Клиника холеры кратко: симптомы и лечение, признаки и диагностика заболевания

Содержание

Холера. клиника, диагностика, терапия, профилактика

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение Высшего образования «Башкирский государственный медицинский университет Министерства здравоохранения Российской Федерации» Кафедра инфекционных болезней с курсом ИДПО Реферат На тему: Холера. Клиника, диагностика, терапия, профилактика. Выполнил: учащийся цикла Кунысбаев Ринат Магафурович Врач-инфекционист ГБУЗ РБ Верхнеяркеевской ЦРБ Илишевского района Уфа 2020 вызывать холероподобное заболевание у лабораторных животных. Холерный вибрион быстро погибает под воздействием различных дезинфицирующих средств. Чувствителен к антибиотикам тетрациклиновой группы и левомицетину. 1.2Эпидемиология Источником холерных вибрионов является только человек. Наиболее интенсивное рассеивание инфекции отмечается вокруг больных с тяжелой формой холеры, страдающих сильной диареей и многократной рвотой. В острую стадию болезни в 1 мл жидких испражнений больной холерой выделяет до 105-107 вибрионов. Определенную эпидемиологическую опасность представляют вибриононосители, больные с легкой (стертой) формой, составляющие основную группу инфицированных людей, нередко не обращающихся за медицинской помощью, но тесно общающихся со здоровыми людьми. Холере свойствен фекально-оральный механизм передачи инфекции. Возникновение большинства эпидемий четко связано с водным фактором, однако распространению болезни в бытовых условиях способствует также прямое загрязнение пищи инфицированными фекалиями. Холера распространяется с большей легкостью, чем другие кишечные инфекции. Этому способствует раннее массивное выделение возбудителя с испражнениями и рвотными массами, не имеющими запаха и окраски, в результате чего у окружающих исчезает естественная брезгливость и стремление быстро очистить загрязненные предметы. В итоге создаются условия для попадания холерных вибрионов в пищу и воду. Низкий санитарный уровень является основным условием заражения холерой, особенно при войнах, стихийных бедствиях и катастрофах, когда резко ухудшаются санитарно-гигиенические условия размещения, производственной деятельности, водоснабжения и питания людей, усиливается активность механизмов и путей передачи кишечных инфекций. Размеры эпидемической вспышки определяются широтой пользования инфицированными водоисточниками, а также степенью их загрязнения канализационными сбросами. Особенно крупные эпидемии наблюдаются при подаче населению необеззараженной воды с помощью водопровода и при авариях в сети в результате перепада давления и подсоса в трубы грунтовых вод. Не исключаются бытовые (контактные) и пищевые эпидемии. Во внешней среде, в частности на пищевых продуктах, вибрионы выживают 2-5 дней, на помидорах и арбузах при солнечном свете вибрионы погибают через 8 ч. Возможно также заражение через рыбу, раков, креветок, устриц, выловленных в загрязненных водоемах и не подвергшихся должной термической 2 обработке. Очень долго вибрионы выживают в открытых водоемах, в которые стекают канализационные, банно-прачечные воды и когда вода прогревается более 17оС. В настоящее время наиболее распространена холера, вызываемая вибрионом Эль-Тор. Особенностями ее являются возможность длительного вибриононосительства и большая частота стертых форм болезни, а также бoльшая устойчивость возбудителя во внешней среде по сравнению с классическим биологическим вариантом холерного вибриона. Если при классической холере число здоровых вибриононосителей было около 20% от общего числа больных, то при холере Эль-Тор оно равно 50%. В эндемичных странах холера поражает преимущественно детей в возрастной группе 1-5 лет. Однако, когда болезнь распространяется в ранее свободные от нее районы, заболеваемость одинакова среди взрослых и детей. У небольшого числа лиц пожилого возраста, перенесших холеру, отмечается формирование состояния хронического носительства возбудителя в желчном пузыре. Восприимчивость к холере у людей высокая, однако индивидуальные характеристики человека, такие как относительная или абсолютная ахлоргидрия, также играют важную роль в восприимчивости и инфекции. После перенесенной болезни при благоприятном течении инфекционного процесса в организме переболевших вырабатывается иммунитет. Он непродолжителен – повторные случаи заболевания холерой наблюдаются уже через 3-6 мес. До сих пор неизвестны причины ежегодных эпидемий холеры в дельте Ганга, периодических вспышек ее в остальных регионах Азии и странах Латинской Америки, а также возникающих время от времени глобальных пандемий. 1.3Патогенез Воротами инфекции является пищеварительный тракт. Холерные вибрионы часто погибают в желудке вследствие наличия там хлористоводородной (соляной) кислоты. Заболевание развивается лишь тогда, когда они преодолевают желудочный барьер и достигают тонкой кишки, где начинают интенсивно размножаться и выделять экзотоксин. В опытах на добровольцах установлено, что лишь огромные дозы холерного вибриона (1011 микробных клеток) вызывали у отдельных лиц заболевания, а после предварительной нейтрализации соляной кислоты желудка заболевание удавалось вызвать уже после введения 106 вибрионов (т. е. в 100 000 раз меньшей дозой). Возникновение холерного синдрома связано с наличием у вибриона двух веществ: 1) белкового энтеротоксина – холерогена (экзотоксина) и 2) нейраминидазы. Холероген 3 связывается со специфическим рецептором энтероцитов – C1M1 ганглиозидом. Нейраминидаза, расщепляя кислотные остатки ацетилнейраминовой кислоты, образует из ганглиозидов специфический рецептор, усиливая тем действие холерогена. Комплекс холероген-специфический рецептор активирует аденилатциклазу, которая при участии и посредством стимулирующего действия простагландинов увеличивает образование циклического аденозинмонофосфата (АМФ). АМФ регулирует посредством ионного насоса секрецию воды и электролитов из клетки в просвет кишечника. В результате активации этого механизма слизистая оболочка тонкой кишки начинает секретировать огромное количество изотонической жидкости, которую не успевает всасывать толстая кишка. Начинается профузный понос изотонической жидкостью. Грубых морфологических изменений клеток эпителия у больных холерой выявить не удается (при биопсии). Не удавалось обнаружить холерный токсин ни в лимфе, ни в крови сосудов, отходящих от тонкой кишки. В связи с этим нет данных о том, что токсин у человека поражает какие-либо другие органы, кроме тонкой кишки. Секретируемая тонкой кишкой жидкость характеризуется малым содержанием белка (около 1 г в 1 л), содержит следующие количества электролитов: натрия – 120 ± ±9 ммоль/л, калия – 19 ± 9, бикарбоната – 47 ± 10, хлоридов – 95 ± ±9 ммоль/л. Потеря жидкости достигает 1 л в течение часа. В результате наступает уменьшение объема плазмы со снижением количества циркулирующей крови и ее сгущением. Происходит перемещение жидкости из интерстициального во внутрисосудистое пространство, которое не может компенсировать продолжающихся потерь жидкой безбелковой части крови. В связи с этим быстро наступают гемодинамические расстройства, нарушения микроциркуляции, которые приводят к дегидратационному шоку и острой почечной недостаточности. Развивающийся при шоке ацидоз усиливается дефицитом щелочей. Концентрация бикарбоната в фекалиях в два раза превышает его содержание в плазме крови. Наблюдается прогрессирующая потеря калия, концентрация которого в фекалиях в 3-5 раз выше по сравнению с таковой плазмы крови. Если вводить достаточное количество жидкости внутривенно, то все нарушения быстро исчезают. Неправильное лечение или отсутствие его приводят к развитию острой почечной недостаточности и гипокалиемии. Последняя, в свою очередь, может вызвать атонию кишечника, гипотензию, аритмию, изменения в миокарде. Прекращение выделительной функции почек ведет к азотемии. Нарушение кровообращения в мозговых сосудах, ацидоз и уремия обусловливают расстройство функций центральной нервной системы и сознания больного (сонливость, сопор, кома). 4 появляются “темные очки вокруг глаз”, глаза запавшие, склеры тусклые, взгляд немигающий, голос отсутствует. Кожа холодная и липкая на ощупь, тело сведено судорогами (поза “борца” или “гладиатора” в результате общих тонических судорог). Живот втянут, при пальпации определяется судорожное сокращение прямых мышц живота. Судороги болезненно усиливаются даже при легкой пальпации живота, что вызывает беспокойство больных. Наблюдается выраженная гемоконцентрация – лейкоцитоз (до 20o109/л), относительная плотность плазмы крови достигает 1,035-1,050, индекс гематокрита 0,65-0,7 л/л. Уровень калия, натрия и хлора значительно снижен (гипокалиемия до 2,5 ммоль/л), декомпенсированный метаболический ацидоз. Тяжелые формы чаще отмечаются в начале и в разгаре эпидемии. В конце вспышки и в межэпидемическое время преобладают легкие и стертые формы, малоотличимые от поносов другой этиологии. У детей в возрасте до 3 лет холера протекает наиболее тяжело. Дети хуже переносят обезвоживание. Кроме того, у них возникает вторичное поражение центральной нервной системы: наблюдаются адинамия, клонические судороги, конвульсии, нарушение сознания вплоть до развития комы. У детей трудно определить первоначальную степень дегидратации. У них нельзя ориентироваться на относительную плотность плазмы вследствие относительного большого внеклеточного объема жидкости. Целесообразно поэтому в момент поступления взвешивать детей для наиболее достоверного определения у них степени дегидратации. Клиническая картина холеры у детей имеет некоторые особенности: частое повышение температуры тела, более выраженные апатия, адинамия, склонность к эпилептиформным припадкам вследствие быстрого развития гипокалиемии. Длительность заболевания колеблется от 3 до 10 дней, последующие проявления его зависят от адекватности заместительного лечения электролитами. При экстренном возмещении потерь жидкости и электролитов нормализация физиологических функций происходит достаточно быстро и летальные исходы встречаются редко. Основные причины смерти при неадекватном лечении больных – это гиповолемический шок, метаболический ацидоз и уремия в результате острого некроза канальцев. При нахождении больных в зонах высоких температур, способствующих значительной потере жидкости и электролитов с потом, а также в условиях сниженного потребления воды из-за повреждения или отравления источников водоснабжения, как и при других сходных причинах обезвоживания человека, холера протекает наиболее тяжело вследствие развития смешанного механизма дегидратации, возникающего из-за сочетания внеклеточного (изотонического) обезвоживания, характерного для холеры, с внутриклеточной (гипертонической) дегидратацией. В этих случаях частота стула не всегда соответствует тяжести болезни. Массивное фекальное загрязнение водоисточников, 7 употребление значительного количества инфицированной воды людьми, которые находятся в состоянии нервно-психического шока (стресса) или теплового перегревания, голодания и воздействия других факторов, снижающих резистентность организма к кишечным инфекциям, способствуют развитию смешанных инфекцияй: холеры в сочетании с шигеллезом, амебиазом, вирусным гепатитом, тифо-паратифозными и другими заболеваниями. Холера имеет более тяжелое течение у больных с различными сопутствующими бактериальными инфекциями, сопровождающимися токсемией. Вследствие сгущения крови и уменьшения мочеотделения концентрация бактериальных токсинов становится более высокой, что обусловливает выраженную клиническую симптоматику сочетанного инфекционного процесса. Так, при сочетании холеры с шигеллезом на первый план выступают клинические признаки энтероколита и интоксикации – схваткообразные боли в животе и повышение температуры тела до фебрильных или субфебрильных цифр. Дефекация обычно сопровождается тенезмами, в испражнениях примесь слизи и крови (“ржавый стул”). Выражен синдром острого дистального колита, отмечаются спазм, уплотнение и болезненность сигмовидной кишки. При ректороманоскопии в этих случаях выявляются характерные для дизентерии катарально- геморрагические проявления. Однако через несколько часов стремительно увеличивается объем испражнений, которые приобретают вид “мясных помоев”. В большинстве случаев сопутствующая шигеллезная инфекция отягощает течение холеры, но у отдельных больных обе инфекции могут протекать благоприятно. При сочетании холеры с амебиазом диагноз кишечного амебиаза верифицируется нахождением тканевых форм дизентерийной амебы в фекалиях. Основной клинической особенностью течения заболевания в этих случаях является длительность диареи, которая при отсутствии противопаразитарной терапии составляет, как правило, до 2-3 недель. Утяжеление холеры отмечается в тех случаях, когда она возникает у страдающих кишечной хронической формой амебиаза с рецидивирующим течением. У этих больных уже при поступлении определяются признаки амебного колита в виде вздутия живота, болей в правой подвздошной области, болезненности при пальпации утолщенной слепой кишки, хлопьев стекловидной слизи и примеси крови в испражнениях. Возникновение холеры у лиц с различными видами недостаточности питания и отрицательным балансом жидкости ведет к развитию болезни, особенностями которой являются меньшая по сравнению с обычным течением моноинфекции частота стула и умеренные его объемы, как и умеренное количество рвотных масс, ускорение процесса гиповолемии (шок!), азотемии (анурия!), гипокалиемии, гипохлоргидрии, других тяжелых нарушений электролитного баланса, ацидоза. 8 При кровопотерях, обусловленных различными травмами хирургического профиля, у холерных больных происходят ускоренное сгущение крови (кровопотери!), снижение центрального кровотока, нарушение капиллярного кровообращения, возникновение почечной недостаточности и последующей азотемии, а также ацидоза. Клинически эти процессы характеризуются прогрессивным падением артериального давления, прекращением мочеотделения, выраженной бледностью кожных покровов и слизистых оболочек, высокой жаждой и всеми симптомами обезвоживания, в последующем – расстройством сознания и патологическим типом дыхания. 1.3Клиническое течение. Диагноз Клиническое течение. Болезнь всегда начинается с попадания в желудочно- кишечный тракт пищи или напитков (обычно воды), зараженных холерным вибрионом через фекалии больных холерой или вибриононосителей. Через 2–3 дня внезапно начинается обильный безболезненный понос. Испражнения напоминают рисовый отвар. Затем возникает рвота; из-за быстрого обезвоживания организма происходит сморщивание лица и мягких тканей. Развиваются мышечные судороги и крайняя слабость. В отсутствие лечения 50% больных через несколько часов или 1–2 дня погибают. Однако тяжелые признаки заболевания появляются не у всех. Многие отделываются лишь легким поносом, а еще большее число зараженных просто выделяют возбудителя болезни с калом в течение нескольких дней. Диагноз устанавливают при обнаружении холерного вибриона в стуле больного с помощью различных методов культивирования. Диагноз и дифференциальный диагноз. Во время эпидемической вспышки диагноз холеры при наличии характерных проявлений болезни трудностей не представляет и может быть поставлен на основании лишь клинических симптомов. Диагноз первых случаев холеры в местности, где ее раньше не было, должен быть обязательно подтвержден бактериологически. В населенных пунктах, где уже зарегистрированы случаи холеры, больные холерой и острыми желудочно-кишечными заболеваниями должны выявляться активно на всех этапах оказания медицинской помощи, а также путем подворных обходов медицинскими работниками и санитарными уполномоченными. При выявлении больного желудочно-кишечным заболеванием принимаются срочные меры для его госпитализации. 9 3. Терапия Лечение оказывается успешным практически в 100% случаев. Главное – целиком восполнить потерю жидкости. Если больной без сознания, необходимо внутривенно вводить раствор хлорида натрия (соли) вместе с бикарбонатом (содой) или лактатом натрия для преодоления ацидоза. При сохраненном сознании больного поят тем же раствором с добавлением 2% глюкозы. Введение жидкости следует продолжать, пока не прекратится понос, длительность которого сокращает прием тетрациклиновых антибиотиков. Неотложная помощь. Первостепенная задача при любом поносе – возмещение потери жидкости и солей в соответствии со степенью обезвоживания. С этой целью рекомендуется питье, но не любой жидкости, а раствора – 1 чайная ложка поваренной соли, 4 чайные ложки сахара на 1 литр питьевой воды. Раствор принимают в слегка охлажденном виде по 100-150 мл каждые 20-30 мин общим объемом в 1,5 раза превышающем потери жидкости со рвотными массами и калом. Все больные холерой и вибриононосители подлежат обязательной госпитализации в стационары с особым режимом. Диспансеризация. Переболевшие в течение 1 года находятся под медицинским наблюдением. Обязательно исследование кала для исключения вибриононосительства. 12 4. Профилактика. Профилактика. Там, где используют современные методы фильтрования и хлорирования воды и соблюдают санитарные правила обработки пищевых продуктов, холера встречается исключительно редко. Люди, посещающие холерные очаги, должны пользоваться лишь кипяченой или хлорированной питьевой водой, не есть сырых овощей, свежих фруктов, неотваренных моллюсков и не пить молока. Испражнения больных следует дезинфицировать. Введение холерной вакцины создает лишь кратковременный (на 3–6 месяцев) и неполный иммунитет. Предупреждение болезни. В целях предотвращения заноса возбудителя холеры из-за рубежа осуществляется санитарный досмотр прибывающих оттуда транспортных средств, проводится бактериологическое обследование граждан, заболевших острыми кишечными инфекциями в течение 5 дней после прибытия из неблагополучных по холере стран. Проводится исследование воды поверхностных водоемов на наличие холерных вибрионов. После госпитализации больного или вибриононосителя в квартире проводится дезинфекция. Лица, тесно общавшиеся с больным или вибриононосителем и страдающие заболеваниями желудочно-кишечного тракта, госпитализируются. Их выписывают после 5- дневного медицинского наблюдения и обследования на холерные вибрионы. 13

причины, симптомы, лечение, диагностика и профилактика

Прежде чем раскрыть симптоматику болезни и воздействие на организм, дадим определение болезни. Холера – вирусное инфекционное заболевание, возбудителем является микроорганизм Vibrio cholerae. Основное место поражения – тонкая кишка. У больного наблюдается жидкий стул, рвота, интоксикация. Болея, человек лишается до 40 литров жидкости в сутки, вызывая обезвоживание, риск смертельного исхода. Каждый год болезнь поражает более 5 миллионов человек – 3-5% погибают. Относится к инфекциям, представляющим особую опасность для жизни человека. Для холеры характерны диспепсические синдромы, при которых ярко выражено обезвоживание организма.

Паразит имеет жгутик, с помощью которого он передвигается в организме. Существует более 200 разновидностей бактерии. 2 из них служат зачинщиками болезни – Vibrio cholerae и Vibrio eltor.

Vibrio cholerae и Vibrio eltor

Читайте также дополнительные материалы, это важно знать.

История

Болезнь холера известна с античности, в Европу пришла в 19 веке. Пик пандемии в России произошел во второй половине 19 века, совпав с Крымской войной – смертность исчислялась шестизначными цифрами. В 1854 году в центре Лондона заразилось холерой более 500 человек. Доклад Дж.Сноу о влиянии системы водоснабжения на распространение холеры дал стимул к усовершенствованию канализации.

Открыл холерную бактерию Ф. Пачини в 1853 году и Э.Недзвецкий в 1872 году.

Холера распространилась по всем уголкам земного шара. Основные очаги заражения – страны Африки, Латинской Америки. Инфекционное распространение связано с антисанитарией, в которой живет человек. Возбудителями являются микробы, содержащиеся на предметах и необработанных продуктах.

История болезни начинала путь с древности, забрав жизни десятков миллионов людей. Относиться к лечению нужно серьёзно. Инфекционные болезни унесли больше жизней, чем войны!

Свойства холерного вибриона

Вырабатывая яд, микробы повреждают слизистую кишки. Под действием отравы нарушается водно-солевой баланс, происходит обезвоживание организма у человека.

Свойства токсинов:

  • Разрушение эпителия тонкого кишечника.
  • Раздражают пищеварительную трубку, вызывая рвотные побуждения, жидкие испражнения.
  • Нарушают водно-солевой баланс.

Бактерия развивается при 16-40С. Оптимальный вариант существования холерного вибриона – 36-37С. Температура ниже ноля не страшна.

Погибает паразит под воздействием солнечных лучей, при температуре свыше 60С, взаимодействии с кислотными соединениями.

Холерный вибрион

Возбудитель болезни не восприимчив к щелочи, на продуктах питания, поверхностях и почве бактерии живут до месяца, в воде – пару месяцев.

Патогенез во время холеры:

Заражённая еда, жидкость → проникновение в тонкую кишку → присасывание бактерии к стенкам кишечника → увеличение популяции микроба на слизистой оболочке кишки → выделение токсинов СТХ, яд дезориентирует нормальную работу тонкой кишки → из-за токсинов, нарушается водно-солевой баланс, водные и соляные частички выходят из кишечника → клетки обезвоживаются и погибают, бактерии покидают организм вместе с мертвыми клетками.

Этиология недуга: источник заболевания – бактерия, представленная биотипом болезни и Эль-Тор. Клиника холеры Бенгал обладает способностью выделять схожий с биотипом холерной бактерии экзотоксин.

Причины возникновения холеры

Причины болезни:

  • Зараженный человек.
  • Носитель бактерии. По внешним признакам не выглядит заряженным.

Испражнения и рвота больного без запаха. Заражённые вещества не замечаются, что приводит к распространению инфекционного заболевания.

Механизм передачи бактерий – фекально-оральный, вибрионы выходят из организма через кал, при рвоте. Воздушно-капельным путем болезнь не передается.

Основные пути инфицирования холерой:

  • Через воду: в загрязнённой воде высокое содержание бактерий. Во время купания существует огромный риск заражения. Мыть посуду, продукты питания в такой воде не рекомендуется.
  • Контактно-бытовой: предметы обихода, ручки дверей, посуда, белье и другие предметы, с которыми контактировал больной, полны возбудителями болезни.
  • Пищевой: молочная и рыбная продукция, фрукты и овощи, не прошедшие тепловую обработку. Возбудитель холеры попадает на продукты через воду, носителя, мух.

Симптоматика болезни

Признаки холеры:

  • Рвота от употребляемой пищи.
  • Повышение температуры тела.
  • Обезвоживание организма: сухость в ротовой полости.
  • Стул при холере: жидкий, бесцветный, бело-серый.

Инкубационный период холеры – пару часов, чаще 2–3 суток.

Классификация заражения:

  • Стёртая.
  • Лёгкая.
  • Средней тяжести.
  • Тяжёлая.
  • Очень тяжёлая.

Выделяют 4 степени дегидратации:

  • Первая – обезвоживание составляет 1-3% от массы тела.
  • Вторая фаза – 4-6% от общего веса больного (средняя тяжесть).
  • Третья – больной теряет 7-9% общей жидкости человека.
  • Четвертая – дегидратация более 9%.

Для стертой формы холеры характерен разовый жидкий стул, отсутствие обезвоживания, лихорадка отсутствует. Первые признаки – резкий позыв к стулу, водянистое испражнение. Отсутствует болевой синдром, растёт число «походов» на стул, увеличивается объём испражнения. В результате обезвоживания проявляется недомогание, желание пить, сухость в ротовой полости. Период болезненного состояния – 1-2 суток.

