Операция на поджелудочной железе видео: Заболевания поджелудочной железы – лапароскопическая операция, лапароскопия [Видео]

Содержание

Уникальная лапароскопическая операция – удаление головки поджелудочной железы

В городской клинической больнице №81 активно внедряются малоинвазивные высокотехнологические методы хирургического лечения больных с патологией желудочно-кишечного тракта. Т.е. операции осуществляются малотравматичными методами буквально через один или несколько небольших проколов.

Благодаря оснащению больницы, совершенствованию образования врачей в клинике с мая месяца 2015 года началось внедрение новых технологий в хирургическое лечение больных с заболеваниями толстой кишки – лапароскопические гемиколэктомии – удаление части толстой кишки через небольшое проколы.

Новые технологии хирургического лечения начали применяться и при лечении больных с заболеваниями поджелудочной железы.

На днях в больнице впервые была выполнена сложная операция лапароскопическим методом. Суть ее заключалась в том, что буквально через несколько проколов была удалена опухоль двенадцатиперстной кишки и головки поджелудочной железы и при этом был сохранен желудок.

Сложность этой операции заключается в том, что опухоль находилась на стыке многих органов (желчный пузырь с внепеченочными желчными протоками, двенадцатиперстная кишка, головка поджелудочной железы, желудок и тощая кишка, мощные сосуды, кровоснабжающие органы брюшной полости) и при проведении операции частично или полностью прихошлосьудалятьи выше перечисленные органы. Подобная операция считается самой сложной и трудно выполнимой в хирургии органов брюшной полости даже через большой разрез, так называемым открытым способом.

Врачам городской больницы № 81 под руководством профессора Омара Халидовича Халидова удалось выполнить высокотехнологичнуюмалотравматичную хирургическую операцию с применением лапароскопической технологии, т.е. через небольшие проколы. Больная успешно перенесла операцию. На 11 сутки выписалась из стационара в удовлетворительном состоянии.

Преимущество лапароскопической технологии заключается в том, что в раннем послеоперационном периоде восстановление больных происходит быстрее, менее выражен болевой синдром благодаря меньшей травме операционных ран. Пациенты, перенесшие подобные оперативные вмешательства быстрее восстанавливаются.

ГКБ №31 – Хирургия в ГКБ №31

Общая информация

Грыжей страдают лица обоего пола. У женщин чаще возникает пупочная грыжа, у мужчин – паховая. Эта патология может возникнуть в любом возрасте: от младенчества до почтенных лет. Но чаще всего – в самые цветущие годы, которые принято называть трудоспособным возрастом.
Брюшная стенка состоит из мышц, поддерживающих внутренние органы и не дающих им выпячиваться наружу. Но стоит этому естественному каркасу ослабнуть, как тут же возникает угроза выпадения содержимого брюшной полости через отверстие в мышцах. Это явление и называется грыжей.

Грыжа – опасный недуг, чреватый ухудшением функций «выпавших» органов, вынужденных находиться не там, где им определила природа, и к тому же изрядно сдавленных. Но самый большой риск при грыжах – это их ущемление. Оно происходит из-за того, что орган, выпадая из брюшной полости обратно попасть не может. Он как удавкой перетягивается краями отверстия в брюшной стенке. Нарушается кровоснабжение… в течении 1-2 часов орган умирает.

Поэтому промедление с операцией может стоить больному жизни. По статистике ущемляется около 10—12% пупочных, паховых и бедренных грыж.

Часто это случается после поднятия тяжестей и большой физической нагрузки. Единственный выход – немедленная операция. Но не допускать ущемления.

Первый способ – пластика местными тканями – заключается в сшивании краев грыжи с помощью натяжения собственных тканей пациента. Если грыжа маленькая, метод вполне подходит, но при больших размерах отверстия могут возникнуть рецидивы.

Рецидивы после такой операции составляют от 4-5 до 20%. Кроме того, если метод был применен на грыжах большого размера, у человека может сильно подняться брюшное давление.

Кроме того, поскольку возвращенным на свое законное место органам не хватает места и из-за тесноты им приходиться давить на диафрагму, то у пациентов могут начаться проблемы с дыханием и с сердцем.

В реабилитационном периоде нужно в течение полугода носить бандаж, до трех – четырех месяцев ограничивать подъем тяжестей.

Второй способ лечения грыж – пластика с применением сетчатых протезов, похожих на заплатку. Это современный и гораздо более эффективный метод. Осложнений после него практически не бывает

Практически не возникает и рецидивов (0,1-0,5%), поскольку протез образует каркас, гораздо более прочный, чем своя мышечная ткань. Это делает метод не только лечебным, но и профилактическим. Благодаря сетчатой структуре, лоскут в скором времени прорастает собственными клетками и уже через некоторое время его нельзя будет отличить от родных тканей.

С недавних пор эту операцию делают лапароскопическим способом – через три крошечных прокола в брюшной стенке. После такого вмешательства на животе не останется никаких следов, а выписываться из больницы можно уже на второй-третий день.

Показаниями к проведению диагностической процедуры являются:

рыжа – опасный недуг, чреватый ухудшением функций «выпавших» органов, вынужденных находиться не там, где им определила природа, и к тому же изрядно сдавленных. Но самый большой риск при грыжах – это их ущемление. Оно происходит из-за того, что орган, выпадая из брюшной полости обратно попасть не может. Он как удавкой перетягивается краями отверстия в брюшной стенке. Нарушается кровоснабжение… в течении 1-2 часов орган умирает. Поэтому промедление с операцией может стоить больному жизни. По статистике ущемляется около 10—12% пупочных, паховых и бедренных грыж. Часто это случается после поднятия тяжестей и большой физической нагрузки. Единственный выход – немедленная операция. Но не допускать ущемления.

Показания к проведению хирургической процедуры:

Первый способ – пластика местными тканями – заключается в сшивании краев грыжи с помощью натяжения собственных тканей пациента. Если грыжа маленькая, метод вполне подходит, но при больших размерах отверстия могут возникнуть рецидивы. Рецидивы после такой операции составляют от 4-5 до 20%. Кроме того, если метод был применен на грыжах большого размера, у человека может сильно подняться брюшное давление. Кроме того, поскольку возвращенным на свое законное место органам не хватает места и из-за тесноты им приходиться давить на диафрагму, то у пациентов могут начаться проблемы с дыханием и с сердцем. В реабилитационном периоде нужно в течение полугода носить бандаж, до трех – четырех месяцев ограничивать подъем тяжестей.
Второй способ лечения грыж – пластика с применением сетчатых протезов
, похожих на заплатку. Это современный и гораздо более эффективный метод. Осложнений после него практически не бывает Практически не возникает и рецидивов (0,1-0,5%), поскольку протез образует каркас, гораздо более прочный, чем своя мышечная ткань. Это делает метод не только лечебным, но и профилактическим. Благодаря сетчатой структуре, лоскут в скором времени прорастает собственными клетками и уже через некоторое время его нельзя будет отличить от родных тканей. С недавних пор эту операцию делают лапароскопическим способом – через три крошечных прокола в брюшной стенке. После такого вмешательства на животе не останется никаких следов, а выписываться из больницы можно уже на второй-третий день.

Рак предстательной железы – операции

Полное хирургическое удаление предстательной железы (радикальная простатэктомия) особенно показано в качестве терапевтического варианта, если опухоль ограничена простатой. Эта операция в настоящее время является наиболее часто используемым и очень проверенным методом. Именно здесь приобретён самый богатый опыт лечения локализованного рака простаты.

В Мартини-Клиник (Martini-Klinik) проводят два вида операций с полным удалением предстательной железы (радикальная ретропубикальная простатэктомия).

При использовании открытого хирургического доступа предстательная железа удаляется через небольшой разрез  в подвздошной области. Вмешательство проводится с использованием микрохирургической техники под  оптическим увеличением.

При минимально инвазивной методике операции хирург использует систему daVinci-System. При многократном оптическом увеличении в 3D режиме хирург проводит вмешательство с помощью управляемой микрохирургической техники , которая в точности передает все его движения.

Одним из преимуществ Мартини-Клиник (Martini-Klinik)является то, что независимо от способа проводимого вмешательства всегда удается достичь выдающихся результатов. Для большинства пациентов в равной степени применимы обе техники оперативного вмешательства.

Видеофильм: Surgical Procedure

Видеофильм: da Vinci System precision in the OR

Побочные эффекты:

С целью сохранения потенции в Мартини-Клиник (Martini-Klinik) поступают следующим образом: сначала очень осторожно предстательную железу отделяют от тонкого слоя ткани, содержащую сосуды и нервные структуры, функционально ответственные за эрекцию. Удаленную железу, а именно ее края, уже во время операции исследует опытный врач-патолог, специализирующийся в области урологии. И только тогда, когда он установит, что опухолевая ткань распространилась за границы капсулы, удалению подлежат ткани, примыкающие к пораженным участкам. При этом ткани удаляют крайне осторожно, с целью максимального сохранения потенции (NeuroSAFE-Technik).

Чтобы сохранить континенцию в Мартини-Клиник (Martini-Klinik) была разработана операция, целью которой является полное сохранение мышц сфинктера уретры. Хотя значительная часть мышц сфинктера уретры заключена в толще простаты, нам удается полностью  сохранить как  мышцы сфинктера уретры на всем протяжении, так и их расположение относительно мышц тазового дна (FFLU- Technik).

Таким образом, континенция и потенция остаются на том же уровне, как и до операции.

Видео с демонстрацией операции, направленной на сохранение потенции (NeuroSAFE). Видео на английском языке.

Видео c демонстрацией операции, направленной на сохранение континенции (FFLU). Видео на английском языке.

Лапароскопическая резекция поджелудочной железы

Лапароскопическая резекция поджелудочной железы

Поджелудочная железа — один из самых сложных для хирургического вмешательства органов. До недавнего времени её частичная резекция могла быть выполнена только классическим методом «большой» открытой операции, что означало долгий восстановительный период.

Лапароскопические же операции на поджелудочной железе даже для самых прогрессивных хирургических клиник вовсе не повседневность и рутина, выполняются такие вмешательства нечасто. Дело в особенностях анатомии поджелудочной железы, ее топографическом расположении и чрезвычайной чувствительности органа к любым хирургическим манипуляциям. После совсем небольшого вмешательства могут возникнуть серьезные и даже жизнеугрожающие осложнения. Кроме того, выполнение даже открытых операций на поджелудочной железе требует высокой профессиональной подготовки хирургической бригады, большого опыта хирургов, причем без современного технического оснащения невозможно выполнить ни открытую, ни лапароскопическую операцию. Лапароскопические вмешательства на поджелудочной — своего рода «знак качества» хирургической клиники.

К нам обратилась пациентка 70 лет по поводу нейроэндокринной опухоли поджелудочной железы. Пациентка страдала множеством сопутствующих заболеваний: бронхиальной астмой, неконтролируемой артериальной гипертензией III ст., остеохондрозом позвоночника, полиостеоартритом коленных и тазобедренных суставов, остеонекрозом головки бедренной кости и ожирением II степени. При дальнейшем обследовании были обнаружены полипы в желудке и толстой кишке, кисты обеих почек и очаговые образования в печени. Ранее пациентке была произведена экстирпация матки по поводу рака. Несмотря на такие исходные данные, целый комплекс серьезных сопутствующих заболеваний, пациентка нуждалась в оперативном вмешательстве на поджелудочной железе по жизненным показаниям. Исходя из размеров и локализации опухоли, предстояло выполнить резекцию поджелудочной железы с удалением «тела» и «хвоста» железы. Методом выполнения операции с учетом опыта хирургов и технических возможностей выбран лапароскопический.

Оперировала пациентку хирургическая бригада во главе с Ринатом Рифкатовичем Мударисовым, заместителем главного врача по хирургической помощи. Оперативное вмешательство прошло по плану, без осложнений. Выполнена лапароскопическая корпорокаудальная резекция поджелудочной железы вместе с опухолью. Несмотря на объем и сложность операции, а также сопутствующие заболевания, осложнений во время операции и в послеоперационном периоде не возникло. В день операции пациентка была активизирована, присаживалась на кровати. На следующий день самостоятельно ходила по палате, чувствовала себя вполне удовлетворительно. Сейчас она выписана из стационара под амбулаторное наблюдение.

Операционная бригада:
Хирург: Мударисов Р. Р.
Ассистент: Мноян А. Х.
Операционная сестра: Борисова О. Н.
Анестезиолог: Михайлов М. А.
Анестезист: Ситникова Н. В.

нижегородка родила после трансплантации поджелудочной и почки

Уроженка Нижегородской области первая в России успешно родила ребенка после трансплантации поджелудочной железы и почки. Об этом сообщает ГТРК “Нижний Новгород” в эфире “Россия 1” и “Россия 24”.

Валентина Жучкова с 7 лет страдала от сахарного диабета 1-ого типа, у нее позднее отказали почки. В 2019 году девушке пересадили поджелудочную железу и почку, операция прошла успешно. После того, как у девушки исчез сахарный диабет, она решила родить ребенка. 21 июня на свет появилась девочка Виктория.

“Назвали Викторией. Виктория – это победа, а это великая победа для нас,”, – сказал Александр Жучков, папа Виктории Жучковой.

По словам медиков беременность, после трансплантации органов, а тем более успешные роды – большая редкость. Беременность является большой нагрузкой на весь организм.

“Иногда беременность негативно сказывается на функциях пересаженных органов, совместными усилиями, командной работой нам это, я считаю, удалось – мы сделали это! И это есть проявление лучше реабилитации для женщины – это родить здорового ребенка”, – сказал Владимир Загайнов, главный внештатный трансплантолог Министерства здравоохранения Нижегородской области, заведующий кафедрой университетской хирургии и трансплантологии ПИМУ.

Это первый случай в России, когда женщина родила после трансплантации поджелудочной и почки. Всего в мире таких случаев было 146.

“Я уверен, что этот случай будет описан в определенных материалах, медицинских статьях, в цитируемых журналах и на пример Нижегородской области будут равняться другие страны мира!, – сказал Давид Мелик-Гусейнов, заместитель губернатора, министр здравоохранения Нижегородской области.

Нижегородские специалисты продолжают работу в области трансплантации органов.

Бритвин Тимур Альбертович

Сертификаты специалиста: хирургия, онкология

Высшая квалификационная категория по хирургии

Специализация:

  • до 2000 года – диагностика и хирургическое лечение доброкачественных и злокачественных опухолей кожи и мягких тканей, молочной железы, желудка и толстой кишки
  • с 2000 года – диагностика, хирургическое и комбинированное лечение заболеваний (в том числе опухолей) щитовидной железы, околощитовидных желез, надпочечников, поджелудочной железы, морбидного ожирения

Хирургические навыки:

  • хирургические вмешательства на щитовидной железе и лимфатических узлах шеи, в том числе видео-ассистированные операции (ежегодно более 150 операций)
  • хирургические вмешательства на околощитовидных железах (ежегодно более 50 операций)
  • хирургические вмешательства (открытые, лапароскопические) на надпочечниках (ежегодно более 70 операций)
  • хирургические вмешательства (открытые, лапароскопические) на поджелудочной железе (ежегодно более 20 операций)
  • хирургические вмешательства (лапароскопическая продольная резекция желудка, лапароскопическое гастрошунтирование) при морбидном ожирении (ежегодно более 40 операций)

Научная работа

  • Диссертация на соискание ученой степени кандидата медицинских наук на тему: “Клинико-биохимические показатели в оценке течения и прогноза рака толстой кишки” (РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН, 1999 год, специальность: онкология)
  • Диссертация на соискание ученой степени доктора медицинских наук на тему: “Первичные опухоли надпочечников: оценка клинико-морфологических и биохимических критериев диагностики и факторов прогноза” (МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского, 2006 год, специальность: хирургия и онкология)
  • Автор более 300 научных работ
  • Под руководством защищены 2 кандидатские диссертации по специальности «Хирургия», выполняются в настоящее время 2 кандидатские диссертации по специальности «Хирургия»
  • Заслуженный деятель науки Московской области
  • Заместитель Председателя объединенного Диссертационного Совета ГБУЗ МО МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского и НМХЦ им. Н.И. Пирогова по специальности: хирургия, сердечно-сосудистая хирургия, внутренние болезни
  • Член экспертного совета по специальности «Хирургия» Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науке и высшего образования РФ

Сделать операцию платно в хирургическом отделении в ФНКЦ ФМБА России


История отделения

Центр хирургии создан в 2016 году и располагается на базе отделения хирургии, которое было открыто в 1988 г. (первые пациенты поступили в отделение 26 апреля 1988 г.) и в настоящее время является одним из ведущих специализированных подразделений ФГБУ ФНКЦ ФМБА России, которое отличается от других отделений хирургического стационара своей многопрофильностью.

Отделение хирургии рассчитано на 50 коек, оснащено всем необходимым современным оборудованием и инструментарием для оказания высоко квалифицированной медицинской помощи. В состав отделения входят общие хирургические и торакальные койки. В работе широко применяются современные методы лечения: малоинвазивные (лапароскопические, торакоскопические) оперативные вмешательства, сшивающие аппараты, новый шовный и перевязочный материал. Отделение хирургии является базой кафедры хирургии, анестезиологии и эндоскопии ИПК ФМБА России, кафедры эндоскопической хирургии МГМСУ им А.И. Евдокимова и лаборатории минимально инвазивной хирургии НИМСИ МГМСУ им. А.И. Евдокимова, что дает возможность объединить высокий практический, научный и педагогический потенциал сотрудников отделения для достижения поставленных задач.

Центр хирургии возглавляет заместитель главного врача по хирургической помощи ФГБУ ФНКЦ ФМБА России, доктор медицинских наук, врач хирург-онколог, Ищенко Роман Викторович. Отделением хирургии, являющегося основой Центра хирургии, руководит с 2001 года доктор медицинских наук, профессор, врач хирург высшей квалификационной категории, Заслуженный врач РФ Иванов Юрий Викторович.

Отделение хирургии – 2, специализирующеся на всех видах операций на щетовидной железе, а также маммологии и лазерному лечению проктологических заболеваний, возглавляет доктор медицинских наук, врач хирург высшей квалификационной категории, профессор кафедры хирургии ФПДО МГМСУ Соловьев Николай Алексеевич.

В Центре хирургии работают доктора и кандидаты медицинских наук, имеющие высшую квалификационную категорию, а также высококвалифицированный внимательный и чуткий средний и младший медицинский персонал. Большинство врачей неоднократно проходили стажировку и обучение в ведущих зарубежных клиниках.

