIEC или S . Typhimurium или коинфекция обоими. Уровни нитрита слепой кишки были значительно выше у мышей, коинфицированных AIEC и S . Typhimurium, что согласуется с иммунопатологией, наблюдаемой ранее (рис. 2D).Изъязвление и повреждение эпителия слизистой оболочки у коинфицированных мышей свидетельствовали о дефектах проницаемости эпителиального барьера. Чтобы проверить это, мы вводили мышам через зонд флуоресцеинизотицианат (FITC)-декстран (FD4) и измеряли транслокацию FD4 из просвета кишечника в сыворотку. Эти результаты показали значительное увеличение FD4 в сыворотке во всех группах инфицированных мышей по сравнению с неинфицированными контрольными мышами, причем наибольшее увеличение наблюдалось у S . Мышей, инфицированных Typhimurium, предварительно колонизировали AIEC (рис. 2E).

    Острый инфекционный гастроэнтерит вызывает увеличение тканеассоциированной популяции AIEC

    Более высокий уровень смертности наблюдается в S . Инфицированные Typhimurium мыши 129e, несущие резидентный AIEC, напоминали профили смертности у восприимчивых линий мышей, таких как C57BL/6, которые не ограничивали S . Typhimurium и развитие летальных уровней бактериемии. Таким образом, мы предположили, что предыдущая колонизация AIEC вызывала патологический процесс, вызванный Salmonella , однако это не согласовывалось с S .Данные о колонизации Typhimurium. Измерив S . Typhimurium загружается в фекалии с течением времени, и мы обнаружили, что 129e контролирует S . Typhimurium одинаково у животных, колонизированных AIEC, и у животных, не получавших AIEC, с частотой колонизации, аналогичной той, которая была обнаружена в других исследованиях [27]. Действительно, уровни колонизации Salmonella со временем снижались в соответствии со способностью мышей 129e ограничивать рост S . Typhimurium [28] (рис. 3А). В соответствии с этими данными, тканевые уровни S .Typhimurium в слепой кишке, подвздошной кишке и селезенке были одинаковыми у моноколонизированных и коинфицированных животных (рис. 3B), что указывает на то, что AIEC не изменяет способность хозяина контролировать S . Тифимуриум.

    Рис. 3. Связанное с тканью распространение AIEC после Salmonella gastroenteritis .

    (A) Фекальные нагрузки Salmonella на 2, 4 и 5 день после заражения. Каждая точка данных относится к одному животному и представляет собой 3–4 независимых эксперимента. (B) Ассоциированное с тканями скопление Salmonella в слепой кишке, подвздошной кишке и селезенке на 5-й день после заражения Salmonella .Каждая точка относится к одному животному, а данные представляют собой 3–4 независимых эксперимента. (C) Связанная с тканями нагрузка AIEC в фекалиях, слепой кишке и подвздошной кишке на 5-й день после заражения Salmonella . Каждая точка относится к одному животному, а данные представляют собой 3–4 независимых эксперимента. (D) Ассоциированные с тканями E . coli K12 в фекалиях, слепой кишке и подвздошной кишке на 5-й день после заражения Salmonella . Каждая точка от одного животного. нс достоверно не различается между группами сравнения, *p<0.05, **p<0,01, ***p<0,001 (критерий Манна-Уитни).

    https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g003

    После колонизации AIEC мыши 129e сохраняют стабильный уровень AIEC [25]. В отличие от нагрузок Salmonella в нашей модели, мы обнаружили резкое и воспроизводимое увеличение уровней AIEC после острого инфекционного гастроэнтерита, которое отражалось только в популяции тканевых бактерий. Этот бактериальный налет не был очевиден в основной люминальной популяции, выделенной из фекалий, однако мы обнаружили 2-логарифмическое и 3-логарифмическое увеличение тканевых уровней AIEC в слепой кишке и подвздошной кишке соответственно (рис. 3C).Независимые от культуры методы показали, что поражения БК подвздошной кишки обогащены Enterobacteriacae , обладающими свойствами, связанными с патобионтами, такими как адгезия и инвазия [5], что было подтверждено в функциональных метагеномных исследованиях [4]. Чтобы проверить, было ли это цветение AIEC специфичным для этого патобионта или отражало более общую пермиссивную нишу для E . coli , мы повторили эти эксперименты с мышами, колонизированными устойчивым к рифампицину производным человеческого комменсала E . кишечная палочка К12. Несмотря на стабильные уровни колонизации перед инфекционным гастроэнтеритом, инфекция Salmonella вызвала резкое снижение E . Уровни coli K12 как в фекалиях, так и в образцах, связанных с тканями (рис. 3D), что контрастировало с цветением, наблюдаемым AIEC. Эти результаты согласуются с восприимчивостью комменсала E . coli Salmonella – индуцированное воспаление, приводящее к E . coli убивают в воспаленной кишке [29]. Вместе эти результаты подтверждают гипотезу о том, что острый инфекционный гастроэнтерит создает специализированную нишу, позволяющую патобионту AIEC с улучшенной приспособленностью в условиях воспаления, и согласуется с избирательным увеличением инвазивных тканевых E . coli в биоптатах БК [4, 5].

    Предшествующая колонизация AIEC приводит к усилению клеточного и провоспалительного цитокинового ответа в слепой кишке после

    S . Typhimurium инфекция

    CD характеризуется повышенным воспалительным состоянием в кишечнике [30]. Затем мы охарактеризовали воспалительную среду в кишечнике, выбранную для разрастания AIEC, через пять дней после начала инфекционного гастроэнтерита. Иммуногистохимический анализ показал значительное увеличение количества инфильтрированных клеток F4/80 + , GR1 + и CD3 + в слепой кишке AIEC-колонизированных мышей на 5-й день после S .Инфекция Typhimurium по сравнению с моноколонизированными или неинфицированными контрольными группами (рис. 4А и 4В). Эти популяции иммунных клеток были сильно сконцентрированы в собственной пластинке по сравнению с группами с единичным инфицированием, а также с контрольной группой PBS. Собственная пластинка поражений БК содержит повышенные уровни фактора некроза опухоли-α (TNF-α) и IL-17, которые могут участвовать в поддержании трансмурального воспаления кишечника [27, 31]. Наблюдалось значительное увеличение TNF-α и IL-17 в супернатантах слепой кишки от мышей, колонизированных AIEC, подвергшихся гастроэнтериту Salmonella , по сравнению с моноколонизированными мышами или неинфицированным контролем (рис. 4C и 4D).TNF-α является провоспалительным цитокином, участвующим во вторичной индукции хемокинов, и является мишенью биологической терапии, используемой при целиакии [32]. В соответствии с TNF-α и клеточными реакциями, наблюдаемыми в слепой кишке, наблюдались повышенные уровни высвобождаемых хемокинов MIG, IP-10 и MIP-1β у мышей, колонизированных AIEC, подвергшихся воздействию S . Typhimurium (рис. 4E). В совокупности эти данные показали, что предшествующий статус AIEC хозяина оказал сильное влияние на исход заболевания после острого инфекционного гастроэнтерита.В то время как у хозяев, ранее не подвергавшихся AIEC, развился самокупирующийся инфекционный гастроэнтерит, у хозяев с постоянным AIEC наблюдалась повышенная иммунопатология, инфильтрация иммунными клетками и заметное увеличение связанных с тканью нагрузок AIEC в кишечнике.