При потере жидкости на второй стадии инфекция прогрессирует, понос сочетается с часто повторяющейся рвотой. По цветовой гамме фекалии и рвота идентичны. Наблюдается сухость в ротовой полости, бледная глазная сетчатка, увядание кожи. Частота испражнений – до 10 раз за день. Выраженные осложнения: судороги конечностей, хрипота голоса. Длительность протекания болезни – до 5 дней.

Для тяжёлой формы характерен эксикоз из-за сильного жидкого стула (теряется до 1,5 литров жидкости за 1 акт испражнения). Симптомы: вялость кожи, появление тахипноэ, нарастание тахикардии, нитевидный пульс, быстро падающее АД, снижение мочевыделения.

Алгидный тип холеры (тяжелее по форме) – скорое развитие инфекции, сопровождаемое сильной рвотной массой, частыми позывами к стулу. Ослаблен иммунитет. Температура тела через пару часов достигает 34-35С. У больного теряется более 12% жидкости в организме. Симптомы холеры: одышка, анурия, развитие паралича кишечных мышц.

Внешний вид больного:

  • запавшие глаза;
  • потеря голоса;
  • тусклость склер;
  • втянутый живот.

Лабораторная диагностика показывает результаты анализов: плотность крови превышает 1,035; индекс соотношения объёма эритроцитов к общему объёму плазмы – 0,65-0,7л/л.

Опасность развития холеры у детей до 3 лет

Наиболее подвержены холере дети младше трехлетнего возраста. Обезвоживание хуже переносится малышами. Детям значительно сложнее определить уровень дегидратации, опираясь на плотность плазмы. Для чёткого и верного анализа следует взвешивать малыша.

Дифференциальная характеристика симптомов отлична от протекания у взрослых. Особенность холерного вибриона у малышей:

  • Безосновательное повышение температуры.
  • Адинамия.
  • Ярко выраженные эпилептиформные припадки.

Время протекания болезни – до 10 суток. Своевременная регидратация, возмещение электролитов – главная цель быстрого восстановления организма.

Диагностика

При эпидемиологической вспышке диагноз заболевания не представляет трудностей. В местностях, где холера не проявлялась, необходимо бактериальное подтверждение.

Методы диагностики заболевания:

  • объективный – тяжесть недуга определяется симптомами;
  • бактериологический – сдаётся посев испражнений, рвотных масс. Определяется возбудитель холеры;
  • серологический – с использованием сыворотки крови определяется наличие антигена вибриона;
  • относительная плотность плазмы – помогает установить степень заболевания.
  • экспресс-диагностика.

Заболевание важно вовремя диагностировать, чтобы назначить правильное лечение холеры, избежать последствия.

Лечение болезни

Методы борьбы с болезнью включают:

  • Госпитализация, с последующим лечением в инфекционном отделении.
  • Назначение специального режима: на время инфицирования больному требуется постельный режим, соблюдать санитарные правила. Пока проявляются тошнота, рвота, недомогание, больного желательно поместить на кровать Филипса, со специальным отверстием в области таза. Забор материала проводится через пару часов: необходимо оценивать количество жидкости, потерянной больным. На основе анализов больному вводится необходимая доза солевого раствора, во избежание обезвоживания. Запрещено применять физиопроцедуру, всевозможные виды массажей, лечебной физкультуры. Сестринский уход – необходимое условие в выполнении требований.
  • Карантин в домашних условиях: помещение больного в отдельную комнату, использование личной посуды, вещей.
  • Соблюдение специальной диеты: меньше потребляйте углеводы, жиры. Запрещённые продукты:
  1. Жирные бульоны.
  2. Супы на молочной продукции.
  3. Мучные изделия.
  4. Кисломолочные продукты.
  5. Свежие и сушёные фрукты, овощи.
  6. Сладкое – варенье, мёд, сахар.
  7. Острая пища.
  8. Копчёная продукция.

Разрешены продукты:

  • Суп на воде с рисом, овсяной кашей.
  • Каши на воде.
  • Сухарики.
  • Котлеты на пару с нежирной мясной продукции: курица, телятина, крольчатина.
  • Компот из смородины, айвы.
  • Обезжиренный творог.

Лечение медикаментами

Чтобы бороться с обезвоживанием, пациенту необходимо пить, вводить вовнутрь кишечника раствор из воды и соли. При тяжелой форме заболевания раствор вводится в вену.

Чтобы уничтожить бактерию, используют антибиотики:

  • Левомицетин.
  • Доксициклин.

Необходимо проконсультироваться с врачом, определяющим дозировку, количество приёмов в день.

Народные методы лечения холеры

Холера не лечится народными средствами! Народные методы лечения не рекомендуется использовать как основные – их используют как сопутствующие главным.

  • Согревание – при пониженной температуре пациенту следует наложить горелки на организм, температура комнаты не должна быть меньше 35С.
  • Барвинок малый. Рецепт: 1 ч.л. высушенной травы заварить в стакане воды. Остудить, процедить, принимать по 100 мл трижды на день. Напиток помогает от жидкого стула, дезинфицирует кишечник.
  • Красное вино, содержащее танин, останавливает популяцию холерных бактерий.
  • Ромашковый, мятный чай. Развести в равной доле травы. 5 ст.л. смешанного материала развести в литре жидкости. Прокипятить. Пить 1,5-2 литра на день малыми дозами. Обладает антивоспалительными свойствами.

Последствия болезни

Отсутствие шагов к излечению недуга, затягивание приводит к:

  • Гиповолемическому шоку (пониженное артериальное давление).
  • Нарушению функций почек. Характеризуется уменьшением выделения азотистого шлака, плотности мочи, ацидозом.
  • Мышечным судорогам.
  • Тромбофлебиту.
  • Нарушению дыхания.
  • Острому нарушению кровообращения в мозге.
  • Повторному инфицированию иными типами микробов.

Профилактика

За лицами, приезжими из неблагополучных по холере стран, необходимо наблюдать не менее 5 суток.

Санпин (Санитарные нормы и правила) про холеру включают мероприятия, препятствующие распространению болезни на территории страны.

Чтобы чёрная холера дальше не развивалась, важно своевременно изолировать зараженного человека. Необходимо соблюдать меры предосторожности. Профилактика и лечение играют важную роль в выздоровлении.

Профилактика холеры:

  • Больной человек перемещается в отдельное помещение – изолятор. После исчезновения симптомов его высвобождают. Важно провести 3 диагностирования с периодичностью раз на день. Результаты исследования должны показать отсутствие микробов в организме.
  • Собирают контактировавших с заражённым – трижды берут анализ крови, назначают лечение антибиотиками.
  • Рабочее место и помещение, в котором находился больной, необходимо продезинфицировать. Делается на протяжении 3 ч после госпитализации.

Во время дезинфекции необходимо соблюдать меры предупреждения, исключающие вероятность заражения – проводить процедуру в специальной одежде, перчатках, маске.

Прививка от недуга

Специфическая профилактика включает вакцину, вводимую под кожу. Экстренная профилактика включает использование препаратов, препятствующих распространению бактерий.

Прививка от холеры – важный этап для предупреждения возникновения заболевания. Эффективность медикаментов, вводимых под кожу, не доказана до конца – их не рекомендуется использовать. Вакцина против холеры – не универсальный защитный метод. Является дополнением к остальным мероприятиям, убивающим источник инфекции и вирус.

Вакцинация помогает выявить носителей инфекции у взрослых и детей, исключить распространение болезни. В дополнение к вакцине принимают буферный раствор – для защиты препарата от действия кислоты желудка. Вводится 2 дозы с интервалом в 1 неделю. Вакцина Dukoral защищает организм на полгода. Можно делать прививку детям старше 2 лет.

Холера – кишечная инфекция, вызываемая различными бактериями, способными привести к серьёзным нарушениям организма и смерти!

Историческая справка

ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ ЗДРАВООХРАНЕНИЯ САРАТОВСКОЙ ОБЛАСТИ

История здравоохранения Саратовской губернии уходит своими корнями к XVIII веку. Вот несколько примечательных фактов. В начале 18 века в Саратове проживало до 500 семей. Имелось 7 церквей, но не было ни одной больницы и ни одной школы. В соответствии с архивными данными, первым врачом в Саратове был Савва Леонтович, начавший службу в городе в царствование императрицы Елизаветы Петровны (1741- 1761) и продолжавший работать при императрице Екатерине II . В это же время упоминается фамилия еще одного саратовского лекаря Слиткова.

10 ноября 1780 г. при утверждении штата девяти уездов наместничества появились и уездные врачи. В 1781 г. лекарь Иоганн Кнор занял место городового врача в г. Вольске. В 1887-1889 г.г. в Кузнецке работал лекарь Франц Вильгельмович Эрнести, переехавший затем в Хвалынск, где стал первым лекарем города. В 1790 г. к работе в Аткарске приступил лекарь Николай Мейер.

С конца XVIII века в Саратовской губернии начинает развиваться промышленность – мукомольное производство и винокурение, а также кожевенное, гончарное и текстильное производство. Развитие промышленности, торговли, соляного извоза и судоходства способствовало росту Саратова и других городов губернии. В 1811 г. население г. Саратова составило 27 тыс. человек, а к середине XIX века оно выросло до 70 тыс. человек.

Организация лечебной помощи населению сильно отставала от экономического развития губернии. В 1804 г. в Саратове значительно активизировал свою деятельность приказ общественного призрения, было начато строительство больницы в городе.

На приказ была возложена забота по оказанию медицинской помощи населению. С данного момента можно считать, что появляется «организованная медицина», и начинается первый этап организации саратовского здравоохранения, продолжившийся до 1909 г. – года открытия в Саратове университета с единственным медицинским факультетом. Формирование университетских клиник и кафедр принято рассматривать как второй этап развития здравоохранения в губернии. На втором этапе (1909 – 1917 г.г.) в Саратове получает стремительное развитие клиническая и профилактическая медицина. Третий этап (1918-1940) – время становления государственной системы здравоохранения. С начала Великой Отечественной войны начинается 4-ый период в истории здравоохранения, когда серьезная реорганизация здравоохранения была направлена на решение задач военной медицины. Пятый – послевоенный период (с 1945 г.) -время дальнейшего укрепления государственной медицины со своими плюсами и минусами.

С начала 90-х годов XX века происходит значительное изменение в системе здравоохранения, появляется страховая медицина, элемент частной практики. В шестом периоде происходит существенное реформирование здравоохранения: решаются задачи по переходу с экстенсивного на интенсивный путь развития в условиях меняющегося характера финансового обеспечения.

Оглядываясь на путь, пройденный здравоохранением Саратовской губернии за последние 2 века второго тысячелетия, следует отметить, что первое учреждение стационарного типа – Александровская губернская больница (ныне 2-ая городская клиническая больница) создается в Саратове при Приказе общественного призрения в 1806 году.

В 1878г. В ходе русско-турецкой войны появилось большое количество раненых и больных, которые прибывали с театра военных действий, началась эпидемия сыпного тифа. В связи с этими событиями Саратовская городская дума открыла дополнительно три лазарета, постановлением Думы от 14 ноября 1878 г. один из лазаретов, размещавшийся в двухэтажном частном доме на Полтавской площади, был приспособлен под временную городскую больницу на 80 коек «для нужд бедного населения мещанского и цехового звания».

В первом периоде развития здравоохранения по инициативе общества «Беседы Саратовских врачей» в Саратове была открыта первая амбулатория (1863 г). В этом же году состоялось и официальное открытие родильного дома со школой для подготовки сельских повивальных бабок. Город субсидировал амбулаторию, родильный дом и школу, все они находились в частных домах, где кроме них была аптека, зал для чтения лекций будущим акушеркам и зал заседаний Общества. Лишь к 1894 г. удалось перевести амбулаторию и зал заседаний в другое место, а в 1900 г. чтение лекций было перенесено во вновь открытую фельдшерскую школу (ныне областной медицинский колледж). В 1894/95 гг. в городе было 4 амбулатории, две из них при Александровской и городской больнице имели пропускную способность 800-900 больных в месяц. Кроме этого имелись еще две небольшие амбулатории «Красного Креста», но они работали лишь летом.

В 1896 году общество «Беседа Саратовских врачей» был переименовано в Физико-медицинское Общество г. Саратова, которое в январе и феврале 1902 г. обсудило вопрос о состоянии амбулаторной помощи населению города и признало необходимым к существующим несколько лет 4 амбулаториям добавить еще две, разделив город на 6 участков. Для каждого участка – своя амбулатория (шестая из них открылась в 1906 г.).

В конце 19-начале 20 столетия в Саратове, как и в других городах России, появляются первые медицинские учреждения для оказания специализированной медицинской помощи. Так, в 1897 г. на частные средства купца Поздеева была построена первая детская больница. Заведовать больницей был приглашен ученик проф. Филатова -В.П. Бруханский. Врач вместе с медицинскими сестрами Андреевской общины самоотверженно трудился, изыскивая средства на содержание больницы и персонала. До 1907 г. в больницу госпитализировались только соматические больные, затем было развернуто 45 коек для инфекционных больных.

Во время губернаторства в Саратове П.А.Столыпина была построена и стала функционировать с 1904 года глазная больница (ныне глазная клиника). Первым ее главным врачом был гласный Городской думы М.Ф. Волков. Им был организован сбор денег и субсидий на постройку здания, он принимал участие в создании проекта больницы, ознакомившись лично с глазными клиниками Германии, Швеции, Австрии. Кроме того, М.Ф. Волков известен тем, что построил корпуса городской больницы на 200 коек, участвовал в строительстве фельдшерской школы и зданий Императорского Николаевского университета.

В силу своего географического положения Саратовская губерния всегда находилась под постоянной угрозой распространения эпидемий, в т. ч. и особо опасных – чумы, холеры. Были часты вспышки и других заболеваний,

Изучением санитарного состояния губернии до возникновения постоянно действующей санитарной организации занимались научные общества «Беседа саратовских врачей» и «Саратовские санитарные врачи», организованные соответственно, в 1860 г. и в 1887 г. Функции официального контроля за санитарным состоянием брала на себя также Городская управа. Для борьбы с эпидемиями по предложению Городской управы стали приглашать специальных врачей. Особо следует отметить видного деятеля земской медицины, первого санитарного врача России И.И. Моллесона, который с 1889 по 1897 г. работал на посту руководителя медико-статистического отделения губернской земской управы. В. течение 5 лет он был редактором журнала «Саратовский санитарный обзор», имевшего широкий резонанс в обществе.

Оформление постоянно действующей санитарной организации произошло 04.12.1894 г. когда Саратовская городская Дума вынесла постановление; «Все санитарное дело сосредоточить в особом санитарном отделении городской управы». В 1910-1912 г.г. в губернии появился штат уездных санитарных врачей. В 1913 г. санитарная организация губернии состояла из медико-санитарного бюро при губернском земстве, уездных земских врачей по одному на уезд, трех санитарных врачей в Саратове. Здесь же имелась только что открытая в 1912 г. санитарно-бактериологическая лаборатория и дезинфекционный пункт. Этот период развития саратовского, здравоохранения характеризуется и стремительным развитием клинических направлений.

После открытия медицинского факультета Императорского Николаевското университета в 1909 г. главной клинической базой вуза становится Александровская больница. В то время в больнице работали известные врачи города, которые стали ведущими преподавателями вуза: хирург В.И.Лисянский, инфекционист П.К.Галлер, прозектор И.И.Линтварев, терапевт Н.Е. Кушев, Последний более 20 лет был председателем Саратовского физико-медицинского общества. Он работал профессором кафедры врачебной диагностики, организовал в 1923 г. первую в СССР противомалярийную станцию.

На базе больницы стали организовываться кафедры университета: кафедра дерматологии и венерологии, акушерства и гинекологии. В 1913 г. была открыта госпитальная хирургическая и терапевтическая клиники. Кафедру госпитальной хирургии возглавил проф. СИ. Спасокукоцкий, бывший до этого земским врачом в Смоленской губернии. Проф. Спасокукоцким было много сделано для развития отечественной хирургии в стране. В 1918 году С.И. Спасокукоцкий для лечения инвалидов 1-ой мировой войны организует НИИ травматологии. Это был первый научно-исследовательский клинический институт в Саратове.

В 1912-1913 г.г. под руководством известного архитектора К.Л.Мюфке началось возведение Клинического городка (ныне Клинической больницы №3 СГМУ).

В 1912г. в университете создается кафедра гигиены с эпидемиологией (проф. В.А. Арнольдов), с 1914 г. при кафедре стала функционировать гигиеническая лаборатория, которая стала заниматься изучением гигиены водоснабжения, разрабатывать научные основы гигиены окружающей среды в области.

Серьезной проблемой в начале 20-го столетия была проблема заболеваемости и смертности детей, прежде всего от инфекционной патологии. Так, проф. И.Н. Быстренин (1913 г.) писал: «…В Норвегии и Швеции процент детской смертности едва достигает 8-9, в России он поднялся, в среднем до 30, достигая в некоторых губерниях, например, Пермской и Саратовской, выше 40…»

На базе первой детской больницы в 1912 г. открылось новое «заразное» отделение, штат врачей увеличился до 6 человек. Позже (1919г.) на базе больницы была организована детская инфекционная клиника.

С 1912 г. вводится школьный санитарный надзор, создается общество «Капля молока». В 1913 г. создается Царицынская противочумная лаборатория.

В 1918-1940 г.г. в области продолжается развитие клинической и профилактической медицины. После Великой Октябрьской социалистической революции губернская Александровская больница была переименована во 2-ю Советскую, она продолжала оставаться центром развития клинической медицины. В 1920 г. на базе больницы создаётся пропедевтическая хирургическая кафедра, которой руководил заслуженный деятель науки РСФСР, проф. В.И.Разумовский, в клинике оказывается экстренная хирургическая помощь жителям всего города Саратова.

Городская больница (1-ая Советская) к 1918 г. также представляла из себя крупное лечебное объединение, включавшее хирургический и терапевтический стационары, инфекционное и гинекологическое отделение, лечебницу для хронических больных, родильный дом, дезинфекционную камеру.

Однако, с 1926 года, основной клинической базой города, области, вуза становится Клинический городок (3-я Советская). Руководителем Клингородка в то время был ректор университета, проф. С.Р. Миротворцев, усилиями которого и было успешно завершено строительство комплекса клиник.

В Клиническом городке на протяжении многих лет работали видные ученые-клиницисты: академик АМН СССР С.Р. Миротворцев, хирург; чл.-кор, АМН СССР КН. Третьяков, невропатолог; Заслуженный деятель науки РСФСР, проф. П.Н. Николаев, терапевт; основоположник саратовской рентгенологии проф. Н.Е. Штерн; детский хирург, проф. Н.В. Захаров и др.

Как известно, в 1922 году был опубликован декрет Совнаркома «О санитарных органах республики», определивший задачи, права, нормы санитарных органов, провозгласивших государственный характер их деятельности. Стали создаваться санитарно-эпидемиологические станции. Важную роль в пропаганде санитарных знаний среди населения области сыграл Дом санитарного просвещения, открывшийся в 1919 г. Большую роль в противоэпидемической работе стал играть противочумный НИИ Юго-востока «Микроб» (1918г.), внесший большой вклад в разработку вакцинных препаратов против особоопасных инфекций. В 1923 г. был открыт венерологический диспансер (главный врач Н. Окунь).

В подготовке кадров врачей нового типа – «врачей-профилакториев»
(Н.А. Семашко) важную роль сыграло открытие кафедр социальной гигиены (Саратовский университет, 1923 г., первый руководитель кафедры КА Коновалов, возглавляющий губернский отдел здравоохранения).

В июне 1941 г. мирная жизнь была нарушена вероломным нападением фашистов на страну. Саратовская область превратилась в «госпитальную базу». На территории ее в годы Великой Отечественной войны действовало 183 госпиталя, в т. ч. в Саратове – 64; в которых было возвращено в строй более 300 тыс. солдат и офицеров. Госпитали были созданы не только в Саратове, но также и в гг. Энгельсе, Аткарске, Петровске, Ртищево. К работе в них было привлечено в качестве консультантов 29 профессоров Саратовского медицинского института ( С.Р. Миротворцев, КН. Третьяков, Н.И. Краузе, Л А Шварц, Н.В. Захаров, М.П. Кутании и др.)

Еще в 1942 году главный хирург эвакогоспиталей Саратовской области С.Р. Миротворцев, выступая на первом пленуме госпитального совета с докладом
«Состояние лечебной работы в эвакогоспиталях г. Саратова и области», отмечал, что:
«… лечебное дело в эвакогоспиталях г Саратова и области поставлено более чем удовлетворительно. 75-82% выписывающихся непосредственно на фронт являются основным показателем нашей работы».

В послевоенный период происходит дальнейшее развитие системы здравоохранения. Основные показатели развития здравоохранения области следующие: в 1970 г. число коек на 10 тыс. населения стало 102,0; численность врачей выросла до 7790 человек; на 10 тыс. населения было 31,7 врачей. По области насчитывалось 1092 фельдшерских пункта. На территории были вновь организованы такие учреждения, как женские консультации и родильные дома, детские больницы с поликлиниками, диспансеры, медико-саиитарные части, профилактории которых ранее не было.

Большой вклад в развитие здравоохранения всей России внесли Саратовские ученые и медики. Их имена известны далеко за пределами нашей области.

Велики достоинства ученого, в котором сочетаются глубокие теоретические знания с повседневной творческой практической деятельностью. Таким был Николай Романович Иванов – автор ряда выдающихся трудов в области медицины и заведующий кафедрой детских инфекционных болезней, где на практике доказывал ценность своих теоретических исследований. Будучи председателем постоянной комиссии по здравоохранению областного совета народных депутатов, он проводил большую работу по укреплению материальной базы здравоохранения области, города Саратова и медицинского института, ректором которого был бессменно в течение 29 лет. При его участии построены клиники проф-патологии и гематологии, новые корпуса глазной и кожной клиник, зданий в клиническом городке для кафедр реаниматологии и анестезиологии, патанатомии, межвузовской и консультативной поликлиники, 1-ая детская инфекционная больница.

В начале 70-х годов развернулась подготовка к операциям по пересадке почки – фантастическая в то время, создавалась диагностическая служба, центр хронического гемодиализа. В1981 году в клинике, которую возглавляла профессор Галина Николаевна Захарова, был создан межобластной центр микрохирургии. Использование новой современной техники, хирургического микроскопа позволило освоить уникальные операции на мелких сосудах диаметром 2 мм, лимфатических сосудах, реплантировать пальцы, кисти рук. С помощью микрохирургии были освоены новые методы лечения бесплодия у мужчин и женщин.

