Клапан желудка: Лечение заболеваний пищевода, желудка и двенадцатиперстной кишки

Содержание

Врачи медцентра ДВФУ оперируют заболевания желудочно-кишечного тракта без разрезов

11 мая 2017

Врачи медцентра ДВФУ оперируют заболевания желудочно-кишечного тракта без разрезов

Специалисты Медицинского центра Дальневосточного федерального университета (ДВФУ) совершенствуют навыки выполнения хирургических операций по новейшим технологиям. Мастер-класс специалистам дал известный врач — эндоскопист Научно-исследовательского института онкологии им. Петрова (Санкт-Петербург) Олег Ткаченко.

Под его руководством в операционной университетской клиники прошло четыре показательных операции при различных патологиях желудка и пищевода. Вмешательства проводились с использованием современного эндоскопического оборудования, что позволяет исключить разрезы, характеризуется отсутствием послеоперационного болевого синдрома и сокращает восстановительный период.
Как рассказал действующий член Российского эндоскопического общества, Европейского общества гастроинтестинальной эндоскопии (ESGE) Олег Ткаченко, одними из наиболее распространенных являются заболевания желудочно-кишечного тракта.
«Дивертикул — одна из патологий пищевода, когда в его стенке создается так называемый «карман» из слизистой, — объясняет Олег Ткаченко. — Опасность состоит в том, что в эту полость попадает пища, начинается процесс гниения, появляется неприятный запах изо рта, ощущение, будто что-то застряло. Известны случаи, когда возникали и более тяжелые последствия, например, кровотечение и онкология. При подобных симптомах необходимо экстренно обратиться к специалисту — гастроэнтерологу, терапевту или хирургу».
«Раньше устранение дивертикула проводилось через рассечение кожи в области шеи. Такие хирургические вмешательства сопровождались послеоперационным болевым синдромом и долгим периодом восстановления, — рассказывает врач-эндоскопист медцентра ДВФУ Екатерина Двойникова. — Сегодня в университетской клинике подобные операции выполняют с помощью эндоскопов. Уже через несколько часов пациент чувствует себя хорошо и готов вернуться к привычному образу жизни. Дополнительное преимущество эндоскопической методики — отсутствие рубцов на теле человека.
Еще одним частым недугом, связанным с пищеводом, является ахалазия, проявляющаяся спазмом, из-за чего нарушается прохождение пищи. Между пищеводом и желудком расположен клапан, который при попадании еды внутрь открывается и пропускает пищу. Однако при наличии этого заболевания клапан начинает работать неправильно. Теперь специалисты Приморского края готовы оперировать пациентов с подобными проблемами эндоскопическим методом.

Медицинский центр ДВФУ — самая современная клиника в Дальневосточном регионе, соответствующая высоким мировым стандартам. Центр оснащен уникальным оборудованием и оказывает специализированную высокотехнологичную помощь, проводит диагностику и реабилитацию пациентов на основе последних разработок в области медицины. Записаться на прием можно по телефону 8 (423) 223-00-00 или на сайте https://www.dvfu.ru/med/recording-when/. Подробная информация доступна на сайте https://www.dvfu.ru/med/.

Статьи частной поликлиники ТЕОРЕМА-МЕД

Пищевое отравление – крайне неприятный диагноз, который, к сожалению, часто встречается у детей. В особенности легко подцепить инфекцию и отравиться летом. Неокрепший организм ребёнка ещё малоэффективно справляется с бактериями и микробами, и одна съеденная с огорода грязная ягода может нести за собой тяжёлые последствия и серьёзно сказаться на иммунитете малыша. Что делать при пищевом отравлении и как его предупредить? Разберём в данной статье. Рождение ребёнка — одно из самых счастливых и в то же время волнительных событий в жизни женщины. Казалось бы, ничто не способно омрачить радость материнства, но первые месяцы жизни малыша — это серьёзное испытание для родителей и в особенности для мамы. Как правильно кормить, чем питаться и на что обратить внимание после родов? Расскажем в этой статье.
Каждый из нас хотя бы раз в жизни сталкивался с ссадинами или царапинами полученными случайно дома, на работе, на даче. Зачастую в таких случаях мало кто обращается к специалистам — мелкие раны достаточно промыть и обработать антисептиком. Но есть и ситуации, в которых нужна незамедлительная помощь врача. Одно из самых распространенных заболеваний сердечно-сосудистой системы, «молчаливый убийца» способный привести к тяжёлым осложнениям. Речь идёт об артериальной гипертонии. В России от этого заболевания страдает почти каждый третий. При этом бóльшая часть пациентов не знает, что у них повышенное давление, и что это таит в себе опасность или даже угрозу для жизни. О причинах и последствиях артериальной гипертонии беседуем с врачом-кардиологом, заместителем главного врача клиники «Теорема-мед» Гавриловой Анной Александровной. Вот и наступило долгожданное лето, а вместе с ним пришли и первые симптомы: красные глаза, зуд, насморк. Именно с такими жалобами чаще всего обращаются пациенты, которых беспокоит аллергия. Появились ли новые методы лечения? Зависит ли болезнь от психологического состояния? Разберёмся вместе с аллергологом-иммунологом, а также главным врачом клиники «Теорема-мед» – Оксаной Рудольфовной Савенковой. Отвести ребёнка к врачу, испытав при этом только хорошие эмоции – мечта многих родителей. Сберечь время и нервы, а также получить быструю и качественную медпомощь калужане уже много лет могут в частной клинике «Теорема-мед». Доброжелательные сотрудницы в регистратуре, личный шкаф с электронным ключом в гардеробе. Стерильная чистота, отсутствие очередей, а зона педиатрии скорее напоминает игровую комнату с безопасными игрушками и добрыми мультиками по телевизору. По-домашнему уютно и в кабинете у врача. Сегодня рассказываем о двух педиатрах, которых любят дети и уважают родители. Именно от этих врачей пациентки ждут особенного такта и чуткости. Многие годами выбирают «своего», того, которому доверят самое сокровенное – беременность и роды. Большое удача найти хорошего «женского доктора». К счастью, современная гинекология активно развивается, помогает пациентам успешно решать проблемы со здоровьем и лечить бесплодие. На что же рекомендуют обратить внимание сами врачи? Свои рекомендации по сохранению женского здоровья нам дала акушер-гинеколог клиники «Теорема-мед» Татьяна Жук. Татьяна Александровна много лет проработала в столичных клиниках оперирующим доктором. В Калуге её профиль – послеродовая помощь, а также поддержка беременных женщин. УЗИ – метод исследования,  основанный на способности ультразвуковой волны по-разному отражаться от объектов с неодинаковой плотностью. Колебания ультразвуковой волны  передаются на ткани организма и таким образом распространяются на более глубокие структуры. В однородной среде волна распространяется только прямо. При возникновении на ее пути преграды с иным сопротивлением волна частично отражается от нее и возвращается обратно, улавливаясь датчиком. От воздушных сред ультразвук отражается практически полностью. Поэтому  во время проведения УЗ-исследования наносится на кожу инертный гель.  Гель убирает между кожей и сканером воздушный слой  и улучшает параметры визуализации. Все мы ждем весны. Устали от холода и короткого светового дня.  В силу известных всем причин, связанных с пандемией коронавируса, вообще устали все, без исключения! Поэтому, чтобы весна была радостной, а также избежать обострения всех хронических заболеваний, необходимо к ней подготовиться. Не будет сомневаться в том, что это проблема серьезная и совсем не пустяковая только тот, кто не понаслышке знает, какая мучительная боль возникает, если случай запущенный.
Примерно 10% населения страны страдает недугом – вросший ноготь, иными словами, онихокриптоз.  Как правило, ноготь большого пальца на ноге врастает в мягкую окружающую ткань.

Статьи 1 – 10 из 19
Начало | Пред. | 1 2 | След. | Конец

Сфинктеры пищеварительной системы | Интернет-издание “Новости медицины и фармации”

Сфинктер (musculus sphincter, PNA, JNA; греч. sphinkter, от sphingo — крепко стягивать, сжимать; син. жом) — круговая мышца, сжимающая полый орган или замыкающая какое­либо отверстие.

Клапан (valva, PNA; valvula, BNA, JNA) в анатомии — часть полого органа, образованная одной или несколькими складками его внутренней оболочки; препятствует обратному перемещению содержимого.

Заслонка (­и) (valvula, ­ае, PNA, BNA, JNA) — общее название складок внутренней оболочки полого органа, выполняющих роль клапана, закрывающего отверстие, через которое полость этого органа сообщается с другой полостью.

Верхний сфинктер пищевода. Син.: рот пищевода. На уровне нижнего края пластинки перстневидного хряща (рис. 1, 1).

Средний сфинктер пищевода. Син.: сфинктер Гаккера1, кольцо Шацкого2, спиральный констриктор. Между средней и нижней третью пищевода, на расстоянии 31–33 см от резцов верхней челюсти.

Нижний сфинктер пищевода. Син.: пищеводно­желудочный сфинктер. В дистальном отделе нижней трети пищевода (брюшная часть) на расстоянии 8–41 см от резцов верхней челюсти или ~42 см от уровня крыльев носа. Взаимодействует с расположенным непосредственно дистальнее пищеводно­желудочным (кардиальным) сфинктером (рис. 1, 2).

