Инфекционные кишечные заболевания: ОСТРЫЕ КИШЕЧНЫЕ ИНФЕКЦИИ, ИХ ПРОФИЛАКТИКА

Содержание

Особенности этиологии и эпидемиологии сочетанных острых кишечных инфекций у детей | Гончар

1. Шкарин, В.В. Проблемные вопросы сочетанности кишечных инфекций / В.В. Шкарин [и др.] // Журн. инфектол. – 2016. – Т. 8, № 4. – С. 11–19.

2. Халиулина, С.В. Острые инфекционные диареи у детей. Принципы диагностики / С.В. Халиулина [и др.] // Практич. медиц. – 2016. – № 8 (100). – С. 42–47.

3. Кулиева, З.М. Клиническая характеристика вирусных гастроэнтеритов смешанной этиологии у детей раннего возраста г. Баку, Азербайджан / З.М. Кулиева [и др.] // Детские инфекции. – 2018. – Т. 17, № 1. – С. 57–61.

4. Климова, О.И. Комплексная диагностика бактериальных кишечных инфекций с использованием молекулярногенетических методов / О.И. Климова [и др.] // Журн. инфектол. – 2019. – Т. 11, № 1. – Приложение 1. – С. 67–68.

5. Усенко, Д.В. Клинико-лабораторные особенности острых кишечных инфекций у детей с атопическим дерматитом / Д.В. Усенко [и др.] // Педиатрия. – 2013. – Т. 92, № 1. – С. 40–45.

6. Николаева, С.В. Клинические особенности острых кишечных инфекций сочетанной этиологии у детей / С.В. Николаева, А.В. Горелов // Педиатрия. – 2019. – Т. 98, № 1. – С. 174–177.

7. Andersson M, Kabayiza JC, Elfving K, et al. Coinfection with Enteric Pathogens in East African Children with Acute Gastroenteritis-Associations and Interpretations. Am. J. Trop. Med. Hyg. 2018; 98(6):1566-1570.

8. Тхакушинова, Н.Х. Эффективность использования нифуроксазида в терапии острых кишечных инфекций сочетанной вирусно-бактериальной этиологии у детей / Н.Х. Тхакушинова [и др.] // Трудн. пациент. – 2018. –Т. 16, № 8–9. – С. 58–62.

9. Беляев, Д.Л. Участие хронических микст-инфекций с вирусами группы герпеса в формировании тяжелого синдрома смешанных инфекций микробно-вирусной этиологии / Д.Л. Беляев, Е.Н. Долгина, А.А. Бабаянц // Российский аллергол. журн. – 2008. – Т. 1, № 1. – С. 41–42.

10. Ермоленко, К.Д. Роль острых кишечных инфекций вирусной этиологии в формировании функциональной патологии желудочно-кишечного тракта у детей / К.Д. Ермоленко [и др.] // Фарматека. – 2016. – №1 (314). – С. 55–60.

11. Гуарино, А. (Guarino A.). Ведение детей с острым гастроэнтеритом на педиатрическом участке. (Рекомендации ESPGHAN-2014) / А. Гуарино (A. Guarino), И.Н. Захарова, Н.Г. Сугян // Медиц. совет. – 2016. – № 1. – С. 148–156.

12. Кригер, Е.А. Факторы риска внутрибольничных кишечных инфекций у детей / Е.А. Кригер [и др.] // Инфекц. болезни. – 2014. – Т. 12, № 1. – С. 45–51.

13. Акимова, В.П. Этиологическая характеристика инфекционных диарей у детей г. Чебоксары в 2017 г. / В.П. Акимова [и др.] // Acta-medica-eurasica. – 2019. – № 1. – С. 1–6.

14. Молочный, В.П. Этиология острых кишечных инфекций у детей г. Хабаровска / В.П. Молочный [и др.] // Дальневост. медиц. журн. – 2014. – № 4. – С. 23–26.

15. Кирсанова, Т.А. Роль цитокинов в формировании клинической картины ротавирусно-бактериальной кишечной инфекции у детей / Т.А. Кирсанова // Инфекц. болезни. – 2012. – Т. 10, № 1. – С. 33–35.

16. Бабик, Р.К. Оптимизация диагностики вирусных и бактериальных кишечных инфекций у детей и взрослых / Р.К. Бабик, О.И. Сагалова // Инфекц. болезни. – 2015. – Т. 13, № 2. – С. 46–54.

17. Бухарин, О.В. Симбиоз – биологическая основа инфекции / О.В. Бухарин // Вестн. Моск. ун-та. – 2011. – Сер. 16. Биология, № 1. – С. 7–14.

18. Малеев, В.В. Актуальные проблемы, итоги и перспективы изучения острых кишечных инфекций / В.В. Малеев [и др.] // Эпидем. и инфекц. болезни. Актуал. вопр. – 2014. – № 1. – С. 4–8.

19. Андреева, И.В. Отпуск без проблем: современные подходы к профилактике и лечению диареи путешественников / И.В. Андреева, О.У. Стецюк // КМАХ. – 2018. – Т. 20, № 3. – С. 172–180.

20. Карцев, Н.Н. Эпидемиология, свойства и лабораторная диагностика энтеротоксигенных Escherichia coli / Н.Н. Карцев, Н.К. Фурсова // Бактериология. – 2018. – Т. 3, № 1. – С. 45–49.

21. Ермоленко, К.Д. Вирусные гастроэнтериты у детей: современные представления об эпидемиологии и профилактике / К.Д. Ермоленко, Ю.В. Лобзин, Н.В. Гончар // Журн. инфектол. – 2015. – Т. 7, № 3. – С. 22–32.

Острые кишечные инфекции » ФБУЗ ФЦГиЭ Роспотребнадзор

С наступлением лета возрастает риск заражения острыми кишечными инфекциями среди всех возрастных категорий населения.

Острые кишечные инфекции (далее ОКИ) – группа инфекционных болезней человека с фекально – оральным механизмом передачи возбудителя, вызываемая бактериями (дизентерия, сальмонеллез и другие) или вирусами (ротавирусный гастроэнтерит, норовирусная инфекция и другие), характеризуется локализацией возбудителя в кишечнике.

Источник инфекции больной или бактерионоситель. Особую опасность для окружающих представляют носители, больные легкими, стертыми и бессимптомными формами, имеющие доступ к приготовлению, хранению и реализации пищевых продуктов.

Передача ОКИ реализуется пищевым путём передачи (при употреблении в пищу инфицированных продуктов, а также овощей и фруктов, загрязненных микроорганизмами, без достаточной гигиенической и термической обработки), водным путём передачи (при употреблении некипяченой воды, инфицированной вирусами или бактериями, при купании в реке, пруде, озере), контактно-бытовым путём передачи (через белье, полотенца, посуду, игрушки, загрязнённые руки, поскольку большинство возбудителей кишечных инфекций отличаются высокой устойчивостью).

Факторы риска: употребление продуктов питания, хранившихся или готовившихся с нарушением санитарных правил, приобретенных, как правило, в местах несанкционированной уличной торговли, недоброкачественное водоснабжение, антисанитарные бытовые условия проживания, недостаточный уровень гигиенических навыков и знаний населения, скученность проживания, миграция населения и стихийные бедствия.

Восприимчивость людей к ОКИ высокая. Наиболее восприимчивыми являются дети раннего возраста, особенно недоношенные и находящиеся на искусственном вскармливании, лица с ослабленным иммунитетом, пожилые люди.

Длительность иммунитета после перенесённых ОКИ зависит от конкретного заболевания. Например, при сальмонеллёзе, при ротавирусной инфекции постинфекционный иммунитет непродолжительный типоспецифический.

Инкубационный период в среднем при сальмонеллёзе 12-24 часа, при дизентерии 2-3 дня, при ротавирусной инфекции 1-4 дня.

Клинические проявления зависят от этиологии и количества, попавшего в организм возбудителя, его вирулентности, а также от состояния барьерной и ферментативной функции желудочно-кишечного тракта и восприимчивости организма (боли в животе, диарея, тошнота, рвота, повышение температуры тела, головная боль и другие). Возможно развитие осложнений ОКИ: обезвоживание организма, инфекционный токсический шок, перфорации кишечника, перитонит и другие.

Помните! При появлении симптомов ОКИ заболевшему необходимо обратиться к врачу!

Специфическая профилактика (вакцинопрофилактика) в отношении отдельных ОКИ в Российской Федерации проводится в соответствии с приказом Минздрава России от 21.03.2014 N 125н (ред. от 13.04.2017) «Об утверждении национального календаря профилактических прививок и календаря профилактических прививок по эпидемическим показаниям».

Основные меры профилактики


Соблюдение этих простых правил поможет Вам предотвратить заболевания ОКИ и сохранит Ваше здоровье и здоровье Ваших близких!

основные признаки и симптомы инфекции, диета

Кишечные инфекции вызываются разными микроорганизмами, способными проскочить через кислотное содержимое желудка в кишку и размножиться в клетках слизистой. Все они обладают удивительной жизнестойкостью и почти не реагируют на дезинфекторы, что усложняет профилактику передачи возбудителя: бактерий, грибов, вирусов и простейших микроорганизмов. К большинству из них после заболевания вырабатывается очень нестойкий иммунитет, поэтому болеть можно несколько раз в жизни.

Наш эксперт в этой сфере:

Нагибина Маргарита Васильевна

Врач-инфекционист, д.м.н.профессор

Основные признаки кишечной инфекции

Инфекционные агенты очень разные по своей природе, но кроме очень похожих симптомов заболевания, есть и другие общие признаки:

  • Все возбудители передаются от больного человека алиментарным путем – через рот с грязными руками и инфицированными продуктами.
  • Им присуща высокая контагиозность, когда из десяти случаев контакта в восьми заражение неизбежно.
  • Вызывающие инфекционные заболевания бактерии и вирусы должны попасть внутрь желудочно-кишечного тракта в достаточном количестве, только грибы живут в кишечнике, ожидая подходящего времени – снижения местного иммунитета.
  • Характерен короткий период инкубации и непродолжительное заболевание, и только грибковые и протозойные кишечные инфекции могут течь неделями, то замирая, то вновь расцветая.

Инфекционисты международной клиники Медика24 имеют обширный клинический кругозор, самое современное диагностическое оборудование с возможностью выполнения сложных анализов, что не может не сказаться на течении болезни и её прогнозе.

Симптомы кишечных инфекций у взрослых

При кишечных инфекциях любой природы в клинической картине превалируют понос, боли в животе и интоксикация с температурой и слабостью. Заболевания довольно сложно отличить по клиническим симптомам, поэтому диагностика основана на обнаружении возбудителя.

  • При бактериальных кишечных инфекциях, к которым относятся сальмонеллез, шигеллез, иерсиниоз, эшерихиоз и протеоз, клинические проявления обусловлены выделением токсинов. При очень высокой их концентрации возникает пищевая токсикоинфекция с симптомами стремительно нарастающего тяжелого отравления. В других случаях заболевание развивается через несколько дней после заражения, но симптомы появляются остро и все сразу.
  • При вирусных инфекциях, вызываемых ротавирусом, норавирусом или аденовирусом, кишечные симптомы протекают на фоне катаральных явлений: насморка, боли в горле и воспаления слизистой глаз.
  • Грибковые поражения распространяются через всю стенку кишки и могут давать отсевы, которые разносятся кровью в другие органы. Симптомы вялые, но упорные, преимущественно диарея.
  • Протозойные колиты инициируют простейшие: лямблии, амебы. Они селятся в слепой кишке, симулируя хронический аппендицит, вызывая упорные кровавые поносы с метеоризмом и болями.

Позаботьтесь о себе, запишитесь на консультацию сейчас

Сообщение отправлено!

ожидайте звонка, мы свяжемся с вами в ближайшее время

Лечение кишечной инфекции у взрослых

Бактериальные заболевания лечат антибиотиками, вирусные проходят сами. Против грибковых и простейших используются специфические лекарственные препараты.

Во всех случаях необходимо восполнение потерянной с поносами жидкости и микроэлементов из расчета один к одному.

В международной клинике Медика24 к каждому пациенту подходят строго индивидуально, но на основе клинических рекомендаций ведущих мировых медицинских центров, что позволяет за короткое время достичь оптимальных результатов. 

Диета при кишечной инфекции

Поражение слизистой кишки требует нежного отношения, посему ничего раздражающе-резкого и грубо-крупного. Перемолотое, отварное, запеченное и пропаренное, похожее на кашу-размазню и пюре. Никаких овощей и фруктов в сыром виде – максимально кисель. Забыты копчености и колбасы, соусы и майонезы. Остаются мясо, рыба, птица, каши и пюре. Помаленьку, но часто – до 6 раз в сутки. 

Через пару дней после последнего поноса начинается «по капельке» расширение меню, которое занимает пару месяцев. 

Профилактика кишечных инфекций

Чистые руки, чистые и свежие продукты, к сожалению, не спасают от ротавируса и грибов, но от всех прочих многочисленных заболеваний помогают. Для взрослых не придумали вакцины, но есть специфические бактериофаги и антиротавирусный иммуноглобулин, которые получают контактировавшие с больным здоровые люди.

При похожей клинической картине каждое заболевание требует особого лечебно-диагностического подхода, необходимости учёта индивидуальности пациента и сопутствующих патологических состояний, только тогда выздоровление не заставит себя ждать. Не надейтесь, что понос пройдет сам, вполне возможно, что и пройдет, но урон нанесет больший, чем под контролем врача.

В международной клинике Медика24 в кратчайший срок проведут обследование и поставят правильный диагноз, что повысит эффективность лечения и сократит период реабилитации. Обратитесь за помощью в Центр инфекционных заболеваний по телефону +7 (495) 230-00-01.

Материал подготовлен врачом-инфекционистом международной клиники Медика24, доктором медицинских наук Нагибиной Маргаритой Васильевной.

Рекомендации населению по профилактике инфекционных и паразитарных заболеваний.

В период весеннего паводка увеличивается угроза распространения острых кишечных инфекций и паразитарных инвазий, развитию которых способствуют подтопления паводковыми водами выгребных ям, надворных туалетов, канализационных и водопроводных сетей. При ухудшении паводковой ситуации и подъеме уровня воды в реках возрастает угроза роста и распространения инфекций, передающихся водным и фекально-оральным путем.