Среди многих имен, которые вошли в историю Саратовского здравоохранения, видное место занимает профессор Иван Минаевич Поповьян, выдающийся ученый, педагог, талантливый хирург, заведующий кафедрой факультетской хирургии лечебного факультета. Он был основателем таких передовых разделов медицины, как хирургия легких и пищевода. Первое отделение торакальной хирургии было открыто в руководимой им клинике в 1956 году. Под его руководством разрабатывались вопросы обезболивания и реанимации, готовились первые кадры анестезиологов области; создано урологическое отделение и начато преподавание курса урологии.

Еще одна известная фамилия -проф. Константин Иванович Мышкин, научные работы которого по эндокринологии, хирургии, хирургической гастроэнтерологии, медицинской кибернетики широко известны. Его педагогический талант проявлялся в любом общении со студентами, ординаторами, ассистентами, коллегами. Блестящие лекции, преданность клинической хирургии увлекали молодых хирургов и врачей со стажем.

Благодаря плодотворной работе микробиолога, профессора Софьи Исидоровны Шеришориной, которая большое внимание уделяла исследованию действия антибиотиков на микроорганизмы и изысканию средств активных по отношению к антибиотико-устойчивым микроорганизмам, удалось открыть гонококковый и дифтерийный бактериофаг.

Владимир Николаевич Кошелев – хирург, профессор, заведующий кафедрой госпитальной хирургии педиатрического факультета, основал крупнейшую в стране лабораторию по применению лазеров в медицине. Он был основателем советской школы медицинской лазерологии. Разработка и применение медицинских лазеров позволили излечить тысячи больных, лазеры стали непременным атрибутом практической медицины. Под научным руководством В.Н. Кошелева было защищено 30 кандидатских и доцентских диссертаций. Профессор В.Н. Кошелев являлся академиком Международной академии информатизации, академии естествознания лазерной академии.

В послевоенные годы значительное развитие получила специализированная медицинская помощь. Так, например, на базе 1-ой городской больницы в 1968 г. создается кафедра нейрохирургии (проф., заслуженный деятель науки РСФСР Е.И. Бабиченко), на которого были возложены функции Саратовского межобластного нейрохирургического центра, в сферу влияния которого вошли 6 областей РСФСР.

В конце 80-х начале 90-х годов здравоохранение страны, области вступило в новый этап жизни.

В результате совместной работы министерства здравоохранения, Правительства области, областной Думы приняты законы: «О противотуберкулезной помощи и защите населения от туберкулеза», «Об иммунопрофилактике населения Саратовской области», «О народной медицине», «О праве на медицинскую деятельность», «О правах пациентов», «О здравоохранении Саратовской области», «О лекарственном обеспечении населения Саратовской области».

Служба здравоохранения Саратовской области обслуживает более 2,7 млн. жителей.

Медицинскую помощь жителям области оказывает более 12 тысяч врачей и 27 тысяч средних медицинских работников.

За медицинской помощью ежедневно обращаются около 80 тысяч человек, каждый житель области обращается в лечебное учреждение в среднем 10 раз в год.

Медицинскую помощь населению области оказывают 186 больниц, 19 специализированных диспансеров, 13 областных специализированных учреждений, 7 клиник и НИИ. Общая коечная мощность составляет более 28 тысяч коек. Ежегодно через стационары проходит около 600 тыс. больных, проводится более 1бО тысяч операций, число ежегодно принимаемых родов более 21 тыс.

В практическое здравоохранение внедрено использование аргонового скальпеля и ультразвукового дезинтегратора тканей при проведении операций в областной клинической больнице, что позволило сделать существенный шаг в развитии хирургической службы в области. Освоены новые методики обследования больных с патологией почек: проводится определение резерва клубочковой фильтрации, что способствует ранней и дифференциальной диагностике поражения почек. Значительные успехи достигнуты в лечении больных травматологического и ортопедического профиля, благодаря разработке новых способов диагностики и лечения патологии тазобедренных суставов, позвоночника, врожденного вывиха бедра на базе Саратовского научно-исследовательского института травматологии и ортопедии. На базе клиники гематологии СГМУ применен препарат интрон А с положительным эффектом для лечения детей с хроническим
миелолейкозом.

К новым современным технологиям в педиатрической практике относится использование сурфактанта в комплексной терапии новорожденных с респираторным дистресс синдромом.

Позиция признания здоровья как высшего национального приоритета государства находит сегодня понимание и твёрдую поддержку руководства России и Саратовской области. «В центре российской национальной идеи должен стоять человек» – такая убеждённость Президента Российской Федерации В.В.Путина становится основой социальной политики, в том числе в сфере охраны здоровья населения.

Холеpа, как пpиpодно-очаговый сапpоантpопоноз Текст научной статьи по специальности «История и археология»

ОБЗОРЫ И ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ

DOI: 10.24411/1815-3917-2020-11801

Холеpа, как пpиpодно-очаговый сапpоантpопоноз

М.К.Мамедов, А.Э.Дадашева

Цешр по контролю за особо опасными инфекциями, г.Баку, Азербайджан

Резюме: В статье представлены данные, демонстрирующие реальную способность поверхностных водоемов, контами-нированных холерными вибрионами, а также живущих в них низших организмов, играть роль потенциальных источников инфекции при холере. Эти данные позволяют рассматривать холеру как сапронозную инфекцию, которая имеет природные очаги, связанные с водными биоценозами. Ключевые слова: холера, прородные очаги, сапронозы.

Для цитирования: Мамедов М.К., Дадашева А.Э. Холера, как природно-очаговый сапроантропоноз. Биомедицина (Баку). 2020;18(1):4-17. DOI: 10.24411/1815-3917-2020-11801

Поступила в редакцию: 10.01.2020. Принята в печать: 14.02.2020.

Cholera as natural-focal saproantroponosis

Mamedov M.K., Dadasheva A.E.

Center for Control of Particularly Dangerous Infections, Baku, Azerbaijan

Abstract: The article contains data demonstrated real ability of surface water reservoirs contaminated with cholera vibrions and different low level organisms living in these reservoirs can play role of potential sources of infection at cholera. These data allows considering cholera as a sapronotic infection which has its natural foci linked with water biocenoses. Key words: cholera, natural foci of infection, sapronosis.

For citation: Mamedov M.K., Dadasheva A.E. Cholera as natural-focal saproantroponosis. Biomedicine (Baku). 2020;18(1):4-17. DOI: 10.24411/1815-3917-2020-11801

Received: 10.01.2020. Accepted: 14.02.2020.

Corresponding author: Mamedov M.K.

Professor, Doctor of Medical Sciences, Senior Researcher, Center for Control of Particularly Dangerous Infections, Baku, Azerbaijan ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9777-1914 E-mail: [email protected]

Для корреспонденции: М.К.Мамедов

Профессор, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник, Центр по контролю за особо опасными инфекциями, г.Баку, Азербайджан

ORCID: https://orcid.org/0000-0002-9777-1914 E-mail: [email protected]

DOI: 10.24411/1815-3917-2020-11801

Сегодня можно считать, что изучение холеpы, как самостоятельной инфекции, началось в де-кабpе 1854 г с сообщения итальянского патолога Ф.Пачини, котоpый впеpвые обнаpужил и описал возбудитель этой инфекции, назвав его “холеpньш вибpионом” (этот факт признан лишь в 1965 г). Еще через 30 лет, в 1883 г Р.Кох выделил чистую культуру данного микроорганизма, а в 1906 г немецкие бактериологи Ф. и Э.Готшлих выделили еще один вибрион, имевший сходство с холерным – его назвали вибрионом Эль-Тор [1].

Ныне эти микроорганизмы имеют общее название – холерые вибрионы (ХВ).

Холера, относящаяся к карантинным (особо опасным и особо контагиозным) инфекциям, остается объектом пристального внимания медицинской науки и служб здравоохранения многих стран на протяжение более полутора столетий. При этом, начиная с публикации англичанина Джона Сноу, описавшего связанную с источником питьевой воды эпидемию холеры в Лондоне в 1855 г, на протяжение более ста лет доминировало представление о том, что важнейшим фактором распространения холеры является вода, контаминированная ХВ, попавшими в нее из организма людей, а холерой болеют только люди [2].

Однако, уже в начале VII пандемии холеры, вызыванной, главным образом, вибрионом Эль-Тор, перед эпидемиологами встал ряд вопросов, неразрешимых в рамках “классической” эпидемиологической концепции о холере, как сторогом антропонозе.

Соответственно, эта ситуация вынудила переосмыслить существующие взгляды на эпидемиологию холеры, что в итоге, к концу 80-х гг ХХ в привело к принципиальному изменению взглядов не только на эпидемиологию холеры, но и на ее место среди инфекционных заболеваний человека

[3].

Именно это обстоятельство и тот факт, что современный взгляд на эпидемиологию этой инфекции все еще не получил корректного освещения даже в учебной литературе, побудили нас в данном обзоре, кратко остановившись на основных причинах столь позднего формирования этих взглядов на холеру, охарактеризовать их содержание на те биологические особенности ХВ и эпидемиологические характеристики холеры, которые в комплексе сумели обеспечить не только широкое распространение холеры по миру, но и способствовали устойчивому продолжительному сохранению в природе ее возбудителей.

Начнем с того, что сложившийся к концу VI пандемии (1926 г) взгляд на холеру, как на болезнь

только людей, был сформирован на основе, с одной стороны, накопленного опыта эпидемиологического надзора за холерой, проводимого с помощью бактериологических методов, а с другой стороны, отсутствия сведений о патогенности ХВ для живущих в дикой природе и синантропных животных, вместе с невозможностью создания адекватной экспериментальной модели холеры на лабораторных животных.

Тогда, возникновение эпидемий считали проявлением процесса постоянной циркуляцию ХВ среди людей, а сохранение инфекции в межэпидемический период объясняли пребыванием ХВ в организме лиц со стертыми формами болезни или “здоровых” носителей ХВ.

При этом, незыблемым оставалось и представление о том, что резервуаром холерной инфекции могут быть только инфицированные люди – больные и “здоровые” носители ХВ. При этом допускалось, что ХВ лишь короткий период (!) времени могут переживать в окружающей среде, а при особо благоприятных условиях и кратковременно размножаться [4].

Именно поэтому в классификации инфекционных болезней человека, разработанной Л.В.Громашевским (1941) и дополненной И.И.Ел-киным (1952), как и во всех учебниках и материалах по проведению профилактических мероприятий, холера рассматривалась как строгий антропо-ноз с фекально-оральным механизмом передачи возбудителя.

Разумеется, что всем объектам окружающей среды (вода открытых водоёмов, канализационные стоки) отводилась роль лишь факторов передачи, “доводящих” ХВ до организма человека и, таким образом, опосредующим соответствующие пути заражения.

Возможность же продолжительного существования (и, разумеется, размножения и накопления) ХВ вне организма человека полностью исключалась [2].

Между тем, после долгого перерыва, в 1961 г началось новое распространение по миру холеры, которое позднее было признано началом VII пандемии холеры, обусловленной ХВ как “классического” типа, так и типа Эль-Тор. К середине 1965 г крупные вспышки холеры Эль-Тор были отмечены в ряде стран, в том числе, в Каракалпакской Автономной Республике и в Хорезмской области Узбекистана, где за 2 мес в общей сложности заболело около 600 человек [5].

Существенно, что причина появления холеры в этих регионах осталась неизвестной – предположение о том, что инфекция проникла сюда из Аф-

ОБЗОРЫ И ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ / REVIEWS AND PROBLEMATIC ARTICLES

гашисташа не подтверждалось, поскольку на территории Сурхандарьинской области – регионе, непосредственно граничащим с Афганистаном по р.Амударья – выявить случаи холеры не удалось.

При анализе причин этой ситуации, проведенном в январе 1966 г на Всесоюзном семинаре по холере в г.Термезе, впервые прозвучала гипотеза о том, скорее всего, ХВ, проникшие в Амударью с ее левого берега (Афганистан), длительно оставались жизнеспособными и размножались в речной воде и были принесены рекой в ее низовья, где заразились люди. Эта гипотеза, высказанная В.Д.Беляковым (Военно-медицинская академия, г.Ленинград) и поддержанная Г.М.Мединским (противочумный институт, г.Ростов), В.Л.Семиотрочевым (противочумный институт, г.Алма-Ата) и К.И.Мамедовым (облздравотдел, г.Термез), в ходе дискуссии подверглась резкой критике академиком АМН СССР Н.Н.Жуков-Вережниковым и член-корреспондентом АМН СССР И.К.Мусабаевым, которые оставались на позициях “официальной” эпидемиологии холеры и считали ее строгим антропонозом.

Между тем, по иронии судьбы, именно эта дискуссия инициировала в бывшем СССР проведение посвященых этому вопросу научных исследований, начатых в конец 1966 г по инициативе Н.Н.Жуков-Вережникова и проведенных на протяжение ряда лет сотрудниками противочумной службы Узбекистана и Казахстана. Полученные результаты способствовали расширению прежних представлений об эпидемическом процессе при холере, вызванной ХВ биотипа Эль-Тор и, даже, позднее, дали основание для их коренного пересмотра.

В частности, неожиданно для многих ученых, уже в начале 70-х гг было доказано, что ХВ регулярно выявлялись в воде открытых водоемов на благополучных по холере территориях и, в том числе, надежно изолированных от жилища людей и канализационных стоков. Более того, оказалось, что ХВ присутствовали и в организме широкого круга обитающих в них гидробионтов – простейших и примитивных животных организмов, приспособленных к постоянному обитанию (проведению в воде части жизненного цикла) в водной среде (т.е., биотопе) – планктона, моллюсков, ракообразных, губок, рыб, земноводных и др. [6].

Тем временем, не менее интересные результаты были получены в наблюдениях зарубежных эпидемиологов. Во-первых, к 1976 г группа Риты Колуэлл (К.Со1ЫеП) из США в разных частях мирового океана продемонстрировала факт длительного пребывания ХВ в морской воде и планктоне. Во-вторых, ХВ ими были выделены из воды

не только открытых водоемов, но рек и даже морей, а также из морских организмов, принадлежащих к разным биологическим видам. В-третьих, они опубликовали сообщения об отмеченных в странах Европы случаях заражения холерой после употребления в пищу лягушек, рыб и других морских обитателей (устриц, моллюсков, кальмаров, крабов и др.) Средиземного моря [7, 8].

Итак, на основе результатов упомянутых выше и ряда других наблюдений можно было полагать, что, ХВ могут не только длительно сохраняться, но и существовать, размножаться и накапливаться в организме разных видов обитателей водных биоценозов.

Соответственно, можно было полагать, что выступая в роли источников ХВ, эти гидробионты могут заражать людей и, в том числе, живущих на территориях, благополучных в отношении холеры. Хотя существование такой возможности первоначально признавалось только отдельными учеными, в методических материалах по профилактике холеры, официально изданных еще до середины 70-х гг ХХ в от имени экспертов ВОЗ по холере, указывалось, что открытые водоемы, как таковые, могут рассматриваться как самостоятельная среда, способная становиться источником ХВ, вызывающим холеру у людей [9, 10].

В частности, выяснилось, что в средних широтах ХВ можно обнаружить повсеместно в прибрежных зонах разнотипных водоемов на протяжение всего теплого времени года. Это прямо указывало на эпидемиологическое значение открытых водоемов, как сложной составной части среды обитания ХВ, представляющей определенную самостоятельную роль в эпидемиологии холеры.

Однако, обоснованность этого взгляда на важную роль водоемов при холере научное сообщество признало не сразу. К примеру, часть описанных выше фактов, трудно объяснимых с позиций “классического” взгляда на эпидемиологию холеры, предлагалось считать проявлением массивного загрязнения водоемов ХВ, в результате которого эти водоемы в целом (со всеми обитателями) становятся необычайно “мощным” фактором передачи (не источником) инфекции [11].

Подобные воззрения продолжали доминировать достаточно долго тем более, что объективность альтернативного взгляда лишь недавно была подтверждена результатами исследований, показавшими, с одной стороны, особенности экологических связей ХВ с гидробионтами [12, 13], а с другой стороны, значение этих связей для поддержания способности водных биоценотических сис-

тем выступать в роли “нечеловеческих” источников инфекции для человека [14, 15].

Поэтому данные, противоречащие официальной доктрине, упорно не принимались во внимание не только многими учеными, но и эпидемиологическими службами многих стран, что серьезно препятствовало формированию нового подхода к эпидемиологии холеры и, соответственно, к ее профилактике.

Формированию новых взглядов на эпидемиологию холеры способствовало “возрождение” в 80-е гг концепции о новом классе инфекционных болезней, развитой еще в конце 50-х гг ХХ в микробиологом Василием Ильичем Терских (1894-1967). Характерной особенностью этих инфекционных болезней, названных им “сапронозами”, он считал то, что “основным источником их возбудителей являются не животные, как при зоонозах, и не люди, как при антропонозах, а субстрат внешней среды” [16].

Однако, в бывшем СССР эта концепция была подвергнута резкой критике академиком Л.В.Гро-машевским и его последователями и была исключена из “официальной” эпидемиологии – в учебниках и руководствах по эпидемиологии и в периодической печати о ней не упоминали почти 30 лет. Лишь благодаря усилиям ученых (Г.П.Сомов, В.Ю.Литвин и др.), которые провели широкомасштабные экологические исследования на моделях возбудителей лептоспироза, мерсениоза, псевдотуберкулеза, сибирской язвы и других инфекций, концепция сапронозов вновь была оценена по достоинству и быстро завоевала признание [17, 18]

“Второе рождение” концепции о сапронозах позволило уже к середине 90-х гг коренным образом пересмотреть эпидемиологию холеры и обогатить ее данными, подтверждающими исключительно важную роль окружающей среды, включая водную среду с ее обитателями, в распространении холеры и сохранении в природе ее возбудителей.

Благодаря этой концепции стало возможным безоговорочно признать, что в природе, вне какой-либо зависимости от человека, реально имеется возможность неопределенно длительного существования, а также размножения и накопления ХВ в водной среде и в организме ее обитателей. Это означало, что водная среда – различные водоемы, море и даже океан и, главное, обитающие в них разнообразные гидробионты – это основная среда обитания и размножения ХВ, а отнюдь не место (или объекты) временного пребывания ХВ и, соответственно, не фактор передачи инфекции, лишь доводящий возбудителя инфекции до организма

человека [19, 20].

Приняв во внимание эти факты и рассуждения, нетрудно переосмыслить и коренным образом изменить взгляды на эпидемиологию холеры и, в первую очередь, на потенциальные источники инфекции. И, разумеется, при анализе реальных путей распространения холеры в процессе развития ее эпидемии приходится признать очевидность существования не одного, а двух, вероятно равноценных, типов источников инфекции: первый из них -это инфицированные люди, выделяющие ХВ в окружающую среду, а второй источник – водная окружающая среда, как таковая [15].

Однако, признание дуализма возможных при холере источников инфекции создает определенные трудности при определении места холеры в эпидемиологической классификации инфекционных болезней.

С одной стороны, отказаться от признания холеры антропонозом оказывается практически невозможным из-за того, что в естественных условиях холера отмечалась только у человека (существовавшая модель воспроизведения холерной интоксикации на новорожденных мышах не могла считаться адекватной) и легко передавалась от человека к человеку. С учетом этих аргументов, холеру по-прежнему приходится считать антропонозом, т.е. заболеванием, поражающим только людей.

Более того, хотя ХВ выявляются в организме гидробионтов, холеру нельзя считать зоонозом в силу двух соображений. Во-первых, зоонозами традиционно считают болезни только теплокровных животных и человека. Во-вторых, до сих пор полностью не ясен характер взаимоотношений ХВ с организмами гидробионтов, в которых они обитают, как и неизвестна способность ХВ вызывать в них патологию (известны лишь “вибриозы”, вызываемые у гидробионтов другими вибрионами) [21].

Отдельные исследователи еще в середине 90-х гг полагали, что трудности в классификации холеры можно преодолеть, формально выделив ее в особый тип анропоноза, возбудитель которого обладает неординарной способностью неопределенно долго сохранять жизнеспособность в окружающей водной среде [19]. Однако, такой подход не отражал равноценность 2 типов (человеческих и “нечеловеческих”) источников инфекции и потому оказался неприемлемым. Поэтому было решено холеру отнести к числу сапронозов. Вместе с тем, приняв во внимание данные о патогенности ХВ только для человека, ее причислили к “сапроантропонозам” [18].

Приняв это решение, предстояло ответить и на вопрос о том, откуда и каким образом без участия

человека (!) патогенные для него ХВ попадают в окружающую водную среду?

Учитывая отсутствие до настоящего времени однозначного и достаточно обоснованного ответа, можно лишь предполагать, что патогенные ХВ, скорее всего, возникли из видоизменившихся в ходе длительной эволюции сапрофитных вибрионов, обитающих в водных биоценозах, которые в процессе такой трансформации стали патогенными для человека и обрели вирулентность, достаточную для индукции заболевания. Однако, механизмы, детерминирующие этот процесс, все еще не ясны.

Однако из гипотез, трактующих детали этого процсса, предложенная еще в конце 80-х гг, исходит из того, что ХВ являются продуктом эволюционного изменения существующих в природе сапрофитных вибрионов, естественной средой обитания которых являются прибрежные части водоемов и канализационных стоков [19].

Ученые, развившие эту гипотезу уже в начале XXI в, полагают, что сапрофитные вибрионы, являвшиеся эволюционными предшественниками ХВ, способны колонизировать кишечник “детрито-фагов” – низших гидробионтов, питающихся остатками погибших растений и животных, т.е. детритом. В организмах детритофагов выживают и размножаются лишь вибрионы с наибольшей адаптивностью, которые из гидробионтов вновь попадают в водную среду и вновь становятся частью детрита [12]. В процессе таких многократно повторяющихся циклов сапрофитные вибрионы, обитающие в прибрежной полосе водоемов и являющиеся одним из звеньев пищевой цепи околоводного и водного биоценоза, подвергаются адаптивному естественному отбору и селекции наиболее адаптивных вибрионов [13, 22].

В этот циклический процесс может случайно вовлекаться и человек. В ходе многократного перемещения по цепи “человек – водная среда – человек” эти вибрионы обретают минимальную пато-генность в отношение человека. Последующие многократные естественные “пассажи” вибрионов через организм людей закономерно приводят к селекции вибрионов, которые по мере отбора фено- и генотипически все больше приближаются к ХВ, а в итоге обретают способность вызывать заболевание с клиникой холеры [23, 24].

Завершая рассмотрение важнейших моментов, позволяющих рассматривать холеру как сапроантропоноз, отметим, что такой взгляд на эту инфекцию позволил объяснить и некоторые особенности экологии ХВ и, в частности, “привязанности” вызываемых ими заболеваний к определен-

ным регионам мира [2, 9].