Пищеводно­желудочный сфинктер. Син.: кардиальный сфинктер, кардиальная мышечная петля. В кардиальной части желудка непосредственно дистальнее места впадения пищевода. Протяженность 5–12 мм. Взаимодействует с находящимся непосредственно проксимальнее нижним сфинктером пищевода (рис. 1, 2).

Пилорический сфинктер желудка. Син.: гастродуоденальный сфинктер, сфинктер привратника. Между привратником желудка и луковицей двенадцатиперстной кишки (ДПК) (рис. 1, 3).

Бульбодуоденальный сфинктер. Син.: постпилорический сжиматель с мышечной основой. Отграничивает луковицу ДПК от дистальных ее отделов (рис. 1, 4).

Сфинктер (комплекс) Одди3. Три сфинктера, расположенных в печеночно­поджелудочной ампуле: дистальный сфинктер общего желчного протока, сфинктер главного протока поджелудочной железы и общий сфинктер печеночно­поджелудочной ампулы. Впервые описан Гли́ссоном

4 (рис. 2).

Дистальный сфинктер общего желчного протока. Син.: сфинктер Одди — Бойдена общего желчного протока, сфинктер Бόйдена5. Его разделяют на две выраженные части: а) наддуоденальную (панкреатическую) часть, расположенную перед вхождением протока в стенку ДПК, и б) интрамуральную часть (рис. 1, 6).

Сфинктер главного протока поджелудочной железы. Син.: сфинктер Вестфаля6 вирсунгова7 протока. У места слияния протока поджелудочной железы с общим желчным протоком в области ампулы фатерова8 соска (рис. 1, 7).

Сфинктер печеночно­поджелудочной ампулы. Син.: пилорус Вестфаля. Мышечные волокна отчетливо сконцентрированы в двух местах, поэтому его разделяют на два: а) сфинктер основания фатерова соска и б) сфинктер устья соска.

Инфрапапиллярный сфинктер. На расстоянии 3–10 см дистальнее места впадения общего желчного и главного панкреатического протоков, или на 5–6 см проксимальнее дуоденоеюнального изгиба (рис. 1, 8).

Сфинктер пузырного желчного протока. Син.: сфинктер Люткенса9 (рис. 1, 9).

Спиральная складка. Син.: спиральная заслонка Гейстера10, клапан Гейстера (устар.: Хайстера). Совокупность нескольких расположенных по спирали складок пузырного протока (рис. 2).

Проксимальный сфинктер общего желчного протока. Син.: сфинктер Мирицци11. Расположен непосредственно возле слияния печеночного и пузырного желчных протоков. Циркулярный пучок гладкомышечных волокон (рис. 1, 10).

Супрапапиллярный сфинктер. Син.: сфинктер Капанджи12. На ~2 см проксимальнее места слияния общего желчного и главного панкреатического протоков (рис. 1, 11).

Предпапиллярный сфинктер. Син.: сфинктер Окснера13 (рис. 1, 12).

Сфинктер Хелли добавочного протока поджелудочной железы, или санториниева протока14 (рис. 1, 5).

Дуоденоеюнальный сфинктер. Син.: дуоденоеюнальная складка Трейтца15. Непосредственно перед дуоденоеюнальным изгибом кишечника (рис. 1, 13).

Сфинктер илеоцекальный. Син.: сфинк­тер Варолиуса16, илеоцекальный клапан, клапан Тульпа17, баугиниева18 заслонка (рис. 1, 14).

Сфинктер основания червеобразного отростка. Син.: заслонка Герлаха19 (рис. 1, 15).

Проксимальный слепокишечно­восходящий сфинктер. Син.: сфинктер Бузи20. Непосредственно дистальнее сфинктера осно­вания червеобразного отростка (рис. 1, 16).

Дистальный слепокишечно­восходящий сфинктер. Син.: сфинктер Гирша21. Непосредственно дистальнее области инвагинации подвздошной кишки в полость слепой кишки, на границе слепой и восходящей ободочной кишок. Его существование признается не всеми (рис. 1, 17).

Правый сфинктер поперечной ободочной кишки. Син.: сфинктер Кеннона22 — Бёма23. В области печеночного изгиба ободочной кишки (рис. 1, 18).

Средний сфинктер поперечной ободочной кишки. Син.: сфинктер Хорста24. В сред­ней части поперечной ободочной кишки (рис. 1, 19).

Левый (дистальный) сфинктер поперечной ободочной кишки. Син.: сфинктер Кэннона. Наличие сфинктера  Кэннона у человека не является общепризнанным (рис. 1, 20).

Проксимальный сфинктер нисходящей ободочной кишки. Син.: сфинктер Пайра25 — Штрауса26. Непосредственно дистальнее селезеночного изгиба ободочной кишки (рис. 1, 21).

Дистальный сфинктер нисходящей ободочной кишки. Син.: сфинктер Балли27. В переходе нисходящей ободочной кишки в сигмовидную кишку (рис. 1, 22).

Срединный сфинктер сигмовидной киш­ки. Син.: сфинктер Росси28 — Мутье29. В сред­нем отделе сигмовидной кишки (рис. 1, 23).

Сфинктер перехода сигмовидной кишки в прямую кишку. Син.: сигморектальный сфинктер, сфинктер О’Бэрна — Пирогова — Мутье (рис. 1, 24).

Проксимальный сфинктер прямой кишки. Син.: третий ректальный сфинктер прямой кишки, сфинктер Нелатона30. ~7 ¸ ¸ 8 см проксимальнее анального отверстия (рис. 1, 25).

Внутренний непроизвольный сфинктер прямой кишки. Дистальный отдел соединяется с кожей (рис. 1, 26).

Наружный (произвольный) сфинктер прямой кишки (рис. 1, 27).

 

1 Гаккер Виктор, von Hacker Viktor (Victor) Ritter, 1852–1933, австрийский хирург.

2 Шацкий Ричард, Schatzki Richard, 1901–1992, американский рентгенолог.

3 Одди, Oddi Ruggero, 1864–1913, итальянский анатом и хирург.

4 Глиссон, Glisson Francis, 1597–1677, британский врач и патолог.

5 Бойден, Boyden Edward A., род. в 1886 г., американский анатом, США.

6 Вестфаль, Westphal Alexander Karl Otto, 1863–1941, германский врач.

7 Вирсунг, Wírsöng Johann Georg, 1589–1643, германский врач.

8 Фатер, Vater Abraham, 1684–1751, германский анатом и ботаник.

9 Люткенс, Lutkens U., германский ученый 1­й половины ХХ в.

10 Гейстер, Heister L., 1683–1758, германский анатом и хирург.

11 Мирицци, Mirizzi Pablo Luis, 1893–1964, аргентинский врач.

12 Капанджи, Kapanci Y., итальянский ученый ХХ в.

13 Окснер, Ochsner Albert John, 1858–1925, американский хирург.

14 Санторини, Santorini G.D., 1681–1737, итальянский анатом.

15 Трейтц, Treitz Wenzel, 1819–1872, богемский патолог.

16 Варолий, Варолиус, Constanzo Varolio (Varolius), 1543–1575, итальянский анатом.

17 Тульп (урожденный Клаус Пиетерзон), Tulp Nicolaes, 1593–1674, датский хирург.

18 Баугин, Bauhin Gaspard (Caspar Bauhin, Caspar Bauhinius), 1560–1624, швейцарский врач, анатом и ботаник.

19 Герлах, Gérlach J., 1820–1896, германский анатом.

20 Бузи, Busse Otto, 1867–1922, германский патолог.

21 Гирш, Hirsch J.S., германский врач ХХ века.

22 Кеннон, Cannon Walter B., 1871–1945, американский физиолог, невропатолог.

23 Бём, Böhme Arthur, род. в 1878, германский врач.

24 Хорст, Hörst, германский врач ХХ в.

25 Пайр, Payr Е., 1871–1946, германский хирург.

26 Штраус, Strauss Н., 1868–1945, германский врач.

27 Балли, Balli R., итальянский рентгенолог ХХ в.

28 Росси, Rossi К., итальянский рентгенолог ХХ в.

29 Мутье, Moutier Francois, французский гастроэнтеролог.

30 Нелатон, Nélaton Auguste, 1807–1873, французский хирург.

Стресс и жкт

Наше отношение к своему желудку зависит от того, насколько мы осознаем то, что с ним происходит.

Терпеть дискомфорт?

Бывает, перенервничаешь на работе, хочется «заесть» стресс, но ничего не выходит. Желудок обижается и протестует. Ну, например, съел пару ложек, и все, больше не входит. Или по-другому: появился дискомфорт, а за ним боль, возможно, жжение. Ну а кто из нас не сталкивался с другим откровенным сигналом от желудка – тяжестью, будто еда застряла в нем. Тяжесть неприятна сама по себе, а если ее сопровождает вздутие, и подавно… Терпеть все это, да еще и не раз, просто невозможно.