Отличительные особенности

Центр хирургии ФГБУ ФНКЦ ФМБА России отличается от других подобных центров и отделений хирургии городских и ведомственных стационаров Г. Москвы следующими моментами:

– индивидуальный подход к диагностике и лечению каждого пациента, возможность выбора пациентом лечащего врача и оперирующего хирурга;

– применение в послеоперационном периоде системы «FastTrek» (быстрая реабилитация), что позволяет почти в двое сократить сроки госпитализации, улучшить непосредственные и отдаленные результаты лечения, уменьшить период реабилитации и нетрудоспособности;

– наличие в составе отделения своего, штатного врача терапевта, что позволяет вовремя и своевременно проводить коррекцию сопутствующих терапевтических заболеваний до и после операции;

– возможность индивидуального подбора вида анестезии или наркоза перед операцией, эффективное обезболивание проводимых манипуляций и в послеоперационном периоде;

– наличие в отделении маломестных и комфортабельных палат, возможность индивидуального ухода в послеоперационном периоде;

– наличие полного спектра современной аппаратуры и других расходных материалов, позволяющих значительно улучшить качество оказываемых медицинских услуг;

– возможность привлечения в качестве оперирующего хирурга ведущих специалистов из других учреждений г. Москвы;

– прохождение полного комплексного обследования в течении 1-2 суток;

– наблюдение за пациентом на амбулаторном этапе в Консультативно-диагностическом центре ФНКЦ ФМБА России лечащим врачом.

– возможность выполнения сочетанных и симультанных операций бригадой врачей различных специальностей (гинеколог, уролог, сосудистый хирург и др.), что обусловлено наличием многопрофильного хирургического стационара ФНКЦ ФМБА России.


Возможность проведения всего спектра диагностики на уровне мировых стандартов (помимо традиционных и рутинных исследований):

– компьютерная томография грудной клетки, органов брюшной полости и забрюшинного пространства, носовых пазух на 128 срезовом компьютерном томографе с возможностью виртуального моделирования в формате 5D и контрастным исследование сосудов.

– магнитно-резонансная томография печени, желчных протоков, поджелудочной железы, органов средостения и малого таза на оборудовании последнего экспертного класса с возможностью последующей реконструкции изображении в объемной форме.

– видеобронхоскопия под наркозом, возможность пункции лимфоузлов средостения под контролем ультразвука, криобиопсия образований легких и криоэкстракция опухолей и инородных тел бронхов.

– чрескожные пункции под наркозом различных новообразований внутренних органов под ультразвуковым контролем с современной морфологической диагностикой и возможностью иммунно-гистохимического исследования при редких и онкологических заболеваниях.

– выполнение под наркозом конфокальной лазерной эндомикроскопии дыхательных путей, пищеварительного тракта при наличии подозрительных, с онкологической точки зрения, новообразований, что позволяет практически в 100% случаях поставить точный диагноз.

– прямые контрастные исследования сосудов и желчных протоков, эндоваскулярнаяэмболизация источников кровотечения в легком, печени, поджелудочной железе и др. органах.

– минимиально инвазивная видеоторакоскопическая и лапароскопическая диагностика различных заболеваний органов грудной клетки и брюшной полости под наркозом, возможность цитологической и гистологической экспресс-диагностики.

Клиники, входящие в состав Центра:

– Клиника абдоминальной хирургии.Клиника специализируется на хирургическом лечении всех видов грыж передней брюшной стенки и пищеводного отверстия диафрагмы, реконструктивно-восстановительных операциях на желудке, двенадцатиперстной кишки, желчных протоках, операциях по поводу доброкачественных и злокачественных новообразований печени, поджелудочной железы, забрюшинного пространства. В полном объеме выполняется весь спектр хирургических вмешательств при ургентной хирургической патологии: острый аппендицит, ущемленная грыжа, острый холецистит, острый панкреатит, острая кишечная непроходимость, желудочно-кишечное кровотечение, перфоративная язва желудка и двенадцатиперстной кишки и т.д. В работе широко применяются современные методы лечения: малоинвазивные (лапароскопические) оперативные вмешательства, сшивающие аппараты, новый шовный и перевязочный материал. Например, при хирургическом лечении грыж передней брюшной стенки широко применяются минимально инвазивные методы с имплантацией современных грыжевых имплантов: операции INSTEP, TAPP, TRAP, лапароскопическиегерниопластики и др. При лечении злокачественных новообразований печени и поджелудочной железы, клиника впервые в России начала использовать новый метод хирургического лечения – с помощью нано-ножа (метод необратимой электропорации злокачественных клеток), который на сегодняшний день применяется всего в несколькихклиниках страны. Ряд проводимых по поводу различных болезней оперированного желудка, выполняются по оригинальным авторским методикам, запаиентованным в РФ и получившим высокую оценку своей эффективности среди в хирургическом сообществе. Большинство операций выполняется лапароскопическим или другим минимально инвазивным способом.

– Клиника торакальной хирургии. Специализация: заболевания легких (гнойно-деструктивные воспалительные заболевания (абсцессы, деструктивные пневмонии), буллезная эмфизема, пневмоторакс (посттравматический, спонтанный), доброкачественные (саркоидоз, кисты, гамартомы) и злокачественные (рак) заболевания легких), заболевания средостения (доброкачественные и злокачественные опухоли средостения, мидиастениты), заболевания грудной клетки, плевры (доброкачественные и злокачественные новообразования грудной клетки, плевры, эмпиемы плевры), открытые и закрытые травмы грудной клетки и органов грудной полоски (огнестрельные, ножевые ранения, переломы ребер, гемотораксы, ушибы легкого), инородные тела бронхов, грудной полости, плевро-пульмональные, трахео-пищеводные свищи, эндоскопическое удаление доброкачественных опухолей трахеи и бронхов, удаление инородных тел из дыхательных путей, инъекция склерозирующей смеси в ретратрахеальное пространство при экспираторном стенозе, стентирование (бужирование) стенозированного участка трахеи или бронха.

Одной из главных задач торакальной хирургии на современном этапе является уменьшение травматичности операций при сохранении и повышении эффективности лечения в целом. Решение этой задачи осуществляется благодаря широкому внедрению малоинвазивной хирургии. С внедрением минимально инвазивных технологий, разработанных торакальными хирургами (видеоторакоскопия, видеоассистированные операции, медиастиноскопия и пр.), появились качественно новые возможности оперирования на легких, сердце, органах средостения. Видеоторакоскопия в настоящее время общепризнана «золотым стандартом» в лечении спонтанного пневмоторакса и буллезной эмфиземы. Оперативнаявидеоторакоскопия и видеоассистированные операции все чаще вытесняют большие травматичные операции при заболеваниях, лечение которых раньше не представлялось без широкого вскрытия грудной клетки, массивной травматизации тканей и большой кровопотери. Удаление опухолей и кист легких, средостения, грудной стенки, пищевода, диафрагмы, вскрытие перикарда, удаление плевры и санация плевральной полости при экссудативных плевритах, эмпиеме плевры, хирургическое лечение при проникающих ранениях груди и многие другие операции сегодня могут быть успешно выполнены без торакотомии – с минимальной травматизацией тканей и ранним восстановлением после операции.

-Клиника эндокринной хирургии. Выполнение всего спектра хирургических операций на органах эндокринной системы: щитовидная железа, надпочечники, поджелудочная железа и др. В клинике широко используются передовые методики, например: лечения заболеваний щитовидной железы с использованием видео эндоскопических операций, позволяющих достичь отличного косметического эффекта, безоперационные методы лечения: радио-частотная абляция, электро-химический лизис узлов щитовидной железы. Видео лапароскопические операции на надпочечниках, поджелудочной железе и др.

-Клиника маммологии. Занимается диагностикой и хирургическим лечением заболеваний молочной железы:злокачественные (рак) и доброкачественные (фиброаденома, киста и др.) новообразования с возможностью одномоментного или отсроченного эндопротезирования после радикальной операции по поводу рака молочной железы. С 2016 г. в клинике стала применяться новейшая минимально инвазивная методика лечения доброкачественных образований молочной железы: а именно: вакуумное аспирационное удаление новообразований железы без традиционного хирургического разреза. Достоинство метода – отличный косметический эффект и безопасность процедуры, возможность ее выполнения в амбулаторных условиях.

-Клиника колопроктологии. Клиника специализируется хирургическом лечении злокачественных (рак) и доброкачественных (полипы) образований всех отделов толстой кишки,  лечении дивертикулярной болезни толстой кишки, эпителиального копчикового хода, хронического геморроя, анальной трещины, паропроктита и др. Большая часть операций на толстой кишке выполняется лапароскопическим способом, что позволяет миминизировать операционную травму, значительно (в 2-2,5 раза) сократить сроки реабилитации, получить хороший косметический эффекти при этом сохранить необходимых онкологический радикализм при опухолях толстой кишки. Одной из передовых методик, широко применяемой в клинике, является использование лазера при хирургическом лечении геморроя, анальной трещины, удаление кандилом и полипов из толстой кишки.

 

Расширенные пути восстановления в хирургии поджелудочной железы: современное состояние

World J Гастроэнтерол. 2016 28 июля; 22 (28): 6456–6468.

Николо Пекорелли, Сара Нобиле, Стефано Партелли, Стефано Криппа, Джанпаоло Бальцано, Массимо Фалькони, Отделение хирургии поджелудочной железы, Центр трансляционных и клинических исследований поджелудочной железы, Научный институт Сан-Раффаэле, Университет «Вита-Салюте», 20132 Милан, Италия

Лука Кардинали, кафедра хирургии, Политехнический университет делле Марке, 60100 Анкона, Италия

Луиджи Беретта, кафедра анестезиологии, Научный институт Сан-Раффаэле, Университет «Вита-Салюте», 20132 Милан, Италия

Вклад авторов: Пекорелли Н разработал исследование , провел обзор литературы, подготовил рукопись и утвердил окончательный вариант; все остальные авторы внесли свой вклад в эту статью в ее критическом пересмотре и редактировании и одобрили окончательную версию.

Адрес для переписки: Массимо Фалькони, доктор медицинских наук, отделение хирургии поджелудочной железы, Центр трансляционных и клинических исследований поджелудочной железы, Научный институт Сан-Раффаэле, Via Olgettina 60, 20132 Милан, Италия. [email protected]

Телефон: +39-02-26436046 Факс: +39-02-26437807

Поступила в редакцию 30 марта 2016 г.; Пересмотрено 21 мая 2016 г .; Принято 13 июня 2016 г.

Copyright © Авторы, 2016 г. Опубликовано Baishideng Publishing Group Inc. Все права защищены. Эта статья цитировалась в других статьях PMC.

Abstract

Операции на поджелудочной железе с каждым годом предлагаются все большему числу пациентов. Хотя послеоперационные результаты значительно улучшились за последние десятилетия, даже в крупных центрах пациенты по-прежнему испытывают значительные послеоперационные осложнения, а полное восстановление после операции занимает больше времени, чем мы думаем. В последние годы расширенные пути восстановления, включающие большое количество доказательных периоперационных вмешательств, оказались полезными с точки зрения улучшения послеоперационных результатов и ускорения восстановления пациентов в контексте желудочно-кишечной, мочеполовой и ортопедической хирургии.Роль этих путей в хирургии поджелудочной железы до сих пор неясна, так как отсутствуют высококачественные рандомизированные контролируемые исследования. На сегодняшний день нерандомизированные исследования показали, что пути оказания помощи при панкреатодуоденальной и дистальной панкреатэктомии безопасны без различий в послеоперационной заболеваемости, что приводит к ранней выписке и не увеличивает количество повторных госпитализаций. Больничные расходы снижаются за счет лучшей организации ухода и использования ресурсов. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить влияние расширенных путей восстановления на выздоровление пациентов и исходы после выписки после резекции поджелудочной железы.Будущие исследования должны быть проспективными и следовать последним рекомендациям по разработке и отчетности по расширенным путям восстановления.

Ключевые слова: Хирургия поджелудочной железы, Периоперационный уход, Продолжительность пребывания, Послеоперационные осложнения, Новообразования поджелудочной железы, Доказательная медицина

Основной совет: особое внимание уделяется доказательствам, лежащим в основе конкретных периоперационных вмешательств, реализованных в этой хирургической специальности, и послеоперационным результатам.Хотя качество доступных исследований не является оптимальным, ускоренное восстановление оказалось безопасным и потенциально может уменьшить послеоперационную продолжительность пребывания в стационаре и затраты после резекции поджелудочной железы. Отсутствуют доказательства относительно исходов после выписки и функционального восстановления пациента. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы прояснить влияние путей оказания медицинской помощи на выздоровление пациентов после операции на поджелудочной железе.

ВВЕДЕНИЕ

Число пациентов, перенесших операции на поджелудочной железе, резко возросло за последние десятилетия [1].В то же время результаты улучшились. Послеоперационная смертность снизилась с почти 20% в 1980-х годах [2] до 1-2% благодаря политике централизации [3], достижениям в хирургической технике, периоперационному уходу и междисциплинарному лечению осложнений [4]. Тем не менее, даже в крупных центрах ( т.е. , учреждений, выполняющих более 15-20 резекций поджелудочной железы в год) [3] пациенты по-прежнему испытывают значительные послеоперационные осложнения [5], а полное восстановление после операции занимает больше времени, чем мы думаем [6]. ].Недавние исследования показали, что пациентам, перенесшим резекцию рака поджелудочной железы, требуется около 6 месяцев, чтобы вернуться к дооперационному качеству жизни [7]. Этот вывод свидетельствует о том, что необходимо приложить усилия для улучшения периоперационного ухода и поддержки пациентов в их восстановлении с целью снижения послеоперационной нетрудоспособности. Кроме того, учитывая, что большинству этих пациентов проводят операцию по поводу рака, следует иметь в виду, что возвращение к действительному статусу функциональной способности также является важной предпосылкой для проведения адъювантной химиотерапии, которая в настоящее время является основой лечения рака поджелудочной железы.

Около 20 лет назад датская группа под руководством Хенрика Келета сообщила о серии операций на толстой кишке у девяти пациентов, которых лечили с помощью мультимодальной программы вмешательства, включающей эпидуральную анальгезию, раннее пероральное питание и мобилизацию[8]. Это стало первым шагом в разработке так называемых ускоренных программ, которые позже превратились в то, что в настоящее время известно как расширенные пути восстановления (ERP). ERP представляют собой стандартизированные, мультимодальные, мультидисциплинарные планы лечения, которые объединяют различные научно обоснованные вмешательства в периоперационный период.Их основная цель — облегчить выздоровление за счет ослабления реакции метаболического хирургического стресса и ограничения послеоперационной дисфункции органов с помощью различных фармакологических, пищевых и физических подходов [9]. Более того, ERP нацелены на лучшую организацию ухода за пациентами, перенесшими определенную процедуру, и тем самым способствуют уменьшению нежелательной изменчивости в процессах и результатах лечения. Мета-анализ 38 рандомизированных исследований по различным специальностям показал, что ERP снижают риск осложнений примерно на 30% и связаны с сокращением пребывания в стационаре примерно на 1 день в целом [10].Воздействие было одинаковым для всех специальностей, включая колоректальную хирургию, хирургию верхних отделов желудочно-кишечного тракта, мочеполовую, торакальную хирургию и хирургию суставов.

В этом обзоре мы сначала обсудим конкретные элементы, включенные в ERP для хирургии поджелудочной железы. Затем мы опишем накопленные к настоящему времени данные о влиянии ускоренного восстановления на послеоперационные исходы после панкреатэктомии и, наконец, предложим будущие направления в этой области исследований.

ХАРАКТЕРИСТИКИ УЛУЧШЕННОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПРИ ХИРУРГИИ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

В 2012 г. Общество ускоренного восстановления после операции (ERAS ® ) разработало рекомендации по периоперационному уходу за пациентами, перенесшими панкреатодуоденальную резекцию (ПД) [11].Совокупность доказательств для многих вмешательств ERP была в значительной степени экстраполирована из исследований в других областях желудочно-кишечной хирургии, в основном колоректальной. Следуя рекомендациям рабочей группы GRADE[12], рекомендации основывались на качестве доказательств, а также на балансе между желательными и нежелательными эффектами; и о ценностях и предпочтениях. Соответственно, в некоторых случаях сильные рекомендации были получены из данных низкого качества и наоборот . В таблице приведены конкретные элементы, которые должны быть включены в ERP для PD в соответствии с рекомендациями ERAS ® Society.Теперь мы предоставим объяснение конкретных вопросов, представляющих интерес в предоперационных, интраоперационных и послеоперационных условиях.

Таблица 1

Таблица 1

Расширенные мероприятия по восстановлению Путь для операции поджелудочной жеребной хирургии

3

Образование пациента и участие

Подготовка пациентов и лиц, осуществляющих уход за ними, перед операцией имеет основополагающее значение.Пациент должен быть проинформирован о том, как ему следует подготовиться к операции, чего ожидать в день операции, и ему должны быть поставлены цели на каждый послеоперационный день, включая инструкции по дренированию, инфузии, диете и мобилизации. Пациентов следует поощрять играть активную роль в их выздоровлении. На самом деле, знания и вовлеченность пациентов могут улучшить приверженность элементам ERP, и было показано, что они сокращают пребывание в больнице, улучшают контроль над болью и повышают удовлетворенность пациентов [13].Формат и способ проведения обучения могут повлиять на способность пациента запоминать информацию и действовать соответственно[14]. Было показано, что письменная или мультимедийная информация имеет значительное преимущество перед устным общением, поскольку пациенты часто забывают эту информацию [15].

Оптимизация органной дисфункции

Предоперационная оптимизация направлена ​​на улучшение физиологического резерва пациента, чтобы лучше переносить возникающий стресс во время операции. Пациентов с повышенным риском послеоперационных осложнений, таких как пожилые, ослабленные и пациенты с тяжелыми сопутствующими заболеваниями, следует оценивать в междисциплинарных условиях [16].Имеются предварительные данные о колоректальной хирургии, что пациенты могут получить пользу от программ преабилитации, направленных на улучшение сопутствующих заболеваний и обеспечение эффективной нутритивной терапии и физических упражнений [17]. Значительную долю пациентов, перенесших резекцию поджелудочной железы, составляют пожилые онкологические больные с множественными сопутствующими заболеваниями. Таким образом, можно предположить, что эта специфическая хирургическая популяция может особенно выиграть от этого подхода.

Предоперационное дренирование желчевыводящих путей

Дренирование желчевыводящих путей у пациентов с желтухой не следует проводить рутинно, так как это может увеличить риск серьезных нежелательных явлений, связанных с процедурой дренирования [18].В недавнем РКИ, включавшем пациентов с концентрацией билирубина в сыворотке < 14,6 мг/дл, предоперационное эндоскопическое дренирование желчи показало более высокую заболеваемость по сравнению с пациентами, перенесшими хирургическое вмешательство [19]. Исключение составляют пациенты-кандидаты на неоадъювантное лечение или больные холангитом. До сих пор неясно, действительно ли предоперационное дренирование приносит пользу пациентам с более высоким уровнем билирубина.