Действительно, из исторических документов следует, что большинство пандемий холеры (кроме VII) начиналось с территорий, непосредственно сопряженных с регионом, расположенным в Южной Индии, в низовьях “великих индийских рек” -Ганга и Брахмапутры (на этой территории ныне расположено государство Бангладеш) [1]. Лишь VII пандемию считают частично связанной с первичной эпидемией на о.Сулавеси [2].

Именно из этих регионов инфекция неоднократно распространялась и проникала в соседние страны. Поэтому иногда эти регионы условно именовали “историческими” очагами холеры. Все эти сведения давали основание географически связывать холеру именно с названными регионами и наводили на мысль о том, что для холеры характерна некая и довольно своеобразная природная очаговость.

Однако, признать ее природно-очаговым заболеванием не удавалось, поскольку в соответствие с главным положением “классической” концепции о природной очаговости болезней, существование природных очагов, “привязанных” к определенным ландшафно-биоценотическим зонам характерно только для зоонозных инфекций, распространяющихся при участии кровососущих членистоногих [25].

Интересно, что и это несоответствие упомянутой концепции и фактических данных о территориальной “привязанности” эпидемий холеры к определенным регионам удалось легко преодолеть, приняв концепцию о сапронозах, как об инфекционных заболеваниях, возбудители которых могут обитать и вне организма теплокровных животных и существовать в других и, в том числе, водных экосистемах.

При такой трактовке нет необходимости говорить ни о наземных “патобиоценозах”, ни о теплокровных животных, как о единственных хозяевах возбудителей, ни о кровососущих векторах, обеспечивающих непрерывность циркуляции возбудителя в очаге.

Это обусловлено тем, что возбудители сапронозов, сами по себе, являются полноправными компонентами естественных экосистем, в которых они неопределенно долго существуют и размножаются в природе. Это и позволяет и их считать природно-очаговыми болезнями [26].

С учетом этих особенностей категория “природный очаг” применительно к холере может трактоваться как комплекс любых естественных экосистем, включающих популяцию ХВ и условия их неопределенно продолжительного воспроизво-

дства в природе [27, 28].

В то же время, рассматривая с этих позиций холеру, следует помнить, что она, как природно-очаговый сапроантропоноз, экологически связанный с водными биоценозами, характеризуется, как минимум, двумя эпидемиологическими особенностями.

Во-первых, ХВ, как их непосредственные эволюционные предшественники, имеют выраженную адаптивность и способны в разных условиях существовать за счет разнообразных биологических механизмов, в итоге, обеспечивающих их воспроизводство; при этом, однако, важнейшим для эпидемиологов моментом их существования является сохранение патогенности для людей.

Во-вторых, имея основную среду обитания в водных биоценозах (включающих их массовых обитателей), ХВ могут проникать в другие водные и, даже наземные экосистемы и, в итоге, заражать людей.

Способность ХВ существовать в одних биоценозах и при этом активно проникать в новые биоценозы может ставиться основой такого неблагоприятного в социальном аспекте процесса, как формирование “вторичных” природных очагов холеры, на территориях, в пределах которых холера ранее регулярно не регистрировалась.

Заметим, что это явление впервые было отмечено в период VII пандемии и выражалось в том, что в ранее свободных от ХВ открытых водоемах, с какого-то момента началось регулярное обнаружение ХВ. Местности, в которых выявлялись такие водоемы, из которых высевались ХВ и вокруг которых регулярно регистрировались заболевания холеры назвали “вторичными” природными очагами холеры [3].

Очевидно, что в основе этого явления лежит отмеченная выше способность ХВ, существуя в одних биоценозах, активно проникать в новые биоценозы и, становясь одним из звеньев трофических цепей, более или менее прочно “укореняться” в них, находя здесь благоприятные условия для самовоспроизводства.

При этом, благодаря большой экологической пластичности ХВ, предпосылкой для формирования “вторичных” очагов холеры может быть лишь взаимное соответствие благоприятных природно-климатических условий (температуры, влажности, режимов инсоляции, геохимических показателей и

др.), разнообразие обитателей вновь “осваиваемых” водных биоценозов и достаточное число реализуемых в них трофических цепей, связывающих “население” этого биоценоза. Именно в силу этого “вторичные” очаги холеры возникают и длительно “функционируют” в наиболее “густонаселенных” различными видами животных и растений гидробиоценозах, существующих в теплом климате [24].

При этом, эпидемии, отмечаемые в “исторических” и “вторичных” очагах холеры могут иметь некоторые отличия. Так, на территории “исторических” очагов, где санитарные условия жизни населения остаются плохими, заражение происходит, в основном, при использовании воды для пития или приготовления пищи. В пределах же “вторичных” очагов, расположенных в более экономически развитых регионах с хорошими санитарными условиями жизни, заражения людей, как правило, не связаны с потреблением воды по основному назначению, и происходят, главным образом, при купании, ловле рыбы, ее разделке, поедании в све-жепосоленном виде, а также употреблении в пищу других термически необработанных морепродуктов [13]

Завершая характеристику природной очаговости холеры следует иметь ввиду, что формируемые “вторичные” очаги могут оказаться не только природными, но и техногенными (антропургичес-кими).

Необходимо иметь ввиду, что значение техногенных очагов холеры может оказаться достаточно важным, особенно, учитывая интенсивное развитие мелиорации и создание искусственных водоемов, связанных с урбанизацией. Такие водоемы и даже мелиоративные пути могут “приобрести” ХВ из природных очагов, а упомянутые водоисточники и пути водоснабжения могут оказаться местом стойкого укоренения инфекции [12]. Последняя возможность определяет эпидемиологическую значимость проблемы техногенной очаговости холеры [29].

Именно поэтому, сегодня, стремясь совершенствовать эпидемиологический надзор за холерой, принимая во внимание изложенное выше, нельзя упускать из виду и то, что дальнейшее изучение экологии ХВ может повысить эффективность борьбы с этой инфекцией.

БИОМЕДИЦИНА I T.18«NM«2020 / BIOMEDICINE I voM8«NM«2020_

ОБЗОРЫ И ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ I REVIEWS AND PROBLEMATIC ARTICLES DOl: 10.24411/1815-3917-2020-11801

Литература

1. Мамедов М.К., Кадьфова A.A. Xолеpа и ее возбудители – успехи в изучении за mOTropbi столетия. Биомедицина (Баку). 2014;1:23-27. Режим доступа: http://biomedicine.az/download/biomedicine_1_2014.pdf

2. Eмольева З.В., Ведьмина E.A. Xолеpа. Руководство по микpобиологии и эпидемиологии инфекционных болезней. M.: Медицина. 1964;6:211-254.

3. Покровский В.И., Марамович A.C, Малеев В.В. Уроки 7-ой пандемии холеры. Вестник ЛМН СССР. 1989;9:60-67.

4. Гpомашевский Л.В. и Вайнд>ах Г.М. Частная эпидемиология. М: Медгиз. 1947;128-155.

5. Жуков-Веpежников H.H., Мусабаев И.К., Завьялова H.K Клиника, лечение и пpофилактика холеpы. Ташкент: ФAH. 1966; 196 с.

6. Aйкимбаев M.A., Семиотрочев В.Л., Рошцн В.В., Мухамедов С.М. О возможной эпидемиологической роли гид-робионтов, птиц, экологически связанных с водоемами, как дополнительных факторов сохранения и накопления возбудителя Эль Тор на территории Узбекистана и Южного Казахстана. Сбоpник научных работ HHH эпидемиологии и микpобиологии им. Н.Ф.Гамалеи. 1970;17:188-193.

7. Colwell R., Kaper J., Joseph S. Vibrio cholere, vibrio parahemolyticus and other vibrions: occurence and distribution in Chesapeake bay. Science. 1977;198:394-396. Режим доступа: https://science.sciencemag.org/content/198/4315/394.1

8. Aкиев A.K К эпидемиологии совpеменной холеpы в заpубежных стpанах. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1974;3:9-12.

9. Буpгасов П.H. Xолеpа Эль-Tоp.ия смеpтельных инфекций. М.: Лльпина нон-фикшн. 2018;358 c. Режим доступа: https://www.alpinabook.ru/catalog/book-353621/

15. Мамедов М.К., Дадашева A3., Исмаилова Р.И. Потенциальные источники инфекции щ>и холеpе. Совpеменные достижения азеpбайджанской медицины. 2019;4:3-7. Режим доступа: http://maamjournal.az/download/dost_n4_2019.pdf

16. Терских В.И. Сапронозы (О болезнях людей и животных, вызываемых микробами, способными размножаться вне организма во внешней среде, являющейся для них местом обитания). Ж. микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1958;8:118-122.

17. Сомов Г.П., Литвин В.Ю. Сапрофитизм и паразитизм патогенных бактерий: экологические аспекты. Новосибирск: Наука. 1988; 207 с.

18. Сомов Г.П., Бузолева Л.С. Некоторые аспекты экологии возбудителей сапрозоонозов. Эпидемиология и инфекционные болезни. 2002;2:8-11. Режим доступа: http://www.fesmu.ru/elib/Article.aspx?id=70860

19. Беляков В.Д. 150 лет дискуссий о резервуаре возбудителя холеры и механизмах заражения людей. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 1996;4:112-115.

20. Colwell R., Brayton P., Harrington P. et al. Viable but nonculturable Vibrio cholerae 01 revert to a cultivable state in the human intestine. World J. Microbiol. Biotechnol. 1996;12:28-31. DOl: 10.1007/BF00327795

21. Пушкарева В.И., Eрмолаева CA., Литвин В.Ю. Гидробионты как резервуарные хозяева возбудителей бактериальных сапронозов. Зоолог. Ж. 2010;1:37-47. Режим доступа: http://naukarus.com/gidrobionty-kak-rezervuarnye-hozyaeva-vozbuditeley-bakterialnyh-sapronozov

22. Марамович A.C, Пинигин A^.. Факторы сохранения холерных вибрионов в водоемах. Журнал микробиологии, эпидемиологии и иммунобиологии. 2000;6:99-104.

25. Павловский E.K Природная очаговость трансмиссивных болезней в связи с ландшафтной эпидемиологией зо-оантропонозов. М.-Л: Наука. 1964; 180 c.

26. Литвин В.Ю., Сомов Г.П., Пушкарева В.И. Сапронозы как природно-очаговые болезни. Эпидемиология и вакци-нопpпоpфилактика. 2010;1:10-16. Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/sapronozy-kak-prirodno-ochagovye-bolezni

27. Литвин В.Ю. Концепция природной очаговости холеры. Природная очаговость болезней: исследования ИМИ

_БИОМЕДИЦИНА | Т.18«ИЧ«2020 / BIOMEDICINE | УРМ8«№1«2020

DOI: 10.24411/1815-3917-2020-11801 ОБЗОРЫ И ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ / REVIEWS AND PROBLEMATIC ARTICLES

эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф.Гамалеи РАМН. М. 2003;187-220.

28. Мамедов М.К., Дадашева А.Э. Учения о природной очаговости инфекций, как идеологическая основа развития современной эпидемиологии зоонозов и сапронозов. Биомедицина (Баку). 2019;4:23-27. DOI: 10.24411/1815-39172019-10024

29. Москвитина Э.А., Крутиков В.Д. Холера. Руководство по эпидемиологии инфекционных болезней. Под ред. Н.И.Брико и др. М.: Медицинское инфоромационное агенство. 2019;1:265-281.

References

1. M.Mamedov, A.Kadyrova Cholera and its bacteria – progress in studying in one and a half centuries. Biomedicine (Baku). 2014;1:23-27. Available at: http://biomedicine.az/download/biomedicine_1_2014.pdf (In Russian).

2. Emolyeva Z.V, Vedmina E.A. Kholera. Rukovodstvo po mikrobiologii i epidemiologii infektsionnykh boleznei. M.: Meditsina. 1964;6:211-254. (In Russian).

3. Pokrovskii VI., Maramovich A.S., Maleev VV Uroki 7-oi pandemii kholery. Vestnik AMN SSSR. 1989;9:60-67.

4. Gromashevskii L.V i Vaindrakh G.M. Chastnaya epidemiologiya. M: Medgiz. 1947;128-155. (In Russian).

5. Zhukov-Verezhnikov N.N., Musabayev I.K., Zavyalova N.K. Klinika, lechenie i profilaktika kholery. Tashkent: FAN. 1966;196 c. (In Russian).

6. Aikimbaev M.A., Semiotrochev V.L., Roshchin V.V, Mukhamedov S.M. O vozmozhnoi epidemiologicheskoi roli gidro-biontov, ptits, ekologicheski svyazannykh s vodoemami, kak dopolnitelnykh faktorov sokhraneniya i nakopleniya vozbu-ditelya El Tor na territorii Uzbekistana i Yuzhnogo Kazakhstana. Sbornik nauchnykh rabot NII epidemiologii i mikrobiologii im. N.F.Gamalei. 1970;17:188-193. (In Russian).

7. Colwell R., Kaper J., Joseph S. Vibrio cholere, vibrio parahemolyticus and other vibrions: occurence and distribution in Chesapeake bay. Science. 1977;198:394-396. Available at: https://science.sciencemag.org/content/198/4315/394.1

8. Akiev A.K. K epidemiologii sovremennoi kholery v zarubezhnykh stranakh. Zhurnal mikrobiologii, epidemiologii i immunobiologii. 1974;3:9-12. (In Russian).

9. Burgasov P.N. Kholera El-Tor. M.: Meditsina. 1976;225 c. (In Russian).

10. Medinskii G.M., Harkevich M.I., Sergiev VP., Adamov A.K. Epidemiologicheskii nadzor za kholeroi v SSSR. Pod ped. VP.Sergieva. M: Meditsina. 1989;144 c. (In Russian).

11. Ladnyi I.D., Gold E.Y., Marchuk L.M., Bogatyrev O.F. Rukovodstvo po preduprezhdeniyu zanosa i pasprostraneniya osobo opasnykh infektsii. M.: Meditsina. 1979;29-63. (In Russian).

12. Kulikalova Y.S., Urbanovich L.Y., Markov E.Y. i dr. Svyaz kholernogo vibriona s vodnymi organizmami i ee znachenie v epidemiologii kholery. Epidemiologiya i vaktsinoprofilaktika. 2014;4:19-25. Available at: https://cyberleninka.ru/arti-cle/n/svyaz-holernogo-vibriona-s-vodnymi-organizmami-i-ee-znachenie-v-epidemiologii-holery (In Russian).

13. Semiotrochev VL. Sovremennoe predstavlenie o prichinakh vozniknoveniya epidemii kholery. Sovremennye innovatsii. Meditsinskie nauki. 2017;8:51-58. (In Russian).

14. Shakh S. Pandemiya. Vsemirnaya istoriya smeptelnykh infektsii. M.: Alpina non-fikshn. 2018;358 c. Available at: https://www.alpinabook.ru/catalog/book-353621/ (In Russian).

15. Mamedov M.K., Dadasheva A.E., Ismailova R.I. Potential sources of infection at cholera. Modern Achievements of Azerbaijan Medicine. 2019;4:3-7. Available at: http://maamjournal.az/download/dost_n4_2019.pdf (In Russian).

16. Terskikh VI. Sapronozy (O boleznyakh lyudei i zhivotnykh, vyzyvaemykh mikrobami, sposobnymi razmnozhatsya vne organizma vo vneshnei srede, yavlyayushcheisya dlya nikh mestom obitaniya). Zh. mikrobiologii, epidemiologii i immunobiologii. 1958;8:118-122. (In Russian).

17. Somov G.P., Litvin VY. Saprofitizm i parazitizm patogennykh bakterii: ekologicheskie aspekty. Novosibirsk: Nauka. 1988; 207 p. (In Russian).

18. Somov G.P., Buzoleva L.S. Nekotorye aspekty ekologii vozbuditelei saprozoonozov. Epidemiologiya i infektsionnye bolezni. 2002;2:8-11. Available at: http://www.fesmu.ru/elib/Article.aspx?id=70860 (In Russian).

19. Belyakov VD. 150 let diskussii o rezervuare vozbuditelya kholery i mekhanizmakh zarazheniya lyudei. Zhurnal mikrobiologii, epidemiologii i immunobiologii. 1996;4:112-115. (In Russian).

20. Colwell R., Brayton P., Harrington P. et al. Viable but nonculturable Vibrio cholerae 01 revert to a cultivable state in the human intestine. World J. Microbiol. Biotechnol. 1996;12:28-31. DOI: 10.1007/BF00327795

21. Pushkareva VI., Ermolaeva S.A., Litvin VY. Gidrobionty kak rezervuarnye khozyaeva vozbuditelei bakterialnykh sapronozov. Zoolog. Zh. 2010;1:37-47. Available at: http://naukarus.com/gidrobionty-kak-rezervuarnye-hozyaeva-vozbu-diteley-bakterialnyh-sapronozov (In Russian).

22. Maramovich A.S., Pinigin A.F., Ganin V.S., Osaulenko O.V Saprofiticheskaya faza v ekologii kholernogo vibriona. Ekologiya vozbuditelei sapronozov: Sbornik nauchnykh rabot NII epidemiologii i mikrobiologii im. N.F.Gamalei. 1988:5265. (In Russian).

23. Litvin V.Y., Maramovich A.S., Gintsburg A.L. Strategiya adaptivnoi izmenchivosti kholernykh vibrionov v prirodnykh vodoemakh. Vestnik RAMN. 2001;11:20-24. Available at: http://www.fesmu.ru/elib/Article.aspx?id=67007 (In Russian).

24. Mikhailova A.E., Khaitovich A.B. Faktory sokhraneniya kholernykh vibrionov v vodoemakh. Zhurnal mikrobiologii, epi-

БИОМЕДИЦИНА | Т.18«ИЧ«2020 / BIOMEDICINE | УРМ8«№1«2020_

ОБЗОРЫ И ПРОБЛЕМНЫЕ СТАТЬИ / REVIEWS AND PROBLEMATIC ARTICLES DOI: 10.24411/1815-3917-2020-11801

demiologii i immunobiologii. 2000;6:99-104. (In Russian).

25. Pavlovskii E.N. Prirodnaya ochagovost transmissivnykh boleznei v svyazi s landshaftnoi epidemiologiei zooantropono-zov. M.-L: Nauka. 1964; 180 c. (In Russian).

26.одной очаговости инфекций, как идеологическая основа pa3BnmH совpеменной эпидемиологии зоонозов и сащюнозов. Биомедицина (Баку). 2019;4:23-27. DOI: 10.24411/1815-39172019-10024 (In Russian).

29. Moskvitina Y.A., Kpuglikov VD. Kholera. Rukovodstvo po epidemiologii infektsionnykh boleznei. Pod red. N.I.Briko i dr. M.: Meditsinskoe inforomatsionnoe agenstvo. 2019;1:265-281. (In Russian).

Информация о соавторах:

А.Э.Дадашева

Доктор медицинских наук, старший начный сотрудник, Центр по контролю за особо опасными инфекциями, г.Баку, Азербайджан. ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9296-3426

Information about co-authors:

Dadasheva A.E.

PhD, Doctor of Medical Sciences, Senior Researcher, Center for Control of Particularly Dangerous Infections, Baku, Azerbaijan. ORCID: https://orcid.org/0000-0001-9296-3426

Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Сибири и Дальнего Востока

В 2020 г. издано учебно-методическое пособие: Вержуцкая Ю.А., Морозов И.М., Дубинина Е.В., Федоров Р.А., Никитин А.Я. Атлас морфологической изменчивости экзоскелета имаго клещей рода Ixodes – основных переносчиков вируса клещевого энцефалита и боррелий: учебно-методическое пособие
Иркутск: ИНЦХТ, 2020. – 70 с.

Учебно-методическое пособие предназначено для студентов, аспирантов высших учебных заведений, сотрудников Роспотребнадзора, проходящих профессиональную переподготовку или повышение квалификации по программам дополнительного профессионального образования, а также специалистов, занимающихся акарологией, паразитологией, энтомологией. Цель работы – обучение широкого круга исследователей дифференциальной диагностике трех видов клещей рода Ixodes – основных переносчиков вируса клещевого энцефалита и боррелий, выявлению у них аномалий экзоскелета при сохранении материала для дальнейшего лабораторного исследования. Аномальные взрослые особи иксодид представляют повышенную опасность для человека. Информация о доли аномальных взрослых особей в популяциях может оказаться ценной для эпидемиологического анализа ситуации по клещевым инфекциям.

«АТЛАС МОРФОЛОГИЧЕСКОЙ ИЗМЕНЧИВОСТИ ЭКЗОСКЕЛЕТА ИМАГО КЛЕЩЕЙ РОДА IXODES – ОСНОВНЫХ ПЕРЕНОСЧИКОВ ВИРУСА КЛЕЩЕВОГО ЭНЦЕФАЛИТА И БОРРЕЛИЙ»
в формате PDF >>


 

Порядок патологоанатомического вскрытия лабораторных животных и забора материала для гистологических исследований при работе с особо опасными инфекциями (чума, сибирская язва, туляремия, бруцеллез): методические рекомендации / Под ред. доктора медицинских наук, профессора С.В. Балахонова. – Иркутск, 2020. – 36 с. ISBN 978-5-98277-324-1

Авторы: Дубровина В.И., Старовойтова Т.П., Витязева С.А.,
Пятидесятникова А.Б.
 , Иванова Т.А., Брюхова Д.Д., Балахонов С.В.

В методических рекомендациях включены основные сведения об организации и проведении патологоанатомического вскрытия животных больных или с подозрением на заражение возбудителями особо опасных инфекций – чума, туляремия, бруцеллез, сибирская язва. Подробно рассмотрены вопросы, касающиеся организации работы, порядок вскрытия и забор органов, которые необходимо извлекать для гистологического исследования с учетом инфекции, а также время фиксации материала. Представлена техника вскрытия, оценка патологоанатомических изменений и забор материала для микроскопического исследования.


 

МАЛЯРИЯ: ПАТОГЕНЕЗ, КЛИНИКА, ЭПИДЕМИОЛОГИЯ И ПРОФИЛАКТИКА:
учебное пособие / Под ред. д.м.н., профессора С.В. Балахонова.