Не теряя времени

Наш желудок очень умный (smart), и бессистемной попыткой самодиагностики и самолечения его не обмануть. Самодиагностика ничего не стоит и не требует времени, но в конечном итоге многие расплачиваются за нее своим здоровьем. Однажды это осознание приходит к каждому из нас.

Врачи поставили вам диагноз «функциональная диспепсия»

Тянется череда событий: поход к врачу, анализы, обследования. И вот, после исключения возможных органических заболеваний, вам ставят диагноз «функциональная диспепсия». Первый шаг пройден. Однако за короткое время, отведенное на врачебный прием, не удается понять, что означает этот термин и как развивается состояние, являющееся проявлением функциональной диспепсии, хорошо знакомое вам по симптомам. Его развитие напрямую связано с механизмом работы желудка и сбоями, которые в нем происходят.

Механизмы развития функциональной диспепсии

Основными механизмами развития функциональной диспепсии считаются двигательные расстройства, изменение висцеральной чувствительности желудка и двенадцатиперстной кишки (ДПК), нарушения выработки в желудке соляной кислоты. Двигательные нарушения стоят на первом месте в перечислении. И это не случайно. Двигательный механизм желудка и двенадцатиперстной кишки можно сравнить с работой часов, в которых тщательно продуманы все детали, каждая шестерёнка и колесико хорошо смазаны и крутятся в том направлении и с той скоростью, с которой это необходимо. И тогда часы показывают точное время. Если же происходит сбой, например, если несмазанная шестеренка начинает заедать, по таким часам уже нельзя сверять время. Так и созданный природой технологически совершенный механизм – желудок: идеально скоординированная работа между его верхней частью (фундальным отделом), телом и антральным отделом крайне важна для приема пищи желудком и эвакуации переваренной пищи из желудка в кишечник. Посмотрим, как в этих процессах происходят нарушения.

Что такое аккомодация и что, если она нарушена

Если желудок здоров, то его фундальный отдел, служащий резервуаром для поступающей пищи, расслабляется на фоне нарастающего давления на стенки желудка. Такое расслабление называется аккомодацией. Стенки желудка медленно сокращаются, пища постепенно переходит в тело желудка, где она дробится, пропитывается желудочным соком и переваривается в кислой среде. Превращаясь в полужидкую кашицу, она продвигается из тела к «выходу» (в антральный отдел). В этом процессе важно правильное распределение пищи в желудке и размеренность движения. У людей, страдающих функциональной диспепсией, нарушена аккомодация, то есть расслабления фундального отдела желудка после приема пищи не происходит. Что же получается? Во-первых, под нарастающим давлением на стенки, без расслабления, желудок может открыть входной клапан, выпустив обратно в пищевод пищу, кислоту, воздух, что приводит к отрыжке, изжоге, ощущению горечи во рту. Во-вторых, пища слишком быстро, «броском», попадает в антральный отдел желудка, происходит его растяжение и появляется чувство раннего насыщения и дискомфорт.

А если нарушена еще и эвакуация

В процессе поступления переваренной пищи в антральный отдел в здоровом желудке, вместе с сокращениями стенок этого отдела, происходит синхронное расслабление привратника (клапана на «выходе»), его скоординированное открытие и закрытие, то есть управляемая желудочная эвакуация, – перевод переваренной пищи в кишечник. У людей с функциональной диспепсией бывает ослаблена двигательная функция антрального отдела, и пища эвакуируется из желудка медленнее, чем это необходимо. К тому же нарушена координация: расслабление клапана на «выходе» и сокращения антрального отдела происходят не синхронно. Это приводит к длительной задержке переваренной пищи в желудке и вызывает чувство тяжести и переполнения в подложечной области после еды.

Повышенная чувствительность стенок

Слизистая оболочка желудка имеет множество складок, которые позволяют ему растягиваться, когда он полный, и сокращаться, «складываться», если он пустой. И переваривание у здорового человека происходит в непрерывном процессе слаженных ритмичных мышечных сокращений стенок желудка. У людей с функциональной диспепсией повышена чувствительность рецепторов стенок желудка и двенадцатиперстной кишки к растяжению. Такое состояние называется висцеральной гиперчувствительностью. Вследствие этого при значительно меньшем повышении внутрижелудочного давления, чем у здоровых людей, у страдающих функциональной диспепсией появляются боли в эпигастральной области.

Роль соляной кислоты

Роль соляной кислоты в развитии функциональной диспепсии в большинстве своем – опосредованная. Но хотя длительное ее присутствие в двенадцатиперстной кишке напрямую не способствует развитию симптомов функциональной диспепсии, оно приводит к усилению других механизмов (замедлению эвакуаторной функции, нарушению аккомодации желудка, растяжению желудка), внося свой вклад в проявление симптомов. В ряде случаев у некоторых людей, страдающих функциональной диспепсией, повышенный уровень выработки соляной кислоты, а также заброс кислоты в пищевод, приводит к болям в эпигастрии, изжоге и тошноте.

В СПбГПМУ удалили ребёнку опухоль сердца, сохранив митральный клапан

Сложнейшую операцию провели двухлетнему пациенту из Великого Новгорода. Мальчика доставили в клинику Педиатрического университета в минувшую пятницу. 

Болезнь у ребёнка началась как банальное ОРВИ, однако симптоматическое лечение оказалось неэффективным. В середине ноября малыша госпитализировали в детскую областную больницу Великого Новгорода с подозрением на пневмонию. В ходе ультразвукового исследования врачи обнаружили опухоль в левом предсердии – новообразование перекрывало митральный клапан. Спасти мальчика могла только сложнейшая операция. 

Новгородские медики провели экстренную телемедицинскую консультацию со специалистами Педиатрического университета. Было принято решение незамедлительно перевести маленького пациента в клинику СПбГПМУ. Но как раз в этот момент состояние ребёнка резко ухудшилось: развился отёк лёгких. Потребовалось проведение ИВЛ стопроцентным кислородом. 

В такой ситуации транспортировка стала чрезвычайно рискованной, но другого выхода не было. Реанимационно-консультативная бригада  из Великого Новгорода смогла стабилизировать состояние ребёнка и в считанные часы доставить малыша в Санкт-Петербург. В Педиатрическом университете пациент оказался поздно вечером в пятницу, 29 ноября. 

– Необходимо было купировать отёк лёгких и подготовить ребёнка к операции. Наши специалисты также провели компьютерную томографию, эхокардиографию, КТ-ангиографию и другие исследования, чтобы более пристально рассмотреть новообразование. Диагноз новгородских медиков подтвердился, – рассказал заведующий отделением анестезиологии-реанимации СПбГПМУ Евгений Фелькер

Уже наутро бригада врачей СПбГПМУ приступила к операции. За жизнь пациента боролись руководитель кардиохирургической службы Андрей Нохрин, заведующий отделением анестезиологии-реанимации для детей с кардиохирургической патологией Евгений Тризна, заведующий операционным отделением Перинатального центра Евгений Кулемин, кардиохирург Руслан Бадуров и другие специалисты. 

– Опухоль вызвала нарушение притока крови в левый желудочек сердца. Развилась картина стеноза митрального клапана, – пояснил Андрей Нохрин, добавив, что это состояние могло в любой момент привести к гибели ребёнка. 

Хирургическое вмешательство длилось 7 часов. В ходе операции потребовалось подключить пациента к аппарату искусственного кровообращения. 

– Не было уверенности, что удастся сохранить митральный клапан. Но, к счастью, опухоль срослась только с частью его стенки, и мы смогли удалить её без тяжёлых последствий, – рассказал руководитель кардиохирургической службы. 

Сейчас мальчик находится в отделении реанимации для детей с кардиохирургической патологией.

– Было необходимо устранить опухоль, так как из-за неё развилось жизнеугрожающее состояние. Сейчас пациент относительно стабилен, есть положительная динамика, но делать какие-то прогнозы преждевременно, – сообщил анестезиолог-реаниматолог Кирилл Кирьяков.

По мнению специалистов Педиатрического университета, данный случай является примером эффективного взаимодействия между медицинскими учреждениями.

– У нас со специалистами из Великого Новгорода сложилось полное взаимопонимание и преемственность, – добавил Евгений Фелькер. 

Дата публикации: 04.12.2020

 

 

Новая перспектива в лечении рефлюкса

15.05.2019

Благодаря магнитному кольцу в качестве замены клапана между пищеводом и желудком, Анна C.,наконец, может снова спать лежа. В течение многих лет она страдала от сильной изжоги ночью. Изжога является основным симптомом широко распространённой болезни рефлюкс. Качество жизни некоторых больных этим недугом сильно нарушено. Пока что этот имплантат ещё не так широко распространен, говорит хирург, доктор мед. н. Михаэль Крамер из клиники Хелиос Мюнхен.

Анна С. — одна из первых 10000 пациентов в мире с так называемым Линксом. «Это гибкое магнитное кольцо герметизирует пищевод и предотвращает утечку в него желудочной кислоты», — объясняет др. Крамер. Он является одним из немногих специально обученных хирургов в Германии, которые в настоящее время используют это кольцо из титана.

