Образование в желудке 3 см: диагностика и лечение в Минске

Содержание

Визуализация рака желудка: компьютерно-томографическая пневмогастрография | Амелина

1. Cancer Facts & Figures 2020. Atlanta: American Cancer Society. Available at: https://www.cancer.org/content/dam/cancer-org/research/cancer-facts-and-statistics/annual-cancer-facts-andfigures/2020/cancer-facts-and-figures-2020.pdf (accessed May 27, 2021).

2. Global, regional, and national disability-adjusted life-years (DALYs) for 359 diseases and injuries and healthy life expectancy (HALE) for 195 countries and territories, 1990–2017: a systematic analysis for the Global Burden of Disease Study 2017. Lancet. 2018; 392(10159): 1859–922. https://doi.org/10.1016/S0140-6736(18)32335-3.

3. Plummer M, Martel C, Vignat J, et al. Global burden of cancers attributable to infections in 2012: a synthetic analysis. Lancet Glob Health. 2016; 4(9): e609–16. https://doi.org/10.1016/S2214-109X(16)30143-7.

4. Lin JT. Screening of gastric cancer: who, when, and how. Clin Gastroenterol Hepatol. 2014; 12(1): 135–8. https://doi.org/10.1016/j.cgh.2013.09.064.

5. Pasechnikov V, Chukov S, Fedorov E, et al. Gastric cancer: prevention, screening and early diagnosis. World J Gastroenterol. 2014; 20(38): 13842–62. https://doi.org/10.3748/wjg.v20.i38.13842.

6. Мерабишвили В.М. Рак желудка: эпидемиология, профилактика, оценка эффективности лечения на популяционном уровне. Практическая онкология. 2001; 3(7): 3–8.

7. Yu JS, Choi SH, Choi WH, et al. Value of nonvisualized primary lesions of gastric cancer on preoperative MDCT. Abdominal imaging. Original research. Am J Roentgenol. 2007; 189(6): W315–9. https://doi.org/10.2214/AJR.07.2672.

8. Ulla M, Gentile EM, Cavadas D, et al. Esophageal cancer characterization with pneumo-64-MDCT. Abdom Imaging. 2012; 37(4): 501–11. https://doi.org/10.1007/s00261-011-9784-z.

9. Liu S, Shi H, Ji C, et al. Preoperative CT texture analysis of gastric cancer: correlations with postoperative TNM staging. Clin Radiol. 2018; 73(8): 756.e1–9. https://doi.org/10.1016/j.crad.2018.03.005.

10. Nonaka K, Kita H. Endoscopic submucosal dissection for early gastric cancer. Journal of cancer therapy. 2013; 4(1A): 26–32. https://doi.org/10.4236/jct.2013.41A004.

11. Hwang SW, Lee DH, Lee SH, et al. Preoperative staging of gastric cancer by endoscopic ultrasonography and multidetector –row computed tomography. J Gastroenterol Hepatol. 2010; 25(3): 512–8. https://doi.org/10.1111/j.1440-1746.2009.06106.x.

12. Ahn HS, Lee HJ, Yoo MW, et al. Diagnostic accuracy of T and N stages with endoscopy, stomach protocol CT, and endoscopic ultrasonography in early gastric cancer. J Surg Oncol. 2009; 99(1): 20–7. https://doi.org/10.1002/jso.21170.

13. Artifon EL, Marinho FR. Endoscopic screening for hereditary diffuse gastric cancer: one size does not fit all. Gastrointest Endosc. 2018; 87(2): 405–7. https://doi.org/10.1016/j.gie.2017.05.042.

14. Quach DT, Hiyama T, Gotoda T. Identifying high-risk individuals for gastric cancer surveillance from western and eastern perspectives: lessons to learn and possibility to develop an integrated approach for daily practice. World J Gastroenterol. 2019; 25(27): 3546–62. https://doi.org/10.3748/wjg.v25.i27.3546.

15. Hijioka S, Chin K, Seto Y, et al. Eight-year survival after advanced gastric cancer treated with S-1 followed by surgery. World J Gastroenterol. 2010; 16(22): 2824–7. https://doi.org/10.3748/wjg.v16.i22.2824.

16. Aurello P, Berardi G, Antolino L, et al. Is a surgical approach justified in metachronous Krukenberg tumor from gastric cancer? A systematic review. Oncol Res Treat. 2018; 41(10): 644–9. https://doi.org/10.1159/000490956.

17. Jung JO, Nienhüser H, Schleussner N, Schmidt T. Oligometastatic gastroesophageal adenocarcinoma: molecular pathophysiology and current therapeutic approach. Int J Mol Sc. 2020; 21(3): 951. https://doi.org/10.3390/ijms21030951.

18. Giganti F, Orsenigo E, Arcidiacono PG, et al. Preoperative locoregional staging of gastric cancer: is there a place for magnetic resonance imaging? Prospective comparison with EUS and multidetector computed tomography. Gastric Cancer. 2016; 19(1): 216–25. https://doi.org/10.1007/s10120-015-0468-1.

НЕЙРОЭНДОКРИННАЯ ОПУХОЛЬ ЖЕЛУДКА (задача 25029)

НЕЙРОЭНДОКРИННАЯ ОПУХОЛЬ ЖЕЛУДКА (задача 25029)

П.Г. Мальков1,2,3, М.А. Морозова1, В.Н. Гриневич1,
Ю.В. Зорина1, Н.В. Данилова2, Л.В. Москвина2

1 Централизованная лаборатория патоморфологии и цитологии (зав. – кандидат мед. наук П.Г. Мальков) ГУЗ Консультативно-диагностический центр №6 УЗ САО г.Москвы;

2 Курс патологической анатомии кафедры физиологии и общей патологии (зав. – проф. В.Б. Кошелев) факультета фундаментальной медицины МГУ имени М.В. Ломоносова;
3 Кафедра патологической анатомии (зав. – член-корр. РАМН проф. Г.А. Франк) Российской медицинской академии последипломного образования.

Клиническая легенда. Женщина, 53 года. По данным эндоскопического исследования, в области тела желудка – одиночное полиповидное образование полусферической формы диаметром до 7 мм с наложениями фибрина на верхушке, окружающая слизистая оболочка не изменена. Клинический диагноз – полип желудка.

Микрофотографии. Рис.1 – окраска гематоксилином и эозином, об.×10; рис.2 – окраска гематоксилином и эозином, об.×20; рис.3 – иммуногистохимическое выявление NSE, об.×20; рис.4 – иммуногистохимическое выявление Syn, об.×20; рис.5 – иммуногисто-химическое выявление Chrom А, об.×20; рис.6 – иммуногистохимическое выявление Serotonin, об.×40.

Микроскопическое описание. В собственной пластинке слизистой оболочки желудка – очаговое разрастание опухолевых комплексов ацинарно-железистого строения, построенных из клеток округлой формы с эозинофильной цитоплазмой и относительно мономорфными ядрами. Клетки опухоли экспрессируют NSE, Synaptophysin, Chromogranin, Serotonin. Индекс метки по Ki67 – 5%.

Заключение. Нейроэндокринная опухоль желудка [8240/3].

Комментарии. Большинство эндокринных опухолей желудка – высокодифференцированные нефункционирующие энтерохромаффинноподобноклеточные карциноиды (ECL-cell carcinoids), возникающие из кислотопродуцирующей слизистой тела или дна желудка. Они составляют 11-41% от всех гастроинтестинальных карциноидов. Выделяют 3 типа: тип I – ассоциирован с аутоиммунным хроническим атрофическим гастритом; тип II – ассоциирован с множественными эндокринными новообразованиями или синдромом Zollinger-Ellison; тип III – спорадический. Карциноиды чаще встречаются у лиц 50-65 лет и почти одинаково часто среди мужчин и женщин. Локализация: чаще слизистая оболочка тела и дна желудка, реже – в антропилорической области. Макроскопически представлены полиповидными образованиями или чётко отграниченными одиночными, реже – множественными узелками в слизисто-подслизистом слое диаметром 1-1,5 см, часто с изъязвлением на поверхности. Спорадический карциноид (тип III) обычно растёт в виде одиночного узла от 2 см в диаметре и более, характерна инфильтрация мышечной оболочки в 76% случаев и серозной оболочки в 53% случаев, часто имеют агрессивное течение. Гистологические типы: энтерохромаффинноподобноклеточные, серотонин-продуцирующие, гастринпродуцирующие и др.

Микроскопическая картина: однородные мелкие или средней величины клетки округлой, вытянутой или полигональной формы с округлыми мономорфными ядрами и обильной эозинофильной цитоплазмой. Опухолевые клетки располагаются в виде узких анастомозирующих тяжей с образованием небольших солидных комплексов, альвеолярных структур, розеток, могут встречаться мелкие железы. Иммунофенотип: CK 7, 8, 18, 19, нередко ЕМА и группа эндокринноклеточных антигенов (NSE, Crom A , Syn). Критерии доброкачественного течения карциноидов желудка: опухоль ограничена слизисто-подслизистым слоем, отсутствие сосудистой инвазии, размеры менее 1 см, нефункционирующая. Критерии агрессивного течения: инвазия в мышечную оболочку, размеры более 1 см, сосудистая инвазия, функционирующая опухоль с высокой митотической активностью (по Ki67). Возможны метастазы в лимфатические узлы, печень.

Литература. Pathology & Genetics Tumours of the Digestive System // WHO Classification of Tumours. – IARC Press. – 2000, p.53-57.

Химиотерапия при раке желудка – цена курса в центре онкологии СМ-Клиники, СПб

Особенности применения химиотерапии при опухолях желудка

Химиотерапия – один из основных способов лечения практически любых видов опухолей. Методика предусматривает использование особых препаратов, которые влияют на злокачественные клетки, замедляют их рост и уменьшают образование в размерах. При онкологических болезнях желудка такие препараты в виде жидких растворов вводят внутривенно либо принимают перорально в форме таблеток.

При онкологии желудка химиотерапия может использоваться как самостоятельный вид лечения. Но зачастую применяется в комплексе с оперативным вмешательством и/или таргетной терапией.