    Рис. 4. Предшествующая колонизация AIEC приводит к усилению клеточного и провоспалительного цитокинового ответа.

    (A) Иммуногистохимическое окрашивание ткани слепой кишки на клетки F4/80+, GR1+ и CD3+. Каждое изображение представляет 2 независимых эксперимента с 5 мышами в группе.Оригинальное увеличение 200х. (B) Количественная оценка иммуногистохимического окрашивания. Данные взяты из 6–8 видов на секцию от 5 мышей. *p<0,05, **p<0,01, ***p<0,001 (критерий Манна-Уитни). (C) TNF-α, (D) IL-17 и (E) хемокины измеряли с помощью ELISA из супернатантов после инкубации в течение ночи эксплантированной слепой кишки. Данные представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего для 5 мышей на группу из 3 отдельных экспериментов. *p<0,05, **p<0,01, ***p<0,001 (односторонний дисперсионный анализ с Тьюки для сравнения между группами).

    https://дои.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g004

    Устойчивость к пептидам защиты хозяина необходима для размножения AIEC в воспаленном кишечнике и иммунопатологии

    Ранее мы обнаружили геномный остров (PI-6) на внехромосомной плазмиде в штамме AIEC NRG857c, который придает устойчивость к пептидам защиты человека-хозяина за счет действия локуса устойчивости к противомикробным пептидам, arlABC . ArlA представляет собой белок-член семейства Mig-14, участвующий в резистентности к дефенсину у Salmonella , ArlB представляет собой предполагаемую NAD-зависимую эпимеразу, а ArlC представляет собой протеазу наружной мембраны семейства OmpT, которая расщепляет катионные антимикробные пептиды [33, 34].Чтобы проверить, было ли ухудшение исхода заболевания после инфекционного гастроэнтерита напрямую связано с распространением AIEC в кишечнике, мы колонизировали мышей мутантным AIEC ΔPI-6, чувствительным к уничтожению дефенсинами, кателицидинами и антимикробной активностью монокин MIG/CXCL9 [34] и проверили, может ли этот чувствительный к пептидам мутант размножаться в постинфекционный период после гастроэнтерита. В соответствии с предыдущими экспериментами, AIEC дикого типа увеличился на 2-3 журнала в слепой кишке и подвздошной кишке после S .Typhimurium гастроэнтерита и привести к гибели около 50% хозяина. Напротив, мутант ΔPI-6 не демонстрировал распространения после инфекционного гастроэнтерита ни в слепой кишке, ни в подвздошной кишке, и ни одна из этих коинфицированных мышей не погибла от инфекции (рис. 5A и 5B), что обеспечивает прямую связь между распространением AIEC и исходом заболевания. Чтобы подтвердить, что фульминантный гастроэнтерит вызван S . Typhimurium был необходим для максимального расширения AIEC и для AIEC-зависимой патологии, мы использовали авирулентный мутант Salmonella , который вызывает меньшее воспаление хозяина из-за потери системы секреции типа 3-1 (T3SS-1) и T3SS-2 [29] (Δ invA Δ ssaR; помечен S . тм Авир ) . Коинфекция этим мутантом Salmonella притупляла распространение AIEC по сравнению с тем, что наблюдалось после инфекции Salmonella дикого типа как в слепой кишке (рис. 5C), так и в подвздошной кишке (рис. 5D). Гистохимический анализ срезов слепой кишки, окрашенных гематоксилином и эозином, показал, что предотвращение расширения AIEC смягчало патологию ткани по сравнению с мышами, у которых присутствовали цветения AIEC дикого типа (рис. 5E и 5F). У мышей, колонизированных AIEC ΔPI-6, архитектура крипт и бокаловидные клетки были в основном интактными, а в просвете было меньше некротических клеток.Кроме того, когда S . tm Avir использовали для вторичной инфекции у мышей, колонизированных AIEC, наблюдалось значительное снижение иммунопатологии (рис. 5F), притупленное высвобождение TNFα из эксплантированной ткани слепой кишки (рис. 5G) и значительное снижение фекальных выход липокалина-2 (рис. 5H).

    Рис. 5. Устойчивость к пептидам защиты хозяина необходима для размножения AIEC в воспаленном кишечнике и иммунопатологии. Мышей

    129e колонизировали AIEC дикого типа или чувствительным к пептидам мутантом ΔPI-6, а затем заразили Salmonella .Выживаемость оценивали в течение 35 дней, и определяли тканевую нагрузку AIEC в слепой кишке (A) и подвздошной кишке (B). Каждая точка представляет одно животное, а данные представляют собой 3 независимых эксперимента. ***р<0,001 (критерий Манна-Уитни). Мышей 129e колонизировали AIEC, а затем инфицировали либо диким типом Salmonella , либо мутантом, который менее провоспалительный, S . тм авир . Тканевая нагрузка AIEC (синие кружки) и Salmonella (желтые кружки) определялась в слепой кишке (C) и подвздошной кишке (D).Каждая точка представляет одно животное, а данные представляют собой 2 независимых эксперимента. *р<0,05; **р<0,01; ***р<0,001 (критерий Манна-Уитни). (E) Образцы ткани, окрашенные H&E, из кончиков слепой кишки показаны для указанных групп инфекций. Оригинальное увеличение 200х. (F) Количественная оценка гистопатологии из части E. Данные представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего для 5 мышей на группу из 2–3 отдельных экспериментов и 5 проекций на мышь. ***p<0,001 (однофакторный дисперсионный анализ с Тьюки). (G) Уровни TNFα, определенные из эксплантированных супернатантов слепой кишки с помощью ELISA.(H) Уровни фекального липокалина-2, определенные по фекальным гранулам на 5-й день после заражения Salmonella . Данные представляют собой средние значения с SEM из 2–3 экспериментов. **p<0,01, ***p<0,001 (критерий Манна-Уитни).