Наиболее частой причиной возникновения рефлюкса является слабость мышц пищевода, которые не способны больше удерживать вредную для пищевода желудочную кислоту в желудке. Хроническое воспаление пищевода и химические ожоги могут быть результатом рефлюкса. Поэтому следует обязательно лечить это заболевание. В основном помогают диеты и изменения в привычках питания. Другим вариантом лечения являются препараты, ингибирующие кислоту. Однако Анне С. это никак не помогло: «У меня была жгучая боль, и я могла спать только сидя», — вспоминает она. Когда в её пищеводе были обнаружены первые ожоги, стало ясно, что операция неизбежна.

В дополнение к возможности размещения так называемой биологической петли из собственного материала организма вокруг желудочного входа пищевода, также может быть имплантировано и магнитное кольцо. Гибкое кольцо из маленьких магнитов может предотвратить попадание желудочной кислоты обратно в пищевод. Когда пациент сглатывает, кольцо на короткое время открывается, чтобы позволить пище и жидкости попасть в желудок. «Это, конечно, не панацея»,- говорит др. Крамер. Поскольку метод используется только с 2007 года, долгосрочных исследований нет. «Тем не менее, это отличное дополнение к хирургическим методам лечения рефлюкса, которые могут быстро и эффективно вылечить сложные и не поддающиеся консервативному лечению случаи», — говорит хирург. Благодаря магнитному кольцу у Анны С. нет теперь никаких жалоб: «Я чувствую себя заново рожденной. У меня больше нет боли и по ночам я могу опять спать лежа».

Клапанная бронхоблокация – Ханты–Мансийский клинический противотуберкулезный диспансер

Применение клапанной бронхоблокации при осложнённом туберкулёзе лёгких

На основании многолетних научных исследований, выполненных в Барнауле, и проведенных клинических испытаний в различных клиниках Москвы, Санкт-Петербурга, Новосибирска, Томска, Тюмени, Кемерово и других городов России, разработан метод лечения туберкулёза лёгких и его осложнений путём применения эндобронхиального клапана. Новым в предложенном методе лечения туберкулёза является создание лечебной гиповентиляции и ателектаза в поражённом участке лёгкого с сохранением дренажной функции блокированного бронха и полости деструкции.
Применение клапанной бронхоблокации при осложненном туберкулезе легких (пособие для врачей). — Барнаул, 2008г. А. В. Левин, Е. А. Цеймах, П. Е. Зимонин

Устройство для проведения клапанной бронхоблокации

Метод лечения заболеваний легких и их осложнений путем применения эндобронхиального обратного клапана разработан и успешно применяется с 2000 года (рис. 1).

Рис. 1. Внешний вид эндобронхиальных клапанов
Принципиально новым в предлагаемом методе лечения туберкулеза легких, включая лекарственно-устойчивые формы, является создание лечебной гиповентиляции в пораженном участке легкого с сохранением дренажной функции блокированного бронха и полости деструкции. Клапан сделан из резиновой смеси (регистрационное удостоверение № ФС 01032006/5025-06 от 21.12.2006 г.), индифферентной для организма человека, и представляет собой полый цилиндр (рис. 2). Внутреннее отверстие клапана с одной стороны имеет ровную круглую форму, с другой — выполнено в форме спадающегося лепесткового клапана, за­пирающегося избыточным наружным давлением и собственными эластическими свойствами материала, из которого он изготовлен. Две трети наружной поверхности клапана составляют тонкие пластинчатые радиальные лепестки для фиксации его в бронхе. Установка клапана производится как ригидным бронхоскопом, так и бронхофиброскопом. Размер клапана зависит от локализации туберкулезного процесса и диаметра дренирующего бронха, куда он устанавливается (долевой, сегментарный, субсегментарный), и должен превышать диаметр просвета бронха в 1,2-1,5 раза (рис. 10). Клапан позволяет отходить из очага поражения воздуху, мокроте, бронхиальному содержимому при выдохе и кашле. При этом обратного поступления воздуха в пораженные участки легкого не происходит, тем самым достигается постепенное состояние лечебной гиповентиляции и ателектаз легочной ткани (рис. 3).

Рис. 2. Схема устройства эндобронхиального клапана.
1. Полый цилиндр.
2. Внутреннее отверстие клапана.
3. Перемычка для удерживания кла­пана.
4. Радиальные лепестки для фиксации клапана в бронхе.
5. Спадающийся лепестковый клапан

При выдохе

При вдохе
Рис. 3. Принцип работы эндобронхиального клапана.

Методика клапанной бронхоблокации

Установка эндобронхиального клапана выполняется под общей или местной анестезией. После осмотра и санации бронхиального дерева оценивают диаметр устья бронха, куда будет устанавливаться клапан. Бронхоскоп извлекают и на его дистальный конец нанизывают клапан нужного диаметра, предварительно смазав головку бронхоскопа глицерином (рис. 4).

Рис. 4. Эндобронхиальный клапан устанавливается на головку бронхофиброскопа.

Клапан устанавливается в блокируемый бронх (рис. 5, 6).

Рис. 5. Эндобронхиальный клапан проводится к месту установки.

Рис. 6. Фиксация эндобронхиального клапана в блокируемом бронхе.

Для контроля эффективности клапанной бронхоблокации больному выполняется рентгенография грудной клетки в прямой и боковой проекциях на следующие сутки, а в дальнейшем — по показаниям.
Удаление эндобронхиального клапана проводится под местной анестезией или под наркозом штатными эндоскопическими инструментами (биопсийными щипцами или полипэктомической петлёй).

Показания и противопоказания для клапанной бронхоблокации
Наиболее частые патологии лёгких, в комплексном лечении которых целесообразно применение клапанной бронхоблокации:
1. Туберкулёз лёгких.
2. Эмпиема плевры и остаточные плевральные полости с бронхоплевральными свищами.
3. Острые абсцессы лёгких, осложнённые
– кровотечением
– пиопневмотораксом
4. Рак лёгкого, осложнённый кровотечением.
5. Эмфизема лёгких.
6. Кисты лёгких.
7. Длительно нерасправляющийся спонтанный пневмоторакс.

Показания для лечения туберкулёза лёгких
1. Инфильтративный туберкулёз.
2. Фиброзно-кавернозный туберкулёз.
3. Лекарственная устойчивость микобактерий туберкулёза.
4. Остро прогрессирующий туберкулёз.
5. Рецидивы и обострения туберкулёзного процесса.
6. Стойкое бактериовыделение.
7. Плохая переносимость противотуберкулёзных препаратов.
8. Пожилой возраст.
9. Сопутствующая патология (сахарный диабет, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, заболевания печени, почек, ВИЧ-инфекция).
10. Недисциплинированные больные.

Показания для лечения осложнённого туберкулёза лёгких
1. Лёгочное кровотечение.
2. Бронхоплевральные свищи.
3. Спонтанный пневмоторакс.

Относительные противопоказания при туберкулёзе лёгких
1. Гнойный бронхит.
2. Экспираторный стеноз бронха.

Клапанная бронхоблокация является эффективным малоинвазивным немедикаментозным методом лечения различных форм туберкулёза лёгких, включая лекарственноустойчивые формы и его наиболее частые осложнения, такие, как лёгочное кровотечение и бронхоплевральные свищи. При этом необходимо отметить, что клапанная бронхоблокация не является альтернативой традиционным методам лечения туберкулеза легких и его осложнений и должна применяться в комплексной терапии данной патологии. Особенно хотелось бы подчеркнуть важность сочетанного применения клапанной бронхоблокации с лечебным пневмоперитонеумом при распространенном деструктивном туберкулезе легких.

Желудочно-пищеводный лоскутный клапан: наблюдения in vitro и in vivo

Фон: Это исследование было выполнено для подтверждения наличия и значимости желудочно-пищеводного лоскутного клапана.

Методы: Градиент давления, необходимый для индукции рефлюкса через желудочно-пищеводный переход, и уровень зоны высокого давления были определены у 13 трупов.При осмотре у трупов через гастростому был виден лоскутный клапан слизистой оболочки на входе пищевода в желудок. Этот клапан был недостаточен или отсутствовал у трупов с грыжей пищеводного отверстия диафрагмы. Клапан был осмотрен в контроле и у пациентов с рефлюксом с помощью ретрофлексированного эндоскопа.

Полученные результаты: У трупов без грыж пищеводного отверстия диафрагмы почти у всех трупов присутствовал градиент через желудочно-пищеводный переход.Градиент может быть увеличен путем хирургического акцентирования клапана без сопутствующего повышения давления в зоне высокого давления. Вправление грыжи пищеводного отверстия диафрагмы у трупа и фиксация желудочно-пищеводного перехода к нормальному прикреплению к преаортальной фасции восстановили клапан и градиент, как это видно через гастростому. У контрольных субъектов была заметная складка ткани, которая простиралась на 3-4 см вдоль малого изгиба желудка и плотно сжимала стержень эндоскопа.Это было уменьшено или отсутствовало у пациентов с рефлюксом. Осмотр клапана у контрольных субъектов и субъектов с рефлюксом позволил использовать систему оценок с I по IV классы. Эта система классификации была применена к когорте пациентов с рефлюксом и без него. Внешний вид лоскутного клапана был лучшим предиктором наличия или отсутствия рефлюкса, чем более низкое давление пищеводного сфинктера. Эндоскопический осмотр клапана во время операции может подтвердить, что был реконструирован полноценный клапан.