Предоперационное голодание и углеводная нагрузка

Традиционно пациентов держат натощак с полуночи, чтобы предотвратить риск аспирации желудочного содержимого при индукции анестезии.Это приводит к обезвоживанию и повышению резистентности к инсулину, вызывая катаболическое состояние [20], что является одним из основных механизмов, ответственных за плохие хирургические результаты [21]. Прошло почти 20 лет, когда общества анестезиологов во всем мире начали рекомендовать 6-часовое голодание для твердой пищи и разрешать пероральный прием прозрачных жидкостей за 2 часа до операции, поскольку это не увеличивает риск аспирации у здоровых взрослых, подвергающихся плановым процедурам. 22]. Прием богатого углеводами напитка перед операцией (50 г за 2-3 часа до операции) может повысить чувствительность к инсулину [23] и сместить клеточный метаболизм в более анаболическое состояние [20].В недавнем Кокрановском обзоре было обнаружено лишь незначительное сокращение послеоперационного пребывания в стационаре, но не было различий в осложнениях или других исходах по сравнению с плацебо [24]. У пациентов, перенесших ПД, двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное клиническое исследование показало, что напитки, богатые углеводами, можно безопасно назначать, поскольку остаточный объем желудка при индукции анестезии был одинаковым в группах, принимавших углеводные напитки, и в группах плацебо [25].

Мультимодальное обезболивание

Мультимодальный подход к обезболиванию является наилучшей стратегией для достижения оптимального контроля боли и обеспечения выздоровления пациента.Ключевым элементом является нейроаксиальная блокада посредством торакальной эпидуральной анальгезии , которая обеспечивает превосходную анальгезию и связана со снижением реакции на хирургический стресс [26]. Было показано, что эпидуральная анестезия при больших открытых операциях снижает заболеваемость, особенно респираторные осложнения, и способствует восстановлению функции кишечника по сравнению с системными опиоидами [27]. Ретроспективное исследование, проведенное Pratt и соавт. [28], выразило обеспокоенность тем, что эпидуральная анестезия при операциях на поджелудочной железе может быть связана с увеличением серьезных осложнений, связанных с частым возникновением послеоперационной гипотензии, которая может привести к несостоятельности анастомоза и повышенному введению жидкости в ответ.Ни одно другое исследование не подтвердило эти результаты, и эпидуральная анестезия до сих пор считается «золотым стандартом». В случае гипотензии, связанной с эпидуральной анестезией из-за вазодилатации, следует рассмотреть возможность назначения вазопрессоров, чтобы избежать перегрузки жидкостью [29]. Кроме того, ацетаминофен и нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) следует назначать рутинно, чтобы способствовать отмене эпидуральной анальгезии и раннему переходу на пероральные анальгетики, чтобы способствовать мобилизации пациента. Опиоиды назначаются только в том случае, если адекватная анальгезия (визуальная аналоговая шкала для боли <4/10) не достигается со всеми вышеперечисленными действиями.

Профилактика послеоперационной тошноты и рвоты

Хотя ни одно специальное исследование не изучало стратегии профилактики послеоперационной тошноты и рвоты (ПОТР) при операциях на поджелудочной железе, очевидно, что тошнота и рвота в ранние сроки после операции нарушают возвращение к пероральному питанию и подвижность. В идеале пациенты должны быть обследованы на наличие факторов риска ПОТР с использованием простого калькулятора риска, такого как шкала Апфеля [30]. Профилактика ПОТР начинается во время операции и продолжается в первые часы после операции.У пациентов с высоким и умеренным риском следует использовать индивидуальную стратегию с несколькими модальностями и агентами [31]. Общие профилактические вмешательства во время операции включают использование тотальной внутривенной анестезии (TIVA) с минимизацией летучих анестетиков и использование методов местной анестезии для снижения системных опиоидов. Кроме того, протоколы профилактики включают введение кортикостероидов (, например, , дексаметазон) после индукции общей анестезии и антагонистов рецепторов 5-HT 3 ( e.г ., Ондансетрон) или бутирофеноны ( например, ., Дроперидол) в конце операции.

Сбалансированные внутривенные инфузии

Введение оптимального количества жидкости во время и после операции направлено на поддержание эуволемии и предотвращение как гипо-, так и гиперперфузии органов. Перегрузка солью и водой значительно увеличивает частоту осложнений и замедляет работу кишечника [32]. Однако следует добиваться не ограничения введения жидкости, а «почти нулевого» водного баланса, поскольку было показано, что это улучшает результаты обширных открытых абдоминальных операций [33].Пациентам с ЭРП обычно требуется меньше поддерживающей жидкости, поскольку они избегают длительного голодания и подготовки кишечника, таким образом, у них минимальный дефицит, подлежащий восполнению [34]. Панкреатэктомия обычно связана с большим истощением объема и значительной кровопотерей, что затрудняет достижение правильного баланса. Доступно несколько неинвазивных устройств, обеспечивающих непрерывные измерения сердечной деятельности, которые можно использовать для индивидуального управления инфузионной системой. В целом, их использование снижает количество осложнений после обширных хирургических вмешательств [35].Cannesson et al [36] недавно внедрили алгоритм целенаправленной инфузионной терапии (GDFT) у пациентов с серьезными хирургическими вмешательствами, в том числе 94, перенесших панкреатэктомию, и обнаружили, что GDFT значительно снижает количество осложнений и сокращает продолжительность пребывания в больнице (LOS) на 18%. Хотя доказательства в пользу этого подхода все еще предварительны, следует поощрять использование устройств мониторинга для индивидуальной инфузионной терапии, особенно у пациентов с высоким риском ( например, ., пациентов с множественными сопутствующими заболеваниями или кандидатов на мультивисцеральную резекцию или сложные сосудистые реконструкции).

В послеоперационном периоде внутривенное введение жидкости следует прекратить, когда пациенты смогут пить достаточное количество жидкости. После панкреатэктомии при ЭРП пероральный прием жидкости обычно начинают в первый день после операции, а капельницу можно закрывать через 48-72 ч после операции в зависимости от симптомов пациента и переносимости перорального приема.

Перианастомозный дренаж

Использование абдоминального дренажа в хирургии поджелудочной железы традиционно пропагандируется, поскольку считается, что он минимизирует последствия панкреатического свища и позволяет консервативно лечить это осложнение.Напротив, в других контекстах абдоминальной хирургии от дренирования отказались, поскольку они были связаны с повышенным риском инфекционных осложнений, связанных с дренированием, и длительным пребыванием в стационаре [37]. В настоящее время рутинное использование перианастомотического дренажа во время резекции поджелудочной железы поставлено под сомнение [38]. Тем не менее, недавнее многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование, в котором изучалось использование внутрибрюшинного дренажа с закрытым отсасыванием по сравнению с без дренажа, было остановлено досрочно из-за увеличения 90-дневной смертности в группе пациентов с ПД без дренажа [39].Таким образом, он четко предоставил доказательства уровня I, что концепция рутинного отсутствия дренирования во всех случаях после ПД небезопасна и от нее следует отказаться. Тем не менее, необходимы дальнейшие исследования для оценки возможности селективного дренирования только у пациентов с высоким риском развития панкреатической несостоятельности (, например, , мягкая структура поджелудочной железы и небольшой проток). Доказательств дистальной резекции поджелудочной железы в настоящее время недостаточно.

Что касается сроков удаления перианастомотического дренажа, рандомизированное исследование поддерживает его раннее удаление ( i.e ., на 3-й послеоперационный день) у пациентов с низким риском панкреатической фистулы и низким значением дренажной амилазы на 1-й послеоперационный день [40]. В этой подгруппе пациентов раннее удаление было связано со значительным снижением частоты панкреатических свищей, абдоминальных и легочных осложнений по сравнению с пациентами с длительным дренированием. Пока не будут получены дополнительные данные, рекомендуется систематическое послеоперационное дренирование и раннее удаление у пациентов с низким риском панкреатической фистулы (плотная поджелудочная железа, широкий панкреатический проток) [41].

Раннее пероральное питание

Разрешение нормального питания по желанию с первого дня после операции оказалось возможным и безопасным после операции на поджелудочной железе[42]. Большое РКИ, включавшее почти сто пациентов, перенесших панкреатэктомию, не выявило преимуществ воздержания от кормления по сравнению с обычной пищей [43]. Кроме того, в 2014 г. Gerritsen et al [44] показали, что разрешение раннего перорального питания сразу после ПД по сравнению с продолжительным кормлением через назоеюнальный зонд связано с сокращением времени до адекватного перорального приема пищи и сокращением продолжительности жизни.Пациенты должны быть проинформированы о том, что раннее насыщение, снижение аппетита и, в конечном счете, замедленное опорожнение желудка (ЗЖП) являются частыми симптомами после операции на поджелудочной железе. Таким образом, им следует рекомендовать постепенно увеличивать количество потребляемой пищи в зависимости от переносимости. Абдоминальные осложнения, включая панкреатический свищ, очень распространены после резекции поджелудочной железы и могут надолго ухудшить пероральный прием пищи. В этом случае энтеральное зондовое питание через назоеюнальные катетеры или еюностому должно быть предпочтительнее парентерального питания [45].

Профилактика ДГЭ и стимуляция желудочно-кишечного тракта

Ни один прокинетический агент не показал успешного предотвращения замедленного опорожнения желудка, который определяется как функциональный гастропарез, вызывающий непереносимость пероральной диеты и требующий декомпрессии назогастрального зонда [46]. Жевательная резинка без сахара — это простое недорогое вмешательство, которое сокращает время до восстановления функции желудочно-кишечного тракта после колоректальной хирургии в рамках ERP [47]. Недавнее небольшое РКИ, проведенное у пациентов с БП, показало, что жевательная резинка немного ускоряет возвращение к функции кишечника и к пероральному приему пищи, но данные не были значимыми [48].Другие авторы предлагали использовать сульфат магния или лактулозу в хирургии поджелудочной железы, но сообщалось о немногих результатах, кроме безопасности [42]. Имеются предварительные данные, свидетельствующие о том, что при пилоросохраняющей БП формирование дуоденоеюноанастомоза антеколическим (в отличие от ретроколического) снижает ДГЭ [49].

Ранняя мобилизация

Хорошо известно, что пребывание в постели приводит к ухудшению состояния, которое в значительной степени можно предотвратить с помощью физической активности[50]. Однако существует мало доказательств того, что внедрение конкретных вмешательств для повышения мобилизации улучшает результаты[51].В контексте ERP для колоректальной хирургии отсутствие постели в первые послеоперационные дни является независимым предиктором более короткого пребывания в больнице [52]. После резекции поджелудочной железы из-за степени хирургической травмы у пациентов наблюдается более длительное восстановление по сравнению с другими абдоминальными операциями. Кроме того, гипотензия, связанная с эпидуральной анестезией, является распространенным симптомом, ограничивающим послеоперационную подвижность. Тем не менее, мобилизация вне постели должна быть запланирована на ранней стадии, и для ее облегчения должен быть обеспечен адекватный контроль боли.

РЕЗУЛЬТАТЫ УЛУЧШЕННОГО ВОССТАНОВЛЕНИЯ ПРИ ХИРУРГИИ ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

В последние годы количество сообщений о клинических путях у пациентов, перенесших резекцию поджелудочной железы, постоянно увеличивается. Ранние отчеты включали ретроспективные исследования одной когорты [42] и ретроспективные исследования, сравнивающие недавно внедренные ERP с историческими когортами [53-55]. Все они были сосредоточены на осуществимости и безопасности реализации путей оказания помощи, которые включали ограниченное количество периоперационных вмешательств. В большинстве этих исследований были представлены только элементы послеоперационного ухода, такие как мультимодальная анальгезия, раннее возвращение к пероральной диете и удаление трубок и дренажей, а также плановая мобилизация.Соблюдение схемы казалось адекватным, заболеваемость и частота повторных госпитализаций были низкими, и авторы пришли к выводу, что этот подход был безопасным, выполнимым и способствовал более ранней выписке. В последующие годы количество публикаций по этой теме, а значит, и количество пациентов, и опыт применения такого подхода увеличились, но качество исследований оставалось субоптимальным. На сегодняшний день до сих пор нет отчета о рандомизированном клиническом исследовании, и ни одно клиническое исследование не было проспективно зарегистрировано в международном реестре испытаний.

Всего в период с 2000 по 2015 год было опубликовано семнадцать исследований [53–69], в которых ERP сравнивали с обычным периоперационным уходом при операциях на поджелудочной железе. В таблице представлены дизайн исследования и характеристики исследований, проанализированных в этом обзоре. Только одно исследование Joliat et al [67] включало проспективную когорту ERP, в то время как все остальные проводили ретроспективный обзор, сравнивая пациентов, получавших недавно внедренную ERP, с историческим контролем. В исследовании, проведенном в Нидерландах[64], авторы также включили группу, подобную ERP, в которую было включено лишь ограниченное количество элементов улучшенного восстановления.

Таблица 2

Таблица 2

Дизайн исследования

Element Описание
Пациентское образование Выделенное консультирование, предоставление пациентов с информацией и целями для восстановления
Оптимизация дисфункции органов Оптимизация сопутствующих заболеваний пациентов и кондиционирование пациентов
Устное иммуноутриетение
Устные иммуноутриеты Устные иммуноутины должны быть приняты на 5-7 D до операции
Селективный желчный дренаж Эндоскопический желчный дренаж показано, если билирубин сыворотки > 14.5 мг/дл, в случае холангита или запланированного неоадъювантного лечения
Избегайте механической подготовки кишечника Пероральную подготовку кишечника не следует использовать
твердая пища за 6 ч.
Углеводов загрузки углевода напитка следует утром перед операцией
Интраоперационных
тромбоэмболии профилактики Низкомолекулярного гепарина следует вводить
Антимикробной профилактику антибиотика профилактику следует начинать за 30–60 мин до разреза
Эпидуральная и опиоидная щадящая анальгезия Избегать опиоидов.Мультимодальная анальгезия, включая торакальную эпидуральную анальгезию, ацетаминофен, НПВП. Ранний переход к пероральному анальгетику
PONV ProFHILAXIS Мультимодальная тошнота и VOMIT профилактика
Активное согревание Активное утепление
Сбалансированные внутривенные инфузии Избегайте перегрузки жидкости. Поддерживайте почти нулевой баланс жидкости. Потенциальная польза от использования целенаправленной инфузионной терапии.
Sogeoperative
Избегайте назогастриальной интубации Назогастральная трубка должна быть удалена в конце хирургии
гликемический контроль Избегайте гипергликемии с частым мониторингом сахара в крови и инсулиновой инфузии при необходимости
Пациенты Раннее удаление мочевого дренажа Катетер мочевого пузыря следует удалить в течение 2-х суток после операции
Раннее удаление перианастомотического дренажа Раннее удаление дренажа у пациентов с низким риском панкреатической фистулы
Раннее пероральное кормление6 9 разрешается нормальная диета без ограничений при переносимости
Желудочно-кишечная стимуляция Пероральное слабительное и жевательная резинка должны быть начаты как можно раньше после операции
Раннее прекращение внутривенных вливаний Как только пациенты могут терпеть пероральные жидкости
Ранняя мобилизация Запланированная активная мобилизация должна начинаться с послеоперационного дня 1
аудит систематический аудит на процессы для ухода и результаты
35 года

0

900 57 144 1
ERP Control
Porter et al [ 53] 2000 Ретроспективные когорты 80 68 ПД, ТР
Vanounou и др [54] 2007 Ретроспективные когорты 145 64 PD
Kennedy et al [55] 2007 Retrossucty Cohort 92 44 PD, TP PD, TP
Balzano et al [56] 2008 Retrossucty Cohort 252 252 PD
Kennedy et al[57] 2009 Ретроспективная когорта 71 40 LP
Nikfarjam и др [58] 2013 Ретроспективный когорты 20 21 PD
Абу Хилал и др [59] 2013 Ретроспективный когорты 24 20 PD
Брага и др [60] 2014 Ретроспективные когорты 115 115 PD
Kobayashi и др [61] 2014 Ретроспективные когорты 100 142 PD
Нуссбаум и др [62] 2014 Ретроспективный когорты 50 100 LP
Нуссбаум и др [63] 2014 Ретроспективный когорты 100 142 PD
Coolsen et al[64] 2014 Ретроспективная когорта PD PD
2015 Retrossucty Cohort 325 310 PD
Sutcliffe et al [66] 2015 Ретроспективные когорты 65 65 PD
Joliat и др [67] 2015 Перспективные когорты 2 74 87 PD
Моралес Сориано и др [68] 2015 Ретроспективные когорты 41 44 PD
Ричардсон и др [69] 2015 Ретроспективные когорты 22 44 LP

Общее количество пациентов, включенных в проанализированные исследования, составило 3220 (1576 ERP против 1644 обычного лечения).Размер выборки исследования варьировал от 41 до 635 пациентов. Четырнадцать исследований включали пациентов с БП, два из которых также включали пациентов с тотальной резекцией поджелудочной железы. Только три исследования изучали ERP в контексте левой панкреатэктомии. Такой акцент на БП, вероятно, связан не только с большей долей пациентов, перенесших эту процедуру по сравнению с дистальной панкреатэктомией, но и с большим влиянием, которое эта процедура оказывает на выздоровление пациентов. Фактически, БП характеризуется длительным временем операции и значительными потерями жидкости и белка.Формируются по крайней мере три висцеральных анастомоза, что приводит к более медленному восстановлению функции кишечника и, очевидно, большей вероятности серьезных осложнений по сравнению с дистальной панкреатэктомией. Лапароскопия была включена в два из трех ERP для пациентов, перенесших дистальную резекцию поджелудочной железы. В контексте ускоренного восстановления лапароскопия может еще больше ускорить выздоровление, как это было показано при колоректальной хирургии [70], но отсутствуют убедительные доказательства результатов после лапароскопической дистальной панкреатэктомии по сравнению с открытым доступом.Тем не менее, несколько сравнительных нерандомизированных исследований показали, что лапароскопия может сократить послеоперационное восстановление по сравнению с открытой хирургией с точки зрения ускоренного возврата к пероральному приему пищи, восстановления функции кишечника и снижения LOS [71]. Минимально инвазивный подход к ПД, в основном лапароскопия, постепенно становится все более популярным. Однако эта процедура технически сложна, требует длительного времени операции и крутой кривой обучения [72-74]. Одноцентровые исследования в крупных учреждениях продемонстрировали, что лапароскопическая ПД возможна и безопасна у пациентов с доброкачественными и злокачественными поражениями поджелудочной железы [75,76].В своем метаанализе, включающем только сравнительные когортные исследования, de Rooij и соавт. [77] не обнаружили различий в послеоперационной смертности, заболеваемости и частоте свищей поджелудочной железы. Они также сообщили о более быстром послеоперационном восстановлении, что привело к снижению LOS. Тем не менее, уровень доказательств, подтверждающих лапароскопическую БП, остается низким и ограничивается небольшими нерандомизированными сериями. Еще меньше доказательств доступно для роботизированной хирургии, которая потенциально может облегчить переход от открытой хирургии и сократить кривую обучения.Кроме того, насколько нам известно, нет серий, оценивающих результаты минимально инвазивной ПД в контексте ERP.

