Общее количество кишечной палочки: Когда дисбактериоз кишечника лечить не нужно | #06/99

Содержание

Коррекция микрофлоры у больных непроходимостью кишечника Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

О Федосеев А.В., Кореякова Е.Р., Леонченко С.В., 2001

УДК 616.34-007.272-008.87-085

КОРРЕКЦИЯ МИКРОФЛОРЫ У БОЛЬНЫХ НЕПРОХОДИМОСТЬЮ

КИШЕЧНИКА

А.В. Федосеев, Корвякова, С.В. Леонченко

Рязанский государственный медицинский университет имени академика И.П.Павлова

В статье проведено исследование микрофлоры желудочно-кишечного тракта у 30 больных с непроходимостью кишечника. Предложен способ коррекции дисбактериоза у этой категории больных.

Кишечный микробиоценоз является одним из наиболее важных звеньев гомеостаза в организме человека. При оценке равновесия этой экосистемы большое значение придается соотношению микроорганизмов в различных отделах кишечника. При развитии непроходимости кишечника баланс микрофлоры нарушается. Вследствие изменения двигательной активности происходит застой кишечного содержимого, способствующий чрезмерному росту и размножению микроорганизмов [1, 2]. Нарушение постоянной перистальтики приводит к миграции и забросу микрофлоры, свойственной дистальным отделам кишечника, в проксимальные. Развивающаяся циркуляторная гипоксия кишечной стенки создает условия для чрезмерного роста и развития анаэробной флоры. Экосистема разрушается, микроорганизмы, освобожденные от сдерживающего действия регулирующих факторов, активно пролиферируют. При этом некоторые условно-патогенные микробы приобретают выраженные патогенные свойства, начинают выделять эндотоксины, кото-

рые агрессивно воздействуют на кишечную стенку. В условиях НК процесс разрушения экосистемы в значительной мере усугубляется нарушением механизмов противомикробной защиты, свойственных неизмененной кишке [4. 5].

Материалы и методы

С целью определения степени дисбактериоза кишечника в условиях его непроходимости и поиска способов коррекции биоценоза проведено исследование микрофлоры кишки у 30 больных с механической кишечной непроходимостью различного генеза. Все больные были разделены на две группы: основную (15 человек) и контрольную (15 человек). Всем больным было выполнено оперативное пособие, во время которого производилась на-зоинтестинальная интубация тонкой кишки до илеоцекального угла двух-просветным зондом с последующей традиционной терапией в послеоперационном периоде. Больным основной группы непосредственно во время опе-

рации и далее дважды в сутки проводилась непрямая интестинальная электрохимическая детоксикация (НИЭД)

0,03% раствором гипохлорита натрия в объеме 400 мл.

После удаления зонда из кишки и появления у больных первого спонтанного стула производилось исследование кала на дисбактериоз. В дальнейшем, с целью коррекции микрофлоры кишечника, больные основной группы получали препарат бифидумбактерин в дозе 15г 108 КОЕ в сутки в течение десяти дней. После проведения коррекции, в обеих группах вновь сравнивали результаты исследований кала на дисбиоз.

Результаты и их обсуждение

Результаты исследования представлены в таблицах 1 -6.

У больных основной и контрольной групп наблюдались изменения в спектре нормальной микрофлоры кишечника. Количество бифидобактерий снижалось до 10Ь-107 КОЕ/г во всех исследованиях. Общее количество кишечной палочки в основной группе увеличивалось до 450-510 млн. КОЕ/г в 11 наблюдениях (73,3±11,82%). В контрольной группе увеличение общего числа Е. соН наблюдалось у 14 больных (93,3±6,68%) и составляло от 430 до 550 млн. КОЕ/г.

У пациентов основной группы кишечная палочка со слабо выраженными ферментативными свойствами была выявлена у семи больных (46,7± 13,3%) со значением 30-50% от общего количества Е. соН. В контрольной группе данный микроорганизм был определен в девяти наблюдениях (60± 13,09%).

Появление условно-патогенной микрофлоры наблюдалось у пациентов обеих групп. Так Е.соН с гемолитическими свойствами в основной группе встречалась лишь в одном случае

(6,7±6,68%) с количественным значением 62 млн. КОЕ/г (30% от общего количества Е. coli). В контрольной группе кишечная палочка с гемолитическими свойствами была определена у пяти больных (33,3± 12,6%) в количестве 86-165 млн. КОЕ/г (15-30% от общего количества Е. coli.).

Klebsiella aerogenes была обнаружена у трех больных основной группы (20±7,6%), количество данного микроорганизма от общего числа кишечной палочки составляло 10-30%. В контрольной группе рост этого представителя условно-патогенных энтеробактерий был более выраженным и отмечен несколько чаще – в пяти наблюдениях (33,3± 12,6%).

Появление Enterobacter cloacae в исследованиях кала на дисбактериоз у больных основной группы наблюдалось только в одном случае (6,7%±6,7%). Количественное значение этого представителя условно-патоген-ной флоры от общего числа КОЕ кишечной палочки составляло 30%. В контрольной группе Enterobacter cloacae был определен у четырех больных (26,7±11,8%) со значением 165-170 млн. КОЕ/г.

Грибы рода кандида как проявление дисбиоза кишечника были выявлены у одного больного основной группы (6,7±6,68%) и у шести больных контрольной группы (40± 13,09%»).

Наиболее наглядно динамика изменений микрофлоры может быть представлена при оценке степени дисбактериоза. Для этого нами использовалась современная классификация, рекомендуемая Н.М. Грачевой и Н.Д. Ющуком (1999) [3]. Результаты представлены в табл. 3.

Полученные данные показывают, что у всех исследуемых больных констатирован дисбиоз кишечника различной выраженности. Так в основной группе

Российский медико-биологический вестник имени академика И.П.Павлова, №3-4, 2001 г- Таблица 1

Исходные показатели кишечной флоры у больных основной группы после проведения НИЭД

Микрофлора Норма Результат Частота выявления

Бифидобактерии 108 КОЕ и выше ЮЧО7 КОЕ/г 15

Общее количество Е. coli 300-400 млн. КОЕ/г 310-510 млн. КОЕ/г 11

Е. coli со слабо выраженными ферментативными свойствами не > 10% от количества Е. coli 93-255 млн. КОЕ/г (30-50%) 7

Е. coli с гемолитическими свойствами 62 млн. КОЕ/г (30%) 1

Klebsiella aerogenes – 31-153 млн. КОЕ/г (10-30%) 3

Enterobacter cloace ” 135 млн. КОЕ/г (30%) 1

Proteus mixofacieus – 172 млн. КОЕ/г (40%) 1

Грибы кандида – 15×105 КОЕ/г 1

Таблица 2

Исходные показатели кишечной флоры у больных контрольной группы

Микрофлора Норма Результат Частота выявления

Бифидобактерии 10s КОЕ и выше 106-107 КОЕ/г 15

Общее количество Е. coli 300-400 млн. КОЕ/г 430-550 млн. КОЕ/г 14

Е. coli со слабо выраженными ферментативными свойствами не > 10% от количества Е. coli 64,5-275 млн. КОЕ/г (15-50%) 9

Е. coli с гемолитическими свойствами 86-165 млн. КОЕ/г (15-30%) 5

Klebsiella aerogenes – 107,5-165 млн. КОЕ/г (20-30%) 5

Enterobacter cloace – 165-1 70 млн. КОЕ/г (30%) 4

Proteus mixofacieus – – –

Грибы кандида – 1 5-20х 1 05КОЕ/г 6

Таблица 3

Оценка степени дисбактериоза кишечника у больных основной и контрольной групп

Г руппы больных Степени дисбактериоза

1-11 III Всего

абс % абс % абс %

Основная 10 66,7 5 33,3 15 100

Контрольная 6 40 9 60 15 100

Таблица 4

Показатели кишечной флоры у больных основной группы после проведения коррекции бифидумбактерином (11-е

сутки)

Микрофлора Норма Результат Частота выявлен ИЯ

Бифидобактерии 108 КОЕ и выше 107 КОЕ 4

Общее количество Е. coli 300-400 млн. КОЕ/г 410-470 млн. КОЕ/г 5

Е. coli со слабо выраженными ферментативными свойствами не > 10% от количества Е. coli 61,5-164,5 млн. КОЕ/г (15-35%) 4

Е. coli с гемолитическим и свойствами 123 млн. КОЕ/г (30%) 1

Klebsiella aerogenes – – –

Enterobacter cloace – – –

Proteus mixofacieus – – –

Грибы кандида – – –

Таблица 5

Показатели кишечной флоры у больных контрольной группы

(11-е сутки).

Микрофлора Норма Результат Частота выявления

Бифидобактерии 10й КОЕ и выше 10°-107 КОЕ 14

Общее количество Е. coli 300-400 млн. КОЕ/г 450-540 млн. КОЕ/г 7

Е. coli со слабо выраженными ферментативными свойствами не > 10% от количества Е. coli 67,5-216 млн. КОЕ/г (15-40%) 5

Е. coli с гемолитическими свойствами – 125-135 млн. КОЕ/г (30%) 2

Klebsiella aerogenes – 45-162 млн. КОЕ/г (10-30%) 2

Enterobacter cloace – –

Proteus mixofacieus – – –

Г рибы кандида – 15×105 КОЕ/г 3

Таблица 6

Оценка степени дисбактериоза кишечника после проведения коррекции микрофлоры.

Группы больных Степени дисбактериоза

Г-Н III Отсутствие дисбиоза Всего

абс % абс % абс % абс %

Основная 5 33,3 2 13,4 8 53,3 15 100

Контрольная 8 53,3 6 40 1 6,7 15 100

дисбиоз 1-П степени был выявлен у 10 из пятнадцати обследованных больных (66,7± 12,6%), в контрольной группе – в 6 наблюдениях (40±13%). Дисбиотичес-кие изменения III степени в основной группе были обнаружены в 5 случаях (33,3± 12,6%). В контроле аналогичные изменения отмечены у 9 больных (60± 13%). Ассоциации из 2 условно-па-тогенных микроорганизмов (протея и клебсиелл) встречались лишь у больных контрольной группы в двух наблюдениях.

После проведения коррекции микрофлоры у больных основной группы был вновь исследован кал на дисбактериоз. У большинства пациентов основной группы (73,3± 11,8%) содержание бифидофлоры соответствовало норме, в некоторых случаях было снижено до 107 КОЕ/г. В контрольной группе уровень бифидобактерий был снижен и составлял у четырнадцати больных (93,3±6,5%) ЮМ О7 КОЕ/г. Этот факт иллюстрирует положительное влияние применяемого метода коррекции на состояние основного компонента нормобиоценоза – бифидофлоры.

Принципиальных различий в количественных и качественных показателях, характеризующих рост кишечной палочки, после проведения коррекции дисбактериоза не выявлено. Общее количество Е. соН у большинства больных основной группы было нормальным, у пяти больных (33,3± 12,6%) -умеренно повышенным до 410-470 млн. КОЕ/г,. В контрольной группе общее количество кишечной палочки оставалось по-прежнему повышенным до 450-540 млн. КОЕ/г в семи наблюдениях (46,7± 13,3%). У больных основной группы Е. соН со слабо выраженными ферментативными свойствами определялась у четырех больных (26,7±11,8%)

со значением 61,5-164,5 млн. КОЕ/г (15-35% от общего количества кишечной палочки). В контрольной группе больных этот микроорганизм был обнаружен в пяти случаях (33,3± 12,6%) со значением 15-40% от общего количества Е. coli.

Количественный и качественный состав условно-патогенных энтеробактерий претерпевал изменения после проведения коррекции микрофлоры. Кишечная палочка с гемолитическими свойствами была обнаружена у одного больного основной группы (6,7±6,7%) в количестве 123 млн. КОЕ/ г (30% от общего числа кишечной палочки). У пациентов контрольной группы гемолитическая Е. coli наблюдалась в двух исследованиях кала на дисбактериоз (13,3±9,07%) и составляла 30% от общего количества Е. coli.

Klebsiella aerogenes после проведения коррекции микрофлоры в основной группе не определялась ни в одном исследовании. В контрольной группе данный представитель условно-пато-генных энтеробактерий был обнаружен у двух больных (13,3±9,07%), с количественным значением 45-162 млн. КОЕ/ г.

Роста грибов кандида в основной группе после коррекции миклофлоры кишечника также не отмечалось. У больных контрольной группы в трех случаях (20±10,6%) выделялись грибы кандида в количестве 15г 105 КОЕ/г.

После проведения коррекции микрофлоры кишечника бифидумбактери-ном дисбиоз кишечника был выявлен менее, чем у половины больных (46,7 +13,3%, достоверность отличия от контроля: t-3,13; (р<0,05). Его выраженность соответствовала, преимущественно, I-II степени (33,3± 12,6%) и лишь в двух наблюдениях – III степени (13,4±9,1%). В контрольной группе дис-

биотические нарушения сохранились почти у всех пациентов (93,3±6,7%, р<0,05), причем у значительной части больных на уровне изменений III степени (40± 13,09%), т.е. с ростом условно-патогенной микрофлоры.

Выводы

1. У всех больных непроходимостью кишечника развивается дисбактериоз той или иной степени выраженности.

2. Проведение непрямой интестинальной электрохимической детоксикации не оказывает отрицательного влияния на микробиоценоз и позволяет снизить рост условно-патогенной флоры.

3. Проведение коррекции кишечной микрофлоры бифидумбактерином способствует восстановлению уровня бифидофлоры и элиминации условно-патогенных микроорганизмов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Верткин А.Л., Венгеров Ю.Я., Ма-шарова А.А. и др. // Дисбактериоз кишечника: Методические рекомендации. – М., 1998.-32 с.

2. Грачева Н.М., Ющук Н.Д., Чупри-нина Р.П. и др. Дисбактериозы кишечника, причины возникновения, диагностика, применение бактерийных биологических препаратов. – М., 1999. – 44 с.

3. Ерюхин И.А., Зубарев П.Н., Рух-ляда Н.В. Декомпрессия тонкой кишки при острой непроходимости кишечника // Вестн. хирургии им. Грекова. – 1988. – №11. -С. 15-20.

4. Матвеев Д.В. Коррекция нарушений метаболизма при перитоните: Авто-реф. дис…. канд. мед. наук. – М., 1990.-28 с.

5. Суздальцев А.А., Якимаха Г.Л. Диагностика и лечение дисбактериоза кишечника: Учеб. пособие. – Самара: СамГУ, 1998.-44 с.

THE CORRECTION OF DISBACTERIOSIS IN PATIENTS WITH THE OBSTRACTION OF THE INTESTINE

A.V.Fedoseev, E.R.Korviakova, S.V.Leonchenko

The article gives the data of the research of gastrointestinal tract microflora of 30 patients with the obstraction of the intestine. There is offered a method of correction of disbacteriosis of this category of patients.

Пророщенные овощи напрасно названы виновниками германской кишечной инфекции

В воскресенье, 5 июня, министр сельского хозяйства земли Нижняя Саксония Герт Линдеманн заявил, что источник распространения новой разновидности бактерии E. coli, вызвавшей вспышку смертельно опасной кишечной инфекции в Германии и других европейских странах, найден. По его словам, это выращивающая органическую (читай: здоровую) продукцию ферма, расположенная в районе Уэльцен, что между Гамбургом и Ганновером. Источником инфекции, по предварительным тестам, были ростки фасоли, гороха, редиса и еще 15 овощей, выращиваемые на пару при температуре 38 ˚C (практически идеальная среда для размножения бактерий).

У двух работников фермы обнаружена кишечная палочка; на всякий случай весь урожай уничтожен. Возможно, бактерия попала в хозяйство через водопровод или вместе с семенами для проращивания, поступающими со всего Евросоюза. Следует напомнить, что пророщенные ростки стали рассадником бактерий во время эпидемии кишечной инфекции в Японии в 1996 году, унёсшей 12 человек (общее количество заражённых тогда составило около 12 тыс.).

В ночь с воскресенья на понедельник, 6 июня, федеральный министр здравоохранения Даниэль Бар сообщил телекомпании ARD, что, хотя злополучная ферма является самым вероятным источником эпидемии, окончательные выводы можно будет сделать во вторник, когда завершится исследование. Президент Федерального института оценки рисков Андреас Хензель отметил, что хозяйство в Нижней Саксонии может быть не единственным рассадником новой разновидности E. coli.

В понедельник утром в бундестаге депутаты от партии «зелёных» подвергли правительство жёсткой критике за недостаточную, по их мнению, реакцию на кризис. Лидер партии Ренате Кюнаст высказалась за организацию многоуровневой общенациональной системы контроля качества пищевых продуктов. Извинения Испании германские парламентарии и представители правительства пока не приносили.

Количество жертв новой разновидности E. coli в Европе составило 22 (21 человек — в Германии, один — в Швеции), общее число выявленных случаев превысило 2 200. Многие больницы на севере ФРГ переполнены, власти рассматривают возможность транспортировки части пациентов в медучреждения в других регионах страны.

Подготовлено по материалам Ассошиэйтед Пресс и The Local.

Источник: Компьюлента

7 июня 2011 года: Источник бактерий, вызвавших вспышку острой кишечной инфекции, не имеет отношения к росткам овощей

Германские власти вновь забирают свои слова обратно, они вновь глупо и совсем не смешно поспешили: источник бактерий, вызвавших вспышку острой кишечной инфекции, не имеет отношения к росткам овощей, о чём сообщалось  6 июня.

Новая разновидность кишечной палочки, вызвавшей острую инфекцию у 2 300 европейцев (преимущественно резидентов и гостей Германии), идентифицирована (с китайской помощью). К сожалению, власти ФРГ не могут установить источник заражения. В воскресенье, 5 июня, была официально опровергнута первая официальная версия — о заражённых испанских огурцах, помидорах и салате–латуке (овощи пали жертвой другой разновидности E. coli). А вчера, 6 июня, под вечер, была отозвана назад вторая официальная версия — об опасных ростках овощей с фермы в Нижней Саксонии. Во всяком случае в 23 готовых тестовых фермерских образцах (из 40) «новой» E. coli нет.

Руководитель германского Федерального института оценки рисков Андреас Хензель сделал потрясающее заявление, иллюстрирующее ситуацию: «Мы должны чётко осознавать: возможно, у нас не получится найти источник». «Это расследование — катастрофа», — вторит ему директор Центра по изучению и предотвращению инфекционных заболеваний при Университете Миннесоты (США) Майкл Остерхолм. Впрочем, случаев, когда во вспышках инфекционных заболеваний обвинялись не те продукты, достаточно и в США: в 2006 году рассадником кишечной палочки оказался салат–латук, а не сыр и говядина (вторая версия) и не зелёный лук (первая). В 2008-м сальмонеллы путешествовали не на помидорах, а на мексиканских перцах халапеньо.

Что делать? Германский министр сельского хозяйства Ильзе Айгнер скомбинировала свои прошлые рекомендации и посоветовала немцам отказаться от огурцов, помидоров, салата и ростков овощей. 7 июня г–жа Айгнер будет обсуждать кишечную палочку и российский запрет на импорт овощей на внеочередной встрече с коллегами–министрами из стран ЕС.

А тем временем — что естественно — в Европе нарастает паника: так, супермаркеты Бухареста (Румыния) отказываются закупать огурцы даже местного производства. Овощи уничтожаются прямо в хозяйствах.