Выводы: Оценка желудочно-пищеводного клапана проста, воспроизводима и дает полезную информацию при обследовании пациентов с подозрением на рефлюкс, подвергающихся эндоскопии.

Клапанный механизм для предотвращения гастроэзофагеального рефлюкса и эзофагита

Adler RH, Firme CN, Lanigan JM
Хирургия. 1958;44:63-75.

Adler RH, Firme CN, Lanigan JM. Клапанный механизм для предотвращения гастроэзофагеального рефлюкса и эзофагита. Хирургия. 1958;44:63-75.

После поиска на PubMed.gov, Amazon.com и AbeBooks.com нам не удалось найти цифровую копию этой рецензируемой клинической публикации.Этот материал может быть защищен законом об авторском праве.

Мы намерены почтить работу докторов Ричарда Х. Адлера, Константе Н. Фирме и Джона М. Ланигана, выделив введение и резюме из этого фундаментального текста. В нем врачам было предложено описать исследование, состоящее из двух частей, в котором участвовали человеческие трупы и живые собаки.

Клапанный механизм для предотвращения гастроэзофагеального рефлюкса и эзофагита

Кардиоэзофагеальная область в норме способна предотвращать рефлюкс желудочного секрета в пищевод, когда желудок поддерживается в своем нормальном положении ниже диафрагмы, а конечный отдел пищевода граничит с плотно прилегающей диафрагмальной щелью.Несостоятельность, связанная со скользящей грыжей пищеводного отверстия диафрагмы, автоматически корректируется, когда применяются теперь достаточно стандартизированные методы замены желудка ниже диафрагмы и исправления дефекта пищеводного отверстия диафрагмы. К сожалению, восстановить это нормальное анатомическое расположение может оказаться невозможным, если пищевод укорочен, фиброзирован или стриктурирован, а также при проведении пластических и эксцизионных операций на дистальном отделе пищевода и кардии.

Когда кардия остается выше диафрагмы, возникает ситуация, напоминающая грыжу пищеводного отверстия диафрагмы с несостоятельностью.Только недавно было признано, что рефлюкс-эзофагит и его инвалидизирующие осложнения являются частыми последствиями. Таким образом, проблема заключается в том, как установить непрерывность между укороченным пищеводом и желудком таким образом, чтобы предотвратить гастроэзофагеальный рефлюкс и эзофагит. Некоторые из экспериментальных и клинических оперативных вмешательств, предназначенных для предотвращения рефлюкс-эзофагита, могут быть перечислены следующим образом: интерпозиция сегмента тощей или толстой кишки между пищеводом и желудком, обширная эзофагэктомия и высокая эзофагогастроанастомоз, различные формы резекций желудка, дренирование желудка и ваготомия. по отдельности или в сочетании с продвижением укороченного пищевода от пищеводного отверстия к куполу диафрагмы, восстановлением кардиоэзофагеального угла и созданием кардиоэзофагеальных «клапанов».

Имея в виду эту проблему, настоящее исследование было предпринято с целью найти простую процедуру для поддержания адекватного пищеводно-желудочного сращения независимо от его положения по отношению к диафрагме. Впереди оказалось то, что некоторые другие трубчатые структуры, такие как мочеточник и общая желчь, проходят через мышечную стенку косо, прежде чем войти в их полые растяжимые внутренности. Хотя мы нашли возможным создать туннель для пищевода между мышечным и слизистым слоями в образцах желудка человека и собаки, диспропорции в размерах между пищеводом и стенкой желудка, а также более объемное содержимое, транспортируемое через пищевод, сделали этот подход нецелесообразным. менее привлекательный.Вместо этого принцип, использованный при энтеростомии по Витцелю, был изменен путем погружения терминального отдела пищевода в рыхлый туннель, образованный из избыточного дна. Проблема также была решена путем частичного охвата терминального отдела пищевода петлей из узловатой нейлоновой сетки, которая была пришита к обеим поверхностям дна. Наш опыт применения этих методов и их модификаций у собак будет представлен в этой статье, наряду с соответствующими наблюдениями за образцами желудка и пищевода человека и собак.

Резюме

1. Описан простой способ изготовления одностороннего кардиоэзофагеального клапана, независимого от диафрагмы. Этот механизм обеспечивает нормальное глотание, но предотвращает рефлюкс желудка в пищевод.

2. Сообщается о соответствующих исследованиях образцов желудка и пищевода человека. Описаны результаты применения различных модификаций принципа на серии собак.

3. Обсуждаются возможные применения этого клапана и его модификаций для профилактики гастроэзофагеального рефлюкса и эзофагита.

Этот классический текст включает материалы и методы, результаты, ссылки, обсуждения докторов. Уильям А. Барнс и Орвилл Фрэнк Граймс, а также 9 подробных иллюстраций и изображений.

Еще статьи доктора Адлера (Ann Thor Surg 1990; 50:83942):

Приглашение написать комментарий к классической работе Дж. Л. Коллиса 1957 года «Операция по поводу грыжи пищеводного отверстия диафрагмы и короткого пищевода» [l] в качестве вклада в современное хирургическое лечение грыжи пищеводного отверстия диафрагмы (ГПОД) и гастроэзофагеальной рефлюксной болезни пробуждает дремлющие воспоминания об этом замечательном период 1950-х годов, когда я работал торакальным хирургом.Сегодняшнему более молодому торакальному хирургу достаточно прочитать обсуждения, последовавшие за презентацией Коллиса в 1957 году, которые включают такие операции, как перемещение пищевода вперед к куполу диафрагмы для укорочения пищевода, введение сегмента кишки, содержащего илеоцекальный клапан, для устранения рефлюкса и пилоропластику. за продвижение пустого желудка, чтобы оценить достижения с 1950-х годов.

После завершения моей ординатуры по торакальной хирургии в Анн-Арборе почти четыре десятилетия назад мне посчастливилось получить стипендию в Бромптонской больнице грудных болезней, Лондон, Англия.В это время мне посчастливилось побывать у мистера Коллиса в Бирмингеме. Эта стипендия также предоставила мне уникальную возможность провести время с двумя другими пионерами английских хирургов пищевода, П. Р. Эллисоном из Лидса и Н. Р. Барреттом из Лондона. Эти британские хирурги сыграли важную роль в изменении устоявшегося представления о скользящем ГГ с точки зрения анатомо-механического состояния на функциональное физиологически обусловленное расстройство с рефлюкс-эзофагитом и его осложнениями в качестве фундаментальной проблемы.

Желудочно-пищеводный лоскутный клапан отражает морфологию EGJ и коррелирует с кислотным рефлюксом | BMC Gastroenterology

Субъекты

Были зарегистрированы последовательные амбулаторные пациенты с изжогой и/или регургитацией в качестве основной жалобы. Симптом пациента должен длиться не менее 3 месяцев и более 2 дней в неделю. Все пациенты прошли эндоскопию в нашей больнице, которая была проведена одним и тем же врачом (Чэнси Се) и рассмотрена другим врачом (Инлян Сяо) для получения согласия по схеме GEFV.Пациенты также были бы исключены, если бы у них было следующее: с предыдущей операцией на пищеводе или желудочно-кишечном тракте, пептической язвой, опухолью желудочно-кишечного тракта, первичными или вторичными тяжелыми нарушениями моторики пищевода, тяжелым заболеванием сердца, почек или легких.

Протокол одобрен Комитетом по этике Первого дочернего госпиталя Университета Сунь Ятсена. Письменное информированное согласие было получено от всех лиц перед каждой процедурой.

Верхняя эндоскопия

Наличие эрозивного эзофагита определяли и классифицировали на основе Лос-Анджелесской классификации [17].GEFV оценивали от I до IV проспективно при эндоскопическом исследовании на основе классификации Hill [1]. Четкая картина GEFV будет сделана при эндоскопии обычным эндоскопистом (Chengxi Xie), и степень будет подтверждена, если другой автор (Yinglian Xiao) согласится. Если они не могли прийти к соглашению (для 8 пациентов), участвовали другие авторы, и оценка подтверждалась, если более двух третей авторов соглашались с этой оценкой.

Марки GEFV показаны на рис.1.

Рис. 1

Ступени Хилла GEFV. GEFV оценивали от I до IV проспективно во время эндоскопического исследования на основе классификации Хилла: Степень I: складка ткани плотно сближена с эндоскопом; Степень II: складка ткани менее заметна, чем степень I. Ткань вокруг эндоскопа может открываться во время дыхания и быстро закрываться; Степень III: складка ткани едва заметна, и эндоскоп плотно не захватывается тканью; Степень IV: вообще нет выраженной складки ткани и имеется грыжа пищеводного отверстия диафрагмы

Манометрия высокого разрешения (HRM)

После голодания в течение не менее 8 часов всем субъектам в положении лежа выполняли HRM.Катетер HRM состоит из 36 периферических датчиков, разделенных интервалом в 1 см (Given Imaging, Дулут, Джорджия, США). Датчики были откалиброваны при 0 и 300 мм рт. ст. с использованием внешнего давления. Катетер был установлен трансназально. В желудок помещали не менее трех датчиков, и можно было регистрировать изменения давления от верхнего пищеводного сфинктера до желудка. Манометрический протокол включал 30-секундную запись исходного уровня и десять глотков жидкости по 5 мл. Исследования были проанализированы вручную с использованием программного обеспечения Manoview (Given Imaging, Duluth, GA, USA).