    https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g005

    Инфекционный колит препятствует выздоровлению от колонизации AIEC

    Помимо гастроэнтерита Salmonella , являющегося фактором риска развития нового CD [18], энтеропатогенный E . coli (EPEC) был связан как с первым началом ВЗК [16, 17, 35], так и с рецидивом заболевания, требующим хирургического вмешательства [23, 24]. Мышиная модель инфекционного колита Citrobacter rodentium , напоминающая течение заболевания при ЕРЕС у людей, хорошо известна [36]. Течение заболевания у мышей C57BL/6 является острым и самоограничивающимся, что дает возможность подтвердить наши выводы о потенцировании AIEC в модели вторичной коинфекции. Чтобы проверить это, мы колонизировали группы мышей C57BL/6 AIEC, которые, в отличие от мышей 129e, которые колонизированы на всю жизнь животного, временно колонизируются AIEC в течение 3-4 недель [25].Инфекционный колит возник через 7 дней после колонизации AIEC вторичным воздействием C . rodentium (рис. 6А) и бактериальные нагрузки в фекалиях, слепой кишке и толстой кишке отслеживались в течение следующих 36 дней. И мыши C57BL/6, не подвергавшиеся AIEC, и мыши, колонизированные AIEC, избавились от C . Инфекция rodentium воспроизводится воспроизводимым образом к 21 дню, что указывает на то, что резидентный AIEC не изменил иммунитет хозяина в отношении C . родентий (рис. 6В). Подобно тому, что мы наблюдали в предыдущих исследованиях, мыши C57BL/6, моноколонизированные AIEC, избавились от бактерий примерно на 25-й день (рис. 6C).Напротив, C . Инфекция rodentium вызывала рост AIEC, который обнаруживался в фекалиях в начале ~ 4 дней после C . Инфекция rodentium и достижение значимости к 10-му дню и после этого до 36-го дня, когда эксперимент был остановлен (рис. 6C). Интересно, что это расширение AIEC сохранялось в постинфекционный период после C . Родентий был очищен и сохранялся в течение длительного времени после того, как моноколонизированные мыши обычно избавляются от AIEC, что указывает на то, что инфекционный колит препятствует нормальному выздоровлению от колонизации AIEC на этом фоне хозяина. С . Инфекция rodentium начинается в слепой кишке и прогрессирует в толстую кишку. Эти участки являются первичными мишенями воспаления хозяина, тогда как тонкий кишечник обычно не колонизируется и не воспаляется C . родентий [37]. Мы измерили нагрузки AIEC, связанные с тканями, в этих местах и ​​обнаружили значительное цветение AIEC в слепой кишке на 21-й день и в толстой кишке на 14-й и 21-й день после введения C . Инфекция rodentium (рис. 6D и 6E).

    Рис. 6. Инфекционный колит по C . Родентий предотвращает выздоровление от колонизации AIEC.

    (A) Схема заражения. Мышей C57BL/6 колонизировали 2×10 9 КОЕ AIEC NRG857c в течение 7 дней или обрабатывали PBS, а затем инфицировали 1×10 8 КОЕ C . rodentium или данный PBS. (B) Фекальное выделение C . Родентий наблюдался в течение 21 дня. Данные представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего для не менее 5 мышей на группу/момент времени из 3 независимых экспериментов.(C) Фекальное выделение AIEC после C . Инфекцию rodentium отслеживали в течение 36 дней. Данные представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего для не менее 5 мышей на группу/момент времени из 3 независимых экспериментов. AIEC, связанный с тканями, измеряли в слепой кишке (D) и толстой кишке (E) на 14 и 21 день после введения C . Инфекция родентий . Данные представляют собой средние значения ± стандартная ошибка среднего для не менее 5 мышей на группу/момент времени из 3 независимых экспериментов. **p<0,01 и ***p<0,001 (критерий Манна-Уитни).

    https://дои.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g006

    Реституция эпителия слизистой задерживается AIEC после инфекционного колита

    С . Уровни rodentium в толстой кишке достигают пика через 10 дней после заражения, после чего пик воспаления начинается на 14 день, когда патология достигает максимума. Гистологический анализ срезов толстой кишки, окрашенных H&E, показал, что к 14 дню C . Родентий индуцировал патологию толстой кишки как у AIEC-колонизированных, так и у AIEC-наивных хозяев (рис. 7A).Эта ранняя патология в основном была вызвана C . rodentium , поскольку степень патологии была одинаковой в обеих группах инфицирования (рис. 7В). К 21 дню патогенные признаки у C . Моноколонизированные мыши rodentium в значительной степени нормализовались, однако значительные патологические признаки сохранялись на 21-й день у мышей, колонизированных AIEC, подвергшихся воздействию C . родентиум несмотря на то, что С . К этому времени родентиум был очищен.Поверхностный эпителий и слизистая оболочка были основными местами стойкого повреждения хозяина и, в меньшей степени, подслизистой оболочки (рис. 7C), что указывает на то, что AIEC потенцирует повреждение тканей в постинфекционный период.

    Рис. 7. Реституция эпителия слизистой задерживается AIEC после инфекционного колита.

    (A) Окрашивание H&E срезов толстой кишки от мышей C57BL/6, инфицированных, как указано, на 14-й и 21-й день после C . Инфекция родентий . Изображения являются репрезентативными для 2 экспериментов с 5 мышами в группе на момент времени.Стрелки указывают на отек подслизистой оболочки, десквамацию, гиперплазию, воспалительные клеточные инфильтраты и отторжение эпителия. Оригинальное увеличение 200х. Количественная оценка патологии толстой кишки на 14-й день (B) и 21-й день (C) после C . Инфекция родентий . Измерения представляют собой среднее значение по крайней мере 5 видов на секцию и являются средними значениями с SEM от 5 мышей. Количественное определение длины крипт (D) и числа бокаловидных клеток (E) на 14-й и 21-й день после C . Инфекция родентий .Измерения производятся не менее чем с 5 видов на секцию. Данные выражены как среднее значение ± стандартная ошибка среднего для 5 мышей на группу/момент времени из 2 отдельных экспериментов. *p<0,05, **p<0,01 и ***p<0,001 (однофакторный дисперсионный анализ с Тьюки).