Роль приверженности к элементам ERP

В сравнительных исследованиях, проанализированных в этом обзоре, было выявлено в общей сложности 17 отдельных элементов, направленных на улучшение восстановления после резекции поджелудочной железы (таблица). Количество элементов, использованных в каждом исследовании, варьировалось от 4 до 17 (медиана 9). Элементы, которые наиболее часто включались, в основном были частью послеоперационного ухода: стандартизированное перианастомотическое дренирование ( n = 17), опущение или раннее удаление назогастрального зонда ( n = 16), раннее пероральное кормление ( n = 16). профилактика тромбоэмболических заболеваний ( n = 13) и ранняя мобилизация ( n = 13).

Таблица 3

Улучшенное восстановление Путью Элементы, используемые в сравнительных исследованиях

4
47 INTROPERATION

07

90 057 √
Разместитель

0

Общее количество элементов ERP
Образование пациента и консультирование механическая подготовка кишечника Шортера предоперационного голодания Углеводы нагрузка профилактических антибиотики тромбоэмболия профилактики эпидуральных / мультимодальная анальгезия профилактики тошноты и рвоты профилактики гипотермии Ранние назогастральное удаление трубки раннего удаления мочевой катетер Раннее прекращение внутривенного введения жидкостей Гликемический контроль Стандартизированное перианастомотическое дренирование Раннее пероральное кормление Ранняя мобилизация Стимуляция ЖКТ Функция
Портер и др [53] 4
Vanounou и др [54] 7
Кеннеди и др [55] 9
Бальзано и др.[56] √ 90 056 8
Кеннеди и др [ 57] 9
Nikfarjam и др [58] 12 12
ABU Hilal et al [59] √ 900 56 7
Брага и др [60] 13
Kobayashi и др [61] 6
Нуссбаум и др [62] 8
Нуссбаум и др [63] 9
Coolsen и др [64] 14
Шао и др [65] 9 0056 4
Сатклифф и др [66] 13
Joliat и др [67] 17
Моралес Сориано и др [68] 11
Richardson E т др [69] 10

Сбор информации о соблюдении различных процессов ухода, включенных в ERP, важен для понимания результатов и способов улучшения ухода.Однако только в нескольких исследованиях сообщалось о приверженности к отдельным элементам ERP [59,60,67]. Это подтверждает недавние результаты Day et al [78], показывающие, что текущий стандарт отчетности в исследованиях ускоренного восстановления часто неполный, что указывает на необходимость руководства по дизайну и отчетности таких исследований.

До сих пор неясно, существует ли идеальная комбинация элементов ERP, которые следует внедрить, каково влияние общего соблюдения ERP и относительный вклад каждого включенного элемента.Исследования в области колоректальной хирургии показывают, что существует зависимость «доза-эффект» между приверженностью лечению и послеоперационными результатами [79]. Braga et al [60] обнаружили, что у пациентов с хирургическим вмешательством на поджелудочной железе приверженность была субоптимальной для большинства послеоперационных вмешательств, особенно периоперационного управления инфузионной системой и достижения основных этапов ежедневной мобилизации. Примечательно, что пациенты, у которых возникли послеоперационные осложнения, имели плохую комплаентность в начале пути ERP, что позволяет предположить, что ранняя низкая приверженность может быть связана с возникновением послеоперационных осложнений.Sutcliffe et al [66] использовали пороговое значение амилазы дренажа 350 ЕД/л в первый день после операции, чтобы стратифицировать пациентов с высоким и низким риском БП, и решили внедрить только ограниченное количество элементов ERP в группе высокого риска. Ранний прием внутрь, отказ от назогастрального дренирования и раннее удаление перианастомозного дренажа применялись только у пациентов с низким риском. Хотя интуитивно понятно, что у пациентов с высоким риском более вероятно развитие послеоперационных осложнений и более медленное выздоровление, неоднократно было показано, что соблюдение пероральной диеты является ненужным и замедляет восстановление после операции на поджелудочной железе [43,44], продлевая послеоперационный период. назогастральный дренаж после плановой абдоминальной хирургии является известным фактором риска легочных осложнений и задержки восстановления функции кишечника [80].Кроме того, di Sebastiano et al [81] обнаружили, что переносимость пероральной диеты является независимым фактором, предсказывающим раннюю выписку в пределах и ERP для PD. Опубликованные к настоящему времени исследования показали, что ERP безопасны и применимы у всех плановых пациентов, перенесших резекцию поджелудочной железы, включая пожилых [82]. Таким образом, не рекомендуется выбирать пациентов для лечения в рамках ERP. Требуются дальнейшие исследования, чтобы прояснить влияние соблюдения схемы лечения и определить ключевые элементы, связанные с улучшением результатов.

Послеоперационные исходы

Наиболее частым послеоперационным исходом, рассматриваемым в исследованиях, оценивающих ускоренное восстановление после операции на поджелудочной железе, был LOS. Несмотря на влияние многих неклинических факторов, таких как предпочтения хирурга, социальное положение, доступность лиц, осуществляющих уход, а также удаленность от больницы[83], LOS — это простой способ мониторинга исходов в учреждении, поскольку он связан с выздоровлением, осложнениями и затратами. . Кроме того, важно контролировать повторную госпитализацию, поскольку ранняя выписка пациентов может привести к неправильно диагностированным осложнениям и увеличить риск возвращения пациентов в отделение неотложной помощи и повторной госпитализации вскоре после выписки [84].

В таблице показаны LOS и повторные госпитализации для исследований, проанализированных в этом обзоре. В большинстве исследований сообщалось, что первичная ПР была значительно короче, когда пациенты, перенесшие резекцию поджелудочной железы, лечились в рамках ЭРП без увеличения числа повторных госпитализаций. Это подтверждается результатами, полученными в других хирургических популяциях [10]. Различия в LOS между контрольной и ERP группами варьировали от 1 до 14 дней. Важно отметить, что в исследованиях, где эта разница была незначительной [60, 66], анализ подгрупп показал, что у пациентов без осложнений и у пациентов с легкими осложнениями LOS был значительно короче в ERP по сравнению с группой обычного ухода.

Таблица 4

Задержка 4

Постотеративная продолжительность пребывания и Readmission

послеоперационная продолжительность пребывания (D)

0

Readmission

0

ERP Обычная уход Р значение ERP Обычная уход Р значение
Портер и др [53] 12 15 0.001 10 (15) 9 (11) 0.620
Vanounou et al [54] 8 8 0.357 13 (9) 4 (6) 0.508
Kennedy et al [55] 7 13 <0.001 7 (8) 3 (7)> 0,05
Balzano et al [56] 13 ( 7-110) 15 (7-102) < 0,001 18 (7) 16 (6) 0.865
Kennedy et al [57] Среднее 70056 означают 10 0,037 5 (7) 5 (25) 10 (25) 0,027
Nikfarjam et al [58] 8 (7-16) 14 (8-29) <0.001 3 (15) 0 0.107
ABU Hilal et al [59] 8 (7-13) 13 (10-20) 0,015 1 (1) 2 (8) 0.583
Braga et al [60] 11 (5-51) 13 (8-54) 0.226 14 (12) 12 (10) 0.835
Kobayashi et al [61] 22 ± 12 36 ± 24 <0.001 2 (2) 2 (2) 2 (2) 0.689
Nussbaum et al [62] 6 (5- 9) 7 (5-9) 0,026 15 (30) 20 (20) 0.219
Nussbaum et al [63] 11 (8-18) 13 (10-18) 0.015 31 (31) 36 (25) 36 (25) 0.850
Coolsen et al [64] 14 (7-83) 20 (9-132) <0,050 11 (13) 14 (14) NR ​​
Shao et al [65] 14 ± 7 18 ± 8 < 0,001 43 (13) 44 (14) 0.725
Sutcliffe et al [66] 9 (4-70) (4-70) 10 (4-114) 0.160 9 (15) 5 (8) 0.260
Joliat ET AL [67] 15 (11-24) 19 (14-29) 0,029 NR ​​ NR ​​ NR ​​ NR ​​
Morales Soriano et al [68] 14 ± 1,3 19 ± 2 0,014 9 (10) 4 (9) > 0.05
Richardson et al [69] 3 (3-4) 6 (5-10) <0.001 2 (9) 8 (18) 8 (18) 0.476

Таблица показывает заболеваемость и смертность для проанализированных сравнительных исследований. Частота осложнений колебалась от 16% до 70%. Пять из шестнадцати исследований, сообщающих о послеоперационной заболеваемости, показали различия в общих осложнениях при сравнении контрольной группы и группы ERP. Различий в послеоперационной летальности не обнаружено.Ни в одном из исследований не сообщалось о различиях в хирургических осложнениях между группами, в то время как в трех исследованиях [56, 61, 65] было обнаружено значительное снижение частоты задержки опорожнения желудка. Мета-анализ рандомизированных контролируемых исследований в колоректальной хирургии показал, что ERP оказывали защитное действие только в отношении медицинских осложнений, тогда как хирургические осложнения были аналогичны обычному лечению [85]. По сравнению с колэктомией панкреатэктомия связана с более высоким уровнем послеоперационных осложнений, часто превышающим 50%.Большинство из них являются хирургическими осложнениями, связанными с фистулой поджелудочной железы, на которые вряд ли повлияет реализация схемы лечения, поскольку это не изменяет соответствующие прогностические факторы, такие как текстура поджелудочной железы и диаметр протока, а также интраоперационная кровопотеря [86].

Таблица 5

заболеваемости и смертности

+ +

2

Шесть проанализированы шесть исследований больничные расходы после внедрения ERP для хирургии поджелудочной железы [53,55,57,67,69].Три из них обнаружили значительное снижение затрат после внедрения ERP[53,55,69]. Все анализы были ограничены внутрибольничными ресурсами, и наиболее значительная экономия была достигнута за счет снижения затрат на питание и палаты из-за снижения LOS. Примечательно, что Joliat et al [67] выполнили анализ минимизации затрат, в котором они также приняли во внимание фиксированные затраты на внедрение пути, включая штатную специальную медсестру-менеджера ERP и использование специальной базы данных ERP.Не было обнаружено существенной разницы в общих затратах, но была достигнута экономия средств на анестезию, операционную, лекарства и лабораторные расходы. Следует отметить, что ни в одном исследовании не сравнивались косвенные затраты между пациентами, пролеченными в рамках ERP, и обычным лечением. Поскольку пути лечения направлены на улучшение выздоровления пациента и приводят к снижению продолжительности жизни, мы можем предположить, что социальные издержки, включая время, проведенное вдали от работы, и потребность в длительной поддержке на дому, также могут быть снижены. Проспективное исследование показало, что пациенты, перенесшие колоректальную хирургию, получали лечение с помощью ERP с меньшими социальными затратами по сравнению с традиционной стратегией лечения [87].После выписки пациенты, находившиеся на лечении в ERP, испытывали меньшую потерю производительности, меньше бремени сиделок и реже посещали амбулаторные медицинские центры.

Другие послеоперационные исходы

В контексте ERP для операций на поджелудочной железе нет исследований, сообщающих об исходах восстановления, кроме традиционных краткосрочных показателей, таких как госпитальная продолжительность жизни и частота осложнений, которые представляют интерес для клиницистов, но не отражают сложность процесс выздоровления и не в состоянии уловить точку зрения пациента.Альтернативный критерий восстановления в стационаре может быть получен путем оценки времени, необходимого для достижения конкретных критериев выписки («время до готовности к выписке») [88]. Основное преимущество этой меры состоит в том, что учитываются только факторы, связанные с физиологическим восстановлением, без влияния организационных и личностных факторов, влияющих на ЛОС. Более того, в соответствии с принципами лечения, ориентированного на пациента [89], в недавней литературе рекомендуется измерять послеоперационное восстановление с помощью результатов, о которых сообщают пациенты (отчеты о состоянии здоровья, поступающие непосредственно от пациента без интерпретации другими) [90].Основное преимущество использования результатов, о которых сообщают пациенты, в контексте выздоровления заключается в том, что они позволяют проводить широкую оценку состояния здоровья в различных областях, вовлекая пациентов в качестве основных заинтересованных сторон в процесс выздоровления.

БУДУЩИЕ НАПРАВЛЕНИЯ

Мы предполагаем, что будущие исследования в этом контексте должны двигаться в двух направлениях: (1) разработка исследований с более высоким методологическим качеством для определения влияния ERP на послеоперационные результаты и восстановление пациентов после резекции поджелудочной железы; и (2) изучение роли преабилитации для оптимизации пациентов с высоким риском серьезных осложнений.

Хотя нерандомизированные исследования могут дать соответствующую информацию, когда данные РКИ недоступны, рандомизация по-прежнему является лучшим подходом для предотвращения систематической ошибки отбора в интервенционных исследованиях. Поэтому мы считаем, что РКИ следует поощрять, чтобы предоставить убедительные доказательства роли ERP у пациентов с резекцией поджелудочной железы. Мы признаем, что проведение РКИ для изучения сложных вмешательств, таких как ERP, является сложной задачей[91], и что соответствующее количество вмешательств ERP в настоящее время считается стандартом лечения даже в учреждениях, где формальная ERP не была внедрена, но есть примеры хорошо проведенные испытания в других хирургических популяциях показывают, что это возможно [70,92].Кроме того, все исследования, даже если они не рандомизированы, должны быть проспективными и следовать структурированной платформе отчетности для улучшенных путей восстановления, как недавно было предложено [78]. Кроме того, следует изучить более важные исходы восстановления, включая физиологические переменные (, например, , маркеры реакции на послеоперационный стресс), долгосрочные результаты и исходы, о которых сообщают пациенты.

В недавней литературе сообщается о балльных системах для прогнозирования пациентов с более высоким риском серьезных осложнений после резекции поджелудочной железы [5,86].Кроме того, исследования поддерживают оценку показателей состава тела, таких как площадь мышц живота и висцеральное ожирение, у онкологических больных, перенесших ПД, поскольку пациенты с саркопенией и висцеральным ожирением подвержены более высокому риску панкреатических свищей и послеоперационной смертности [93,94]. Пациентам из группы высокого риска может быть полезна программа преабилитации, направленная на улучшение терапии сопутствующих хронических заболеваний, состояния питания и физической функции пациента посредством междисциплинарного консультирования с участием нескольких медицинских специалистов, диетологов и физиотерапевтов [16,17].Учитывая, что системное лечение химиотерапией практически рекомендуется на любой стадии рака поджелудочной железы, пациентов с очень высоким риском послеоперационной летальности можно даже перевести с предоперационной хирургии на индивидуальный предоперационный путь, включающий неоадъювантную химиотерапию [95] и программу преабилитации. Это позволило бы получить лечение большей части пациентов по сравнению с адъювантной терапией, когда около четверти пациентов не могут проходить химиотерапию из-за хирургических осложнений, плохого состояния здоровья или сопутствующих заболеваний [96].По данным West et al [97], структурированная предоперационная программа упражнений у пациентов, проходящих неоадъювантное лечение рака прямой кишки, может улучшить физическую форму пациента и снизить хирургический риск. В контексте хирургии поджелудочной железы использование неоадъювантной терапии потенциально может выиграть время, необходимое для проведения преабилитации, что в конечном итоге приведет к улучшению хирургических и онкологических результатов. Необходимы дальнейшие исследования, чтобы проверить клиническую эффективность преабилитации у пациентов с раком поджелудочной железы с высоким риском послеоперационной заболеваемости и смертности, а также проверить осуществимость комбинации неоадъювантного лечения и физического вмешательства в этих условиях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В этом обзоре проанализировано современное состояние путей ускоренного восстановления в хирургии поджелудочной железы. Хотя количество литературы за последнее десятилетие выросло в геометрической прогрессии, методологическое качество доступных исследований не является оптимальным. В большинстве исследований предполагалось, что использование ERP безопасно и может снизить первичные расходы на выживание и госпитализацию. Необходимы хорошо спланированные испытания, чтобы предоставить убедительные доказательства роли ERP в хирургии поджелудочной железы.Будущие исследования должны быть проспективными, следовать недавним рекомендациям по отчетности об улучшенных путях восстановления, а также должны учитывать более конкретные результаты восстановления, такие как физиологические результаты и результаты, о которых сообщают пациенты.

Сноски

Источник рукописи: Приглашенная рукопись

Тип специальности: Гастроэнтерология и гепатология

Страна происхождения: Италия

Отчет о рецензировании Классификация

Оценка A (отлично): B 0

3 9): B, B

Оценка C (хорошо): 0

Оценка D (удовлетворительно): 0

Оценка E (плохо): 0

Заявление о конфликте интересов: Нет потенциальных конфликтов интересов, нет финансовой поддержки.

Открытый доступ: эта статья находится в открытом доступе, она была выбрана штатным редактором и полностью проверена внешними рецензентами. Он распространяется в соответствии с некоммерческой лицензией Creative Commons Attribution (CC BY-NC 4.0), которая позволяет другим распространять, микшировать, адаптировать, использовать эту работу в некоммерческих целях и лицензировать свои производные работы на других условиях при условии, что оригинальная работа правильно цитируется и используется в некоммерческих целях. См.: http://creativecommons.org/licenses/by-nc/4.0/

Рецензирование началось: 5 апреля 2016 г.

Первое решение: 12 мая 2016 г.