в формате PDF >>

Авторы:  Т.П. Старовойтова, В.А. Вишняков, В.И. Дубровина,  Ж.А. Коновалова, С.А. Витязева, О.В. Гаврилова, С.В. Балахонов
Иркутск: ИНЦХТ, 2019. – 114 с. ISBN 978-5-98277-298-5

В учебное пособие включены основные сведения о малярии как наиболее эпидемиологически значимой паразитарной болезни в современном мире. Подробно рассмотрены этиология, патогенез и патологоанатомическая картина инвазии. Приводятся ретроспективные и актуальные данные по распространению малярии в мире и Российской Федерации, клиническая картина и профилактика заболевания в современных условиях с учетом высокого риска завоза из-за рубежа. Дано описание патологоанатомических и гистологических изменений в органах и тканях человека при летальном исходе заболевания. Пособие дополнено информацией из действующих нормативно-методических документов и сведениями, касающимися особенностей проведения лабораторной диагностики малярии. Издание предназначено для специалистов, обучающихся на циклах профессиональной переподготовки и повышения квалификации по программам дополнительного профессионального образования и программам послевузовского профессионального образования, а также научных сотрудников, эпидемиологов, инфекционистов и студентов.


 

Методические рекомендации «Тактика первичных противоэпидемических мероприятий при выявлении больного с подозрением на опасную инфекционную болезнь в международном аэропорту г. Иркутск».

Коллектив авторов: В.А. Вишняков, М.В. Чеснокова, М.Б. Шаракшанов, Е.С. Куликалова, Ж.Ю. Хунхеева, С.В. Балахонов (ФКУЗ Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора), С.В. Каверзина, Т.П. Баландина (Управление Роспотребнадзора по Иркутской области). Рецензенты: д.м.н. Андаев Е.И., к.м.н. Воронова Г.А.
Иркутск: РИО ИНЦХТ, 2019. – 44 с.

Методические рекомендации содержат сведения о тактических приемах организации и осуществления первичных противоэпидемических мероприятий в случае выявления в воздушном пункте пропуска «Международный Аэропорт Иркутск» больного с симптомами инфекционных болезней, требующих проведения мероприятий по санитарной охране территории Российской Федерации. В приложениях представлены сигнальные эпидемиологические и клинические признаки, позволяющие сформулировать предварительный диагноз чумы, холеры, оспы, опасных лихорадок вирусной этиологии (в т.ч. денге и болезней, вызванных вирусами Эбола, Марбург и Ласса), малярии, сибирской язвы и других нозологических форм, способных формировать ЧС эпидемиологического характера.

Документ предназначен для практического применения специалистами территориальных учреждений Роспотребнадзора, лечебно-профилактических организаций, немедицинских служб международных аэропортов и для подготовки медицинских работников по вопросам организации первичных противоэпидемических мероприятий при подозрении на опасную инфекционную болезнь.

«ТАКТИКА ПЕРВИЧНЫХ ПРОТИВОЭПИДЕМИЧЕСКИХ МЕРОПРИЯТИЙ ПРИ ВЫЯВЛЕНИИ БОЛЬНОГО С ПОДОЗРЕНИЕМ НА ОПАСНУЮ ИНФЕКЦИОННУЮ БОЛЕЗНЬ В МЕЖДУНАРОДНОМ АЭРОПОРТУ»
в формате PDF >>


 

Цитологические исследования методом флуоресцентной сортировки клеток (FACS-анализ) на проточном цитофлуориметре BD FACSCanto™ II: учебное пособие / Под ред. д.м.н., профессора С.В. Балахонова. Авторы: В.В. Войткова, В.И. Дубровина,  К.М. Корытов, С.В. Балахонов
Иркутск: ИНЦХТ, 2018. –  64 с. ISBN 978-5-98277-277-0

В учебном пособии предложен алгоритм проведения цитологических исследований методом флуоресцентной сортировки клеток (FACS-анализ) на проточном цитофлуириметре BD FACSCanto™ II», который в настоящее время широко используется для клеточного анализа.
Учебное пособие содержит вводный материал (принципы работы проточного цитофлуориметра на примере BD FACSCanto™ II (2-лазера; 8-цветный), понятие о флуоресценции), а также алгоритм обязательной подготовки прибора к работе, позволяющий стандартизировать полученные результаты.
Учебное пособие предназначено для специалистов, работающих на проточном цитофлуориметре (не зависимо от изготовителя и модели прибора) как в научно-исследовательских институтах, так и в клинико-диагностических лабораториях. Монография содержит 45 рисунков и 3 таблицы. Библиография – 64 названий.


 

Клеточные и гуморальные факторы иммунитета в патогенезе сибирской язвы / Под ред. доктора медицинских наук профессора С.В. Балахонова. Авторы: В.И. Дубровина, В.В. Войткова, О.Б. Колесникова, С.А. Витязева, С.В. Лукьянова, О.В. Юрьева, Е.В. Кравец, Ж.А. Коновалова, Т.А. Иванова, Е.Ю. Марков, Г.А. Прозорова, Г.П. Александрова. –
Иркутск: ИНЦХТ, 2018. – 142 с. ISBN 978-5-98277-267-1

В монографии излагаются современные сведения об инфекционном и вакцинальном процессах при сибирской язве, а также о роли отдельных антигенов сибиреязвенного микроба в механизмах формирования иммунного ответа макроорганизма. В ней приводятся данные, касающиеся особенностей реализации факторов патогенности, позволяющих сибиреязвенному микробу целенаправленно воздействовать на врожденные и адаптивные иммунные реакции хозяина, которые могут быть положены в основу разрабатываемых вакцин и лекарственных препаратов нового поколения.

Монография предназначена для специалистов, занимающихся проблемами микробиологии, патофизиологии и иммунологии возбудителей особо опасных инфекций. Монография содержит 25 рисунков, 16 таблиц. Библиография – 380 названий.


 

Учебно-методическое пособие к практическим занятиям по лабораторной диагностике чумы. Для врачей-бактериологов (биологов) и преподавателей.Иркутск: ООО «Мегапринт», 2017. – 102 с. ISBN 978-5-907095-09-0.

Учебное пособие составлено в помощь преподавателям и лицам, обучающимся по программам дополнительного профессионального образования «Бактериология. Основы безопасной работы с патогенными биологическими агентами (ПБА) I-II групп», «Эпидемиология. Основы безопасной работы с патогенными биологическими агентами (ПБА) I-II групп», «Лабораторное дело. Особо опасные инфекции» и образовательным программам высшего образования – программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре.

Изложена рациональная организация практических занятий, позволяющая повысить эффективность процесса обучения. Теоретическая часть материала отражает современные представления по таксономии чумного микроба, его биологическим, биохимическим свойствам, тестам дифференциальной и серологической диагностики.

Учебный материал рассчитан на 96 часов, включает: изучение биологических свойств возбудителя чумы и псевдотуберкулеза в сравнительно-дифференциальном аспекте; проведение лабораторной диагностики чумы у человека, носителей и переносчиков; экспресс-диагностику возбудителя из объектов окружающей среды. К каждому занятию прилагается план-задание и перечень необходимых материалов и оборудования для его выполнения. Специалисты, обучающиеся по данному пособию, имеют возможность ознакомиться со списком действующих нормативных документов и научной литературы по чуме.


 

Ботулинические токсины: характеристика, методы детекции: Учебное пособие/ Е.Ю. Марков, Т.Ю. Загоскина, С.В. Балахонов.Иркутск: ООО «Мегапринт», 2018. 46 с. ISBN 978-5-907095-10-6.

Кратко изложены современные сведения о структуре и механизме действия ботулинических нейротоксинов. Приведен обзор современных высокочувствительных методов обнаружения ботулинических токсинов, разработанных отечественными и зарубежными исследователями – иммунохимических (различные варианты ИФА, иммунохроматографических тестов, дот-иммуноанализ, электрохемилюминесценция и т. д.), молекулярно-генетических (различные варианты ПЦР), использования биосенсоров, определения ботулотоксинов по их эндопептидазной активности, масс-спектрометрии и других альтернатив биотесту на мышах. Используется в учебном процессе при реализации программ ДПО (профессиональной переподготовки, повышения квалификации) и образовательных программ высшего образования – программ подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре, врачей-ординаторов, научных сотрудников и студентов профильных ВУЗов.


 

Организация и проведение учебного процесса по подготовке специалистов в области биобезопасности и лабораторной диагностики возбудителей некоторых опасных инфекционных болезней: учебно-методическое пособие для врачей-бактериологов, эпидемиологов, лаборантов / Г.Г. Онищенко, Е.Б. Ежлова, Ю.В. Демина, Н.В. Шеенков, Т.Ю. Загоскина, С.В. Балахонов, Т.М. Долгова, Т.С. Тайкова, Иванова Т.А., Е.А. Чапоргина, Гаврилова О.В.Иркутск: ООО «Мегапринт», 2018. – 284 с. ISBN 978-5-907095-11-3.

Описаны подходы к организации учебного процесса при подготовке специалистов в области обеспечения биобезопасности и лабораторной диагностики возбудителей ряда опасных инфекционных болезней. Предназначено для использования при профессиональной переподготовке врачей-бактериологов (биологов), эпидемиологов и лаборантов по программам ДПО (свыше 500 ч), повышения квалификации (144 ч, 72 ч), лиц, обучающихся по образовательным программам высшего образования – программам подготовки научно-педагогических кадров в аспирантуре по специальностям 03.02.03 «микробиология», 14.02.02 «эпидемиология». Может быть использовано также для практической работы специалистами, занимающимися диагностикой инфекционных болезней, врачами-ординаторами, научными сотрудниками, студентами профильных ВУЗов.


 

Современные проблемы эпидемиологии, микробиологии и гигиены: Материалы IX Всероссийской научно-практической конференции молодых ученых и специалистов Роспотребнадзора (Иркутск, 5–7 декабря 2017 г.) / Под ред. д-ра мед. наук, проф. А.Ю. Поповой. – Иркутск: ИНЦХТ, 2017. – 174 с.

Сборник по материалам конференции в формате PDF >>


 

Бруцеллез: вопросы патогенеза и иммуногенеза / Под ред. докт. мед. н., проф. С. В. Балахонова. Авторы В. И. Дубровина, Л. Е. Токарева, Т. Ю. Загоскина, С. А. Витязева, Е. Ю. Марков, Т. П. Старовойтова, Н. Л. Баранникова, Ж. А. Коновалова, В. В. Войткова, К. Ю. ЯстремскаяИркутск, 2017. – 48 с. ISBN 978–5-9631–0573–3

В учебном пособии кратко излагаются современные сведения об инфекционном процессе и механизмах иммунного реагирования при бруцеллезе, а также существующих способах вакцинопрофилактики и вакцинотерапии. Приводятся сведения, касающиеся особенностей реализации факторов патогенности, позволяющие возбудителю бруцеллёза преодолевать действие неспецифических и специфических механизмов защиты макроорганизма. Издание предназначено для специалистов, обучающихся на циклах профессиональной переподготовки и повышения квалификации по программам дополнительного профессионального образования и программам послевузовского профессионального образования, а также научных сотрудников, врачей-интернов и студентов, занимающихся проблемами патофизиологии. Учебное пособие содержит 21 рисунок и 2 таблицы. Библиография – 55 названий.


 

Клеточные и гуморальные факторы иммунитета в патогенезе туляремии / Под ред. профессора С.В. Балахонова. Авторы: Дубровина В.И., Татарников С.А., Войткова В.В., Марков Е.Ю., Мазепа А.В.Иркутск: ИНЦХТ, 2017. – 136 с. ISBN 978-5-98277-226-8

В монографии излагаются современные сведения об инфекционном и вакцинальном процессах при туляремии, а также о роли липополисахарида как одной из детерминант вирулентности туляремийного микроба при формировании иммунного ответа. В ней приводятся сведения, касающиеся особенностей реализации факторов патогенности, позволяющие туляремийному микробу преодолевать действие неспецифических и специфических механизмов защиты макроорганизма.

Монография предназначена для специалистов, занимающихся проблемами микробиологии, патофизиологии и иммунологии возбудителей особо опасных инфекций, а также научных сотрудников, врачей-интернов и студентов. Монография содержит 21 рисунок и 18 таблиц. Библиография – 291 названий.


 

Иммуномодулирующее действие металлосодержащих нанокомпозитов / Под ред. профессора С.В. Балахонова. Авторы: Дубровина В.И., Витязева С.А., Коновалова Ж.А., Юрьева О.В., Старовойтова Т.П., Войткова В.В., Александрова Г.П., Половинкина В.С.Иркутск: ООО «Мегапринт», 2017. – 77 с, ил. ISBN 978-5-905624-37-7

В монографии кратко излагаются современные сведения о наноструктурированных серебро-, железо- и кобальтсодержащих композитах, сконструированных на матрицах природных полисахаридов: арабиногалактане, галактоманнане, а также синтетическом полимере 1,2,4-триазоле. Рассмотрены перспективы их использования в качестве полимерной биологически активной матрицы для направленного транспорта лекарственных веществ. Продемонстрировано иммуномодулирующее воздействие нанокомпозитов на  иммунную систему макроорганизма экспериментальных животных.

Издание предназначено для специалистов в области патологической физиологии и иммунологии и может принести пользу научным сотрудникам, работающим над проблемой повышения резистентности организма к бактериальным инфекциям. Монография содержит 5 рисунков и 26 таблиц. Библиография – 180 названий.


 

Издано учебное пособие «Чума: вопросы патогенеза и иммуногенеза».
Авторы: В.И. Дубровина, Ж.А. Коновалова, С.А. Витязева, Е.Ю. Марков, С.В. Балахонов,  Т.Ю. Загоскина.
Иркутск: НЦРВХ, 2016, 56 с. ISBN 978-5-98277-191-9. 

В учебном пособии кратко излагаются современные сведения об инфекционном и вакцинальном процессах при чуме, а также о существующих способах профилактики чумы и оценке иммунного статуса. В нем приводятся сведения, касающиеся особенностей реализации факторов патогенности, позволяющие чумному микробу преодолевать действие неспецифических и специфических механизмов защиты макроорганизма.

Издание предназначено для специалистов, обучающихся по программам дополнительного профессионального образования (повышения квалификации и профессиональной переподготовки) и образовательным программам высшего образования – по программам научно-педагогических кадров в аспирантуре, врачей-ординаторов, а также научных сотрудников и студентов, занимающихся проблемами патофизиологии и иммунологии.


 

Издан Атлас возбудителей особо опасных бактериальных инфекционных болезней / Под ред. Акад. РАН В.В. КутыреваСаратов: Амирит, 2015, 168 с. ISBN 978-59906697-9-6.

От ФКУЗ Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора авторы: С.В. Балахонов, Т.Ю. Загоскина, В.И. Дубровина, С.А. Витязева, Л.В. Миронова.

В атласе приведены результаты морфологического исследования возбудителей особо опасных бактериальных болезней (чумы, холеры, сибирской язвы, туляремии, бруцеллеза, сапа и мелиоидоза), полученных с помощью различных видов микроскопии: световой, люминесцентной, электронной и атомно-силовой. Показаны особенности роста на твердых и жидких питательных средах. Описаны морфологические свойства возбудителей и методы микроскопического анализа.

Атлас предназначен для специалистов, занимающихся вопросами микробиологии возбудителей бактериальных особо опасных инфекционных болезней. Атлас может быть использован в качестве учебно-методического пособия для студентов вузов медицинского, ветеринарного и биологического профиля.


 

Изобразительное справочное электронное издание. “Питательные среды для идентификации возбудителей особо опасных инфекций бактериальной природы”

Иркутск: ФКУЗ Иркутский научно-исследовательский противочумный институт Роспотребнадзора, 2015 Номер государственной регистрации 0321501917

Авторы: С.В. Балахонов, В.И. Кузнецов, А.Г. Атлас, Н.Л. Баранникова, Н.Г. Гефан, Э.С. Каретникова, Е.Ю. Киселева, Ж.А. Коновалова, В.С. Косилко, Е.В. Кравец, Е.С. Куликалова, А.В. Мазепа, Л.М. Михайлов, А.С. Остяк, Л.Е. Токарева, Н.М. Хаптанова.

Основу электронного издания составляют стабильные во времени, цветные двухмерные изображения 17 питательных сред для идентификации возбудителей чумы, холеры, сибирской язвы, туляремии, бруцеллеза, псевдотуберкулеза. Приводятся два различных изображения сред: до и после выращивания на них соответствующего микроорганизма. Изображения систематизированы и расположены в порядке, удобном для их быстрого поиска с целью использования в качестве справочного электронного издания.


 

Учебное пособие «Патогенез и  патологоанатомическая картина чумы, холеры и сибирской язвы»
Иркутск: ФГБУ «НЦРВХ» СО РАМН, 2015,72 с.
ISBN 978-5-98277-186-5.

Авторы: Витязева С.А., Старовойтова Т.П., Дубровина В.И., Балахонов С.В., Загоскина Т.Ю.
В учебном пособии кратко изложены патогенез и клинические формы чумы, холеры и сибирской язвы на современном этапе. Приведены описания особенностей морфологических и гистологических изменений в органах и тканях, характерных для каждой из этих особо опасных инфекций. Пособие дополнено современными правилами и особенностями проведения патологоанатомического вскрытия и захоронения трупов людей, умерших от чумы, холеры или сибирской язвы.
Издание предназначено для специалистов, обучающихся на циклах профессиональной переподготовки и повышения квалификации по программам дополнительного профессионального образования и программам послевузовского профессионального образования, а также научных сотрудников, практических патологоанатомов, судебно-медицинских экспертов, врачей-интернов и студентов, занимающихся проблемами патофизиологии, гистологии и иммунологии.


 

Концептуальные подходы к профилактике эмоционального выгорания медицинских работников

Иркутск, 2014. – 163 с. ISBN 978-5-904740-27-6

Авторы: Гольменко А.Д., Хаптанова В.А., Выговский Е.Л., Ильин В.П., Лужецкая А.М., Песков В.П.

Монография посвящена концептуальным подходам к профилактике эмоционального выгорания медицинских работников. В ней проанализированы, обобщены и систематизированы современные подходы изучения и профилактики  эмоционального выгорания. В аналитическом обзоре отечественной и зарубежной литературы представлены материалы по вопросам: профессиональной деформации и деструкции личности; профессиональных факторов риска, стадий, моделей, психофизических механизмов выгорания.
Представлены теоретические и практические подходы к профилактике синдрома эмоционального выгорания медицинских работников. Основываясь на методике В.В. Бойко, стохастический процесс эмоционального выгорания изучен по фазам, симптомам, полу, возрасту, стажу, должности. Отражена распространенность  и результаты профилактики синдрома у медицинских работников.


 

Живи за двоих

Иркутск: НЦРВХ СО РАМН, 2015. – 168 с. ISBN 978-5-98277-183-4

Автор Вишняков В.А.

В первую книгу молодого специалиста института вошли рассказы, написанные в 2007-2012 гг. Действия происходят в разные времена в различных уголках света, но все сюжеты объединены проблемой выбора и идеей поиска человеком смысла своего бытия.


 

Учебное пособие «Инфекция и иммунитет»

Иркутск: НЦРВХ СО РАМН, 2014. – 168 с.
ISBN 978-5-98277-182-7

Авторы: В.И. Дубровина, В.В. Войткова, О.В. Юрьева, С.А. Витязева, С.В. Балахонов, К.М. Корытов

В учебном пособии изложены основные положения по инфекционной иммунологии на современном этапе.

Пособие предназначено для специалистов, обучающихся на курсах и циклах тематического усовершенствования по программам  дополнительного профессионального образования, а также научных сотрудников, врачей-интернов и студентов, занимающихся проблемами патофизиологии, иммунологии и микробиологии.


 

Горно-Алтайский природный очаг чумы.

Ретроспективный анализ, эпизоотологический мониторинг, современное состояние / под ред. С.В. Балахонова, В.М. Корзуна. – Новосибирск: Наука-Центр, 2014. – 272 с.

ISBN 978 – 5 – 9554 – 0034 – 1

Авторы
Балахонов С.В., Корзун В.М., Чипанин Е.В., Афанасьев М.В., Михайлов Е.П., Денисов А.В., Фомина Л.А., Ешелкин И.И., Машковский И.К., Мищенко А.И., Рождественский Е.Н., Ярыгина М.Б.

Монография посвящена 80-летию Иркутского ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательского противочумного института Сибири и Дальнего Востока и 50-летию Алтайской противочумной станции.

В монографии приведены основные результаты мониторинга и изучения Горно-Алтайского природного очага чумы с момента обнаружения эпизоотий в 1961 г. и по 2014 г. Обобщены сведения по экологии носителей и переносчиков инфекции, описана пространственная структура их населения и ее изменения во времени. Представлен ретроспективный анализ развития эпизоотических проявлений в пространстве, показана многолетняя и сезонная динамика эпизоотической активности очага. Отражены основные особенности, циркулирующего здесь возбудителя чумы алтайского подвид. Изложены материалы по обнаружению в Горном Алтае возбудителя чумы основного подвида. Рассмотрены основные закономерности функционирования очага как сложной многоуровневой паразитарной системы, вопросы пространственной структуры очага и его эпидемического потенциала.
Книга предназначена для специалистов по природно-очаговым инфекциям, эпидемиологов, микробиологов, экологов, зоологов, паразитологов, преподавателей и студентов биологических факультетов и медицинских вузов.
Табл. 19. Ил. 67. Библиогр.: 368 назв.

Рецензенты:
доктор биологических наук, профессор Э.И. Коренберг
доктор биологических наук, профессор Б.К. Котти


 

Учебно-методическое пособие по лабораторной диагностике холеры.

ООО «Типография Принт Лайн» – Иркутск, 2014. – 96 с.

Авторы:
Попова А.Ю., Брагина И.В., Ежлова Е.Б., Демина Ю.В., Шеенков Н.В., Балахонов С.В., Урбанович Л.Я., Ганин В.С., Миронова Л.В., Загоскина Т.Ю., Носкова О.А. Куликалова Е.С., Басов Е.А., Афанасьев М.В., Токарева Л.е., Тайкова Т.С., Долгова Т.М.

Учебно-методическое пособие предназначено для использования при профессиональной переподготовке врачей-бактериологов (биологов), эпидемиологов и лаборантов по основным и дополнительным профессиональным образовательным программам (свыше 500 ч), на циклах  повышения квалификации по профилю программ профессиональной переподготовки по опасным инфекционным болезням (144 ч, 72 ч), подготовке специалистов по программам послевузовского образования (аспирантура по специальностям 03.02.03 «микробиология» и 14.02.02 «эпидемиология»), для практической работы специалистов, занимающихся диагностикой холеры. Издание второе: переработанное и дополненное.


 

Изданы материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием «Актуальные вопросы обеспечения противоэпидемических мероприятий в зоне чрезвычайных ситуаций»

1. Дальневосточный журнал инфекционной патологии № 24 и № 25 2014 г.

Дальневосточный журнал инфекционной патологии №24 в формате PDF >>

Дальневосточный журнал инфекционной патологии №25 в формате PDF >>

2. Эпидемиология и вакцина профилактика № 4 (77) 2014 г.