Химиотерапия при раке желудка назначается как до, так и после оперативного удаления опухоли. Перед вмешательством химия уменьшает объем образования, а после – уничтожает оставшиеся раковые клетки, которые не удалось убрать во время операции. При неоперабельных формах рака препараты замедляют распространение опухоли и уменьшают проявление симптомов. Соответственно, такое лечение повышает качество жизни пациентов и увеличивает ее продолжительность.

На разных стадиях онкологии желудка химиотерапия имеет свои особенности и цели применения:

  • 1 стадия – считается вспомогательным методом и назначается не всегда;
  • 2-3 стадии – дополняет хирургическое вмешательство, назначается до и/или после иссечения опухоли;
  • 4 стадия – при раке с метастазами применяется в качестве основного лечебного способа, позволяет уничтожить раковые очаги, сократить размеры опухоли и продлить жизнь.

В нашей клинике врачи ориентируются на российские и международные рекомендации. Чаще всего используются схемы XELOX («Оксалиплатин», «Капецитабин»), EOX («Эпирубицин», «Оксалиплатин», «Капецитабин»), T-XP («Трастузумаб», «Капецитабин», «Цисплатин») и др. Химиотерапевтические препараты соответствуют стандартам безопасности и отличаются минимальной токсичностью при максимально высокой результативности.

Побочные эффекты

Побочные эффекты от химиотерапевтических препаратов проявляются по-разному в зависимости от типа препарата, лекарственных доз, продолжительности курса и других факторов. Чаще всего у пациентов проявляются:

  • тошнота, рвота;
  • отсутствие аппетита;
  • расстройство желудка;
  • выпадение волос;
  • изъязвление, воспаление слизистой ротовой полости и др.

Преимущества химиотерапии в «СМ-Клиника»

В «СМ-Клиника» в Санкт-Петербурге врачи делают максимум, чтобы облегчить процесс лечения и достичь максимально эффективных результатов в лечении онкологии желудка:

  • химиотерапевтические курсы проводятся амбулаторно и в стационаре, в зависимости от состояния пациента и особенностей введения препаратов;
  • терапевтические схемы и комбинации препаратов определяются в индивидуальном порядке на основе результатов анализов пациента;
  • лечащий врач наблюдает динамику клинических показателей и оперативно корректирует курс терапии для достижения более высоких результатов лечения;
  • для облегчения побочных эффектов используется поддерживающая терапия.

Чтобы узнать, сколько будет стоить курс химиотерапии, запишитесь на консультацию к врачу по телефону или через форму обратной связи на сайте.

Размер опухоли как прогностический фактор у больных раком желудка

Резюме

Цель

Целью данного исследования является изучение прогностического значения размера опухоли для 5-летней выживаемости больных раком желудка.

Материалы и методы

Всего было обследовано 1697 пациентов с раком желудка, перенесших потенциально излечивающую гастрэктомию. Пациенты были разделены на 4 группы в соответствии со средним размером раннего и распространенного рака желудка соответственно: малый ранний рак желудка (размер опухоли ≤3 см), большой ранний рак желудка (размер опухоли >3 см), малый распространенный рак желудка. рак (размер опухоли ≤6 см) и крупный распространенный рак желудка (размер опухоли >6 см).Исследовано прогностическое значение размера опухоли для 5-летней выживаемости.

Результаты

При однофакторном анализе размер опухоли является важным прогностическим фактором при распространенном раке желудка, но не при раннем раке желудка. Многофакторный анализ показал, что размер опухоли является независимым прогностическим фактором 5-летней выживаемости при распространенном раке желудка (P = 0,003, отношение рисков = 1,372, 95% доверительный интервал = 1,115 ~ 1,690). При распространенном раке желудка в зависимости от инвазии серозной оболочки выделяют 2 группы: 1-я группа; сероза отрицательная (T2 и T3, 7-й AJCC) и группа 2; сероза положительная (T4a и T4b, 7-й AJCC), размер опухоли является независимым прогностическим фактором в группе 1 (P = 0.011, отношение рисков = 1,810, 95% доверительный интервал = 1,149 ~ 2,852) и в группе 2 (P = 0,033, отношение рисков = 1,288, 95% доверительный интервал = 1,020 ~ 1,627) соответственно.

Выводы

Размер опухоли является независимым прогностическим фактором при распространенном раке желудка независимо от инвазии серозной оболочки, но не при раннем раке желудка.

Ключевые слова: Рак желудка, Размер опухоли, Прогноз

Введение

Заболеваемость раком желудка постепенно снижается во всем мире.Тем не менее, рак желудка имеет самый высокий уровень распространенности в Корее и считается одной из ведущих причин смерти от рака, за которым следует рак легких (1,2). В последние годы во многих случаях раннее выявление рака постепенно увеличивается из-за к развитию технологий диагностики и частым проверкам. Более того, 5-летняя выживаемость при раке желудка имеет тенденцию к увеличению. (3,4) Благодаря развитию эндоскопической и лапароскопической хирургии качество жизни улучшается, а осложнения операции снижаются.(5) Тем не менее, распространенный рак желудка (AGC) по-прежнему часто выявляется (6,7), и 5-летняя выживаемость при AGC не является многообещающей, несмотря на излечивающую гастрэктомию (8)

Клинико-патологические характеристики, влияющие на прогноз рака желудка являются глубина инвазии опухоли, узловой статус, отдаленные метастазы, макроскопические типы опухоли, размер опухоли, гистологический тип и др. (3)

Размер опухоли относится к категории факторов, определяющих стадии рака, включая рак молочной железы, легких рак, рак поджелудочной железы и другие.(9) Таким образом, стадии определяются в соответствии с размерами опухоли, и терапевтические методы лечения варьируются в зависимости от размера. Однако в нескольких исследованиях проанализировано влияние размера опухоли на прогноз рака желудка. Следовательно, авторы этого исследования исследовали влияние размера опухоли на прогноз рака желудка.

Материалы и методы

В этом исследовании был проведен ретроспективный анализ 1697 пациентов, подвергшихся лечебной хирургии, из общего числа 1897 пациентов, перенесших гастрэктомию после диагноза рака желудка в отделении хирургии Медицинского центра Университета Ханьян с июня 1992 г. по август 2009 г.Радикальная операция была определена как операция, выполненная у пациентов M0, которым была проведена диссекция лимфатических узлов с более чем 16 рассеченными узлами без каких-либо отдаленных метастазов. В случае инвазии соседнего органа T4b (система стадирования 7-го Американского объединенного комитета по раку [AJCC]) (10) проводилась комбинированная резекция инвазированных органов, и край резекции должен быть отрицательным. Исследуемая популяция состояла из 720 пациентов с ранним раком желудка (EGC) и 977 пациентов с AGC. Медиана периода наблюдения составила 50 месяцев до 31 августа 2011 года.Последующее наблюдение составило 97,0% (1897/1955). Размеры опухоли варьировались от 0,3 до 15,0 см (медиана = 3 см, среднее ± стандартное отклонение [SD] = 3,2 ± 2,1 см) в случае ЭГК и 1,0–20,0 см (медиана = 6 см, среднее ± SD = 6,4 ± 3,0 см). в случае АРУ. Приняв средний размер опухоли за стандарт, исследование определило опухоли размером менее 3 см как небольшие опухоли, а опухоли размером более 3 см — как крупные опухоли в EGC. При этом опухоли размером менее 6 см расценивались как мелкие опухоли, а более 6 см — как крупные опухоли в АГК.

Для анализа выживаемости в каждой группе были проведены одномерные и многофакторные анализы факторов пациента (возраст, пол), опухолевых факторов (глубина инвазии, узловой статус, размер опухоли, локализация опухоли, гистологический тип, лимфатическая инвазия, венозная инвазия , периневральная инвазия) и лечебные факторы (вид оперативного вмешательства).

PASW Статистика вер. 18.0 (IBM Co., Армонк, штат Нью-Йорк, США) использовали для статистического анализа. Анализ выживаемости Каплана-Мейера был выполнен для однофакторного анализа выживаемости, а регрессионный анализ Кокса был выполнен для многомерного анализа. Значение P менее 0,05 считалось статистически значимым.

Результаты

1. EGC

Среди 720 пациентов, подпадающих под EGC, пациенты с небольшими опухолями и большими опухолями составили 455 и 265 соответственно.Пятилетняя выживаемость при небольших опухолях составила 93,1% (в среднем 190 ± 5,8 мес), а при крупных опухолях — 92,6 % (в среднем 192,5 ± 4,8 мес) у пациентов с ЭГК (р = 0,909) (). Таким образом, разницы в выживаемости в зависимости от размера опухоли при ЭГК не наблюдалось.

Таблица 1

Одномерный анализ выживаемости при раннем раке желудка

По данным однофакторного анализа выживаемости небольших опухолей при ЭГХ статистически значимыми факторами были возраст, лимфоузлы, лимфатическая и венозная инвазия.Согласно однофакторному анализу выживаемости крупных опухолей, статистически значимыми факторами были возраст, узловой статус, лимфатическая инвазия, венозная инвазия и гистологический тип (1).

Таблица 2

Одномерный анализ выживаемости при раннем раке желудка в зависимости от размера опухоли

Кроме того, статистически значимыми факторами были возраст и гистологический тип в многофакторном анализе выживаемости во всех группах КЭР и крупных опухолях в КЭР. С другой стороны, возраст был единственным фактором, влияющим на появление небольших опухолей при ЭГК (10).

Таблица 3

Многофакторный анализ выживаемости при раннем раке желудка

2. AGC

По данным однофакторного анализа выживаемости всех пациентов с AGC (n=977), статистически значимыми факторами были возраст, серозная инвазия, узловой статус, тип хирургического вмешательства, лимфатическая инвазия, венозная инвазия, локализация опухоли и размер опухоли (2). Глубина опухолевой инвазии AGC была классифицирована на группу T2 или T3 (7-я система стадирования AJCC TNM) без серозной инвазии и группу T4a или T4b (7-я система стадирования AJCC TNM) с серозной инвазией.Значительная разница наблюдалась в выживаемости двух групп ().