Это в первую очередь относится к таким инфекционным заболеваниям как – дизентерия, другие острые кишечные инфекции (ОКИ) вирусной и бактериальной этиологии, вирусный гепатит А, паразитарные заболевания. Возбудителями кишечных инфекций могут быть бактерии (дизентерийная палочка, сальмонелла, стафилококк, палочка брюшного тифа, вибрион холеры) и некоторые вирусы: ротавирусы, норовирусы, астровирусы, вирус гепатита А и др.) Размножаясь в кишечнике, бактерии или вирусы приводят к нарушениям процесса пищеварения и к воспалению клеток слизистой оболочки кишечника. От больных и носителей инфекции микробы выделяются во внешнюю среду с испражнениями, рвотными массами, иногда с мочой. Практически все возбудители кишечных инфекций чрезвычайно живучи. Они способны подолгу существовать в почве, воде и даже на различных предметах. Вирусы и болезнетворные микроорганизмы способны жить в жидкой среде в течение длительного времени, в том числе при низких температурах.
Последствия использования для питьевых и хозяйственно-бытовых целей недоброкачественной воды проявляются не сразу после ее использования: так заболевания острой кишечной инфекцией развиваются в течение 3-7 дней с момента заражения. При остром вирусном гепатите А клиника заболевания может появиться через месяц и даже более длительный период.
Типичным и наиболее характерным симптомом любой кишечной инфекции является диарея (понос). Другие, наиболее частые клинические признаки болезни – тошнота, рвота, боли в животе, повышение температуры тела, отсутствие аппетита, общая слабость. Некоторые заболевания протекают в легкой форме, поэтому больные не обращаются к врачу, а занимаются самолечением. Это может привести к нежелательным последствиям. Возбудители ОКИ в организм человека попадают с пищей, водой, у маленьких детей через грязные руки, игрушки. В теплый период создаются благоприятные условия для сохранения и размножения возбудителей в окружающей среде, в том числе и воде. При массивном накоплении возбудителей ОКИ в окружающей среде частота их попадания в желудочно-кишечный тракт человека увеличивается, соответственно увеличивается вероятность заболеваний.
Заразиться ОКИ через воду можно при употреблении сырой воды, загрязненной возбудителями кишечных инфекций, а в быту – при мытье фруктов и овощей, столовой посуды, сосок и игрушек такой водой, при заглатывании воды во время купания в открытых водоемах и т.п.
Кишечная инфекция опасна, но бороться с ней можно, и весьма успешно, если не пренебрегать элементарными правилами личной гигиены – надо часто и тщательно мыть руки с мылом перед едой и после посещения туалета. Чистая вода исключительно важна как для питья, так и для приготовления пищи. Во избежание инфицирования необходимо употреблять только свежекипяченую воду или воду заводского розлива (бутилированную). Болезнетворные микробы способны в течение месяца и даже более жить и размножаться в необеззараженной воде. Ни в коем случае не пользуйтесь водой в период паводка из открытых водоемов для различных целей, т.к. вода загрязнена как микроорганизмами, так и химическими веществами, смытыми с почвы. Помните, что тепловая обработка воды и пищевых продуктов убивает потенциально вредные микроорганизмы, включая бактерии и вирусы.

С целью профилактики инфекционных заболеваний в предпаводковый период и во время паводка рекомендуем населению:

  1. Используйте для питья и приготовления пищи только бутилированную или кипяченую воду.
  2. Не используйте подмоченные паводковыми водами пищевые продукты.
  3. Не пейте воду из открытых водоёмов и колодцев – туда может попасть талая вода.
  4. Овощи и фрукты мойте проточной водой, после чего необходимо обдать их кипятком.
  5. Мясные и скоропортящиеся продукты храните на холоде, соблюдая сроки хранения, хорошо проваривайте и прожаривайте их.
  6. Хлеб храните в полиэтиленовом мешочке, отдельно от других продуктов.
  7. Обязательно мойте руки с мылом перед едой и после посещения туалета.
  8. При уходе за маленькими детьми строго соблюдайте правила гигиены.
  9. Содержите в чистоте жилые помещения и места общественного пользования.
  10. Периодически осматривайте места возможного обитания грызунов с целью проведения своевременных истребительных работ.
  11. При первых признаках заболевания не занимайтесь самолечением, немедленно обратитесь за медицинской помощью в учреждение здравоохранения.

Выполняя меры профилактики, Вы сможете избежать возникновения инфекционных и паразитарных заболеваний.

Заведующий противоэпидемическим отделением санитарно-эпидемиологического

отдела – врач-эпидемиолог государственного учреждения

«Центр гигиены и эпидемиологии Фрунзенского района г. Минска»

Кулакова, (8-017)208-62-60

Профилактика кишечных инфекций: как не заболеть летом

Чего нам больше всего хочется летом? Отдыхать, загорать, купаться, посещать новые страны или работать на любимом загородном участке. И меньше всего в этот теплый сезон нам, конечно же, хочется думать о болезнях. В жаркий день искупаться в непроверенном водоеме? Съесть вкусную сочную ягоду прямо с куста или во время дальней поездки перекусить в незнакомом месте? Во время похода или экскурсии попить воды из источника, который называют «целебным»? Купить в ближайшем магазине палочку колбасы или симпатичный тортик, не глядя на срок годности и условия хранения?  В расслабленном летнем настроении мы часто забываем, что такие, казалось бы, обыденные ситуации могут нанести серьезный вред нашему здоровью и здоровью наших детей. Почему так может произойти? Ответ прост: в жаркий сезон прямо пропорционально расцвету зелени и созреванию любимых фруктов размножаются и распространяются различные возбудители острых кишечных инфекций. Поэтому летом вопрос профилактики таких заболеваний становится особенно актуальным.

Известны сотни возбудителей кишечных инфекций, но все они делятся на две большие группы: вирусные и бактериальные.

Среди инфекций вирусной природы чаще всего встречаются энтеровирусные инфекции, вызываемые разновидностями вируса – Коксаки (типы А и В) и ECHO (Экхо). Передача вируса от больного к здоровому человеку происходит воздушно-капельным (при кашле и чихании), фекально-оральным (при несоблюдении правил личной гигиены) или водным (при купании в зараженном водоеме и особенно при случайном заглатывании воды) путем. Инкубационный период заболевания составляет от 2 до 10 дней. Начало болезни острое: резко поднимается температура до 39-40°С, появляются кожная сыпь, сильная слабость и кишечные симптомы (боль в животе, понос, тошнота, рвота). Заболевание может пройти в достаточно легкой форме и без вреда для организма, а может вызвать осложнения в виде тяжелых поражений респираторной системы и ЦНС, а также почек и органов пищеварительного тракта.

Кишечные инфекции бактериальной природы (сальмонеллез, дизентерия, ишерихиоз и др.) вызываются различными микробами, принадлежащим к бактериям. Причем они могут быть как патогенными (в норме не присутствуют в организме человека, а при попадании в кишечник всегда вызывают инфекционное заболевание), так и условно-патогенными (в небольшом количестве присутствуют в организме человека и становятся болезнетворными,  если размножаются или попадают в большом количестве в кишечник извне). Симптоматика бактериальных кишечных инфекций сходна вирусным: подъем температуры до фебрильных цифр, сильная слабость, головная боль, боли в животе, понос, тошнота, рвота.

Залогом успешного лечения острых кишечных инфекций является быстрое и точное выявление возбудителя. Ведь, как мы видим, симптомы болезней, вызываемых вирусами и бактериями, очень схожи, и отличить одно от другого можно только с помощью качественной диагностики. Почему так важно точно установить природу заболевания? Дело в том, что способы лечения вирусных и бактериальных инфекций диаметрально противоположны: бактерии можно победить только с помощью антибактериальных препаратов, в то время как вирусы излечиваются с помощью противовирусных средств. Если самостоятельно назначить себе противовирусный препарат при бактериальной инфекции либо антибиотик при вирусе можно не только надолго отложить выздоровление, но и получить тяжелые осложнения. Поэтому при появлении первых симптомов кишечной инфекции не откладывайте визит к врачу, ведь чем скорее будет поставлен диагноз, тем быстрее вы сможете вернуться к привычной жизни, и продолжите наслаждаться летним сезоном.


Но есть ли способ совсем избежать заражения и предотвратить заболевание? За советом мы обратились к врачу-инфекционисту Клиники «Смитра». Доктор рассказала нам, что избежать болезни можно, но для этого нужно соблюдать несколько простых правил.

Первое и, как подчеркивает наш доктор, главное правило – это гигиена. Такой, казалось бы, элементарный и привычный момент повседневной жизни. Не забывайте мыть руки перед едой, хорошо промывайте овощи, ягоды и фрукты. Если вы родители маленького ребенка, внимательно следите за тем, что малыш тянет в рот.


Второе, не менее важное, правило: следите за качеством употребляемой воды. Не пейте из скважин, природных источников, колонок, рек и ручьев. Вода может быть заражена опасными вирусами и бактериями. Самым безопасным вариантом, по совету врача-инфекциониста, является кипяченая и бутилированная вода.   

Третье правило касается продуктов, употребляемых в пищу летом. Не забывайте, что пища, даже пролежавшая всего пару часов в тепле, уже может являться рассадником тяжелых кишечных инфекций. Особенно опасными в этом отношении являются молочные продукты, колбасные изделия и хлеб, а также все продукты с кремом: торты и пирожные. Следите за сроком годности приобретаемых продуктов и не забывайте обращать внимание на их внешний вид: слизь, неприятный запах, темные пятна, плесень недопустимы у продуктов даже с нормальным сроком годности. 

Не купайтесь в непроверенных водоемах. И это четвертое правило. Теплая стоячая вода – оазис для развития болезнетворных бактерий. Конечно, в летний зной очень хочется освежиться в прохладной воде, но делать это можно только в проверенных водоемах, купание в которых разрешено санитарно-эпидемиологической службой города.

Пятое правило касается туристов: отправляясь на отдых, особенно в страны Африки или Юго-Восточной Азии, не забудьте положить в свою дорожную аптечку энтеросорбенты и ферменты. Если кишечная инфекция настигнет вас в отпуске, данные препараты помогут вам быстрее справиться с болезнью.

Помните, что кишечные инфекции очень коварные и подстерегают нас на каждом шагу, поэтому эти простые правила требуют неукоснительного соблюдения в любых условиях. Но если вы все-таки обнаружили у себя или своего ребенка признаки кишечной инфекции –  не паникуйте, а просто позвоните в Клинику «Смитра», и мы придем вам на помощь: наш врач-инфекционист выслушает, осмотрит, проконсультирует, назначит необходимые анализы, которые вы также сможете сдать в нашей клинике. По их результатам доктор назначит необходимое лечение, и в ближайшее время вы снова будете радоваться лету.

Желаем вам крепкого здоровья и хорошего лета!

Материал подготовлен при участии врача-инфекциониста клиники «Смитра» Малаховой Марины Владиславовны.

© 2010-2019 СМИТРА. 

Все права защищены. Никакие материалы данного сайта не могут быть скопированы и использованы без письменного разрешения, кроме как для частного, некоммерческого просмотра.

Второе исследование инфекционных кишечных заболеваний (IID2): увеличение частоты рецидивирующей диареи у лиц в возрасте 65 лет и старше | BMC Public Health

Исследование IID2 подробно описано в другом месте [6, 12]. Вкратце, исследование включало когорту населения, состоящую из 6836 участников всех возрастов, набранных из зарегистрированного населения 88 врачей общей практики в Великобритании. Были исключены лица с известными хроническими причинами диареи, а также лица с неизлечимыми заболеваниями, тяжелыми психическими расстройствами и лица, не говорящие по-английски, для которых не удалось найти подходящего переводчика.Участников еженедельно осматривали на наличие симптомов диареи и/или рвоты в течение периода до 52 недель в период с октября 2007 г. по август 2009 г. Людей с симптомами просили заполнить анкету с подробными сведениями о клинических характеристиках заболевания и использовании медицинских услуг и представить образец кала на микробиологическое исследование. Случай IID определяли как жидкий стул или клинически значимую рвоту продолжительностью менее 2 недель при отсутствии известной неинфекционной причины, которым предшествовал бессимптомный период продолжительностью 3 недели.Рвота была клинически значимой, если она возникала более одного раза в течение 24 часов и если она выводила пациента из строя или сопровождалась другими симптомами, такими как судороги или лихорадка [1]. Исследование получило положительное этическое заключение Комитета по этике исследований NHS North West (07/MRE08/5) и было одобрено 37 организациями NHS Research Management and Governance для общей практики.

Участники наблюдались в среднем в течение 39 недель (межквартильный диапазон: 27–45 недель).Частота ИЗЗ, приобретенных в Великобритании, стандартизированная с учетом возрастного и полового распределения населения Великобритании, составила 274 случая на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 254–296).

Для настоящего анализа мы исследовали частоту рецидивирующих ИВЗ, кластеризовали ли рецидивирующие ИВЗ в определенных группах людей и был ли предыдущий эпизод ИВЗ связан с более высокой частотой повторных эпизодов. Мы включили в анализ эпизоды как приобретенные в Великобритании, так и связанные с поездками, соответствующие приведенному выше определению случая IID.

Анализ

Характеристики участников без эпизодов, с единичными эпизодами и множественными эпизодами ВИЗ

Мы сравнили участников, которые не сообщали ни об одном эпизоде ​​ВИЗ в течение периода наблюдения, с участниками, сообщившими об одном и более эпизодах. Мы сравнили эти три группы с точки зрения распределения по возрасту, полу, социально-экономической классификации, депривации на уровне района и классификации городских и сельских районов на основе их почтового индекса проживания. Возраст был разделен на пять групп: <1 года, от одного года до четырех лет, от пяти до 14 лет, от 15 до 64 лет и старше 65 лет.Хотя эти группы являются грубыми, в нашем исследовании мы не обнаружили существенных различий в заболеваемости ИИЗ в возрасте старше пяти лет [2]. Мы измерили социально-экономическую классификацию, используя Национальную статистику – Социально-экономическую классификацию (NS-SEC) [13]. Мы использовали тест χ 2 и связанное с ним p-значение, чтобы выявить потенциально важные различия этих факторов между группами.

Частота IID

Поскольку за участниками наблюдали в течение разного периода времени, мы затем рассчитали частоту IID с соответствующими 95% доверительными интервалами (95% CI) по стратам вышеуказанных факторов, принимая во внимание продолжительность жизни людей. последующих действий.Кроме того, мы рассчитали частоту IID в соответствии с количеством предыдущих эпизодов, которые испытали участники.

Влияние предыдущих эпизодов на частоту рецидивов IID

Затем мы исследовали, был ли предшествующий эпизод IID связан с повышенной частотой IID, используя регрессионное моделирование Кокса. Мы использовали подход к процессу подсчета, рекомендованный Guo et al . [14]. При таком подходе каждый участник вносит свой вклад в человеко-время наблюдения и может внести свой вклад в несколько эпизодов IID до тех пор, пока они находятся в группе риска и остаются в исследовании.Наше определение случая предусматривало, что заболевание должно длиться <14 дней, и ему должен предшествовать бессимптомный период продолжительностью не менее трех недель. Таким образом, участники считались подверженными риску с четвертой недели наблюдения (при условии, что у них не было симптомов с момента включения) до их первого эпизода. Они считались не подверженными риску на время болезни и еще на три недели, после чего они вернулись в группу риска. Недели с отсутствующими ответами считались неинформативными (то есть заболеваемость ИРИ в эти недели была такой же, как и в наблюдаемые недели), но отдельные лица подвергались цензуре на время отсутствия ответов и еще на три недели после этого.Участники с симптомами продолжительностью более 14 дней не были включены в число случаев IID и подвергались цензуре в течение трех недель после исчезновения симптомов.