Эпидемиология и вакцина профилактика № 4 в формате PDF >>


 

Издана монография «Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия населения при ликвидации последствий наводнения на Дальнем Востоке» под редакцией академика РАН, докт. мед. наук профессора Г.Г. Онищенко и докт. мед. наук профессора С.В. Балахонова. – Новосибирск: Наука-Центр, 2014. – 648 с.

В монографии обобщен опыт организации комплекса санитарно-профилактических и противоэпидемических мероприятий, проведенных Роспотребнадзором, его территориальными учреждениями и мобильными формированиями в период катастрофического дождевого паводка в Приамурье в августе-октябре 2013 г., и представлен ретроспективный анализ развития эпидемиологической ситуации в аналогичных условиях предыдущих паводков. Отражены масштабы подтопления в Амурской области, Хабаровском крае и Еврейской автономной области, определившие основные направления деятельности учреждений Роспотребнадзора. Освещена их роль в минимизации санитарно-эпидемиологических последствий чрезвычайной ситуации наряду с другими ведомственными организациями, принимавшими участие в их ликвидации. Представлен алгоритм межведомственного взаимодействия, учитывающий особенности организации эпидемиологического надзора за инфекционными болезнями и эпизоотологическое обследования на подтопленных и прилегающих к ним территориях. Изложен опыт организации и проведения дезинфекционных и дератизационных мероприятий в освободившихся от воды местностях. В приложении представлены административные, распорядительные и управленческие документы по вопросам обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия в зоне паводка.

Книга рассчитана на специалистов учреждений Роспотребнадзора, практических врачей эпидемиологического и гигиенического профилей, организаторов здравоохранения, представителей органов государственной власти и местного самоуправления.
Табл. 53. Ил. 94. Библиогр.: 142 назв.


 

Издано Практическое руководство «Лабораторная диагностика опасных инфекционных болезней» под ред. академика РАМН Г.Г. Онищенко, академика РАМН В.В. Кутырева. – М.: ЗАО «Шико», 2013. – 560 с. – ISBN 978-5-900758-68-8. Разработано специалистами учреждений, входящих в Координационный научный совет по санитарно-эпидемиологической охране территории Российской Федерации РАМН и Роспотребнадзора. В руководстве отражены принципы организации исследований материала, подозрительного на зараженность возбудителями особо опасных инфекционных болезней, в учреждениях Роспотребнадзора. Представлены современные и традиционные методы лабораторной диагностики особо опасных инфекционных болезней, возбудители которых относятся к микроорганизмам I-II групп патогенности (чума, холера, сибирская язва, туляремия, бруцеллез, сап, мелиоидоз, опасные вирусные инфекции и др.), инфекционных заболеваний, попадающих под действие Международных медико-санитарных правил (полиомиелит, менингококковая инфекция и др.), требующих проведения мероприятий по санитарной охране территории Российской Федерации (малярия), а также ряда других инфекционных болезней, актуальных для Российской Федерации (легионеллез, лептоспироз, псевдотуберкулез).

Руководство рассчитано на широкий круг специалистов, занимающихся лабораторной диагностикой, а также может быть использовано как учебное пособие.


 

Издано Учебное пособие Онищенко Г.Г., Брагина И.В., Ежлова Е.Б., Демина Ю.В., Шеенков Н.В., Балахонов С.В., Урбанович Л.Я., Ганин В.С., Миронова Л.В., Загоскина Т.Ю., Носкова О.А, Куликалова Е.С., Басов Е.А., Токарева Л.Е., Тайкова Т.С., Долгова Т.М. «Руководство к практическим занятиям по лабораторной диагностике холеры». – М.: Горячая линия–Телеком, 2012. – 90 с.: ил. – ISBN 978-5-9912-0276-3. Пособие предназначено для использования при профессиональной переподготовке врачей-бактериологов (биологов), эпидемиологов и лаборантов по основным и дополнительным профессиональным образовательным программам (свыше 500 ч), на циклах повышения квалификации по профилю программ профессиональной переподготовки по опасным инфекционным болезням (144 ч, 72 ч), подготовке специалистов по программам послевузовского образования (аспирантура по специальностям 03.02.03 «микробиология», 14.02.02 «эпидемиология»), для практической работы специалистов, занимающихся диагностикой холеры.


 

Издано Учебное пособие Онищенко Г.Г., Ежлова Е.Б., Демина Ю.В., Шеенков Н.В., Загоскина Т.Ю., Балахонов С.В., Токарева Л.Е., Тайкова Т.С., Носкова О.А., Долгова Т.М., Иванова Т.А. «Организация и проведение учебного процесса по подготовке специалистов в области биобезопасности и лабораторной диагностики возбудителей некоторых опасных инфекционных болезней». – М.: Горячая линия–Телеком, 2012. – 424 с.: ил. Пособие предназначено для использования при профессиональной переподготовке врачей-бактериологов (биологов), эпидемиологов и лаборантов по основным и дополнительным профессиональным образовательным программам (свыше 500 ч), на циклах повышения квалификации по профилю программ профессиональной переподготовки по опасным инфекционным болезням (144 ч, 72 ч), подготовке специалистов по программам послевузовского образования (аспирантура по специальностям 03.02.03 «микробиология», 14.02.02 «эпидемиология»), для практической работы специалистов, занимающихся диагностикой инфекционных болезней.


 

Издана монография Балахонов С.В., Урбанович Л.Я., Куликалова Е.С. «Эколого-микробиологические аспекты эпиднадзора за холерой (по материалам Сибири и Дальнего Востока)» // LAP LAMBERT Academic Publishing its ein Imprint der, 2013. – 189 с. – ISBN 978-3-659-44119-6

В монографии показано, что наличие скрытого периода накопления возбудителя в благоприятных для сохранения и размножения участках поверхностных водоемов подтверждает роль водоемов в качестве резервуаров холерного вибриона. Атоксигенные холерные вибрионы закономерно выделяются в мелких малопроточных водоемах и в местах сброса сточных вод. Показана связь между обнаружением холерного вибриона и показателями температуры и рН на фоне присутствия определенных видов водорослей и зоопланктона. Способ детекции возбудителя с одновременным определением в ПЦР детерминант О1 и О139 серогрупп холерного вибриона и регуляторного гена toxR наряду с реакцией иммунофлуоресценции позволяет сузить район поиска вибриона при мониторинге водоемов. Штаммы V. cholerae из поверхностных водоемов региона в основном атипичны по фенотипу, в их геноме отсутствуют основные гены вирулентности, а вибрионы О1 и О139 серогрупп различаются по наличию генов, ответственных за формирование структуры биопленки и персистенцию. Данные о способности холерного вибриона разных серогрупп образовывать биопленку и описание признаков ее формирования вносят вклад в развитие актуального направления исследования механизмов его адаптации и персистенции.


 

Издана монография Балахонов С.В., Чеснокова М.В., Андаев Е.И., Косилко С.А., Никитин А.Я. «Обеспечение санитарно-эпидемиологического благополучия в период подготовки и проведения саммита АТЭС-2012» под ред. академика РАМН Г.Г. Онищенко. – Новосибирск: Наука-Центр, 2013. – 419 с.

В монографии обобщен опыт специалистов Роспотребнадзора по организации санитарно-эпидемиологического обеспечения в период подготовки и проведения саммита АТЭС-2012. Изложены основные направления деятельности по планированию и осуществлению надзорных мероприятий за строящимися и действующими объектами саммита, дана оценка санитарно-эпидемиологической обстановки места проведения саммита (территория о. Русский), отражены результаты санитарно-гигиенического и микробиологического мониторинга объектов и факторов окружающей среды, особенности медицинского обеспечения участников, гостей и обслуживающего персонала и противоэпидемической готовности учреждений здравоохранения, а также организационные основы межведомственного взаимодействия при осуществлении соответствующих мероприятий. В приложениях отражены практические материалы, которые дают представление об объемах работы органов и учреждений Роспотребнадзора в рамках реализации мероприятий по обеспечению биологической, химической и радиационной безопасности в период подготовки и проведения саммита.

Книга рассчитана на широкий круг специалистов медицинского профиля, деятельность которых связана с обеспечением биологической безопасности при проведении массовых мероприятий политико-экономического характера на территории Российской Федерации. Табл. 29. Ил. 48. Библиогр.: 96 назв.


 

ИЗДАНА МОНОГРАФИЯ В.С. ГАНИН «ПО ТРОПАМ ЭПИДЕМИЧЕСКИХ КАТАСТРОФ», Иркутск октябрь 2012 г.

В монографии в историческом аспекте раскрыты этапы борьбы с опасными инфекционными болезнями – чума, холера, сибирская язва, сыпной тиф, малярия, натуральная оспа, желтая лихорадка, лепра.

Монография рассчитана на широкий круг врачей-эпидемиологов, микробиологов, инфекционистов.


 

А.В. Ляпунов, А.Я. Никитин. Динамика численности модельных популяций дрозофилы. Теории, гипотезы, методы исследования (монография).

Представлены материалы о роли генетической структуры популяций в формировании динамики их численности. Показана важность комплексного подхода к изучению этого явления у насекомых, учитывающего наследственный полиморфизм по типам реакции особей на перенаселение и особенности изменений численности на отдельных фазах онтогенеза.

Saarbrucken: LAP LAMBERT Academic Publishing GmbH & Co. KG, 2011 г.


 

Руководство по вакцинопрофилактике особо опасных инфекций

Разработано специалистами учреждений, входящих в Координационный научный совет по санитарно-эпидемиологической охране территории Российской Федерации (Соавторы от института: Балахонов С.В., Калиновский А.И., Дубровина В.И., Урбанович Л.Я.).

В Руководстве отражены вопросы организации, учета, контроля эффективности проведения вакцинации сотрудников научно-исследовательских и иных учреждений, работающих с живыми культурами возбудителей особо опасных инфекционных болезней, а также лиц, проживающих в эндемичных и энзоотичных очагах инфекций, и профессиональных групп, занятых в работах, связанных с риском развития данных заболеваний, а также изложены сведения по диагностике вакцинассоциированных состояний и осложнений, критерии оценки степени тяжести поствакцинальных реакций, основные направления профилактики и лечения данных состояний.

Руководство предназначено для врачей-инфекционистов, эпидемиологов, специалистов учреждений Роспотребнадзора, Министерства обороны Российской Федерации, а также других министерств и ведомств, осуществляющих организацию, проведение и контроль иммунопрофилактических мероприятий.

Руководство по вакцинопрофилактике особо опасных инфекций.
Руководство / Под ред. профессора И.В. Борисевича, профессора И.В. Дармова. – Киров: ООО «Кировская областная типография», 2011 г. – 152 с.


 

Методические указания  МУК 4.2.2870-11 Порядок организации и проведении лабораторной диагностики холеры для лабораторий территориального, регионального и федерального уровней – М., Федеральный центр гигиены  и эпидемиологии, 2011 г.- 83 с.

Разработано специалистами учреждений, входящих в состав Координационного научного совета по санитарно-эпидемиологической охране территории РФ (Соавторы от института: Балахонов С.В., Урбанович Л.Я., Миронова Л.В., Куликанов Е.С., Кожевников А.С.)

Лечение холеры на базе больницы в течение 7 дней — полный текст

Экспериментальный вариант: mHealth с посещениями на дому

Участники получали CHoBI7 в медицинском учреждении, а также два посещения на дому и двухнедельные напоминания о мобильном здоровье (голосовые и текстовые) в течение 12 месяцев

Поведенческие: программа медицинского учреждения CHoBI7

Программа медицинского учреждения CHoBI7 направлена ​​на пропаганду мытья рук с мылом и водой среди пациентов с диареей и членов их семей в течение одной недели после поступления пациента в медицинское учреждение, когда члены их домохозяйства подвергаются наибольшему риску диарейных заболеваний.Программа CHoBI7 включает в себя: (1) иллюстрированный модуль WASH, который медицинский работник доставляет пациенту с диареей и членам его семьи в медицинском учреждении по мытью рук с мылом, очистке воды и безопасному хранению воды; и (2) комплект для профилактики диареи, содержащий таблетки хлора для обработки воды, бутылку с мыльной водой (вода и стиральный порошок), приспособление для мытья рук и емкость для воды с крышкой и краном для безопасного хранения питьевой воды. Домохозяйствам предписано кипятить воду после того, как запас таблеток хлора будет готов.


Поведенческие: программа CHoBI7 mHealth

Программа CHoBI7 mHealth (мобильное здравоохранение) нацелена на пять ключевых моделей поведения: (1) приготовление мыльной воды с использованием воды и стирального порошка; (2) мытье рук с мылом во время мероприятий, связанных с едой и стулом; (3) обработка питьевой воды в домашнем хозяйстве таблетками хлора в течение одной недели периода высокого риска после того, как больной диареей в домашнем хозяйстве был госпитализирован в медицинское учреждение; (4) безопасное хранение питьевой воды в сосуде с крышкой и краном; и (5) нагрев бытовой питьевой воды до кипения после недельного периода высокого риска.Домохозяйства-участники получают голосовые и текстовые сообщения от программы CHoBI7 mHealth раз в две недели в течение 12 месяцев. Эти мобильные сообщения отправляются с использованием платформы VIAMO (www.viamo.io).


Поведенческие: программа домашних посещений CHoBI7

Программа посещений на дому CHoBI7 включает два 30-минутных визита на дом, проводимых в течение недели после того, как в медицинском учреждении был принят на работу пациент с индексной диареей. Медицинский работник закрепляет содержание программы медицинского учреждения CHoBI7 на дому у участника.


Характеристика и клиническое ведение пациентов, госпитализированных в отделения холеры региональной специализированной больницы во время эпидемии 2012 г. в Сьерра-Леоне

Glob Health Action. 2015 г.; 8: 10.3402/gha.v8.25266.

Alexander BlackLoblock

1

1 Правительственная больница Makeni, Бомбаловский район, Sierra Leone

Andrew Sesay

1

Правительственная больница Makeni

1 ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ MANENI, Бомбастинский район, Sierra Leone

2 Binkolo Binkoling Health Health, Бомбаловский район, Сьерра. Leone

abdul kamara

3 Центральное общественное здравоохранение Справочная лаборатория, Министерство здравоохранения и санитарии, Фритаун, Sierra Leone

MAMUD Kamara

1 Правительственная больница Makeni, Бомбаловский район, Sierra Leone

Claire Blacklock

1 Государственная больница Макени, округ Бомбали, Сьерра-Леоне

4 Отделение первичной медико-санитарной помощи Наффилда, Оксфордский университет, Оксфорд, Соединенное Королевство

1 Государственная больница Макени, округ Бомбали, Сьерра-Леоне

9002 2 Отделение периферической медицины Бинколо, округ Бомбали, Сьерра-Леоне

3 Центральная справочная лаборатория общественного здравоохранения, Министерство здравоохранения и санитарии, Фритаун, Сьерра-Леоне

4 Наффилд, кафедра первичной медико-санитарной помощи, Оксфордский университет, Оксфорд, Соединенное Королевство

* : Клэр Блэклок, Наффилдское отделение первичной медико-санитарной помощи, Оксфордский университет, 2-й этаж, Нью-Рэдклифф Хаус, Иерихон, Оксфорд, Соединенное Королевство, Электронная почта: [email protected]

Ответственный редактор: Дженнифер Уильямс, Университет Умео, Швеция.

Поступила в редакцию 24 июня 2014 г .; Пересмотрено 20 октября 2014 г .; Принято 21 октября 2014 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Предыстория и цели

В 2012 году в Сьерра-Леоне разразилась общенациональная эпидемия холеры, которая затронула столицу Фритаун, а также провинции.Это исследование направлено на описание характеристик и клинического ведения пациентов, поступивших в изолятор холеры главной специализированной больницы в Северной провинции, и сравнение ведения со стандартными рекомендациями.

Дизайн

Ретроспективно были проанализированы все имеющиеся истории болезни пациентов, находящихся в изоляторах для больных холерой. Активного выявления случаев не было. Следующие данные были собраны из истории болезни после того, как пациенты покинули палату: дата госпитализации, демографические данные, симптомы, состояние обезвоживания, диагнозы, проведенные тесты и лечение, продолжительность пребывания и результаты.

Результаты

Всего было госпитализировано 798 пациентов, из них 443 (55,5%) женщины. Летальных исходов было 18 (2,3%). Оценка состояния обезвоживания зафиксирована в 517 (64,8%) историях болезни. Альтернативный или дополнительный диагноз был поставлен 214 больным (26,8%). Внутривенные (IV) жидкости были назначены 767 пациентам (96,1%), в том числе 95% из 141 пациента, у которых документально не было сильного обезвоживания. Рвота в анамнезе зарегистрирована у 92,1% всех пациентов.Раствор для пероральной регидратации (ОРС) получали 629 (78,8%) пациентов. Доксициклин был назначен 380 (47,6%) пациентам, эритромицин — 34 (4,3%), другие антибиотики применялись в 247 случаях. Цинк давали 209 (26,2%).

Обсуждение

Это ретроспективное исследование подчеркивает необходимость усилий по улучшению качества сортировки, соблюдения клинических рекомендаций и ведения документации.

Выводы

Сбор данных и анализ клинической практики во время эпидемической ситуации позволит быстрее выявить области, требующие вмешательства и улучшения.

Ключевые слова: холера, сортировка, обезвоживание, эпидемия, Сьерра-Леоне и санитарии (1). Случаи холеры ( n = 245 393) были зарегистрированы в 48 странах в 2012 г. (2).

В сезон дождей 2012 года в Сьерра-Леоне разразилась крупнейшая за всю историю эпидемия холеры, затронувшая столицу Фритаун (52% всех зарегистрированных случаев заболевания приходится на Западную область) и все другие районы, кроме одного.Общее количество зарегистрированных случаев составило 22 885, при этом 298 зарегистрированных случаев смерти (3). Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) и международные гуманитарные организации, такие как «Врачи без границ» и Международный Красный Крест, помогали правительству в борьбе с эпидемией. Правительство Сьерра-Леоне обязалось обеспечить бесплатное лечение холеры во всех государственных медицинских учреждениях. До 2012 г. в Сьерра-Леоне была отмечена серия небольших вспышек, последняя из которых произошла в 2008 г., когда было зарегистрировано 62 случая (3).

Правительственная больница Макени — одна из трех региональных специализированных больниц в Сьерра-Леоне за пределами Фритауна. Во время вспышки в больнице было организовано два специально отведенных отделения для больных холерой (мужское и женское). Пациентов госпитализировали в изолятор для больных холерой после первоначального предварительного клинического диагноза и сортировки в амбулаторных условиях или позже из специально сооруженной палатки для сортировки, где также назначались первичные лекарства и инфузионная терапия. Проведены амбулаторные обходы стационарных больных.Клинический диагноз холеры был поставлен после начального мелкомасштабного использования ДЭТ (быстрых диагностических тестов).

Эпидемии холеры связаны с высокой заболеваемостью и значительной смертностью (4). Смертность снижается благодаря своевременной регидратации и доступу к медицинским учреждениям (5). Однако в отношении распространенных эндемических заболеваний (например, малярии, пневмонии) предыдущие исследования показали примеры плохого соблюдения клинических протоколов и руководств по лечению в условиях ограниченных медицинских возможностей (6, 7). Стандартные рекомендации по лечению холеры и обезвоживания приведены в (8, 9).

Таблица 1

Таблица 1

Стандартные рекомендации по оценке и управлению обезвоживанием

Классификация дегидратации
Клинические особенности Клинические особенности лечение Консультировано
None Ни один из функций, перечисленных ниже
Около
  • Затонувшие глаза

  • Отсутствие слез

  • Сухость рта и языка

  • Трешивание и питьевые

  • Кожа ущемляет медленно

  • (Ребенок – беспокойный / раздражительный)

  • RegiDration с или мониторинг пациента
    Service Кроме того,
    • Леттаргическая, бессознательная или дискета

    • Невозможно выпить (или плохо пьющий)

    • Рад

    • Защемление кожи проходит очень медленно

    Регидратация внутривенными жидкостями, затем с помощью ОРС, когда обезвоживание перестает быть тяжелым госпитализированы в изолятори для больных холерой главной специализированной больницы в Северной провинции и сравните лечение со стандартными рекомендациями.

    Дизайн

    Дизайн и условия исследования

    Ретроспективный обзор истории болезни был проведен в реферальной больнице правительства Северной провинции, Сьерра-Леоне.

    Сбор данных

    Были проанализированы все имеющиеся медицинские записи о поступлении взрослых и детей в мужские и женские изолятори для больных холерой. Активного выявления случаев не было. Клинические записи были просмотрены двумя врачами общей практики, прошедшими обучение в Великобритании, которые работали врачами в отделениях холеры во время эпидемии.Оба врача проработали в больнице 1 месяц до начала эпидемии. Из каждой истории болезни были ретроспективно извлечены следующие данные: дата госпитализации, демографические данные пациента (пол, возраст в годах), симптомы, документация о состоянии обезвоживания, дополнительные диагнозы, проведенные анализы, назначенное лечение, продолжительность пребывания (в днях), и исход госпитализации (выписан, умер, выписан из больницы без официальной выписки).

    «Поступивший» определялся как любой пациент, поступивший в изолятор для больных холерой после амбулаторной сортировки вместо того, чтобы лечиться и выписываться непосредственно из амбулаторного отделения.Это не зависело от последующей продолжительности пребывания в отделении.

    «Продолжительность пребывания» определялась как общее количество дней, в течение которых пациент, как было задокументировано, находился в изоляторах. Это было рассчитано с использованием даты выписки или смерти или даты, когда человек покинул палату без формальной выписки, которая была рассчитана с использованием последнего дня, когда какие-либо документы были сделаны в заметках пациента или в карте приема лекарств.

    «Документация состояния обезвоживания» определялась как любой текст, записанный в истории болезни пациента либо при сортировке, либо при осмотре отделения, который считается относящимся к оценке тяжести обезвоживания.Два врача, работавшие в отделениях для больных холерой, достигли консенсуса в отношении конкретных слов или фраз, указывающих на оценку состояния обезвоживания (примеры слов и фраз см. в дополнительной таблице А).

    Отдельный анализ управления регидратацией был проведен для: 1) тех случаев, когда тяжелое обезвоживание было четко задокументировано в истории болезни пациента (т. е. задокументировано как тяжелое или четко задокументированы клинические признаки тяжелого обезвоживания), и 2) для случаев которые не сильно обезвожены, были четко задокументированы (т.е. задокументировано как легкое или не слишком/очень обезвоженное). Случаи, когда было зарегистрировано недостаточно признаков, чтобы можно было классифицировать обезвоживание как тяжелое или нетяжелое, или когда обезвоживание было зарегистрировано как умеренное, не были включены в этот субанализ.