Таблица 4

Одномерный анализ выживаемости при распространенном раке желудка (все)

Показатели выживаемости между небольшими опухолями (n=573) и большими опухолями (n=404) сравнивали среди пациентов с AGC. Пятилетняя выживаемость при небольших опухолях составила 71,0% (в среднем: 138,7±4,8 мес), а при крупных опухолях — 48,5% (в среднем: 90,5±4,9 мес) у пациентов с АГГ (р<0,0001) (). Таким образом, наблюдалась статистически значимая разница в выживаемости в зависимости от размера опухоли при АГЖ.

3. Взаимосвязь между размером опухоли и прогнозом при распространенном раке желудка без серозной инвазии

Статистическую значимость наблюдали по глубине инвазии, узловому статусу, типу операции, венозной инвазии, локализации опухоли, а также размеру опухоли, согласно однофакторному анализу прогноза выживаемости группы Т2 или Т3 без серозной инвазии при АГГ (, ).

Показатели выживаемости в зависимости от размера опухоли показали значительную разницу во всех случаях распространенного рака желудка (AGC) (P<0,0.0001), сероза-отрицательный AGC (P<0,0001) и сероза-положительный AGC (P<0,0001) соответственно.

Таблица 5

Однофакторный анализ выживаемости при сероза-негативном и сероза-положительном распространенном раке желудка

4. Связь между размером опухоли и прогнозом при распространенном раке желудка с серозной инвазией

Статистическая значимость наблюдалась в зависимости от возраста, глубины инвазии , узловой статус, тип операции, венозная инвазия, локализация опухоли, а также размер опухоли, по данным однофакторного анализа прогноза, связанного с выживаемостью группы T4a или T4b с серозной инвазией в AGC () ().

5. Многофакторный анализ выживаемости при распространенном раке желудка

Согласно многофакторному анализу выживаемости всех пациентов с АГЖ статистически значимыми факторами были возраст, лимфоузлы, серозная инвазия, венозная инвазия и размер опухоли. Степень метастазирования в лимфатические узлы вместе с размером опухоли (P = 0,011, отношение рисков (HR) = 1,810, 95% доверительный интервал (ДИ) = 1,149–2,852) были независимыми прогностическими факторами при AGC без серозной инвазии. Возраст, узловой статус и размер опухоли (P = 0.033, HR=1,288, 95% ДИ=1,020~1,627) были независимыми прогностическими факторами при АГГ с серозной инвазией по данным многофакторного анализа выживаемости ().

Таблица 6

Многофакторный анализ выживаемости при распространенном раке желудка

Обсуждение

Размер опухоли можно довольно легко определить на предоперационном обследовании, и точность информации достаточно надежна. В последние годы размер опухоли постоянно указывается как один из критических факторов, определяющих прогноз при раке желудка.Таким образом, необходимость изучения в последнее время подчеркивалась как ключевой вопрос.

Установление стандарта размера опухоли является чрезвычайно важным вопросом при классификации рака желудка на основе размера опухоли. Предыдущие исследования классифицировали опухоли на основе собственных стандартов. Когда Adachi et al. (11) классифицировали размеры опухолей пациентов по 2 см, относительно высокая выживаемость наблюдалась между опухолями размером 4 см и 10 см. Впоследствии они разделили пациентов на 3 группы; с опухолями менее 4 см, от 4 см до 10 см и более 10 см.Giuliani et al. (12) разделили пациентов на три группы с размерами менее 26 мм, от 26 до 50 мм и более 50 мм на основе показателя выживаемости. Ли и соавт. (13) взяли за стандарт 10 см или более, установив стандарт на уровне 90% в зависимости от распределения пациентов. Saito et al. (14) взяли наиболее статистически значимый результат в качестве стандарта с точки зрения выживаемости по конкретному заболеванию, когда они установили стандарт равным 8 см в исследовании с использованием модели пропорциональных рисков Кокса для нахождения критической точки.Лю и др. (15) приняли 6 см в качестве стандарта, рассчитав средний размер опухоли в исследовании размера опухоли при раке желудка Т3. В этом исследовании была рассчитана медиана путем классификации рака желудка на EGC и AGC с размерами опухоли 3 см и 6 см соответственно. Считается, что использование медиан допустимо для исключения статистических ошибок в размере опухоли и установления объективных стандартов. Тем не менее, этот вопрос нуждается в дальнейшем обсуждении, поскольку нет определенного основания относительно размера опухоли.

Значение размера опухоли можно рассматривать с двух точек зрения.Во-первых, в последнее время резко возросла частота эндоскопических и лапароскопических операций при ЭГК. Однако его индикация до сих пор не установлена. Независимыми факторами являются размер опухоли, лимфатическая инвазия и подслизистая инвазия согласно многомерному анализу метастазов в лимфатические узлы при ЭГК. ЭГК. С другой стороны, Tsujitani et al. (17) не рассматривал размер опухоли как независимый прогностический фактор.Они сообщили, что размер опухоли и макроскопический вид являются наиболее надежными факторами при определении показаний к эндоскопической резекции слизистой оболочки, поскольку предсказуемость предоперационной глубины инвазии опухоли неточна, а определение состояния лимфоузлов ненадежно. В случае ЭГК размер опухоли не относится к независимым прогностическим факторам в данном исследовании. Во-вторых, размер опухоли является решающим фактором в оценке прогноза. В предыдущем исследовании сообщалось, что размер опухоли является более значимым прогностическим фактором, чем глубина инвазии при раке желудка без серозной инвазии и метастазирования в лимфатические узлы.(18) Однако размер опухоли не подпадает под один из факторов, определяющих различные стадии рака желудка. (19,20) Следовательно, необходимы дальнейшие исследования эффектов и прогноза в зависимости от размера опухоли путем анализа характеристик рака желудка. рак желудка, основанный на подробных клинико-патологических классификациях. В этом исследовании проанализирована взаимосвязь между размером опухоли и прогнозом у всех пациентов с AGC. Несмотря на то, что при больших опухолях оценивался неблагоприятный прогноз, в этом исследовании была проведена реклассификация и повторный анализ АГК в зависимости от глубины инвазии опухоли, одного из основных факторов, определяющих прогноз при раке желудка.Показана статистически значимая разница (Р<0,0001) в прогнозе в зависимости от глубины опухолевой инвазии АГК (Т2, Т3, Т4а, Т4б). Значимая разница наблюдалась в выживаемости (P<0,0001) (), когда каждую выживаемость оценивали путем классификации AGC в соответствии с серозной инвазией (T2, T3 по сравнению с T4a, T4b). В этом исследовании дополнительно изучалась взаимосвязь между размером опухоли и прогнозом по глубине инвазии опухоли при AGC. Кроме того, в этом исследовании проанализировано прогностическое значение размера опухоли в каждой группе путем разделения AGC на 2 группы на основе наличия серозной инвазии путем рассмотрения адекватного количества случаев.В результате размер опухоли оказался независимым фактором, влияющим на прогноз в обеих группах, независимо от различий в глубине инвазии опухоли.

Клинические характеристики размера опухоли еще не были должным образом выяснены в отношении крупных опухолей желудка. Тем не менее, большой размер опухоли тесно связан с типом Бормана IV, инвазией в соседние органы (Т4) и более высокой частотой метастазирования в лимфатические узлы и отдаленные метастазы (21,22). По этой причине у большинства пациентов рак III или IV стадии, низкая вероятность радикальная резекция во многих случаях и более низкая 5-летняя выживаемость.(23) Точно так же клинико-патологические характеристики варьируются в зависимости от размера опухоли, и отчетливые различия присутствуют в выживаемости. Таким образом, использование стандартизированного размера опухоли может иметь существенное значение при организации лечения в течение послеоперационного периода наблюдения путем анализа факторов оценки прогноза рака.

Adachi et al. (11) разделили пациентов на 3 группы — с опухолями менее 4 см, размером от 4 до 10 см и размером более 10 см — и сравнили 10-летнюю выживаемость в 3 группах. .Показатели выживаемости составили 92%, 66% и 33% соответственно, показывая статистически значимую разницу. Размер опухоли был независимым прогностическим фактором наряду с T и N по данным многофакторного анализа. Поэтому они сообщили, что размер опухоли является простым предиктором прогресса опухоли и выживаемости пациентов. Saito и соавт. (14) сравнили 5-летнюю выживаемость в 2 группах с опухолями размером менее 8 см и более 8 см. Показатели выживаемости составили 89,7% и 54% соответственно, демонстрируя статистически значимую разницу.Кроме того, они сообщили, что размер опухоли является независимым прогностическим фактором наряду с факторами T и N и лимфатической инвазией, согласно многомерному анализу. Jun и др. (24) сравнили 5-летнюю выживаемость в 2 группах с опухолями ниже и выше 3,5 см. Показатели выживаемости составили 86,8% и 62% соответственно, демонстрируя статистически значимую разницу. Кроме того, сообщалось, что размер опухоли является независимым прогностическим фактором посредством многофакторного анализа. Liu et al. (15) также сообщили, что размер опухоли является независимым прогностическим фактором, взяв за стандарт многомерного анализа 6 см.Выявлена ​​существенная разница в прогнозе в зависимости от размера опухоли, особенно при стадиях IIIb и IV.

В этом исследовании не было выявлено различий в показателях выживаемости при использовании медианного значения 3 см для размера опухоли в качестве стандарта в случае ЭГК. Однако, когда в качестве стандарта использовалось медианное значение 6 см в AGC, наблюдались значительные различия в 71,0% и 48,5% (P<0,0001) соответственно. Более того, 5-летняя выживаемость составила 86,6% против 72,8% (P<0,0001) и 54.2% против 38,3% (P<0,0001) в серозно-отрицательной группе и положительной группе, соответственно, демонстрируя статистически значимую разницу в обеих группах. Размер опухоли был независимым прогностическим фактором при AGC, наряду с возрастом пациента, глубиной инвазии опухоли, статусом лимфоузлов и венозной инвазией. Таким образом, размер опухоли считается простым, но важным фактором в оценке прогноза.