Таким образом, участники могли участвовать в нескольких периодах наблюдения, каждый из которых заканчивался либо выходом из исследования (в связи с окончанием наблюдения, окончанием исследования или потерей для последующего наблюдения), эпизодом IID или цензурой (из-за отсутствия ответа или симптомов, не соответствующих определению случая). Для каждого периода последующего наблюдения мы создали переменную, обозначающую, сколько предыдущих эпизодов IID пережил участник, и включили ее в качестве независимой интересующей переменной в нашу модель Кокса.Мы построили модель регрессии с несколькими переменными, используя пошаговый подход вперед. Мы, в свою очередь, скорректировали возрастную группу, пол, NS-SEC, депривацию на уровне района и классификацию город-сельская местность. Мы искали доказательства смешения каждого из этих факторов, оценивая их влияние на оценки отношения рисков (HR) для связи между предыдущими эпизодами и показателями IID, и оценивали их вклад в модель, используя критерий отношения правдоподобия (LR). Факторы, которые привели к значительному изменению HR (> 10%) или привели к низкому p-значению теста LR (<0,0).05), были сохранены в модели как ковариаты. Мы дополнительно проверили доказательства линейного влияния количества предыдущих эпизодов на заболеваемость IID. Для этого мы использовали тест LR, чтобы сравнить модель, включающую показатели количества предыдущих эпизодов, с моделью, включающей один линейный член, и выбрали модель, которая лучше всего подходит. Наконец, мы исследовали влияние возрастной группы на влияние предыдущих эпизодов на заболеваемость IID, сравнив модели с условием взаимодействия между этими двумя переменными и без него с использованием теста LR.

Осложнением данных о множественных событиях является зависимость наблюдений внутри отдельных лиц. Эта зависимость частично объясняется включением в модель количества предыдущих эпизодов в качестве ковариации, поскольку лица с повторяющимися эпизодами должны, по определению, пережить по крайней мере один предыдущий эпизод. Однако, поскольку тест LR не учитывает эту зависимость должным образом, мы повторили процесс выбора модели, используя надежные стандартные ошибки и отдавая предпочтение моделям с более низкими значениями информационного критерия Акаике (AIC).Обе процедуры выбора модели привели к одной и той же окончательной модели.

Анализ чувствительности

Заболеваемость в когорте снижалась со временем исследования [2]. По этой причине мы провели анализ чувствительности, последовательно исключив из нашей окончательной модели лиц с различной продолжительностью наблюдения, чтобы определить, повлияло ли это на коэффициенты модели.

Анализ проводился с использованием Stata 12.1 (Statacorp, Техас).

Границы | Риск хронических желудочно-кишечных расстройств после острой инфекции кишечными паразитами

Введение

Растущий объем литературы связывает кишечную инфекцию с повышенным риском ряда хронических желудочно-кишечных (ЖКТ) заболеваний, включая синдром раздраженного кишечника (СРК), гастроэзофагеальную рефлюксную болезнь (ГЭРБ) и не связанные с ЖКТ расстройства, такие как синдром хронической усталости ( CFS) (Connor and Riddle, 2013; Hanevik et al., 2014; Футагами и др., 2015 г.; Schwille-Kiuntke et al., 2015b). Предлагаемые механизмы включают функциональные изменения, такие как гиперплазия энтерохромаффинных клеток, измененный синтез и обратный захват серотонина, нарушение барьерной функции слизистой оболочки кишечника, измененная иммунная активация и дисфункциональная активация тучных клеток (Verdu and Riddle, 2012; Deising et al., 2013).

На сегодняшний день изучение кишечных паразитов и хронических желудочно-кишечных заболеваний ограничивается преимущественно Giardia lamblia. В частности, в течение 12–30 месяцев после вспышки болезни, передающейся через воду, из-за острой инфекции Giardia, 80.5% инфицированных имели симптомы СРК, а 24,3% — функциональную диспепсию (Hanevik et al., 2009). Последующие исследования в этой когорте продемонстрировали сохранение постинфекционных симптомов СРК, а также повышение риска хронической усталости (Naess et al., 2012; Wensaas et al., 2012; Hanevik et al., 2014). . С тех пор о риске хронических исходов желудочно-кишечного тракта сообщалось в другой популяции после спорадических инфекций Giardia (Dormond et al., 2016). Другие кишечные паразиты, хотя и менее распространенные, чем лямблии, также могут быть связаны с хроническими последствиями.С этой целью мы попытались оценить риск нескольких постинфекционных исходов после острой инфекции одним из следующих паразитов: Balantidium coli , Strongyloides stercoralis, Ascaris lumbricoides, Necator americanus, Ancylostoma duodenale, Taenia solium, Taenia saginata, и Hymenolepis nana. Хотя многие из этих инфекций протекают бессимптомно, предполагается, что инфицирование такими микроорганизмами может вызвать изменения в иммунной функции, метаболических процессах и популяциях кишечной микрофлоры и привести к аномалиям кишечной или внекишечной физиологии, которые могут быть связаны с симптомами, сохраняющимися в течение длительного времени после инфекции. очистился (Fonseca et al., 2015).

Материалы и методы

Мы использовали ретроспективное когортное исследование для оценки риска постинфекционных осложнений после документально подтвержденного эпизода паразитарной кишечной инфекции по сравнению с риском тех же исходов в когорте субъектов без паразитарной кишечной инфекции. Субъекты с кишечными паразитами были идентифицированы в системе медицинского наблюдения Министерства обороны (DMSS) с 1998 по 2013 год с использованием данных диагностического кодирования Международной классификации болезней, том 9 – Клиническая модификация (ICD-9-CM).Каждый подвергшийся воздействию субъект был сопоставлен с четырьмя не подвергавшимися воздействию субъектами с медицинским обращением по МКБ-9-КМ, не связанным с ИГЭ (острая инфекция верхних дыхательных путей, растяжения, растяжения и вывихи). Сопоставление основывалось на возрасте (в течение 1 года), поле, военном лечебном учреждении, типе медицинского обращения (стационарное/амбулаторное), времени выявления медицинского обращения или события, подлежащего регистрации (в течение 1 года), и количестве предшествующих оперативных операций. Все субъекты имели как минимум 1 год документированного наблюдения в рамках DMSS.

Данные были предоставлены Агентством по здравоохранению Министерства обороны — Отделение по надзору за здоровьем вооруженных сил (DHA-AFHSB), которое курирует DMSS и является основным хранилищем данных обо всех медицинских встречах военнослужащих США, включая демографическую и оперативную историю развертывания. DMSS включает амбулаторные данные из Стандартной записи амбулаторных данных (SADR) и Комплексной записи о контактах с поставщиками амбулаторных услуг (CAPER), данные о стационарных пациентах из Стандартной записи данных о стационарных пациентах (SIDR) и медицинские обращения, записанные с помощью Tri-Service Reportable Events System.Идентифицируемая информация была удалена из наборов данных DHA-AFHSB до того, как она была передана исследователям.

Первичной переменной воздействия была кишечная паразитарная инфекция, связанная с одним из следующих паразитарных патогенов (код МКБ-9-КМ): Balantidium coli (007,0), Strongyloides stercoralis (127,2) , Ascaris lumbricoides (127,0) , Necator americanus (126.9) , Ancylostoma duodenale (126.1) , Taenia solium (123.0) , Taenia saginata (123.2) и Hymenolepis nana (123.6). Субъекты были выбраны из пациентов с одним или несколькими обращениями за медицинской помощью с кодами МКБ-9-КМ, связанными с первичным воздействием в первой диагностической позиции, или из базы данных событий, подлежащих регистрации Tri-Service. Интересующими исходами (и кодами МКБ-9-КМ) были СРК (564,1, 306,4), диспепсия (536,8), функциональный запор (564,0х), функциональная диарея (564,5) и ГЭРБ (530,81). Все испытуемые имели отрицательный медицинский анамнез по интересующим исходам до включения в когорту.

Было показано, что сопутствующие психологические заболевания повышают риск развития многих ФГИР и других хронических состояний, поэтому для всех субъектов были получены данные о конкретных психических расстройствах (Drossman, 2006; Longstreth et al., 2006; Thabane et al., 2007). ; Портер и др., 2011а). Кроме того, было показано, что повышенный риск развития последствий ПИ связан с предшествующим обращением к врачу, связанным с ИГЭ (Porter et al., 2011b). Поэтому воздействие бактериальных, вирусных и паразитарных патогенов (в дополнение к интересующим конкретным паразитам) оценивали с использованием кодов МКБ-9-КМ.Также были получены другие потенциальные искажающие факторы, такие как возраст, раса, высший уровень образования, род войск, воинское звание и количество предыдущих операций.

Непрерывные переменные были проанализированы с использованием теста Стьюдента t , а категориальные переменные — с помощью критерия хи-квадрат Кохрана. Одномерное и многомерное моделирование проводилось с использованием логистической регрессии. Используя метод обратного исключения, чтобы избежать недостаточной подгонки, все переменные были первоначально включены в многомерную модель и удалены последовательно для альфа > 0.20. Статистический анализ был проведен с использованием SAS 9.3 (Институт SAS, Роли, Северная Каролина, США). Протокол исследования был одобрен Институциональным наблюдательным советом Военно-морского медицинского исследовательского центра в качестве исследовательского исследования, освобожденного от ответственности, в соответствии со всеми применимыми федеральными нормами, регулирующими защиту людей. Обозначение Exempt было основано на том факте, что исследование включало использование существующих данных, в которых субъекты не могли быть идентифицированы напрямую или через идентификаторы, связанные с субъектами.

Результаты

Было идентифицировано в общей сложности 896 человек, подвергшихся воздействию, и 3681 соответствующий не подвергавшийся воздействию субъект (таблица 1). Большинство испытуемых были мужчинами (88,6%), белыми (62,5%), со средним или эквивалентным уровнем образования (68,2%), младшим военным званием (51,7%) и средним возрастом 28,0 лет (стандартное отклонение: 7.6) лет. Немногим более четверти (29,9%) испытуемых имели историю дислокации до зачисления в когорту. Распределение службы было примерно эквивалентно общему активному компоненту военного населения с наибольшей долей в армии (32.8%) и меньше всего в береговой охране (5,0%).

ТАБЛИЦА 1. Демографические характеристики субъектов исследования активного компонента в США с 1998 по 2013 г. по первичному интересующему воздействию.

Balantidium coli была наиболее распространенной инфекцией ( n = 339; 37,8%), за которой следовали Taenia spp. ( n = 240; 26,8%), N. americanus / A. duodenale ( n = 155; 17,3%) и A. lumbricoides ( n 3,10424; 1,20424;8%). Было выявлено только 23 контакта с H. nana и 15 с S. stercoralis , что ограничивает многомерные оценки этих инфекций.

В однофакторном и многомерном анализе (таблица 2) заражение любым из включенных паразитов было связано со статистически значимым повышенным риском функционального запора (ОШ: 4,13; аОШ: 4,18), функциональной диспепсии (ОШ: 3,30; аОШ: 3,25). ) и ГЭРБ (OR: 2,14; aOR: 2,13), а также незначительное повышение риска СРК (OR: 1.69; ОР: 1,76).

Таблица 2

Как показано на рис. 1, паразитоспецифические результаты были специфичны для исхода с B. coli , связанным с повышенным риском СРК (aOR 3,22), B. coli и Taenia spp. с повышенным риском функциональной диспепсии (aOR 4.01 и 3.20 соответственно), Taenia spp. с повышенным риском функционального запора (aOR или 5,32) и B. coli , S. stercoralis , A. lumbricoides и Necator americanus/Ancylostoma duodenale с повышенным риском ГЭРБ (aOR 1,7). 4,76, 2,74 и 2,32 соответственно).

РИСУНОК 1. Патоген-специфические скорректированные отношения шансов (aOR) синдрома раздраженного кишечника (СРК), функциональной диспепсии, функционального запора и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ).

Женщины показали статистически значимое увеличение aOR для СРК (3,31) и незначительное увеличение aOR для всех других исходов. Раса не была значимо связана с какими-либо интересующими исходами в одномерном анализе. В многофакторном анализе воинское звание было значимо связано с функциональными запорами и ГЭРБ, при этом старший рядовой имел более высокий риск по сравнению со всеми другими рангами активного компонента (СОШ 4,23 и 1,87 соответственно). Ни предыдущие обращения за медицинской помощью, связанные с ИГЭ, ни с психосоциальными проблемами не были значимо связаны с повышенным риском какой-либо из оцененных конечных точек.Развертывание не было связано ни с одной из конечных точек хронического желудочно-кишечного тракта с сопоставимой частотой развертывания среди пациентов с интересующими конечными точками и без них (50–60%) (данные не показаны).

Обсуждение

Это исследование продемонстрировало повышенную заболеваемость несколькими хроническими желудочно-кишечными расстройствами после инфицирования Balantidium coli, Ascaris lumbricoides, N. americanus и A. duodenale, и Taenia solium и Taenia saginata после исключения известных и потенциальных искажающих факторов. .Насколько нам известно, это первое исследование, посвященное изучению риска хронических желудочно-кишечных расстройств после заражения этими паразитами. Хотя наше исследование было ограничено преимущественно здоровой, молодой военной когортой, известно, что значительная часть населения мира инфицирована или подвержена риску заражения одним или несколькими из этих паразитов. Следовательно, это исследование предоставляет наблюдения, которые, возможно, необходимо учитывать при оценке воздействия этих инфекций среди населения, где более распространены уровни воздействия, а также отмечены высокие показатели экологической энтеропатии (Arndt et al., 2016).