Источник: Компьюлента


Количество – кишечная палочка – Большая Энциклопедия Нефти и Газа, статья, страница 2

Количество – кишечная палочка

Cтраница 2

В настоящее время наличие в воде кишечных палочек характеризуется коли-тестом, под которым понимается количество кишечных палочек в 1 л воды. По принятому стандарту, бактериологически безвредной считается вода, имеющая коли-тест не более 3 для городов РСФСР и не более 2 для Москвы, при, определении концентрации бактерий на мембранных фильтрах. Общее количество бактерий не должно превышать 20 – 100 в 1 еж3 воды. Эти нормы не являются предельными, и требования к воде могут быть повышены.  [16]

Санитарно-биологический анализ заключается в определении общего числа бактерий в 1 мл неразбавленной воды, количества кишечных палочек в 1 л воды и наличия или отсутствия водных организмов.  [17]

Санитарно-биологический анализ заключается в определении общего числа бактерий или посеве 1 мл неразбавленной воды, количества кишечных палочек в 1 л воды и наличия или отсутствия водных организмов.  [18]

По нормативам качества воды, принятым для отдельных этапов очистки на водоочистных станциях Московского водопровода, количество кишечных палочек в воде после фильтров не должно превышать 1000 в 1 л воды.  [19]

Наименьший объем воды в см3, в котором обнаруживается присутствие кишечной палочки, называется коли-титром, а количество кишечных палочек в 1 л воды – коли-индексом. Для перевода коли-титра в коли-индекс нужно 1000 разделить на величину коли-ин-декса.  [20]

Минимальный объем испытуемой воды, мл, приходящийся на одну кишечную палочку, называется коли-титром, а количество кишечных палочек в 1 л воды – ко-ли-индексом.  [21]

Пробы воды объемом 10 мл для определения общего числа бактерий и 400 – 500 мл для определения количества кишечных палочек должны быть исследованы не позднее чем через 2 ч после взятия пробы, а в крайнем случае через 6 ч, но при условии сохранения их при температуре в пределах от – f – 1 ДО 5 С.  [22]

Санитарно-лабораторный контроль за эффективностью хлорирования воды, подаваемой водопроводом для хозяйственно-питьевых нужд, проводится санитарно-эпидемиологической станцией путем определения количества кишечной палочки и общего числа бактерий.  [23]

Нормы требований к качеству воды непосредственно в самих источниках, намечаемых к использованию на хозяйственно-питьевые нужды ( ГОСТ 276J – 44): 1) сухой остаток не более 1000 мг л предельное содержание сульфатов, хлоридов и магния в пределах указанной нормы устанавливается Главной государственной санитарной инспекцией СССР в зависимости от местных условий; 2) общая жесткость не более 40; 3) количество кишечных палочек на 1 л воды: а) для источников, намеченных к использованию с хлорированием воды, не более 1000; б) то же с полной очисткой и хлорированием не более 10 000; 4) вкус п запах: в среднем за год не более 2 баллов, в отдельных определениях не более 3 баллов.  [24]

Наличие в воде патогенной микрофлоры оценивается по количеству кишечной палочки в единице объема.  [25]

Битона и др. [33], выживаемость энтеровиру-сов в подземных водах может характеризоваться большими сроками, чем выживаемость санитарно-показательных микроорганизмов. Это указывает на недостаточность распространенных стандартных методов определения бактериологической безопасности воды только по количеству кишечных палочек. Случаи бактериального загрязнения используемых в водоснабжении подземных вод многократно описаны в литературе.  [26]

Показателями загрязненности воды служат коли-титр и коли-индекс. Наименьший объем воды в миллилитрах, содержащий одну кишечную палочку, называют коли-титром, количество кишечных палочек в 1 л воды – коли-индексом.  [27]

Опыт показал, что при круглогодичном использовании СВ на орошение культурных пастбищ достигается высокая степень их очистки: БПКз снижается со 195 до 14 мг / л, а количество кишечных палочек – с 5550 до 20 ( Водоотве-дение…  [28]

В соответствии с этой инструкцией оценка загрязненности рек в стране производится по классификации, разделяющей реки или участки их на пять классов соответственно возможности использования воды из них для питьевых и технических нужд народного хозяйства: I – совершенно чистая, II – чистая, III – допустимая, IV – неудовлетворительная и V – совершенно неудовлетворительная. При этом реки или участки их, начиная с III класса, не считаются возможными к использованию-для питьевых целей, а пятого класса – вообще не пригодными для хозяйственных и производственных нужд. Кри-териямия для оценки степени загрязненности водных протоков принимаются: пятисуточная биохимическая потребность в кислороде, растворенный кислород, активная реакция, количество кишечной палочки в литре воды и зоны сапробности.  [29]

Данные таблицы свидетельствуют, что даже мгновенное ( 2 – 5 с) действие высокой температуры на жидкость, находящуюся в распыленном состоянии, успевает нарушить системы жизнедеятельности бактерий. При этом резко сокращается ( в десятки раз) микробное число в обработанной жидкости; в образовавшемся же конденсате количество микробов уменьшается в тысячи раз. Особенно заметно уменьшение количества неспорообра-зующих бактерий дрожжевых и плесневых грибов. Значительно снижается также количество кишечной палочки ( коли-индекс) и в меньшей степени – протея. Этот микроорганизм, хотя и не образует спор, оказывается довольно устойчивым к повышению температур.  [30]

Страницы:      1    2    3

Бактериологические свойства воды, Санитарные нормы

Вирусы и бактерии

Патогенные микроорганизмы относятся к паразитам, развивающимся на органическом субстрате. Микробы, попадающие в воду, могут вызвать такие заболевания как брюшной тиф, паратиф, амебиаз, острый гастроэнтерит, дизентерия, бруцеллез, инфекционный гепатит, холера, сибирская язва, полиомиелит, туляремия, туберкулез и многие другие.

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) приводит данные о том, что до 80% всех заболеваний в мире связано с употреблением в пищу воды неудовлетворительного качества. Дополнительную роль играет и нарушения санитарно-гигиенических требований при организации водоснабжения.

Проблема недостатка качественной питьевой воды по-прежнему не теряет своей актуальности.

Показатели микробиологии воды

Основной микробиологический показатель — число микробов — количество бактерий и др. микроорганизмов, содержащихся в 1 мл воды.

По санитарно-гигиеническим нормам, количество бактерий в 1 мл питьевой воды не должно превышать 100.

О безопасности питьевой воды также судят по количеству в ней бактерий группы кишечной палочки (E. Coli). Если в воде присутствует кишечная палочка — значит, она была загрязнена фекальными стоками, и в нее могли попасть возбудители многих инфекционных заболеваний.

Определение всего многообразия бактерий в воде слишком трудоемко, поэтому эпидемические показатели воды по микробиологии включают в себя определение коли-титра и коли-индекса по бактериям кишечной палочки.

Коли-титр — это минимальный объем воды в мл, в котором обнаруживается одна бактерия кишечная палочка.

Коли-титр определяют методом брожения, который заключается в исследовании воды на содержание в ней бактерий при температуре 37°C. Ориентировочно за коли-титр принимают тот наименьший объем воды, при исследовании которого были найдены кишечные палочки. Вероятные значение коли-титра для воды, сыворотки, молока, кваса, других различных стоков определяют при помощи таблицы, сравнивая полученные результаты. Учет выросших бактерий на плотных средах и мембранных фильтрах считается более точным, чем метод брожения, описанный выше.

Обратная величина — коли-индекс — показывает количество обнаруженных кишечных палочек в 1 л воды.

Коли-индекс определяют с применением метода мембранных фильтров или непосредственного посева разного объема исследуемой жидкости на плотные питательные среды. Мембранные фильтры задерживают на поверхности мембран различные бактерии. После этого фильтры помещают в емкости со средой при температуре 37°C и исследуют рост колоний бактерий различных цветов. Для определения коли-индекса подсчитывают выросшие на фильтре колонии кишечной палочки и затем проводят перерасчет на 1 л жидкости.

Санитарные нормы:
— значение параметра коли-титр для питьевой воды должно быть не менее 300,
— коли-индекс — до 3,
— микробное число не должно быть больше 100.

Чтобы получить более точные данные о наличии различных микроорганизмов в воде и степени их загрязнений, необходимо наряду с определением коли-индекса (коли-титра) для кишечных палочек проводить исследование воды и на другие микробиологические организмы, например энтерококки, споровые анаэробы, кишечные бактериофаги.

Дисбактериоз и пробиотики | Интернет-издание “Новости медицины и фармации”

В отечественных публикациях часто встречается термин «дисбактериоз». Его описывают даже в качестве самостоятельной болезни, однако в существующих международных классификациях болезней такой термин отсутствует.

Рутинный бактериологический анализ предусматривает определение в фекалиях количественного содержания бифидобактерий, лактобацилл, энтеробактерий и их гемолитических вариантов, «паракишечных» (лактозодефицитных) палочек, протея, энтерококка, золотистого стафилококка, синегнойной палочки, кандид. Акцент при диагностике дисбактериоза делается прежде всего на снижение количества бифидобактерий и на повышение числа условно-патогенных видов. Однако опыт свидетельствует, что нередко возникают трудности в трактовке результатов бактериологического исследования кала в связи с широкими колебаниями их даже у практически здоровых детей, быстрой сменяемостью показателей у одного и того же больного при повторных исследованиях без какой-либо закономерности. К тому же известно, что при проведении исследования, как правило, не учитывается содержание бактероидов и других облигатных анаэробов, доминирующих в нормальной микрофлоре кишечника, тем более что микрофлора фекалий вряд ли отражает содержание пристеночной, криптовой и, вероятно, даже внутрипросветной (полостной) микрофлоры кишечника.

Следует подчеркнуть, что характер нормальной микробной флоры кишечника весьма различается в разных его отделах [1]. Очевидно, что видовое разно­образие пристеночной микрофлоры значительно варьирует на протяжении кишечника и существенно отличается от состава микрофлоры фекалий. В полостном содержимом тощей кишки основными видами микроорганизмов являются стрептококки, стафилококки, молочнокислые палочки. Могут встречаться аэробные бактерии и грибы. Общее содержание бактерий в этом отделе кишечника достигает 10 5 в 1 мл кишечного содержимого. В полости дистального отдела подвздошной кишки количество микробов достигает 10 7 –10 8 на 1 мл, в 1 г фекалий толстой кишки — уже 10 11. Микробный пейзаж здесь представлен кишечной палочкой, энтерококками, бактероидами и анаэробными бактериями.

Таким образом, совершенно очевидно, что при лабораторном микробиологическом исследовании фекалий мы определяем из более чем 1000 видов микроорганизмов только 10–15, иногда 20 видов, которые характеризуют в основном состояние биоценоза содержимого толстой кишки, и получаем при этом весьма ориентировочное представление об истинной картине микробиоценоза кишечника в целом. Поэтому бактериологическое исследование кала не позволяет с полной определенностью судить о микрофлоре тонкой кишки, изменение которой, особенно в связи с ее увеличением, играет важнейшую роль в патологии пищеварительного тракта. А если учесть, что исследование на дисбактериоз дорогостояще и недостаточно информативно, вряд ли оправданно осуществление посева кала так широко. Между тем роль нормальной микрофлоры начальных отделов толстой кишки для организма чрезвычайно важна.

Основные функции нормальной кишечной микрофлоры:
— защитная — предупреждает колонизацию кишечника патогенной и условно-патогенной микрофлорой;
— ферментопродуцирующая — осуществляет гидролиз клетчатки, крахмала, белков, жиров, деконъюгацию желчных кислот и др.;
— синтетическая — обеспечивает синтез витаминов группы В, аскорбиновой кислоты, холестерина, мочевой кислоты, органических кислот и др.;
— иммунизирующая — поддерживает синтез иммуноглобулинов, опосредует созревание и функционирование иммунокомпетентных органов.

Многочисленные исследования свидетельствуют, что по своей природе кишечный дисбактериоз — это вторичное явление, отражающее функциональное состояние ЖКТ и билиарного тракта в процессе взаимодействия с окружающей средой и взаимодействие с другими проблемами организма, и поэтому он не может рассматриваться как болезнь. Но в то же время дисбактериоз может приводить к развитию заболевания, в частности к инфекционно-воспалительному поражению различных отделов кишечника, или поддерживать и усугублять патологические изменения в ЖКТ. Поэтому отбрасывать его как несущественное явление неправильно.

Выделяют 3 фазы микробного заселения кишечника ребенка в первый месяц после рождения: 1-я фаза, асептическая, продолжается 10–20 ч, 2-я фаза — фаза заселения — продолжается до 2–4 дней и 3-я фаза представляет собой период стабилизации микрофлоры [2]. При этом авторами подчеркивается, что продолжительность первых двух фаз варьирует и зависит от множества факторов, в частности от состояния здоровья новорожденного, времени и условий первого прикладывания к груди и т.д.

У здоровых новорожденных детей при совместном пребывании их с матерью в родильном доме уже в первые сутки жизни в 25 % случаев в меконии обнаруживаются бифидобактерии в количествах 10 4 в 1 мл. При раздельном пребывании с матерью новорожденных, а также у детей, родившихся больными, отмечается колонизация мекония не только бифидобактериями, но и энтерококками, наблюдаемая у 67 % детей первых двух суток жизни, коагулазоотрицательными стафилококками (66 % детей), гемолитическими штаммами кишечной палочки (33 %) и грибами рода Candida (в 1/3 случаев). Причем в последние 2–3 года отмечается явное преобладание тотальной колонизации фекалий энтерококками.

Известно то огромное влияние, которое оказывает на становление нормального кишечного микробиоценоза грудное вскармливание. Ранний перевод ребенка на искусственное питание даже адаптированными смесями довольно быстро способствуют снижению содержания в кишечнике ребенка нормальной бифидо- и лактофлоры и росту обсемененности другими, в том числе условно-патогенными бактериями. Возможно, в этом заключается одна из ведущих причин столь явного кишечного дисбиоза у детей первого года жизни.

Другой, не менее важной причиной нарушения микробиоценеза является высокая частота малых дисфункций желудочно-кишечного тракта у детей первого полугодия жизни, обусловленных ферментативной (в основном лактазной) недостаточностью и незрелостью вегетативной нервной системы, регулирующей моторику кишечника. К ним относятся синдром рвоты и срыгивания, синдром функциональных запоров и синдром кишечной колики. У детей с дисбактериозом отмечаются следующие патологические синдромы: диарейный — 85 %; болевой абдоминальный — 70 %; интоксикационный — 80 %; метеоризм — 60 %; астеновегетативный — 90 %; запоры — 30 %; кожные высыпания — 30 %.

Кишечный дисбактериоз является одним из обязательных патогенетических звеньев пищевой аллергии и воспалительных заболеваний кишечника, в том числе и антибиотикоассоциированной диареи.

Известно, что нормальная микрофлора кишечника обеспечивает колонизационную резистентность, стимуляцию кишечного ангиогенеза и иммунного статуса, регуляцию липидного обмена, поддержание оптимального уровня метаболических и ферментативных процессов, антитоксическое, антимутагенное и антиканцерогенное действие [3–6]. При этом в проявлении антагонистического эффекта нормальной микрофлоры дополнительно к антимикробному действию различных органических кислот, включая короткоцепочечные жирные кислоты, важное значение имеют перекись водорода, микробный лизоцим и низкомолекулярные субстанции — лантибиотики и микроцины, обладающие широким спектром антагонистической активности и составляющие группу «естественных» антибиотиков [5].

Изучение иммуномодулирующих свойств индигенных штаммов кишечной палочки, энтерококков, лактобацилл, бифидобактерий и бактероидов выявило их способность воздействовать на различные звенья иммунной системы, регулируя неспецифический и специфический клеточный и гуморальный иммунитет, включая активацию синтеза провоспалительных и противовоспалительных цитокинов [7].

У детей первых 6 месяцев жизни обнаружение микробиологических изменений в биоценозе фекалий при отсутствии клинических симптомов кишечной дисфункции, при наличии стабильной прибавки массы тела, удовлетворительном аппетите и нормальном состоянии ребенка не является основанием к назначению лечения, так как эти отклонения скорее всего являются вариантом нормы. Но очень важно создать наиболее благоприятные условия для формирования нормального биоценоза. Это прежде всего всемерная поддержка грудного вскармливания, рациональное введение прикормов, а при отсутствии у матери грудного молока — оптимальный выбор заменителей женского молока.

Дисбактериоз кишечника (микроэкологические нарушения желудочно-кишечного тракта) рассматривается как клинико-лабораторный синдром, возникающий при целом ряде заболеваний и клинических ситуаций, который характеризуется изменением качественного и/или количественного состава нормофлоры определенного биотопа, а также транслокацией различных ее представителей в несвойственные биотопы, метаболическими и иммунными нарушениями, сопровождающимися у части пациентов клиническими симптомами [8, 9].

При микроэкологических нарушениях желудочно-кишечного тракта часто наблюдаются признаки бронхиальной астмы, возникновение аллергодерматозов и нейродермитов. При нарушении нормальной микрофлоры в ряде случаев увеличивается популяционный уровень условно-патогенных бактерий, вырабатывающих различные протеолитические ферменты, усугубляющие течение патологического процесса [10, 11]. Показаниями к целенаправленной терапии кишечного дисбактериоза являются сохранение секреторной диареи или запоров при устранении причин, их обусловивших, наличие антибиотикассоциированной диареи, кишечного дисбактериоза, поддерживающего и/или отягощающего течение основного заболевания (например, пищевой аллергии, порока развития ЖКТ, ферментопатии и т.д.).

На любом этапе терапии этой категории больных детей основное внимание уделяется восстановлению нормальной микрофлоры. Комплексная терапия дисбактериоза должна включать пробиотические препараты, которые в настоящее время принято подразделять на 3 основные группы: пробиотики, пребиотики и синбиотики.

Пробиотики — это живые микроорганизмы и вещества микробного происхождения, оказывающие при естественном способе введения позитивные эффекты на физиологические, биохимические и иммунные реакции организма хозяина через стабилизацию и оптимизацию функции его нормальной микрофлоры. При приеме внутрь живые микроорганизмы колонизируют слизистую соответствующих отделов кишечника, метаболиты которых изменяют pH среды, а антибиотикоподобные вещества (бактериоцины) подавляют рост и развитие патогенных и условно-патогенных микроорганизмов.

Пребиотики — это препараты немикробного происхождения, способные оказывать позитивный эффект на организм хозяина через селективную стимуляцию роста или усиление метаболической активности нормальной микрофлоры кишечника. В эту группу входят препараты, относящиеся к различным фармакотерапевтическим группам, но обладающие общим свойством стимулирововать рост и развитие нормальной микрофлоры кишечника. К пребиотикам относят лактулозу, глюкозу, протеины, камедь, аминокислоты, витамины и минералы, инулин, каолин, пищевые волокна, дрожжи [12]. Лактулоза — синтетический дисахарид, не встречающийся в природе, в котором каждая молекула галактозы связана b-1,4-связью с молекулой фруктозы. Лактулоза попадает в толстый кишечник в неизмененном виде (лишь около 0,25–2,0 % всасывается в неизмененном виде в тонкой кишке) и служит питательным субстратом для сахаролитических бактерий. В процессе бактериального разложения лактулозы на короткоцепочечные жирные кислоты (молочная, уксусная, пропионовая, масляная) снижается рН содержимого толстой кишки. За счет этого же повышается осмотическое давление, ведущее к задержке жидкости в просвете кишки и усилению ее перистальтики. Лактулоза способствует нормализации стула у пациентов с хроническими запорами и может назначаться длительно.

Одним из наиболее перспективных пребиотических веществ является инулин (полисахарид растительного происхождения, содержащийся в топинамбуре),который избирательно стимулирует рост бифидобактерий и лактобацилл, подавляет рост условно-патогенных микроорганизмов, а также способствует нормализации моторной функции кишечника. Его комбинация с пробиотическими культурами — основа для создания эффективных синбиотических средств.

Синбиотики — это препараты, полученные в результате рациональной комбинации пробиотиков и пребиотиков.

Существует множество пробиотических препаратов, но для всех них отличительной особенностью является наличие в составе бифидобактерий. Бифидобактерия была впервые выделена Анри Тиссье (Пастеровский институт) у новорожденного, получавшего грудное кормление, и названа им Bacillus bifidus communis . Тиссье утверждал, что бифидобактерии могут заменить протеолитические бактерии, вызывающие диарею, и рекомендовал введение бифидобактерий новорожденным, страдающим от этого синдрома. Бифидобактерии занимают доминирующее положение в микробном пейзаже кишечника у здоровых новорожденных детей, находящихся на естественном вскармливании, к 5–20-му дню после рождения. В норме количество бифидобактерий у грудных детей составляет 10 10 –10 11 КОЕ/г фекалий, у детей старшего возраста и у взрослых — 10 9 –10 10 КОЕ/г.