Чтобы изучить влияние размера опухоли на прогноз больных раком желудка, в этом исследовании было обследовано 1697 пациентов, перенесших радикальное хирургическое вмешательство.В исследовании опухоли менее 3 см были определены как небольшие опухоли, а более 3 см – как крупные опухоли у 720 пациентов с ЭГК. При этом опухоли размером менее 6 см были расценены как мелкие опухоли, а более 6 см — как крупные опухоли у 977 больных АГК. Исследование получило следующие результаты.

Размер опухоли был независимым прогностическим фактором при AGC, в отличие от EGC. Независимыми прогностическими факторами при ЭГК были возраст и гистологический тип. Статистически значимая разница наблюдалась в выживаемости в зависимости от размера опухоли при AGC.Размер опухоли при AGC был независимым прогностическим фактором. Кроме того, это был независимый прогностический фактор в результате анализа, проведенного на основании наличия серозной инвазии.

Когда следует лечить аневризму брюшной аорты?

Чемодан

В целом здоровый мужчина 74 лет поступил с внезапно возникшей болью в животе из-за острого панкреатита. Компьютерная томография (КТ) его брюшной полости показывает воспаление поджелудочной железы и случайную находку 4.Аневризма брюшной аорты 5 см. До этого исследования ему никогда не делали изображений брюшной полости, и он не описывал предшествующих эпизодов болей в животе.

Когда следует лечить аневризму брюшной аорты?

Обзор

Аневризма брюшной аорты (ААА) представляет собой аномальное расширение брюшной аорты между диафрагмой и аортальной бифуркацией подвздошных артерий. АБА обычно определяется как дилатация диаметром более 3 см или на 50 % больше типичного диаметра.Большинство АБА расположены в инфраренальном отделе аорты, проксимальнее бифуркации подвздошной кости.

Программы скрининга населения показывают распространенность АБА от 4% до 8% среди мужчин в возрасте от 65 до 80 лет. 1 Распространенность АБА примерно в шесть раз выше у мужчин, чем у женщин, хотя распространенность среди женщин может увеличиваться. 1 ААА чаще всего встречается у белых мужчин, при этом чернокожие мужчины и лица азиатского происхождения имеют меньший риск. Сочетание генетической предрасположенности, экологических и физиологических факторов приводит к возникновению и прогрессированию АБА; семейный анамнез, мужской пол, пожилой возраст и история курения являются основными факторами риска.

Летальность после разрыва АБА высокая. Приблизительно 62% пациентов умирают до прибытия в больницу. 2 Из тех, кто подвергается неотложной операции по поводу АБА, 50% умирают. 1

Восстановление аорты с помощью протеза сосудистого протеза снижает заболеваемость и смертность от разрыва, но риски восстановления не являются тривиальными. 2

Обзор данных

Риск разрыва. АБА следует восстанавливать, когда риск разрыва превышает риск хирургического вмешательства.Симптоматические аневризмы, вызывающие боль в спине или животе, имеют более высокий риск разрыва, чем бессимптомные аневризмы. Большинство АБА протекают бессимптомно и при отсутствии визуализации не идентифицируются до момента разрыва. Учитывая значительную смертность, связанную с разрывом, целесообразно вмешательство на бессимптомных аневризмах до разрыва.

Риск разрыва аневризмы аорты изучался у пациентов, которые либо не подходили для хирургического вмешательства, либо не были заинтересованы в вмешательстве.Риск разрыва существенно увеличивается с размером аневризмы. Lederle и соавторы оценили двухлетний риск разрыва аневризмы в 22,1% для АБА диаметром от 5,0 до 5,9 см, 18,9% для 6,0-6,9 см и 43,4% для диаметра ≥7,0 см. 3 В другом исследовании с участием 476 пациентов средний риск разрыва у мужчин и женщин с ААА от 5,0 до 5,9 см составил 1,0% и 3,9% в год соответственно. Для мужчин и женщин с АБА ≥6,0 см риск разрыва составлял 14,1% и 22,3% в год. 4 Было обнаружено, что женщины с АБА имеют более высокий риск разрыва во всех исследованиях, в которые были включены женщины.

Поскольку риск разрыва увеличивается с увеличением размера, прогнозирование скорости роста имеет клиническое значение. Пауэлл и др. провели систематический обзор темпов роста малых ААА. 5 В 15 исследованиях, в которых приняли участие 7630 пациентов, скорость роста аневризмы диаметром 3,5 см оценивалась в 1,9 мм/год, а аневризмы диаметром 4,5 см — 3,5 мм/год. Учитывая экспоненциально увеличивающийся диаметр аневризмы, это предполагает истекшее время 6.2 года для аневризмы диаметром 3,5 см, чтобы вырасти до 5,5 см, и 2,3 года для АБА диаметром 4,5 см, чтобы вырасти до 5,5 см. Этот прогноз не учитывает индивидуальную изменчивость темпов роста. Некоторые ААА растут быстро, другие беспорядочно, а третьи вообще не растут. На эту изменчивость роста влияют индивидуальные характеристики, включая курение сигарет, пол, возраст и другие факторы.

Следующая статья:

Шон Фрост: призыв к прозрачности результатов деятельности здравоохранения, чтобы повлиять на госпиталистов

Диагностика и лечение образований придатков

1.Комитет Американского колледжа акушеров и гинекологов по гинекологической практике. Заключение Комитета № 477: роль врача акушера-гинеколога в раннем выявлении эпителиального рака яичников. Акушерство Гинекол . 2011;117(3):742–746….

2. Сух-Бургманн Э., Хунг Ю.Ю., Кинни В. Результаты ультразвукового исследования небольших сложных образований придатков у женщин старше 50 лет. Am J Obstet Gynecol . 2014;211(6):623.e1–623.e7.

3. Гофф Б.А., Мандель Л.С., Дрешер CW, и другие. Развитие индекса симптомов рака яичников: возможности раннего выявления. Рак . 2007;109(2):221–227.

4. Гивенс В., Митчелл Г, Харрауэй-Смит С, Редди А, Манесс ДЛ. Диагностика и лечение образований придатков. Семейный врач . 2009;80(8):815–820.

5. Американское онкологическое общество Рак яичников.http://www.cancer.org/cancer/ovariancancer/detailedguide/ovarian-cancer-risk-factors. По состоянию на 13 сентября 2015 г.

6. Dodge JE, Ковенс А.Л., Лаккетти С, и другие.; Группа сайта гинекологических онкологических заболеваний. Ведение подозрительного образования придатков: руководство по клинической практике. Карр Онкол . 2012;19(4):e244–e257.

7. Гофф Б.А., Мандель Л.С., Меланкон Ч, Мунц ХГ. Частота симптомов рака яичников у женщин, обращающихся в поликлиники первичной медико-санитарной помощи. ЯМА . 2004;291(22):2705–2712.

8. Essential Evidence Plus. Подозрение на рак яичников. Сентябрь 2004 г. https://www.essentialevidenceplus.com/content/hpcalc/132 (требуется подписка). По состоянию на 16 декабря 2015 г.

9. Касим А., Хамфри Л.Л., Харрис Р, Старки М, Денберг ТД; Комитет по клиническим рекомендациям Американского колледжа врачей. Скрининговое обследование органов малого таза у взрослых женщин: руководство по клинической практике Американского колледжа врачей. Энн Интерн Мед . 2014;161(1):67–72.

10. Целевая группа профилактических служб США. Окончательное рекомендательное заявление. Рак яичников: скрининг. Июль 2015 г. http://www.uspreventiveservicestaskforce.org/Page/Document/UpdateSummaryFinal/ovarian-cancer-screening?ds=1&s=ovarian. По состоянию на 5 января 2016 г.

11. Покупает SS, Партридж Э, черный А, и другие.; Команда проекта PLCO. Влияние скрининга на смертность от рака яичников: рандомизированное контролируемое исследование скрининга рака предстательной железы, легких, колоректального рака и яичников (PLCO). ЯМА . 2011;305(22):2295–2303.

12. Агентство медицинских исследований и качества. Доказательный отчет/оценка технологии. Управление массой придатков. Роквилл, штат Мэриленд, февраль 2006 г. http://archive.ahrq.gov/downloads/pub/evidence/pdf/adnexal/adnexal.pdf. По состоянию на 8 марта 2015 г.

13. Сильва С., Саммел МД, Чжоу Л, Грация С, Хаммель АС, Барнхарт К. Профиль хорионического гонадотропина человека у женщин с внематочной беременностью. Акушерство Гинекол . 2006;107(3):605–610.

14. Барнхарт К.Т., Симхан Х, Камель СА. Диагностическая точность УЗИ выше и ниже дискриминационной зоны бета-ХГЧ. Акушерство Гинекол . 1999;94(4):583–587.

15. Орон Г, Туланди Т. Прагматичное и научно обоснованное ведение внематочной беременности. J Миним инвазивный гинекол . 2013;20(4):446–454.

16. Ван Калстер Б., Валентин Л, Ван Холсбеке С, и другие.Новый подход к прогнозированию вероятности специфической опухолевой патологии яичников на основе сывороточного CA-125: многоцентровое обсервационное исследование. Эпидемиологические биомаркеры рака Предыдущая . 2011;20(11):2420–2428.

17. Германс А.Ю., Клюиверс КБ, Вейнен М.Х., Бултен Дж, Массажер Л.Ф., Коппус СФ. Диагностика и лечение новообразований придатков у детей и подростков. Акушерство Гинекол . 2015;125(3):611–615.

18.Бараш Дж. Х., Бьюкенен Э.М., Хиллсон С. Диагностика и ведение внематочной беременности. Семейный врач . 2014;90(1):34–40.

19. Го В, Борер Дж, Залуд И. Лечение придатков во время беременности. Curr Opin Obstet Gynecol . 2014;26(2):49–53.

20. Бернхард Л.М., Клебба ПК, Серый ДЛ, Матч ДГ. Предикторы персистенции образований придатков во время беременности. Акушерство Гинекол .1999;93(4):585–589.