    «Клинический диагноз, отличный от холеры», определялся как любой из: 1) клинический диагноз, отличный от холеры, задокументированный медицинским работником в примечаниях, 2) результат диагностического теста, например, положительный толстый мазок в случае малярии, или 3) назначенное специфическое для диагноза лечение [e.грамм. Комбинированная терапия артесунатом (АКТ) при малярии]. Поэтому мы не ограничивали диагнозы теми, для которых подтверждающие лабораторные тесты были положительными.

    Анализ

    Данные были введены в Microsoft Excel (версия 2007 г.), а для анализа частот использовался SPSS (версия 21.0). Рисунки построены с использованием Microsoft Excel (версия 2007 г.).

    Результаты

    Всего в эпидемический период с 26 июля 2012 г. по 22 сентября 2012 г. в изолятор холеры было госпитализировано 798 больных.Пик числа новых госпитализаций пришелся на конец августа 2012 г., а самый высокий показатель пришелся на 21 августа ( n = 31) (). За отчетный эпидемический период в изоляторах умерло 18 человек (2,3%). Из умерших пациентов у одного была лабораторно подтвержденная холера (положительный результат ДЭТ), а для остальных пациентов ДЭТ были недоступны. У трех умерших пациентов был диагностирован брюшной тиф. Среди больных, поступивших в холерные отделения, 443 (55,5%) были женщины и 594 (74,4%) были в возрасте до 35 лет.Дети до 5 лет составили 72, 12% из них были в возрасте до 35 лет. Пожилые пациенты (старше 60 лет) составили всего 44 случая (5,5%) (). Продолжительность пребывания в больнице, как правило, была короткой: 569 пациентов (71,3%) оставались в палатах в течение 2 дней или менее. Кроме того, 304 пациента (38,1%) покинули палату до официальной выписки.

    Новые поступления в мужское и женское холерные отделения в период эпидемии.

    Распределение по возрасту всех больных, госпитализированных в отделения холеры.

    Оценка состояния обезвоживания была зафиксирована в истории болезни 517 (64,8%) пациентов. У оставшихся 35,2% пациентов не было зафиксировано каких-либо симптомов или признаков, связанных с состоянием обезвоживания. Из пациентов, поступивших в отделения для лечения холеры, 214 пациентов (26,8%) получили в общей сложности 282 дополнительных или альтернативных клинических диагноза малярии, брюшного тифа, дизентерии или «другого» (и Дополнительная таблица B).

    Таблица 2

    Дополнительные или альтернативные диагнозы, данные пациентам, допущенным к холеру.

    Диагностика Дана Частота диагностики ( N ) процент от общего количества приема
    Malaria 122 15.3
    Дизентерия
    12 1,5 1,5
    106 13.3
    Другое
    Другое 42 5.3

    В общей сложности 15 Cholera RDT были доступны от клинические записи. Из них 4 положительных на холеру (26,7%) и 11 отрицательных. Еще 13 ДЭТ были задокументированы в соответствии с просьбой в записях пациентов, но результаты были недоступны. Мазки крови на малярийные паразиты были запрошены у 178 пациентов, из которых 51 мазок крови дал положительный результат на малярийных паразитов, 94 были отрицательными, а для остальных 33 пациентов результаты были недоступны.Тест Видаля на брюшной тиф был запрошен у 96 пациентов, и он оказался реактивным в 62 случаях, нереактивным в 22 случаях, а результат недоступен в 12 случаях.

    Лечение больных, поступивших в холерные отделения, кратко изложено в . Почти все больные, поступившие в холерные отделения, получали внутривенные (в/в) жидкости ( n =767, 96,1%), и только 629 (78,8%) получали раствор для пероральной регидратации (ОРС). Из 80 пациентов, у которых в истории болезни имелись четкие документы о тяжелом обезвоживании, все получали внутривенные жидкости, а 74 (92.5%) также получали ОРС. В записях 141 (17,7%) пациента указано, что обезвоживания не было или оно было легким, при сортировке или осмотре в стационаре. Из этих пациентов 134 (95%) получали жидкости внутривенно, а 126 (89,4%) получали ОРС. Возможно, что некоторые из этих пациентов получили первоначальную внутривенную регидратацию до того, как обезвоживание было задокументировано в истории болезни. Тем не менее маловероятно, что в большинстве этих случаев первоначально присутствовало тяжелое обезвоживание. Рвота в анамнезе присутствовала почти во всех случаях (735 случаев, 92.1%), в том числе у 131 больного (92,9%) с документально подтвержденной нетяжелой дегидратацией. Доксициклин получали 380 пациентов (47,6%), в том числе 19/191 пациент в возрасте до 12 лет. Эритромицин назначали 34 пациентам (4,3%), в том числе 8/191 больным в возрасте до 12 лет. Цинк получали 209 больных (26,2%), в том числе 128/191 детей до 12 лет. Другие антибиотики использовались в 247 случаях (подробности см.). Комбинированное лечение доксициклином или эритромицином в сочетании с другим антибиотиком было назначено 84 пациентам (10.5%). АКТ была назначена 114 больным (14,3%) ().

    Таблица 3

    Таблица 3

    обработки, приведенные пациентам, допущенным к холеру. Раствор для пероральной регидратации 629 78,8 Доксициклин 380 47.6 Цинк 209 26,2 Ципрофлоксацин 115 14,4 Комбинация Артесунат терапия 114 14,3 Метронидазол 66 8,3 Paracetamol 50 50 50 6.3 6.3 Ampicillin / Amoxicillin 42 5.3 Антимертизм 35 4.4 Эритромицин 34 4,3 Хинин 19 2,4 Хлорамфеникол 16 2,4 Омепразол 15 2,4 калия 13 13 09 0,9 Artemether 7 0.9 0,9 Gentamicin 5 0,6 CEFIXIME 2 0.3 бензатин бензилпенициллин 1 0,1 0,1 Другое 11 1,4

    Обсуждение

    Обсуждение

    Госмат правительства в области Северной провинции допущена и обрабатывала 798 пациентов на ее изоляцию со стороны холеры, между 26-го Июль и 27 сентября во время эпидемии холеры в Сьерра-Леоне в 2012 г. Эти признания свидетельствуют об эпидемическом характере.

    Было принято больше женщин, чем мужчин.Это может отражать гендерные различия в выполнении домашних обязанностей и связанные с этим риски передачи холеры или исходное состояние здоровья. Этот вывод согласуется с исследованиями в других условиях (1, 10). Большинство госпитализаций было среди лиц моложе 35 лет. Это может отражать различия в уровне риска между возрастными группами или просто отражать возрастное распределение населения в целом.

    Многие пациенты лечились от дополнительных диагнозов, таких как малярия, во время их поступления, которые также могут проявляться симптомами гастроэнтерита.Подтверждающие диагностические тесты не были доступны для всех таких пациентов; поэтому некоторых лечили только по клиническим подозрениям. В связи с этим возникает вопрос, помещать ли таких больных в изолятори для больных холерой и повышать риск потенциального заражения холерой, или предположительно изолировать всех пациентов с симптомами гастроэнтерита, чтобы защитить других в общих отделениях. Таким образом, улучшенная начальная сортировка может усилить инфекционный контроль.

    Почти всем госпитализированным пациентам внутривенно вводили жидкости.У многих из этих пациентов статус обезвоживания не был задокументирован. Вполне возможно, что у этих пациентов было тяжелое обезвоживание, но, по крайней мере, для 17,7% пациентов, для которых были документы, что они не были сильно обезвожены при сортировке или осмотре отделения, это, по-видимому, не так. Однако почти во всех случаях в анамнезе была рвота, которая могла повлиять на решение о лечении внутривенными жидкостями (11), а некоторые пациенты могли получать внутривенные жидкости до того, как статус обезвоживания был задокументирован в истории болезни.ОРС назначали реже, чем внутривенное введение жидкости, пациентам без тяжелой дегидратации, что не соответствовало рекомендациям (8, 9). Таким образом, урок для будущих эпидемических ситуаций с диареей состоит в том, что первоначальная сортировка и оценка тяжести обезвоживания имеют большое значение и влияют как на индивидуальное лечение пациента, так и на управление ограниченными ресурсами. Проблемы с поставками во время эпидемии, возможно, сыграли свою роль, однако подчеркивается необходимость усиленного обучения и поддержки в систематическом структурированном использовании планов ВОЗ A, B и C лечения обезвоживания при лечении таких пациентов (8, 9, 12, 13). ).Следует также признать сложность решения проблем, связанных с представлениями пациентов о здоровье (например, с давлением на медицинский персонал с целью проведения парентерального лечения).

    В течение периода исследования были обнаружены различия в практике назначения, включая различия в выборе антибиотиков. В некоторых случаях антибиотики использовались для лечения альтернативных или дополнительных клинических диагнозов, таких как брюшной тиф, инфекция дыхательных путей или дизентерия, но также наблюдались различия в назначении лекарств при подозрении на холеру. Например, метронидазол давали 8.3% всех госпитализированных случаев, тогда как только 1,5% случаев были зарегистрированы как дизентерия. Это говорит о том, что метронидазол иногда использовался для лечения подозрения на холеру, несмотря на то, что он не рекомендовался (9). Хотя известно, что эффективная антибактериальная терапия, назначаемая в тяжелых случаях, уменьшает как объем, так и продолжительность диареи (10), существуют опасения по поводу резистентных штаммов (4, 14, 15) и необходимости четкого и целенаправленного лечения антибиотиками. Это подчеркивает необходимость структурированного соблюдения протокола оказания услуг в эпидемических ситуациях, чтобы снизить риск возникновения устойчивости к антибиотикам, а также расходы отдельных пациентов, когда им необходимо приобрести лекарства.

    Сильные стороны исследования

    Это первое исследование эпидемии холеры в Северной провинции Сьерра-Леоне. В исследование были включены все доступные истории болезни пациентов из изоляторов холеры. Это исследование является одним из немногих, посвященных аспектам клинической диагностики и клинического ведения пациентов во время эпидемии холеры.

    Ограничения исследования

    В набор данных не включены пациенты, не поступившие в палату из амбулаторных больных.Поэтому мы не можем оценить полное влияние амбулаторной сортировки. Мы не включали в сообщество пациентов, которые не посещали или не могли посещать больницу для лечения. Таким образом, это приводит к смещению наших выводов только о тех пациентах, которые имели доступ к государственной медицинской помощи, поэтому не оценивает масштабы или тяжесть эпидемии в Северной провинции Сьерра-Леоне. Исход тех пациентов, которые ушли до официальной выписки, неизвестен; однако анекдотические воспоминания подтверждают предположение, что у подавляющего большинства из них было клиническое улучшение, и они не хотели оставаться на приеме у врача.Неизвестное количество историй болезни пациентов не было включено в набор данных из-за того, что они были утеряны из палат. Мы не смогли оценить влияние предложения на выбор лечения. Во время сбора данных было отмечено, что несколько записей о пациентах были неполными (например, отсутствовала таблица лекарств), поэтому использовались только доступные данные из оставшейся записи. Отсутствующие медицинские записи и неполные записи повлияют на качество собранных данных. Подготовка к будущим эпидемическим ситуациям также должна быть сосредоточена на важности точного ведения медицинской документации и эффективного сбора данных для улучшения мониторинга и руководства соответствующими усилиями по улучшению качества.

    Выводы

    Это ретроспективное исследование подчеркивает необходимость усилий по мониторингу и улучшению качества сортировки, соблюдения клинических указаний и ведения документации во время эпидемии. Сбор данных и анализ клинической практики во время эпидемической ситуации могут позволить быстрее определить области, требующие улучшения, и решить их в режиме реального времени.

    Благодарности

    Было получено разрешение от главного врача Государственной больницы Макени, доктора М. Уилсона, на представление рукописи для публикации.Искренняя благодарность профессору Дэвиду Манту за его полезные советы.

    Примечания

    Чтобы получить доступ к дополнительным материалам к этой статье, см. Дополнительные файлы в разделе «Инструменты для статьи»

    Вклад авторов

    AB выполнил извлечение данных и подготовил рукопись. AS инициировал сбор данных, внес свой вклад в концепцию рисунков и рукописи. АК внес свой вклад в переработку рукописи. CB выполнил извлечение и анализ данных и внес свой вклад в переработку рукописи.MK предоставил отзыв о проекте рукописи.

    Конфликт интересов и финансирование

    Авторы не получали никакого финансирования или льгот от промышленности или других источников для проведения этого исследования.

    Ссылки

    1. Shapiro RL, Otieno MR, Adcock PM, Phillips-Howard PA, Hawley WA, Kumar L, et al. Передача эпидемии Vibrio cholerae O1 в сельских районах Западной Кении, связанная с питьевой водой из озера Виктория: экологический резервуар холеры? Am J Trop Med Hyg.1999; 60: 271–6. [PubMed] [Google Scholar]4. Seas C, Gotuzzo E. Холера: обзор эпидемиологических, терапевтических и профилактических вопросов, извлеченных из недавних эпидемий. Int J Infect Dis. 1996; 1:37–46. [Google Академия]5. Мороф Д., Куксон С.Т., Лавер С., Кирунду Д., Десаи С., Матендж П. и др. Смертность населения от холеры: городские и сельские районы Зимбабве. Am J Trop Med Hyg. 2013; 88: 645–50. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]6. Де Брюйкер М., Ван ден Берг Р., Дамане А., Хогали М., Скьяветти Б., Нзомукунда Ю. и др.Несоблюдение стандартных рекомендаций по лечению в сельской детской больнице в Сьерра-Леоне. Закон о здоровье пабов. 2013;3:118–24. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]7. English M, Esamai F, Wasunna A, Were F, Ogutu B, Wamae A и др. Оценка стационарной педиатрической помощи в специализированных больницах первого уровня в 13 районах Кении. Ланцет. 2004; 363: 1948–53. [PubMed] [Google Scholar]9. Всемирная организация здоровья. 2010. Первые шаги по борьбе со вспышкой острой диареи. Женева: Всемирная организация здравоохранения.WHO/CDS/CSR/NCS/2003.7 Rev.2. [Google Академия] 10. Захария Р., Харрис А.Д., Арендт В., Нчингула Д., Чимтуло Ф., Куртель О. и др. Характеристики вспышки холеры, образцы Vibrio cholerae и тестирование на чувствительность к антибиотикам в сельских районах Малави. Trans Royal Soc Trop Med Hyg. 2002; 96: 39–40. [PubMed] [Google Scholar] 11. Вейл А.А., Хан А.И., Чоудхури Ф., ЛаРок Р.К., Фарук АСГ, Райан Э.Т. и др. Клинические исходы при бытовых контактах больных холерой в Бангладеш. Клин Инфекция Дис.2009;49:1473–9. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]12. Глобальная целевая группа по борьбе с холерой. 2004 г. Вспышка холеры: оценка реагирования на вспышку и повышение готовности. Женева: Всемирная организация здравоохранения. ВОЗ/CDS/CPE/ZFK/2004.4. [Google Академия] 13. Департамент здоровья и развития детей и подростков. Женева: Всемирная организация здравоохранения. ВОЗ/CDD/SER/80.2; 2005. Лечение диареи: руководство для врачей и других старших медицинских работников. [Google Академия] 14. Дас С.К., Клонц Э.Е., Азми И.Дж., Уд-Дин АИМС, Чисти М.Дж., Афрад М.Х. и др.Характеристики инфекций Shigella с множественной лекарственной устойчивостью и Vibrio cholerae O1 у пациентов, получавших лечение в городской и сельской больнице в Бангладеш. ИСРН микробиол. 2013:213915. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]15. Марин М., Томпсон Ф., Фрейтас Ф.С., Фонсека Э.Л., Абодерин А.О., Залани С.Б. и соавт. Вспышки холеры в Нигерии связаны с атипичными штаммами El Tor и не-O1/не-O139 с множественной лекарственной устойчивостью Vibrio cholerae . PLoS Negl Trop Dis. 2013;7:e2049. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]

    Борьба с холерой, Oxfam помогает клиникам в Конго с чистой водой

    “Кабимба” гласит вывеска на стене сельской поликлиники в Южном Киву.Буквы жирные — темно-желтые с черными тенями — и передают упорядоченность и решимость, которые бросают вызов вызовам, с которыми сталкивается эта клиника.

    Бьякупита Вабинва, президент управляющего комитета, курирующего поликлинику Кабимба, стоит под вывеской. Это маленький и серьезный человек с серьезной проблемой, от которой страдает не только его сообщество, но и которая часто возникает в этом регионе Демократической Республики Конго: холера.

    Здесь, в восточных провинциях, где годы конфликта сказались на социальных службах, вспышки заболеваний, передающихся через воду, являются лишь одним из последствий недостаточного инвестирования во все, от дорог до поликлиник и чистой воды.

    Иногда, если обслуживание простой системы доставки было небрежным, вода в этой клинике вообще не течет. Поэтому во дворе клиники на боку лежит огромный черный цилиндр. Это резервуар для хранения, ожидающий установки в рамках программы Oxfam, которая поможет обеспечить клинику надежным запасом воды, а также приличными санитарными условиями. В глубине двора строятся пара выгребных ям и две купальни. А рядом, глубоко в земле, лежит недавно вырытая «плацентарная яма» — локальное решение для утилизации опасных медицинских отходов, в том числе последа из родильного дома.

    Нехватка коек

    Хотя здесь нет врача и всего пять медсестер, это оживленное место, обслуживающее почти 14 000 человек. Каждую неделю сюда прибывают около 75 человек — некоторые идут пешком с гор в двух часах — чтобы пройти курс лечения от малярии, провериться на туберкулез, побороть вспышку холеры, которая время от времени вспыхивает, особенно в сезон дождей.

    К двери одного из зданий прикреплена табличка, подробно предупреждающая на суахили о симптомах холеры.Он призывает тех, у кого они есть, как можно скорее отправиться в ближайшую поликлинику.

    В этот день в клинике Кабимба нет больных холерой. Но иногда, во время вспышек, на лечение приезжает до 20 человек в неделю, хотя места для них почти нет. Люди таскают с собой свои постельные принадлежности и расстилают их на полу. Небольшое здание — около 30 футов в длину и 15 футов в ширину — служит карантинной зоной.

    “Но как разместить 20 человек в этом здании и сохранить их здоровье?” — спрашивает Вабинва.

    Внутри стены покрыты пятнами, а потолок рушится. Из первоначальных 10 холерных коек — матрацев с отверстиями в центре, под которые можно поставить ведра — осталось только три. Пластиковое покрытие на одном из матрасов оторвалось, обнажив пену вокруг дыры и оставив ее, как губку, впитывающую микробы. Рахитичная деревянная стойка служит стойкой для внутривенной капельницы.

    Какой бы примитивной и плохо оснащенной ни была клиника Кабимба по западным стандартам, Триш Морроу, руководитель группы общественного здравоохранения Oxfam в сельских деревнях вокруг Увиры, уверяет посетителей, что она лучше, чем многие из тех, которые обслуживают некоторые из 62 миллионов жителей Конго, многие из которых жить в нищете.Немногие имеют средства, чтобы вообще платить за медицинское обслуживание, но многие живут с риском заражения серьезными заболеваниями, такими как холера, которым бедность подвергает их с жестокой иронией.

    Горячая точка между реками

    Возможно, нигде это не проявляется так ясно, как на участке земли между реками Мулонгве и Кавимвира недалеко от Увиры, провинция Южное Киву.

    Именно там, между этими двумя центральными источниками воды, происходит наибольшее число случаев холеры в этом районе, говорит Джилл Маркворсен, руководитель программы Oxfam в Увире.В течение первой недели января вспышка почти достигла масштабов эпидемии. В холерной клинике в Увире работники зафиксировали 64 случая заболевания — на один меньше числа, которое могло бы повлечь за собой реализацию плана действий в чрезвычайных ситуациях в медицинской зоне Увира. Вместо этого официальные лица, сотрудники Oxfam и других групп помощи, а также добровольцы из Красного Креста справились со вспышкой, хлорировав источники воды, сделав объявления по радио и предоставив людям информацию о мерах, которые они могут предпринять для улучшения гигиены и санитария.

    Несколько месяцев спустя, в середине марта, оба берега реки Мулонгве кишат активностью. Недалеко от одного края голозадый мальчик бросается за куст и приседает, чтобы облегчиться. Свиньи копаются в куче мусора, которая почти в воду уходит в несколько дюймов, черная и скользкая от грязи. Он мчится заполненный илом. Мужчины стирают одежду. Другие загоняют грузовики и автомобили на мелководье, чтобы смыть пыль и грязь. Выше по течению к берегу примыкает рынок, переполненный людьми.

    Для тех, у кого нет другого источника, река Мулонгве также служит источником питьевой воды.Неудивительно, что холера, вызванная употреблением воды или пищи, зараженных бактерией холерного вибриона, является одним из ужасных фактов жизни людей, живущих в этом истерзанном войной регионе.

    В холерной клинике Увира Oxfam помогла установить большой резервуар, в котором хранится резервный запас воды, собираемой с крыши во время ливней и ценной своей относительной чистотой. Две большие комнаты — одна для мужчин и другая для женщин — служат больничными. По комнатам разбросаны простые кровати — деревянные рамы с туго натянутыми листами жесткого пластика, прорезанными посередине отверстием.Остальные свалены снаружи.

    В этот день середины марта палаты пусты — хороший знак.

    Морроу, руководитель группы общественного здравоохранения, говорит, что медицинский персонал в Увире хорошо подготовлен для оказания пациентам качественной помощи. Хотя он не так уж много может сделать для предотвращения заражения людей болезнью, которая так тесно связана с отсутствием общественных услуг, таких как питьевая вода, персоналу удалось, по словам Морроу, остановить волну смертей от холеры.

    И в месте, где элементарные меры предосторожности приобретают зловещее значение, синие ведра, наполненные смесью воды и большой дозы хлора, усеивают периметр двора клиники.Всем посетителям рекомендуется вытирать руки этим раствором перед уходом. Большинство так и делают — и ныряют, пахнущие, как плавательный бассейн в западном мире, но благодарны за это.

    Ведущая в мире «холерная больница» смотрит в будущее

    Наплыв посетителей во время кратких часов посещения больницы icddr,b в Дакке. Фото: Shehzad Noorani / icddr,b / CC BY-NC-ND

    ДАККА, Бангладеш. Влажный полдень у крупнейшей в мире больницы по лечению диареи в столице Бангладеш постоянный поток пациентов, нуждающихся в неотложной медицинской помощи.Некоторые из вновь прибывших полагаются на друзей и родственников, которые выносят их через двери, в то время как самых слабых медицинский персонал вкатывает внутрь на носилках.

    Понятно, что многие местные жители называют это здание просто «холерной больницей» вместо того, чтобы использовать его официальное название icddr,b или Международный центр исследования диарейных заболеваний, Бангладеш.