Лактобациллы представляют собой неспорообразующие грамположительные палочки, обычно заселяют организм новорожденного ребенка в раннем постнатальном периоде. Средой обитания лактобацилл являются различные отделы желудочно-кишечного тракта, начиная с полости рта и кончая толстой кишкой, где они поддерживают pH на уровне 5,5–5,6. Лактобактерии в процессе жизнедеятельности вступают в сложное взаимодействие с другими микроорганизмами, в результате чего подавляются гнилостные и гноеродные условно-патогенные микроорганизмы, в первую очередь протеи, а также возбудители острых кишечных инфекций. В процессе нормального метаболизма они способны образовывать молочную кислоту, перекись водорода, продуцировать лизоцим и вещества с антибиотической активностью: реутерин, плантарицин, лактоцидин, лактолин.

Энтерококки встречаются в кишечнике в количествах 10 5 –10 7 КОЕ/г фекалий и в норме не превышают общее количество кишечных палочек. Энтерококки осуществляют метаболизм бродильного типа, ферментируют разнообразные углеводы с образованием в основном молочной кислоты, но не газа, снижая рН до 4,2–4,6. В экспериментах на гнотобиотах было по­казано, что при выведении стерильных животных за барьер без оральной аппликации энтерококков у животных наблюдается развитие летальной вирусной инфекции.

Термин «пробиотики» впервые был введен в 1965 г . Лилли и Стиллуэллом; в противоположность антибиотикам пробиотики были описаны как микробные факторы, стимулирующие рост других микроорганизмов.

К доказанным эффектам пробиотиков относят [13]:
— активацию локальных макрофагов для увеличения презентации антигенов B лимфоцитам и увеличения производства секреторного иммуноглобулина А (IgA) местно и системно;
— модулирование цитокиновых профилей;
— переваривание пищи и конкуренцию за питательные вещества с патогенами;
— изменение локального pH для создания невыгодного местного окружающего пространства для развития патогенов;
— производство бактериоцинов для подавления патогенов;
— устранение супероксидных радикалов;
— стимуляцию продукции эпителиального муцина;
— усиление барьерной функции кишечника;
— конкуренцию с патогенами за адгезию;
— модификацию патогенных токсинов.

К наиболее доказанным клиническим рекомендациям по использованию пробиотиков относятся следующие [14].

— Пробиотики эффективны для профилактики антибиотикассоциированной диареи (уровень доказательности A). Наиболее целесообразно использование Saccharomyces boulardii и L.rhamnosus GG.

— В соответствии с результатами крупномасштабного Кокрановского обзора и метаанализа, включивших исследования диареи вирусной этиологии и диареи путешественников, терапия пробиотиками снижает как продолжительность (по меньшей мере на 30 часов), так и тяжесть симптомов диареи (уровень доказательности А).

— В соответствии с проведенными до настоящего времени исследованиями у пациентов с синдромом раздраженного кишечника терапия пробиотиками снижает выраженность болевого синдрома и вздутие живота (уровень доказательности B).

— У детей из группы риска возникновения атопии пробиотики могут предотвращать развитие атопического дерматита (уровень доказательности В), а также существуют предварительные доказательства эффективности купирования симптомов атопического дерматита при использовании пробиотиков.

Известно, что практически все микроорганизмы взаимодействуют с клетками макроорганизма через так называемые Toll-подобные рецепторы (TLR) — семейство мембранных гликопротеинов, присутствующих на макрофагах, нейтрофилах, дендритных клетках, эпителиоцитах. Сигналы патогенных микробов и представителей индигенной флоры воспринимаются этими рецепторами по-разному. При реакции TLR на соответствующий структурный паттерн разрывается его комплекс с ингибитором (Tollip), и TLR передает стимулирующий импульс на белок NF k B, вследствие чего последний транспортируется в ядро клетки. Активация NF k B приводит к переключению дифференцировки Th0-лимфоцитов на Thl-путь и стимуляции выработки провоспалительных цитокинов. Назначение пробиотиков ингибирует активацию NF k B за счет предупреждения его ингибитора l k В-альфа.

Эукариоидная ДНК и метилированные динуклеотиды, свойственные индигенной флоре, не воспринимаются TLR и не активируют иммунный ответ. Очевидно, что разные штаммы пробиотиков способны по-разному восприниматься, более того, восприятие каждого из препаратов может быть индивидуально. Тем не менее большинство проведенных клинических и экспериментальных исследований свидетельствуют о том, что пробиотические штаммы лактобактерий (LGG, L.acidophylus), E.faecium, S.thermophylus воспринимаются TLR и стимулируют воспалительный ответ, усиливая выработку Th2 и IL-1, INF-альфа. Они стимулируют фагоцитарную активность нейтрофилов и выработку секреторного IgА. В то же время бифидобактерии оказывают стимулирующее воздействие на T-хелперные лимфоциты и, соответственно, выработку IL-10, способствуя формированию иммунологической толерантности. Этот процесс сопровождается снижением синтеза IgE и усилением синтеза секреторного IgA. Наиболее активно повышают уровень IL-10 В.longum, B.bifidum, B.infantis. Пробиотики, в состав которых входят симбионтные штаммы бактерий, аэробы и анаэробы, вероятно, могут оказывать более многоплановое и мощное иммуномодулирующее действие, чем монокомпонентные препараты.

Иммунорегулирующее действие пробиотиков расширяет возможности их использования и раскрывает широкие перспективы для применения в разных клинических ситуациях [15]. Так, в новом международном согласительном документе по применению про- и пребиотиков в число нозологических форм, при которых показан прием препаратов этой группы, включены воспалительные заболевания кишечника, аллергические
состояния, а также обсуждается эффективность пробио ­тической терапии при аутоиммунных заболеваниях.

Обычно лечение дисбактериоза включает следующие направления [16]:
— снижение избыточного микробного обсеменения тонкой кишки;
— восстановление нормальной микрофлоры;
— улучшение кишечного пищеварения;
— восстановление нормальной моторики кишечника.

У детей раннего возраста при отсутствии клинически и лабораторно очерченных признаков энтероколита предпочтительно использование не антибиотиков, а препаратов, восстанавливающих нормальную микрофлору кишечника, т.е. пробиотиков. С этой целью используются как широко известные монокомпонентные (бифидумбактерин, лактобактерин, витанар), так и поликомпонентные (примадофилюс, флорадофилюс) и комбинированные пробиотики.

Комбинированный препарат Бифиформ — это препарат, который в отличие от многих других пробиотиков сочетает в себе свойства пробиотика (содержит бактерии, входящие в состав нормальной микрофлоры кишечника: бифидобактерии — Bifidobacterium longum и энтерококки — Enterococcus faecium не менее чем по 10 7 бактерий в капсуле) и пребиотика (содержит вспомогательные вещества, которые поддерживают размножение и развитие полезных бактерий — безводную декстрозу, молочнокислую закваску, камедь, стеарат магния и лактулозу). Это значительно повышает активность препаратов по сравнению с монокомпонентными пробиотиками и другими поликомпонентными препаратами. Благодаря наличию кислотоустойчивой капсулы молочнокислые бактерии не разрушаются под воздействием желудочного сока. При достижении в кишечнике уровня рН = 6,0–6,8 капсула растворяется. Бактерии активно колонизируют тонкую и толстую кишку. Продуцируют уксусную и молочную кислоты, которые за счет формирования кислой среды ингибируют рост, развитие и размножение условно-патогенной и патогенной микрофлоры. Бифидобактерии и энтерококки также участвуют в синтезе и всасывании витаминов, осуществляют ферментативное расщепление белков, жиров и сложных углеводов (в т.ч. при лактазной недостаточности у детей). Используются штаммы бактерий с предсказуемым высоким уровнем антибиотикорезистентности.

Бифиформ способствует координации функционирования желудочно-кишечного тракта, предупреждает развитие хронических заболеваний органов пищеварения, устраняет кишечные расстройства, восстанавливает функции иммунной системы и уменьшает проявления аллергических реакций.

Бифиформ применяется при острых кишечных инфекциях вирусной и бактериальной природы, хронических заболеваниях желудочно-кишечного тракта, протекающих с явлениями дисбактериоза кишечника, в том числе при синдроме избыточного бактериального роста в тонкой кишке, синдроме раздраженного кишечника, постинфекционном синдроме раздраженного кишечника, синдроме нарушенного всасывания, воспалительных заболеваниях кишечника, хронической диарее, неспецифическом язвенном колите и др. [17–19]. В тяжелых случаях показано его совмещение с химио- и антибиотикотерапией из-за высокой резистентности к некоторым этиотропным средствам используемых штаммов.

Назначается Бифиформ взрослым и детям с 2 месяцев по 2–3 капсулы/сут. При необходимости суточная доза может быть увеличена до 4 капсул.

При лечении желудочно-кишечных расстройств антидиарейный эффект достигается, как правило, в первые сутки применения препарата. Курс лечения острой диареи может составлять 2–3 дня. При дисбактериозе кишечника общая длительность терапии должна составлять не менее 3 недель.

Таким образом, опыт дифференцированного применения пробиотических препаратов, в частности
Бифиформа, при различных дисфункциях ЖКТ неоспоримо свидетельствует об их явном клинико-микробиологическом эффекте и необходимости более широкого внедрения в клиническую практику.

Общее количество кишечной палочки – EUROLAB

Колиформная группа бактерий – очень смешанная группа. Есть много бактерий, которые подпадают под это определение. Эти бактерии представляют собой анаэробные условия, не образующие спор бактерии и палочковидные бактерии. Когда в пищевой технологии упоминаются колиформные бактерии, Escherichia coli (E. coli) является ведущей. Они не допускаются в продуктах питания.

В дополнение к питьевой воде и продуктам, общее количество кишечной палочки также производится в косметических продуктах, моющих средствах и чистящих средствах. Некоторые лаборатории аккредитованы местными и зарубежными аккредитационными учреждениями и проводят исследования по микробиологическому анализу. Эти лаборатории предоставляют надежные и беспристрастные услуги, а анализы и отчеты принимаются во всем мире.

Важно, чтобы вода, используемая в производстве моющих средств, была чистой и не создавала проблем для здоровья человека. Микроорганизмы в воде могут быть сгруппированы следующим образом:

  • Некоторые микроорганизмы естественным образом присутствуют в воде.
  • Некоторые микроорганизмы переходят из почвы в воду.
  • Некоторые микроорганизмы смешиваются с отходами и водой. Esherichia coli является одним из них.

Общие колиформы указывают на патогены нескольких микроорганизмов в группе кишечной палочки. Общий анализ колиформ легко выполнить и является глобальным параметром. Результаты анализа показывают, смешиваются ли сточные воды с водой.

Чтобы определить, загрязнена ли вода фекалиями, в качестве определяющих организмов используются колиформные бактерии, которые сами по себе являются непатогенными.

В контексте микробиологических анализов, некоторые стандарты, принятые во внимание при анализах колиформной крови, проводимых в лабораториях:

  • TS EN ISO 9308-2 Качество воды. Подсчет бактерий кишечной палочки и кишечной палочки. Часть 2: Метод наиболее вероятного числа
  • TS 7569 ISO 4832 Микробиология. Общие правила подсчета бактерий кишечной палочки. Метод подсчета колоний
  • TS 7725 ISO 4831 Микробиология. Общие правила подсчета бактерий кишечной палочки. Метод наиболее вероятного числа

 

 

Самые грязные места в домах и офисах: дверные ручки и домофоны

Эксперты компании Aroma Cleaning проверили степень загрязнения поверхностей, с которыми каждый человек сталкивается ежедневно, и оценили эффективность чистящих средств.

Компания «Арома-Клининг» провела лабораторное исследование чистоты самых «популярных» поверхностей, чтобы выяснить, сколько бактерий содержится на обычных дверных ручках, до которых мы дотрагиваемся каждый день, и способна ли профессиональная уборка справиться с микроорганизмами на 100%.

Исследования проводились по двум параметрам: количеству бактерий группы кишечной палочки и общему микробному числу на трёх объектах с обычной или повышенной проходимостью: в жилом многоквартирном доме, на территории предприятия промышленного производства и в офисном помещении.
В офисе специалисты взяли смывы с ручки двери санузла до уборки и после уборки. Бактерии группы кишечной палочки не обнаружили, но показатель общего микробного числа (ОМЧ) до обработки чистящим средством был максимальным – свыше 300 КОЕ. Такое количество микробов и бактерий может действительно нанести вред здоровью, особенно, если у человека ослаблен иммунитет. Сразу после уборки показатель ОМЧ стал равен 0. Уборка проводилась профессиональным чистящим средством.
Также смывы были взяты с ручки проходной одного из промышленных заводов Санкт-Петербурга. Результаты оказались впечатляющими. Бактерий группы кишечной палочки здесь тоже не обнаружили, а общее микробное число до уборки составило 3 КОЕ. После контрольной уборки исследование определило поверхность как абсолютно чистую, без содержания бактерий. При этом использовалось бытовое чистящее средство, но с содержанием хлора. Низкий показатель ОМЧ в начале исследования говорит о регулярной ежедневной уборке с применением профессиональных чистящих средств или бытовых хлорсодержащих средств.
Третьим объектом исследования стала входная дверь обычного жилого многоквартирного дома. Это исследование важно было провести, так как подавляющее большинство жителей городов контактируют с такими поверхностями. Для сравнения были изучены смывы с дверной ручки и клавиатуры и кнопки домофона. Все поверхности показали значения свыше 300 КОЕ, что стало максимальным предельным показателем в ходе исследования.

«Превышение показателей ОМЧ может сигнализировать о создании условий для размножения патогенных микроорганизмов, что представляет эпидемическую опасность. Увеличение этого показателя несёт в себе риски развития заболеваний всех систем организма, инфекций и обострения хронических заболеваний. Определение показателя ОМЧ полезно при оценке эффективности процессов чистки, уборки и обеззараживания поверхностей, при этом основная задача заключается в поддержании уровня на возможно более низком уровне. Чтобы снизить риски увеличения ОМЧ нужно соблюдать простые профилактические правила: во-первых, соблюдать личную гигиену после посещения общественных мест с повышенной проходимостью, во-вторых, дезинфицировать поверхности частого контактирования и, в-третьих, поддерживать общий уровень чистоты в помещениях с применением специальных химических средств», – говорит санитарный врач компании Надежда Мауль.

«К счастью, бактерии группы кишечной палочки не были обнаружены ни на одном из исследуемых объектов. Мы допускаем, что, если расширить выборку, такой риск больше всего ожидается там, где мы чаще всего бываем и гуляем с детьми: у входной двери дома, на дверных ручках, если есть лифт, то на кнопках лифта, а также на кнопках домофона», – отмечает представитель компании «Арома-Клининг» Александра Акимова, – Исследование выявило, что поверхности ручки двери жилого дома и кнопок домофона были максимально засеяны бактериями. Такие же предельные показатели мы выявили на дверных ручках санузлов самого обычного офиса до уборки. Исследование показывает то, как важно уделять внимание уборке и дезинфекции поверхностей, с которыми мы регулярно контактируем.

Регулярная уборка – это в первую очередь забота о своем здоровье и о здоровье своих близких и, конечно, наше исследование – это повод поинтересоваться в своём ЖЭКе, ЖЭС или другой управляющей компании, как часто дезинфицируются упомянутые поверхности мест общего пользования».

Бактерии группы кишечной палочки (БГКП) – включают в себя более 100 видов микроорганизмов, куда входят представители родов Escherichia, Citrobacter, Enterobacter, Klebsiella, Serratia. Они очень устойчивы к неблагоприятным условиям и долго могут существовать в воде, почве и на различных предметах и могут вызвать следующие симптомы и болезни: диарея, тошнота, рвота и острые кишечные инфекции. Согласно санитарным нормам на исследуемом материале допускается не более 1 КОЕ (колониеобразующие единицы) бактерий.
Общее микробное число (ОМЧ) – это общее количество всех микроорганизмов, находящихся в пробе. Чем оно больше, тем выше вероятность попадания в объект потенциально опасных для человека микроорганизмов.

Пересмотренное правило общего содержания БГКП и правило общего содержания БГКП

На этой странице:

Сводка правил

Агентство по охране окружающей среды (EPA) опубликовало пересмотренное правило об общем количестве кишечных палочек (RTCR) в Федеральном реестре (FR) 13 февраля 2013 г. (78 FR 10269) и небольшие исправления 26 февраля 2014 г. (79 FR 10665). RTCR — это пересмотренная версия Общего правила по борьбе с кишечными инфекциями (TCR) 1989 г., предназначенная для улучшения защиты общественного здоровья.

Все системы общественного водоснабжения (PWS), за исключением PWS самолетов, подпадающих под действие Правил питьевой воды для воздушных судов (ADWR) (40 CFR 141, подраздел X), должны соответствовать требованиям RTCR, начиная с 1 апреля 2016 г. или с более ранней даты вступления в силу. До тех пор PWS должны продолжать соблюдать TCR 1989 года.

Всего БГКП – это группа родственных бактерий, которые (за некоторыми исключениями) не вредны для человека. Разнообразные бактерии, паразиты и вирусы, известные как патогены, потенциально могут вызвать проблемы со здоровьем, если их проглотит человек.EPA считает общее количество кишечных палочек полезным индикатором других патогенов для питьевой воды. Общее количество кишечных палочек используется для определения адекватности очистки воды и целостности системы распределения.

Основные положения RTCR включают:

  • Установление целевого максимального уровня загрязнения (MCLG) и максимального уровня загрязнения (MCL) для E. coli для защиты от потенциального фекального загрязнения.
  • Установка требования к методике полного лечения кишечных палочек (ТТ).
  • Требования к мониторингу общего количества кишечных палочек и кишечной палочки в соответствии с образцом плана размещения и графиком, характерным для МОН.
  • Положения, позволяющие PWS переходить на RTCR с использованием их существующей частоты мониторинга общего правила Coliform (TCR), включая PWS на сокращенном мониторинге в соответствии с существующим TCR.
  • Требования к сезонным системам (таким как системы водоснабжения, не являющиеся коммунальными и не эксплуатируемые круглогодично) для мониторинга и сертификации завершения одобренных государством процедур запуска.
  • Требования к оценке и корректирующим действиям, когда результаты мониторинга показывают, что PWS могут быть уязвимы для загрязнения.
  • Требования к публичному уведомлению (PN) о нарушениях.
  • Специальные формулировки, которые CWS должны включать в свои отчеты о доверии потребителей (CCR), когда они должны провести оценку или если они подвергаются нарушению MCL E. coli.

Краткие справочные руководства

Руководство для людей с сильно ослабленной иммунной системой


История правил

Пересмотренное правило для определения общего количества кишечных палочек (RTCR)

Агентство по охране окружающей среды (EPA) опубликовало пересмотренное правило об общем количестве кишечных палочек (RTCR) в Федеральном реестре (FR) 13 февраля 2013 г. (78 FR 10269) и небольшие исправления 26 февраля 2014 г. (79 FR 10665).RTCR пересматривает правило Total Coliform Rule (TCR) 1989 года и предназначен для улучшения защиты общественного здоровья.

Незначительные поправки к окончательному RTCR вступили в силу 28 апреля 2014 г. Никаких комментариев по прямому окончательному правилу, опубликованному 26 февраля 2014 г., получено не было. Таким образом, исправления вступили в силу без дополнительного уведомления.

Все системы общественного водоснабжения (PWS), за исключением PWS самолетов, подпадающих под действие Правил питьевой воды для воздушных судов (ADWR) (40 CFR 141, подраздел X), должны соответствовать RTCR с 1 апреля 2016 г. или с более ранней даты вступления в силу.До тех пор PWS должны продолжать соблюдать TCR 1989 года.

Уведомление Федерального реестра RTCR и сопроводительные документы

Агентство по охране окружающей среды учредило Консультативный комитет по системе распределения правил общего содержания кишечных палочек (TCRDSAC) в соответствии с Законом о Федеральном консультативном комитете. Цель состояла в том, чтобы дать Агентству рекомендации по пересмотру TCR 1989 года. Для получения дополнительной информации о Федеральном консультативном комитете, рекомендовавшем внести изменения в TCR 1989 г., см. Консультативный комитет по общей системе распространения правил Coliform (TCRDSAC).