    https://doi.org/10.1371/journal.ppat.1005907.g007

    C . Родентий индуцирует транзиторную гиперплазию крипт и истощение бокаловидных клеток в толстой кишке, которые начинают нормализоваться после пикового воспалительного периода, когда возбудитель исчезает примерно к 21 дню [36, 38].На 14-й день обе группы инфицированных подверглись воздействию C . Родентий имел значительную гиперплазию крипт (рис. 7D) и истощение бокаловидных клеток (рис. 7E) по сравнению с мышами, однократно колонизированными AIEC. Однако на 21-й день момент времени, когда C . rodentium был очищен, а длина крипты и фенотип бокаловидных клеток нормализовались у мышей, инфицированных по отдельности C . rodentium (рис. 7D и 7E), у мышей, перенесших AIEC до инфекционного колита, наблюдался значительный дефект восстановления слизистой оболочки, проявляющийся стойкой гиперплазией крипт и устойчивым дефектом количества бокаловидных клеток (рис. 7D и 7E).Учитывая высокое распространение AIEC в толстой кишке в этот момент времени, эти результаты показали, что AIEC вызывает патологию кишечника и задерживает восстановление эпителия слизистой оболочки в постинфекционный период после инфекционного колита.

    Обсуждение

    Несмотря на десятилетия исследований, единого этиологического пути к целиакии не удалось найти. Полногеномные ассоциативные исследования в настоящее время выявили около 200 аллелей восприимчивости к ВЗК. Однако в совокупности на эти локусы приходится лишь ~30% наследуемости CD с доминирующим вкладом трех общих вариантов NOD2 [39].Частота дискордантности CD среди монозиготных близнецов также подчеркивает важность факторов окружающей среды в патогенезе заболевания [30]. Таким образом, несмотря на то, что генетическая предрасположенность остается ключевым фактором для оценки риска, ее следует рассматривать в комплексе других аддитивных факторов риска. В последнее время внимание было обращено на модель патогенеза целиакии с множественными ударами, которая отражает эту концептуальную основу [19]. В этой модели кумулятивный эффект нескольких факторов представляет собой «переломный момент» между гомеостазом и длительным воспалением кишечника, концепция, которая недавно была подтверждена на мышиной модели с генетическим дефицитом TLR1 [40].Другим фактором риска в этой комплексной структуре является острый инфекционный гастроэнтерит, вызванный воздействием относительно распространенных зоонозных патогенов [16–18]. Хотя такие инфекции, как правило, проходят сами по себе, эти эпизоды представляют долгосрочный риск БК и в постинфекционный период, что предполагает устойчивый дисбаланс кишечного гомеостаза. Учитывая, что здоровые люди могут нести AIEC как часть микробной композиции в своем кишечнике [41], одна из возможностей заключается в том, что инфекционный гастроэнтерит вызывает патогенный характер покоящегося AIEC, который впоследствии усугубляет повреждение хозяина.Действительно, наш отчет предполагает, что AIEC, связанный с болезнью Крона, использует уникальную среду хозяина, запечатленную действием патогенных микробов, которые были связаны с краткосрочным и долгосрочным риском ВЗК.

    Расширение AIEC и повреждение хоста после S . Гастроэнтерит Typhimurium требовал устойчивости AIEC к пептидам защиты хозяина. Одним из первых генов предрасположенности к CD был NOD2/CARD15 , в котором мутации с потерей функции увеличивают риск заболевания [42, 43].В ранних исследованиях сообщалось, что потеря передачи сигналов NOD2 вызывала дефекты в производстве некоторых дефензинов человека клетками Панета, и предлагался механизм, объясняющий измененный микробный состав при БК. Однако эти данные были подвергнуты сомнению на основании исследований на людях [44, 45] и более контролируемых мышах [46], которые показывают, что продукция противомикробных пептидов клетками Панета, по-видимому, не зависит от статуса NOD2 . Это больше согласуется с наблюдениями, что многие антимикробные пептиды вместо этого увеличиваются при воспаленных поражениях Крона [47, 48].Это также означает, что бактериям, живущим на поверхности слизистой оболочки и играющим активную роль в патогенезе болезни Крона, потребуются механизмы, чтобы противостоять антимикробным пептидам в воспаленной кишке, по крайней мере, у некоторых пациентов. Действительно, мы обнаружили, что, когда AIEC становились восприимчивыми к пептидам защиты хозяина, они больше не могли расширяться после инфекционного гастроэнтерита и оказывали сдерживающее влияние на тяжесть заболевания. Предыдущая работа показала, что среди изолятов AIEC от пациентов с ВЗК, фенотипически устойчивых к антимикробным пептидам (МИК >8 мкг/мл), многие из этих штаммов содержали по крайней мере один ген устойчивости из локуса arlABC [34].Интересно, что ни один из E . coli , выделенные от здоровых субъектов, были устойчивы к пептидам защиты хозяина, что позволяет предположить, что хозяин может влиять на селективное давление для развития таких признаков. Возникает ли эта избирательная среда хозяина в результате генетики, эндогенной микробиоты или даже ксенобиотиков, используемых при лечении целиакии, остается открытым вопросом. Тот факт, что AIEC генетически разнообразны [12], предполагает, что ряд различных популяций-основателей способны дать начало этому типу патобионтов, и понимание того, что формирует эту эволюционную траекторию, станет важной темой для будущих исследований.

    Влияние инфекционного гастроэнтерита на выявление патобионтных характеристик AIEC согласуется с другими моделями воспаления, использующими либо химический колит, либо дефекты генетики хозяина. Например, толстая кишка мыши, поврежденная натриевой солью сульфата декстрана, вызывает панколит, который в дальнейшем усугубляется штаммом AIEC LF82 [49, 50]. Модель генетического дефицита с использованием мышей TLR5 -/- , у которых может развиться спонтанный колит, показала, что временная колонизация AIEC штаммом LF82 способствовала развитию колитической микробиоты, которая сохранялась после того, как AIEC был очищен хозяином [51, 52].В настоящее время мы не можем исключить масштабные изменения в микробиоте нашей модели коинфекции в пользу более провоспалительного состава, однако наши данные показывают, что это не является основным фактором. Расширение AIEC, связанного с тканью, и его прямая корреляция с патологическими исходами в нашем исследовании согласуется с исследованиями на людях, показывающими, что тяжесть БК подвздошной кишки прямо коррелирует с ассоциированным с тканью E . coli бремя [3–5]. Таким образом, если глобальные изменения в микробиоте присутствуют, это не меняет течение болезни в отсутствие распространения AIEC.