Наше исследование выявило значительно повышенный риск СРК, функциональной диспепсии и ГЭРБ (погранично значимой) после инфицирования B. coli . Венсаас и др. (2012) провели проспективное когортное исследование 2500 пациентов, получавших лечение от лямблиоза после заражения из источника загрязненной воды. СРК был распространен у 46,1% пациентов, подвергшихся воздействию, через 3 года наблюдения со скорректированным относительным риском (aRR) 3,4 (95% ДИ 2,9, 3,8), а СХУ был распространен у 46,1% пациентов, подвергшихся воздействию, после того же периода наблюдения. период с ARR 4.0 (95% ДИ 3,5, 4,5) (Wensaas et al., 2012). В других исследованиях сообщалось о более высокой распространенности текущей инфекции простейшими паразитами, такими как Blastocystis hominis, Dientamoeba fragilis, и Giardia lamblia , у пациентов с диагнозом СРК по сравнению с контрольной группой, что указывает на то, что у некоторых пациентов с СРК могут быть нелеченные протозойные инфекции, а не ПИ-СРК. (Nourrisson et al., 2014; Schwille-Kiuntke et al., 2015a). Однако исследования также не смогли выявить ассоциации, такие как Morgan et al.(2012) исследование 163 никарагуанских пациентов (эндемическая инфекция), у которых был диагностирован СРК с помощью стандартизированного опросника Римских критериев II, и 194 здоровых лиц контрольной группы, в котором не было обнаружено статистически различной частоты носительства между двумя группами для B. hominis, G. lamblia, Entamoeba. coli, E. histolytica, E. dispar, Iodamoeba butschlii, или Endolimax nana. Популяция пациентов может иметь важное значение, поскольку Krogsgaard et al. (2015) описывает исследование случай-контроль 124 случаев СРК и 204 контрольных случаев в Дании, в котором большая часть из D.fragilis или B. hominis был идентифицирован в образцах фекалий у контрольной группы, чем у больных (50% против 36%, p = 0,01).

Это первое исследование, описывающее повышенный риск хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта после заражения несколькими гельминтами. Однако все большее число исследований подчеркивает отрицательную связь между паразитарными инфекциями и аллергическими симптомами, хотя данные противоречивы. Как подчеркивается в недавнем обзоре, в то время как доклинические модели на животных указывают на отрицательную причинно-следственную связь, клинические испытания с гельминтами были менее последовательными (Cruz et al., 2017). Однако клинические исследования на сегодняшний день сильно различаются в зависимости от оцениваемого заболевания и паразита. Несмотря на изменчивость, эти исследования подчеркивают сложную взаимосвязь между хозяином и паразитом, которая, вероятно, включает микробиом, иммунный ответ, питание и другие факторы, требующие дополнительного изучения.

Предполагаемые механизмы хронических последствий заражения простейшими паразитами включают сложную взаимодействующую сеть психологических, физиологических и микробиотических механизмов, запускаемых первоначальной инфекцией, которые могут сохраняться, несмотря на надлежащее лечение (Gwee et al., 1999; Диздар и др., 2007; Дейзинг и др., 2013; Энгсбро и др., 2014; Нурриссон и др., 2014). В систематическом обзоре животных моделей ПИ-СРК при бактериальном, паразитарном и химическом воздействии человеческая СРК-подобная патология была продемонстрирована при инфекции Trichinella Spiralis, Nippostrongylus brasiliensis, и Cryptosporidium parvum (Qin et al., 2011). . Наблюдаемые желудочно-кишечные изменения включали висцеральную гиперчувствительность, нарушение моторики и секреции кишечника и гиперплазию тучных клеток.Мотомура и др. (2010) исследовали хроническую инфекцию мышей Trichinella muris , чтобы определить ее влияние на воспаление и перистальтику желудочно-кишечного тракта. Они обнаружили, что слабовыраженное воспаление толстой кишки, измененная колонизация микробиоты флорой и снижение сократительной способности гладких мышц сохранялись после эрадикации паразита, что напоминало изменения, наблюдаемые в случаях СРК для этих моделей. В другой модели на животных Hand et al. (2012) продемонстрировали, что иммунная толерантность к комменсальным кишечным бактериям была утрачена после острой желудочно-кишечной инфекции Toxoplasma gondii , что могло привести к хроническому провоспалительному состоянию.

Помимо ассоциаций с определенным воздействием кишечных паразитов, ассоциаций пола и специфических военных переменных, мы не смогли задокументировать повышенный риск каких-либо исходов, связанных с заболеваниями, связанными с ИГЭ, психическими расстройствами или предыдущим оперативным развертыванием. ; в отличие от других исследований (Marshall et al., 2006; Spiller and Garsed, 2009; Porter et al., 2012). Например, в нескольких исследованиях сообщалось о связи психологических расстройств, таких как депрессия, тревога, стрессовые жизненные события, жестокое обращение в анамнезе и расстройства личности, с функциональными расстройствами кишечника (Longstreth et al., 2001; Дроссман, 2006 г.; Thabane и др., 2007 г.; Портер и др., 2011а). Отсутствие у нас значительных результатов может быть связано с меньшими размерами выборки или может быть связано с конкретной популяцией. В предыдущих исследованиях сообщалось о защитном эффекте предварительного оперативного развертывания для изучаемых результатов и выдвигалась гипотеза об эффекте здорового работника (Curry et al., 2010; Porter et al., 2012). Принятый на работу персонал, как правило, моложе, мужского пола, практически не имеет в анамнезе текущих или прошлых хронических заболеваний, а также может с меньшей вероятностью сообщать об эпизодах острого ИГЭ или функциональных расстройств кишечника из-за потенциального влияния диагноза на операции или на их работу. краткосрочные или долгосрочные карьерные намерения в вооруженных силах.

Это исследование имело присущие ему ограничения, которые могли повлиять на наши оценки эффекта и его обобщаемость. Следует с осторожностью интерпретировать наши почти повсеместно положительные результаты для паразитарной инфекции и ее связи с последующим увеличением скорости развития ФГИР. Диагностическая предвзятость может быть внесена пациентами, у которых проявляются симптомы, соответствующие ФГИР, поскольку они, вероятно, получат надежную диагностическую работу, чтобы исключить потенциально более серьезную органическую причину.В рамках этого обследования может быть выявлена ​​паразитарная инфекция, которая может вызывать или не вызывать симптомы ФГИР. Кроме того, симптомы могут быть связаны с активной паразитарной инфекцией (нелеченой или плохо леченной), а не с хроническими изменениями в желудочно-кишечном тракте, вызванными острым эпизодом кишечного паразитоза, ранее леченным и разрешенным.

Предвзятость выбора также могла повлиять на наблюдаемые эффекты. Военнослужащие активного компонента, как правило, имеют легкий и бесплатный доступ к медицинским услугам, что может привести к более частому обращению за медицинской помощью, более высокой распространенности по сравнению с населением в целом, а также к гипердиагностике или неправильной диагностике.Тем не менее, молодые мужчины, находящиеся на действительной военной службе, также часто реже обращаются за медицинской помощью по поводу клинических симптомов, связанных с острой паразитарной инфекцией, а также хроническими функциональными желудочно-кишечными расстройствами из-за нехватки времени, оперативных непредвиденных обстоятельств и потенциального воздействия на их короткие сроки. – и долгосрочная карьера. Важно отметить, что у нас не было данных об использовании антибиотиков для контроля их потенциальных смешанных эффектов.

Таким образом, мы наблюдали значительно повышенный риск развития некоторых хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта после заражения различными кишечными паразитами.Повышенные риски наиболее последовательно наблюдались после инфицирования B. coli . Ожидается, что в ближайшие десятилетия распространенность функциональных заболеваний кишечника как в развитых, так и в развивающихся странах возрастет благодаря повышению осведомленности об этих состояниях как среди медицинских работников, так и среди отдельных лиц, а также по мере усиления стандартизации диагностических критериев. Поскольку патогены, изученные в нашем исследовании, вносят значительный вклад в эпизоды кишечных паразитарных инфекций, особенно в развивающихся странах, необходимы усилия для понимания потенциальных хронических эффектов ФГИР.В дополнение к дальнейшим эпидемиологическим исследованиям мы также рекомендуем, чтобы причинно-следственные механизмы FGID из-за паразитарной кишечной инфекции были расширены от первичного фокуса на простейших паразитах. Использование протеомных, микробиомных и других инструментов клинических исследований может быть применено как для улучшения нашего понимания потенциальных связей, так и для определения стратегий смягчения последствий и предотвращения.

Вклад авторов

Два автора задумали исследование (CP и MR), двое провели анализ (JB и CP), и все трое (JB, MR и CP) проанализировали результаты исследования и активно написали и рецензировали окончательный документ.

Финансирование

Финансирование этого исследования было предоставлено Военной программой исследований инфекционных заболеваний.

Отказ от ответственности

Мнения, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают официальную политику или позицию Министерства ВМС, Министерства обороны или правительства США. Это работа правительства США.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Обрабатывающий редактор заявил о прошлом соавторстве с авторами MR и CP.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить сотрудников Отдела надзора за здоровьем вооруженных сил Министерства здравоохранения Министерства обороны за сбор наборов данных для анализа.

Ссылки

Arndt, M.B., Richardson, B.A., Ahmed, T., Mahfuz, M., Haque, R., John-Stewart, G.C., et al. (2016). Фекальные маркеры экологической энтеропатии и последующего роста у бангладешских детей. утра. Дж. Троп. Мед. Гиг. 95, 694–701. doi: 10.4269/ajtmh.16-0098

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Круз, А. А., Купер, П. Дж., Фигейредо, К. А., Алькантара-Невес, Н. М., Родригес, Л. К., и Баррето, М. Л. (2017). Глобальные проблемы аллергологии и иммунологии: паразитарные инфекции и аллергия. J. Аллергическая клиника. Иммунол. 140, 1217–1228. doi: 10.1016/j.jaci.2017.09.005

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Карри, Дж.А., Риддл, М.С., Гормли, Р.П., Триббл, Д.Р., и Портер, С.К. (2010). Эпидемиология реактивного артрита, связанного с инфекционным гастроэнтеритом, у военнослужащих США: исследование случай-контроль. BMC Заражение. Дис. 10:266. дои: 10.1186/1471-2334-10-266

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дейзинг, А., Гутьеррес, Р.Л., Портер, С.К., и Риддл, М.С. (2013). Постинфекционные функциональные желудочно-кишечные расстройства: в центре внимания эпидемиология и исследовательская программа. Гастроэнтерол. Гепатол. 9, 145–157.

Реферат PubMed | Академия Google

Диздар, В., Гилья, О. Х., и Хаускен, Т. (2007). Повышенная висцеральная чувствительность при постинфекционном синдроме раздраженного кишечника, вызванном Giardia, и функциональной диспепсии. Эффект 5HT3-антагониста ондансетрона. Нейрогастроэнтерол. Мотиль. 19, 977–982. doi: 10.1111/j.1365-2982.2007.00988.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дормонд, М., Гутьеррес Р.Л. и Портер С.К. (2016). Инфекция Giardia lamblia увеличивает риск хронических желудочно-кишечных заболеваний. Троп. Дис. Путешествие Мед. Вакцины 2:17. doi: 10.1186/s40794-016-0030-0

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Энгсбро, А. Л., Стенсволд, К. Р., Ведель Нильсен, Х., и Байцер, П. (2014). Распространенность, заболеваемость и факторы риска кишечных паразитов у пациентов первичной медико-санитарной помощи в Дании с синдромом раздраженного кишечника. Скан. Дж. Заразить. Дис. 46, 204–209. дои: 10.3109/00365548.2013.861609

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Fonseca, D.M., Hand, T.W., Han, S.J., Gerner, M.Y., Glatman Zaretsky, A., Byrd, A.L., et al. (2015). Последствия острой инфекции, зависящие от микробиоты, нарушают тканеспецифический иммунитет. Сотовый 163, 354–366. doi: 10.1016/j.cell.2015.08.030

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Футагами, С., Ито, Т., и Сакамото, К. (2015). Систематический обзор с метаанализом: постинфекционная функциональная диспепсия. Алимент. Фармакол. тер. 41, 177–188. doi: 10.1111/apt.13006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Gwee, K.A., Leong, Y.L., Graham, C., McKendrick, M.W., Collins, S.M., Walters, S.J., et al. (1999). Роль психологических и биологических факторов в постинфекционной дисфункции кишечника. Гут 44, 400–406. doi: 10.1136/кишка.44.3.400

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Hand, T.W., Dos Santos, L.M., Bouladoux, N., Molloy, M.J., Pagan, A.J., Pepper, M., et al. (2012). Острая желудочно-кишечная инфекция вызывает долгоживущие Т-клеточные реакции, специфичные для микробиоты. Наука 337, 1553–1556. doi: 10.1126/science.1220961

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ханевик, К., Диздар, В., Лангеланд, Н., и Хаускен, Т. (2009). Развитие функциональных желудочно-кишечных расстройств после инфекции Giardia lamblia . ВМС Гастроэнтерол. 9:27. дои: 10.1186/1471-230X-9-27

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ханевик К., Венсаас К. А., Рортвейт Г., Эйде Г. Э., Морч К. и Лангеланд Н. (2014). Синдром раздраженного кишечника и хроническая усталость через 6 лет после заражения Giardia : контролируемое проспективное когортное исследование. клин. Заразить. Дис. 59, 1394–1400. doi: 10.1093/cid/ciu629

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Крогсгаард, Л.Р., Энгсбро, А.Л., Стенсволд, К.Р., Нильсен, Х.В., и Битцер, П. (2015). Распространенность кишечных паразитов не выше среди лиц с синдромом раздраженного кишечника: популяционное исследование случай-контроль. клин. Гастроэнтерол. Гепатол. 13, 507–513.e2. doi: 10.1016/j.cgh.2014.07.065

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Longstreth, G.F., Hawkey, C.J., Mayer, E.A., Jones, R.H., Naesdal, J., Wilson, I.K., et al. (2001). Характеристики пациентов с синдромом раздраженного кишечника, набранных из трех источников: значение для клинических испытаний. Алимент. Фармакол. тер. 15, 959–964. doi: 10.1046/j.1365-2036.2001.01010.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лонгстрет, Г.Ф., Томпсон, В.Г., Чей, В.Д., Хоутон, Л.А., Мирин, Ф., и Спиллер, Р.К. (2006). Функциональные расстройства кишечника. Гастроэнтерология 130, 1480–1491. doi: 10.1053/j.gastro.2005.11.061

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Маршалл, Дж. К., Табейн, М., Garg, A.X., Clark, WF, Salvadori, M., and Collins, S.M. (2006). Заболеваемость и эпидемиология синдрома раздраженного кишечника после крупной вспышки бактериальной дизентерии, передающейся через воду. Гастроэнтерология 131, 445–450. doi: 10.1053/j.gastro.2006.05.053

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Морган, Д. Р., Беншофф, М., Касерес, М., Беккер-Дрепс, С., Кортес, Л., Мартин, С. Ф., и соавт. (2012). Синдром раздраженного кишечника и паразитарная инфекция желудочно-кишечного тракта в среде развивающихся стран. Гастроэнтерол. Рез. Практика. 2012:343812. дои: 10.1155/2012/343812

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Мотомура, Ю., Хан, В.И., Эль-Шаркави, Р.Т., Верма-Гандху, М., Гренсис, Р.К., и Коллинз, С.М. (2010). Механизмы, лежащие в основе дисфункции кишечника в мышиной модели хронической паразитарной инфекции. утра. Дж. Физиол. Гастроинтест. Физиол печени. 299, G1354–G1360. doi: 10.1152/ajpgi.00324.2010