Правило общего колиформа (TCR)

В 1989 г. было опубликовано и вступило в силу в 1990 г. правило общего содержания кишечных палочек (TCR), национальное регулирование первичной питьевой воды (NPDWR). Уровни загрязнения (MCL)) для определения общего количества кишечных палочек в питьевой воде.

EPA установило MCLG для общего количества кишечных палочек на ноль, потому что были вспышки болезней, передающихся через воду, в которых исследователи обнаружили очень низкие уровни колиформных бактерий.Уровни MCL основаны на положительных пробах на общее количество БГКП (ежемесячный MCL) или на общее количество БГКП и Escherichia coli (E. coli) или фекальные колиформы (острый MCL).

Целью TCR 1989 года является охрана здоровья населения путем обеспечения целостности системы распределения питьевой воды и контроля на наличие микробного загрязнения.

Правило требует, чтобы все системы общественного водоснабжения (PWS) контролировали наличие всех колиформных бактерий в системе распределения с частотой, пропорциональной количеству обслуживаемых людей.
Уведомление Федерального реестра TCR


Соответствие

Ключевые положения TCR

Чтобы соответствовать ежемесячному MCL для общего количества кишечных палочек (TC), СПВ не должны обнаруживать колиформные бактерии более чем в пяти процентах проб, которые они берут каждый месяц, чтобы соответствовать стандартам EPA. Если более пяти процентов образцов содержат колиформы, операторы МОН должны сообщить об этом нарушении государству и населению.

Если образец дает положительный результат на TC, система должна собрать набор повторных образцов, расположенных в пределах 5 или менее мест отбора проб, прилегающих к месту обычного положительного образца, в течение 24 часов.

Когда обычный или повторный образец дает положительный результат на общее количество кишечной палочки, его также необходимо проанализировать на фекальные колиформные бактерии или кишечную палочку, которые являются типами кишечных бактерий, которые непосредственно связаны со свежими фекалиями. Положительный результат на фекальные колиформы или кишечную палочку может означать острое нарушение MCL, что требует быстрого уведомления государства и общественности, поскольку представляет прямой риск для здоровья.

Иногда острое нарушение из-за присутствия фекальной группы кишечной палочки или кишечной палочки может привести к предупреждению о «кипячении воды».Система также должна взять не менее 5 плановых проб в течение следующего месяца работы, если какой-либо образец дает положительный результат на общее количество кишечных палочек.

Основные положения RTCR  

Категория обеспечения

Основные положения

Уровень загрязнения

  • Устраняет наличие всех колиформных бактерий и кишечной палочки.coli в питьевой воде.
  • Для E. coli (EC) максимальный целевой уровень загрязнения (MCLG) установлен равным нулю. Максимальный уровень загрязнения (MCL) основан на возникновении условия, включающего стандартные и повторные пробы.
  • В отношении общего количества колиформных бактерий (TC) МОН должны проводить оценку уровня 1 или уровня 2 своей системы, когда они превышают установленную частоту возникновения общего количества колиформных бактерий.
  • Нарушение MCL или отказ от повторного взятия проб после рутинной пробы с положительным результатом на тотальные кишечные палочки инициирует оценку Уровня 1 или Уровня 2.
  • Любой санитарный дефект, выявленный во время оценки Уровня 1 или Уровня 2, должен быть устранен МОН. Это требования метода лечения RTCR.

Мониторинг

  • Разработайте и следуйте образцу плана размещения, определяющего график сбора PWS. Это включает в себя местонахождение плановых и повторных проб воды.
  • Регулярно собирайте пробы воды (ежемесячно, ежеквартально, ежегодно).Образцы должны быть проверены на наличие общих кишечных палочек в государственной сертифицированной лаборатории.
  • Проанализируйте все стандартные или повторные образцы, которые являются общими положительными на кишечную палочку (TC+) для E. coli.
  • Соберите повторные образцы (не менее 3) для каждого положительного TC+ стандартного образца.
  • Для PWS с ежеквартальным или ежегодным рутинным отбором проб соберите дополнительные рутинные пробы (не менее 3) в течение месяца после TC+ рутинного или повторного отбора проб.
  • Сезонные системы должны отслеживать и сертифицировать выполнение одобренных государством процедур запуска.

Оценка уровня 1 и уровня 2 и корректирующие действия

  • МОН должны проводить оценку Уровня 1 или Уровня 2, если условия указывают на то, что они могут быть уязвимы для загрязнения. Санитарные дефекты должны быть устранены в установленные сроки.

Отчетность и учет

  • PWS должны сообщать об определенных элементах своим штатам.Эти требования к отчетности и ведению документации практически такие же, как и в TCR. Дополнением к Требованиям являются требования Уровня 1 и Уровня 2.

Нарушения, Публичное уведомление (PN) и Отчет о доверии потребителей (CCR)

  • PWS подвергаются нарушениям, если они не соответствуют требованиям RTCR. Типы нарушений в основном такие же, как и в TCR с небольшими изменениями.Самым большим изменением является отсутствие острого или ежемесячного нарушения MCL только для всех колиформных положительных образцов.
  • PN требуется для допущенных нарушений. В течение требуемых сроков МОН должен использовать требуемый язык последствий для здоровья и уведомлять общественность, если они не соблюдают определенные требования RTCR. Тип PN зависит от тяжести нарушения.
  • Общественные системы водоснабжения (CWS) должны использовать специальные формулировки в своих CCR, когда они должны проводить оценку или если они подвергаются риску E.coli нарушение MCL.

Справка по соблюдению требований для агентств Primacy

Справка по соблюдению требований для системы общественного водоснабжения


Бактерии кишечной палочки в питьевой воде

Системы общественного водоснабжения должны обеспечивать потребителей безопасной и надежной питьевой водой 24 часа в сутки, 365 дней в году. Если вода загрязняется, потребители могут серьезно заболеть. К счастью, системы общественного водоснабжения предпринимают множество шагов для обеспечения населения безопасной и надежной питьевой водой.Одним из наиболее важных шагов является регулярная проверка воды на наличие бактерий группы кишечной палочки.

Что на этой странице

Что такое колиформные бактерии?

Колиформные бактерии — это микроорганизмы, присутствующие в окружающей среде и в фекалиях всех теплокровных животных и человека. Колиформные бактерии вряд ли вызовут заболевание. Однако их присутствие в питьевой воде свидетельствует о том, что в водной системе могли находиться болезнетворные организмы (патогены). Большинство патогенов, которые могут загрязнять источники воды, происходят из фекалий людей или животных.Тестирование питьевой воды на наличие всех возможных патогенов является сложным, трудоемким и дорогостоящим процессом. Относительно легко и недорого провести тест на колиформные бактерии. Если в пробе воды обнаружены колиформные бактерии, операторы системы водоснабжения работают над поиском источника загрязнения и восстановлением безопасности питьевой воды. Есть три разные группы колиформных бактерий; каждый имеет различный уровень риска.

Всего БГКП, фекальные БГКП и кишечная палочка

Всего БГКП, фекальные БГКП и E.coli – все это индикаторы качества питьевой воды. Общая группа кишечных палочек представляет собой большой набор различных видов бактерий. Фекальные колиформные бактерии — это типы тотальных кишечных палочек, которые в основном существуют в фекалиях. E. coli представляет собой подгруппу фекальных кишечных палочек. Когда образец воды отправляется в лабораторию, он проверяется на общее содержание кишечной палочки. Если присутствует общее количество кишечной палочки, образец также будет протестирован либо на наличие фекальной кишечной палочки, либо на E. coli , в зависимости от метода лабораторного тестирования.

Общее количество колиформных бактерий обычно встречается в окружающей среде (напр.g., почва или растительность) и, как правило, безвредны. Если в питьевой воде обнаруживаются только общие колиформные бактерии, источник, вероятно, находится в окружающей среде. Фекальное загрязнение маловероятно. Однако, если загрязнение из окружающей среды может попасть в систему, патогены также могут попасть в систему. Поэтому важно найти источник и решить проблему.

Фекальные колиформные бактерии представляют собой подгруппу общих колиформных бактерий. Они появляются в больших количествах в кишечнике и фекалиях людей и животных.Присутствие фекальных колиформных бактерий в пробе питьевой воды часто указывает на недавнее фекальное загрязнение, а это означает, что существует больший риск присутствия патогенов, чем в случае обнаружения только всех колиформных бактерий.

E. coli является подгруппой группы фекальных кишечных палочек. Большинство бактерий E. coli безвредны и в больших количествах обнаруживаются в кишечнике людей и теплокровных животных. Однако некоторые штаммы могут вызывать заболевания. Наличие Э.coli в пробе питьевой воды почти всегда указывает на недавнее фекальное загрязнение, а это означает, что существует больший риск присутствия патогенов.

Примечания о вспышках E. coli : E. coli широко освещаются в СМИ. Большинство вспышек было вызвано специфическим штаммом бактерий E. coli , известным как E. coli O157:H7 . Когда проба питьевой воды сообщается как « E. coli присутствует», это не означает, что этот опасный штамм присутствует, и на самом деле, вероятно, его нет.Однако это указывает на недавнее фекальное загрязнение. Кипячение или обработка загрязненной питьевой воды дезинфицирующим средством уничтожает все формы E. coli , включая O157:H7.

Наверх

Что произойдет, если в моей воде будут обнаружены бактерии группы кишечной палочки?

При обнаружении колиформных бактерий водные системы исследуют, чтобы выяснить, как загрязнение попало в воду. Они собирают дополнительные или «повторные» пробы воды для тестирования и часто проверяют всю систему.Взятие повторных образцов помогает определить, существует ли реальная проблема в системе. Если в каком-либо из повторных образцов обнаруживаются бактерии группы кишечной палочки, первоначальные результаты считаются подтвержденными.

Что произойдет, если в моей воде подтвердится общее количество бактерий группы кишечной палочки?

Если в вашей питьевой воде подтверждено общее количество колиформных бактерий (по крайней мере, 2 образца с присутствием колиформных бактерий), ваша система водоснабжения должна быть проверена, чтобы найти и устранить любые возможные источники загрязнения. Как только источник идентифицирован, его обычно можно устранить путем ремонта системы, промывки и добавления хлора на короткий период времени.Департамент здравоохранения штата работает с руководителями систем водоснабжения и коммунальных служб, чтобы помочь решить такие проблемы.

Что произойдет, если в моей воде подтвердятся фекальные колиформные бактерии или кишечная палочка?

Подтверждение фекальных колиформных бактерий или кишечной палочки в системе водоснабжения указывает на недавнее фекальное загрязнение, которое может представлять непосредственный риск для здоровья любого, кто потребляет воду. Реагирование на чрезвычайные ситуации в области здравоохранения является высшим приоритетом Департамента здравоохранения штата. В течение 24 часов будет выпущено «Предупреждение о здоровье», чтобы предупредить всех водопользователей о риске для здоровья, связанном с водоснабжением.В большинстве случаев для питья и приготовления пищи рекомендуется использовать кипяченую или бутилированную воду. Уведомление будет информировать клиентов о действиях, предпринятых для устранения проблемы, и о том, когда проблема, вероятно, будет решена. Департамент проверит систему как можно скорее, чтобы помочь системе водоснабжения решить проблему. Будет взято больше проб воды, чтобы найти и устранить потенциальные источники загрязнения, и, скорее всего, произойдет хлорирование и промывка системы. Предупреждение о здоровье будет действовать до тех пор, пока ситуация не разрешится и вода не станет безопасной для питья.

Наверх

Информация для систем водоснабжения

Дополнительные публикации доступны в нашем онлайн-каталоге публикаций

Для получения дополнительной информации:

Северо-Западный региональный офис, Кент

Программа Coliform: 253-395-6775 Главный офис: 253-395-6750

Юго-западный региональный офис, Тумуотер

Программа Coliform: 360-236-3045 Главный офис: 360-236-3030

Восточное региональное отделение, Спокан

Программа Coliform: 509-329-2134 Главный офис: 509-329-2100

Наверх

Escherichia coli как инструмент оценки риска заболеваний источников питьевой воды

Int J Microbiol.2020; 2020: 2534130.

1 и 2

Стивен Т. Одонкор

1 Школа государственной службы и управления, Гана Институт менеджмента и государственного управления, Аккра, Гана

Тахиру Махами

2 Комиссия по атомной энергии Ганы, Квабенья, Аккра, Гана

1 Школа государственной службы и управления, Гана Институт менеджмента и государственного управления, Аккра, Гана

2 Ганская комиссия по атомной энергии, Квабенья, Аккра, Гана

Автор, ответственный за переписку.

Академический редактор: Джозеф Фолкинхэм

Поступила в редакцию 19 марта 2020 г .; Пересмотрено 25 мая 2020 г .; Принято 28 мая 2020 г.

Copyright © 2020 Стивен Т. Одонкор и Тахиру Махами.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего цитирования оригинальной работы.

Эта статья была процитирована другими статьями в PMC.

Abstract

Многие заболевания связаны с плохим качеством питьевой воды, в том числе болезни, вызванные диареегенными патогенами, особенно в развивающихся странах, где доступ к стабильному водоснабжению является проблемой.Цель исследования заключалась в оценке рисков для здоровья, связанных с источниками питьевой воды в Западном округе Дангме в Гане, с использованием E. coli в качестве инструмента измерения с целью установления путей, ведущих к загрязнению источников воды. Всего на анализ было взято 464 пробы воды. Отбор проб охватывал год в течение сухого и влажного сезонов в Гане. Пробы воды были получены из подземных и поверхностных источников воды. Количество E. coli определяли с использованием метода наиболее вероятного числа (MPN).Оценка риска заболевания проводилась с использованием рекомендаций ВОЗ по оценке риска для питьевой воды. В целом исследование выявило значительно более высокое количество E. coli в сезон дождей, чем в сухой сезон. Было обнаружено, что среди проанализированных проб воды поверхностные воды, особенно из плотин, представляют самый высокий риск заболеваний по сравнению с другими источниками воды. Образцы из источников подземных вод, особенно из скважин, представляют наименьший риск заболевания. В заключение, наблюдения, полученные в ходе исследования, показали, что большинство источников воды в исследуемом районе сильно загрязнены патогенными бактериями, что выходит за рамки рекомендуемых правил безопасности.Предполагается, что основными причинами фекального загрязнения этих источников воды являются антропогенные факторы. Следовательно, необходимо сформулировать политику, направленную на управление и улучшение сельских источников воды.

1. Введение

В настоящее время вода является дефицитным ресурсом, особенно в развивающихся странах. Во всем мире 663 миллиона человек не имеют доступа к безопасной воде [1]. На сельские общины в странах Африки к югу от Сахары приходится более 50% тех, кто не имеет питьевой воды [2, 3]. Таким образом, большинство этих сообществ полагаются на неочищенные источники, такие как ручьи, плотины, скважины, колодцы и реки, для удовлетворения основных потребностей, таких как питье, санитария и приготовление пищи, а также для их устойчивого развития [4].Однако эти необработанные источники вносят значительный вклад в глобальное бремя болезней в результате инфекционных заболеваний, связанных с водой, таких как холера, дизентерия и брюшной тиф [5]. Ежегодно во всем мире миллионы жизней уносятся, причем большая часть из них приходится на развивающиеся страны в результате болезней, передающихся через воду. Диарея является основной причиной смерти более 2 миллионов человек в год во всем мире, в основном детей в возрасте до пяти лет. Фактически каждый день около 1000 детей умирают из-за предотвратимых диарейных заболеваний, связанных с водой и санитарией [6, 7].

Вода хорошего качества является жизненно важным решающим фактором для здоровья человека, который напрямую связан с социально-экономическим прогрессом страны [8–10]. Таким образом, важность воды невозможно переоценить. Фактически, устойчивое социально-экономическое развитие и продуктивные средства к существованию могут быть основаны на доступе к воде. Продуктивное использование воды используется на уровне домохозяйств, включая ряд мелких домашних работ, в сельском хозяйстве и промышленности. Хотя требования к качеству воды варьируются от одного сектора к другому и от одной формы использования к другой, многие из этих видов деятельности имеют значение для общественного здравоохранения, поскольку могут привести к передаче болезней, передающихся через воду [11–13].

Эти инфекции, передающиеся через воду, возникают в результате загрязнения источников воды, вследствие антропогенного воздействия, роста населения и урбанизации [14]. Таким образом, загрязнение приводит к развитию и размножению патогенных микроорганизмов, передающихся через воду. Escherichia coli является одним из основных патогенов, вызывающих заболевания, передающиеся через воду. Естественно, Escherichia coli ( E. coli ) является факультативной анаэробной бактерией, обитающей в крупных желудочно-кишечных трактах теплокровных животных и являющейся основной нормальной флорой толстой кишки человека [15–17].

Таким образом, наличие E. coli в пищевых продуктах или воде обычно свидетельствует о недавнем фекальном загрязнении или плохих гигиенических условиях на предприятиях пищевой промышленности [18]. Таким образом, фекальное загрязнение, плохие санитарные меры и плохие условия хранения оказывают большое влияние на популяцию E. coli [19, 20]. Само существование E. coli в воде не обязательно означает наличие болезнетворных микробов. Однако это указывает на возможное существование фекальных микроорганизмов, таких как сальмонелла и гепатит А [21, 22].Этим объясняется использование E. coli в качестве микроба-индикатора для исследования проб пищи и воды с целью определения уровня фекального загрязнения [21].

Управление безопасностью воды в первую очередь зависит от выявления опасностей посредством надзора за питьевой водой, который представляет собой «непрерывную и бдительную оценку общественного здравоохранения и проверку безопасности и приемлемости поставок питьевой воды» [23, 24]. Этот надзор имеет решающее значение для общественного здравоохранения и безопасности, поскольку он способствует и поддерживает улучшение качества и доступности воды.В настоящем исследовании оценивались риски для здоровья, связанные с источниками питьевой воды в районе Дангме в Гане, с использованием E. coli в качестве инструмента измерения для отслеживания источников бактерий, направленного на установление путей, ведущих к загрязнению источников воды.

2. Материалы и методы

2.1. Район исследования

Западный округ Дангме () расположен в юго-восточной части Ганы, между 5° 45′ южной долготы и 6° 05′ северной долготы и 0° 05′ восточной долготы и 0° 20′ западной долготы.Общая площадь округа составляет 1442 квадратных километра, что делает его крупнейшим в регионе Большой Аккры. Размер земли составляет 41,5% от площади области. Район является частью шестнадцати (16) столичных, муниципальных и округов в регионе Большая Аккра в Гане. Район имеет 37-километровую береговую линию и 17-километровый участок реки Вольта [25].

Карта района Дангме в Гане.

2.2. Топография и дренаж

Район образует центральную часть равнин Аккры.Рельеф в целом пологий и холмистый, низкая равнина с высотами не более 70 м. Равнины на изолированных участках перемежаются несколькими выступающими инзельбергами, изолированными холмами, останцами и буграми, беспорядочно разбросанными по территории. Выдающиеся особенности рельефа включают инзельберг Йонгуа (427 метров), который кажется коническим в воздухе с рядом выбросов недалеко от севера района вокруг районов Асуцуаре и Осувем, инзельберг Кработе также на севере и холмы Шай (289 метров). в западной части района [26].Среднегодовое количество осадков увеличивается с 762,5 миллилитров на побережье до 1220 миллилитров на север и северо-восток вблизи предгорий хребта Аквапим и на вершине [26].

2.3. Климат и растительность

Юго-восточная прибрежная равнина Ганы, которая охватывает Западный округ Дангме, является одной из самых жарких и засушливых частей страны. Однако температуры подвергаются случайным и минимальным смягчающим влияниям вдоль побережья и высотным влияниям, на которые влияет хребет Аквапим на северо-западе.Температуры заметно высоки в течение большей части года, с самыми высокими значениями в основной засушливый сезон (ноябрь–март) и самыми низкими в течение короткого засушливого сезона (июль–август). В среднем они на несколько градусов ниже на побережье и вблизи хребта Аквапим, чем на большинстве равнин. Абсолютный максимум температуры составляет 40°С [26]. Однако вдоль некоторых русел рек распространена более высокая растительность от зарослей до редколесья. Некоторые редкие леса с высокими деревьями также встречаются в предгорьях хребта Аквапим, особенно в районах Додова, Айикума и Агомеда.Вокруг холмов Шай находится лесной, охотничий и дикий заповедник [26].