    По словам профессора Джона Клеменса, исполнительного директора icddr,b, три больницы организации в Бангладеш ежегодно лечат до 40 000 пациентов с холерой.В определенные периоды года, когда усиливаются дожди и повышается температура, в Дакке ежедневно принимают до 1000 пациентов.

    «Справедливо сказать, что в мире нет места, где лечится больше больных холерой, чем у нас», — сказал Клеменс.

    Являясь одним из ведущих международных научно-исследовательских институтов в области общественного здравоохранения, icddr,b насчитывает более 4000 сотрудников. С момента основания история учреждения тесно переплетается с историей исследований холеры.

    Почему правительства ходят на цыпочках вокруг слова «холера»

    Некоторые правительства отказываются признавать вспышки холеры в своих странах, оставляя гуманитарные организации в политическом натянутом положении.

    Во всем мире ежегодно регистрируется от 1,3 до 4 миллионов случаев заболевания холерой и до 143 000 случаев смерти. Холера эндемична в Бангладеш, и каждый год в стране регистрируется не менее 100 000 случаев заболевания и примерно 4500 смертей.

    Первоначально центр был основан в 60-х годах как исследовательская лаборатория холеры Организации Договора о Юго-Восточной Азии в Дакке.Он быстро вышел на передний план лечения холеры после того, как его исследователи вместе со своими коллегами из Центра медицинских исследований и обучения Джона Хопкинса в Калькутте, Индия, разработали раствор для пероральной регидратации для лечения холеры.

    Раствор, представляющий собой смесь сахара, соли и воды, был принят Всемирной организацией здравоохранения в качестве основного средства для борьбы с болезнью. Простое лечение спасло примерно 50 миллионов жизней во всем мире.

    В первые годы своего существования icddr,b также вкладывал значительные средства в тестирование инъекционных вакцин против холеры.Позже в 80-х годах здесь состоялось одно из первых испытаний пероральной вакцины против холеры. Совсем недавно она разработала первую пероральную вакцину против холеры, запасы которой ВОЗ хранит для предотвращения и лечения вспышек холеры по всему миру.

    Бесчисленное количество медицинских работников на местах также полагаются на опыт icddr,b, особенно в сложных ситуациях общественного здравоохранения.

    Вопросы и ответы: Эксперт по холере из Бангладеш о том, как обучать персонал по всему миру

    Холеру можно легко предотвратить и лечить, говорит Ажарул Ислам Хан, главный врач icddr,b, но это вопрос «своевременной науки».”

    Институт регулярно направляет экспертов в страны, где происходят вспышки холеры, где местные поставщики медицинских услуг имеют ограниченный опыт борьбы с этой болезнью. С этой целью icddr,b обучил сотни местных медицинских работников в различных зонах гуманитарного кризиса, таких как Йемен, Сирия, Ирак и Сомали. неонатальная смертность, материнское и детское недоедание, кишечные и респираторные инфекции, возникающие и повторно возникающие инфекции и всеобщий охват услугами здравоохранения.

    «Наши вмешательства дешевы, выполнимы и приемлемы. Эти три принципа в значительной степени руководили нами в том, что мы делаем при разработке инноваций», — сказал Клеменс.

    Одним из примеров является деятельность icddr,b в области готового к употреблению лечебного питания, изготовленного из местных ингредиентов. Готовое к употреблению питание является эффективным средством лечения детей с тяжелым острым недоеданием, но из-за его высокой цены оно недоступно во многих странах с высоким бременем недоедания.Используя дешевые и широко доступные местные товары первой необходимости, icddr,b разработала альтернативную формулу, которая может снизить производственные затраты до четверти текущей цены.

    Еще одно недорогое медицинское вмешательство связано с материнским здоровьем.

    Родильный мат, помогающий спасать жизни женщин

    Одной из основных проблем эффективности инновации является отсутствие опыта лечения послеродового кровотечения во многих небольших учреждениях.

    Icddr,b разработал Q-mat, недорогой биоразлагаемый коврик для родов, который помогает выявлять случаи послеродового кровотечения , возникающие в домашних условиях.Коврик может использоваться неподготовленными медицинскими работниками и следует простой концепции: если коврик не может поглотить всю кровь, которую женщина теряет во время родов, у матери сильное кровотечение, и ее необходимо немедленно доставить в поликлинику.

    В настоящее время коврик для родов распространяется несколькими неправительственными организациями по всей Бангладеш как часть безопасных комплектов для родов, и его производство стоит 0,80 доллара США. Есть надежда, что это простое нововведение будет распространено и станет доступным в других странах, где наблюдается высокий уровень послеродовых кровотечений.

    Доктор Шамс эль-Арифеен, старший директор отдела охраны здоровья матери и ребенка icddr, b, сказал, что Q-mat показал, что вмешательства не обязательно должны быть дорогими — часто самое простое решение является лучшим. Но в области детского здоровья — области, которая исторически была сосредоточена в первую очередь на предотвращении смертности, — он ожидает, что будущие задачи будут гораздо более сложными.

    Предоставление детям возможности не только выжить, но и процветать в окружающей их среде чрезвычайно сложно, но Арифин подчеркнула, что еще труднее сплотиться в политическом плане.Бангладеш добился значительных успехов в снижении детской смертности за последние десятилетия, но это, в свою очередь, затруднило убеждение доноров и государственных учреждений продолжать вкладывать деньги в дело.

    Другой проблемой является взаимодействие с частными поставщиками медицинских услуг: в Бангладеш только треть женщин, рожающих в медицинском учреждении, делают это в государственном учреждении, сказал он.

    Арифин видит реальные проблемы и в других областях: «Здоровье матери, здоровье ребенка, инфекционные заболевания гораздо проще, чем изменение климата.

    Новые вызовы

    Бангладеш — одна из самых уязвимых стран мира к изменению климата, а ее столица Дакка — самый густонаселенный город в мире.

    «Мы знаем менее 1 процента того, что нам нужно знать об исследованиях изменения климата и здоровья».

    — Д-р Квамрун Нахар, старший директор отдела исследований систем здравоохранения и населения, icddr,b

    Службы здравоохранения перегружены и с трудом удовлетворяют основные потребности в первичной медико-санитарной помощи.Около трети населения столицы живет в трущобах за чертой бедности, постоянно сталкиваясь с угрозами общественному здоровью, такими как загрязнение воздуха, недоедание и туберкулез.

    Доктор Куамрун Нахар, старший директор отдела исследований систем здравоохранения и народонаселения в icddr,b, сказал, что урбанизация и изменение климата влияют почти на все аспекты жизни в городе: «Мы знаем менее 1 процента в терминах того, что нам нужно знать об исследованиях изменения климата и здоровья.Если мы не будем инвестировать в это, в какой-то момент мы не будем готовы решать эти проблемы».

    По ее словам, единственный способ лучше понять проблемы здоровья и изменения климата — это международное и межсекторальное сотрудничество с другими исследовательскими институтами.

    Помимо изменения климата, Бангладеш также переходит из страны с низким уровнем дохода в страну со средним уровнем дохода. В результате его профиль заболевания одновременно меняется с инфекционных на неинфекционные заболевания.В рамках этого эпидемиологического перехода растет число случаев рака, диабета и психических заболеваний, и ожидается, что это число будет увеличиваться. Впоследствии Нахар считает, что icddr,b также необходимо изменить.

    «Мы по-прежнему сосредоточены на вещах, на которых сосредоточились 10 лет назад. Мы меняем фокус, но не так сильно. Это станет проблемой для icddr,b», — сказал Нахар Devex.

    Для решения новых проблем в области здравоохранения icddr,b реализует две исследовательские инициативы в дополнение к своим пяти основным исследовательским приоритетам.Одна из них изучает последствия изменения климата для здоровья, а другая сосредоточена на профилактике и лечении НИЗ.

    Клеменс сказал, что такие проблемы не изменят решимости icddr,b превратить свои научные открытия в реальные приложения: «Одно дело описывать и предсказывать, но другое — что-то с этим делать».

    «У вас могут быть все инновации в мире, но если вы не придумаете, как рентабельно и реально интегрировать инновации в систему здравоохранения, вы не окажете большого влияния на здоровье человека.”

    Печать статей для распространения среди других является нарушением наших условий и политики в отношении авторских прав. Пожалуйста, используйте параметры обмена в левой части статьи. Подписчики Devex Pro могут делиться до 10 статей в месяц с помощью инструмента обмена Pro ().

    Медики спешат в сельские районы Гаити, так как холера унесла жизни 13 человек по следам Мэтью

    Макини Брайс, Джозеф Гайлер Делва официальные лица заявили в субботу, что после урагана Мэтью правительственные группы разошлись по сильно пострадавшей юго-западной оконечности страны, чтобы отремонтировать лечебные центры и добраться до эпицентра одной вспышки.

    Пациенты лежат на носилках в Центре лечения холеры Дикини в Порт-о-Пренс, Гаити. REUTERS/Andres Martinez Casares

    Шторм унес жизни почти 900 человек на Гаити, многие из которых проживали в отдаленных городах, сгруппированных недалеко от мыса, согласно подсчету Reuters цифр, предоставленных местными властями.

    Центральное агентство гражданской защиты Гаити увеличило официальное число погибших до 336 человек, что является более медленным подсчетом, поскольку официальные лица должны посетить каждую деревню, чтобы подтвердить цифры.

    Правительство объявило трехдневный национальный траур.

    Шесть человек умерли от холеры в больнице в городе Рандел, который находится в глубине полуострова, и еще семь человек умерли в прибрежном городе Анс-д’Эно на западной оконечности, заявили официальные лица, вероятно, из-за паводковых вод. смешанные со сточными водами.

    Холера вызывает сильную диарею и может привести к летальному исходу в течение нескольких часов, если ее не лечить. Он распространяется через загрязненную воду и имеет короткий инкубационный период, что приводит к быстрым вспышкам.

    «Рэндел изолирован, вы должны пересечь воду, вы должны подняться высоко в горы, автомобили не могут ездить, мотоциклы не могут», — сказал Эли Пьер Селестин, член команды министерства здравоохранения, которая борется с холерой.«Люди начали умирать».

    «Медсестры есть, а врачей нет», — сказал он, опасаясь распространения холеры из-за отсутствия гигиены и перемещения грунтовых вод из-за дождей и наводнений.

    Он сказал, что вспышки также были в Порт-а-Пиман и Лез-Англе, городах в конце полуострова Тибурон, наиболее пострадавших от Мэтью на этой неделе. Доктор Дональд Франсуа, руководитель программы по борьбе с холерой министерства здравоохранения Гаити, сказал, что 62 человека заболели холерой в результате урагана. Он сказал, что едет на юг, чтобы наблюдать за реагированием.

    Мэтью врезался в Южную Каролину в субботу после обхода атлантического побережья Флориды и Джорджии, вызвав массовые отключения электроэнергии и наводнения.

    БОЛЬНИЦЫ УНИЧТОЖЕНЫ

    Порт-Салют, один из нескольких живописных пляжных городков, разрушенных волнами, ветром и дождем, в субботу зарегистрировал первый случай заболевания холерой за семь месяцев, и еще два подозрительных случая были доставлены машиной скорой помощи в городскую клинику.

    Американская группа медицинской помощи Americares доставила припасы в клинику, единственное здание, стоящее среди группы магазинов, разрушенных штормом, прежде чем попытаться добраться до Порт-а-Пимент дальше по частично затопленной прибрежной дороге, где шторм обрушился на берег. .Там подозревают более крупную вспышку.

    Холера была случайно завезена на Гаити миротворцами Организации Объединенных Наций после землетрясения 2010 года и с тех пор заразила сотни тысяч человек и убила более 9000 из них.

    Группа помощи “Врачи без границ” на вертолетах отправила бригады на юг Гаити для оказания помощи больным холерой.

    Клиффорд Готер, директор Южного департамента министерства здравоохранения Гаити, сказал, что центры лечения холеры, многие из которых сделаны из металлических листов, были разрушены ураганом.Министерство восстанавливало их.

    Перед тем, как разразился ураган, Центральный фонд реагирования на чрезвычайные ситуации предоставил кредит в размере 8 миллионов долларов США Детскому фонду Организации Объединенных Наций для усиления мер реагирования на усиливающуюся эпидемию холеры на Гаити.

    «В 2016 году на Гаити было зарегистрировано почти 27 000 случаев заболевания холерой, более 240 человек умерли. Есть опасения, что ураган Мэтью значительно ухудшит ситуацию и повысит риск более крупной вспышки», — говорится в заявлении CERF в пятницу.

    В субботу в Ле-Ке на юге Гаити было жарко и солнечно, и жители убирали мусор с улиц. Один человек натягивал брезент на открытую крышу.

    В главной государственной больнице города паводковые воды отступили, и начали работать холерная клиника и отделение неотложной помощи. По словам директора больницы Ива Домербанта, теперь приоритетом было попытаться восстановить электроснабжение, чтобы врачи могли работать ночью.

    По мере того, как шок от бури утихал, чудовищность повреждений начала осознаваться.

    «У меня есть земля, но больше нет дома. Это начинает меня травмировать, голова болит. Я слишком много думаю об этом», — сказал 36-летний Жан Винель Жозеф, санитар.

    Отчет Джозефа Гайлера Делва; Написание Саймона Гарднера; Под редакцией Тони Рейнхолда

    Джон Сноу и холера — Королевский колледж хирургов

    Холера была одной из самых смертоносных болезней, поразивших Британию в девятнадцатом веке, и этим летом отмечалась 150-я годовщина четвертой и последней пандемии в Лондоне в 1866 году.

    В девятнадцатом веке считалось, что болезнь передается и распространяется через «плохой воздух» или «плохой запах» гниющих органических веществ. Это мышление доминировало в официальных медицинских и правительственных заявлениях, и недавно созданный Генеральный совет здравоохранения был среди тех, кто верил в эту теорию. Но только в 1854 году врач Джон Сноу (1813-1858) внес большой вклад в борьбу с холерой, когда он смог продемонстрировать связь между холерой и зараженной питьевой водой в своих новаторских исследованиях.

    Джон Сноу родился в Йорке 15 марта 1813 года. Он отправился в Ньюкасл-апон-Тайн в возрасте 14 лет, чтобы работать подмастерьем у хирурга Уильяма Хардкасла. Затем он продолжил обучение в больнице Ньюкасла. Во время вспышки холеры на северо-востоке в 1831 году он лечил больных на шахте Киллингворт. Отличные наблюдения, которые он сделал в это время над болезнью, легли в основу его более поздней работы.

    Страница выше взята из тома под названием «Холера», который содержит записи Томаса Эгертона Брайанта о случаях холеры за апрель 1832 года.Случаи включают имя пациента, симптомы, лечение и результат.

    Между 1833 и 1836 годами Сноу был помощником на практике в графстве Дарем и Северном Йоркшире. В 1836 году он переехал в Лондон, чтобы учиться в Хантерской медицинской школе. Он начал госпитальную практику в октябре 1837 года в Вестминстерской больнице и стал членом Королевского колледжа хирургов Англии в 1838 году. дно).Он окончил Лондонский университет в 1844 году со степенью доктора медицины, а в 1850 году был принят в члены Королевского колледжа врачей.

    Крупная вспышка холеры достигла района Сохо в Лондоне в августе 1854 года. Это была третья вспышка холеры в Лондоне, ранее случавшаяся в 1832 и 1849 годах. к большому наплыву людей и отсутствию надлежащих санитарных служб: к этому моменту лондонская канализационная система еще не достигла Сохо, а дренаж по всему Лондону был плохим.В то время под большинством домов было обычным делом иметь выгребную яму.

    Поговорив с местными жителями (с помощью преподобного Генри Уайтхеда), Сноу определил источник вспышки как зараженный водопроводный насос на Брод-стрит (ныне Бродвик-стрит). Он сделал это, составив карту смертей от холеры, и отметил, что в основном это были люди, ближайшим доступом к воде которых был насос на Брод-стрит (см.). Его исследования картины болезни были достаточно убедительны, чтобы убедить местный совет вывести из строя колодезный насос, сняв его ручку. Считается, что это действие внесло значительный вклад в сдерживание распространения болезни в этом районе. Позже выяснилось, что вода для насоса была загрязнена сточными водами, зараженными холерой, из ближайшей выгребной ямы.

    Однако в 1854 году теория Сноу не была новой. Ранее в опубликованном в 1849 году эссе «О способах передачи холеры » он утверждал, что это не передающееся воздушно-капельным путем заболевание.Теория микробов на тот момент еще не была разработана, поэтому Сноу не знал о механизме передачи болезни, но данные позволили ему в 1854 году сделать вывод, что это не было связано с вдыханием грязного воздуха. В 1855 г. было опубликовано второе издание, включающее результаты его исследования эпидемии в Сохо 1854 г.

    Ручные насосы, подобные тому, что на Брод-стрит, были не единственным источником воды для лондонцев и не единственным объектом изучения Сноу во время вспышки холеры 1854 года. Lambeth Water Company и Southwark and Vauxhall Water Company поставляли воду с механическими насосами жителям Южного Лондона (см. карту ниже из Tracts 376).Снег зафиксировал вспышки холеры в этом районе, а также информацию о подаче воды в пострадавшие дома. Он показал, что компания Southwark and Vauxhall Waterworks Company брала воду из загрязненных сточными водами участков Темзы и доставляла воду в дома, что приводило к увеличению заболеваемости холерой.

    Его выводы не сразу были приняты, но, несмотря на это, они повлияли на изменения в общественном здравоохранении и на строительство улучшенных санитарно-технических сооружений.

    Исследование

    Сноу стало важным событием в истории эпидемиологии и общественного здравоохранения. Любители карт могут насладиться его картографическим приложением, позволяющим географически визуализировать данные. Его использование подробного статистического анализа также оказалось эффективным способом показать корреляцию между качеством источника воды и случаями холеры.

    В честь годовщины Джона Саймона, отца-основателя общественного здравоохранения, в настоящее время в библиотеке проводится выставка с использованием архивных материалов.

    Фахема Бегум, помощник архивариуса


    Кошелек самаритянина борется с болезнью после урагана на Гаити

    Сообщества по всему Гаити стали более уязвимыми для холеры и других болезней, передающихся через воду, после урагана Мэтью. Наш центр лечения холеры уже помогает гаитянам бороться с этой смертельной болезнью.

    После урагана Мэтью наши медицинские бригады оказывают помощь тяжелобольным пациентам с холерой

    Путешествие из центра города Шардоньер, Гаити, в отдаленные районы региона потребовало от наших медицинских бригад многочасовых пеших прогулок по трудным дорогам.Направляясь в противоположном направлении, мужчины, женщины, дети и старики проходили мимо пешком или на спинах ослов, говоря нам на креольском языке: «У нас проблемы. Люди умирают». Они бежали из своих деревень, опустошенных холерой.

    В этот район на южной оконечности юго-западного полуострова Гаити можно добраться только на полноприводном автомобиле по размытым дорогам и многочисленным переправам через реки. Это привело к тому, что крупномасштабная помощь приходит медленно, в результате чего жители подвержены заболеваниям, передающимся через воду, таким как холера — желудочно-кишечная бактериальная инфекция, которая вызывает обезвоживание из-за рвоты и диареи и может убить в течение нескольких часов.

    Холера эндемична на Гаити, что означает, что она присутствует в популяции, но не всегда проявляется. Ураган Мэтью во многих местах уничтожил доступ к чистой питьевой воде, в результате чего зараженная холерой вода стала единственной альтернативой для тысяч людей.

    На данный момент зарегистрировано около 200 случаев, но, поскольку информация об инфекциях поступает медленно, ожидается, что это число значительно возрастет.

    Наш Центр лечения холеры открыт и работает в Шардоньере для диагностики и лечения болезни, а также для оценки потребностей в других областях.

    Первая из двух наших запланированных клиник по лечению холеры работает в Шардоньере, чтобы диагностировать пациентов и лечить болезнь по мере необходимости. Также будет работать мобильная клиника. На сегодняшний день мы приняли более 100 пациентов. Внутривенное введение жидкости и информирование об источниках санитарной воды должны помочь предотвратить распространение холеры, которая, если ее не остановить, может вырасти до масштабов эпидемии.

    Холера

    легко поддается лечению, если ее поймать достаточно быстро, сказал доктор Лэнс Плайлер, медицинский советник по реагированию на стихийные бедствия и программам Samaritan’s Purse.

    «Больной холерой может терять значительное количество жидкости, до 20 литров в день», — сказал д-р Лэнс. «Но на самом деле это не очень сложно лечить. Основой терапии является восполнение жидкости и электролитов».

    Возвращение к жизни

    Лечение больных в холерном диспансере.

    Многих пациентов, прибывающих в наш CTC, везут друзья или мотоциклы, потому что они слишком слабы, чтобы ходить. Изможденные и вялые из-за потери жидкости пациенты начинают улучшаться в течение нескольких часов после внутривенного введения жидкостей.

    Это почти как возвращение к жизни.

    Благодаря раннему вмешательству Жану Эмилю Сентилю не придется оставлять семью из шести детей.

    «Я испугался, потому что думал, что умру», — сказал 56-летний пациент. — Без тебя я был бы мертв.

    Синди Аттли, директор общественного здравоохранения Samaritan’s Purse, отреагировала на вспышку холеры после землетрясения силой 7 баллов на Гаити в 2010 году. «Если вы видели холеру, это не то, что вы когда-либо забудете», — сказала она.

    В 2010 г. было зарегистрировано более 30 000 случаев холеры, и 10 000 пациентов умерли от этой болезни.

    Подготовка к выращиванию

    Недавно в Шардоньер прибыло больше врачей, медсестер и предметов снабжения, чтобы увеличить наши возможности в свете того, что показывают наши оценки по всему региону.

    Жан Эмилью Сентиль поступил в наш центр лечения холеры с опасной потерей жидкости. После более чем дня внутривенного введения жидкостей его здоровье было восстановлено.

    Многие из команды — опытные ветераны, работавшие в нашей клинике по лечению лихорадки Эбола в Либерии, землетрясении на Гаити и недавнем землетрясении в Эквадоре.

    Работая полный рабочий день в больницах и клиниках, эти высококвалифицированные медицинские работники также готовы к многонедельным командировкам для служения во Имя Иисуса.

    «Это не похоже на работу», — сказала Сюзанна Джонс, практикующая медсестра, которая недавно переехала в Доминиканскую Республику, всего в нескольких минутах полета от Гаити. «Я бы делал это каждый день, если бы мог».

    Усилия нашей команды оказывают духовное влияние на окружающее сообщество.«Я думаю, что люди будут более склонны слушать Евангелие», — сказал Рич Франсуа, местный гаитянский христианин. «Я думаю, что благодаря этому акту любви они [сообщество] будут более отзывчивыми, когда мы будем говорить о любви к Иисусу Христу».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.