    Таким образом, воздействие патогенов, вызывающих острый гастроэнтерит, создает среду, благоприятную для колонизации AIEC у неискушенных хозяев. AIEC может быть обнаружен у части здоровых людей, что имеет отношение к выводу о том, что инфекционный гастроэнтерит в общей популяции является фактором риска ВЗК. Эта работа дает обоснование для разработки новых диагностических методов, которые могут помочь выявить лиц, колонизированных AIEC, которые могут подвергаться большему риску после эпизода острого гастроэнтерита.Также возможно, что инфекционный гастроэнтерит у людей делает их более восприимчивыми к приобретению AIEC de novo из-за уязвимости, создаваемой нарушением резидентной микробиоты, потерей так называемой колонизационной резистентности. Если это так, следует активизировать усилия по пониманию происхождения AIEC и механизмов его передачи. Наконец, часто длительный продромальный период для БК [53] и наблюдаемая латентность между выздоровлением от острого гастроэнтерита и началом БК могут создать возможности для вмешательства для смягчения или нейтрализации риска заболевания у части людей.

    Методы

    Заявление об этике

    Эксперименты на животных проводились в соответствии с рекомендациями, установленными Канадским советом по уходу за животными, с использованием протоколов, одобренных Советом по этике экспертизы животных в Университете Макмастера в соответствии с Протоколом использования животных № 13-07-20.

    Бактериальные штаммы

    Штамм

    AIEC NRG857c (серотип O83:h2) был выделен из биопсии ткани подвздошной кишки от пациента с болезнью Крона в больнице Шарите (Берлин, Германия), и его геномная последовательность была определена ранее [10, 54].Ранее был охарактеризован мутант, сенсибилизированный к действию защитных пептидов хозяина делецией генов arlABC (NRG857c ΔPI6) [34]. NRG857c и ΔPI-6 культивировали в бульоне Луриа-Бертани (LB), содержащем хлорамфеникол (34 мкг/мл) и ампициллин (100 мкг/мл). Salmonella enterica , серовар Typhimurium, штамм SL1344, культивировали в бульоне LB, содержащем 50 мкг/мл стрептомицина. Штамм MG1655 Escherichia coli K-12 культивировали в бульоне LB с 50 мкг/мл рифампицина. Citrobacter rodentium , штамм DBS100, культивировали в бульоне LB без антибиотиков. Для инфицирования мышей AIEC выращивали в течение 16–18 ч при 37 ° C при встряхивании, промывании, разбавлении и ресуспендировании в фосфатно-солевом буфере (PBS). До экспериментов по заражению S . Typhimurium ресуспендировали в буфере HEPES (pH 8,0), 0,9% NaCl.

    Инфекции животных

    Самки мышей 129e и C57BL/6 в возрасте от восьми до десяти недель были приобретены в Charles River Laboratories.Животных помещали в специальное барьерное отделение, свободное от патогенов, в условиях уровня 2 в Центральном зоомагазине Университета Макмастера. Мышам 129e вводили 20 мг стрептомицина через ротожелудочный зонд за 24 ч до заражения 2×10 9 колониеобразующих единиц (КОЕ) AIEC NRG857c. Контрольные группы оставались наивными AIEC путем введения через желудочный зонд стерильного PBS. Две недели спустя колонизированные AIEC и контрольные мыши были инфицированы 0,8×10 8 КОЕ S . Тифимуриум С . Модель rodentium , мышей C57BL/6 заражали 2×10 8 КОЕ C . rodentium через 1 неделю после заражения AIEC. Контрольные группы получали равный объем стерильного PBS.

    Подсчет бактерий в тканях

    AIEC и вторичный острый патоген были измерены в фекалиях. В различные моменты времени после вторичных инфекций подсчитывали тканевые бактерии в слепой, толстой и подвздошной кишках.Ткани собирали в холодный PBS при вскрытии и промывали PBS. Образцы гомогенизировали (Retsch), серийно разбавляли в PBS и высевали на агар LB, содержащий либо хлорамфеникол, либо ампициллин, чтобы выбрать AIEC NRG857c; рифампицин выбрать для К-12; Бриллиантовый зеленый (BG) агар без антибиотиков для выбора C . родентий ; или BG, содержащий стрептомицин, чтобы выбрать S . Тифимуриум . Через 24 ч инкубации при 37°С подсчитывали колонии и выражали в виде КОЕ на грамм ткани.

    Гистопатологическая оценка и иммуногистохимический (ИГХ) анализ

    В различные моменты времени после вторичного инфицирования срезы верхушки слепой кишки, дистального отдела толстой кишки или подвздошной кишки собирали и фиксировали в забуференном 10% формалине в течение 72 часов, заливали парафином, делили на срезы толщиной 5 мкм и затем окрашивали гематоксилином и эозином ( H&E) компанией Histology Services (Университет Макмастера, Гамильтон, Онтарио). В некоторых экспериментах ткани подвергали мгновенной заморозке в оптимальном матричном соединении (OCT; Sakura, Fisher) для иммуногистохимического анализа.Для каждого образца было проанализировано минимум 5 изображений на секцию, и они были оценены в соответствии с ранее определенными критериями, обобщенными в таблице S1 [25]. Измерения длины крипт и количественное определение бокаловидных клеток проводили с использованием программного обеспечения ImageJ на микроскопе Leica HC с измерением не менее пяти хорошо ориентированных крипт на поле. Иммуногистохимическое окрашивание фиксированных формалином и ОКТ срезов тканей проводили с использованием антител против F4/80 (1:600), CD3 (1:1000) и GR1 (1:500) в Гистологической службе.Количественную оценку проводили по шести-восьми проекциям на срез, по крайней мере, с шестью фиксированными формалином срезами на группу.

    Количественное определение цитокинов

    Ткани, удаленные при вскрытии на 5-е сутки после инфицирования вторичным патогеном, промывали cRPMI (10 % фетальной телячьей сыворотки, 1 % L-глутамина и 50 мкг/мл гентамицина), разрезали на куски, помещали в 1 мл cRPMI и инкубировали ночь при 37°C, 5% CO 2 . Супернатанты удаляли после инкубации и определяли уровни цитокинов и хемокинов с использованием набора Mouse 32-Plex Discovery Assay от Eve Technologies (Calgary, AB) или наборов Quantikine ELISA для мышей от R&D systems (Minneapolis, MN).