2.4. Источники воды и санитария

Снабжение питьевой водой в районе катастрофически неадекватно, и только в нескольких районах района есть регулярная подача водопроводной воды. Анализ текущего состояния водоснабжения и санитарии в районе показывает, что необходимы дополнительные усилия для достижения 85-процентного охвата водой и санитарией. На основе национальных стандартов водоснабжения и санитарии 600 человек на водонапорную колонку, 350 человек на скважину и 150 человек на вырытый вручную колодец, район достиг около 66% охвата, при этом 34% населения не имеет доступа к питьевой воде. водоснабжение.В настоящее время менее 37% населения района имеют доступ к водопроводной воде. Остальное население района зависит от неочищенных источников воды. Визуально вода из ручьев и плотин имеет светло-коричневато-желтый цвет, вызванный в основном гниющими опавшими листьями. При турбулентном воздействии он становится темно-коричневато-желтым, и можно увидеть некоторые взвешенные почвы [26].

2.5. Сбор и анализ проб

Четыреста шестьдесят четыре (464) пробы воды были взяты для анализа из источников питьевой воды в месте проведения исследования.Продолжительность отбора проб составляла год, и отбор проб проводился в течение влажного и засушливого сезонов в Гане. Пробы воды отбирали из поверхностных (плотины, реки, каналы, ручьи) и подземных (ручные колодцы и скважины) источников воды.

Отбор проб и уход за ними проводились в соответствии с рекомендациями ВОЗ [27], а анализы образцов проводились в соответствии с описанием APHA [28, 29].

Стерильные бутылки использовались для сбора проб воды с каждого участка.Пробы были доставлены в лабораторию для анализа. Метод наиболее вероятного числа (MPN), проиллюстрированный Prescott et al. [30] использовали для определения E. coli отсчетов. Всего для инокуляции в исследовании использовали 15 пробирок, включающих по 5 пробирок для каждого из трех факторов разведения (0,1 мл, 1 мл и 10 мл). В результате в предположительном тесте использовали три набора, каждый из которых содержал пять пробирок. В первом наборе в каждую из пяти пробирок, содержащих 10 мл бульона МакКонки двойной концентрации, вводили 10 мл пробы воды.Пробирки из второго набора, которые содержат 10 мл бульона MAC одинарной концентрации, были инокулированы 1 мл образцов подводной воды, а остальные пять пробирок, содержащих 10 мл бульона MAC одинарной концентрации, были инокулированы 0,1 мл образца. После этого пробирки инкубировали при 37°С в течение 24 часов для всех БГКП и при 44°С для фекальных БГКП. Затем пробирки визуально проверяли на мутность. Каждая пробирка содержит перевернутую пробирку Дарема (это очень маленькая пробирка), которую исследуют на выделение газа (пузырьков), а среду исследуют на выделение кислоты, т.е.д., изменение цвета с розового на желтый.

Подтверждение E. coli проводили путем асептического посева из пробирок с кислото- и газообразованием на агар L-EMB в чашки Петри для получения чистых изолятов. Планшеты инкубировали при 35°С со стандартной ошибкой 0,5°С в течение 18-24 часов. Инкубированные чашки исследовали на темные в центре и плоские колонии, имеющие или не имеющие металлического блеска. Эти морфологические признаки связаны с E. coli . Максимум 5 колоний из каждого планшета L-EMB инокулировали на скошенный PCA и инкубировали при 35°C в течение примерно 24 часов для получения культуры аиста.API20E использовали для идентификации 24-часовой культуры каждого очищенного изолята в соответствии с инструкциями производителя.

3. Результаты

показывает диапазон сезонных количеств E. coli (MPN/100 мл) в воде. популяции E. coli в образцах, взятых из вырытых вручную колодцев, скважин и ручьев, имели нулевой минимум в течение обоих сезонов. В пробах воды, взятых из речных источников в сезон дождей, было обнаружено низкое количество E. coli . Ассортимент Е.coli количества (1,2 × 10 1 –7,9 × 10 1  MPN/100 мл) наблюдали в пробах, отобранных у плотин в течение сезона дождей.

Таблица 1

Диапазон сезонных подсчетов E. coli (MPN/100 мл) в воде.

1 Источники воды37 Свободный сезон

5 скважин

5 канал

1 -6,3 × 10 1 7 0,7 × 10 1 -1.1 × 10 2

5 ручной выгрудны скважины

5 ручьев

сезонные отсчета (MPN / 100 мл)
7 20091
0-0,2 × 10 1 0-0.2 × 10 1
2.3 × 10 1 -1.1 × 10 2 3.1 × 10
Dam
1.2 × 10 1 -7.9 × 10 1
0-0,2 × 10 1 0-0,4 × × × × × × × × 10 1
Река 0–0,1 × 10 1 0.2 × 10 1 -0.7 × 10 -0,7 × 108 1
0-3 × 10 1 0-3,3 × 10 1

Аннотация сравнительного анализа между Количество E. coli , измеренное в MPN/100 мл в образцах из источников воды, представлено в . Наибольшее количество E. coli (59,67 ± 45,08) было выявлено в пробах воды, отобранных из источников каналов в сезон дождей. С другой стороны, самые низкие значения (0–0.1 × 101 MNP/100 мл) были идентифицированы в сухой сезон в пробах, взятых из рек.

Таблица 2

Сравнение количества E. coli (MPN/100 мл) в различных источниках воды (SD = стандартное отклонение, df = степень свободы, Min = минимум и Max = максимум).

5 BORE ROW

7 2 9

7 0 0.090

5 Canal

7 47.67 ± 16.04

7 31

7 63

7 2

59,67 ± 45,08

5 ручной работы вручную

7 14

7 0

7 0 4

7 14

7 0.001

5 River

7 0 ± 0

7 4,33 ± 2.52

7 2

7 2

7 0.050

7 15.06 ± 13,59

7 0

7 33

20.77 ± 11.05 97 ± 11.05 0.020
Источники воды Сухой сезон Влажный сезон P Value
7 Среднее ± SD мин MAX DF Среднее ± SD мин мин MAX7 DF
0.63 ± 0.74 0 7
2 23 110 2 0,280
плотина 38,07 ± 30,71 7 110 14 39,87 ± 19,76 12 79 14 0.350
0,93 ± 0.80 0
0 0 2
поток 16 0 31 31 16 16

Анализ средних вариаций и доверительных интервалов на E.coli Пропорции на всей территории влажных и сухого сезона показаны в таблицах и соответственно. Существовала значительная разница между средней долей 90 223 E. coli 90 224 из скважин и источников канальной воды в сезон дождей. Средние различия учетов по скважинам, рекам и каналам в сезон дождей также были значительны.

Таблица 3

Анализ средних различий и доверительных интервалов для уровней E. coli в сухой сезон (тестовое значение = 6; средняя разница значима при P ≤ 0,05).

7 нижний предел

5 скважин

7 0,001

7 21.06

7 55.08

5

Источники воды Т DF DF SIS (2-хвостатый) Средняя разница 95% доверительный интервал
7 нижний предел
2.376 7 0,049 0,625 0,00 1,25
канал 5,147 2 0,036 47,667 7,82 87,52
плотина 4,800 14 0.001 21.06
4.525 4,525 14 14 0.001 0.933 0.49 1,38
река 2
Поток 4,569 16 0,001 15,059 8,07 22,05

Таблица 4

Анализ средних различий и доверительных интервалов для уровней E. coli в сезон дождей (тестовое значение = 6; средняя разница значима при P ≤ 0.05).

9 Средняя разница

5

7

5 River

7 0.096

77 -1.92

7 10.58

5 поток

457 26.4509
Источники воды Т DF SIS SIS (2-хвостатый) 95% 40087
нижний предел
30092 70099 7 0,007 1,000 0,37 1,63
Канал 2,292 2 0,149
-52,32 171,66
Dam 7,814 14 0,001 39,867 28,92 50,81
Ручной вырыли хорошо 5,358 14 0,001 1.467 0.88 2.05
2982 2 2 4,333
7.745 16 16 0.001 20.765 20.765 15.765 15.08

Выводы расследования степени риска заболеваний, связанные с источниками питьевой воды в обоих сезонах (влажные и сухие) показаны на фигурах и , соответственно. Этот анализ был проведен с использованием руководящих принципов ВОЗ по оценке рисков, связанных с питьевой водой. По данным Всемирной организации здравоохранения, нулевое количество E. coli на 100 мл воды считается безопасным для питья.Уровень 1–10 MPN/100 мл считается низким риском; 11–100 MPN/100 мл — средний риск. Наконец, уровень E. coli , превышающий 100 MPN/100 мл, считается высоким риском.

ВОЗ Уровни риска заболеваний водных источников в сезон дождей.

Применительно к , очевидно, что источники воды плотины и канала показали промежуточный риск заболевания (100%) в течение сезона дождей. Все пробы воды (100%), взятые из каналов, показали промежуточный уровень риска, за которым следует проба плотины с промежуточным уровнем риска 87%.Промежуточный уровень риска 59% наблюдался в воде, полученной из ручьев.

Вода из рек на 100% соответствовала стандартам ВОЗ. Однако вода из каналов и плотин не соответствовала нормативам, что свидетельствует о значительном риске для здоровья человека. Источники воды из вырытых вручную колодцев показали низкий уровень риска 67%. Источники из скважин показали 50% низкий риск и 50% соответствие стандартам, установленным ВОЗ. Источники речной воды имели промежуточный уровень риска 59% с 41% соответствием рекомендациям ВОЗ.

Степень риска заболеваний различных источников воды в сухой сезон представлена ​​в . Данные показывают важную тенденцию. Все источники не показали высокий уровень риска в сухой сезон, как это наблюдается в сезон дождей.

ВОЗ Уровни риска заболеваний водных источников в сухой сезон.

Все источники воды из рек, вырытых вручную колодцев и каналов имели 100% промежуточный риск. Скважины имели самый низкий риск заболевания: 75% низкого уровня риска и 25% соответствия стандартам ВОЗ.Затем последовали вырытые вручную колодцы с низким уровнем риска 80%. С другой стороны, плотины показали высокий риск заболеваний.

4. Обсуждение

В настоящем исследовании оценивались риски для здоровья, связанные с источниками питьевой воды в Западном округе Дангме в Гане, с использованием E. coli в качестве инструмента измерения, направленного на установление путей, ведущих к загрязнению источников воды. . E. coli лучше всего подходит в качестве индикатора фекальных колиформных бактерий, поскольку ложноположительные результаты встречаются реже [31, 32].Кроме того, подсчет E. coli является лучшим индикатором фекального загрязнения, чем подсчет фекальных колиформных бактерий [33]. Это связано с тем, что некоторые штаммы фекальных колиформных бактерий способны размножаться во внешней среде, что может приводить к псевдоповышению уровня индикатора [34]. Кроме того, недавние исследования выявили прямую связь между плотностью микробов E. coli в воде и распространенностью связанного с водой гастроэнтерита [35]. Это, среди прочих причин, объясняет использование E.coli считается индикатором качества воды и, соответственно, сигналом о человеческих, бытовых и природных источниках фекального загрязнения [18, 36–39].

В этом исследовании мы обнаружили, что количество E. coli преимущественно выше в сезон дождей, чем в сухой сезон (). Наземные отходы обычно попадают в большинство источников воды в периоды чрезмерных града или ливней, что может привести к более высокому уровню бактерий во влажные сезоны, чем в засушливые сезоны [40, 41]. Этим можно объяснить более высокие количества, наблюдаемые в пробах воды, взятых в сезон дождей, чем в сухой сезон.Хотя в сезон дождей было больше подсчетов, чем в сухой сезон, несколько причин также могут объяснить подсчеты, наблюдаемые в сухой сезон. Прежде всего, причиной такого открытия может быть нехватка воды и быстрое размножение бактерий в результате подходящих условий, таких как температура в течение сухого сезона [42]. Стоит отметить, что дожди обеспечили больший объем воды и большую площадь поверхности для быстрого роста микробов, что привело к увеличению количества микробов и, следовательно, к более высокому уровню загрязнения в сезон дождей.Кроме того, бактериальные загрязнители на свалках, в отходах жизнедеятельности человека и в системах отопления могут сбрасываться в различные источники воды во время сезона дождей, после чего происходит их быстрое размножение. Таким образом, эти источники являются вероятными источниками передачи патогенов, что приводит к более серьезным проблемам со здоровьем в сельских районах.

Результаты исследования степени риска заболеваний, связанного с источниками питьевой воды, в оба сезона в разные сезоны (рисунки и ) с использованием рекомендаций ВОЗ по оценке риска для питьевой воды.Пробы воды из каналов показали промежуточный уровень риска. Промежуточный уровень риска 59% также наблюдался в воде, полученной из ручьев. Однако в сухой сезон ни один из источников воды не показал инвариантности уровня высокого риска по сравнению с наблюдениями, проведенными в сезон дождей. Это наблюдение согласуется с несколькими аналогичными исследованиями, проведенными в развивающихся странах [43].

Бесспорно, антропогенная деятельность и выбросы фекалий как определяющие факторы, способствующие фекальному загрязнению, могут объяснить высокую численность E.coli в образцах, взятых из различных источников воды. Однако, поскольку сравнительная значимость точных животных в отношении подсчетов E. coli не была должным образом оценена, трудно с уверенностью определить их вклад в более высокие наблюдаемые подсчеты. Возможно, более высокие подсчеты могут быть связаны с другими сопутствующими факторами, включая плотность поголовья животных и использование территорий, близких к источникам или участкам отбора проб воды. Хотя текущее исследование не выявило антропогенного воздействия как критической причины присутствия большого количества фекальных колиформ в большинстве исследованных проб воды, эти результаты указывают на то, что загрязнение человеческими фекалиями может быть замаскировано другими источниками (такими как дикие и домашние животные), особенно при высоком подсчеты соблюдаются.

Важно отметить, что в период исследований был проведен ряд наблюдений за состоянием окружающей среды в районе, которые дают представление о загрязнении источников воды. Во-первых, в районе было ограниченное количество свалок для захоронения отходов, что могло объяснить использование ручьев в качестве альтернативных мест захоронения отходов. Кроме того, было замечено, что жители некоторых населенных пунктов района прибегают к антисанитарным действиям, в частности к дефекации и мочеиспусканию на открытом воздухе и в дренажные пути, которые в конечном итоге попадают в водоемы.

Во-вторых, мы заметили, что их источники подземных вод имеют схожие характеристики, то есть отсутствие эффективных физических барьеров, таких как бетонные уплотнения, облицовка колодцев, гигиенические покрытия и безопасные асептические крышки среди ряда других, способных избежать наземных стоков, в том числе антропогенных и животных. отходы, которые, несомненно, загрязнят источники. Это может быть связано с обнаружением штаммов E. coli в источниках подземных вод в настоящем исследовании. Учитывая сущность физических барьеров в колодцах, ВОЗ [44] предположила, что подземные воды менее подвержены загрязнению в результате наличия барьеров.Следовательно, уровни загрязнения будут расти, если эти барьеры будут нарушены. Это вызывает особую тревогу, поскольку, согласно Чепмену [45], загрязнение подземных вод может сохраняться в течение многих лет. Вывод из этого результата имеет ключевое значение и, как таковой, не может быть чрезмерно уточнен.

5. Выводы

Настоящее исследование показало, что большинство проанализированных источников воды были загрязнены бактериальными патогенами, превышающими рекомендуемые стандарты, что позволяет предположить, что жители, проживающие в сельских районах исследуемой области, подвергаются повышенному риску и подвержены заболеваниям, передающимся через воду, или осложнениям со здоровьем. .Ряд практик связан с загрязнением источников воды особенно антропогенной деятельностью. Поэтому регулярные проверки качества воды в сельской местности не только полезны, но и необходимы.

Таким образом, правительство в тесном сотрудничестве с главами общин и старейшинами округа должно проявить живой интерес к мониторингу качества воды в этих средах. Правительство и другие заинтересованные стороны также должны инициировать обучение по вопросам экологической осведомленности, включая гигиенические практики.Кроме того, среди прочего, следует проводить обучение правильному хранению воды, санитарным способам обращения с водой, чтобы помочь ограничить загрязнение воды для безопасного потребления.

Благодарности

Авторы выражают искреннюю признательность лаборантам, которые помогали в отборе проб воды. Авторы также хотят признать огромные ресурсы, полученные от диссертации «Чувствительность к излучению и молекулярная характеристика водорастворимой полирезистентной к лекарственным средствам Escherichia coli » для этой работы.

Доступность данных

Данные, использованные для поддержки результатов этого исследования, включены в статью.