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нэсс, Х., Найланд, М., Хаускен, Т., Фоллестад, И., и Найланд, Х.И. (2012). Синдром хронической усталости после лямблиозного энтерита: клиника, трудоспособность и длительное отсутствие болезни. ВМС Гастроэнтерол. 12:13. дои: 10.1186/1471-230X-12-13

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Нурриссон, К., Сканци, Дж., Перейра, Б., НкудМонго, К., Вавжиняк, И., Циан, А., и соавт. (2014). Blastocystis связан со снижением защитных бактерий фекальной микробиоты: сравнительный анализ между пациентами с синдромом раздраженного кишечника и контрольной группой. ПЛОС ОДИН 9:e111868. doi: 10.1371/journal.pone.0111868

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Портер, С.К., Кэш, Б.Д., Пиментел, М., Акинсей, А., и Риддл, М.С. (2012). Риск воспалительного заболевания кишечника после диагноза синдрома раздраженного кишечника. ВМС Гастроэнтерол. 12:55. дои: 10.1186/1471-230X-12-55

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Портер, С. К., Глор, К., Кэш, Б.Д. и Риддл М.С. (2011a). Риск функциональных желудочно-кишечных расстройств у военнослужащих США после самоотчетов о диарее и рвоте во время развертывания. Коп. Дис. науч. 56, 3262–3269. doi: 10.1007/s10620-011-1762-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Портер, С.К., Гормли, Р., Триббл, Д.Р., Кэш, Б.Д., и Риддл, М.С. (2011b). Заболеваемость и желудочно-кишечный инфекционный риск функциональных желудочно-кишечных расстройств у здорового взрослого населения США. утра. Дж. Гастроэнтерол. 106, 130–138. doi: 10.1038/ajg.2010.371

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Цинь, Х.Ю., Ву, Дж.К., Тонг, X.Д., Сун, Дж.Дж., Сюй, Х.Х., и Биан, З.Х. (2011). Систематический обзор животных моделей постинфекционного/поствоспалительного синдрома раздраженного кишечника. Дж. Гастроэнтерол. 46, 164–174. doi: 10.1007/s00535-010-0321-6

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Швилле-Киунтке, Дж., Энк П., Полстер А. В., Гейл М., Кремснер П. Г. и Зангер П. (2015a). Постинфекционный синдром раздраженного кишечника после диареи путешественников — когортное исследование. Нейрогастроэнтерол. Мотиль. 27, 1147–1155. doi: 10.1111/nmo.12601

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Швилле-Киунтке, Дж., Мазурак, Н., и Энк, П. (2015b). Систематический обзор с метаанализом: постинфекционный синдром раздраженного кишечника после диареи путешественников. Алимент.Фармакол. тер. 41, 1029–1037. doi: 10.1111/кв.13199

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Thabane, M., Kottachchi, D.T., and Marshall, J.K. (2007). Систематический обзор и метаанализ: заболеваемость и прогноз постинфекционного синдрома раздраженного кишечника. Алимент. Фармакол. тер. 26, 535–544. doi: 10.1111/j.1365-2036.2007.03399.x

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Верду, Э.Ф. и Риддл, М.С. (2012). Хронические желудочно-кишечные последствия острой инфекционной диареи: развитие концепций эпидемиологии и патогенеза. утра. Дж. Гастроэнтерол. 107, 981–989. doi: 10.1038/ajg.2012.65

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Венсаас, К. А., Лангеланд, Н., Ханевик, К., Морч, К., Эйде, Г. Э., и Рортвейт, Г. (2012). Синдром раздраженного кишечника и хроническая усталость через 3 года после острого лямблиоза: историческое когортное исследование. Гут 61, 214–219. doi: 10.1136/gutjnl-2011-300220

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

%PDF-1.3 % 2358 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 2358 190 0000000016 00000 н 0000010217 00000 н 0000010366 00000 н 0000010420 00000 н 0000010558 00000 н 0000010661 00000 н 0000010957 00000 н 0000012031 00000 н 0000013218 00000 н 0000013401 00000 н 0000013498 00000 н 0000013566 00000 н 0000013633 00000 н 0000013708 00000 н 0000013869 00000 н 0000013920 00000 н 0000014000 00000 н 0000014077 00000 н 0000014128 00000 н 0000014224 00000 н 0000014275 00000 н 0000014369 00000 н 0000014420 00000 н 0000014608 00000 н 0000014659 00000 н 0000014762 00000 н 0000014882 00000 н 0000015049 00000 н 0000015100 00000 н 0000015215 00000 н 0000015347 00000 н 0000015398 00000 н 0000015530 00000 н 0000015581 00000 н 0000015706 00000 н 0000015757 00000 н 0000015889 00000 н 0000015939 00000 н 0000016141 00000 н 0000016191 00000 н 0000016292 00000 н 0000016384 00000 н 0000016525 00000 н 0000016575 00000 н 0000016737 00000 н 0000016826 00000 н 0000017006 00000 н 0000017056 00000 н 0000017165 00000 н 0000017251 00000 н 0000017415 00000 н 0000017465 00000 н 0000017564 00000 н 0000017650 00000 н 0000017845 00000 н 0000017895 00000 н 0000017979 00000 н 0000018062 00000 н 0000018260 00000 н 0000018310 00000 н 0000018406 00000 н 0000018492 00000 н 0000018649 00000 н 0000018699 00000 н 0000018815 00000 н 0000018898 00000 н 0000019098 00000 н 0000019148 00000 н 0000019248 00000 н 0000019335 00000 н 0000019475 00000 н 0000019525 00000 н 0000019613 00000 н 0000019700 00000 н 0000019843 00000 н 0000019892 00000 н 0000020025 00000 н 0000020123 00000 н 0000020273 00000 н 0000020322 00000 н 0000020408 00000 н 0000020495 00000 н 0000020594 00000 н 0000020643 00000 н 0000020762 00000 н 0000020811 00000 н 0000020860 00000 н 0000020957 00000 н 0000021006 00000 н 0000021103 00000 н 0000021152 00000 н 0000021261 00000 н 0000021310 00000 н 0000021359 00000 н 0000021409 00000 н 0000021521 00000 н 0000021571 00000 н 0000021704 00000 н 0000021753 00000 н 0000021802 00000 н 0000021852 00000 н 0000021964 00000 н 0000022014 00000 н 0000022132 00000 н 0000022182 00000 н 0000022296 00000 н 0000022346 00000 н 0000022469 00000 н 0000022519 00000 н 0000022569 00000 н 0000022619 00000 н 0000022785 00000 н 0000022835 00000 н 0000022959 00000 н 0000023009 00000 н 0000023114 00000 н 0000023164 00000 н 0000023298 00000 н 0000023348 00000 н 0000023481 00000 н 0000023531 00000 н 0000023581 00000 н 0000023631 00000 н 0000023793 00000 н 0000023843 00000 н 0000023977 00000 н 0000024027 00000 н 0000024154 00000 н 0000024204 00000 н 0000024334 00000 н 0000024384 00000 н 0000024434 00000 н 0000024484 00000 н 0000024695 00000 н 0000024745 00000 н 0000024891 00000 н 0000024941 00000 н 0000025056 00000 н 0000025106 00000 н 0000025156 00000 н 0000025206 00000 н 0000025351 00000 н 0000025401 00000 н 0000025451 00000 н 0000025501 00000 н 0000025598 00000 н 0000025648 00000 н 0000025857 00000 н 0000025907 00000 н 0000026061 00000 н 0000026111 00000 н 0000026223 00000 н 0000026273 00000 н 0000026379 00000 н 0000026429 00000 н 0000026578 00000 н 0000026628 00000 н 0000026678 00000 н 0000026728 00000 н 0000026837 00000 н 0000026887 00000 н 0000027077 00000 н 0000027127 00000 н 0000027177 00000 н 0000027227 00000 н 0000027338 00000 н 0000027388 00000 н 0000027565 00000 н 0000027615 00000 н 0000027665 00000 н 0000027715 00000 н 0000027845 00000 н 0000027895 00000 н 0000028008 00000 н 0000028058 00000 н 0000028108 00000 н 0000028159 00000 н 0000028210 00000 н 0000028320 00000 н 0000028371 00000 н 0000028526 00000 н 0000028577 00000 н 0000028691 00000 н 0000028742 00000 н 0000028865 00000 н 0000028916 00000 н 0000029030 00000 н 0000029081 00000 н 0000029132 00000 н 0000004096 00000 н трейлер ]/предыдущая 4264841>> startxref 0 %%EOF 2547 0 объект >поток ч: \emۀmDshjMHouyb*jy (&]2m”C,T4RҾrEQ б) }i((Q%5PF|Vbȇ 9Bkd/I5BD|pQy`d,dwuLpǸșe+& !V]Ub%/Lr9?N0aIӧ}YR3ٵȽ*|5}i7cb׸pvFPJ33i\Wνql3Fz8KP|w|8 4 :(˹8.yv��Ϊak_yB]%{fٟZyyt=i뉪?m \1˩ҽ)~|ï\?Z쫍ʖqD/[Ú! x9K+7?3-1M}w6]1nꛌm:

gڸ8?6-|Vnw ryÏUl#_Œ`u,|[email protected]|U*C U+)L3EWХactic dh>++IaX+UR?j|0ِS[QP]8`gĬf]N;(9jƴ3´5rj KYY4 s51k;:-HtrZ.ĥ],`>Ɲ\iv\

Частота рецидивирующих кишечных инфекций : Исследование

от Robert Preidt

Reports Healthday Beedway Reporter

Пятница, 7 июля 2017 года (News Healthday News) – повторяющиеся Clostridium Difficile Кишечные инфекции резко возрастают в Соединенных Штатах, исследователи предупреждают.

Эти инфекции заражают около 500 000 человек в год, приводят к десяткам тысяч смертей и обходятся системе здравоохранения США примерно в 5 миллиардов долларов, по данным исследователей Пенсильванского университета.

C. difficile вызывает диарею, сильное воспаление кишечника и может привести к смертельным инфекциям крови, особенно у пожилых людей.

Обзор данных общенационального медицинского страхования выявил почти 200-процентное увеличение ежегодной заболеваемости множественными рецидивами C.difficile в период с 2001 по 2012 год. Для обычного C. difficile заболеваемость выросла примерно на 40 процентов.

Результаты показали, что пациенты с множественными рецидивирующими инфекциями C. difficile , как правило, были старше (средний возраст 56 лет по сравнению с 49 годами), женщинами и чаще принимали антибиотики, кортикостероиды или препараты, снижающие кислотность.

Причины роста числа повторяющихся случаев C. difficile остаются неясными, но исследователи говорят, что результаты подчеркивают необходимость новых методов лечения.

Наиболее многообещающим новым методом лечения является трансплантация фекальной микробиоты. В ходе процедуры полезные кишечные бактерии переносятся в пищеварительный тракт пациента для восстановления баланса, облегчающего борьбу с инфекцией. Авторы исследования отметили, что хотя эти трансплантаты стула показали многообещающие результаты в небольших исследованиях, их еще предстоит тщательно оценить.

«Растущая заболеваемость C. difficile , получающих лечение несколькими курсами антибиотиков, свидетельствует о растущем спросе на трансплантацию фекальной микробиоты в Соединенных Штатах», — старший автор исследования д-р.Джеймс Льюис сказал в выпуске новостей университета.

Льюис — профессор гастроэнтерологии и старший научный сотрудник Центра клинической эпидемиологии и биостатистики.

«Хотя мы знаем, что трансплантация фекальной микробиоты в целом безопасна и эффективна в краткосрочной перспективе, нам необходимо установить долгосрочную безопасность этой процедуры», — добавил он.

Отчет был опубликован 4 июля в журнале Annals of Internal Medicine .

мы все это знаем?

Мальтийский медицинский журнал, том 18, выпуск 04 декабря 2006 г. 11

субъектов, поскольку они не находятся под наблюдением.Другим фактором является то, что

этот тип исследования может охватывать общественные случаи, поскольку он не зависит от лиц, обращающихся к своему терапевту. У этого подхода есть ряд

недостатков, в том числе трудности в разделении хронологии причин и следствий из-за

короткого времени изучения и врожденных погрешностей (отбор,

путаница и информационная погрешность).

На Мальте было начато четыре исследования, чтобы

оценить заболеваемость инфекционными кишечными заболеваниями на различных уровнях

и определить, где и как случаи теряются в цепи эпиднадзора

.К ним относятся:

1. Обследование на уровне общины, в ходе которого проводится опрос стратифицированной по возрасту

случайной выборки населения для оценки

базовой заболеваемости

кишечными заболеваниями, о которых сообщают сами люди, и для оценки

доля случаев, которые не обращаются в систему здравоохранения

и были зарегистрированы, таким образом определяя количество заниженных сообщений об

инфекционных кишечных заболеваниях.

2. Исследование Sentinel Surveillance, состоящее из

интенсивного наблюдения за несколькими врачами общей практики в течение определенного

периода времени для оценки истинного числа

случаев, поступивших к врачам общей практики с IID, и для тестирования возможность

проведения дозорного эпиднадзора на Мальте.

3. Исследование знаний, отношения и практики

врачей, состоящее из фокусного исследования и почтового

опроса выборки местных врачей для оценки их

отношения и осведомленности о системе уведомлений в порядке

выявить причины недостаточного уведомления

или задержки уведомления с целью разработки рекомендаций

, направленных на уменьшение этой проблемы.

4. Лабораторное исследование, состоящее из интервью в местных

лабораториях для выявления методов работы в лабораториях, которые

влияют на чувствительность обнаружения этиологического агента в

представленных образцах стула и их отношении к уведомлению

.

Заключение

В небольшом островном государстве, таком как Мальта, эпидемиология инфекционного заболевания

должна быть более практичной и полной.

Описание и количественная оценка занижения отчетности может помочь в

укреплении системы эпиднадзора за ИИЗ путем:

a) определения, где и как

теряются случаи в цепочке эпиднадзора

b) поиска способов уменьшить потерю данных и

c) разработка поправочных коэффициентов для компенсации известной

величины занижения отчетности.

Усиление национальной системы

надзора в сочетании с другими мерами должно привести к заметному

улучшению способности обнаруживать, исследовать и контролировать

пищевые и водные кишечные патогены.

Ссылки

1. Фартинг М.Дж. Диарея: серьезная мировая проблема. Int J

Антимикробный агент. 2000 г.; 14:65-9.

2. Каферштейн Ф.К. Безопасность пищевых продуктов: обычно недооцениваемая проблема общественного здравоохранения.Всемирная статистика здравоохранения, Q. 1997; 50:3-4.