Метрики EPT были определены обновленной Чикагской классификацией [18]. Морфологию ЭГЯ можно разделить на три подтипа в соответствии с относительной локализацией НПС и БК, это описано в обновленной чикагской классификации [17]. В исследовании измерялись четыре показателя, в том числе интегральное релаксационное давление (IRP), индекс сократимости ЭГС (EGJ-CI), давление в ЭГС на выдохе (EGJP-exp) и давление в ЭГС на вдохе (EGJP-insp).

Необходимо было рассчитать EGJ-DCI перед получением значений EGJ-CI.EGJ-DCI рассчитывали в положении покоя без глотания. Для пациентов с морфологией EGJ II или III НПС и ЦК были разделены, компонент ЦК был исключен, если расстояние между НПС и ЦК было более 2 см, как показано HRM [15]. Ласточкина рамка добавлялась на трех дыхательных циклах, начиная с вдоха. Используя изобарический контур, в качестве границы барьера было установлено давление на 2 мм рт.ст. выше внутрижелудочного давления. Затем инструмент DCI был использован для измерения значения EGJ-DCI (рис.2). Затем это значение делили на продолжительность трех дыхательных циклов, чтобы получить EGJ-CI [13].

Рис. 2

Расчет EGJ-DCI. В исходном состоянии к трем дыхательным циклам, начиная с вдоха, добавляли рамку ласточки. Используя изобарический контур, в качестве границы барьера было установлено давление на 2 мм рт.ст. выше внутрижелудочного давления. Затем инструмент DCI использовали для измерения значения EGJ-DCI. a Изменения общего пищеводного давления в покое были показаны с помощью HRM.Желтая рамка использовалась для обозначения области, выбранной для расчета EGJ-DCI. LES и CD были наложены друг на друга. b Расчет EGJ-DCI. Компонент CD исключался, когда расстояние между НПС и CD было более 2 см

IRP представляло собой среднее значение EGJ максимальной глотательной релаксации за 4 с в 10-секундном окне после расслабления верхнего пищеводного сфинктера (ВПС). В исследовании принимали во внимание медианное значение IRP 10 глотков жидкости. EGJP-insp представлял собой среднее максимальное давление вдоха в EGJ, а EGJP-exp.представляет собой среднее давление в ЭГС в середине между вдохами. Они были рассчитаны для тех же трех дыхательных циклов, которые были выбраны для измерения EGJ-DCI.

24-часовой многоканальный внутрипросветный импеданс-pH-мониторинг (MII–pH)

Все субъекты подвергались 24-часовому мониторингу с использованием амбулаторной системы мониторинга MII-pH (Sleuth; Sandhill Scientific, Inc.; Хайленд-Ранч, Колорадо, США). ). рН-электрод помещали на 5 см выше верхнего края нижнего пищеводного сфинктера (НПС), а импеданс регистрировали в шести местах (3, 5, 7, 9, 15 и 17 см выше НПС соответственно).Время приема пищи было исключено из анализа.

Пациенты с НЭРБ были определены как пациенты без эзофагита, но с аномальным воздействием кислоты на пищевод (время воздействия кислоты (AET) ≥ 4%). А у больных с рефлюксной гиперчувствительностью определяли как без эзофагита и патологического кислотного рефлюкса, но с вероятностью ассоциации симптомов ≥ 95%. Пациентов с изжогой более 2 дней в неделю без явной корреляции с кислотным или некислотным рефлюксом и с плохой реакцией на оптимизированное лечение ИПП следует классифицировать как «функциональную изжогу (СГ)» [19, 20].Из исследования были исключены пациенты без ЭЭ и с положительными результатами суточного мониторирования MII-pH, так как только этих проявлений недостаточно для постановки диагноза СГ. Блок-схема представлена ​​на рис. 3.

Рис. 3

Блок-схема исследования

Статистический анализ

Односторонний ANOVA использовался для сравнения различий, если данные подчинялись нормальному распределению. Критерий суммы рангов использовали, если данные были представлены в виде медианы (межкватильный размах).Ранговая корреляция Спирмена использовалась для изучения корреляции между AET% и оценками GEFV, а также корреляции между AET% в положении лежа и морфологией EGJ. Значение p менее 0,05 считалось статистически значимым. Статистический анализ был выполнен с использованием SPSS 20.0 (SPSS Inc., Чикаго, Иллинойс, США).

Шкала обнаружения рефлюкса связана с состоянием желудочно-пищеводного лоскутного клапана у пациентов с ларингофарингеальной рефлюксной болезнью: ретроспективное исследование пищеводно-желудочный переход.Нижний пищеводный сфинктер (НПС) вместе с створчатым клапаном работают вместе и образуют мощный антирефлюксный барьер. Створчатый клапан образован косым углом, под которым пищевод входит и соединяется с желудком. После того, как была создана система для описания и классификации GEFV, продолжались исследования, оценивающие взаимосвязь эндоскопического эзофагита и гастроэзофагеального лоскутного клапана у пациентов с симптоматическим гастроэзофагеальным рефлюксом

13,14,15 . В нашем исследовании мы обнаружили, что степень GEFV коррелирует с возрастом пациента и эзофагитом.Выводы о том, что аномальная GEFV (степени III и IV) чаще встречалась у пациентов с эзофагитом и у пожилых пациентов, согласуются с результатами предыдущих отчетов 90–114 13,14,15,16 90–115 . Давление НПС было значительно ниже, а гастроэзофагеальный рефлюкс в зонде был значительно выше в группе с аномальной GEFV по сравнению с группой с нормальной GEFV 14 .

Ларингофарингеальный рефлюкс — внепищеводный вариант гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), поражающий гортань, глотку и верхние отделы пищеварительного тракта.По оценкам, пациенты с признаками и симптомами, связанными с внепищеводным рефлюксом, составляют 10% практики отоларинголога. Широкий спектр нарушений был связан с наличием ФЛР, включая хронический ларингит, охриплость, карциному гортани, ощущение комка, кашель, подсвязочный стеноз, гранулему голосового отростка и, возможно, хронический синусит. Однако в настоящее время не существует утвержденного инструмента, целью которого является документирование физических данных и степени тяжести ФЛР.Доступные методы диагностики ФЛР включают 24-часовой амбулаторный мониторинг pH, гастроэзофагеальную эндоскопию, ларингоскопию и RSI. 24-часовой амбулаторный рН-мониторинг обладает хорошей чувствительностью и специфичностью, но его клиническое применение ограничено из-за дискомфорта и высокой стоимости. RSI является неинвазивным методом LPR, однако его субъективный характер обуславливает высокую вероятность смещения ответов в опросниках самооценки пациентов. Ларингоскопия по-прежнему является стандартом для диагностики ФЛР в сочетании с РФС.Кроме того, RFS может точно документировать эффективность лечения у пациентов с ФЛР 17 . В нашем настоящем исследовании мы обнаружили, что повышенная степень GEFV была в значительной степени связана с повышенным показателем обнаружения рефлюкса, а частота LPR была значительно выше в группе с аномальной GEFV по сравнению с нормальной группой GEFV. Другое исследование Kaplan также показало, что эндоскопическая оценка GEFV является простой и полезной техникой, которая может обеспечить точную диагностику ларингофарингеального и гастроэзофагеального рефлюкса 11 .

Хотя ФЛР широко рассматривается как внепищеводное проявление ГЭРБ, некоторые исследователи не обнаружили существенной связи между ФЛР и эндоскопическим эзофагитом и заявили, что ФЛР и ГЭРБ не являются одним и тем же заболеванием 18 . Интересно, что мы также обнаружили, что RFS не коррелирует с эндоскопическими данными в пищеводе, хотя GEFV коррелирует как с RFS, так и с эзофагитом. В упомянутом выше исследовании 11 Каплан не обнаружил какой-либо корреляции между индексом симптомов рефлюкса и степенью повреждения слизистой оболочки пищевода по классификации LA.Предположительно, аномальная GEFV играет важную роль в ГЭРБ и LRP. В конечном счете, наши данные свидетельствуют о том, что LRP может иметь более сложный патогенез моторики пищевода, функцию глотки и верхнего пищеводного сфинктера, а также механизмы защиты дыхательных путей.