    Анализ кишечной проницаемости

    Для измерения кишечной проницаемости мышам вводили через зонд 150 мкл 80 мг/мл FITC декстрана (4 кДа) в PBS за 4 часа до умерщвления. Кровь собирали путем пункции сердца или кровотечения из хвоста в 15% об./об. кислота-цитрат-декстроза. Плазму собирали центрифугированием и измеряли флуоресценцию при 530 нм с возбуждением при 485 нм.

    Определение нитритов

    Концентрацию нитритов в надосадочной жидкости слепой кишки определяли в 96-луночном микропланшете путем добавления 50 мкл надосадочной жидкости к 50 мкл реагента Грейсса (Sigma-Aldrich) после инкубации в течение не менее 10 минут в темноте, как описано в протоколе производителя.Измеряли поглощение ( А 550 ) и определяли концентрацию по стандартной кривой.

    Определение липокалина

    Фекальные гранулы собирали, взвешивали, гомогенизировали в PBS с помощью миксера, а затем центрифугировали при 13000 об/мин в течение 5 мин. После центрифугирования супернатанты удаляли и определяли уровни липокалина с использованием набора для ELISA для мышей Quantikine от R&D systems (Миннеаполис, Миннесота).

    Статистический анализ

    Манна-Уитни или односторонний дисперсионный анализ с апостериорным критерием Тьюки или Даннета выполняли с использованием 95% доверительного интервала для определения различий между инфицированными группами.Кривые выживаемости Каплана-Мейера анализировали с помощью логарифмического рангового теста. Все анализы проводились с использованием Graph Prism 5.0 (GraphPad Software Inc., Сан-Диего, Калифорния). Значимым считалось значение P 0,05 или меньше.

    Благодарности

    Мы хотели бы поблагодарить Брюса Валланса за критическое прочтение рукописи и конструктивные комментарии, а также подразделение McMaster Histology Services за прекрасную техническую помощь в обработке тканей.

    Вклад авторов

    1. Концептуализация: CLS JBM BKC.
    2. Финансирование приобретения: BKC.
    3. Методология: CLS LX JBM HTL BKC.
    4. Надзор: BKC.
    5. Письмо – первоначальный проект: CLS BKC.