Статья в печати: 13 июня 2016 г. IA S- Редактор: Yu J L- Редактор: A E- Редактор: Ma S

Ссылки

1. Cameron JL, He J. Две тысячи последовательных панкреатодуоденальных резекций. J Am Coll Surg. 2015; 220:530–536. [PubMed] [Google Scholar]2. Herter FP, Cooperman AM, Ahlborn TN, Antinori C. Хирургический опыт лечения рака поджелудочной железы и периампулярного рака.Энн Сург. 1982; 195: 274–281. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]3. Гуикер Г.А., Лемменс В.Е., Бесселинк М.Г., Буш О.Р., Бонсинг Б.А., Моленаар IQ, Толленаар Р.А., де Хингх И.Х., Воутерс М.В. Влияние централизации хирургии рака поджелудочной железы на частоту резекций и выживаемость. Бр Дж Сур. 2014; 101:1000–1005. [PubMed] [Google Scholar]4. Гафери А.А., Осборн Н.Х., Биркмейер Д.Д., Димик Д.Б. Госпитальные характеристики, связанные с неэффективностью лечения осложнений после панкреатэктомии. J Am Coll Surg. 2010; 211:325–330.[PubMed] [Google Scholar]5. Узуноглу Ф.Г., Риех М., Ветторацци Э., Рушке Т., Ханна П., Нентвич М.Ф., Вашист Ю.К., Богоевски Д., Кениг А., Джанот М. и др. Предоперационная резекция поджелудочной железы (ПОДГОТОВКА): проспективная многоцентровая оценка риска заболеваемости. Энн Сург. 2014; 260:857–863; обсуждение 863-864. [PubMed] [Google Scholar]6. Итон А.А., Гонен М., Караниколас П., Джарнагин В.Р., Д’Анжелика М.И., ДеМаттео Р., Кингхэм Т.П., Аллен П.Дж. Качество жизни, связанное со здоровьем, после панкреатэктомии: результаты рандомизированного контролируемого исследования.Энн Сург Онкол. 2016;23:2137–2145. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]7. Heerkens HD, Tseng DS, Lips IM, van Santvoort HC, Vriens MR, Hagendoorn J, Meijer GJ, Borel Rinkes IH, van Vulpen M, Molenaar IQ. Качество жизни, связанное со здоровьем, после резекции поджелудочной железы по поводу злокачественного новообразования. Бр Дж Сур. 2016; 103: 257–266. [PubMed] [Google Scholar]8. Bardram L, Funch-Jensen P, Jensen P, Crawford ME, Kehlet H. Восстановление после лапароскопической операции на толстой кишке с эпидуральной анальгезией, ранним пероральным питанием и мобилизацией.Ланцет. 1995; 345: 763–764. [PubMed] [Google Scholar]9. Келет Х., Уилмор Д.В. Доказательная хирургическая помощь и эволюция ускоренной хирургии. Энн Сург. 2008; 248:189–198. [PubMed] [Google Scholar] 10. Николсон А., Лоу М.С., Паркер Дж., Льюис С.Р., Олдерсон П., Смит А.Ф. Систематический обзор и метаанализ расширенных программ восстановления у хирургических пациентов. Бр Дж Сур. 2014; 101:172–188. [PubMed] [Google Scholar] 11. Лассен К., Кулсен М.М., Слим К., Карли Ф., де Агилар-Насименто Дж.Э., Шефер М., Паркс Р.В., Фирон К.С., Лобо Д.Н., Демартинес Н. и др.Руководство по периоперационному уходу при панкреатодуоденальной резекции: рекомендации Общества ускоренного восстановления после операции (ERAS®). Мир J Surg. 2013; 37: 240–258. [PubMed] [Google Scholar] 12. Гайятт Г.Х., Оксман А.Д., Кунц Р., Фальк-Иттер Ю., Вист Г.Е., Либерати А., Шюнеманн Х.Дж. От доказательств к рекомендациям. БМЖ. 2008; 336:1049–1051. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]13. Kiecolt-Glaser JK, Page GG, Marucha PT, MacCallum RC, Glaser R. Психологическое влияние на хирургическое восстановление. Взгляды психонейроиммунологии.Я психол. 1998;53:1209–1218. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фредерикс С., Гуруге С., Сидани С., Ван Т. Послеоперационное обучение пациентов: систематический обзор. Клин Нурс Рез. 2010;19:144–164. [PubMed] [Google Scholar] 15. Снайдер-Рамос С.А., Сайнч Х., Бёттигер Б.В., Мотш Дж., Мартин Э., Бауэр М. Удовлетворенность пациентов и получение информации после визита до анестезии: сравнение личного интервью, брошюры и видео. Анест Анальг. 2005; 100: 1753–1758. [PubMed] [Google Scholar] 17. Li C, Carli F, Lee L, Charlebois P, Stein B, Liberman AS, Kaneva P, Augustin B, Wongyingsinn M, Gamsa A, et al.Влияние трехмодальной программы преабилитации на функциональное восстановление после операции по поводу колоректального рака: пилотное исследование. Surg Endosc. 2013;27:1072–1082. [PubMed] [Google Scholar] 18. Fang Y, Gurusamy KS, Wang Q, Davidson BR, Lin H, Xie X, Wang C. Предоперационный дренаж желчи при механической желтухе. Cochrane Database Syst Rev. 2012;(9):CD005444. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]19. ван дер Гааг Н.А., Раус Э.А., ван Эйк С.Х., Бруно М.Дж., ван дер Харст Э., Куббен Ф.Дж., Герритсен Дж.Дж., Греве Дж.В., Герхардс М.Ф., де Хингх И.Х. и соавт.Предоперационный билиарный дренаж при раке головки поджелудочной железы. N Engl J Med. 2010; 362:129–137. [PubMed] [Google Scholar] 20. Равид С, Спудич Я.А. Киназа тяжелой цепи миозина из развитых клеток Dictyostelium. Очистка и характеристика. Дж. Биол. Хим. 1989; 264:15144–15150. [PubMed] [Google Scholar] 21. Юнгквист О. Инсулинорезистентность и результаты в хирургии. J Clin Endocrinol Metab. 2010;95:4217–4219. [PubMed] [Google Scholar] 22. Юнгквист О., Сорейде Э. Предоперационное голодание. Бр Дж Сур.2003; 90: 400–406. [PubMed] [Google Scholar] 23. Svanfeldt M, Thorell A, Hausel J, Soop M, Nygren J, Ljungqvist O. Влияние «предоперационного» перорального лечения углеводами на действие инсулина — рандомизированное перекрестное неслепое исследование на здоровых субъектах. Клин Нутр. 2005; 24:815–821. [PubMed] [Google Scholar] 24. Smith MD, McCall J, Plank L, Herbison GP, ​​Soop M, Nygren J. Предоперационное лечение углеводами для улучшения восстановления после плановой операции. Cochrane Database Syst Rev. 2014;(8):CD009161. [PubMed] [Google Scholar] 25.Брага М., Биссолати М., Роккетти С., Бенедьюс А., Пекорелли Н., Ди Карло В. Пероральные предоперационные антиоксиданты в хирургии поджелудочной железы: двойное слепое рандомизированное клиническое исследование. Питание. 2012; 28: 160–164. [PubMed] [Google Scholar] 26. Учида И., Асох Т., Ширасака С., Цудзи Х. Влияние эпидуральной анальгезии на послеоперационную резистентность к инсулину, оцененное методом инсулинового зажима. Бр Дж Сур. 1988; 75: 557–562. [PubMed] [Google Scholar] 27. Поппинг Д.М., Элиа Н., Ван Акен Х.К., Маррет Э., Шуг С.А., Кранке П., Венк М., Трамер М.Р.Влияние эпидуральной анальгезии на смертность и заболеваемость после операции: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Энн Сург. 2014; 259:1056–1067. [PubMed] [Google Scholar] 28. Пратт В.Б., Стейнбрук Р.А., Майтель С.К., Вануноу Т., Каллери М.П., ​​Фоллмер К.М. Эпидуральная анальгезия при панкреатодуоденальной резекции: критическая оценка. J Gastrointest Surg. 2008; 12:1207–1220. [PubMed] [Google Scholar] 29. Hiltebrand LB, Koepfli E, Kimberger O, Sigurdsson GH, Brandt S. Гипотония во время абдоминальной хирургии с ограничением жидкости: влияние лечения норэпинефрином на регионарный и микроциркуляторный кровоток в кишечном тракте.Анестезиология. 2011; 114: 557–564. [PubMed] [Google Scholar] 30. Apfel CC, Greim CA, Haubitz I, Goepfert C, Usadel J, Sefrin P, Roewer N. Оценка риска для прогнозирования вероятности послеоперационной рвоты у взрослых. Acta Anaesthesiol Scand. 1998; 42: 495–501. [PubMed] [Google Scholar] 31. Ган Т.Дж., Димунш П., Хабиб А.С., Ковач А., Кранке П., Мейер Т.А., Уотча М., Чанг Ф., Ангус С., Апфель К.С. и др. Согласованные рекомендации по лечению послеоперационной тошноты и рвоты. Анест Анальг. 2014; 118:85–113. [PubMed] [Google Scholar] 32.Лобо Д.Н., Босток К.А., Нил К.Р., Перкинс А.С., Роулендс Б.Дж., Эллисон С.П. Влияние солевого и водного баланса на восстановление функции желудочно-кишечного тракта после плановой резекции толстой кишки: рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет. 2002; 359:1812–1818. [PubMed] [Google Scholar] 33. Варадхан К.К., Лобо Д.Н. Метаанализ рандомизированных контролируемых исследований внутривенной инфузионной терапии при крупных плановых открытых абдоминальных операциях: достижение правильного баланса. Proc Nutr Soc. 2010; 69: 488–498. [PubMed] [Google Scholar] 34. Миллер Т.Е., Рош А.М., Митен М.Управление инфузионной системой и целенаправленная терапия в качестве дополнения к ускоренному восстановлению после операции (ERAS) Can J Anaesth. 2015; 62: 158–168. [PubMed] [Google Scholar] 35. Наварро Л.Х., Блумстоун Дж.А., Аулер Дж.О., Каннессон М., Рокка Г.Д., Ган Т.Дж., Кински М., Магдер С., Миллер Т.Е., Митен М. и др. Периоперационная инфузионная терапия: заявление международной группы Fluid Optimization Group. Perioper Med (Лондон) 2015; 4:3. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]36. Каннессон М., Рамсингх Д., Райнхарт Дж., Демирджян А., Ву Т., Вахариа С., Имагава Д., Ю З., Гринфилд С., Каин З.Целенаправленная периоперационная терапия и послеоперационные исходы у пациентов, перенесших абдоминальную хирургию высокого риска: историко-проспективное сравнительное исследование эффективности. Критический уход. 2015;19:261. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37. Wang Z, Chen J, Su K, Dong Z. Дренаж брюшной полости по сравнению с отсутствием дренажа после гастрэктомии при раке желудка. Cochrane Database Syst Rev. 2015;(5):CD008788. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Peng S, Cheng Y, Yang C, Lu J, Wu S, Zhou R, Cheng N. Профилактический дренаж брюшной полости при операциях на поджелудочной железе.Cochrane Database Syst Rev. 2015;(8):CD010583. [PubMed] [Google Scholar] 39. Ван Бурен Г., Блумстон М., Хьюз С.Дж., Винтер Дж., Берман С.В., Жиромски Н.Дж., Фоллмер С., Веланович В., Риалл Т., Мускарелла П. и др. Рандомизированное проспективное многоцентровое исследование панкреатодуоденальной резекции с рутинным внутрибрюшинным дренированием и без него. Энн Сург. 2014; 259:605–612. [PubMed] [Google Scholar]40. Bassi C, Molinari E, Malleo G, Crippa S, Butturini G, Salvia R, Talamini G, Pederzoli P. Раннее и позднее удаление дренажей после стандартных резекций поджелудочной железы: результаты проспективного рандомизированного исследования.Энн Сург. 2010; 252:207–214. [PubMed] [Google Scholar]41. Стробель О, Бюхлер М.В. Дренирование после панкреатодуоденэктомии: оживление споров. Энн Сург. 2014; 259:613–615. [PubMed] [Google Scholar]42. Берберат П.О., Ингольд Х., Гулбинас А., Клефф Дж., Мюллер М.В., Гутт С., Вейганд М., Фрисс Х., Бюхлер М.В. Ускоренный путь – различные последствия в хирургии поджелудочной железы. J Gastrointest Surg. 2007; 11: 880–887. [PubMed] [Google Scholar]43. Лассен К., Кьяев Дж., Фетвейт Т., Трано Г., Сигурдссон Х.К., Хорн А., Ревхауг А. Разрешение нормального питания по желанию после обширной операции на верхних отделах желудочно-кишечного тракта не увеличивает заболеваемость: рандомизированное многоцентровое исследование.Энн Сург. 2008; 247:721–729. [PubMed] [Google Scholar]44. Герритсен А., Веннинк Р.А., Бесселинк М.Г., ван Сантвоорт Х.К., Ценг Д.С., Стенхаген Э., Борел Ринкс И.Х., Моленаар И.К. Раннее пероральное питание после панкреатодуоденальной резекции ускоряет выздоровление без увеличения заболеваемости. Е. П. Б. (Оксфорд) 2014; 16: 656–664. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]45. Gianotti L, Meier R, Lobo DN, Bassi C, Dejong CH, Ockenga J, Irtun O, MacFie J. Рекомендации ESPEN по парентеральному питанию: поджелудочная железа. Клин Нутр. 2009; 28: 428–435.[PubMed] [Google Scholar]46. Wente MN, Bassi C, Dervenis C, Fingerhut A, Gouma DJ, Izbicki JR, Neoptolemos JP, Padbury RT, Sarr MG, Traverso LW, et al. Замедленное опорожнение желудка (DGE) после операции на поджелудочной железе: определение, предложенное Международной исследовательской группой хирургии поджелудочной железы (ISGPS) Surgery. 2007; 142: 761–768. [PubMed] [Google Scholar]47. Шорт В., Герберт Г., Перри Р., Аткинсон С., Несс А.Р., Пенфолд С., Томас С., Андерсен Х.К., Льюис С.Дж. Жевательная резинка для послеоперационного восстановления функции желудочно-кишечного тракта.Cochrane Database Syst Rev. 2015;(2):CD006506. [PubMed] [Google Scholar]48. Андерссон Т., Бьерсо К., Фальк К., Олсен М.Ф. Влияние жевательной резинки на послеоперационную кишечную непроходимость после панкреатодуоденальной резекции — рандомизированное контролируемое исследование. Примечания BMC Res. 2015;8:37. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]49. Белл Р., Панданабояна С., Шах Н., Бартлетт А., Виндзор Дж. А., Смит А. М. Метаанализ антеколической и ретроколической реконструкции желудка после пилоросохраняющей панкреатодуоденальной резекции. Е. П. Б. (Оксфорд) 2015; 17: 202–208.[Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]50. Конвертино В.А. Сердечно-сосудистые последствия постельного режима: влияние на максимальное потребление кислорода. Медицинские спортивные упражнения. 1997; 29: 191–196. [PubMed] [Google Scholar]51. Кастелино Т., Фиоре Дж. Ф., Никулисяну П., Ландри Т., Огюстен Б., Фельдман Л. С. Влияние протоколов ранней мобилизации на послеоперационные результаты после абдоминальной и торакальной хирургии: систематический обзор. Операция. 2016; 159:991–1003. [PubMed] [Google Scholar]52. Maessen J, Dejong CH, Hausel J, Nygren J, Lassen K, Andersen J, Kessels AG, Revhaug A, Kehlet H, Ljungqvist O, et al.Протокола недостаточно для реализации расширенной программы восстановления после колоректальной резекции. Бр Дж Сур. 2007; 94: 224–231. [PubMed] [Google Scholar]53. Портер Г.А., Пистерс П.В., Мансюр С., Бисанз А., Рейна К., Стэнфорд П., Ли Дж.Э., Эванс Д.Б. Влияние стоимости и использования клинического пути для пациентов, перенесших панкреатодуоденальную резекцию. Энн Сург Онкол. 2000; 7: 484–489. [PubMed] [Google Scholar]54. Вануну Т., Пратт В., Фишер Дж. Э., Фоллмер К. М., Каллери М.П. Моделирование затрат на основе отклонений: новая модель для оценки клинического и экономического воздействия клинических путей.J Am Coll Surg. 2007; 204: 570–579. [PubMed] [Google Scholar]55. Кеннеди Э.П., Розато Э.Л., Сотер П.К., Розенберг Л.М., Дориа С., Марино И.Р., Хойнацкий К.А., Бергер А.С., Йео К.Дж. Инициирование критического пути для панкреатодуоденальной резекции в академическом учреждении – первый шаг в создании междисциплинарной команды. J Am Coll Surg. 2007; 204:917–923; обсуждение 923-924. [PubMed] [Google Scholar]56. Balzano G, Zerbi A, Braga M, Rocchetti S, Beneduce AA, Di Carlo V. Программа ускоренного восстановления после панкреатодуоденэктомии уменьшает задержку опорожнения желудка.Бр Дж Сур. 2008;95:1387–1393. [PubMed] [Google Scholar]57. Кеннеди Э.П., Гренда Т.Р., Сотер П.К., Розато Э.Л., Хойнацкий К.А., Розато Ф.Е., Профета Б.К., Дориа К., Бергер А.С., Йео К.Дж. Внедрение критического пути для дистальной панкреатэктомии в академическом учреждении. J Gastrointest Surg. 2009; 13: 938–944. [PubMed] [Google Scholar]58. Никфарджам М., Вайнберг Л., Лоу Н., Финк М.А., Муралидхаран В., Хоули Н., Старки Г., Джонс Р., Кристофи С. Программа ускоренного восстановления значительно сокращает продолжительность пребывания в больнице после неосложненной панкреатодуоденэктомии.JOP. 2013; 14:63–70. [PubMed] [Google Scholar]59. Абу Хилал М., Ди Фабио Ф., Бадран А., Алсаати Х., Кларк Х., Фечер И., Армстронг Т.Х., Джонсон К.Д., Пирс Н.В. Внедрение расширенной программы восстановления после панкреатодуоденальной резекции: одноцентровое пилотное исследование в Великобритании. Панкреатология. 2013;13:58–62. [PubMed] [Google Scholar] 60. Брага М., Пекорелли Н., Ариоотти Р., Капретти Г., Греко М., Бальзано Г., Кастольди Р., Беретта Л. Улучшение восстановления после операции у пациентов, перенесших панкреатодуоденэктомию. Мир J Surg.2014; 38: 2960–2966. [PubMed] [Google Scholar]61. Кобаяси С., Оошима Р., Коидзуми С., Катаяма М., Сакураи Дж., Ватанабэ Т., Накано Х., Имаидзуми Т., Оцубо Т. Периоперационный уход с ускоренным лечением пациентов, перенесших панкреатодуоденальную резекцию. Мир J Surg. 2014; 38: 2430–2437. [PubMed] [Google Scholar]62. Нуссбаум Д.П., Пенне К., Спейчер П.Дж., Стиннетт С.С., Перес А., Уайт Р.Р., Клэри Б.М., Тайлер Д.С., Блейзер Д.Г. Роль путей оказания медицинской помощи: опыт дистальной панкреатэктомии. J Surg Res. 2014; 190:64–71.[PubMed] [Google Scholar]63. Нуссбаум Д.П., Пенне К., Стиннетт С.С., Спейчер П.Дж., Кочиеру А., Блейзер Д.Г., Зани С., Клэри Б.М., Тайлер Д.С., Уайт Р.Р. Стандартизированный план лечения связан с более короткой продолжительностью пребывания в стационаре у пациентов, перенесших панкреатодуоденальную резекцию. J Surg Res. 2015; 193: 237–245. [PubMed] [Google Scholar]64. Coolsen MM, van Dam RM, Chigharoe A, Olde Damink SW, Dejong CH. Улучшение результатов после панкреатодуоденальной резекции: опыт реализации программы ускоренного восстановления после операции (ERAS).Копать сург. 2014; 31: 177–184. [PubMed] [Google Scholar]65. Shao Z, Jin G, Ji W, Shen L, Hu X. Роль ускоренной хирургии при панкреатодуоденальной резекции: ретроспективное когортное исследование 635 последовательных резекций. Int J Surg. 2015;15:129–133. [PubMed] [Google Scholar]66. Сатклифф Р.П., Хамуи М., Исаак Дж., Маруданаягам Р., Мирза Д.Ф., Муйесан П., Робертс Дж.К. Внедрение расширенного пути восстановления после панкреатодуоденальной резекции у пациентов с амилазой низкого дренажа жидкости. Мир J Surg. 2015;39:2023–2030.[PubMed] [Google Scholar]67. Джолиат Г.Р., Лабгаа И., Петерманн Д., Хюбнер М., Гриссер А.С., Демартинес Н., Шефер М. Анализ затрат и выгод улучшенного протокола восстановления после панкреатодуоденальной резекции. Бр Дж Сур. 2015;102:1676–1683. [PubMed] [Google Scholar]68. Моралес Сориано Р., Эстеве Перес Н., Техада Гавела С., Куадрадо Гарсия А., Родригес Пино Х.С., Морон Канис Х.М., Молина Ромеро Х., Муньос Перес Х., Гонсалес Архенте Х. Результаты ускоренного восстановления после хирургической программы панкреатодуоденэктомии. Cir Esp.2015;93:509–515. [PubMed] [Google Scholar]69. Ричардсон Дж., Ди Фабио Ф., Кларк Х., Баджалан М., Дэвидс Дж., Абу Хилал М. Внедрение расширенной программы восстановления после лапароскопической дистальной панкреатэктомии: анализ осуществимости, безопасности и затрат. Панкреатология. 2015;15:185–190. [PubMed] [Google Scholar]70. Влуг М.С., Винд Дж., Холлманн М.В., Уббинк Д.Т., Сенсе Х.А., Энгель А.Ф., Герхардс М.Ф., ван Вагенсвельд Б.А., ван дер Зааг Э.С., ван Геловен А.А. и др. Лапароскопия в сочетании с ускоренным мультимодальным ведением является наилучшей периоперационной стратегией у пациентов, перенесших операции на толстой кишке: рандомизированное клиническое исследование (LAFA-исследование) Ann Surg.2011; 254:868–875. [PubMed] [Google Scholar]71. Мехраби А., Хафези М., Арвин Дж., Эсмаилзаде М., Гарусси С., Эмами Г., Кесслер-Эбс Дж., Мюллер-Стих Б.П., Бюхлер М.В., Хакерт Т. и др. Систематический обзор и метаанализ лапароскопической и открытой дистальной панкреатэктомии при доброкачественных и злокачественных поражениях поджелудочной железы: пришло время рандомизировать. Операция. 2015; 157:45–55. [PubMed] [Google Scholar]72. Тан CL, Чжан Х, Пэн Б, Ли КЗ. Исходы и затраты на лапароскопическую панкреатодуоденальную резекцию во время начальной кривой обучения по сравнению с лапаротомией.Мир J Гастроэнтерол. 2015;21:5311–5319. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]73. Спейхер П.Дж., Нуссбаум Д.П., Уайт Р.Р., Зани С., Моска П.Дж., Блейзер Д.Г., Клэри Б.М., Паппас Т.Н., Тайлер Д.С., Перес А. Определение кривой обучения для командной лапароскопической панкреатодуоденэктомии. Энн Сург Онкол. 2014;21:4014–4019. [PubMed] [Google Scholar]74. Сонг КБ, Ким С.К., Хван Д.В., Ли Дж.Х., Ли Д.Дж., Ли Дж.В., Пак К.М., Ли Й.Дж. Сравнительный анализ случай-контроль, сравнивающий лапароскопическую и открытую панкреатодуоденальную резекцию с сохранением привратника у пациентов с периампулярными опухолями.Энн Сург. 2015; 262:146–155. [PubMed] [Google Scholar]75. Кендрик М.Л., Кузати Д. Тотальная лапароскопическая панкреатодуоденэктомия: осуществимость и исход в раннем опыте. Арка Сур. 2010; 145:19–23. [PubMed] [Google Scholar]76. Асбун Х.Дж., Штауффер Дж.А. Лапароскопическая и открытая панкреатодуоденэктомия: общие результаты и тяжесть осложнений с использованием аккордеонной системы оценки тяжести. J Am Coll Surg. 2012; 215:810–819. [PubMed] [Google Scholar]77. де Рой Т., Лу М.З., Стен М.В., Герхардс М.Ф., Дийкграаф М.Г., Буш О.Р., Липс Д.Дж., Фестен С., Бесселинк М.Г.; Голландская группа рака поджелудочной железы, минимально инвазивная и открытая панкреатодуоденэктомия: систематический обзор и метаанализ сравнительных когортных и регистровых исследований.Энн Сург. 2016 Epub впереди печати. [PubMed] [Google Scholar]78. Дэй РВ, Филдер С., Калхун Дж., Кехлет Х., Готтумуккала В., Алоя Т.А. Неполная отчетность об элементах расширенного восстановления и ее влиянии на улучшение качества. Бр Дж Сур. 2015; 102:1594–1602. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]79. Gustafsson UO, Hausel J, Thorell A, Ljungqvist O, Soop M, Nygren J. Приверженность расширенному протоколу восстановления после операции и результаты после операции по поводу колоректального рака. Арка Сур. 2011; 146: 571–577.[PubMed] [Google Scholar]80. Нельсон Р., Эдвардс С., Це Б. Профилактическая назогастральная декомпрессия после операции на брюшной полости. Cochrane Database Syst Rev. 2007;(3):CD004929. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]81. ди Себастьяно П., Феста Л., Де Бонис А., Чиффреда А., Вальвано М.Р., Андриулли А., ди Мола Ф.Ф. Модифицированная ускоренная программа хирургии поджелудочной железы: перспективный одноцентровый опыт. Langenbecks Arch Surg. 2011; 396:345–351. [PubMed] [Google Scholar]82. Партелли С., Криппа С., Кастаньяни Р., Руффо Г., Марморале К., Франкони А.М., Де Анджелис К., Фалькони М.Оценка расширенного протокола восстановления после панкреатодуоденальной резекции у пожилых пациентов. Е. П. Б. (Оксфорд) 2016; 18: 153–158. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]83. Невилл А., Ли Л., Антонеску И., Майо Н.Е., Вассилиу М.С., Фрид Г.М., Фельдман Л.С. Систематический обзор результатов, используемых для оценки ускоренного восстановления после операции. Бр Дж Сур. 2014; 101:159–170. [PubMed] [Google Scholar]84. Wind J, Hofland J, Preckel B, Hollmann MW, Bossuyt PM, Gouma DJ, van Berge Henegouwen MI, Fuhring JW, Dejong CH, van Dam RM и др.Периоперационная стратегия в хирургии толстой кишки; LAparoscopy и/или FAst отслеживают мультимодальное лечение по сравнению со стандартным лечением (испытание LAFA) BMC Surg. 2006; 6:16. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]85. Греко М., Капретти Г., Беретта Л., Джемма М., Пекорелли Н., Брага М. Расширенная программа восстановления в колоректальной хирургии: метаанализ рандомизированных контролируемых испытаний. Мир J Surg. 2014; 38:1531–1541. [PubMed] [Google Scholar]86. Брага М., Капретти Г., Пекорелли Н., Бальзано Г., Дольони К., Ариоотти Р., Ди Карло В.Прогностическая оценка для прогнозирования серьезных осложнений после панкреатодуоденальной резекции. Энн Сург. 2011; 254:702–707; обсуждение 707-708. [PubMed] [Google Scholar]87. Ли Л., Мата Дж., Гитулеску Г.А., Бутрос М., Шарлебуа П., Штейн Б., Либерман А.С., Фрид Г.М., Морин Н., Карли Ф. и др. Экономическая эффективность расширенного восстановления по сравнению с обычным периоперационным ведением колоректальной хирургии. Энн Сург. 2015; 262:1026–1033. [PubMed] [Google Scholar]88. Фиоре Дж. Ф., Фарагер И. Г., Белоцерковски А., Браунинг Л., Денехи Л.Время до готовности к выписке является достоверным и надежным показателем краткосрочного восстановления после колоректальной хирургии. Мир J Surg. 2013; 37: 2927–2934. [PubMed] [Google Scholar]89. Selby JV, Beal AC, Frank L. Национальные приоритеты исследовательского института результатов, ориентированных на пациента (PCORI), для исследований и первоначальная программа исследований. ДЖАМА. 2012; 307:1583–1584. [PubMed] [Google Scholar]90. Фельдман Л.С., Ли Л., Фиоре Дж. Какие результаты важны при оценке путей ускоренного восстановления после операции (ERAS)? Джан Джей Анаст.2015;62:120–130. [PubMed] [Google Scholar]91. Лассен К., Хайе А., Мирмел Т. Рандомизированные исследования в хирургии: бремя доказательств. Rev Недавние испытания Clin. 2012;7:244–248. [PubMed] [Google Scholar]92. Джонс С., Келлихер Л., Дикинсон М., Рига А., Уортингтон Т., Скотт М.Дж., Вандревала Т., Фрай К.Х., Каранджиа Н., Куини Н. Рандомизированное клиническое исследование ускоренного восстановления по сравнению со стандартным уходом после открытой резекции печени. Бр Дж Сур. 2013; 100:1015–1024. [PubMed] [Google Scholar]93. Пекорелли Н., Каррара Г., Де Кобелли Ф., Кристель Г., Дамаскелли А., Бальзано Г., Беретта Л., Брага М.Влияние саркопении и висцерального ожирения на смертность и свищи поджелудочной железы после операции по поводу рака поджелудочной железы. Бр Дж Сур. 2016; 103: 434–442. [PubMed] [Google Scholar]94. Кирихара Ю., Такахаши Н., Хашимото Ю., Склабас Г.М., Хан С., Мория Т., Сакагами Дж., Хюбнер М., Сарр М.Г., Фарнелл М.Б. Прогнозирование несостоятельности панкреатического анастомоза после панкреатодуоденальной резекции: использование предоперационной количественной компьютерной томографии для измерения объема остатка поджелудочной железы и состава тела. Энн Сург. 2013; 257:512–519.[PubMed] [Google Scholar]95. Sutton JM, Abbott DE. Неоадъювантная терапия рака поджелудочной железы: уроки прошлого и методы лечения будущего. Мир J Гастроэнтерол. 2014;20:15564–15579. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]96. Spitz FR, Abbruzzese JL, Lee JE, Pisters PW, Lowy AM, Fenoglio CJ, Cleary KR, Janjan NA, Goswitz MS, Rich TA, et al. Предоперационная и послеоперационная химиолучевая тактика у больных, перенесших панкреатодуоденальную резекцию по поводу аденокарциномы поджелудочной железы. Дж. Клин Онкол. 1997; 15: 928–937.[PubMed] [Google Scholar]97. West MA, Loughney L, Lythgoe D, Barben CP, Sripadam R, Kemp GJ, Grocott MP, Jack S. Влияние предварительной реабилитации на объективно измеренную физическую форму после неоадъювантного лечения у пациентов с раком прямой кишки до операции: слепое интервенционное пилотное исследование. Бр Джей Анаст. 2015; 114: 244–251. [PubMed] [Google Scholar]