Насколько нам известно, настоящее исследование является первым исследованием, в котором оценивается корреляция между результатами GEFV и RFS. Мы показали статистически значимую связь между двумя наиболее часто используемыми объективными методами, т.е.д., гастроскопия и ларингоскопия. В последние годы малоинвазивные эндоскопические вмешательства ГЭФВ, такие как антирефлюксная мукозэктомия (АРМС), были внедрены при рефрактерной ГЭРБ и достигли удовлетворительных результатов. Несомненно, наше исследование дает теоретическую основу для возможности эндоскопического лечения ФЛР. Однако это исследование имеет некоторые ограничения. Во-первых, очевидным ограничением такого анализа является ретроспективный, одноцентровый и нерандомизированный дизайн, неизбежно приводящий к систематической ошибке отбора.Во-вторых, повреждение слизистой оболочки пищевода не классифицировали по классификации LA из-за небольшого числа участников исследования. В-третьих, РФС неспецифичен. Хотя мы сделали некоторые ограничения на критерии включения случаев, он может быть положительным при некоторых заболеваниях, которые трудно идентифицировать по LPRD, таких как аллергический ринит, вазомоторный ринит или хронический риносинусит. Это может в некоторой степени повлиять на результаты анализа. Кроме того, пациентам не проводили 24-часовой мониторинг рН и оценку RSI.Поэтому более полный анализ невозможен из-за отсутствия таких данных.

В заключение, частота как ГЭРБ, так и LPRD была значительно выше в группе с аномальной GEFV, чем в группе с нормальной GEFV. Мы предположили, что гастроэзофагеальная эндоскопия может быть выполнена для подтверждения диагноза ФЛР путем оценки GEFV. Необходимы дальнейшие исследования на более крупной выборке и хорошо контролируемые исследования, чтобы подтвердить надежность этого исследования.

Не потеряйте пилорический клапан из-за неудачного желудочного рукава

По моему мнению, существует очень мало причин для потери пилорического клапана после рукавной резекции желудка.В последнее время я слышу о людях, которые перенесли реабилитацию из-за неудачной рукавной гастрэктомии, которые были переведены на обходной желудочный анастомоз RNY, а затем искали переключение двенадцатиперстной кишки из-за восстановления после обходного желудочного анастомоза RNY. Лучшим вариантом является переход от рукавной гастрэктомии к переключению двенадцатиперстной кишки из-за долгосрочного поддержания потери лишнего веса с помощью дуоденального переключения. К преимуществам пилорического клапана нельзя относиться легкомысленно.

Начнем с того, что напомним себе о том, как стала популярной рукавная резекция желудка.В поисках простого решения сложной проблемы ожирения регулируемое бандажирование желудка приобрело популярность, но не дало ничего близкого к результатам, которые рекламировались и активно рекламировались. Затем внимание было перенесено на другую, казалось бы, простую процедуру — лапароскопическую рукавную гастрэктомию. Для некоторых хирургов это новая процедура. Хирурги, которые десятилетиями проводили операцию по переключению двенадцатиперстной кишки, рукавная гастрэктомия не была новой процедурой. Хирурги, которые только начали выполнять рукавную гастрэктомию как самостоятельную процедуру, начали испытывать осложнения рукавной гастрэктомии, такие как рецидив, и теперь ищут другой вариант для этих пациентов.Это осложнение еще более часто, когда они выполняются после неудачной процедуры регулируемого бандажа желудка из-за проблем с обменом веществ после замены одной операции по снижению веса на другую. Подобный недальновидный подход также продвигается с процедурами SIPS/SADI, которые значительно проще в выполнении, чем операция дуоденального переключения.

Лапароскопическая рукавная гастрэктомия имеет предсказуемый профиль снижения веса. Это не будет иметь такого же успеха в долгосрочной перспективе, как операция по переключению двенадцатиперстной кишки.Осложнения рукавной гастрэктомии, включая рефлюкс, стриктуры, свищи, неадекватную потерю веса, которые могут потребовать обследования и возможного вмешательства. По моему мнению, как хирургу, регулярно выполняющему операцию по переключению двенадцатиперстной кишки, рукавная гастрэктомия, требующая ревизии, почти никогда не должна заменяться шунтированием желудка. Я видел множество пациентов, у которых было регулируемое бандажирование желудка, которое было изменено на рукавную гастрэктомию, а затем на обходной желудочный анастомоз. С нами связались для возможного пересмотра операции дуоденального переключателя из-за набора веса.Можно утверждать, что пациенту не следовало проводить рукавную гастрэктомию или обходной желудочный анастомоз. Крайне важно, чтобы сложность заболевания ожирением четко осознавалась, поскольку чисто ограничительная процедура не даст желаемого результата в долгосрочной перспективе.

Преимущества пилорического клапана:

Привратник — это клапан, расположенный в конце желудка. Он контролирует выброс жидкой смеси пищи из желудка в тонкую кишку.

Организм естественным образом регулирует прохождение пищи, поэтому пища остается в желудке в течение определенного периода времени.Мы считаем, что очень важно сохранять чувство сытости между приемами пищи. В результате одной из основных функций пилорического клапана является регулирование количества пищевых продуктов, выбрасываемых в тонкую кишку, где они всасываются. Это помогает предотвратить демпинг-синдром и язвы.

Естественный диаметр органов желудка, пилорического клапана и тонкой кишки оставлен без изменений. Это увеличивает растяжение стомы, созданной с помощью обходного желудочного анастомоза RNY.

Резюме

Эти неудавшиеся рукавные гастрэктомии должны быть переведены на дуоденальное переключение, если нет серьезных проблем со здоровьем, которые потребуют другого варианта.Я всегда предлагаю несколько мнений от разных бариатрических хирургов, которые проводят различные операции по снижению веса, прежде чем решить, какой тип ревизии продолжить.

Эффективное решение при хроническом кислотном рефлюксе

Эффективное решение при хроническом кислотном рефлюксе

Трансоральная безоперационная фундопликация — это малоинвазивный метод лечения гастроэзофагеальной рефлюксной болезни (ГЭРБ), который проводится в амбулаторных условиях. Процедура TIF выполняется изнутри желудка пациента без разрезов.Эта процедура обеспечивает результаты для пациентов, аналогичные результатам, обеспечиваемым обычными процедурами ОРС, но менее инвазивна, имеет меньше побочных эффектов и не ограничивает варианты лечения в будущем. Следуя принципам ARS, процедура TIF восстанавливает антирефлюксный барьер, уменьшая грыжу пищеводного отверстия диафрагмы (≤ 2 см) и создавая клапан длиной от 2 до 4 см и окружностью более 270 градусов, тем самым восстанавливая динамику пищеводного отверстия диафрагмы. угол Его.

Менее инвазивный подход к фундопликации

Процедуры фундопликации используются для эффективного лечения пациентов с ГЭРБ уже более 50 лет.Процедура TIF отличается от традиционной процедуры фундопликации тем, что она выполняется через рот, а не посредством лапароскопии или открытых разрезов брюшной полости.

Процедура TIF® 2.0 (с лапароскопической пластикой грыжи пищеводного отверстия диафрагмы или без нее) восстанавливает анатомию и реконструирует желудочно-пищеводный лоскутный клапан, сохраняя образцовый профиль безопасности с минимальными побочными эффектами

Во время процедуры TIF пациент находится под общей анестезией, чтобы устройство EsophyX, используемое с гибким эндоскопом, можно было осторожно ввести в желудок под постоянной визуализацией.Эндоскоп и устройство ретрофлексируют, и спиральный ретрактор вводят в ткань немного дистальнее Z-линии. Дно желудка складывается вокруг дистального отдела пищевода с использованием тканевой формы и шасси устройства. После блокировки всех элементов, воздействующих на ткани, активируется встроенный отсасывающий аппарат, который осторожно захватывает дистальный отдел пищевода и позиционирует его в брюшной полости дистальнее диафрагмы. Н-образные застежки SerosaFuse, изготовленные из полипропилена с прочностью, эквивалентной швам 3-0, затем проводят через соприкасающиеся слои ткани пищевода и дна, чтобы зафиксировать ремонт.Этот процесс повторяется для создания полной толщины, частичной окружности, гастроэзофагеальной фундопликации. Во время процедуры имплантируется около 20 крепежных элементов для создания сращения тканей пищевода и дна и формирования клапана.

Эволюция процедуры TIF
Процедура TIF, которая в настоящее время выполняется в США, является результатом нескольких итераций разработки. Первоначальный вариант процедуры, выполненный ранее в США и преимущественно в Европе, был известен как эндолюминальная фундопликация (ELF).Эта процедура первого поколения была разработана для оценки осуществимости подхода и была разработана, прежде всего, для демонстрации безопасности и эффективности. В то время исследователи были озабочены размещением креплений через дистальный отдел пищевода и вместо этого решили создать желудочно-желудочные складки дистальнее желудочно-пищеводного перехода. После того, как был получен опыт работы с процедурой и устройствами первого поколения, были проведены последующие итерации метода, чтобы более точно воспроизвести принципы и результаты традиционных хирургических процедур.

Имя Акроним Размещение крепежа Тип соединения Обертка
Endo l Уминальная фундопликация ЭЛЬФ Ниже линии Z Желудочно-кишечный тракт
Трансоральная фундопликация без разрезов
1,0
ТИФ 1.0 Над линией Z
1 см
Пищеводно-желудочный
Трансоральная фундопликация без разрезов
2.0
ТИФ 2.0 на 1-3 см выше линии Z;
большая длина по большому изгибу желудка
Пищеводно-желудочный Да

Таблица, иллюстрирующая эволюцию трансоральной фундопликации.