3. Тодд Э.К. Эпидемиология болезней пищевого происхождения: всемирный обзор

. World Health Stat Q. 1997;50(1-2):30-50.

4. Guerrant R, Kosek M, Moore S, et al. Масштабы и воздействие

диарейных болезней. Арх Мед Рез. 2002;33:351-5.

5. Helms M, Vastrup P, Gerner-Smidt P, et al. Краткосрочная и долгосрочная

смертность, связанная с пищевыми бактериальными желудочно-кишечными

инфекциями: исследование на основе регистра.БМЖ. 2003; 325:357.

6. Мид П.С., Слуцкер Л., Дитц В. и соавт. Заболевания и смерть, связанные с пищевыми продуктами

в США. Новые инфекционные заболевания, 1999 г.; 5:607-25.

7. Линдси Дж.А. Хронические последствия болезней пищевого происхождения. Emerg Inf

Болезнь. 1997;3:443-52.

8. Neal KR, Hebden J, Spiker R. Распространенность желудочно-кишечных

симптомов через шесть месяцев после бактериального гастроэнтерита и

факторов риска развития синдрома раздраженного кишечника: почтовый

опрос пациентов.БМЖ. 1997 год; 314:779-82.

9. Rodrihuez LA, Ruigomez A. Повышенный риск синдрома раздраженного кишечника

после бактериального гастроэнтерита: когортное исследование. БМЖ.

1993;318:565-6.

10. Начанкин И. Хронические последствия кампилобактериальной инфекции.

Микробы заражают. 2002 г.; 4:399-403.

11. Там С., Родригес Л.С., О’Брайен С.Дж. Синдром Гийена-Барре

, связанный с инфекцией Campylobacter jejuni в Англии 2000-

2001. Clin Infec Dis.2003;37:307-10.

12. Мид П.С., Гриффин П.М. Eschericia Coli 0157: Ланцет H7. 1998: 352:

1207-12.

13. Busani L, Boccia D, Caprioli A, et al. Влияние на общественное здравоохранение

случая гемолитико-уремического синдрома, связанного с

сопутствующей вспышкой легкого гастроэнтерита в небольшом сельском

населенном пункте. Электронная публикация Epidemiol and Infect 2005 по адресу:

http://journals.cambridge.org/action/displayAstract?fromPag

e=online&aid=325046

(по состоянию на 16 августа 2005 г.).

14. Hellard ME, Sinclair MR, Harris AH, et al. Стоимость сообщества

гастроэнтерит J Гастроэнтерол Гепатол. 2003 г.; 18: 322-8.

15. Сокетт П.Н., Робертс Дж.А. Социально-экономические последствия сальмонеллеза

. Отчет о национальном обследовании в Англии и

Уэльсе лабораторно подтвержденных инфекций сальмонеллы. Эпидемиол

Инф. 1991 год; 107:335-47.

16. Roberts JA, Cumberland P, Sockett PN, et al. Изучение

инфекций кишечных заболеваний в Англии: социально-экономические последствия.

Эпидемиол Инфекция. 2003 г.; 130: 1-11.

17. Баркер А. Скрытая стоимость пищевого отравления. Журнал здоровья Env.

Дек 2001.

Дек 2001.

год 1992 1993 1994 1995 1996 1997 1997 1998 1999 2000 2001 2002 2002 2003 2004 2005

Campylobacter 1 0 17 9 28 21 23 11 11 17 24 31 48 70 91,0

E. Coli 0 0 13 3 14 4 1 1 20 29 70 79 6 23.0

Salmonella 67 57 1872 126 114 91 106 58 35 29 70 79 56 64.7

Unspecied 0 14 36 33 66 85 112 85 82 70 62 158 153 58.0

Всего 68 71 253 171 222 201 242 155 154 152 233 364 285 236,7

Животные

Уважаемые коллеги,

Желудочно-кишечный тракт не только переваривает пищу, но также поглощает питательные вещества и содержит сложное сообщество из триллионов микробов, включая бактерии, археи, вирусы и эукариоты.Динамическое взаимодействие кишечных микробов с хозяином и между собой влияет на здоровье и заболевания хозяина на кишечном и систематическом уровнях. Некоторые кишечные заболевания возникают в результате дисфункционального взаимодействия хозяин-микроб или микроб-микроб, например, воспалительные заболевания кишечника, инфекция Clostridium difficile , колоректальный рак, некротический энтерит домашней птицы и диарея после отъема свиней. Несмотря на то, что растущее число исследований дало существенное представление об этих взаимодействиях во время здоровья и болезней кишечника, многое еще предстоит открыть.Кроме того, появление устойчивости к антибиотикам в сельском хозяйстве и медицине вызывает потребность в эффективных альтернативах без антибиотиков, таких как симбиотические микробы и их метаболиты, вакцины и биоактивные малые молекулы.

Этот специальный выпуск под названием «Микробно-опосредованные кишечные заболевания у людей и животных» будет направлен на то, чтобы сообщить о более глубоком понимании роли кишечных микробов в здоровом состоянии, а также в патогенезе, профилактике и лечении заболеваний органов пищеварения, включая нарушения тонкого и толстого кишечника в присутствии микробных возбудителей, микробиоты и метаболитов микробиоты.

Приветствуются как оригинальные исследования, так и обзорные статьи о людях и животных. Возможные темы включают, но не ограничиваются:

– Механизмы инфекционных заболеваний кишечника;

– Профилактика или лечение инфекционных кишечных заболеваний;

– Микробиота, метаболом/метаболиты при кишечных заболеваниях;

– Воспаление при кишечных заболеваниях;

– Микробиота/метаболиты и онкогенез кишечника;

– Пищеварение, всасывание и микробы.

Д-р Сяолун Сунь
Д-р Чжэньцюань Цзя
Приглашенные редакторы
Д-р Ин Фу
Со-приглашенный редактор

Информация о подаче рукописей

Рукописи должны быть представлены онлайн на сайте www.mdpi.com путем регистрации и входа на этот сайт. После регистрации нажмите здесь, чтобы перейти к форме отправки. Рукописи можно подавать до указанного срока. Все материалы, прошедшие предварительную проверку, рецензируются экспертами. Принятые статьи будут постоянно публиковаться в журнале (как только они будут приняты) и будут перечислены вместе на веб-сайте специального выпуска.Приглашаются исследовательские статьи, обзорные статьи, а также короткие сообщения. Для планируемых статей в редакцию можно отправить название и краткую аннотацию (около 100 слов) для размещения на сайте.

Представленные рукописи не должны быть опубликованы ранее или находиться на рассмотрении для публикации в другом месте (за исключением материалов конференции). Все рукописи проходят тщательную рецензирование в рамках единого процесса слепого рецензирования. Руководство для авторов и другая необходимая информация для подачи рукописей доступны на странице Инструкции для авторов. Pathogens — международный рецензируемый ежемесячный журнал с открытым доступом, издаваемый MDPI.

Перед отправкой рукописи посетите страницу Инструкции для авторов. Плата за обработку статьи (APC) для публикации в этом журнале с открытым доступом составляет 2200 швейцарских франков (швейцарских франков). Представленные документы должны быть хорошо отформатированы и на хорошем английском языке. Авторы могут использовать MDPI Услуги редактирования на английском языке перед публикацией или во время авторских правок.

Оценка заболеваемости острыми инфекционными кишечными заболеваниями среди местного населения в Великобритании: ретроспективный телефонный опрос

Аннотация

Цели

Оценить бремя кишечных инфекционных заболеваний (КИЗ) в Великобритании и определить, отличаются ли оценки бремени болезни с использованием ретроспективного дизайна исследования от оценок с использованием проспективного дизайна исследования.

Дизайн/настройка

Ретроспективный телефонный опрос, проведенный в каждой из четырех стран, входящих в Соединенное Королевство. Участников случайным образом спрашивали о болезни за последние 7 или 28 дней.

Участники

14 813 человек, для всех которых у нас была разборчивая запись их согласия на участие

Результаты

Самооценка IID, определяемая как жидкий стул или клинически значимая рвота продолжительностью менее двух недель при отсутствии известной неинфекционной причины.

Результаты

Частота самооценок IID существенно варьировалась в зависимости от того, обращались ли пациенты с вопросами о заболевании в предыдущие 7 или 28 дней. После стандартизации по возрасту и полу и поправки на количество интервью, проводимых каждый месяц, и относительный размер каждой страны Великобритании, расчетная частота IID в группе 7-дневного отзыва составила 1530 случаев на 1000 человеко-лет (95% ДИ). : 1135–2113), в то время как в группе 28-дневного отзыва было 533 случая на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 377–778).Существенных различий в показателях между четырьмя странами не было. Показатели в этом исследовании также были выше, чем в соответствующем проспективном исследовании, проведенном в то же время.

Выводы

Предполагаемое бремя болезни от IID значительно варьировалось в зависимости от дизайна исследования. Ретроспективные исследования IID дают более высокие оценки бремени болезни, чем проспективные исследования. В ретроспективных исследованиях более длительные периоды припоминания дают более низкие оценочные показатели, чем исследования с короткими периодами припоминания.Следует проявлять осторожность при сравнении исследований по самооценке ИРИ, поскольку небольшие изменения в дизайне исследования или определении случая могут заметно повлиять на расчетные показатели.

Образец цитирования: Вивиани Л., ван дер Эс М., Ирвин Л., Тэм К.С., Родригес Л.С., Джексон К.А. и др. (2016) Оценка заболеваемости острым инфекционным кишечным заболеванием в обществе в Великобритании: ретроспективный телефонный опрос. ПЛОС ОДИН 11(1): е0146171. https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0146171

Редактор: Хироси Нисиура, Токийский университет, ЯПОНИЯ

Получено: 19 апреля 2015 г.; Принято: 14 декабря 2015 г.; Опубликовано: 25 января 2016 г.

Авторские права: © 2016 Viviani et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все данные доступны через службу данных Великобритании с регистрационным номером SN 7820. Веб-страница https://discover.ukdataservice.ac.uk/catalogue/?sn=7820&type=Data%20catalogue .

Финансирование: Исследование финансировалось Агентством пищевых стандартов Великобритании. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Инфекционное кишечное заболевание (ИЗЗ), проявляющееся диареей и рвотой, является причиной значительного бремени болезни даже в странах с высоким уровнем дохода, таких как Великобритания [1–4]. В пяти недавно завершенных телефонных опросах, проведенных в государствах-членах Европейского Союза, показатели заболеваемости, о которых сообщали сами пациенты, варьировались от 1,4 случая на человека в год в Дании до 0,33 случая на человека в год во Франции [5–9]. Однако сопоставлению международных показателей препятствуют различия в определениях случаев, дизайне исследований, периодах памяти о симптомах и характеристиках изучаемых групп населения [10,11].Большинство людей с ИЗЗ не обращаются за медицинской помощью [2,4], и даже когда они обращаются, их заболевание часто не исследуется и не регистрируется [12], поэтому трудно точно определить заболеваемость среди населения на основе данных национального эпиднадзора или других источников. регулярно собираемые данные.

В Великобритании с интервалом в 15 лет были проведены два крупных исследования IID: IID1 с 1993–1996 гг. [4,13] и IID2 с 2008–2009 гг. [2,14]. Оба исследования включали ретроспективный и проспективный компоненты. Оценки бремени болезни среди населения существенно различаются между ретроспективными и проспективными исследованиями даже при использовании идентичных определений случаев.Это было подчеркнуто в исследовании IID1, в котором частота возникновения IID, оцененная с использованием ретроспективного дизайна, составила 0,55 эпизода на человека в год по сравнению с 0,19 на человека в год в проспективном когортном компоненте (FSA, 2000). Проспективные когортные исследования подвержены нескольким систематическим ошибкам, в том числе выпадению из-под последующего наблюдения и сообщениям об усталости, тогда как общие проблемы с ретроспективными опросами включают неточный отзыв, систематическую ошибку ответов и систематическую ошибку выборки. Большинство ретроспективных исследований основаны на 28-дневном периоде припоминания, хотя недавно было высказано предположение, что точность припоминания респондентами снижается с увеличением времени [15].

Мы впервые представляем здесь результаты одного компонента исследования IID2: телефонного опроса. Цель этого компонента состояла в том, чтобы оценить с помощью общенационального телефонного опроса о диарее и рвоте, о которых сообщали сами пациенты, уровень случаев ИЗЗ среди населения каждой страны Великобритании на основе 7-дневного и 28-дневного периода отзыва.

Methods

Методы полного исследования IID2 и его компонента исследования по телефону подробно описаны в другом месте [14]. Вкратце, для компонента исследования по телефону мы провели телефонный опрос самооценки IID в четырех странах Великобритании в период с 1 февраля 2008 г. по 31 августа 2009 г.Домохозяйства были отобраны путем случайного набора цифр (RDD) стационарных телефонов. Мы не брали образцы мобильных телефонов из-за трудностей с получением надежного географического местоположения, а также из-за этических проблем, связанных с возможным контактом с мобильными телефонами, которыми пользуются дети. Чтобы получить набор действительных основ телефонных номеров для RDD, мы выбрали телефонные номера 100 случайно выбранных клиник общей практики (ВОП) и удалили последние три цифры. Пилотное исследование, проведенное в период с сентября по декабрь 2007 г., показало, что этот метод имеет тенденцию к избыточной выборке людей в городских районах из-за большей концентрации клиник общей практики в центральных районах городов.Чтобы решить эту проблему, мы добавили в базу данных телефонных номеров телефонные связки 21 750 начальных школ Великобритании (следуя наблюдению, что начальные школы более равномерно распределены по территории, чем практики врачей общей практики), удалив все повторяющиеся основы и удалив последние три цифры, как указано выше.

Мы отобрали отдельные домохозяйства, набрав случайно выбранный телефонный номер из базы данных и заменив последние три цифры на случайно сгенерированный номер от 000 до 999.Команда из шести-десяти обученных телефонистов звонила с 17:00 до 21:00 по будням и с 10:00 до 14:00 по выходным. Если набранный номер был недействительным, принадлежал коммерческой собственности или факсимильному аппарату, или если действующее домохозяйство отказывалось принимать участие в исследовании, номер повторно не набирался. Для действительных номеров телефонисты предпринимали до трех попыток связаться с домохозяйством в разных случаях.

Чтобы случайным образом выбрать участника из каждого домохозяйства, телефонисты попросили поговорить с n старейшим жителем в домохозяйстве, n — это случайное число, сгенерированное компьютером на основе количества людей в доме во время звонка. .Например, если в момент звонка в доме находились 3 человека, то компьютер выдавал случайное число от 1 до 3; давайте предположим, что число 3 было сгенерировано, затем телефонистка попросила поговорить с самым молодым человеком (т.е. 3 rd самым старшим), присутствовавшим в доме во время звонка. Все участники дали устное согласие на участие в опросе. Если выбранному лицу было меньше 12 лет, родителя или опекуна просили ответить от его имени.Для участников в возрасте от 12 до 16 лет родитель или опекун мог разрешить непосредственное интервью ребенка или ответить от его имени.