    Каталожные номера

    1. 1. Manichanh C, Borruel N, Casellas F, Guarner F. Микробиота кишечника при ВЗК. Нат Рев Гастроэнтерол Гепатол. 2012 г.; 9: 599–608. пмид: 22
    2. 4.
    3. 2. Сартор РБ. Влияние микробов при воспалительных заболеваниях кишечника.Гастроэнтерология. 2008 г.; 134: 577–94. пмид: 18242222.
    4. 3. Геверс Д., Кугатасан С., Денсон Л.А., Васкес-Баеза Ю., Ван Треурен В., Рен Б. и др. Нелеченный микробиом при впервые возникшей болезни Крона. Клеточный микроб-хозяин. 2014; 15:382–92. пмид: 24629344.
    5. 4. Morgan XC, Tickle TL, Sokol H, Gevers D, Devaney KL, Ward DV, et al. Дисфункция кишечного микробиома при воспалительных заболеваниях кишечника и лечении. Геном биол. 2012 г.; 13: Р79. пмид: 23013615.
    6. 5. Баумгарт М., Доган Б., Ришнив М., Вайцман Г., Босворт Б., Янтис Р. и др. Независимый от культуры анализ слизистой оболочки подвздошной кишки выявил избирательное увеличение количества инвазивных Escherichia coli новой филогении по сравнению с истощением Clostridiales при болезни Крона, поражающей подвздошную кишку. ИСМЕ Дж. 2007; 1: 403–18. пмид: 18043660.
    7. 6. Баумгарт, округ Колумбия, Сандборн, В.Дж. Болезнь Крона. Ланцет. 2012 г.; 380:1590–605. пмид: 22
    8. 5.
    9. 7. Дарфей-Мишо А., Нойт С., Барнич Н., Ледерман Э., Ди Мартино П., Десрёмо П. и др.Наличие адгезивных штаммов Escherichia coli в слизистой оболочке подвздошной кишки у пациентов с болезнью Крона. Гастроэнтерология. 1998 год; 115:1405–13. пмид:9834268.
    10. 8. Darfeuille-Michaud A, Boudeau J, Bulois P, Neut C, Glasser AL, Barnich N, et al. Высокая распространенность адгезивно-инвазивной Escherichia coli , связанная со слизистой оболочкой подвздошной кишки при болезни Крона. Гастроэнтерология. 2004 г.; 127:412–21. пмид: 15300573.
    11. 9. Доган Б., Шерл Э., Босворт Б., Янтис Р., Альтиер С., Макдонаф П.Л. и другие.Множественная лекарственная устойчивость характерна для штамма Escherichia coli , связанного с подвздошной болезнью Крона. Воспаление кишечника Dis. 2013; 19: 141–50. пмид: 22508665.
    12. 10. Нэш Дж. Х., Вильегас А., Кропински А. М., Агилар-Валенсуэла Р., Конци П., Маскареньяс М. и соавт. Последовательность генома адгезивно-инвазивной Escherichia coli и сравнительный геномный анализ с другими E . coli патотипов. Геномика BMC. 2010 г.; 11:667. пмид: 21108814.
    13. 11. Сепехри С., Хафипур Э., Бернштейн К.Н., Кумбс Б.К., Пилар А.В., Кармали М. и др.Характеристика Escherichia coli , выделенных из биоптатов кишечника недавно диагностированных пациентов с воспалительным заболеванием кишечника. Воспаление кишечника Dis. 2011 г.; 17:1451–63. пмид: 21674703.
    14. 12. Мартинес-Медина М., Альдегер Х., Лопес-Силес М., Гонсалес-Хуикс Ф., Лопес-Олиу С., Дахби Г. и др. Молекулярное разнообразие Escherichia coli в кишечнике человека: новые экологические доказательства, подтверждающие роль адгезивно-инвазивного E . coli (AIEC) при болезни Крона.Воспаление кишечника Dis. 2009 г.; 15:872–82. пмид:19235912.
    15. 13. Шиппа С., Иебба В., Тотино В., Сантанджело Ф., Лепанто М., Алессандри С. и др. Потенциальная роль патобионтов Escherichia coli в патогенезе воспалительных заболеваний кишечника у детей. Может J Microbiol. 2012 г.; 58:426–32. пмид: 22439600.
    16. 14. Негрони А., Костанцо М., Витали Р., Суперти Ф., Бертучини Л., Тинари А. и др. Характеристика адгезивно-инвазивной Escherichia coli , выделенной от детей с воспалительным заболеванием кишечника.Воспаление кишечника Dis. 2012 г.; 18:913–24. пмид: 21994005.
    17. 15. Симпсон К.В., Доган Б., Ришнив М., Гольдштейн Р.Е., Клэссиг С., Макдонаф П.Л. и др. Адгезивная и инвазивная Escherichia coli связана с гранулематозным колитом у собак-боксеров. Заразить иммун. 2006 г.; 74:4778–92. пмид: 16861666.
    18. 16. Портер К.К., Триббл Д.Р., Алиага П.А., Халворсон Х.А., Риддл М.С. Инфекционный гастроэнтерит и риск развития воспалительного заболевания кишечника. Гастроэнтерология.2008 г.; 135:781–6. пмид: 18640117.
    19. 17. Garcia Rodriguez LA, Ruigomez A, Panes J. Острый гастроэнтерит сопровождается повышенным риском воспалительного заболевания кишечника. Гастроэнтерология. 2006 г.; 130:1588–94. пмид: 16697722.
    20. 18. Gradel KO, Nielsen HL, Schonheyder HC, Ejlertsen T, Kristensen B, Nielsen H. Повышенный краткосрочный и долгосрочный риск воспалительного заболевания кишечника после гастроэнтерита Salmonella или Campylobacter . Гастроэнтерология.2009 г.; 137: 495–501. пмид: 19361507.
    21. 19. Малой К.Дж., Поури Ф. Кишечный гомеостаз и его нарушение при воспалительном заболевании кишечника. Природа. 2011 г.; 474: 298–306. пмид: 21677746.
    22. 20. Garrett WS, Gallini CA, Yatsunenko T, Michaud M, DuBois A, Delaney ML, et al. Enterobacteriaceae действуют совместно с кишечной микробиотой, вызывая спонтанный и передаваемый от матери колит. Клеточный микроб-хозяин. 2010 г.; 8: 292–300. пмид: 20833380.
    23. 21. Lupp C, Robertson ML, Wickham ME, Sekirov I, Champion OL, Gaynor EC, et al.Опосредованное хозяином воспаление нарушает кишечную микробиоту и способствует чрезмерному росту Enterobacteriaceae. Клеточный микроб-хозяин. 2007 г.; 2:119–29. пмид:18005726.
    24. 22. Винтер С.Э., Тиеннимитр П., Винтер М.Г., Батлер Б.П., Хасеби Д.Л., Кроуфорд Р.В. и др. Воспаление кишечника обеспечивает респираторный акцептор электронов для Salmonella . Природа. 2010 г.; 467: 426–9. пмид: 20864996.
    25. 23. Каллиновский Ф., Вассмер А., Хофманн М.А., Хармсен Д., Хеземанн Дж., Карч Х. и соавт.Распространенность энтеропатогенных бактерий при хирургическом лечении хронических воспалительных заболеваний кишечника. Гепатогастроэнтерология. 1998 год; 45:1552–8. пмид:9840104.
    26. 24. Weber P, Koch M, Heizmann WR, Scheurlen M, Jenss H, Hartmann F. Микробная суперинфекция при рецидиве воспалительного заболевания кишечника. Дж. Клин Гастроэнтерол. 1992 год; 14:302–8. пмид: 1607606.
    27. 25. Смолл К.Л., Рейд-Ю С.А., Макфи Дж.Б., Кумбс Б.К. Персистирующая инфекция ассоциированной с болезнью Крона адгезивно-инвазивной Escherichia coli приводит к хроническому воспалению и фиброзу кишечника.Связь с природой. 2013; 4:1957. пмид: 23748852.
    28. 26. Reinders CI, Herulf M, Ljung T, Hollenberg J, Weitzberg E, Lundberg JO, et al. Оксид азота слизистой оболочки прямой кишки в дифференциации воспалительных заболеваний кишечника и синдрома раздраженного кишечника. Клин Гастроэнтерол Гепатол. 2005 г.; 3: 777–83. пмид: 16234006.