Минимально инвазивная хирургия поджелудочной железы из видеотеки SAGES

Этот доклад был представлен на встрече SAGES/16-м Всемирном конгрессе эндоскопической хирургии в 2018 году Антонио Кьюри во время симпозиума по обновлению обществ-членов IFSES: Презентация опыта каждого общества – феерия на Всемирном конгрессе! 11 апреля 2018


Ключевые слова: аденокарцинома, надпочечник, анастомоз, желчный проток, кровопотеря, бульдог, консенсус, коэффициент конверсии, КТ, диссекция, дистальная панкреатэктомия, эндоскопия, энергетическое устройство, энуклеация, экспертиза, замороженные срезы, гастродуоденальная артерия, GDA, GDP, золотой стандарт, гепатобилиарная система, HPB, гибрид Уиппла, IFSES, визуализация, Международная федерация обществ эндоскопических хирургов, почка, лапароскопическая панкреатодуоденэктомия, лапароскопическая Уиппла, левая панкреатэктомия, продолжительность пребывания, петля, LOS, низкий уровень доказательности , лимфатические узлы, злокачественное новообразование, край, наставничество, малоинвазивная хирургия поджелудочной железы, малоинвазивная хирургия, МИС, муцинозная киста, НЭО, нейроэндокринная опухоль, время операции, поджелудочная железа, поражение поджелудочной железы, панкреатодуоденэктомия, Пфанненштиля, порт, воротная вена, псевдокиста, псевдопапиллярный, реконструкция, резекция, забрюшинное пространство, роботизированный доступ, робот Уиппла, серозная киста, скелетирование, СМА, селезенка, селезеночная вена, стандартизация, стро ke, верхняя брыжеечная артерия, тотальная панкреатэктомия, обучение, троакары, УЗИ, V-loc, Whipple, раневой протектор

Поражения поджелудочной железы – 29 с

Разные процедуры, разные подходы – 1:28

Цитирование – 5:14 Энн Сург 2008

Тотальная панкреатэктомия – 6:13

Стандартизация Уиппла – 8:53

Цитирование – 16:42 Энн Сург 2014

Латеральная панкреатодуоденальная резекция – 19:59

Остановка кровотечения во время Уиппла (видеоклип)–20:52

1285

Связанные

Видео загружено:
МУДРЕЦЫ Веб-мастер
Загружено на
17.09.2018
Темы обучения
Надпочечники, поджелудочная железа, солидный орган
Источники
Ежегодное собрание 2018 г.
Авторы видео
Cury A

Билиарное отведение поджелудочной железы с дуоденальным переключением Видео

Билиарное отведение поджелудочной железы с хирургическим переключением двенадцатиперстной кишки (BPD/DS) — это бариатрическая операция или операция по снижению веса для пациентов с экстремальным ожирением, которым не удалось похудеть с помощью диеты, физических упражнений и лекарств.

BPD/DS представляет собой сложную трехэтапную процедуру, которая включает в себя следующее:

удаление большого отдела желудка, чтобы он вмещал меньше пищи

минуя верхнюю часть тонкой кишки, где происходит большая часть пищеварения

и изменение нормальной функции желчи в процессе пищеварения

Цель операции — ускорить чувство насыщения, чтобы вы не переедали, и потреблять меньше калорий за счет изменений, происходящих в тонком кишечнике и желчных железах.

Было показано, что

BPD/DS помогает уменьшить ожирение и связанные с ним заболевания, включая болезни сердца, высокое кровяное давление и особенно диабет 2 типа.

Обзор болезней.

Ожирение – это хроническое заболевание, при котором в организме происходит избыточное накопление жира.

Ожирение определяется как индекс массы тела (ИМТ) от 30 до 34,9, а крайнее или патологическое ожирение определяется как ИМТ 40 или более. Когда ИМТ человека составляет 50 или выше, это называется супер-ожирением.

Ожирение представляет собой глобальную проблему, затрагивающую людей почти всех возрастных групп и связанную со значительно повышенным риском хронических заболеваний.

Показания.

Бариатрическая хирургия может быть рекомендована пациентам с ожирением, когда нехирургические методы, такие как диета, физические упражнения и лекарства, не помогают снизить вес.

Вы являетесь кандидатом на билиарное отведение поджелудочной железы с операцией переключения двенадцатиперстной кишки, если ваш индекс массы тела (ИМТ) выше 50 или если у вас ИМТ выше 40 и имеются серьезные проблемы со здоровьем.

Состояния здоровья, связанные с ожирением, включают:

Диабет 2 типа

Болезнь сердца

Высокое кровяное давление

Высокий уровень холестерина

Ночное апноэ

Неалкогольная жировая болезнь печени

Рак

Хирургия.

Билиарное отведение поджелудочной железы с переключением двенадцатиперстной кишки может быть выполнено открытым или лапароскопическим методом. При открытом методе на животе делается большой разрез.Лапароскопический метод выполняется через 4-5 небольших разрезов. Через один разрез вводится лапароскоп, тонкая оптоволоконная трубка с фонариком и камерой на конце. Камера позволяет хирургу четко видеть операционное поле на мониторе. Хирургические инструменты вводятся через другие разрезы для выполнения процедуры.

Хирургия БЛД/СД сочетает рукавную гастрэктомию (удаление части желудка) с шунтированием длинной кишки. В части операции рукавной гастрэктомии внешний край желудка удаляется, оставляя желудок в форме банана, ¼ его первоначальной вместимости, который остается соединенным с двенадцатиперстной кишкой.Это создает ограничительную часть операции.

Вторая часть операции при БЛД/СД включает в себя перестройку тонкой кишки таким образом, чтобы пища не смешивалась с желчью и соком поджелудочной железы до дистального конца тонкой кишки. Это создает мальабсорбционную часть операции.

Хирург выполняет это путем разделения первой части двенадцатиперстной кишки между желудком и желчным протоком и закрытия разделенного конца.

Затем хирург пересекает тонкую кишку примерно наполовину, соединяя нижнюю часть с открытым концом двенадцатиперстной кишки.Этот сегмент называется пищеварительной, или ру, конечностью.

Оставшийся конец тонкой кишки повторно соединяется на расстоянии 75-100 см от толстой кишки, создавая «общий канал», который позволяет желчи и соку поджелудочной железы течь и смешиваться с пищей в дистальном конце тонкой кишки, а не в двенадцатиперстной кишки, тем самым ограничивая всасывание питательных веществ и калорий.

Послеоперационный уход.

Ваш врач пропишет обезболивающие препараты, чтобы вы чувствовали себя комфортно.Вам будут даны инструкции по уходу за раной, диете и активности, такие как:

Содержите область разреза в чистоте и сухости.

Избегайте напряженных упражнений и поднятия тяжестей

В течение первого месяца после процедуры есть только небольшое количество мягкой пищи

Пейте воду небольшими глотками в течение дня, чтобы предотвратить обезвоживание.

Соблюдайте режим питания, назначенный вам диетологом.

Вам потребуются ежедневные добавки витаминов и минералов на всю жизнь.

Успех хирургии БЛД/СД основан на том, что пациент поддерживает потерянный вес, соблюдая здоровую диету и регулярно выполняя физические упражнения.

Преимущества и недостатки

Преимущества: БЛД/СД может привести к существенной потере веса за короткий период времени. Большинству пациентов помогает продолжающаяся потеря веса в течение 18-24 месяцев после операции.

Недостатки:

Полностью отменить процедуру невозможно из-за частичного удаления желудка.

Необходимо пожизненное наблюдение врача для проведения анализов крови, чтобы обеспечить правильное здоровье и правильное питание.

Риски и осложнения.