Конфликт интересов

Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Список литературы

1. Читонге Х., Мокоена А., Конго М. Африка и Цели устойчивого развития . Берлин, Германия: Springer; 2020. Неравенство в области водоснабжения и санитарии в Африке: задачи для достижения ЦУР 6; стр. 207–218. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]2.Осунла С., Око А. Патогены вибрионов: проблема общественного здравоохранения в отношении водных ресурсов в сельских районах Африки к югу от Сахары. Международный журнал экологических исследований и общественного здравоохранения . 2017;14(10):с. 1188. doi: 10.3390/ijerph24101188. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]3. Фуртатова А., Каменик Л. Моделирование особенностей устойчивого развития городов в современных условиях водоснабжения. MATEC Web of Conferences . 2018;170:с. 04002. doi: 10.1051/matecconf/201817004002.[Перекрестная ссылка] [Академия Google]4. Одонкор С. Т., Аддо К. К. Распространенность полирезистентной Escherichia coli , выделенной из источников питьевой воды. Международный журнал микробиологии . 2018;2018:7. doi: 10.1155/2018/7204013.7204013 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]5. Одеку К. О., Мейер Э. Л. Социально-экономические последствия энергетической бедности в бедных сельских домохозяйствах Южной Африки. Журнал Академии предпринимательства . 2019;25(3):1–12. [Google Академия]6.Бисунг Э., Дикин С. Концептуальное картирование: привлечение заинтересованных сторон для выявления факторов, способствующих расширению прав и возможностей в секторе водоснабжения и санитарии в Западной Африке. SSM-Здоровье населения . 2019;9 doi: 10.1016/j.ssmph.2019.100490.100490 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]7. Гимелли Ф. М., Бос Дж. Дж., Роджерс Б. К. Содействие равенству и благополучию через воду: новая интерпретация цели обеспечения доступа. Мировое развитие . 2018; 104:1–9. doi: 10.1016/j.worlddev.2017.10.033. [Перекрестная ссылка] [Академия Google]8. Антонж К., Диккрюгер Б., Боргемейстер К., Кистеманн Т. Восприятие риска для здоровья и местные знания о воздействии инфекционных заболеваний, связанных с водой, среди кенийских сообществ водно-болотных угодий. Международный журнал гигиены и гигиены окружающей среды . 2019;222(1):34–48. doi: 10.1016/j.ijheh.2018.08.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]9. Сюэ X., Кэшман С., Гальоне А. и др. Целостный анализ городских систем водоснабжения в регионе Большого Цинциннати: (1) оценка жизненного цикла и финансовые последствия. Исследование воды X . 2019; 2 doi: 10.1016/j.wroa.2018.100015.100015 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]10. Юсефи Х., Захеди С., Никсохан М. Х. Модификация анализа, сделанного по индексу качества воды, с использованием многокритериальных методов принятия решений. Журнал африканских наук о Земле . 2018; 138:309–318. doi: 10.1016/j.jafrearsci.2017.11.019. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 11. Пал М., Айеле Ю., Хадуш М., Паниграхи С., Джадхав В. Дж. Опасности для здоровья населения из-за небезопасной питьевой воды. Болезни, передающиеся воздушно-капельным путем . 2018;7(1):с. 1. [Google Академия]12. Эфстратиу А., Онгерт Дж. Э., Каранис П. Передача простейших паразитов через воду: обзор мировых вспышек — обновленная информация за 2011–2016 гг. Исследование воды . 2017; 114:14–22. doi: 10.1016/j.waters.2017.01.036. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 13. Нджеру Дж. Н. Энциклопедия городских и региональных исследований Уайли Блэквелла . Хобокен, Нью-Джерси, США: Wiley; 2019. Санитария; стр. 1–5. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 14.Йейтс М.В. Руководство по микробиологии окружающей среды . 4-й. Хобокен, Нью-Джерси, США: Wiley; 2015. Микробиология питьевой воды. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 15. Нгуен Х.Т.М., Ле К.Т.П., Гарнье Дж., Жано Ж.-Л. Дж., Рошель-Ньюолл Э. Сезонная изменчивость количества фекальных индикаторных бактерий и скорости их гибели в бассейне Красной реки, Северный Вьетнам. Научные отчеты . 2016; 6(1) doi: 10.1038/srep21644.21644 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]17. Криг Н.Р., Холт Дж.G. Руководство Берджи по систематической бактериологии . Балримор, Мэриленд, США: Уильямс и Уилкинс; 1984. с. п. 964. [Google Академия] 18. Одонкор С. Т., Ампофо Дж. К. Escherichia coli как индикатор бактериологического качества воды: обзор. Микробиологические исследования . 2013;4(1):с. 2. doi: 10.4081/mr.2013.e2. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 19. Агенси А., Тибьянгье Дж., Тамале А., Агву Э., Амини К. Потенциал загрязнения при обработке и хранении воды в бытовых условиях в округе кирундо, округ кисоро, Уганда. Журнал охраны окружающей среды и общественного здравоохранения . 2019;2019:8. doi: 10.1155/2019/7932193.7932193 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]20. Кайембе Дж. М., Тевенон Ф., Лаффите А. и др. Высокий уровень фекального загрязнения питьевой грунтовой воды и рекреационной воды из-за плохих санитарных условий в пригородных районах Киншасы, Демократическая Республика Конго. Международный журнал гигиены и гигиены окружающей среды . 2018;221(3):400–408. дои: 10.1016/j.ijheh.2018.01.003. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 21. Прайс Р. Г., Вильдебур Д. Escherichia coli – Последние достижения в области физиологии, патогенеза и биотехнологических приложений . Лондон, Великобритания: IntechOpen; 2017. E. coli как индикатор загрязнения и риска для здоровья в водах окружающей среды. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 22. Брюссов Х. Фаговая терапия: опыт Escherichia coli . Микробиология . 2005;151(7):2133–2140. doi: 10.1099/микрофон.0,27849-0. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar] 23. Гара Т., Фэнтинг Л., Нхапи И., Макате К., Гуминдога В. Безопасность питьевой воды для здоровья, поставляемой в Африку: более пристальный взгляд с использованием применимых стандартов качества воды в качестве меры. Воздействие и здоровье . 2018;10(2):117–128. doi: 10.1007/s12403-017-0249-7. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 24. Хоуп Р., Томсон П., Келер Дж., Фостер Т. Переосмысление экономики сельского водоснабжения в Африке. Оксфордский обзор экономической политики . 2020;36(1):171–190.doi: 10.1093/oxrep/grz036. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 26. Министерство местного самоуправления, развития сельских районов и окружающей среды (MLGRDE) План водоснабжения и санитарии Западного округа Дангме . Аккра, Гана: публикация правительства Ганы; 2008. [Google Академия]27. Всемирная организация здравоохранения. Руководство по качеству питьевой воды. Критерии здоровья и другая вспомогательная информация . Женева, Швейцария: Всемирная организация здравоохранения; 1996. [Google Scholar]28. АПХА. Стандартные методы исследования воды и сточных вод .19-й. Вашингтон, округ Колумбия, США: Американская ассоциация общественного здравоохранения, Американская ассоциация водопроводных сооружений и Федерация водной среды; 1995. [Google Scholar]29. АПХА. Стандартные методы исследования воды и сточных вод . 20-й. Балтимор, Мэриленд, США: United Book Press, Inc.; 1998. [Google Scholar]30. Прескотт Л. М., Харли Дж. П., Дональд А. К. Микробиология . 5-й. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: WC Brown Publishers, McGraw-Hill Companies Inc.; 1996. [Google Scholar]

31. Кирос К.Л., Родригес Н.Г., Муринда С., Ибекве М. Определение качества воды построенного водно-болотного угодья с мониторингом фекальных индикаторных бактерий. 2018.

32. Родригес К., Кунья М.В. Оценка микробиологического качества рекреационных вод: показатели и методы. Евро-средиземноморский журнал экологической интеграции . 2017;2(1):стр. 25. doi: 10.1007/s41207-017-0035-8. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 33. Хачич Э. М., Бари М. Д., Крист А. П. Г., Лампарелли С. С., Рамос С. С., Сато М.И. З. Сравнение плотностей термотолерантных кишечных палочек и Escherichia coli в пресноводных водоемах. Бразильский журнал микробиологии . 2012;43(2):675–681. doi: 10.1590/s1517-83822012000200032. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]34. Маклеллан С.Л., Дэниелс А.Д., Салмор А.К. Клональные популяции термотолерантных энтеробактерий в рекреационной воде и их потенциальное влияние на подсчет фекальных Escherichia coli . Прикладная и экологическая микробиология .2001;67(10):4934–4938. doi: 10.1128/aem.67.10.4934-4938.2001. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]35. Пети Ф., Клермон О., Деланной С. и др. Изменение структуры популяции Escherichia coli и распределения генов вирулентности вдоль водного сельского континуума. Границы микробиологии . 2017;8:с. 609. doi: 10.3389/fmicb.2017.00609. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]37. Нкансах М. А., Боади Н. О., Баду М. Оценка качества воды из вырытых вручную колодцев в Гане. Анализ гигиены окружающей среды . 2010;4(2):7–12. doi: 10.4137/ehi.s3149. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]38. Одагири М., Шривер А., Дэниелс М.Е. и др. Пути воздействия на человека фекалий и патогенов в сельских деревнях Индии и влияние увеличения количества туалетов. Исследование воды . 2016; 100: 232–244. doi: 10.1016/j.waters.2016.05.015. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]39. Причард М., Эдмондсон А., Крэйвен Т., Мкандавире Т. Устойчивый экологический инженерный проект . Берлин, Германия: Springer; 2016. Разработка устойчивых решений по обеспечению качества питьевой воды для сельских общин в развивающихся странах; стр. 259–277. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 40. Феррер Н., Фолч А., Масо Г., Санчес С., Санчес-Вила Х. Каковы основные факторы, влияющие на присутствие фекальных бактерий в системах подземных вод в развивающихся странах? Журнал загрязняющей гидрологии . 2020; 228 doi: 10.1016/j.jconhyd.2019.103556.103556 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]41. Акронг М.О., Аму-Менсах Ф.К., Аму-Менсах М.А., Дарко Х., Аддико Г.Н.Д., Ампофо Дж.А. Сезонный анализ бактериологического качества источников питьевой воды в сообществах, окружающих озеро Босомтве в регионе Ашанти, Гана. Прикладная наука о воде . 2019;9(4):с. 82. doi: 10.1007/s13201-019-0959-z. [Перекрестная ссылка] [Академия Google] 42. Эгильмез Х. И., Морозов А. Ю., Клоки М. Р. Дж., Шан Дж., Летаров А., Галёв Э. Э. Выбор жизненного цикла вируса, зависящий от температуры, может выявить и предсказать аспекты биологии условно-патогенных бактерий. Научные отчеты . 2018;8(1):с. 9642. doi: 10.1038/s41598-018-27716-3. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]43. Костыла С., Бейн Р., Кронк Р., Бартрам Дж. Сезонные колебания фекального загрязнения источников питьевой воды в развивающихся странах: систематический обзор. Наука об окружающей среде . 2015; 514:333–343. doi: 10.1016/j.scitotenv.2015.01.018. [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]44. ВОЗ. Руководство по качеству питьевой воды .3-й. Женева, Швейцария: ВОЗ; 2006. [Google Scholar]45. Чепмен Д. Оценка качества воды. Руководство по использованию биоты, отложений и воды в мониторинге окружающей среды . 2-й. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк, США: E. & FN Spon; 1996. [Google Scholar]

Total Coliform and E. coli Bacteria — MSU Extension Water Quality

Посмотреть/скачать PDF-версию

Что такое Total Coliform и E. coli Бактерии?

Total Coliform — это группа бактерий, присутствующих повсюду вокруг нас, большинство из которых не опасны для здоровья человека.Однако эти бактерии в природе не присутствуют в подземных водах. и являются признаком того, что могут присутствовать более вредные организмы. Фекальные кишечные палочки и E. coli являются подгруппами в группе Total Coliform, которые в основном поступают из фекалий. теплокровных животных. Наличие E. coli указывает на то, что вода подверглась воздействию фекалий и представляет непосредственный риск для человека здоровье есть.

Немедленные действия при положительном результате теста E. coli

Если в пробе воды обнаружена E. coli , прекратите употребление воды, если только вы относитесь к этому. Лечение может быть достигнуто путем кипячения воды в течение по крайней мере одной минуты. Вода должна быть обработана для питья, приготовления детского питания, мытья продуктов, чистки зубов. зубы и делать кубики льда.Альтернативой лечению является использование бутилированной воды. Обратитесь в местный отдел здравоохранения или отдел контроля качества воды, чтобы решить проблема загрязнения.

Бактерии в подземных водах

Если ваш анализ воды дает положительный результат на Total Coliform, но отрицательный на E. coli , это не является непосредственной проблемой для здоровья, но важно провести дальнейшее расследование.Если бактерии Total Coliform достигают лунки, более опасные бактерии также могут добраться до колодца, поэтому важно исследовать вероятный источник. Возможные объяснения включать:

  • Колодцы, расположенные в гравийном или песчаном грунте, где поверхностные воды быстро опускаются до грунтовых вод
  • Колодцы, расположенные слишком близко к септической системе или источнику отходов жизнедеятельности животных
  • Колодцы, расположенные в местах, где они могут быть затоплены стоком или где вода течет мимо колодца голова
  • Колодцы, которые не закрыты надлежащим образом и не экранированы для защиты от воды, животных и насекомых
  • Загрязнение во время установки или обслуживания скважины
  • Протекающие трубы позволяют бактериям проникать в линии подачи
  • Система очистки не обслуживалась и содержит бактерии
  • Лунка не загрязнена, но образец был загрязнен во время сбора

Проведите инвентаризацию вашей системы, чтобы определить вероятный источник бактерий является.Устраните этот источник, чтобы предотвратить дальнейшее загрязнение вашей воды более вредными возбудителей в будущем. Если вы обнаружите, что ваша система находится в хорошем состоянии и не содержит вероятные источники загрязнения, повторите пробу воды на Total Coliform, приняв все возможные меры. позаботьтесь о предотвращении загрязнения во время отбора проб.

Обработка скважины от бактериального загрязнения

Если проба воды из вашего колодца дает положительный результат на E.coli , свяжитесь с санитарным врачом округа, чтобы узнать, какие шаги необходимо предпринять для решения проблемы. проблема. Если в ваш колодец попадает источник бактерий, хлорирование системы убьет бактерии в колодце, но вскоре система снова будет загрязнена. Раствор хлора – самое простое и эффективное средство для дезинфекции колодца, насос, резервуар для хранения или система трубопроводов.Жидкий бытовой отбеливатель является наиболее распространенным Доступный источник хлора. Можно использовать обычный Purex или Clorox, но НЕ ИСПОЛЬЗУЙТЕ СРЕДСТВО ДЛЯ СТИРКИ с добавлением отбеливателя. Если шоковое хлорирование неэффективно и/или появились дополнительные бактерии желателен контроль, может быть установлена ​​система обеззараживания ультрафиолетом или хлорированием для лечения бактерий и других возбудителей.

Шоковое хлорирование воды из частной скважины

Следующие инструкции предназначены для помощи при ударном хлорировании. скважины, зараженные бактериями.Видео о шоковом хлорировании есть также имеется на DVD «Забота о ваших грунтовых водах». Видео доступно для просмотра в Интернете на веб-сайте Программы повышения качества воды МГУ, ссылка на которую приведена в конце этой веб-страницы.

Примечание:

  • Во время дезинфекции ваша вода будет хлорирована и непригодна к употреблению, план альтернативной воды для питья/приготовления пищи.

Предупреждения:

  • Отключите питание насоса перед снятием крышки колодца во избежание возможного поражения электрическим током. шок. Если вы не знакомы с вашей системой, наймите профессионального бурильщика. сделать работу.
  • Хлор может повредить некоторые системы очистки воды, проверьте рекомендации производителя перед хлорированием системы очистки
Объем воды на один фут глубины колодца
Диаметр обсадной колонны (дюймы)
Объем воды на фут глубины воды (галлоны)
4 0.65
6 1,47
8 2,61
10 4,08
12 5,88
18 13.22
24 23,50
30 36,72
36 52,87
Адаптировано из материалов Университета Уилкса  

 

Шаг 1) Рассчитайте, сколько воды вам нужно очистить.Вам необходимо определить количество воды. стоит в вашем колодце, что является общей глубиной минус глубина до грунтовых вод. Этот информация находится в вашем журнале скважины, который должен быть доступен у бурильщика или у веб-сайт Бюро горнорудной промышленности и геологии Монтаны (http://mbmggwic.mtech.edu/). Использовать Таблица 1, чтобы выяснить, сколько галлонов воды приходится на каждый фут воды в вашей скважины (пример: 50 футов воды с 6-дюймовым корпусом = 74 галлона).Добавить этот номер объему воды в водонагревателе, напорном баке и трубах (возможно 10 галлонов для типичного дома). Округлите количество галлонов, подлежащих обработке, в большую сторону. ближайшие 50 галлонов. Вам понадобится 3 пинты жидкого отбеливателя для белья (6% гипохлорита натрия). на каждые 100 галлонов воды, которые вы собираетесь очищать (пример: для 150 галлонов требуется 4.5 литров жидкого отбеливателя для белья).

Шаг 2) Используя защитные очки и резиновые перчатки, залейте расчетный объем отбеливателя для белья. в пятилитровое ведро и разбавляйте водой, пока ведро не наполнится. Удалить крышку колодца (с питанием для откачки) и медленно залейте раствор хлора в колодец. После осмотра проводов, чтобы убедиться, что они в хорошем состоянии, включите питание насос обратно.

Шаг 3) Включите наружный кран со шлангом, который достает до устья скважины. Запустите воду пока не почувствуете запах хлора на форсунке. В этот момент хлор циркулирует в системе, и вы можете использовать шланг для дезинфекции частей колодца над линия воды. Тщательно промойте крышку колодца, внутреннюю часть кожуха, безамбарный переходник и другое оборудование внутри колодца, отключите шланг.Теперь иди в дом и отдельно включайте каждый кран, пока не почувствуете запах хлора, а затем выключи это. Повторите для всех кранов с холодной и горячей водой.

Шаг 4) Оставьте раствор хлора в колодце и сервисной линии на 12–24 часа. После дезинфекции откройте наружный кран (чтобы вода не попадала в септик). системы) до тех пор, пока запах хлора не перестанет ощущаться на форсунке.Вода следует сбрасывать на гравийные поверхности или участки без растительности. После очистки хлор из внешней линии, аналогичным образом запускайте внутренние краны до тех пор, пока хлор не перестанет быть обнаруженным. Хлор может выделять мусор из сантехники, поэтому вам следует снять кран. экраны перед смывом и проверьте клапаны унитаза на наличие мусора после завершения смыва. Важно удалить хлор из системы перед использованием воды для питье, потому что бытовой отбеливатель не подходит для потребления человеком.

Этап 5) После дезинфекции система должна быть повторно проверена не менее чем через 72 часа после хлорирования. удаляется из системы, чтобы убедиться, что хлорирование прошло успешно.

Дополнительные ресурсы

Нажмите на ссылки ниже, чтобы перейти к дополнительным ресурсам.

Расширенная программа MSU по качеству воды — хорошо образованная программа (информационные бюллетени и видео)

Агентство по охране окружающей среды США E.coli в питьевой воде

Как разрядить хлором или продезинфицировать ваш частный водопровод или колодец

Национальные правила охраны первичной питьевой воды Агентства по охране окружающей среды США

Инструмент для интерпретации качества воды

E. coli в поверхностных водах

E. coli в поверхностных водах Контактное лицо: Molly Rippke 517-342-4419

Примечание: на эту страницу можно попасть по адресу www.mi.gov/egleecoli


Загрузить Руководство штата Мичиган E. Coli  Стандарт качества воды


Escherichia coli (E. coli)  – это тип бактерий (одноклеточных организмов), которые используются штатом Мичиган в качестве индикатора качества воды. Когда E. coli обнаружены в поверхностных водах, это означает, что имело место фекальное загрязнение. Хотя E. coli сам по себе может быть опасен для здоровья человека, могут также присутствовать другие болезнетворные организмы.Как только эти патогены попадают в ручей или озеро, они могут заразить людей через проглатывание или контакт с кожей, вызывая такие заболевания, как гастроэнтерит (диарея), лямблии, гепатит или холера.

Как E. coli попадает в поверхностные воды?

Распространенные и потенциальные источники заражения E. coli зависят от того, где вы находитесь. Например, ожидается, что городские районы будут иметь другой набор источников, чем сельские фермы, где есть домашний скот и люди полагаются на септические системы.Все животные (скот, домашние и дикие животные) и человеческие сточные воды являются возможными источниками при определенных обстоятельствах. Для получения дополнительной информации об источниках и о том, как EGLE предотвращает их попадание в поверхностные воды, см. TMDL штата Мичиган E. coli .

Чтобы узнать, как вы можете помочь уменьшить E. coli загрязнение наших рек, озер и пляжей, ознакомьтесь с нашим Руководством для домовладельцев.

Сколько E. coli слишком много?

Стандарт качества воды для E.coli была разработана для защиты здоровья человека во время работы и отдыха и представляет собой максимально допустимое количество E. coli в поверхностных водах штата. Эти стандарты, известные как стандарты полного и частичного контакта с телом (или рекреации), применяются ко всем водам штата, включая ручьи, реки, водно-болотные угодья, озера и пляжи. Среднее геометрическое трех проб на участке (собранных в один и тот же день) необходимо для сравнения со стандартом, как описано в Правиле 62 Части 4 Стандартов качества воды.Летом стандарт качества воды более консервативен, чтобы защитить пловцов во время полного контакта с телом, но вода круглый год защищена стандартом частичного контакта с телом. Для расчета среднего геометрического за 30 дней требуется пять еженедельных отборов проб в течение 30-дневного периода.


Стандарт качества воды для

E. coli :

Общий контакт с телом (1 мая – 31 октября):
Суточный максимум Среднее геометрическое: 300 E. coli на 100 миллилитров (мл)
Среднее геометрическое за 30 дней: 130 E.coli на 100 мл

Частичный контакт с корпусом (круглый год):
Суточный максимум Среднее геометрическое: 1000 E. coli на 100 мл


Как измеряется E. coli?

E. coli в воде существует в виде колоний, которые могут находиться в воде во взвешенном состоянии или оседать под действием силы тяжести. Пробы воды E. coli  следует отбирать таким образом, чтобы не нарушить донные отложения и избежать захвата поверхностных пленок или пены.Стерильные контейнеры и руки в перчатках используются для сведения к минимуму загрязнения образцов. Образцы берутся из трех мест (обычно называемых «слева», «в центре» и «справа») в каждом интересующем месте, например на пересечении дороги через реку или на пляже для купания. Образцы должны быть доставлены в лабораторию в течение 6 часов. , чтобы предотвратить повторный рост или гибель бактерий. Оказавшись в лаборатории, персонал подсчитает колонии, используя один из нескольких методов, и сообщит результаты в колониях на объем воды. Затем вычисляется среднее геометрическое этих трех образцов для сравнения со стандартом качества воды.Для расчета среднего геометрического за 30 дней требуется пять еженедельных отборов проб в течение 30-дневного периода.

К каким ресурсам я могу получить доступ, чтобы помочь мне взять пробу моего водоема?

Где я могу найти данные E. coli?

  • Интерактивный картограф E. coli TMDL Pollution and Solution позволяет искать существующие данные E. coli рядом с вами. Прежде чем приступить к работе, просмотрите вкладку “Справка” на карте или в справочном документе.
  • Ежегодные отчеты о бактериальном мониторинге
  • BeachGuard – это еще один интерфейс для картографирования и текстового поиска, предназначенный для обмена информацией о закрытии пляжей и E. coli  , собранной местными департаментами здравоохранения. BeachGuard также содержит несколько результатов E. coli , собранных в реках.
  • Ваш местный отдел здравоохранения также является хорошим источником информации. Воспользуйтесь картой «Свяжитесь с местным отделом здравоохранения» на веб-сайте Департамента здравоохранения и социальных служб штата Мичиган.