    29. 27. Грассл Г.А., Вальдес Ю., Бергстрем К.С., Валланс Б.А., Финлей Б.Б. Хроническая кишечная инфекция Salmonella у мышей приводит к тяжелому и стойкому фиброзу кишечника.Гастроэнтерология. 2008 г.; 134: 768–80. пмид: 18325390.
    30. 28. Видал С., Тремблей М.Л., Говони Г., Готье С., Себастьяни Г., Мало Д. и др. Локус Ity/Lsh/Bcg: естественная устойчивость к заражению внутриклеточными паразитами отменяется нарушением гена Nramp1. J Эксперт Мед. 1995 год; 182: 655–66. пмид: 7650477.
    31. 29. Недиалкова Л.П., Дензлер Р., Коппель М.Б., Дил М., Ринг Д., Вилле Т. и соавт. Воспаление подпитывает колицин Ib-зависимую конкуренцию Salmonella серовара Typhimurium и E . coli в цветках энтеробактерий. PLoS Патог. 2014; 10:e1003844. пмид: 243
    32. .
    33. 30. Касер А., Цейссиг С., Блумберг Р.С. Воспалительное заболевание кишечника. Анну Рев Иммунол. 2010 г.; 28:573–621. пмид: 20192811.
    34. 31. Стробер В., Фусс И.Дж. Провоспалительные цитокины в патогенезе воспалительных заболеваний кишечника. Гастроэнтерология. 2011 г.; 140: 1756–1767. пмид: 21530742.
    35. 32. Левин А.Д., Вильденберг М.Е., ван ден Бринк Г.Р. Механизм действия анти-ФНО терапии при воспалительных заболеваниях кишечника.Дж. Колит Крона. 2016; 10:989–97. пмид: 26896086.
    36. 33. Бродский И.Е., Эрнст Р.К., Миллер С.И., Фальков С. mig-14 представляет собой ген Salmonella , который играет роль в устойчивости бактерий к противомикробным пептидам. J Бактериол. 2002 г.; 184:3203–13. пмид:12029036.
    37. 34. McPhee JB, Small CL, Reid-Yu SA, Brannon JR, Le Moual H, Coombes BK. Устойчивость к защитным пептидам хозяина способствует колонизации и максимальной кишечной патологии ассоциированной с болезнью Крона адгезивно-инвазивной Escherichia coli .Заразить иммун. 2014; 82:3383–93. пмид: 24866805.
    38. 35. Шумахер Г., Коллберг Б., Сандштедт Б., Йоруп С., Гриллнер Л., Люнг А. и др. Проспективное исследование первых приступов воспалительного заболевания кишечника и нерецидивирующего колита. Scand J Гастроэнтерол. 1993 год; 28:1077–85. пмид:8303211.
    39. 36. Collins JW, Keeney KM, Crepin VF, Rathinam VA, Fitzgerald KA, Finlay BB, et al. Citrobacter rodentium : инфекция, воспаление и микробиота. Nat Rev Microbiol.2014; 12: 612–23. пмид: 25088150.
    40. 37. Луперчио С.А., Шауэр Д.Б. Молекулярный патогенез Citrobacter rodentium и трансмиссивной мышиной гиперплазии толстой кишки. микробы заражают. 2001 г.; 3: 333–40. пмид:11334751.
    41. 38. Бергстрем К.С., Гуттман Дж.А., Руми М., Ма С., Бузари С., Хан М.А. и соавт. Модуляция функции бокаловидных клеток кишечника при заражении присоединяющимся и исчезающим бактериальным патогеном. Заразить иммун. 2008 г.; 76:796–811. пмид: 17984203.
    42. 39. Лю Т.С., Стаппенбек Т.С. Генетика и патогенез воспалительных заболеваний кишечника. Энн Рев Патол. 2016; 11:127–48. пмид: 261.
    43. 40. Камдар К., Хакпур С., Чен Дж., Леоне В., Брулк Дж., Мангату Т. и др. Генетические и метаболические сигналы при острой кишечной бактериальной инфекции изменяют микробиоту и вызывают прогрессирование хронического воспалительного заболевания. Клеточный микроб-хозяин. 2016; 19:21–31. пмид: 26764594.
    44. 41. Мартинес-Медина М., Гарсия-Хил Л.Дж. Escherichia coli при хронических воспалительных заболеваниях кишечника: обновленная информация о патогенности адгезивной инвазивной Escherichia coli . Мир J Гастроэнтерол Патофизиол. 2014; 5: 213–27. пмид: 25133024.
    45. 42. Hugot JP, Chamaillard M, Zouali H, Lesage S, Cezard JP, Belaiche J, et al. Ассоциация вариантов повторов NOD2, богатых лейцином, с предрасположенностью к болезни Крона. Природа. 2001 г.; 411: 599–603. пмид: 11385576.
    46. 43. Огура Ю., Бонен Д.К., Инохара Н., Николае Д.Л., Чен Ф.Ф., Рамос Р. и др.Мутация со сдвигом рамки считывания в NOD2, связанная с предрасположенностью к болезни Крона. Природа. 2001 г.; 411: 603–6. пмид: 11385577.
    47. 44. Simms LA, Doecke JD, Walsh MD, Huang N, Fowler EV, Radford-Smith GL. Снижение экспрессии альфа-дефенсина связано с воспалением, а не с мутацией NOD2 при подвздошной болезни Крона. Кишка. 2008 г.; 57:903–10. пмид: 18305068.
    48. 45. Fritz T, Niederreiter L, Tilg H, Blumberg RS, Kaser A. Споры по поводу NOD2, воспаления и дефенсинов.Воспаление кишечника Dis. 2010 г.; 16:1996–8. пмид: 20128000.
    49. 46. Shanahan MT, Carroll IM, Grossniklaus E, White A, von Furstenberg RJ, Barner R, et al. Антимикробная функция мышиных клеток Панета не зависит от Nod2. Кишка. 2013; 63:903–10. пмид: 23512834.
    50. 47. Aldhous MC, Noble CL, Satsangi J. Нарушение регуляции белка бета-дефенсина-2 человека при воспалительном заболевании кишечника. ПЛОС Один. 2009 г.; 4:e6285. пмид: 19617917.
    51. 48. Meisch JP, Nishimura M, Vogel RM, Sung HC, Bednarchik BA, Ghosh SK, et al.Пептид бета-дефенсин 3 человека увеличивается и перераспределяется при илеите Крона. Воспаление кишечника Dis. 2013; 19: 942–53. пмид: 23511030.
    52. 49. Carvalho FA, Barnich N, Sauvanet P, Darcha C, Gelot A, Darfeuille-Michaud A. Болезнь Крона, связанная с Escherichia coli LF82, усугубляет колит в поврежденной толстой кишке мыши посредством передачи сигналов флагеллином. Воспаление кишечника Dis. 2008 г.; 14:1051–60. пмид: 18338780.
    53. 50. Друэ М., Виньял С., Сингер Э., Джуина М., Дюбрей Л., Корто А. и др.Колонизация AIEC и патогенность: влияние предыдущего лечения антибиотиками и существовавшего ранее воспаления. Воспаление кишечника Dis. 2012 г.; 18: 1923–31. пмид: 22344932.
    54. 51. Chassaing B, Koren O, Carvalho FA, Ley RE, Gewirtz AT. Патобионт AIEC вызывает хронический колит у восприимчивых хозяев, изменяя состав микробиоты. Кишка. 2014; 63:1069–80. пмид: 23896971.
    55. 52. Карвальо Ф.А., Корен О., Гудрич Дж.К., Йоханссон М.Е., Налбантоглу И., Эйткен Дж.Д. и соавт. Временная неспособность управлять протеобактериями способствует хроническому воспалению кишечника у мышей с дефицитом TLR5.Клеточный микроб-хозяин. 2012 г.; 12:139–52. пмид: 22863420.
    56. 53. Пиментел М., Чанг М., Чоу Э.Дж., Табибзаде С., Кирит-Кириак В., Тарган С.Р. и др. Выявление продромального периода при болезни Крона, но не при язвенном колите. Am J Гастроэнтерол. 2000 г.; 95:3458–62. пмид: 11151877.
    57. 54. Eaves-Pyles T, Allen CA, Taormina J, Swidsinski A, Tutt CB, Jezek GE, et al. Escherichia coli , выделенная от пациента с болезнью Крона, прилипает, внедряется и вызывает воспалительные реакции в поляризованных эпителиальных клетках кишечника.Int J Med Microbiol. 2008 г.; 298: 397–409. пмид: 17

      3.

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.