21. Лейзеровиц Г.С., Син Г, Кресс Р, Брамбхатт Б, Далримпл Дж.Л., Смит ЛХ. Опухоли придатков при беременности: как часто они злокачественны? Гинекол Онкол . 2006;101(2):315–321.

22. Занетта Г., Мариани Э, Лиссони А, и другие. Проспективное исследование роли ультразвука в лечении новообразований придатков во время беременности. БДЖОГ . 2003;110(6):578–583.

23. Алькасар Х.Л., Олартекохея Б, Герьеро С, Хурадо М. Выжидательная тактика лечения опухолей придатков у отдельных женщин в пременопаузе: проспективное обсервационное исследование. Ультразвуковой акушер Gynecol . 2013;41(5):582–588.

24. Хань С.Н., Лотгеринк А, Гзири ММ, Ван Калстерен К., Ханссенс М, Амант Ф. Физиологические вариации сывороточных онкомаркеров при гинекологических злокачественных новообразованиях во время беременности: систематический обзор. БМС Мед . 2012;10:86.

25. Додж JE, Ковенс А.Л., Лаккетти С, и другие.; Группа сайта гинекологических онкологических заболеваний. Предоперационная идентификация подозрительной массы придатков: систематический обзор и метаанализ. Гинекол Онкол . 2012;126(1):157–166.

26. Кайсер Дж., Саясне А, Ван Хорд К., и другие. Дооперационная диагностика опухолей придатков с использованием математических моделей и систем оценки: систематический обзор и метаанализ. Обновление воспроизведения шума . 2014;20(3):449–462.

27. Кондалсами-Ченнакесаван С, Хакеталь А, Боутел Д, Обермайр А; Австралийская группа по изучению рака яичников. Дифференциация эпителиального рака яичников 1 стадии от доброкачественных опухолей яичников с использованием комбинации онкомаркеров HE4, CA125 и CEA и возраста пациента. Гинекол Онкол . 2013;129(3):467–471.

28. Патель МД, Ашер С.М., Паспулати РМ, и другие.Управление случайными находками на КТ и МРТ брюшной полости и таза, часть 1: информационный документ Комитета по случайным находкам II ACR по находкам придатков. J Am Coll Radiol . 2013;10(9):675–681.

29. Явузкан А, Чаглар М, Озгу Э, и другие. Следует ли изменить пороговые значения индекса риска малигнизации для оценки объемных образований придатков в популяциях Азиатско-Тихоокеанского региона? Asian Pac J Рак Prev . 2013;14(9):5455–5459.

Аневризма брюшной аорты | Общество сосудистой хирургии

Также известен как Аневризма аорты, ААА

Информация, содержащаяся на сайте Vascular.org, не предназначена и не должна использоваться в качестве замены медицинской консультации или лечения. Очень важно, чтобы люди с конкретными медицинскими проблемами или вопросами консультировались со своим врачом или другим медицинским работником.

Может отсутствовать

В большинстве случаев аневризмы брюшной аорты не вызывают симптомов и выявляются при обследовании на наличие другого заболевания.

Внезапная сильная боль в животе или спине

Если у вас есть семейный анамнез АБА и вы чувствуете внезапную сильную боль в животе или спине, немедленно обратитесь за медицинской помощью. Эти симптомы могут сигнализировать о том, что у вас развилась АБА, возможно, в процессе разрыва.

Боль, изменение цвета кожи, язвы на стопах и пальцах ног

У небольшого процента пациентов с АБА возникают эти симптомы, когда на стопах и пальцах ног скапливаются бляшки или сгустки крови из других частей тела.

Аневризмы брюшной аорты с Dr.Mills

Факторы, способствующие формированию АБА

  • Некоторый тип воспаления, вызывающий ослабление стенки аортальной артерии.
  • Группа наивысшего риска: мужчины старше 60 лет, курильщики, представители европеоидной расы и все, у кого есть родственники в первом поколении, у которых развилась АБА , повышенный уровень холестерина, заболевание сердца или периферических сосудов и употребление табака 
  • Другие потенциальные факторы, связанные с формированием АБА: разрывы артериальной стенки, инфекции и врожденные заболевания соединительной ткани

Вам может потребоваться консультация сосудистого хирурга

Большинство АБА не вызывают никаких симптомов и обнаруживаются случайно при обследовании по поводу другого заболевания.Если вы пострадали, обратитесь к сосудистому хирургу.

Могут потребоваться визуализирующие исследования

Ультразвуковое исследование брюшной полости является безболезненным, экономичным, безопасным и наиболее часто используемым тестом для скрининга и измерения размера АБА.

Компьютерная томографическая ангиография (КТА) позволяет оценить размер аневризмы, ее расположение и степень поражения. Это исследование требует облучения и внутривенного введения контрастного вещества. Тем не менее, КТА предоставляет ценную анатомическую информацию и может помочь вашему сосудистому хирургу определить оптимальный тип пластики.

Что такое аневризма брюшной аорты

Лечение зависит от размера аневризмы.

Небольшие АБА (менее 5 см в диаметре)

Такие АБА имеют очень низкий риск разрыва, но за ними следует наблюдать.

  • Важно проводить ультразвуковое исследование каждые 6–12 месяцев, чтобы контролировать рост аневризмы и риск ее разрыва.
  • Изменение образа жизни, помогающее контролировать кровяное давление, и прием лекарств могут помочь вам.
  • Если вы курите, попросите своего сосудистого хирурга помочь вам найти подходящую программу отказа от курения.
  • Ежедневные физические упражнения также полезны.

Большие (более 5,0-5,5 см в диаметре)

Быстро увеличивающиеся и вызывающие симптомы АБА обычно восстанавливаются.

Открытая хирургия

Требуется установка протеза.

  • Сосудистый хирург получает доступ к пораженной части аортальной артерии через разрез в брюшной полости.
  • Большинство пациентов остаются в больнице от четырех до десяти дней. Время восстановления может составлять до трех месяцев.

Эндоваскулярная пластика аневризмы (ЭВР)

Это менее инвазивный метод лечения.

  • Делаются два небольших разреза в паху. Руководствуясь рентгеновским изображением, сосудистый хирург вводит крошечное устройство в артерию. Устройство используется для укрепления стенки артерии и исключения аневризмы.
  • Большинство пациентов остаются в больнице от одного до трех дней. Время восстановления короче, чем при открытой операции.

Аневризма брюшной аорты

Лечение аневризмы брюшной аорты

  • Знайте историю своей семьи и делитесь ею.Если у вас диагностирована аневризма брюшной аорты, расскажите родственникам в первом поколении об их повышенном риске.
  • Если вы курите, попросите своего сосудистого хирурга помочь вам найти подходящую программу отказа от курения.
  • Соблюдайте здоровую диету с низким содержанием натрия.
  • Поддерживайте здоровый вес.
  • Регулярно делайте физические упражнения.
  • Регулярно проверяйте артериальное давление и уровень холестерина.
  • Попросите своего лечащего врача оценить вас на наличие лекарств для контроля артериального давления, снижения уровня холестерина и/или разжижения крови.

Масса брюшной полости у младенца

Галерея изображений

Презентация корпуса

К педиатру доставили ранее здоровую 8-месячную девочку с увеличением обхвата живота. При физикальном осмотре у пациентки было тахипноэ, живот вздут. Заподозрили запор, и пациентку направили на обычную рентгенографию брюшной полости, которая показала большое образование в брюшной полости (, рис. 1А, ).Ультразвуковое исследование брюшной полости (не показано) и КТ брюшной полости и таза с контрастным усилением (, рис. 1B и C, ) были выполнены для дальнейшей характеристики новообразования. Лабораторная оценка выявила повышенный уровень альфа-фетопротеина в сыворотке 394 нг/мл (референтный диапазон 0-99 нг/мл). Сывороточные CEA и b-HCG были в норме. Уровень ЛДГ в сыворотке был низким и составлял 185 ЕД/л (нормальный диапазон 208-274 ЕД/л). Пациенту выполнена лапаротомия с последующим окончательным хирургическим лечением в педиатрическом стационаре третичного уровня.

Находка ключевого изображения

Большое солидное и кистозное образование в правом подреберье у младенца

Дифференциальный диагноз

Происхождение почек – 55%
Гидронефроз

Гидронефроз
Полицистозная заболевание почек
МЕСОБЛАСТИЧЕСКИЙ НЕПРОМОМЫ
Нефробластоматоматоматоматоматоматоз – тромбоз почек
Тромбоз почек
ЭКТОНИЧЕСКИЙ ПОЧСК
Дублирование кист
Джапликация Cyst
MESENTERIC CYST
Ожереная Cyst
В животе – 15%
яичника Cyst
TeratoMaPS
Machococceal Teratoma
Надренальное происхождение -10%
Надравничное кровоизлияние
Neuroblastoma
Teratoma
Гепатобильное происхождение – 5%
Boodign
Печеночная киста
Холедохальная киста
Инфантильная гемангангиоэндотелиома
Мезенхимальная гамартомата
Инфантильная гемангиома
Злокачественная
Гепатобластома
Недифференцированная эмбриональная саркома
Недифференцированная рабдомиосаркома билиарного дерева

Обсуждение

Дифференциальный диагноз новообразований в брюшной полости младенцев широк и основан на возрасте, локализации и структуре поражения.У младенцев есть 3 основных места локализации новообразований: почки (55%), желудочно-кишечный тракт (15%) и расширение таза (15%). 1 Ультразвук часто является первым методом визуализации, используемым для оценки новообразования в брюшной полости, поскольку он широко доступен, не подвергает ребенка облучению и обычно может выполняться без седации. Происхождение опухоли часто можно определить с помощью УЗИ. Поражение может быть классифицировано как кистозное, солидное или смешанное. Перед биопсией или резекцией следует оценить васкуляризацию поражения и признаки сосудистой инвазии.