Соблюдение установленных принципов антирефлюксной хирургии

Трансоральная фундопликация предназначена для лечения симптомов ГЭРБ, сводя к минимуму послеоперационные побочные эффекты, такие как дисфагия, вздутие живота и метеоризм.Успех процедуры TIF можно проследить до ее основания в установленных принципах традиционной антирефлюксной хирургии [1-4] .

Узнайте больше о том, чем трансоральная безоперационная фундопликация отличается от традиционной хирургии.

Медицинские работники могут узнать больше о процедуре TIF, связавшись с нами.

Для пациентов, которым нужна дополнительная информация, посетите сайт GERDHelp.com, чтобы найти врача, обученного выполнять процедуры TIF.

Ссылки:
[1] Джобе, Б.А. и др. др. Эндоскопическая оценка желудочно-пищеводного клапана после антирефлюксной хирургии. Am J of Gastro 2004.

[2] Little, A., et. др. Механизмы действия антирефлюксной хирургии: теория и факт. Мир J Surg. 1992;16:320-5.
[3] Ниссен Р. Лечение грыж пищеводного отверстия диафрагмы и пищеводного рефлюкса методом фундопликации. Грыжа 1964;30:488-496.
[4] Adler, R.H., et. др. Клапанный механизм для предотвращения гастроэзофагеального рефлюкса и эзофагита. Хирургия 1958;44:63-75.
[5] Choi et al. J AM Coll Surg. 2021 март; 232(3):309-318.

НП02410-05Б

Ограничение вздутия живота | Респираторная помощь

Респираторные терапевты (РТ) должны понимать переменные, которые могут вызвать раздувание желудка во время искусственной вентиляции легких с помощью мешка с клапаном и вентиляции рот в рот. Учитывая клиническую ответственность реаниматологов за обеспечение вентиляции с помощью мешка-клапана-маски во время реанимации пострадавших с остановкой сердца и перед экстренной интубацией трахеи, они должны лидировать в минимизации раздувания желудка.В статье доктора Фитц-Кларка 1 журнала Respiratory Care за этот месяц представлена ​​прогностическая модель, которая объясняет факторы, определяющие, может ли произойти вздутие живота. Медицинские работники должны знать о давлении во рту, которое открывает нижний пищеводный сфинктер, и о том, как он может быть затронут во время реанимации, в зависимости от степени гипоксии, объема легких, механики диафрагмы, внутрибрюшного давления и вздутия желудка. 1,2 Комбинация этих физических и анатомических переменных, а также методов вентиляции при вентиляции с помощью мешка с клапаном-маской и рот в рот определяет давление в верхних дыхательных путях и, следовательно, распределение газа между легкими и желудком. 2–4 Раннее исследование раздувания желудка было проведено Ruben et al. в 1961, 3 , которые изучали минимальное давление, необходимое для раздувания желудка у 20 анестезированных субъектов перед операцией, как до, так и после интубации. Они сообщили, что при нормальном положении головы давление < 15 см H 2 O редко вызывало надувание желудка, в то время как давление ≥ 25 см H 2 O приводило к инсуффляции желудка у большинства испытуемых. 3 При незащищенных дыхательных путях распределение вентиляционного объема между легкими, пищеводом и желудком в основном зависит от переменных параметров пациента, таких как нижнее пищеводное давление (LESP), ротовое давление, сопротивление дыхательных путей и растяжимость дыхательной системы (C RS ) .Раздувание желудка может способствовать желудочной регургитации с результирующей аспирацией, что наблюдалось у 12% субъектов, реанимированных по поводу остановки сердца, когда для поддержки вентиляции использовался мешок-клапан-маска. 5 Цель прогностической модели, представленной доктором Фитц-Кларком, заключалась в том, чтобы улучшить понимание оптимальной техники искусственной вентиляции легких с помощью мешка с клапаном и вентиляции рот в рот, чтобы обеспечить давление во рту и продолжительность дыхания, которые ограничат вздутие живота на основе вздутия живота. на независимые переменные, которые он контролировал.Должен ли вдох быть быстрым или медленным, и как время вдоха влияет на распределение газового потока между легкими, пищеводом и желудком? Доктор Фитц-Кларк объяснил, как C RS и LESP ограничивают дыхательный объем (V T ), который может быть доставлен до того, как произойдет надувание желудка (т. е. V T > LESP × C RS ), и представил уравнение для суммируя функциональное соотношение для объема наполнения желудка (V G ), которое может произойти: V G = f(V T , T I , LESP, C RS , R AW ). 1

Чтобы предотвратить или свести к минимуму раздувание желудка, реаниматолог должен использовать клапан-мешок-маску таким образом, чтобы ограничивать ротовое давление, обеспечивая при этом обогащенную кислородом вентиляцию для поддержания газов артериальной крови на уровне, близком к нормальному. Руководства Американской кардиологической ассоциации по сердечно-легочной реанимации и неотложной сердечно-сосудистой помощи рекомендуют метод мешка-клапана-маски, в котором используется V T = 600 мл, подаваемый 10 раз/мин с временем вдоха 1 с. 6,7 Это приведет к пиковому потоку вдоха 36 л/мин, что, по предположению исследователей, может привести к меньшему надуванию желудка при LESP = 20 см H 2 O по сравнению с более высоким потоком, наблюдаемым при коротком 0.время вдоха 5 с. 8 Эти исследователи сообщили об уравнении линейной регрессии, определяющем количество наполнения желудка в зависимости от потока (т. е. наполнение желудка = [8,668 × пиковая скорость вдоха] − 200,60). 8 В других подобных лабораторных модельных исследованиях, в которых использовалась LESP приблизительно 20 см H 2 O с использованием мешка с клапаном и маской с ограничением потока и временем вдоха > 1 с, сообщалось о меньшем надувании желудка. 9,10 Прогностическая модель, разработанная доктором Фитц-Кларком, устанавливает LESP на 20, 15, 10 или 5 см H 2 O для учета снижения тонуса сфинктера, измеренного во время гипоксической остановки у человека. 2 Прогностическая модель показывает влияние доставки 600 мл V T всего за 0,5 с (пиковый поток = 72 л/мин) на внутриротовое давление и наполнение желудка. Д-р Фитц-Кларк также продемонстрировал влияние увеличения времени вдоха с 1 до 2,5 с на наполнение желудка. Это задокументировало увеличение продолжительности вдоха и снижение давления во рту, а также увеличение времени прохождения газа через нижний пищеводный сфинктер в желудок.

LESP нельзя оценить во время реанимации при остановке сердца или почти утоплении.Однако, чем дольше интервал перед искусственной вентиляцией легких и компрессиями грудной клетки, тем больше вероятность того, что у пациента разовьется тяжелая гипоксемия, что, таким образом, снизит LESP с 20 см H 2 O до 5 см H 2 O. 2 Модель доктора Фитц-Кларка предполагает, что у пациентов с тяжелой гипоксией следует учитывать более короткое время вдоха 0,5 с, чтобы ограничить время прохождения газа через нижний пищеводный сфинктер. RT и другие опытные медицинские работники должны будут оценить все факторы, которые повлияют на LESP и ротовое давление, и, следовательно, на степень раздувания желудка, которое может произойти во время искусственной вентиляции с помощью мешкового клапана и маски.Это означает, что реаниматолог должен обладать высокой квалификацией в использовании мешка-клапана-маски и должен знать поставляемый V T и уметь контролировать время вдоха. Когда LESP низкий, а импеданс легких выше нормы, необходимо модифицировать технику мешка-клапана-маски, чтобы уменьшить вероятность раздувания желудка. Соответственно, как опытные, так и новые реаниматологи должны знать, как происходит раздувание желудка, и уметь модифицировать способ использования мешка-клапана-маски для обеспечения оптимальной поддержки вентиляции.Следует прекратить использование вентиляции с использованием мешка-клапана-маски для двух человек, рекомендованной Американской кардиологической ассоциацией, когда один спасатель плотно прижимает маску к лицу, а второй сжимает мешок. 7 Утечка через маску является мерой безопасности, поскольку она может ограничивать ротовое давление примерно до 30 см H 2 O.

Использование мешков-клапанов-масок с встроенными манометрами, которые показывают создаваемое ротовое давление, может помочь в мониторинге RT возможность раздувания желудка и соответственно модифицировать V T и время вдоха.Увеличение частоты дыхания до > 10 вдохов/мин сократит время вдоха, повысит ротовое давление и может привести к гипервентиляции пациента. 11 Существуют одноразовые устройства, вызывающие вдох каждые 6 с (10 вдохов/мин) и обеспечивающие время вдоха в течение 1 с, что помогает поддерживать давление во рту < 20 см H 2 O. Если LESP не близко к 5 см H 2 O, использование времени вдоха < 1 с не дает никаких преимуществ. 12 К сожалению, нет простого способа узнать, упал ли LESP ниже 20 см H 2 O во время реанимации.Таким образом, медицинские работники, особенно реаниматологи, должны знать о статусе оксигенации и предполагать, что LESP снизился в зависимости от степени гипоксии. 1,2 Изучение прогностической модели доктора Фитц-Кларка и прилагаемых рисунков должно быть обязательным для прочтения всеми реаниматологами, посещающими реанимационные вызовы и обеспечивающими искусственную вентиляцию легких перед экстренной или плановой интубацией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.