Как и при любой операции, существуют потенциальные риски и осложнения. Риски, связанные с операцией по поводу ПРЛ/СД, включают:

 Проблемы, связанные с анестезией

ТГВ тромбоз глубоких вен (сгусток крови в глубоких венах ног)

Повреждение соседних органов, таких как селезенка, поджелудочная железа и желчные протоки

Брюшная грыжа

Кровотечение

Инфекция

Образование желчных камней

Билиопанкреатическое отведение с хирургическим переключением двенадцатиперстной кишки или БЛД/СД — это бариатрическая операция по снижению веса для лечения ожирения и связанных с ним заболеваний.Цель операции состоит в том, чтобы сбросить большое количество веса, заставив вас быстрее чувствовать себя сытым при меньшем количестве пищи, тем самым ограничивая потребление калорий и поглощая меньше калорий за счет модификаций, происходящих в тонкой кишке и желчных железах.

Успех возможен, когда пациенты меняют свой образ жизни и регулярно посещают врача на протяжении всей оставшейся жизни.

 


SSAT How I Do It Series: резекция головки поджелудочной железы

SSAT How I Do It Series: резекция головки поджелудочной железы

В серии видеороликов «Как я это делаю» 2016 года представлены операции по резекции головки поджелудочной железы из Германии, Китая, Германии, Токио и Греции.Профессор Эрнст Дж. М. Клар, доктор медицинских наук, председатель комитета по международным отношениям SSAT, представляет эту серию в первом видео, за которым следуют хирургические видео.


Профессор Эрнст Дж. М. Клар, доктор медицинских наук Ростокского университета в Германии, представляет Комитет по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта «Как я это делаю» Серию статей о резекции головки поджелудочной железы.

Наверх


«Ахиллесовой пятой» резекции головки поджелудочной железы является панкреатический анастомоз.В технике инвагинации мы предпочитаем двухслойную панкреатоеюностомию «конец в бок». Необходимым условием является адекватная мобилизация остатка поджелудочной железы для обеспечения оптимального положения дорсального серозно-мышечного ряда швов. Часть дорсального и вентрального внутреннего ряда одиночных швов PDS 4-0 представляет собой два-три шва, каждый из которых объединяет проток поджелудочной железы. Мы включаем в анастомоз всю поверхность разреза, чтобы гарантировать дренирование также малых боковых протоков.

Гепатоеюноанастомоз выполняется парашютной техникой с наложением вентрального ряда одиночных швов 5-0 PDS на тощей стороне.После аппроксимации вентральный ряд швов может быть выполнен в обратном порядке изнанкой наружу на печеночном протоке, избегая задней стенки, с высокой точностью даже в небольших протоках.

Мы предпочитаем наложение переднекишечной дуодено-еюностомии конец в бок, так как это может уменьшить задержку опорожнения желудка. Интраоперационная установка трехпросветной трубки обеспечивает раннее энтеральное питание.


Видео предоставлено Комитетом по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта (SSAT)
Серия видео «Как я это делаю»: резекция поджелудочной железы
Автор: Эрнст Клар, доктор медицинских наук, профессор FACS и председатель отделения хирургии

Наверх


Первый подход через верхнюю брыжеечную артерию (ВМА) рекомендуется при проведении операции Уиппла для уменьшения кровопотери.При этом доступе нервное сплетение ВБА пересекают и в начале операции перевязывают корень общего ствола нижней поджелудочно-двенадцатиперстной артерии. Правая половина нервного сплетения ВМА удаляется, чтобы обеспечить достаточный хирургический край.

Пациентка 70 лет с раком головки поджелудочной железы, приросшим к воротной вене. Выполнена операция Уиппла с резекцией воротной вены. В анамнезе у нее была нефрэктомия слева, поэтому трансплантат левой почечной вены можно было использовать в качестве венозного трансплантата.Общая печеночная артерия имела общий ствол с ВБА (печеночно-мезентериальный ствол).

Резекция головки поджелудочной железы с сохранением двенадцатиперстной кишки (DPPHR) — паренхимосберегающая резекция доброкачественных поражений головки поджелудочной железы при хроническом панкреатите. Сегодня установлены три основные модификации, а именно методы Бегера, Фрея и Берна. Модификация Берна, показанная в видеопрезентации, характеризуется резекцией всей фиброзной и кальцифицированной ткани в головке поджелудочной железы с широким вскрытием и декомпрессией панкреатического протока и, возможно, желчного протока при необходимости.Важным преимуществом бернской операции является то, что не требуется пересечения поджелудочной железы выше брыжеечной вены, что часто бывает затруднительно из-за хронических воспалительных изменений. Видео демонстрирует предысторию, типичные результаты и ключевые этапы бернской модификации DPPHR.

Отделение хирургии печени, желчевыводящих путей и поджелудочной железы, Хирургическое отделение, Больница Токийского университета


Видео предоставлено Комитетом по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта (SSAT)
Серия видео «Как я это делаю»: Резекция поджелудочной железы
Авторы: Ёсихиро Сакамото, Дзюнъити Арита, Норихиро Кокудо

Наверх



Видео предоставлено Комитетом по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта (SSAT)
Серия видео «Как я это делаю»: резекция поджелудочной железы Университет, Медицинский факультет Шанхая, Китай

Наверх


У пациентов с раком поджелудочной железы хирургическая резекция является единственным потенциально излечивающим методом лечения.Интраоперационно резектабельность опухоли следует оценивать как можно раньше; в случае инфильтрации верхней брыжеечной или воротной вены эти структуры следует резецировать и реконструировать. Целью хирургического доступа является полное (R0-резекция) удаление опухоли. К сожалению, во многих случаях опухолевые клетки обнаруживаются по краю резекции (R1-резекция), преимущественно по краю верхней брыжеечной артерии.

Подход «Сначала артерия», опубликованный нашей группой в 2010 году (J Am Coll Surg 2010; 210:e1-4) и продемонстрированный в этом видео, позволяет на ранней стадии оценить резектабельность опухоли, при необходимости помогает при резекции вены и потенциально повышает скорость полной резекции опухоли.

В этом видеоролике показаны этапы лапароскопической субтотальной и тотальной гастрэктомии с лимфаденэктомией D2. Сначала рассекают желудочно-ободочную связку. Затем рассекают правые желудочно-сальниковые и правые желудочные сосуды (вместе с узлами 6-5 групп). Двенадцатиперстную кишку пересекают с помощью эндоскопического линейного степлера. Производят лимфаденэктомию групп 8а и 11р и выделяют левую желудочную вену и артерию вместе с группами 7-9. Резекция 1-3 групп завершена. При тотальной гастрэктомии диссекцию продолжают по большой кривизне.Наконец, показана реконструкция конец в бок с эзофагоеюноанастомозом по Ру для тотальной гастрэктомии и методом Бильрот II для субтотальной гастрэктомии.


Видео предоставлено Комитету по международным отношениям SSAT
Серия видеороликов How I Do It: резекция головки поджелудочной железы
Автор: проф. д-р Дж. Вайц, магистр наук, заведующий отделением висцеральной, торакальной и сосудистой хирургии, университет Госпиталь Карла Густава Каруса, Технический университет Дрездена, Германия

Наверх


В этом видео мы используем нашу технику модифицированной процедуры Уиппла с сохранением привратника.В этом методе панкреатикоеюноанастомоз (ПГ) располагается рядом с гастроеюноанастомозом (ГЮ) на коротком отрезке петли тощей кишки по Ру, в то время как гепатикоеюностомия (ГЮ) выполняется на длинном отрезке петли тощей кишки по Ру. ЩК выполняется на расстоянии не менее 25 см от анастомоза ПД. Еще на 15-25 см дистальнее ЩК рассекали тощую кишку и формировали Y-образную петлю по Ру, при этом закрытый конец рассеченной длинной петли анастомозировал по типу ТБС «конец в бок». С помощью этой хирургической техники избегают контакта желчи с ПС, тем самым предотвращая неблагоприятное воздействие на проницаемость системы протоков поджелудочной железы.


Видео предоставлено Комитетом по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта (SSAT)
Серия видео “Как я это делаю”: Резекция поджелудочной железы
Автор: В. Смирниотис, профессор хирургии; Н. Аркадопулос, доцент хирургии; И. Цаноглу, доктор медицинских наук, хирург; Адрес для переписки: Николаос Аркадопулос, доцент, улица Римини 1, Чайдари, Греция

Наверх


Резекция головки поджелудочной железы с сохранением двенадцатиперстной кишки (ДГПЖП) — паренхимосберегающая резекция доброкачественных поражений головки поджелудочной железы при хроническом панкреатите.Сегодня установлены три основные модификации, а именно методы Бегера, Фрея и Берна. Модификация Берна, показанная в видеопрезентации, характеризуется резекцией всей фиброзной и кальцифицированной ткани в головке поджелудочной железы с широким вскрытием и декомпрессией панкреатического протока и, возможно, желчного протока при необходимости. Важным преимуществом бернской операции является то, что не требуется пересечения поджелудочной железы выше брыжеечной вены, что часто бывает затруднительно из-за хронических воспалительных изменений.Видео демонстрирует предысторию, типичные результаты и ключевые этапы бернской модификации DPPHR.


Видео предоставлено Комитетом по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта (SSAT)
Серия видео «Как я это делаю»: Резекция поджелудочной железы
Автор: Тило Хакерт; Юрг Родриан; Маркус В. Бхлер; Кафедра общей, висцеральной и трансплантационной хирургии, Гейдельбергский университет, Германия

Вернуться к началу


Серия обучающих видеосеминаров — Поджелудочная железа II | American College of Surgeons

Раскрытие информации

В соответствии с Критериями аккредитации ACCME, American College of Surgeons должен гарантировать, что любой, кто может контролировать содержание образовательной деятельности (планировщики и докладчики/авторы/участники дискуссий/модераторы), раскрыла все финансовые отношения с любыми коммерческими интересами (называемые ACCME «неправомочными компаниями», определение ниже) за последние 24 месяца (см. определения ниже).Обратите внимание, что первые авторы должны были собирать и предоставлять информацию о раскрытии информации от имени всех других авторов/участников, если это применимо.

Неправомочная компания

ACCME определяет «неправомочную компанию» как любую организацию, производящую, продающую, перепродающую или распространяющую медицинские товары или услуги, используемые или потребляемые пациентами. Поставщики клинических услуг непосредственно пациентам НЕ включены в это определение.

Финансовые отношения

Отношения, в которых физическое лицо извлекает выгоду, получая заработную плату, роялти, права интеллектуальной собственности, вознаграждение за консультации, гонорары, долю владения (например,g., акции, опционы на акции или другие доли владения, за исключением диверсифицированных взаимных фондов), или другую финансовую выгоду. Финансовые выгоды обычно связаны с такими ролями, как трудоустройство, управленческая должность, независимый подрядчик (включая исследования по контракту), консультирование, выступления и обучение, членство в консультативных комитетах или экспертных комиссиях, членство в совете директоров и другие виды деятельности, за которые получают или ожидают вознаграждение. . ACCME рассматривает отношения лица, участвующего в деятельности CME, как финансовые отношения супруга или партнера.

Конфликт интересов

Обстоятельства создают конфликт интересов, когда физическое лицо имеет возможность повлиять на содержание НМО о продуктах или услугах неподходящей компании, с которой у него/нее есть финансовые отношения.

ACCME также требует, чтобы ACS урегулировала любой конфликт, о котором сообщалось, и устранила возможность предвзятости во время образовательной деятельности. Любые конфликты, указанные ниже, были разрешены к нашему удовлетворению. Информация о раскрытии предназначена для выявления любых коммерческих отношений и позволяет учащимся формировать свои собственные суждения.Однако, если вы заметите предвзятость во время образовательной деятельности, пожалуйста, сообщите об этом при оценке.

Раскрытие информации спикера и модератора

Лисандро Монторфано – Нечего раскрывать
Феличе Де Стефано – Нечего раскрывать
Сяохуэй Дуань – Нечего раскрывать
Эми Липерт – Нечего раскрывать
Дарио Риберо – Нечего раскрывать Лене 9221
Гильерме Кавассен – Нечего раскрывать
Юджин Сеппа – Нечего раскрывать

Раскрытие информации Комитета по образованию на основе видео

Адам Дж.Дойл, доктор медицины, FACS — Нечего раскрывать
Анджела Коккосис, доктор медицины, FACS — Нечего раскрывать
Анкит Д. Патель, доктор медицины, FACS — Нечего раскрывать
Барбара А. Гейнс, доктор медицины, FACS — Нечего раскрывать
Барнард Дж. Палмер, доктор медицинских наук, FACS — Нечего разглашать
Бенджамин Пулос, доктор медицинских наук, магистр здравоохранения, FACS – ACHQC: Поддержка заработной платы: Директор по качеству и результатам, BD Interventional: Поддержка исследований: Co-PI, Advanced Medical Solutions: Поддержка исследований: Co-PI
Брайан П. Джейкоб, доктор медицинских наук, FACS — международное сотрудничество по грыжам: капитал: основатель, Medtronic: гонорары/гранты за встречу: образование
Брайан Р.Дэвис, доктор медицины, FACS – Нечего раскрывать
Сеана Х. Нежат, доктор медицины, FACS – Плазменная хирургия: Гонорар: медицинский консультант, эндоскопия Карла Шторца: Гонорар: медицинский консультант, Lumenis: Гонорар: медицинский консультант, Novuson Surgical: Гонорар: медицинский консультант , Baxter: Гонорар: Медицинский советник, Aesculap: Гонорар: Медицинский советник, Predictive Laboratories: N/A: Медицинский советник
Кристофер Кальмар, доктор медицины — не раскрывать ничего
Дана А. Телем, доктор медицины, магистр здравоохранения, FACS — Medtronic: Финансирование исследований: Исследование PI
Дэниел М.Херрон, доктор медицины, FACS, FASMBS — Lexington Medical: опционы на акции: консультант
Дэвид Дж. Роу, доктор медицины, FACS — нечего раскрывать Becton Dickinson, Inc.: Гонорары консультантов: Медицинский советник
Эрен Бербер, доктор медицины, FACS — Ethicon: Гонорары за консалтинг: Консультации, Medtronic: Гонорары за консалтинг: Консультации, Aesculap: Гонорары за консалтинг: Консультации, Integra: Гонорары за консалтинг: Консультации
Флавио Г.Роша, доктор медицинских наук, FACS – нечего раскрывать
Джованни Дапри, доктор медицинских наук, FACS – нечего раскрывать
Густаво Г. Фернандес-Ранвье, доктор медицинских наук, FACS – нечего раскрывать
Дж. Скотт Рот, доктор медицинских наук, FACS – Бектон Дикинсон/CR Бард: гонорары, грант: консультант, исследователь, Miromatrix: опционы на акции: консультант, Johnson & Johnson: гонорары: консультант Джозеф Шарпф, доктор медицинских наук, FACS – Нечего раскрывать
Кристал Л.Томей, доктор медицинских наук, FACS — Нечего раскрывать
Ли М. Моррис, доктор медицинских наук, FACS – Boston Scientific: Денежное вознаграждение: консультант
Лина Хайтан, доктор медицинских наук, FACS – Ethicon: Гонорар: преподавание/исследование, Гор: Гонорар: преподавание
Лесли А. , Дин, MBBS, FRCSC, FACS – Нечего раскрывать
Линдси Це, DO – Нечего раскрывать
Ману С. Санчети, доктор медицины, FACS – Интуитивно понятно: Гонорар: спикер, преподаватель хирургии, наставник
Марк Э. Заферео, доктор медицины, FACS – Eli Lilly: Финансирование исследовательского гранта: PI клинического испытания, Merck: Финансирование исследовательского гранта: PI клинического испытания, Eli Lilly: Денежная стипендия, Медицинский консультативный совет
Nader M.Hebela, MD, FACS – Нечего разглашать
Patricia Sylla, MD, FACS –   Ethicon: Плата за консультации: консультации, Medtronic: Плата за консультации: консультации, Olympus: Плата за консультации: консультации, Karl Storz: Плата за консультации: консультации, Safeheal: Плата за консультации : Консультации, ColubrisMX: Плата за консультации: Консультации, Windows GI: Плата за консультации: Консультации
Патрик Б. Гарви, доктор медицинских наук, FACS – Не раскрывать
Патрик Р. Рирдон, доктор медицинских наук, FACS –  Johnson & Johnson: Гонорар: Консультативный совет
Пол Ф.Райдер, доктор медицинских наук, FACS — нечего раскрывать
Раду Апостол, DO, FACS — нечего раскрывать
Рами Лутфи, доктор медицинских наук, FACS — нечего раскрывать
Рамьяр Гилани, доктор медицинских наук, FACS — нечего раскрывать
Роксон С. Лю, доктор медицинских наук, FACS — Intuitive Surgical: Гонорар: Консультант, BARD: Гонорар: Консультативный совет, Medtronic: Гонорар: выступление
Роман В. Петров, доктор медицины, FACS — Нечего раскрывать
Шон Дж. Лангенфельд, доктор медицины, FACS — Нечего раскрывать
Шэрон Л. Штейн, доктор медицинских наук, FACS – Merck: Гонорар Финансирование исследований: выступления, исследования, Смит: Гонорар: консультации
Шарона Б.Росс, доктор медицины, FACS — Intuitive Surgical: Гонорар: консультант и проктор
Шон Д. Сент-Питер, доктор медицины, FACS — нечего раскрывать
Сохам Рой, доктор медицины, FACS — нечего раскрывать
Стивен Д. Швайцберг, доктор медицины, FACS — Human Extensions: Stock: Medical Advisor, Acuity Bio: Options: Medical Advisor, Activ Surgical: Options: Medical Advisor, Arch Therapeutics: Options: Medical Advisor, Levitra Magnetics: Options: Medical Advisor, Nu View Surgical: Options: Medical Advisor
Thomas Дж. Шаршмидт, доктор медицинских наук, FACS – Нечего раскрывать
Тоомас Антон, доктор медицинских наук, FACS – Нечего раскрывать
Вирадж Мастер, доктор медицинских наук, FACS – Нечего раскрывать
Уильям Б.Инабнет III, доктор медицины, FACS – Нечего раскрывать
Уильям О. Ричардс, доктор медицины, FACS – Нечего раскрывать
Зиад Т. Авад, доктор медицины, FACS – Нечего раскрывать

Что это, лечение и восстановление

Обзор

Что такое процедура Уиппла?

Операция Уиппла (также называемая панкреатодуоденэктомией) — это операция по удалению раковой опухоли из головки (правой стороны) поджелудочной железы, чтобы предотвратить ее распространение на другие органы (метастазирование). Около 15-20% людей с раком поджелудочной железы имеют право на эту операцию.

Где находится поджелудочная железа и что она делает?