Почечные образования составляют большую часть (55%) абдоминальных образований у младенцев. Гидронефроз чаще всего встречается при других этиологиях, включая поликистозную болезнь почек, мезобластную нефрому, нефробластоматоз – спектр опухоли Вильмса, тромбоз почечных вен и эктопическую почку. 1 Опухоли желудочно-кишечного тракта составляют около 15% аномалий. Общие причины включают дупликативные кисты и кисты брыжейки или сальника, а также псевдокисты мекония. 1 Тазовые новообразования, распространяющиеся в брюшную полость, составляют еще 15% и включают кисту яичника, гематокольпос и крестцово-копчиковую тератому. 1 Непочечные объемные образования составляют 10% случаев и включают кровоизлияние в надпочечники (чаще всего у новорожденных), нейробластому и тератому. 2

Гепатобилиарные образования встречаются реже всего, составляя лишь 5% абдоминальных образований у младенцев. Наиболее распространенными доброкачественными опухолями печени у детей раннего возраста являются инфантильная гемангиоэндотелиома, мезенхимальная гамартома и инфантильная гемангиома. 3 Гепатобластома является наиболее распространенной первичной злокачественной опухолью печени в этой возрастной группе. Другие злокачественные опухоли печени у младенцев включают недифференцированную эмбриональную саркому и эмбриональную рабдомиосаркому билиарного дерева. 4

Хирургически было доказано, что это образование представляет собой мезенхимальную гамартому, которая является второй наиболее распространенной доброкачественной опухолью печени у детей. Он был успешно удален без осложнений и необходимости в дополнительной терапии. Это образование обычно проявляется в виде мультикистозной массы в печени у ребенка в возрасте до 2 лет. 3 Строма обычно кистозная или смешанная, но может содержать ангиоматозные компоненты и быть многоочаговой. 5 Имеются сообщения о том, что у пациентов может быть повышенная частота сбалансированной транслокации на длинных плечах хромосом 11 и 19. 6

КТ-изображений отличаются крупными питающими сосудами. При введении контраста наблюдается усиление перегородок и солидных (стромальных) элементов. 3 Патологически мезенхимальная гамартома состоит из миксоматозной мезенхимы и деформированных желчных протоков, которые могут выпячиваться из печени или даже иметь ножку. 6 Быстрое расширение может происходить при скоплении жидкости в кистозных пространствах. 6 Осложнения включают асцит, желтуху и редко застойную сердечную недостаточность. 6

Если опухоль обнаружена пренатально, существует повышенный риск преждевременных родов. Внутриутробная чрескожная декомпрессия больших кист улучшает прогноз. 6 Эта опухоль часто бывает очень большой при первоначальном обнаружении, что затрудняет хирургическое иссечение. Хотя и редко, но сообщалось о случаях злокачественной трансформации в недифференцированную эмбриональную саркому. 6 Хотя у маленьких детей опухоль быстро растет, со временем она может уменьшиться. Это может сопровождаться ультразвуком у бессимптомных пациентов.

Диагностика

Мезенхимальная гамартома печени

Резюме

При обнаружении образования в брюшной полости у младенца часто сначала проводят обычную рентгенографию, а затем ультразвуковое исследование. Наиболее частая этиология опухолей брюшной полости у младенцев включает опухоли почек, желудочно-кишечного тракта и таза, за которыми следуют поражения надпочечников и печени. Определив орган происхождения, внутренние характеристики и васкуляризацию поражения, можно сузить обширный дифференциальный диагноз.Дополнительная визуализация с помощью КТ или МРТ может быть полезной, если предполагается хирургическое иссечение.

Ссылки

  1. Стандартизированный набор инструментов для обучения детской хирургии новообразований брюшной полости у детей. Комитет по образованию Американской детской хирургической ассоциации, 2012-13.
  2. Ранганат С.Х., Ли Э.Ю., Айзенберг Р.Л. Очаговые кистозные массы брюшной полости у детей. Am J Рентгенол 2012; 199:1-16.
  3. Чанг Э.М., Куб Р., Льюис Р.Б. и др.Опухоли печени у детей: рентгенопатологическая корреляция, часть 1: доброкачественные опухоли, RadioGraphics 2010; 30:801-826.
  4. Chung EM, Lattin GE Jr, Cube R, et al. Опухоли печени у детей: рентгенопатологическая корреляция, часть 2: злокачественные опухоли, RadioGraphics 2011; 31:483-507.
  5. Стрингер А.Д., Ализай Н.К. Мезенхимальная гамартома печени: систематический обзор. J Pediatr Surg 2005; 40:1681-1690.
  6. Сиддики М.А., МакКенна Б.Дж.Мезенхимальная гамартома печени – краткий обзор. Arch Pathol Lab Med 2006; 130: 1567-1569.
Вернуться к началу

Масса живота у младенца. J Am Osteopath Coll Radiol.

Об авторе

Дон Э.Лайт, доктор медицины, Фрэнсис Р. Пианки, Д. О., Элизабет Х. Эй, доктор медицины

Др. Лайт, Планки и Эй работают в отделении медицинской визуализации Дейтонской детской больницы, Дейтон, Огайо.

Дивертикул желудка: всесторонний обзор – Полный текст – Воспалительные заболевания кишечника 2018, Vol. 3, № 4

Справочная информация: Дивертикулы желудка (ЖЖ) представляют собой выпячивания стенки желудка, которые обычно формируются на дне. Это наименее распространенные дивертикулы желудочно-кишечного тракта и в целом очень редкие анатомические аномалии. Резюме: Хотя в большинстве случаев БГ протекает бессимптомно и обычно выявляется случайно во время рутинных диагностических исследований, они могут проявляться различными симптомами. Иногда могут развиваться осложнения, представляющие угрозу для жизни и являющиеся показанием к хирургическому лечению. Ключевые сообщения: Здесь мы представляем обзор литературы по БГ, в котором мы обсуждаем патогенез, клинические проявления, исследования и диагностический подход, а также различные варианты лечения этого редкого заболевания.

© 2019 S. Karger AG, Базель

Введение

Желудочные дивертикулы (ЖЖ) представляют собой выпячивания стенки желудка, которые часто формируются на дне, чаще всего вдоль задней стенки [1]. Они имеют признаки, сходные с таковыми у дивертикулов тонкой кишки и дивертикулов толстой кишки [2]. БГ являются наименее распространенными дивертикулами желудочно-кишечного тракта и в целом представляют собой очень редкую анатомическую аномалию. На самом деле, они обычно обнаруживаются случайно во время рутинных диагностических исследований. Скорость обнаружения варьируется в зависимости от метода, используемого для их обнаружения.Оценки распространенности колеблются от 0,04% (165/380 000) при контрастном рентгенографическом исследовании верхних отделов желудочно-кишечного тракта до 0,01-0,11% при эндоскопии верхних отделов желудочно-кишечного тракта и до 0,02% (6/29 900) при аутопсии [1, 3-5]. В ранней серии вскрытий сообщалось о распространенности 0,1–2,6% [6]. Тем не менее, этот широкий диапазон распространенности не был подтвержден самой последней литературой, и БГ, вероятно, встречается гораздо реже, чем 2,6%. Они возникают с одинаковым распределением между мужчинами и женщинами, и пациенты обычно проявляются в возрасте от 50 до 70 лет.

Хотя большинство людей с БГ протекает бессимптомно, у других могут проявляться различные абдоминальные симптомы, включая боль и дискомфорт в эпигастрии, тошноту, рвоту, диспепсию, раннее насыщение, неясное ощущение переполнения после приема пищи, отрыжку, неприятный запах изо рта, анорексию и дисфагию [5]. , 7-9]. Иногда могут развиваться такие осложнения, как изъязвление, кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, кровотечение, перфорация и злокачественная трансформация, которые могут угрожать жизни и являются показанием к хирургическому лечению [9, 10].Редкость этого расстройства, а также наличие нечеткой и неспецифической симптоматики обуславливают высокий клинический индекс подозрения со стороны терапевта, гастроэнтеролога или хирурга.

Поиск литературы по БГ был проведен с использованием поисковой системы PubMed. Приведенные выше «ключевые слова» использовались для поиска соответствующих журнальных статей. Здесь мы приводим всесторонний обзор литературы по этому необычному заболеванию.

Патогенез

БГ можно разделить на два типа – врожденные, или истинные, дивертикулы и приобретенные, или ложные, дивертикулы, при этом врожденные дивертикулы встречаются чаще [3, 11-15].Истинные дивертикулы содержат все слои стенки желудка. Напротив, ложных дивертикулов нет. Кроме того, ложные дивертикулы можно разделить на два типа – пульсионные и тракционные. Пульсионные дивертикулы развиваются в результате повышенного внутрипросветного давления, например, при хроническом кашле и ожирении. Наоборот, тракционные дивертикулы развиваются в результате сократительных сил — либо из-за соседнего воспалительного процесса, либо из-за перигастральных спаек от сопутствующих заболеваний. К ним относятся язвенная болезнь, панкреатит, холецистит, рак, обструкция выхода из желудка и гастроэзофагеальная рефлюксная болезнь [9, 16, 17].В частности, сообщалось, что тракционные дивертикулы в желудке возникают после хирургических вмешательств, включая шунтирование желудка по Ру [6, 17, 18].

Хотя БГ может развиваться почти в любом месте вдоль стенки желудка, два основных типа обычно возникают в разных местах. Врожденные дивертикулы, составляющие 70–75% всех БГ, обычно располагаются вдоль дорсальной стенки дна, на 2–3 см ниже желудочно-пищеводного перехода и на 3 см от малой дуги [3]. Интересно, что врожденные дивертикулы в препилорической области, вероятно, связаны с аберрантной тканью поджелудочной железы, что встречается относительно часто [13].Напротив, приобретенные дивертикулы, также называемые псевдодивертикулами, встречаются реже и обычно располагаются в антральном отделе или вблизи него [3]. БГ представляют собой в основном солитарные поражения размером от 1 до 5 см в диаметре, с редкими сообщениями, описывающими дивертикулы размером до 10–11 см [16, 19, 20].

Предполагается, что врожденные дивертикулы развиваются вследствие деления продольных мышечных волокон на уровне кардии с оставлением в стенке желудка только циркулярных мышечных волокон и, как следствие, образованием слабого участка, через который дивертикулы могут развиваться во внутриутробном периоде.Это предположение было поддержано Райхом [21], описавшим БГ у плода, а также Льюисом [22], описавшим дивертикулы желудочно-кишечного тракта у плода еще в 1908 г.