Опрос включал вопросы о социально-демографических характеристиках и недавней истории диареи и/или рвоты. Тем, кто сообщил о симптомах, были заданы дополнительные вопросы о продолжительности и тяжести симптомов, использовании медицинских услуг и недавних поездках за пределы Великобритании. Чтобы выяснить, варьировалась ли частота сообщений о симптомах в зависимости от периода припоминания, мы случайным образом распределили участников на две группы.Первого попросили вспомнить симптомы ИИЗ в течение предыдущих семи дней (80% интервью) или 28 дней (20% интервью). Во время интервью телефонисты вводили данные непосредственно в специальную защищенную базу данных Microsoft Access™. Звонки также записывались с использованием программного обеспечения CopyCall Telephone Recorder или Retell 957, чтобы обеспечить двойной ввод данных для проверки данных и выполнить этические требования для документированного информированного согласия.

Проспективный компонент исследования IID2 также подробно описан в другом месте [14], но здесь мы резюмируем основные аспекты.Исследование проводилось в тот же период, что и телефонный опрос, и использовалось то же определение IID. 6836 участников из 88 практик общей практики еженедельно сообщали о симптомах диареи и/или рвоты либо по электронной почте, либо по предоплаченной открытке на срок до 52 недель. Участников, сообщивших о симптомах, впоследствии попросили заполнить анкету, в которой изучались тип и продолжительность симптомов, недавние поездки за пределы Великобритании, использование медицинских услуг, а также их попросили предоставить образец стула для тестирования.

Объем выборки

Расчеты размера выборки были основаны на ожидаемой частоте самооценки IID 6% (95% доверительный интервал (ДИ): 4–8%) в течение 28-дневного периода и 1,5% (95% ДИ: 1). %–2%) в течение 7 дней [4]. Требуемое количество завершенных интервью составляло примерно 2000 для группы 28-дневного отзыва и 10 000 для группы 7-дневного отзыва. Соотношение вызовов 5:1 между группами с семидневным и 28-дневным отзывом было разработано для обеспечения сопоставимого количества человеко-дней припоминания в двух группах, исходя из предположения, что частота сообщаемых симптомов не зависит от периода припоминания. таким образом, допуская аналогичный уровень точности в двух оценках.Интервью были разделены поровну между четырьмя странами Великобритании, чтобы обеспечить одинаковый уровень точности оценок в каждой стране для сравнения между странами. Мы увеличили требуемый размер выборки в каждой стране на 20%, чтобы учесть возможные различия в участии между странами, что привело к 2400 и 12000 звонков в группах отзыва за 28 и 7 дней.

Определение случая

Первичное определение случая было использовано в исходном исследовании IID [4]. Случаи IID определялись как люди с жидким стулом или клинически значимой рвотой продолжительностью менее двух недель при отсутствии известной неинфекционной причины.Рвота считалась клинически значимой, если она возникала более одного раза в течение 24 часов и если она выводила больного из строя или сопровождалась другими симптомами, такими как судороги или лихорадка. Мы исключили лиц с симптомами и неинфекционными причинами диареи или рвоты, включая болезнь Крона, язвенный колит, муковисцидоз, глютеновую болезнь, хирургическую непроходимость, избыток алкоголя, утреннюю тошноту и, у младенцев, регургитацию. Мы также исключили лиц с симптомами, которые сообщили, что выезжали за пределы Великобритании за 10 дней до начала заболевания.В дополнение к использованию приведенного выше определения случая мы также рассчитали показатели заболеваемости на основе определения Всемирной организации здравоохранения трех или более жидких стулов в течение 24 часов или рвоты [16].

Анализ данных

Мы рассчитали уровень заболеваемости IID, о котором сообщали сами пациенты, как число случаев IID среди участников опроса, деленное на общее количество человеко-времени последующего наблюдения, отдельно для 7-дневной и 28-дневной групп отзыва. Мы внесли две поправки, чтобы учесть ожидаемую распространенность неинфекционной диареи среди населения и долю времени, проведенного за пределами Великобритании.Для каждой возрастной и половой категории мы получили оценки распространенности неинфекционной диареи на основе доли лиц, исключенных из параллельного когортного исследования ИИЗ. Мы получили оценки средней доли времени, проведенного за пределами Великобритании в каждой возрастной группе и категории пола, из Международного опроса пассажиров 2008 г. (http://discover.ukdataservice.ac.uk/Catalogue/?sn=5993&type=Data%20catalogue). . Затем из знаменателя вычитались соответствующие доли человеко-времени.

Мы взвесили оценки заболеваемости, чтобы скорректировать различия в возрастном и половом распределении участников по сравнению с населением переписи 2001 года в каждой стране, используя постстратификационное взвешивание [17], тем самым придав больший вес слоям с пропорционально меньшим количеством участников. Оценки показателей были дополнительно скорректированы, чтобы отразить относительную численность населения в каждой стране Великобритании (Англия составляет 83,6% населения Великобритании, Шотландия 8,6%, Уэльс 4,9% и Северная Ирландия 2).9%). Наконец, мы сделали поправку на количество интервью, проводимых каждый месяц. Это было сделано для того, чтобы избежать систематической ошибки из-за сезонных эффектов, поскольку количество проведенных интервью варьировалось в зависимости от месяца. Мы использовали методы повторной выборки складного ножа [18] для расчета 95% доверительных интервалов.

Заявление об этике

Все участники дали информированное устное согласие, которое было записано с помощью программного обеспечения CopyCall Telephone Recorder или Retell 957. Это исследование было одобрено Северо-Западным комитетом по этике исследований (07/MRE08/5).

Результаты

Набор и представительство

С 1 st февраля 2008 г. по 27 th августа 2009 г. в четырех странах Великобритании было набрано 78 878 телефонных номеров (рис. A в файле S1). Из них 28 776 (36,5%) номеров не соответствовали требованиям, поскольку они были недействительными номерами (n = 24 341, 30,9%), коммерческими номерами (n = 4395, 5,6%) или потому что человек, ответивший на звонок, не говорил по-английски (n = 40, 0,05%). Для 16 381 номера (20.8%), невозможно было установить, принадлежал ли набранный номер соответствующему домохозяйству, потому что на звонок не ответили (n = 10 222, 13%), он поступил на автоответчик (n = 3 693, 4,7%) или факсимильный аппарат (n = 2108, 2,7%), либо номер был занят (n = 358, 0,4%). Таким образом, 33 721 (42,7%) номер принадлежал домохозяйствам, имеющим право на участие в опросе.

Из 33 721 подходящих звонков 16 208 (48,1%) интервью были успешно завершены, и аналогичные пропорции завершения наблюдались по месяцам исследования (рис. B в файле S1) и между двумя периодами отзыва.Доля завершенных вызовов (таблица A в файле S1) была одинаковой в Англии (51,7%, 95% ДИ: 50,5–52,8%), Шотландии (49,9%, 95% ДИ: 48,8–51,1%) и Уэльсе (49,7%). %, 95% ДИ: 48,7–50,7%), но был ниже в Северной Ирландии (41,7%, 95% ДИ: 40,7–42,7%). Несмотря на то, что доля звонков, в результате которых были завершены интервью, оставалась довольно постоянной с течением времени, количество интервью, проводимых каждый месяц, резко увеличилось с января 2009 г., поскольку в этот период в результате увеличения штатного расписания было получено больше звонков в месяц.

Мы ограничили анализ 14 813 звонками, для которых подтверждение согласия было четко зафиксировано в аудиофайле: для 1395 интервью аудиозапись отсутствовала или была повреждена. Еще 87 звонков были впоследствии исключены из анализа, поскольку дата появления симптомов не соответствовала периоду, в течение которого участника просили вспомнить. После исключения для анализа были доступны 14 726 интервью. Среди участников опроса респондент выбирался случайным образом среди людей, присутствовавших в домохозяйстве во время звонка, хотя, если рандомизированный человек не был готов участвовать, мы принимались в качестве первоначального респондента.Полная рандомизация была получена для 45,7% звонков в группе 7-дневного отзыва и для 45,2% звонков в группе 4-недельного отзыва.

На рис. 1 сравнивается половозрастная структура участников телефонного опроса с данными переписи населения Великобритании. Женщины и пожилые участники были чрезмерно представлены в выборке опроса. Большинство участников телефонного опроса (96,4%) принадлежали к белой национальности, в то время как другие этнические группы были немного недопредставлены по сравнению с населением переписи Великобритании (рис. C в файле S1).Участники опроса были в целом репрезентативны для населения Великобритании с точки зрения размера домохозяйства, хотя в исследовании наблюдался небольшой дефицит домохозяйств, состоящих из одного человека, и небольшой избыток домохозяйств, состоящих из двух человек (рис. D в файле S1).

Лица, проживающие в наиболее неблагополучных районах, были недостаточно представлены в телефонном опросе: примерно 25% участников опроса проживали в районах, входящих в первые два квинтиля бедности на уровне района, по сравнению с ожидаемыми 40% населения Великобритании (рис. E). в файле S1).Напротив, лица, проживающие в сельской местности и городах, были представлены в выборке опроса в большей степени (рис. F в файле S1).

Показатели заболеваемости при телефонном опросе

Оценки заболеваемости ИИЗ в телефонном опросе для групп 7-дневного и 28-дневного отзыва показаны в таблице 1. Среди участников 7-дневной группы отзыва всего было 300 случаев и 212 человеко-лет, в результате общая заболеваемость IID составляет 1414 случаев на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 1263–1583).В группе 28-дневного отзыва 107 случаев произошли на 158 человеко-лет, что дает приблизительную заболеваемость IID 676 случаев на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 559–817). После стандартизации по возрасту и полу и поправки на количество интервью, проводимых каждый месяц, и относительный размер каждой страны Великобритании, расчетная частота IID в группе 7-дневного отзыва составила 1530 случаев на 1000 человеко-лет (95% ДИ). : 1135–2113), в то время как в группе 28-дневного отзыва было 533 случая на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 377–778).

В таблице 2 представлены оценки заболеваемости по возрастным группам и полу. Показатели снижались с возрастом в течение 7-дневного периода отзыва. Для 28-дневного периода повторения картина была менее четкой, но число случаев, выявленных в каждой возрастной группе, было небольшим.

Таблица 2. Уровень заболеваемости общим ИИЗ в телефонном опросе по периоду припоминания, возрастной группе и полу.

Оценки стандартизированы по возрасту и полу в соответствии с переписью населения Великобритании и скорректированы с учетом различной численности населения в каждой стране Великобритании, распространенности неинфекционной диареи среди населения, доли времени, проведенного за пределами Великобритании, и количество интервью, проведенных каждый месяц.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0146171.t002

В целом скорость, оцененная в группе 7-дневного отзыва, была примерно в 3 раза выше, чем оценка в группе 28-дневного отзыва (таблица 1). . Существовали значительные различия в зависимости от возраста: коэффициенты частоты, сравнивающие заболеваемость в группах 7-дневного и 28-дневного отзыва, как правило, были выше среди лиц в возрасте до 35 лет (таблица 2). Тот факт, что не было сообщений о случаях у детей в возрасте до 1 года в исследовании 7-дневного периода памяти, не следует интерпретировать чрезмерно из-за очень небольшого числа участников.Показатели у мужчин и женщин были одинаковыми для обоих периодов припоминания.

Показатели по странам показаны в таблице 3. Показатели между странами различались для обоих периодов отзыва. Однако в 95% доверительных интервалах наблюдалось значительное перекрытие. Не было четкой закономерности заболеваемости в зависимости от размера домохозяйства, лишений на уровне района или классификации по городу и деревне (данные не показаны). Оценки заболеваемости были самыми высокими среди участников, живущих в домохозяйствах из 4 человек. Напротив, участники, живущие в сельской местности, сообщили о самых низких показателях IID в группе 7-дневного отзыва, но о самых высоких показателях в группе 28-дневного отзыва.Следует, однако, отметить, что в этих оценках скорости была значительная неопределенность.

Таблица 3. Уровень заболеваемости общим ИИЗ в телефонном опросе по периоду отзыва и стране.

Оценки стандартизированы по возрасту и полу в соответствии с переписью населения Великобритании и скорректированы с учетом различной численности населения в каждой стране Великобритании, распространенности неинфекционной диареи среди населения, доли времени, проведенного за пределами Великобритании, и количество интервью, проведенных каждый месяц.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0146171.t003

Как для 7-дневного, так и для 28-дневного отзыва были обнаружены различия в воспоминании симптомов IID в зависимости от времени, прошедшего с начала заболевания. Участники сообщили о большем количестве эпизодов с началом за 3 дня до интервью, но наблюдалось быстрое снижение количества эпизодов с началом после этого периода (рис. 2). Для группы 28-дневного отзыва также были явные доказательства предпочтения цифр, с большим количеством эпизодов, зарегистрированных с началом за 7, 14 и 21 день до даты интервью, чем в другие дни.

Рис. 2. Снижение числа сообщений о симптомах среди участников телефонного опроса по группам отзывов и .

a Каждая точка данных представляет собой рассчитанный общий годовой уровень заболеваемости, основанный на количестве участников, сообщивших о появлении симптомов в день опроса (x = 0) и каждый день до даты опроса.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0146171.g002

При использовании определения ВОЗ трех или более эпизодов диареи зарегистрированные показатели заболеваемости были примерно на 20% ниже, чем при использовании определения IID2.Приблизительные показатели по международному определению составили 1116 и 551 случай на 1000 человеко-лет для 7- и 28-дневных периодов припоминания. Эквивалентные скорректированные показатели составили 1327 и 509 случаев на 1000 человеко-лет.

Когда мы сравнили общие показатели IID, оцененные с помощью телефонного опроса, с уровнями IID проспективного компонента исследования IID2, мы обнаружили, что они были значительно выше как для 7-дневного, так и для 28-дневного периодов отзыва: 1530 случаев. на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 1135; 2113) и 533 случая на 1000 человеко-лет (95% ДИ: 377; 778) против 274 случаев на 1000 человеко-лет (95% ДИ от 254 до 296).

Обсуждение

Расчетные показатели телефонного опроса (28-дневный отзыв) находились в пределах диапазона, указанного в международной литературе [5–9,11]. В частности, оценки частоты в 28-дневном опросе по телефону были очень близки к показателям, указанным в ретроспективном компоненте исследования IID1 (533 на 1000 человеко-лет в IID2 против 550 на 1000 человеко-лет в IID1) [4] . С другой стороны, результаты весьма заметно отличаются от опубликованных проспективных когортных исследований в Великобритании (Wheeler et al .1999 г.; Там и др. . 2012) [2,4], Нидерландов [3] и США [19].