Поджелудочная железа — важный орган, расположенный в брюшной полости. По форме немного напоминает рыбу. Самая широкая часть справа называется головой. Средняя часть называется шеей или телом, а тонкий конец — хвостом. Поджелудочная железа вырабатывает гормоны, помогает организму переваривать пищу и контролирует уровень сахара.

Что такое рак поджелудочной железы?

Этот тип рака вызывается новообразованием (опухолью) поджелудочной железы.Опухоль обычно растет в головке, шее или теле поджелудочной железы. Немного растет в хвосте. Рак поджелудочной железы в первую очередь вызывается курением, и большинство из тех, у кого диагностирован рак, находятся в возрасте от 60 до 80 лет.

Ежегодно в США около 57 000 человек диагностируют рак поджелудочной железы, и около 46 000 человек умирают. Только примерно 8,5% людей с этим типом рака живут еще пять лет после постановки диагноза.

Когда проводится процедура Уиппла?

Рак поджелудочной железы является наиболее распространенной причиной, по которой хирург выполняет операцию Уиппла.Однако эта операция также может понадобиться для:

Детали процедуры

Является ли процедура Уиппла стационарной или амбулаторной?

Операция Уиппла является серьезной стационарной операцией. Вам нужно будет поправиться в больнице около недели.

Кто проводит операцию?

Команда медсестер, анестезиологов и анестезиологов помогает хирургу во время операции Уиппла.

Что происходит перед процедурой Уиппла?

Если у вас рак, перед операцией вы можете пройти лучевую или химиотерапию.

Ваш хирург проинструктирует вас прекратить прием некоторых лекарств за несколько дней до операции. Вы также должны:

  • Воздержитесь от приема пищи и напитков за восемь часов до госпитализации для проведения процедуры Уиппла, если не указано иное.
  • Бросьте курить — даже за две недели до процедуры Уиппла — чтобы улучшить здоровье сердца и легких.
  • Прекратите прием растительных добавок за одну-две недели до операции в соответствии с указаниями вашего лечащего врача.
  • Не принимайте Виагру® или другие лекарства от эректильной дисфункции по крайней мере за 24 часа до процедуры Уиппла.
  • Вам следует принимать определенные (но не все) лекарства от артериального давления, запивая их глотком воды, как это указано вашим лечащим врачом.

По прибытии в больницу медсестра/медбрат вставит вам в руку капельницу для введения жидкостей и лекарств, которые понадобятся вам во время операции. Кроме того, может потребоваться эпидуральный катетер или спинальная инъекция. Они блокируют ваши нервы, помогая уменьшить боль после операции.

Где выполняется операция Уиппла?

Операция Уиппла — сложная операция с высоким риском серьезных осложнений. Требуется много навыков и опыта, чтобы выполнить операцию и справиться с любыми осложнениями. Чтобы получить наилучший результат, вам нужно иметь очень опытного хирурга и находиться в больнице, которая ежегодно выполняет не менее 15-20 операций Уиппла.

Является ли операция Уиппла открытой или малоинвазивной операцией?

Открытая операция — это операция, при которой хирург делает одно большое отверстие.Минимально инвазивная (лапароскопическая) хирургия использует несколько более мелких разрезов (надрезов). При малоинвазивной хирургии обычно меньше кровопотери, меньше осложнений и более быстрое время восстановления. Хотя лапароскопическая операция идеальна для многих показаний, процедура Уиппла обычно является открытой операцией.

Каковы этапы процедуры Уиппла?

Процедуру Уиппла можно описать несколькими этапами:

  1. В брюшной полости будет сделан большой разрез (или пара маленьких, если это лапароскопическая операция).
  2. Ваш хирург удалит часть вашей поджелудочной железы, где расположена опухоль, вместе с окружающей ее тонкой кишкой (двенадцатиперстной кишкой), нижней частью желчного протока, желчным пузырем и иногда частью вашего желудка.
  3. То, что осталось от вашей поджелудочной железы и желчного протока, прикрепляется к тонкой кишке.
  4. Затем тонкая кишка снова прикрепляется к желудку, чтобы пища могла пройти через весь пищеварительный тракт.

Сколько длится процедура Уиппла?

Операция Уиппла — сложная операция, которая занимает от 4 до 12 часов.

Буду ли я спать во время процедуры Уиппла?

Да, вам сделают операцию Уиппла под общим наркозом. Это лечение делает вас бессознательным и нечувствительным к боли или другим раздражителям.

Чего следует ожидать после процедуры Уиппла?

Операция Уиппла — серьезная операция. Восстановление после процедуры займет некоторое время.

Некоторое время после процедуры Уиппла вы будете испытывать боль. Во время вашего пребывания в больнице ваша команда по уходу будет контролировать вашу боль и следить за признаками инфекции или других осложнений.Вы будете на прозрачной жидкой диете в течение нескольких дней, пока ваши медицинские работники не решат, что вы готовы ввести твердую пищу. Как только вы почувствуете, что готовы к этому, вы должны начать выполнять упражнения для легких (стимулирующая спирометрия) и передвигаться по своей комнате — только обязательно позовите медсестру или физиотерапевта, чтобы они помогли вам встать, чтобы не упасть.

Риски/выгоды

Каковы преимущества процедуры Уиппла?

Операция Уиппла увеличивает ваши шансы на долгосрочное выживание при раке поджелудочной железы.К сожалению, очень немногие люди выживают после рака поджелудочной железы. Только около 8,5% людей с раком поджелудочной железы живут пять лет. Если у вас есть процедура Уиппла, ваши шансы увеличиваются до 25%.

Излечивает ли операция Уиппла рак поджелудочной железы?

Операция Уиппла часто является единственной надеждой на излечение от рака поджелудочной железы. Тем не менее, показатели излечения зависят от местоположения и стадии опухоли, а также других индивидуальных факторов. Спросите своего хирурга, считает ли он, что операция Уиппла вылечит ваш рак поджелудочной железы.

Каковы потенциальные осложнения процедуры Уиппла?

Около трети людей, перенесших операцию Уиппла, имеют осложнения, в том числе:

  • Диабет. Это может быть временным или постоянным.
  • Проблемы со свищами.
  • Подтекание кишечника.
  • Утечка из пораженных органов.
  • Кровотечение.
  • Инфекция.
  • Проблемы с перевариванием некоторых продуктов.
  • Потеря веса.
  • Изменения кишечника.
  • Запор.

Восстановление и перспективы

Какова выживаемость после операции Уиппла?

Выживаемость после операции Уиппла значительно улучшилась за последние несколько десятилетий. Тридцать лет назад от 5% до 15% людей, перенесших операцию Уиппла, умерли от осложнений. Сейчас смертность составляет от 1% до 3%.

Как долго я буду в больнице?

После операции вы будете восстанавливаться в больнице около недели.Во время этого пребывания в больнице ваша команда по уходу будет следить за уровнем вашей боли и наблюдать за осложнениями.

Сколько времени занимает восстановление после операции Уиппла?

Это серьезная операция, и восстановление потребует времени. Если нет никаких осложнений, вы сможете возобновить свою обычную деятельность примерно через 4-6 недель.

Какой должна быть моя диета после операции Уиппла?

В течение нескольких дней после процедуры Уиппла вы будете соблюдать прозрачную жидкую диету.Ваш хирург решит, когда вы будете готовы ввести твердую пищу. Какое-то время вам захочется есть мягкую пищу, которая легко усваивается. Поговорите со своим лечащим врачом о продуктах, которые он рекомендует.

Какие лекарства мне нужно будет принимать?

После операции Уиппла хирург пропишет лекарства, которые помогут справиться с болью. Вам также могут быть назначены лекарства для предотвращения образования тромбов в ногах.

Когда звонить врачу

Когда мне следует связаться со своим хирургом?

Свяжитесь с хирургической бригадой, если произойдет следующее:

  • Ваши швы разошлись или разошлись.
  • У вас поднялась температура.
  • Ваш разрез выглядит красным, на ощупь он теплый, выделяется гной или болит сильнее.
  • Ваш стул нерегулярный.

Когда мне следует обратиться в отделение неотложной помощи?

Немедленно позвоните в службу экстренной помощи или обратитесь в ближайшее отделение неотложной помощи, если у вас возникли какие-либо из следующих проблем:

  • Высокая температура, не поддающаяся лечению лекарствами.
  • Приступ.
  • Симптомы инсульта — невнятная речь, онемение, слабость, потеря равновесия и/или проблемы со зрением.
  • Затрудненное дыхание/одышка или остановка дыхания по какой-либо причине.
  • Сильная боль или давление в груди.
  • Любая боль настолько сильная, что вы не можете ее вынести.
  • Травма головы, шеи или позвоночника.
  • Потеря сознания (если вы потеряли сознание).
  • Внезапная слабость, особенно если вы не можете говорить или двигаться.
  • Непрекращающееся головокружение.
  • Отравление или передозировка.
  • Тяжелая аллергическая реакция.
  • Сильный ожог, поражение электрическим током или молнией.
  • Кашель или рвота кровью.
  • Сильное кровотечение.

Записка из клиники Кливленда

Операция Уиппла дает надежду людям с раком поджелудочной железы. Удаление опухоли может улучшить качество и продолжительность вашей жизни. Процедуру Уиппла проводит опытный хирург в хорошо зарекомендовавшей себя больнице. Уместно спросить своего хирурга, сколько раз он выполнял эту процедуру (попробуйте найти того, кто делал ее 15 или более раз).

Рак поджелудочной железы может показаться страшным диагнозом. К счастью, процедура Уиппла может увеличить продолжительность вашей жизни.

Рак поджелудочной железы – Brigham and Women’s Hospital

Рак поджелудочной железы является четвертой по распространенности причиной смерти от рака в Соединенных Штатах. Рак поджелудочной железы возникает, когда повреждается клетка поджелудочной железы, которая вырабатывает жидкость, помогающую переваривать пищу, и гормоны (такие как инсулин) для контроля уровня сахара в крови. Эта злокачественная (раковая) клетка начинает бесконтрольно расти.Пищеварительные жидкости производятся экзокринными клетками поджелудочной железы, а гормоны вырабатываются эндокринными клетками поджелудочной железы. Примерно 95 процентов случаев рака поджелудочной железы начинаются в экзокринных клетках поджелудочной железы. Опухоли поджелудочной железы иногда обнаруживаются во время визуализирующих исследований для изучения симптомов или при оценке другого состояния. Они также могут быть обнаружены во время скрининга семей с раком поджелудочной железы в анамнезе. Узнайте больше о раке поджелудочной железы.

Хирурги Brigham and Women’s Hospital (BWH) специализируются на раке поджелудочной железы.В качестве хирургической бригады Центра рака поджелудочной железы и желчевыводящих путей в Дана-Фарбер/Бригам и Женского онкологического центра (DF/BWCC) наши хирурги, сертифицированные советом директоров, работают с группой специалистов по раку поджелудочной железы, чтобы обеспечить сострадательный и хорошо скоординированный уход за пациентами с раком поджелудочной железы. поражения. Наши хирурги используют новейшие методы малоинвазивной хирургии и проводят более 100 операций по поводу рака поджелудочной железы в год, включая операцию Уиппла.

Посмотрите это видео Томаса Э.Клэнси, доктор медицины, FACS, хирургическая онкология, и Брайан М. Уолпин, доктор медицины, медицинская онкология, объясняют миссию и подходы к лечению в Центре опухолей поджелудочной железы и желчевыводящих путей.

Прочтите стенограмму видео Центра опухолей поджелудочной железы и желчевыводящих путей.

Рак поджелудочной железы Хирурги

Факторы риска рака поджелудочной железы

Факторы, способствующие повышенному риску рака поджелудочной железы, включают:

  • 55 лет и старше
  • Чаще встречается у мужчин, чем у женщин
  • Кисты поджелудочной железы
  • Курение
  • Диабет
  • Хронический панкреатит
  • Цирроз печени
  • Ожирение
  • Облучение на рабочем месте
  • Раса (чаще встречается у афроамериканцев, чем у азиатов, латиноамериканцев или белых)
  • Семейный анамнез рака поджелудочной железы
  • Генетические синдромы

Узнайте, подвержены ли вы риску рака поджелудочной железы.

Симптомы рака поджелудочной железы

Рак поджелудочной железы трудно обнаружить на ранней стадии, поскольку он не сразу вызывает симптомы. Симптомы, связанные с раком поджелудочной железы, включают:

  • Потеря веса
  • Потеря аппетита
  • Тошнота
  • Несварение желудка
  • Желтуха
  • Рвота, диарея
  • Темно-желтая моча
  • Боль в верхней или средней части живота и спине
  • Новое развитие диабета
  • Усталость
  • Светлый стул и общий зуд

Диагностика рака поджелудочной железы

Если у вас есть симптомы рака поджелудочной железы, ваш хирург спросит о вашей истории болезни, истории рака вашей семьи и факторах риска.Диагностические тесты могут включать:

  • Эндоскопическое ультразвуковое исследование (ЭУЗИ)
  • Эндоскопическая ретроградная холангиопанкреатография (ЭРХПГ)
  • Чрескожная чреспеченочная холангиография (PTC
  • Рентген грудной клетки
  • Компьютерная томография (КТ или компьютерная томография)
  • Магнитно-резонансная томография (МРТ)
  • Биопсия поджелудочной железы. Процедура, при которой образец ткани поджелудочной железы берется (с помощью иглы или во время операции) для исследования под микроскопом.
  • Специальные анализы крови
  • Позитронно-эмиссионная томография (ПЭТ)

Узнайте больше о вышеуказанных диагностических тестах на рак поджелудочной железы.

Стадии рака поджелудочной железы

По результатам диагностических тестов ваш врач назначит вашему раку стадию в зависимости от размера и распространения рака.

Узнайте больше о стадировании рака поджелудочной железы.

Лечение рака поджелудочной железы

Наши хирурги обладают обширным опытом проведения самых передовых минимально инвазивных процедур при раке поджелудочной железы, при необходимости с использованием лапароскопических методов. Типы хирургии включают:

  • Панкреатодуоденальная резекция (операция Уиппла) включает удаление головки поджелудочной железы, части тонкой кишки, желчного пузыря и части общего желчного протока, части желудка и лимфатических узлов возле головки поджелудочной железы.Большинство опухолей поджелудочной железы возникают в головке поджелудочной железы, поэтому операция Уиппла является наиболее часто выполняемой хирургической процедурой при раке поджелудочной железы.
  • Панкреатодуоденальная резекция с сохранением привратника аналогична операции Уиппла. Однако хирург не удаляет нижнюю часть желудка.
  • Роботизированная дистальная резекция поджелудочной железы удаляет доброкачественные и злокачественные кисты и опухоли тела или хвоста поджелудочной железы с помощью хирургической системы da Vinci®
  • Тотальная панкреатэктомия включает удаление всей поджелудочной железы, части тонкой кишки и желудка, общего желчного протока, селезенки, желчного пузыря и некоторых лимфатических узлов.Этот тип операции делается не часто.
  • Паллиативная хирургия связана с более поздними стадиями рака. Операция может быть сделана не для лечения рака, а для облегчения таких проблем, как закупорка желчных протоков.
  • Резекция воротной вены для отдельных пациентов.
  • Новые хирургические процедуры используются для удаления более крупных опухолей, которые ранее считались неоперабельными.

Операция Уиппла и дистальная резекция поджелудочной железы — очень сложные операции, требующие участия опытного хирурга и слаженного командного подхода, чтобы свести риски к минимуму.В Центре опухолей поджелудочной железы и желчевыводящих путей наши специалисты-хирурги выполняют большое количество этих сложных операций. Этот опыт, а также наша передовая подготовка и навыки обеспечивают успешные хирургические результаты для наших пациентов. Смертность наших пациентов намного ниже, чем в среднем по стране.

Узнайте больше о видах операций при раке поджелудочной железы. Посмотреть видео: Показания к резекции поджелудочной железы и роботизированной хирургической технике.

Нехирургическое лечение

Узнайте, какие вопросы можно задать о лечении рака поджелудочной железы.

Чего ожидать

Вы пройдете тщательное диагностическое обследование, чтобы определить, есть ли у вас рак поджелудочной железы, и определить, какой курс лечения необходим. Тщательное наблюдение и участие опытного хирурга важны для успешного исхода у больных раком поджелудочной железы.

Если вам предстоит операция или процедура, вам, скорее всего, будет назначен визит в Центр предоперационной оценки Weiner для получения предоперационной информации и тестов.

В день операции за вами будут ухаживать в операционной хирурги, анестезиологи и медсестры, специализирующиеся на хирургии больных раком поджелудочной железы. После операции вы будете восстанавливаться в послеоперационном отделении, где вам будет оказана всесторонняя помощь опытным хирургическим и сестринским персоналом.

Узнайте больше о пребывании в больнице и возвращении домой.

Многопрофильная помощь

Центр рака поджелудочной железы и желчевыводящих путей в Дана-Фарбер/Бригхем и Женский онкологический центр предоставляет расширенную междисциплинарную помощь пациентам с желудочно-кишечными заболеваниями, такими как рак поджелудочной железы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Исследование частота осложнений
Смертность
ERP Обычная уход Р Value ERP P P
Porter et al [53] 56 (70) 52 (76) 0.210 2 (3) 1 (1) 0.870
Vanounou et al [54] 77 (54) 40 (62) 0.207 2 (1) 1 (2) 0.918
Kennedy et al [55] 34 (37) 19 (44) 19 (44)> 0,05 1 (1) 1 (2)> 0,05
Balzano et al[56] 119 (47) 148 (59) 0,014 9 (4) 7 (3) 0,0057798
Kenneedy et al [57] 11 (16) 15 (38)> 0,05 1 (1) 1 (2) 1 (2)> 0,05
Nikfarjam et al [58] NR ​​ NR ​​ NR ​​ NR ​​ NR ​​
8 (40) 6 (67) 6 (67) 0.077 0 0
Braga et al[60] 69 (60) 76 (66) 0.339 4 (4) 4 (4) 1
Kobayashi et al [61] 39 (39) 54 (60) 0 9004 0 1.1 0.957
Nussbaum et al [62] 13 (26) 24 (24) 0.842 0 0
Nussbaum et al [63] 43 (43) 53 (41) 0,792 1 (1) 4 (3) 0.651
Coolsen et al [64] 46 (53) 48 (49)> 0.05 4 (5) 6 (6) 6 (6)> 0,05
Shao et al [65] 127 (39) 127 (39) 173 (55.8) <0.001 40 (12) 53 (17) NR ​​
Sutcliffe et al [66] 15 (34) 15 (41) 0.650 2 (3) 2 (3) 2 (3) 2 (3) 1
Joliat et al [67] 50 (68) 71 (82) 0.046 3 (4) 4 (5) 1
Morales Soriano et al [68] 12 (30) 24 (55) 24 (55) 0.029 0 2 (2 )> 0.05
Richardson et al [69] 6 (27) 17 (39) 17 (39) 0 0 0