Клинические проявления

бессимптомно, другие могут проявляться различными абдоминальными симптомами, включая боль и дискомфорт в эпигастрии, тошноту, рвоту, диспепсию, раннее насыщение, неясное ощущение переполнения после приема пищи, отрыжку, неприятный запах изо рта, анорексию и дисфагию [5, 7-9].Наиболее частым симптомом является боль в верхней части живота, о которой сообщается в 18–30% случаев [3, 6]. На самом деле, пациенты могут сообщать о неопределенной боли в верхней части живота без каких-либо дополнительных симптомов [7]. Другие пациенты могут жаловаться на стойкие, постепенно ухудшающиеся симптомы локализованной боли в эпигастрии, изжоги и тошноты, несмотря на терапию ингибиторами протонной помпы (ИПП) — жалобы, типичные для тяжелой гастроэзофагеальной рефлюксной болезни [23-25]. Рвота и диспепсия встречаются реже [6]. Другие пациенты могут сообщать о длительном анамнезе частой отрыжки и неприятном запахе изо рта, что может быть связано с задержкой пищи и избыточным бактериальным ростом внутри БГ [5, 7, 8, 25].

Было высказано предположение, что размер шейки дивертикула может быть связан с развитием симптомов. Часто БГ с широкой шейкой протекает бессимптомно, возможно, из-за того, что пища, а также пищеварительные соки имеют низкую склонность к застреванию. Было высказано предположение, что задержка пищи с последующим растяжением ЖКТ может вызывать боль [26, 27].

Нечасто у лиц с БГ могут развиваться осложнения, такие как изъязвление, кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, кровотечение, перфорация и злокачественная трансформация, которые могут угрожать жизни и являются показанием к хирургическому лечению [9, 10].Было высказано предположение, что задержка пищи с последующим выделением пищеварительных соков внутри слизистого мешка может вызвать воспаление, приводящее к дивертикулиту и, возможно, изъязвлению, кровоизлиянию или даже перфорации [26, 27]. Кроме того, сообщалось, что очень редко БГ связана с формированием абсцесса и аденокарциномы [28-31].

Поскольку клинические проявления БГ могут имитировать проявления других распространенных желудочно-кишечных заболеваний, диагностика может быть сложной задачей. И наоборот, БГ может только усугубить жалобы, вызванные более распространенными желудочно-кишечными патологиями.Palmer [16] обнаружил, что у 30 из 49 пациентов с БГ, у которых были симптомы, клинические проявления могли быть связаны с другими желудочно-кишечными расстройствами.

Исследования

В случаях БГ постановка точного диагноза очень важна, учитывая возможность редких, но тяжелых осложнений, а также корреляцию с эктопией слизистой оболочки и вероятностью злокачественного перерождения [29-31]. Сообщения о раке желудка, обнаруженном в БГ и вокруг него, вызывают особое беспокойство.Таким образом, рекомендуется провести тщательное эндоскопическое исследование и получить биопсию из БГ с подозрительными, приподнятыми или неровными границами. Чаще всего БГ выявляют случайно при рутинном диагностическом исследовании общих желудочно-кишечных симптомов. Однако методы, используемые для их обнаружения, могут оказаться неэффективными, поэтому следует использовать комбинированный диагностический подход [32]. БГ может быть идентифицирован с помощью рентгенологических исследований (рентгенографическое исследование верхних отделов желудочно-кишечного тракта с контрастированием и КТ брюшной полости с пероральным введением контраста) и эндоскопических исследований верхних отделов желудочно-кишечного тракта (рис.1-3).

Рис. 1.

a , b Рентгенологическое исследование верхних отделов желудочно-кишечного тракта с контрастированием. Пероральное контрастирование вводили через гастростому. У больного обнаружен дивертикул желудка (стрелки) по ходу большой кривизны дистального отдела желудка.

Рис. 2.

a , b Эндоскопическая картина дивертикула желудка (белые стрелки), расположенного в антральном отделе. Привратник (черные стрелки) виден в нижней левой части изображений.

Рис. 3.

Эндоскопическая картина дивертикула желудка (белая стрелка), расположенного в теле желудка.

Контрастное рентгенологическое исследование верхних отделов желудочно-кишечного тракта (серия UGI) и эзофагогастродуоденоскопия (ЭГДС) являются наиболее надежными диагностическими методами для подтверждения наличия дивертикула. Тем не менее, серия УГИ иногда не позволяет установить диагноз, в основном из-за отсутствия затемнения при контрастировании дивертикулярного мешка из-за узкой шейки дивертикула [3, 16, 20].Действительно, в большом обзоре Палмер [16] определил, что 14 из 262 БГ (5%) не наблюдались во время исследований УГИ. Было показано, что во время серии UGI БГ лучше всего распознается при использовании правого переднего косого угла, когда человек находится в положении Тренделенбурга и слегка на левом боку [16, 20, 33, 34]. Крайне важно получить боковую проекцию, чтобы обнаружить выпячивание дивертикула вдоль дорсальной стенки желудка [35].

Для сравнения, в литературе рекомендуется использовать ЭГДС, золотой стандарт обследования, для постановки точного диагноза [18, 36].Этот метод полезен не только для подтверждения локализации и размера БГ, но и для обеспечения возможности выполнения биопсии при подозрении на сопутствующее заболевание.

В целом использование компьютерной томографии как части диагностического обследования лиц с БГ не получило широкого распространения из-за возможных ошибочных диагнозов. В литературе имеется много сообщений о случаях, которые были ошибочно диагностированы как новообразования левого надпочечника с помощью компьютерной томографии, с обширным ненужным эндокринологическим исследованием и даже в некоторых случаях с диагностической лапаротомией [37-40].В некоторых из этих неправильных интерпретаций КТ рентгенологу не удалось идентифицировать пузырь воздуха в очаге поражения, что означает продолжение просвета желудка, а не образования левого надпочечника. Учитывая, что большинство БГ расположены вдоль дорсальной стенки желудка, было высказано предположение, что компьютерная томография, проведенная в положении лежа, может помочь в постановке правильного диагноза, так как это положение может способствовать движению воздуха вверх и образованию воздушной уровень жидкости [41].

Наоборот, в некоторых сообщениях предполагается, что КТ с пероральным контрастированием может быть действительно полезным в диагностике БГ, особенно при неэффективности МРТ [25, 41-43].Таким образом, хотя в большинстве ранее зарегистрированных случаев для подтверждения диагноза использовались серии UGI, эти случаи позволяют предположить, что КТ, особенно с пероральным контрастированием, может помочь в дифференциации БГ от новообразований надпочечников. Кроме того, в еще одном случае БГ, имитирующей аденому надпочечника при визуализации, исследование как осевого, так и коронарного срезов брюшной КТ оказалось полезным для дифференциации поражения левого надпочечника от поражения вне надпочечников, такого как ГД [43].

Ведение

Ведение БГ во многом зависит от тяжести предъявляемых жалоб, а также от размера дивертикула. Хорошо задокументировано, что бессимптомные люди не требуют никакого лечения и могут быть оставлены в покое [16, 21, 44, 45]. Большинство дивертикулов являются врожденными, случайно обнаруженными и бессимптомными, поэтому не требуют лечения. Дивертикулы, связанные со значительной симптоматикой или приводящие к осложнениям – эти дивертикулы обычно больших размеров – подлежат резекции, так как другого эффективного лечения не существует.

Медикаментозное и нехирургическое лечение

Пациентов с симптомами БГ следует первоначально лечить ИПП, терапией антагонистами рецепторов гистамина H 2 или антацидной терапией. Сообщалось, что терапия ИПП в течение нескольких недель облегчала симптомы в подтвержденных случаях БГ [44]. Некоторые авторы поддерживают консервативное лечение антацидной терапией, но при этом понимают, что облегчение симптомов может быть временным [3, 9]. Фактически, в нескольких исследованиях описываются пациенты, у которых вскоре после этого появились рефрактерные симптомы усиливающейся боли в животе и диспепсии, которые не улучшались ни при приеме ИПП, ни антагонистов H 2 , ни антацидов [23, 46].БГ более 4 см в диаметре более подвержены осложнениям и с меньшей вероятностью положительно реагируют на медикаментозное лечение [9]. Пациенты, которые не реагируют на вышеупомянутое лечение, должны пройти диагностическую серию ЭГДС или УГИ.

В нескольких сообщениях описано успешное эндоскопическое лечение пациентов с БГ с острым кровотечением из верхних отделов желудочно-кишечного тракта [2, 47]. Ни в одном исследовании не сообщалось о дальнейших осложнениях, требующих хирургического лечения. Таким образом, ЭГДС играет важную роль в лечении острых кровотечений из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, вызванных БГ.

В 1 случае эндоскопическая резекция была применена по поводу аномальной формы инвертированного рака желудка (РЖЖ), который по форме напоминал БЖ в результате подслизистого воспаления и инфильтрации [31]. Поражение было успешно вылечено с помощью эндоскопической подслизистой диссекции, эндоскопического маневра, который был установлен в качестве стандартного варианта лечения EGC, который не несет возможности лимфатических узлов или отдаленных метастазов. Этот случай является уникальным сообщением об эндоскопической диссекции подслизистого слоя, выполненной на ЭГК, которая оказалась связанной с небольшим дивертикулом.Выполнена резекция успешно без осложнений.

Хирургическое лечение

Хирургическая резекция продолжает оставаться основным методом лечения при больших БГ (> 4  см в диаметре), у пациентов сохраняются симптомы после терапии ИПП и осложнения, такие как изъязвление, кровотечение из верхних отделов желудочно-кишечного тракта, кровотечение, перфорация, произошло злокачественное перерождение. Palmer [16, 45] сообщил, что две трети (6 из 9) пациентов с симптомами БГ, перенесших хирургическую резекцию, имели отличные результаты и не имели симптомов после операции.