Почти 50% людей в Великобритании, приглашенных принять участие в телефонном опросе, заполнили анкету, хотя и с разницей в зависимости от страны. Этот уровень участия аналогичен телефонным опросам в Британской Колумбии (44%) [20], Канаде (34,7%) и США (37,1%), но ниже, чем в Ирландии (84,1%) и Австралии (68,2%). %) [21]. Однако исследование трех телефонных опросов, проведенных на острове Ирландия, показало, что число участников снизилось с 84.от 1% до 40,5% в период с 2000 по 2005 год [22]. Это снижение участия может отражать общее отношение к телефонным опросам, которое может быть отражено в нашем исследовании, ставя его в один ряд с другими исследованиями с точки зрения уровня участия.

Реже всего принимали участие люди из младших возрастных групп, особенно молодые мужчины. Молодые люди чаще пользуются мобильными телефонами, но в основном по этическим соображениям мы не могли звонить на мобильные номера. Возможно, это одна из причин недостаточной представленности этой группы в нашем исследовании.Однако среди участников предполагаемой когорты исследования IID2 95% по-прежнему использовали стационарный телефон в качестве основного способа совершения телефонных звонков. Это говорит о том, что возможность систематической ошибки из-за исключения мобильных телефонов была небольшой. В любом случае, чтобы учесть недопредставленность мужчин и определенных возрастных групп, мы стандартизировали показатели в соответствии с половозрастным составом переписного населения.

Другой группой, которая была значительно недопредставлена ​​по сравнению с Национальной переписью, были этнические меньшинства, но в этом случае мы не смогли стандартизировать эту группу из-за малочисленности и сложности в диапазоне различных этнических меньшинств.Этнические меньшинства составляют около 10% населения Великобритании; если у них не наблюдается очень отличных от других этнических групп паттернов IID, их недостаточное представительство в нашем исследовании вряд ли окажет серьезное влияние на оценочные показатели.

Случайная выборка людей в домохозяйстве оказалась трудной для осуществления. Для обоих периодов отзыва менее чем в 50% звонков можно было случайным образом выбрать участника среди людей, присутствующих в домохозяйстве. Аналогичная картина наблюдалась в предыдущем телефонном опросе в Северной Ирландии, где человек, ответивший на звонок, с наибольшей вероятностью завершил опрос [23].Однако в нашем исследовании оценки частоты среди тех, кто был выбран случайным образом, и среди тех, кто не был выбран случайным образом, были очень похожи (данные не показаны), что позволяет предположить, что среди тех, кто присутствовал в домохозяйстве во время звонка, решение о том, кто ответил на опрос в первую очередь не повлияло то, были ли у участников в последнее время симптомы.

Мы не давали участникам определение термина «диарея». Большинство исследователей, которые используют телефонные опросы для оценки бремени болезни, определяют диарею как три или более жидких стула в течение 24 часов.Наше определение случая, вероятно, было более чувствительным, чем то, которое использовалось в других телефонных опросах о самосообщении о болезни. Поскольку мы специально не давали определение нашим участникам телефонного опроса, они могли интерпретировать термин «диарея» по-разному друг от друга и от нас. Кроме того, мы не смогли исключить эпизоды, произошедшие с интервалом менее трех недель, среди случаев телефонного опроса, и это могло привести к завышенным оценкам частоты, особенно в группе 7-дневного отзыва.

Наиболее интересным наблюдением является заметная разница между оценками, основанными на 7- и 28-дневном периоде отзыва, при этом первые предполагают, что стандартизированный уровень заболеваемости почти в три раза выше, чем последний.Есть несколько возможных причин этой разницы. Как было показано выше, большая часть этой разницы может быть объяснена снижением количества сообщений о болезни по мере увеличения времени до интервью. Это явление было описано в нескольких исследованиях в недавнем прошлом и, как правило, объяснялось тем, что респонденты со временем забывали о болезни [15]. Одно наблюдение, которое поддержало бы эту гипотезу, заключалось в том, что большая доля случаев в группе 28-дневного отзыва сообщила о контакте со своим врачом общей практики по сравнению с группой 7-дневного отзыва.Это наблюдение можно интерпретировать как указание на то, что люди, как правило, лучше помнят заболевание, случившееся несколько недель назад, если оно было более тяжелым и особенно если оно требовало обращения к врачу. Возможное дополнительное объяснение могло заключаться в том, что в 7-дневной группе исследования с отзывом недавно заболевшие люди оставались дома, пока выздоравливали, и это завышало оценку заболеваемости.

В IID1 было высказано предположение, что одной из причин более высоких показателей заболеваемости, основанных на ретроспективном исследовании, был процесс «телескопирования».Это означало, что люди, перенесшие IID вне определенного периода припоминания, помнили об этом заболевании как о более позднем [4]. Было бы трудно использовать это для объяснения несоответствия между 7-дневным и 28-дневным периодами отзыва, учитывая, что самые высокие зарегистрированные ежедневные показатели заболеваемости были в течение 48 часов до интервью (рис. 2). Однако одним из аспектов, в котором телескопирование может играть роль, является предпочтение цифр для дней, кратных 7 [23]. Пик заболеваемости приходится на 7, 14, 21 и 28 дней до интервью.Таким образом, вполне вероятно, что кто-то, кто был болен за 6 или 8 дней до интервью, помнит, что это было неделю (7 дней) назад, завышая показатели в течение 7-дневного периода отзыва.

Заключение

Мы представили оценки стандартизированной частоты кишечных инфекционных заболеваний в Великобритании с использованием ретроспективного телефонного опроса. Однако на оценочную частоту сильно влияет используемое определение случая и то, просят ли участников вспомнить болезнь за предыдущие 7 или 28 дней.Кроме того, какой бы период отзыва ни использовался, результирующая частота, полученная в этом ретроспективном исследовании, намного выше, чем в проспективной группе британского исследования IID2. Эти результаты бросают вызов определению заболеваемости ИИЗ в сообществе и выбору дизайна исследования, который лучше всего оценивает это «истинное» значение. Нам кажется, что «истинное» бремя кишечных инфекционных заболеваний в сообществе трудно оценить из-за сложности его измерения, а выбор дизайна исследования зависит от определения тех аспектов бремени ИИЗ, которые исследователи цель исследовать.Ретроспективные телефонные опросы, вероятно, будут наиболее рентабельным дизайном исследования для оценки того, меняется ли заболеваемость IID в сообществе со временем, несмотря на проблемы, связанные с выбором периода отзыва. В частности, 7-дневный телефонный опрос может стать полезным инструментом наблюдения для выявления меняющейся заболеваемости. Однако они не подходят, например, для оценки относительного вклада различных кишечных патогенов, поскольку сбор образцов фекалий будет затруднен.Для этого лучше подходит проспективный дизайн исследования.

Благодарности

Члены Исполнительного комитета по исследованию IID2, не указанные в настоящее время в качестве соавторов, следующие:

Председатель: Пол Кук, Агентство по пищевым стандартам, Лондон [email protected]

Боб Адак, Агентство по охране здоровья — Центр инфекций, Лондон;

Эрик Болтон, Агентство по охране здоровья — Региональная сеть микробиологии, Манчестер;

Джон Кауден, Университет Глазго;

Мейрион Эванс, Кардиффский университет;

Джим Грей, Агентство по охране здоровья — Центр инфекций, Лондон;

Луиза Летли, Медицинский исследовательский совет общей практики, Лондон;

Jim McLauchlin, Агентство по охране здоровья — Центр инфекций, Лондон;

Кейт Нил, Ноттингемский университет;

Грета Райт Медицинский исследовательский совет общей практики, Лондон;

Джиллиан Смит, Агентство по охране здоровья — Уэст-Мидлендс;

Брайан Смит, Центр эпиднадзора за инфекционными заболеваниями — Северная Ирландия, Белфаст;

Дэвид Томпкинс, Агентство по охране здоровья — Региональная сеть микробиологии, Лидс.

Вклад авторов

Задумал и разработал эксперименты: LI CCT LCR KAJ SJO PRH. Выполняли опыты: МвдЭ Л.И. ПрХ. Проанализированы данные: LV MvdE CCT LCR KAJ SJO. Написал статью: LV MvdE LI CCT LCR KAJ SJO PRH.

Каталожные номера

  1. 1. О’Брайен С.Дж. Воздействие болезней, связанных с пищевыми продуктами, на здоровье населения. Curr Opin Infect Dis 2012; 25: 537–45. пмид:22825290
  2. 2. Tam CC, Rodrigues LC, Viviani L, Dodds JP, Evans MR, Hunter PR, et al.Продольное исследование инфекционных кишечных заболеваний в Великобритании (исследование IID2): заболеваемость среди населения и обращение в общую практику. Гут 2012; 61: 69–77. пмид:21708822
  3. 3. де Вит М.А., Купманс М.П., ​​Кортбик Л.М., Ваннет В.Дж.Б., Винье Дж., Ван Леусден Ф. и др. Sensor, популяционное когортное исследование гастроэнтерита в Нидерландах: заболеваемость и этиология. Am J Epidemiol 2001; 154: 666–74. пмид:11581101
  4. 4. Уилер Дж. Г., Сети Д., Кауден Дж. М., Уолл П. Г., Родригес Л. С., Томпкинс Д. С. и другие.Изучение инфекционных кишечных заболеваний в Англии: уровень заболеваемости среди населения, общая практика и отчеты для национального эпиднадзора. БМЖ 1999; 318: 1046–1050. пмид:10205103
  5. 5. Бауманн-Попчик А., Садковска-Тодис М., Рогальска Дж., Стефанофф П. Заболеваемость острыми желудочно-кишечными инфекциями, о которых сообщали сами, в сообществе в Польше: популяционное исследование. Эпидемиол Инфект 2012; 140: 1173–1184. пмид:21923971
  6. 6. Хаури А.М., Апхофф Х., Гаврих С.Бремя острых желудочно-кишечных заболеваний в Гессене — телефонный опрос. Gesundheitswesen 2011; 73: 78–84. пмид:21294080
  7. 7. Мюллер Л., Корсгаард Х., Этельберг С. Бремя острых желудочно-кишечных заболеваний в Дании, 2009 г.: телефонный опрос населения. Эпидемиол Инфект 2012; 140: 290–8. пмид:21470439
  8. 8. Скавиа Г., Балдинелли Ф., Бусани Л., Каприоли А. Бремя острого желудочно-кишечного заболевания, о котором сообщают сами жители Италии: ретроспективный обзор, 2008–2009 гг.Эпидемиол Инфект 2012; 140: 1193–206. пмид:22014077
  9. 9. Van Cauteren D, De Valk H, Vaux S, Le Strat Y, Vaillant V. Бремя острого гастроэнтерита и обращение за медицинской помощью во Франции: популяционное исследование. Эпидемиол Инфект 2012; 140: 697–705. пмид:21676346
  10. 10. Majowicz SE, Hall G, Scallan E, Adak GK, Gauci C, Jones TF, et al. Распространенное определение случая гастроэнтерита на основе симптомов. Эпидемиол Инфект 2008; 136: 886–94. пмид:17686196
  11. 11.Рой С.Л., Скаллан Э., Бич М.Дж. Частота острых желудочно-кишечных заболеваний в развитых странах. Дж. Здоровье воды, 2006 г.; 4 доп. 2: 31–69. пмид:16895085
  12. 12. McNulty CA, Lasseter G, Verlander NQ, Yoxall H, Moore P, O’Brien SJ, et al. Ведение английских врачей общей практики при подозрении на инфекционную диарею: правы ли они? Br J Gen Pract 2014; 64:e24–30 pm:24567579
  13. 13. Sethi D, Wheeler JG, Cowden JM, Rodrigues LC, Sockett PN, Roberts JA, et al. Изучение инфекционных кишечных заболеваний в Англии: план и методы сбора данных.Сообщество общественного здравоохранения, 1999 г.; 2:101–7. пмид:10402743
  14. 14. О’Брайен С.Дж., Райт Г., Хантер П.Р., Грей Дж.Дж., Болтон Ф.Дж., Томпкинс Д.С. и др. Методы определения бремени болезни и калибровки данных национального эпиднадзора в Соединенном Королевстве: второе исследование инфекционных кишечных заболеваний среди населения (исследование IID2). BMC Med Res Methodol 2010; 10: 39. пмид:20444246
  15. 15. Cantwell LB, Henao OL, Hoekstra RM, Scallan E. Влияние различных периодов отзыва на оценки острого гастроэнтерита в Соединенных Штатах, Исследование населения FoodNet, 2006–2007 гг.Foodborne Pathog Dis 2010; 7: 1225–128. пмид:20578914
  16. 16. Всемирная организация здравоохранения, 2005 г. Лечение диареи. Пособие для врачей и других старших медицинских работников, 4-е изд. ВОЗ, Женева, Швейцария.
  17. 17. Маленькая РЯ. Пост-стратификация: точка зрения разработчика моделей. J Am Stat Assoc 1993; 88: 1001–12.
  18. 18. Эфрон Б. Складной нож, бутстрап и другие планы передискретизации. Общество промышленной и прикладной математики: Филадельфия, 1982
  19. 19.Fox JP, Hall CE, Cooney MK, Luce RE, Kronmal RA. Вирусные часы Сиэтла. II. Задачи, изучаемая популяция и ее наблюдение, обработка данных и сводка заболеваний. Являюсь. Дж. Эпидемиол 1972; 96: 270–85. пмид:5074683
  20. 20. Томас М.К., Майович С.Е., Макдугалл Л., Сокетт П.Н., Ковач С.Дж., Файф М. и др. Распределение населения и бремя острых желудочно-кишечных заболеваний в Британской Колумбии, Канада. Общественное здравоохранение BMC 2006; 6:307. пмид:17178001
  21. 21. Scallan E, Majowicz SE, Hall G, Banerjee A, Bowman CL, Daly L, et al.Распространенность диареи среди населения в Австралии, Канаде, Ирландии и США. Международный журнал «Эпидемиол», 2005 г.; 34:454–60. пмид:15659464
  22. 22. Боланд М., Суини М.Р., Скаллан Э., Харрингтон М., Стейнс А. Новые преимущества и недостатки телефонных опросов в исследованиях общественного здравоохранения в Ирландии и Великобритании BMC Public Health 2006; 6: 208. pmid:16911771
  23. 23. Скаллан Э., Фитцджеральд М., Коллинз С., Кроули Д., Дейли Л., Девайн М., Иго Д., Куигли Т., Робинсон Т., Смит Б.Острый гастроэнтерит в Северной Ирландии и Ирландской Республике: телефонный опрос. Commun Dis Public Health 2004 7: 61–7. пмид:15137284
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.