Что делает EGLE, когда мы обнаруживаем проблему?

В случае превышения стандарта качества воды на пляже, в озере или ручье EGLE проходит процесс, определенный разделом 303 (d) Федерального закона о чистой воде. Проще говоря, штат должен составить список всех вод, которые не соответствуют стандартам или не предназначены для использования по назначению, а затем должен решить эту проблему в документе под названием «Общая максимальная дневная нагрузка». По оценкам штата Мичиган, примерно половина его рек и ручьев превышает общий контакт с телом  90 223 E.coli стандарт. Десятки TMDL были одобрены Агентством по охране окружающей среды США для решения проблем E. coli на пляжах, реках, озерах и ручьях в Мичигане. Тем не менее, TMDL сам по себе не делает воду чистой, это всего лишь шаг в длительном процессе, который требует сотрудничества и усилий нескольких учреждений (государственных и местных) и участия общественности для достижения успеха.

Инструмент скрининга водоразделов TMDL (интерактивная карта)

Публикации по безопасной воде


Безопасная вода для купания и прогулок вброд

Как определить, пригодна ли вода для плавания?

Каковы потенциальные последствия для здоровья?


Что такое

E.coli уровни?

Какие наиболее важные источники этих микроорганизмов?

Что можно сделать для снижения уровня кишечной палочки?

Заключение

Автор


Сейф вода для купания и купания

Озера и ручьи обычно содержат различные микроорганизмы, включая бактерии, вирусы, простейшие, грибы и водоросли.Большинство из них происходят естественным путем и мало влияют на здоровье человека. Некоторые микроорганизмы, однако может вызывать заболевания у людей. Заболевания чаще всего возникают в результате некоторые бактерии, вирусы и простейшие, живущие в желудочно-кишечном тракте тракта и выделяются с фекалиями теплокровных животных.

Стандарты качества воды являются основой для определения того, или не определенный уровень загрязнителя, такого как E.coli является приемлемым. Для разных видов водопользования допускается разный уровень загрязнения. Для питьевой воды E.coli должна быть менее 1 КОЕ/100 мл. Самая поверхностная вода в Индиане не соответствовала бы этому стандарту, но соответствие стандарт питьевой воды не требуется, т.к. вода проходит очистку перед его используют для питья. Однако все ручьи и озера Индианы обозначены как чтобы удовлетворить использование «отдыха с полным контактом тела» или плавания.

 

Как мы определяем, можно ли плавать в воде?

Стандарт качества воды для полного контакта с телом в Индиане основан на E.coli, как рекомендовано EPA. Результаты мониторинга для E. coli приведены по количеству колониеобразующих единиц E. coli (или КОЕ) в 100 мл воды (примерно полстакана). Чтобы вода соответствовала стандарты рекреации, среднее геометрическое пяти образцов за 30-дневный период должно быть менее 125 КОЕ/100 мл, при отсутствии тестирования образца выше чем 235 КОЕ/100 мл.

Хотя вирусы и простейшие вызывают многие заболевания связанных с купанием в загрязненной воде, обычно проводится мониторинг для E. coli, которые, как правило, указывают на фекальное загрязнение. Индикаторы используются, а не фактические болезнетворные организмы (патогены), потому что патогенов гораздо труднее измерить, и хотя конкретный возбудитель может отсутствовать в определенный день наличие фекальных бактерий показывают, что это может быть.Кроме того, существует множество различных патогенов, и измерение одного патогена не позволяет предсказать концентрацию другого возбудителя. Количество фекальных бактерий является показателем риск для здоровья человека, связанный с купанием в воде.

 

Что Каковы потенциальные последствия для здоровья от купания в воде, содержащей патогены?

Неочищенные сточные воды или отходы животноводства, сбрасываемые в воду могут подвергать пловцов воздействию бактерий, вирусов и простейших.Эти патогены (болезнетворные организмы) обычно присутствуют в месте или вблизи места, где загрязненные стоки попадают в воду. Дети, старики и люди с ослабленной иммунной системой, наиболее вероятно развитие болезней или инфекций после купания в загрязненной воде.

Самая распространенная болезнь, связанная с купанием в воде загрязнение сточными водами – гастроэнтерит. Встречается в различных формах может сопровождаться одним или несколькими из следующих симптомов: тошнотой, рвотой, боль в животе, диарея, головная боль и лихорадка.Другие легкие заболевания, связанные с плаванием включают инфекции ушей, глаз, носа и горла. В высшей степени загрязненная вода, пловцы могут иногда подвергаться более серьезным заболеваниям как дизентерия, гепатит, холера и брюшной тиф. Большинство этих заболеваний требуют проглатывания (пития или глотания) зараженной воды, хотя некоторые могут передаваться через раны, подвергшиеся воздействию воды. Связанные с плаванием Согласно источникам EPA, болезни обычно незначительны.Это значит, что они требуют незначительного лечения или вообще не требуют лечения, легко реагируют на лечение и не имеют долгосрочных последствий для здоровья.

 

Что уровни кишечной палочки обычно встречаются в ручьях и озерах Индианы?

Образцы Департамента охраны окружающей среды штата Индиана для бактерий в многочисленных местах по всему штату. Индиана 305 (б) 1994-95 гг. Отчет (самая последняя доступная оценка качества воды в масштабе штата) сообщили, что около 81% оцененных вод не поддерживали «весь телесный контактный отдых» (плавание) из-за частого высокого уровня кишечной палочки.уровни коли.

Средние значения на сотнях станций, измеренные IDEM в диапазоне от 0,2 КОЕ/100 мл до 800 000 КОЕ/100 мл. Высокие значения E. coli явно нет ничего необычного в ручьях Индианы. Отбор проб в притоках Игл-Крик. обнаружили уровни до 160 000 КОЕ/100 мл, или примерно в 680 раз больше, чем Максимально разрешенный для отдыха. Менее половины взятых проб соответствовать стандартам отдыха. В Санкт-Петербурге было отобрано более 800 проб.Джозеф Река (водоснабжение Форт-Уэйна) и ее притоки в 1996-1997 гг. На рисунке ниже показан диапазон значений в течение сезона отбора проб. (апрель-ноябрь) в 1996 г. Среднее значение всех проб составило около 2000 КОЕ/100 мл (в 16 раз больше максимально допустимого), максимум 35 200 КОЕ/100 мл.

Другим признаком проблем с качеством воды является река Индиана. Список 303(d) (.pdf), на котором разрабатывается TMDL, или Общий максимум Ежедневные нагрузки будут основываться.Из 208 водоемов списка 303(г) 44 иметь E. coli в качестве одного из параметров TMDL. Высокий уровень кишечной палочки был в обнаружен во многих из оставшихся 164 водоемов, но из-за качества проблемы контроля в выборке были исключены из списка. Это ожидаемо что повторная выборка позволит идентифицировать E. coli во многих других потоках, поэтому что в этих потоках в конечном итоге будут разработаны TMDL для E. coli.

 

Что являются наиболее важным источником этих микроорганизмов?

Э.coli может происходить из отходов жизнедеятельности любого теплокровного животного, в том числе люди, крупный рогатый скот, свиньи и многие другие животные, включая диких животных. Фекальный отходы жизнедеятельности человека представляют наибольшую опасность для здоровья, поскольку они несут большинства патогенов человека. Однако некоторые из упомянутых выше заболеваний могут передаваться от животных к человеку.

Человеческие отходы могут попадать в воду из неправильно функционирующих септиков. системы, неправильно очищенные сточные воды (как правило, из-за переливов общесплавной канализации во время штормовых явлений), сбросы с лодок, осадок сточных вод, земля, если не обработана должным образом, и в редких случаях от больного человека (обычно маленький ребенок в подгузниках) плавание.Современные септики предназначены для сброса отходов в почву, где болезнетворные микроорганизмы и другие загрязнители фильтруются почвой до того, как вода попадает в грунтовые воды или водотоки. Однако домам, построенным до 1950 года, разрешалось сбрасывать сточные воды. из септика прямо на тайлы поля, а не на поле выщелачивания. Такие системы имеют высокую вероятность попадания фекальных организмов в ручьи, особенно когда земля влажная.Во многих случаях домашние сайты не имеют достаточное пространство или подходящие почвы для установки надлежащего поля септического выщелачивания. Высокий уровень грунтовых вод распространен вблизи озер, и почвы там могут быть неподходящими. для септических систем. Дома, построенные до того, как были приняты современные общегосударственные правила созданные в Индиане в 1991 г., часто имеют недостаточно большие системы или не имеют места для расширения поля поглощения в случае отказа системы.

Даже хорошо спроектированные септические системы могут загрязнять воду, если они выходят из строя из-за неправильного обслуживания или просто достижения конца их конструкции жизнь.Когда системы не откачивались регулярно, или когда почва не может обрабатывать отходы, или из-за плохой конструкции поле выщелачивания может быть не в состоянии правильно обращаться со сточными водами. Сточные воды могут подниматься на поверхность, где он может стоять на лужайке, где играют дети, или течь по суше к ближайший ров или ручей.

Многим очистным сооружениям разрешено обходить очистные сооружения. системы во время шторма.Обычно это связано с подключением ливневой канализации. в канализационные коллекторы (известные как «комбинированные коллекторы») и общий поток во время шторма может намного превышать мощность очистных сооружений. Такие шунты являются основной причиной микробного заражения в Индиане. Эта практика не разрешена в новом строительстве, но является распространенной проблемой. в старых городах с существующей канализационной системой. Высокая стоимость доставки сообществ к соблюдению требований является основным препятствием на пути сокращения этого источника Э.коли.

Отходы животноводства также содержат фекальные колиформные бактерии, такие как кишечная палочка. Новое исследование может вскоре позволить нам регулярно различать E.coli животного и человеческого происхождения, но стандартные тесты не делают это различие.

Навоз домашнего скота, попадающий в водостоки, канавы или ручьи, обычно привести к высоким уровням кишечной палочки. Навозохранилища или отстойники, которые расположенные или построенные, могут протечь, загрязняя окружающую воду.это однако гораздо чаще загрязнение происходит в результате применения земли навоза. Когда после внесения удобрений идут проливные дожди или когда навоз наносится на слишком влажную землю, наносится с избытком или наносится слишком близко ручье, стоки могут переносить навоз в ближайший ручей. Это было широко предполагается, что подземные водостоки защищены от 2 до 4 футов почвы над ними, так как бактерии обычно адсорбируются почвой.Однако Было показано, что значительное количество бактерий достигает линий плитки. через трещины, корневые отверстия, червоточины или поверхностные воздухозаборники или воздухозаборники вентиляционные отверстия к линиям плитки. В исследовании, проведенном в Нью-Йорке, фекальные колиформные концентрации достигла 100 000 КОЕ/100 мл в дренаже плитки (примерно в 500 раз больше, чем стандарт для отдыха) после внесения жидкого навоза. Самый прямой путь происходит, когда домашний скот разрешен в самом ручье, однако, степень загрязнения здесь зависит от плотности животных и речного стока.

В некоторых районах, особенно там, где мало людей или скота, диких животных может внести существенный вклад. Самый непосредственный вклад вносят водоплавающие птицы, хотя олени, еноты и другие дикие животные, живущие где угодно в водоразделе может способствовать повышению уровня бактерий в ручьях. В городских районах отходы домашних животных могут быть смыты с улиц и других непроницаемых поверхностей и протекать через ливневые стоки стекают прямо в озера и ручьи.

 

Что можно сделать для снижения уровня кишечной палочки?

1. Убедитесь, что септические системы функционируют должным образом .

Септические системы не функционируют должным образом при высоком уровне грунтовых вод, неглубокие ограничивающие слои коренных пород или фрагипана, либо очень медленно, либо быстро проницаемая почва ограничивает способность почвы перерабатывать отходы. Много слишком крутые или слишком маленькие также не подходят для септических систем.Все системы требуют, чтобы септик откачивался каждые 5 лет или около того. для обеспечения максимального срока службы. Во многих случаях из-за первоначального жилого расположение было неудачным или размер участка был недостаточным, единственное решение для спасения неисправной септической системы является установка системы очистки перед поле фильтра, чтобы снизить нагрузку. Доступны следующие публикации из вашего окружного офиса Purdue Extension, может предоставить дополнительную информацию по установке и обслуживанию септиков.

  • ИД-170: Руководство по строительству обычных септических систем
  • ИД-142: Эксплуатация и техническое обслуживание домашней септической системы
  • АЙ-9-33: Руководство пользователя септической системы

2. Поддержка планов сообщества по строительству или модернизации системы очистки сточных вод. растений и ликвидировать комбинированные канализационные переливы.

Во многих районах Индианы, особенно вокруг озер, на участках нет подходящих земля доступна для надлежащих септических систем.В некоторых случаях лучшее решение может быть даже запретить жилое использование таких участков или построить централизованная канализация, которая может включать обычную очистку сточных вод, построены заболоченные участки или централизованная септическая система выщелачивания должным образом расположены и спроектированы. Хотя строительство и эксплуатация таких дорогие, они необходимы для защиты качества воды и здравоохранение. Ликвидация комбинированных канализационных переливов является сложной и дорогостоящая операция, и налогоплательщики должны понимать, что затраты в конечном счете стоит защищать качество воды.

3. Не допускайте попадания навоза в плитки, канавы и ручьи.

IDEM дает разрешения на все крупные животноводческие операции. Они необходимы соблюдать рекомендации по хранению и иметь достаточную площадь земли для навоза заявление. Надлежащие методы управления, такие как внесение навоза при оптимальных время для поглощения растениями, применяя, когда вероятность стока низкая, и впрыскивание или внесение навоза при внесении значительно снижает потенциал для стока навоза, который может загрязнить ручьи.Прибрежные буферные полосы там, где не применяется навоз, важны там, где поверхностный сток является основным путь для течения. Неудачи также должны осуществляться с любой поверхности входы в линии плитки. Следующие публикации, доступные в вашем окружной офис Purdue Extension, может предоставить дополнительную информацию по навозу скота и охране качества воды.

  • WQ-7: Влияние качества воды на животноводство: пастбища и откормочные площадки
  • WQ-8: Влияние качества воды на животноводство: хранение отходов
  • WQ-16: Влияние качества воды на животноводство: внесение навоза в землю
  • ИД-205: Планирование использования свиного навоза
  • ИД-206: Планирование использования птичьего помета
  • ИД-208: Планирование использования молочного навоза

Заключение

Большая часть 36 000 миль рек Индианы, 106 000 акров озер и 43 мили береговой линии озера Мичиган в настоящее время не соответствуют качеству воды нормы для отдыха.Большое количество потенциальных источников кишечной палочки сделать очень трудным определение точной стоимости каждого источника в большинство водоемов. Очистка этих ценных ручьев и озер потребует обращение ко всем возможным источникам. Поскольку «мы все являемся источником», мы все должны быть частью решения.

Автор

Доктор Джейн Франкенбергер
Кафедра сельскохозяйственной и биологической инженерии
Университет Пердью
Fra[email protected]образование
765-494-1194


Для получения дополнительной информации связаться с Джейн Франкенбергер ([email protected])
или Брент Лэдд ([email protected])
или позвоните в офис Purdue Extension Safe Water по телефону 765-496-6331.

Пердью Заявление о равных возможностях

Дом | устье скважины Защита | Ферма/Дом *А*Сист | Питьевой Часто задаваемые вопросы о воде | Публикации | Сейф вода для детей | Ссылки

 

 

Общее заражение кишечной палочкой и кишечной палочкой в ​​воде из колодца в сельской местности: анализ для пассивного наблюдения | Журнал воды и здоровья

Надзор за водными микробиологическими патогенами традиционно включал использование организмов-индикаторов (Standridge 2008; World Health Organization 2011).Общее количество кишечных палочек и Escherichia coli использовались в качестве индикаторов качества воды во всем мире (Gleeson & Gray 1996; World Health Organization 2011). Всемирная организация здравоохранения рекомендует E. coli в качестве «основного параметра» мониторинга минимального количества воды (World Health Organization 2011). Защита питьевой воды требует комплексного подхода, включая мониторинг и управление, законодательство и руководящие принципы, расширение прав и возможностей и информирование общественности, а также исследования новых технологических решений (Федерально-провинциально-территориальный комитет по питьевой воде и Целевая группа CCME по качеству воды, 2004 г.).Не все подпадают под действие законодательства о питьевой воде; люди, живущие в сельской местности, часто зависят от грунтовых вод, чаще всего неочищенных, для получения питьевой воды (Summers 2010), что потенциально подвергает их большему риску болезней, передающихся через воду, чем их городские сверстники (Galanis et al. 2014).

В Канаде правила, касающиеся питьевой воды, контролируются правительствами провинций и, таким образом, варьируются в зависимости от провинции, особенно для небольших государственных и частных систем.Например, в Британской Колумбии небольшие системы с двумя или более подключениями подпадают под действие правил, но в Квебеке системы, обслуживающие 20 или менее человек, не регулируются (Cook et al. 2013). В Соединенных Штатах Агентство по охране окружающей среды (EPA) регулирует общественные системы питьевой воды, которые определяются как системы, обслуживающие 15 соединений или 25 отдельных лиц (Агентство по охране окружающей среды США, 2015 г.). Частные системы питьевой воды (им пользуются примерно 15% населения США) не регулируются Агентством по охране окружающей среды (Агентство по охране окружающей среды США, 2012 г.).Следовательно, многие люди в Северной Америке и во всем мире потребляют подземные воды из частных колодцев, в отношении которых общественное здравоохранение не защищено законодательством. Те, кто потребляет подземные воды без регулярного тестирования, могут подвергаться риску заболеваний, передающихся через воду.

Анализы, проводимые провинциальными или государственными лабораториями, могут использоваться в качестве основы для плана надзора за микробиологическим качеством воды, но необходимо установить исходные уровни, включая сезонность и тенденции, для сравнения с будущими уровнями.Кроме того, важно понимать текущее пространственное распределение загрязнения, чтобы эффективно интерпретировать данные о потенциальных вспышках (Hay et al. , 2013 г.) и определить, как будущие климатические изменения могут изменить распределение рисков и вспышек заболеваний, передающихся через воду (Bezirtzoglou ). и др. 2011; Голуэй и др. 2015). Пассивный сбор данных, часто называемый пассивным эпиднадзором, является экономически выгодным методом выборки большой совокупности или разработки большого набора данных за несколько лет, когда активный сбор может быть нецелесообразным или недоступным.Хотя пассивный сбор данных может иметь свои недостатки, такие как систематическая ошибка самоотбора или неполная выборка, сообщается, что он обладает превосходной чувствительностью, когда набор данных достаточно велик, даже если распространенность заболевания низкая (Craighead et al. 2015).

С появлением более удобных для пользователя географических информационных систем в конце 1990-х годов пространственный анализ эпидемиологических данных стал ключевым инструментом для пространственной визуализации процессов заболевания, отслеживания источников заболевания и выявления областей с повышенным риском заболевания (Stevenson et др. 2008). Методы пространственного анализа в эпидемиологии включают простую пространственную визуализацию моделей показателей здоровья, локальные и глобальные методы выявления кластеров заболеваний/патогенов, пространственную интерполяцию, пространственную оценку риска и регрессионные модели, которые включают пространственную зависимость (Stevenson et al. 2008). Эти методы применялись для исследования загрязнения воды во всем мире. Город Пури, Индия, использовал точечный отбор проб воды из колодцев и интерполяцию для создания контурных карт уровней грунтовых вод в условиях до и после муссонов и выявления сезонных закономерностей и распределения бактериальных и химических загрязнителей (Виджай и др. 2011). Результаты позволили авторам сделать несколько предложений по снижению загрязнения воды в будущем. В Канаде в исследовании воды из частных колодцев Онтарио в 2013 году использовалась методология статистического пространственного сканирования с использованием круглого окна для определения пространственных кластеров из E. coli- положительных скважин (Krolik et al. 2013). Большой Ванкувер, Британская Колумбия, использовал ряд переменных, включая внутреннюю восприимчивость водоносного горизонта, записи о местоположении скважин, цифровые модели рельефа, данные о землепользовании и известные места загрязнения подземных вод, чтобы создать карту рисков для источников воды в этом районе.В рамках этого проекта также была составлена ​​карта относительного риска, но эта карта была основана на потенциальных факторах риска, а не на фактических результатах загрязнения, и была ориентирована на гораздо меньшую географическую территорию (Simpson et al. 2014).