Как открытые, так и лапароскопические хирургические резекции дают отличные результаты, хотя в настоящее время предпочтение отдается лапароскопическому доступу. В 2 случаях, описанных ранее в этом обзоре литературы, этот доступ был эффективно выполнен без каких-либо технических трудностей [8, 25]. В опытных руках лапароскопическая диссекция часто выполняется легче. Для сравнения, минимально инвазивный хирургический доступ иногда может быть сложным, поскольку ГД часто коллапсированы, скрыты в селезеночном ложе или глубоко спаяны с задней поверхностью поджелудочной железы [16, 46].Короче говоря, лапароскопическая резекция является одновременно безопасным и выполнимым хирургическим подходом с отличными результатами и показана людям с БГ с симптомами.

Сообщалось также о резекции неправильной части желудка [18]. Поэтому следует настоятельно рассмотреть возможность сочетания хирургической процедуры с интраоперационной эндоскопией. Это позволило бы обнаружить неуловимую БГ путем растяжения дивертикулярного мешка [5, 48-50], тем более, что сообщалось о повторных операциях по поводу задней БГ [51].

Выводы

БГ редки и требуют высокого клинического индекса подозрения со стороны врача. Неясные симптомы, такие как боль, дискомфорт и диспепсия, могут быть связаны с их наличием. Другие связанные с гигиеной симптомы с серьезными социальными последствиями, такие как неприятный запах изо рта, могут стать поводом для проведения специального исследования на предмет БГ. Серия UGI и ФГДС играют важную роль в диагностике БГ. Лапароскопическая резекция, иногда в сочетании с интраоперационной эндоскопией, является безопасным и выполнимым хирургическим лечением, которое должно быть предложено, когда БГ велика, пациенты не отвечают адекватно на медикаментозное лечение и имеют место осложнения.

Заявление об этике

У авторов нет этических конфликтов, о которых следует сообщать.

Заявление о раскрытии информации

У авторов нет конфликта интересов, о котором следует заявить.

Источники финансирования

Авторы заявляют, что для подготовки данной рукописи не было получено ни финансовой, ни грантовой поддержки.

Вклад авторов

Т.С. появилась идея обзора. Дж. С. разработали и составили обзор. К.П., Т.С., К.П., и в качестве. критически оценил и отредактировал рукопись на предмет важного интеллектуального содержания. К.П. и в качестве. предоставил изображения.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации.Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности. Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам.Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Размер талии имеет значение | Источник профилактики ожирения

Как абдоминальный жир увеличивает риск заболевания

Более 60 лет назад французский врач Жан Ваг заметил, что люди с широкой талией имеют более высокий риск преждевременного сердечно-сосудистого заболевания и смерти, чем люди с более тонкой талией или переносящие большую часть своего веса на бедра и бедра.(1) Десятилетия спустя долгосрочные последующие исследования показали, что так называемое «абдоминальное ожирение» тесно связано с повышенным риском диабета 2 типа, сердечно-сосудистых заболеваний и смерти, даже после учета индекса массы тела (ИМТ). (2,3)


Типы тела в форме яблока и груши

Абдоминальное ожирение приводит к типу фигуры «яблоко», что чаще встречается у мужчин. Женщины, как правило, накапливают жир вокруг бедер и бедер, чтобы развить тип фигуры «груша» (хотя они, безусловно, могут развить и тип фигуры «яблоко»).

  • Двумя наиболее распространенными способами измерения абдоминального ожирения являются окружность талии и размер талии по сравнению с размером бедер, также известный как соотношение талии и бедер. Несколько организаций определили пороговые значения абдоминального ожирения по одному или обоим параметрам, при этом пороговые значения различаются для мужчин и женщин (см. таблицу).

У людей без избыточного веса широкая талия может означать, что они подвергаются более высокому риску проблем со здоровьем, чем люди с тонкой талией.

  • Исследование здоровья медсестер, одно из самых крупных и продолжительных на сегодняшний день исследований, посвященных измерению абдоминального ожирения, рассматривало взаимосвязь между размером талии и смертностью от сердечных заболеваний, рака или любой другой причины у женщин среднего возраста. (4) В начале исследования все 44 000 добровольцев были здоровы, и все они измеряли размер талии и размер бедер.
  • Спустя 16 лет у женщин с самым высоким размером талии — 35 дюймов или выше — риск смерти от сердечно-сосудистых заболеваний был почти вдвое выше, чем у женщин с самым низким размером талии (менее 28 дюймов).(4)
  • Женщины в группе с самой большой талией имели столь же высокий риск смерти от рака или любой другой причины по сравнению с женщинами с самой маленькой талией. Риск неуклонно возрастал с каждым добавленным дюймом вокруг талии.

Исследование показало, что даже женщины с «нормальным весом» ИМТ менее 25 подвергались более высокому риску, если они несли больший вес на талии: женщины с нормальным весом и талией 35 дюймов или выше имели три раз превышает риск смерти от сердечных заболеваний по сравнению с женщинами с нормальным весом, у которых талия была меньше 35 дюймов.

  • Шанхайское исследование женского здоровья обнаружило аналогичную взаимосвязь между абдоминальным жиром и риском смерти от любой причины у женщин с нормальным весом. (5)

Что такого в абдоминальном жире, что делает его сильным маркером риска заболевания? Жир, окружающий печень и другие органы брюшной полости, так называемый висцеральный жир, очень метаболически активен. Он высвобождает жирные кислоты, воспалительные агенты и гормоны, которые в конечном итоге приводят к повышению уровня холестерина ЛПНП, триглицеридов, уровня глюкозы в крови и артериального давления.(6)


Что лучше: от талии или от талии до бедер?

Ученые давно спорят, какой показатель абдоминального жира является лучшим предиктором риска для здоровья: только размер талии или соотношение талии и бедер. На сегодняшний день исследования неоднозначны. Но суммирование данных многочисленных исследований показывает, что оба метода одинаково хорошо предсказывают риски для здоровья.

  • В 2007 году, например, комбинированный анализ пятнадцати проспективных когортных исследований показал, что соотношение талии и бедер и окружность талии были связаны с риском сердечно-сосудистых заболеваний и не отличались друг от друга в прогнозировании риска сердечно-сосудистых заболеваний.(7)
  • Другие исследователи обнаружили, что талия, соотношение талии и бедер и ИМТ также являются сильными предикторами диабета 2 типа. (8,9)
  • Исследование здоровья медсестер также показало, что соотношение талии и талии к бедрам одинаково эффективно для прогнозирования того, кто подвергался риску смерти от сердечно-сосудистых заболеваний, рака или любой другой причины. (4)

На практике проще измерить и интерпретировать окружность талии, чем измерить и талию, и бедра. Это делает окружность талии лучшим выбором для многих параметров.


Руководство по измерению абдоминального ожирения

Организация Использованное измерение Определение абдоминального ожирения
Американская кардиологическая ассоциация, Национальный институт сердца, легких и крови (10) Окружность талии Женщины: > 88 см (35 дюймов), Мужчины: > 102 см (40 дюймов)
Международная диабетическая федерация (11) Окружность талии Женщины: > 80 см (31.5 дюймов), Мужчины: > 90 см (35,5 дюймов) Разные пороги для разных этнических групп
Всемирная организация здравоохранения (12) Соотношение талии и бедер Женщины: > 0,85, мужчины: > 0,9

Каталожные номера

1. Vague J. Половая дифференциация. Фактор, определяющий формы ожирения. Пресс Мед . 1947; 30:339-40.

2. Ohlson LO, Larsson B, Svardsudd K, et al. Влияние распределения жира в организме на заболеваемость сахарным диабетом.13,5 лет наблюдения за участниками исследования мужчин 1913 г.р. Сахарный диабет . 1985; 34:1055-8.

3. Larsson B, Svardsudd K, Welin L, Wilhelmsen L, Bjorntorp P, Tibblin G. Распределение жировой ткани в брюшной полости, ожирение и риск сердечно-сосудистых заболеваний и смерти: 13-летнее наблюдение за участниками исследования мужчин, родившихся в 1913. Br Med J (Clin Res Ed) . 1984; 288:1401-4.

4. Чжан С., Рексроде К.М., ван Дам Р.М., Ли Т.Ю., Ху Ф.Б.Абдоминальное ожирение и риск смертности от всех причин, сердечно-сосудистых заболеваний и рака: шестнадцать лет наблюдения за женщинами в США. Тираж . 2008; 117:1658-67.

5. Zhang X, Shu XO, Yang G, et al. Абдоминальное ожирение и смертность китайских женщин. Медицинский стажер Arch . 2007; 167:886-92.

6. Депре Ж.П. Последствия висцерального ожирения для здоровья. Энн Мед . 2001;33:534-41.

7. де Конинг Л., Мерчант А.Т., Пог Дж., Ананд С.С.Окружность талии и соотношение талии и бедер как предикторы сердечно-сосудистых событий: мета-регрессионный анализ проспективных исследований. Евр.Сердце J . 2007; 28:850-6.

8. Vazquez G, Duval S, Jacobs DR, Jr., Silventoinen K. Сравнение индекса массы тела, окружности талии и соотношения талия/бедра в прогнозировании возникновения диабета: метаанализ. Эпидемиол.Rev . 2007;29:115-28.

9. Qiao Q, Nyamdorj R. Является ли связь диабета II типа с окружностью талии или соотношением талии и бедер сильнее, чем с индексом массы тела? Евр Дж Клин Нутр .2009.

10. Гранди С.М., Климан Дж.И., Дэниелс С.Р. и др. Диагностика и лечение метаболического синдрома: научное заявление Американской кардиологической ассоциации/Национального института сердца, легких и крови. Тираж . 2005;112:2735-52.

11. Международная диабетическая федерация. Согласованное во всем мире определение метаболического синдрома IDF. Брюссель . 2006.

12. Всемирная организация здравоохранения. Определение, диагностика и классификация сахарного диабета и его осложнений: отчет консультации ВОЗ.Часть I: Диагностика и классификация сахарного диабета. Женева: Всемирная организация здравоохранения . 1999 г. Оценено 26 января 2011 г.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.