Карты относительного риска, также называемые картами избыточной частоты, используются для демонстрации областей с более высоким или более низким риском заболевания (Anselin et al. 2010). Используя общий средний уровень заболеваемости для большого региона, можно рассчитать ожидаемый уровень для небольших регионов в пределах большого региона, таких как округа, на основе населения в каждом округе.Соотношение ожидаемых и фактических случаев позволяет измерить относительный риск в каждом округе по сравнению с соседними округами (Anselin et al. 2010). Эта методология использовалась для выявления районов с риском желудочно-кишечных заболеваний в Северной Канаде (Pardhan-Ali et al. 2012) и Cryptosporidium spp. загрязнение поверхностных вод в Ирландии (Samadder et al. 2010). Эмпирическое байесовское сглаживание позволяет корректировать необработанные числа в географических районах с небольшим населением, что может привести к вводящим в заблуждение показателям (Owusu-Edusei & Owens 2009).

Анализ временных рядов — это методы, часто используемые в эпидемиологии, а также в ряде других дисциплин не только для отслеживания тенденций во времени, но и для моделирования будущих результатов на основе текущих и прошлых событий (Shumway & Stoffer 2006). Анализ временных рядов был недавно использован для моделирования влияния гидроклиматических переменных на желудочно-кишечные заболевания, передающиеся через воду, в Британской Колумбии, Канада (Galway et al. 2015).

Цели этого исследования заключались в изучении использования картирования относительного риска и анализа временных рядов для установления исходных уровней загрязнения сельских подземных вод E. coli и общим количеством кишечных палочек в провинции Альберта, Канада, в качестве тематического исследования, и изучить использование пассивного сбора добровольных проб воды в качестве инструмента для продолжения деятельности по наблюдению за водными ресурсами.В частности, мы стремились: (1) использовать пространственно-временные методы для выявления закономерностей в пассивно собираемых данных о загрязнении воды; (2) проверить, были ли образцы загрязнения пространственно и временно структурированы и в какой степени; (3) описать методологию определения исходных уровней загрязнения и сезонности, а также областей повышенного или пониженного риска с использованием пространственно-временного анализа и методов картирования относительного риска.

Область исследования включала всю провинцию Альберта, которая занимает площадь более 660 000 квадратных километров и расположена в Западной Канаде.Южная граница Альберты проходит по 49-й параллели, а северная — по 60-й параллели. Восточная граница с провинцией Саскачеван очерчена 110-м меридианом на запад, а западная граница с провинцией Британская Колумбия очерчена 120-м меридианом с севера вниз до континентального водораздела, а затем граница простирается на восток после водораздела. . Население провинции составляет более четырех миллионов человек, что составляет 12% населения Канады (Statistics Canada 2014).Данные о подаче воды включали 179 623 результатов тестов на E. coli и общее количество кишечных палочек за 2004–2012 годы для Альберты, Канада. Материалы были взяты из проб воды из сельских колодцев (как из небольших общественных систем, так и из частных колодцев). Тестирование проводилось Провинциальной лабораторией общественного здравоохранения Альберты (ProvLab) (Калгари, AB, Канада) и доступ к нему осуществлялся с помощью инструмента интеграции данных для лабораторий Альберты (DIAL), веб-инструмента наблюдения, разработанного ProvLab. ProvLab является лабораторией, аккредитованной в соответствии со стандартом ISO 17025, для проведения микробиологического анализа воды.

Повторные пробы, пробы, взятые для количественного анализа после положительного начального теста, не были включены в это исследование. Все пробы воды были отобраны владельцами колодцев, и включение информации об имени, адресе и местоположении, прилагаемой к пробам, было оставлено на усмотрение лица, предоставившего пробы. Эта информация была написана от руки лицом, подавшим пробу, на стандартных провинциальных формах заявки на воду во время подачи и впоследствии введена в компьютерную систему принимающим технологом.Если образец был положительным, ProvLab связывалась с местным агентством общественного здравоохранения, и в их обязанности входило информировать владельца/надзирателя скважины и предоставлять информацию о обеззараживании и дальнейшем тестировании в соответствии с Полевым руководством по охране окружающей среды Alberta Health and Wellness (Техническое руководство). Консультативный комитет по безопасной питьевой воде, 2004 г.).

В целом, включая повторные пробы, 14.6 и 1,5% проб из лунок были общими колиформными и E. coli -положительными соответственно. Преобладание общих колиформных и E. coli -положительных лунок в данных, агрегированных по кварталам и месяцам, составило 21,4 и 2,4% соответственно.

пробы были поровну разделены между частными и общественными колодезными источниками (49,9 и 50,1% соответственно). Большая доля проб воды из частных колодцев (81.1%, 90 223 n 90 224 = 72 603) был геолоцирован по сравнению с общедоступными выборками (50,0%, 90 223 n 90 224 = 44 994). Частота общего колиформ-положительного колодца в государственных и частных колодцах отличалась между геолоцированными и негеолоцированными скважинами (День Бреслоу = 76,099, df = 1, p <0,001), поэтому геолоцированные и негеолокированные скважины были представлены отдельно. . Частные скважины с географической привязкой имели на 3,37 (95% ДИ: 3,24–3,51) более высокие шансы быть полными колиформ-позитивными по сравнению с общественными скважинами с географической привязкой, в то время как частные скважины без геолокации имели 2.49 (95% ДИ: 2,35–2,63) более высокие шансы по сравнению с общедоступными скважинами без геолокации. Разница между общедоступными и частными не отличалась статусом геолокации для заражения E. coli (День Бреслоу = 1,233, df = 1, p = 0,362), поэтому использовалось объединенное отношение шансов CMH. Частная скважина имела на 5,21 (95% ДИ: 4,66–5,82) более высокие шансы быть положительным на E. coli , чем общественная скважина, независимо от геолокации.

Количество образцов, представленных для проверки качества воды, менялось в течение недели ( х 2 = 170 853, df = 6, p < 0.001). Пробы чаще всего подавались по вторникам (29,5%) и средам (38,5%).

Разложение STL продемонстрировало пик как в E. coli , так и в лунках с положительными колиформами в целом в 2005 г., а второй более низкий всплеск для общего количества колиформ в 2009 г. (рис. 1 и 2). График временного ряда также показал пик в 2005 году как для E. coli , так и для общего количества кишечных палочек, но не указал второй пик для общего количества кишечных палочек.Наблюдался сезонный всплеск как E. coli ( х 2 = 1,224, df = 2, p < 0,001), так и общего количества кишечных палочек ( х 2, 3, = 2,3, p <0,001) в летние и осенние месяцы, соответственно, с пиковыми датами за все годы (2004–2012 гг.) 25 августа для общего количества колиформ и 24 июля для E. coli с использованием теста Эдварда на сезонность.

Используя годовые тенденции в данных, агрегированных по кварталам и месяцам, пики 2005 года как для общего количества колиформ, так и для E.coli были в основном ограничены южным регионом Альберты. Все три региона имели значительную сезонность по тесту Эдварда как для общего количества колиформ, так и для E. coli (таблица 1). Даты пиков (усредненные за все годы) были одинаковыми для южных и центральных районов провинции: E. coli и пики общего количества колиформных бактерий пришлись на 23 июля и 18 августа для юга и 21 июля и 6 сентября для центральной части провинции Альберта соответственно. Северные районы провинции отражали более позднюю сезонную картину с пиками 6 августа и 12 сентября соответственно.

Используя все данные (не агрегированные по кварталам/месяцам) и изучив карты частоты E. coli и общего количества колиформных бактерий по регионам здравоохранения, карты выявили градиент с юга на север с более высокими показателями как E. coli , так и общее количество колиформ-положительных скважин в южной части провинции, умеренные показатели в центральной части провинции и более низкие показатели на севере (рис. 3).

Используя агрегированные данные за квартал/месяц, область высокого относительного риска E.coli (Рисунок 4) был обнаружен на юге (от 2,4 до 3,4), а на севере были обнаружены три области с более высоким относительным риском (одна с 1,6–2,1, одна с 1,7–2,3 и одна с 1,6–3,2). . Карта относительного общего риска по колиформам имела более однородный вид с областями более высокого риска в тех же местах, что и карта относительного риска E. coli , но уровни риска были ниже с максимальным относительным риском 1,6 (рис. 4).

В целом, использование этих методов для оценки данных рутинных тестов из обширного региона обеспечивает основу для рутинных, пассивно собираемых данных эпиднадзора, дающих представление о сезонности, временном характере и географическом местоположении относительного риска.Использование эмпирического метода байесовского сглаживания с картой относительного риска позволило визуализировать области высокого риска, которые не были видны с помощью других методов.

Анализ временных рядов обеспечил визуальное представление исходных уровней загрязнения и отклонений от исходных значений, а тест Эдварда предоставил статистические средства проверки сезонности. Сезонность в E. coli -положительных лунках соответствует сезонной тенденции, наблюдаемой в случаях заражения людей E.coli O157:H7 (июльский пик) (Michel et al. 1999) и распространенность E. coli O157 в ректально собранных образцах фекалий крупного рогатого скота (пики весной и в конце лета) (Chapman et al. 1997). Разложение STL демонстрирует пик в 2005 году для E. coli и общее загрязнение кишечной палочкой. Это соответствует наводнению, которое произошло в Альберте в 2005 г. Визуально временные ряды по регионам показывают, что пик в 2005 г. был ограничен южной частью провинции, где произошло наводнение.Нам не удалось определить причину второго пика в 2009 г. общего колиформного загрязнения, выявленного при разложении STL.

На картах загрязнения E. coli и общего количества колиформ, собранных медицинскими службами Альберты, отмечены районы с высоким уровнем загрязнения в южных медицинских регионах 1 и 2, умеренные уровни в центре провинции и низкие уровни на севере (рис. 3). ). Это подтверждается более ранними исследованиями: пространственные скопления E.coli O157 случаи у людей были выявлены в той же общей области провинции, что и одна из областей, которые в этом исследовании были определены как районы с высоким риском заражения воды (Pearl et al. 2006) и показатели заболеваемости людей криптоспоридиозом и кампилобактериоза постоянно выше в южной медико-санитарной зоне, чем в Альберте в целом (Government of Alberta 2015).

Карты относительного риска, созданные на основе точечных данных, агрегированных по кварталам и месяцам с применением эмпирического байесовского сглаживания, выявили те же области риска на юге Альберты, что и карты загрязнения на уровне выборки (рис. 3), но также выявили три области повышенного риска. в северо-западной части провинции (вблизи городов Гранд-Прери, Пис-Ривер и Хай-Левел; рис. 4).Повышенный риск в этих регионах может быть связан с такими географическими особенностями, как тип почвы или водоносного горизонта, характер осадков, глубина колодцев или характер землепользования, а также с социально-экономическими факторами. Взвешенная по расстоянию интерполяция позволила нам интерполировать относительный риск для географических регионов без данных. Карты относительного риска будут полезны в качестве руководства для дальнейших исследований по выявлению горячих точек микробного загрязнения в подземных водах и в качестве географической основы для будущего наблюдения.

Несмотря на то, что в этом исследовании используются данные, собранные для других целей, мы предполагаем, что эта форма надзора с пассивно полученными данными применима к большей совокупности скважин по всей провинции, понимая, что в основе выборки может быть некоторая систематическая ошибка. Кроме того, использование пассивно собранных данных увеличило мощность исследования из-за большого размера базы данных ( n = 179 623). Общий процент E.coli – и общее количество колиформ-положительных лунок в этом исследовании, 1,5 и 14,6%, соответственно, ниже, чем сообщалось в исследованиях из других регионов Канады и США (Goss et al. 1998; Borchardt et al. ). 2003; Хетчер-Агила, 2005). В Онтарио, Канада, от 17 до 24% специально отобранных колодцев на сельскохозяйственных землях были E. coli -положительными по крайней мере один раз в двухлетний период с более высокой распространенностью положительных результатов летом (Goss et al. 1998). ).В штате Висконсин 28 и 2% из 50 лунок, отобранных с акцентом на плотность септического поля, были положительными на общее содержание кишечной палочки или E. coli в продольном исследовании в течение одного года (Borchardt et al. 2003). Из 24 необработанных общественных колодцев и 13 частных жилых колодцев в бассейне реки Чемунг, штат Нью-Йорк, США, пробы которых были взяты летом 2003 г., 32% были в целом положительными на кишечную палочку и 16% – на E. coli -положительными. Выбор участков для этого исследования был основан на выборе участков с большей уязвимостью к загрязнению, а также на хорошем представлении географического охвата исследования (Hetcher-Aguila 2005).В общей сложности 22% частных источников воды в Великобритании, в основном грунтовые воды, были положительными на общее количество кишечных палочек, фекальные колиформные бактерии или фекальные стрептококки (Fewtrell et al. 2007). Целенаправленный характер отбора проб только в этих исследованиях, отбирая районы с большей вероятностью загрязнения (Goss et al. 1998; Borchardt et al. 2003; Hetcher-Aguila 2005), может объяснить более высокие уровни загрязнения в других исследованиях. Однако более низкие уровни загрязнения в нашем исследовании также могут быть связаны с предвзятостью при отборе проб.Примечательно, что большинство исследованных скважин были отобраны их владельцами добровольно, а не случайно выбраны из совокупности скважин, подверженных риску. Обзорное исследование в Альберте показало, что добровольный отбор проб из частных скважин составляет лишь 11% эксплуатируемых скважин (Summers 2010). В частности, предвзятость могла бы возникнуть, если бы люди, предоставившие образцы, были более добросовестны в обслуживании своих скважин по сравнению с людьми, которые не предоставили образцы. В качестве альтернативы, наша выборка будет смещена в противоположном направлении, если люди сдали образцы воды из-за подозрений на загрязнение воды.Влияние добровольной предвзятости можно было бы лучше понять с помощью исследования, которое включало как часть опроса для изучения индивидуальных привычек тестирования воды, так и тест воды, чтобы определить, более или менее вероятно, что те, кто склонен к добровольному тестированию, имеют загрязнение. Это позволит лучше понять возможность использования добровольных проб в системе эпиднадзора. Однако, как и наши выводы, исследование 816 колодцев в 2001 году в Альберте показало, что общая распространенность колиформ составляет 13.8% и распространенность фекальных кишечных палочек 3,1% (в этом исследовании не проводилось E. coli -специфических тестов, а дизайн исследования был основан на удобной выборке с обязательным включением участков в каждом из 64 муниципалитетов) (Fitzgerald et и др. 2001).

В отличие от других планов исследований, где обязательна частота отбора проб, в нашем исследовании образцы воды из одних и тех же колодцев можно было сдавать более одного раза в год (повторное тестирование).Повторное тестирование было важно для изучения, поскольку контаминация как общими, так и фекальными колиформами может быть спорадической (Oliphant et al. 2002). Положительный тест в скважине, которая была протестирована только один раз в год, может иметь иные последствия, чем скважина, которая была протестирована 100 раз в год с одним положительным результатом. На основании наших данных невозможно определить, представляет ли собой положительный тест из скважин, которые были проверены только один раз, спорадическое загрязнение или постоянную проблему.Поскольку использование доли положительных тестов в качестве статистической единицы сделало бы один положительный тест в течение года тестирования неважным, мы решили агрегировать данные по кварталам и месяцам. Это приводит к потенциальному смещению результатов в сторону более высоких положительных результатов, но с точки зрения общественного здравоохранения рассмотрение положительных результатов при любых условиях как серьезных не является необоснованным. Кроме того, данные могут вводить в заблуждение в том смысле, что представленные тесты были агрегированы по квартальным участкам, а несколько тестов в год могли быть проведены на одной скважине, испытанной несколько раз, или на нескольких скважинах, испытанных один или несколько раз.Большое количество испытаний для одной четвертной секции, вероятно, происходило там, где на четвертной секции было несколько скважин. Невозможно подсчитать, какую предвзятость это могло внести в результаты. Геолокация с помощью системы ATS позволила нам использовать большую базу данных, которая у нас была, но не была идеальной. Координаты глобальной системы позиционирования (GPS) обеспечили бы лучшее разрешение для пространственного анализа и лучшую переносимость в другие регионы.

Часть населения может подвергаться риску, но не проверяет воду на регулярной основе или вообще не проверяет ее.Саммерс (2010) ранее определил, что несколько частных владельцев скважин ежегодно проводят испытания, и определил, что наиболее частой причиной отказа от испытаний было ощущение отсутствия необходимости в испытаниях. Регулируемое ежегодное плановое тестирование воды из частных и небольших общественных колодцев может быть полезным для жителей Альберты, и наши данные подтверждают рекомендации, изложенные в Руководстве по передающимся через воду бактериальным патогенам Министерства здравоохранения Канады (2013 г.). системы следует тестировать два или три раза в год, уделяя особое внимание времени, когда загрязнение наиболее вероятно, т.е.д., весной и летом.

Определить, какие образцы подвергались повторному тестированию, было сложной задачей в такой большой базе данных, поскольку имена вводились непоследовательно. Например, Дж. Смит и Джон Смит могут представлять одного и того же человека. Функция нечеткого поиска (K2 Enterprises 2012) потенциально может идентифицировать несовместимые записи имен, но этот подход не позволит выявить случаи, когда несколько образцов из одной и той же скважины были представлены членами семьи или друзьями с разными именами.Чтобы решить эту проблему, мы объединили все геолоцированные выборки в одном квартале и использовали кварталы в качестве нашей статистической единицы.

Использование CMH позволило изучить различия в загрязнении между государственными и частными колодцами с учетом геолокации. Хотя общее заражение кишечной палочкой и E. coli было выше в частных колодцах, чем в общественных, наблюдатели за частными колодцами реже проверяли свои колодцы.Для большинства небольших общественных систем водоснабжения не существует правил тестирования, за исключением кемпингов, которые требуют тестирования воды непосредственно перед открытием весной (провинция Альберта, 2004 г.), но в руководствах предлагается проводить тестирование чаще, чем для частных систем, в зависимости на источнике воды. Например, рекомендуется, чтобы очищенные поверхностные воды и очищенные грунтовые воды, находящиеся под влиянием поверхностных вод, еженедельно проверялись на наличие коммунальных/общественных запасов (Технический консультативный комитет по безопасной питьевой воде, 2007 г.).Кроме того, из-за того, что с небольшими системами общественного водоснабжения связано несколько человек, может потребоваться больше ресурсов и организаций для обеспечения тестирования, технического обслуживания и дезинфекции. Эти факторы могут объяснить более низкий уровень загрязнения в общественных колодцах. Опрос владельцев частных колодцев в Альберте, проведенный в 2011 году, показал, что большинству участников исследования не хватало знаний об источниках подземных вод и управлении скважинами, и только 11% проверялись на микробное загрязнение не реже одного раза в год (Summers 2010). В результате более высокого уровня загрязнения владельцы частных скважин, по-видимому, подвергаются большему риску, чем пользователи государственных скважин, поэтому может быть полезно поощрять владельцев частных скважин к более частым проверкам и предоставлять больше возможностей для обучения владельцев частных скважин.

Ограничения этого исследования включают ранее упомянутый в основном добровольный характер тестовых образцов, позволяющий делать выводы только для этой совокупности протестированных образцов воды из колодца, и невозможность геолокации всех образцов. Кроме того, частные выборки были лучше представлены на картах относительного риска, потому что можно было геолоцировать больше частных выборок (81,1%, n = 72 603), чем общедоступных выборок (50,1%).0%, n = 44,994), и это увеличило уровень загрязнения, поскольку пробы воды из частных колодцев имели более высокое загрязнение, чем пробы воды из общественных колодцев. Возможность геолокации всех образцов могла изменить карту и, возможно, расположение зон повышенного риска.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.