Пересадка желчного пузыря: ХИРУРГИЯ И ТРАНСПЛАНТАЦИЯ ПЕЧЕНИ, ЖЕЛЧНОГО ПУЗЫРЯ И ПОДЖЕЛУДОЧНОЙ ЖЕЛЕЗЫ

Содержание

Пересадка органов в Германии – Запись в лучшие клиники Германии

Правда о пересадке органов в Германии

Пересадка органов в Германии — дорогостоящая операция, которая иногда является последней надеждой для пациента с необратимыми изменениями в органах. Интервью с профессором, доктором медицинских наук, Вернером Хартвигом, заведующим Клиникой общей и висцеральной хирургии в кампусе Гросхадерн, дает ответа на многие вопросы пациентов касательно удаления и пересадки органов в Германии.

Удаление желчного пузыря в Германии

Лошади, жирафы, ленивцы и крысы не имеют желчного пузыря, однако у человека этот орган есть, хотя он мог бы обойтись и без него. Желчный пузырь расположен возле нижней поверхности печени в виде овального мешка размером около восьми сантиметров и является резервуаром для желчи, которая вырабатывается в печени. Запас желчи является реликтом из каменного века. Так как охота не всегда была удачной, доисторический человек в большинстве случаев съедал большую порцию мяса за один раз. Чтобы переварить эту непривычно большую порцию пищи ему было необходимо большое количество желчи, которая накапливалась в желчном пузыре именно для этой цели.

Сегодня мы все питаемся регулярно и для переваривания пищи нам достаточно того потока желчи, который поступает непосредственно из печени,

поясняет профессор, доктор медицинских наук, Вернер Хартвиг, заведующий Клиникой общей и висцеральной хирургии и пересадки органов в Германии. Таким образом, в случае воспаления желчного пузыря или при наличии в нем камней, орган может успешно проводиться операция по пересадке органов в Германии без последствий для пищеварения.

Однако это не единственный орган, от которого мы могли бы отказаться! Селезенка является хотя и важным, но не жизненно необходимым органом. Она играет важную роль для иммунной защиты организма. Тогда для чего ее вообще удалять? При дорожно-транспортных происшествиях или во время занятий спортом селезенка может разорваться, и в таких случаях возникают тяжелые кровотечения. В зависимости от степени тяжести разрыва хирурги принимают решение, необходимо ли удалять орган полностью или же делать пересадку органов в Германии.

Каковы последствия удаления селезенки?

Пациенты без селезенки более восприимчивы к определенным инфекциям. По этой причине им необходимо делать прививки против таких возбудителей, как, гемофильная инфекция типа B, пневмококки или менингококки,

говорит Хартвиг.

Таблетки заменяют щитовидную железу

Человек может выжить не только без желчного пузыря и селезенки, но и без щитовидной железы. Маленький орган, имеющий форму бабочки, вырабатывает гормоны, которые необходимы для деятельности практически всех органов. Однако иногда, в случае образования в щитовидной железе доброкачественных или злокачественных узлов, необходимо ее удаление. Гормоны щитовидной железы можно принимать в виде лекарственных препаратов, и если дозы гормонов определены правильно, пациенты могут вести практически нормальный образ жизни.

Удаление желудка

Желудок также может быть удален полностью, такая операция необходима, например, при прогрессирующем раке желудка. В таком случае в ходе хирургической операции формируется небольшой заменитель желудка из части тонкой кишки. Большинство пациентов после данного вмешательства могут кушать практически все, но необходимо тщательно следить за тем, чтобы потребление витаминов и минералов было достаточным.

В животе взрослого человека расположены от четырех до пяти метров тонкого кишечника, а также полтора метра толстого кишечника. Если слепая кишка, червеобразный отросток в области толстого кишечника, воспаляется, то она может быть удалена без последствий для человека. Однако не всегда речь идет только о крохотном кусочке кишки.

В лучших клиниках Германии возможны операции по удалению всего толстого кишечника, а также до трех метров тонкой кишки, и все равно система пищеварения будет функционировать. Подобные вмешательства, которые зачастую могут осуществляться методом минимально-инвазивной хирургии, необходимы, в частности, при инфаркте, раке кишечника или его непроходимости, при образовании свищей, хронических воспалительных заболеваниях кишечника или завороте кишок.

Жизнь без поджелудочной железы

Также люди могут жить и без поджелудочной железы, однако в этом случае удаления поджелудочной железы у таких пациентов будет наблюдаться недостаток ферментов поджелудочной железы (что ведет к проблемам с пищеварением) и инсулина (что ведет к повышению уровня сахара в крови) – но обе эти проблемы могут решаться медикаментозным методом.

При пересадке печени в Германии может удаляться не полностью. Если орган здоров, можно удалить оперативным путем от 50 до 70 процентов печени. В течение нескольких недель орган полностью регенерируется.

Частичная резекция печени проводится, например, при добровольном донорстве печени с целью трансплантации органа.

Кроме сердца мы можем удалять практически все, тем более, если это парный орган, как почки или легкие, которые имеют два крыла,

рассказывает хирург по пересадке органов в Германии.

Пересадка органов в Германии

Техники проведения пересадки органов в Германии становится все более щадящими, разрезы более маленькими, а время пребывания в клинике более кратковременным. Судя по достижениям медицины, пересадка органов в Германии будет проводиться только в экстренных случаях, а диагностика организма в Германии покажет, сможет ли организм нормально функционировать после удаления органа.

Источник: Издание «KLINIKUM aktuell»

Пересадка органов в Германии:

Трансплантация: часто задаваемые вопросы | Боткинская больница

На часто задаваемые вопросы отвечает заведующая Московским координационным центром органного донорства (МКЦОД) на базе Боткинской больницы Марина Геннадьевна Минина.

Марина Геннадьевна – врач-хирург, доктор медицинских наук. Летом 2018 года ей вручена высшая награда российского трансплатологического общества – медаль имени академика В.И. Шумакова.

В 2018 году в Боткинской больнице внедрено новое,очень важное направление лечения– трансплантация органов и тканей. С января офтальмологи начали проводить пересадку роговицы, гематологи – трансплантацию костного мозга, в июне проведена первая пересадка почки, в июле – печени.

Да, исключительно бесплатно. Платной трансплантологии в России нет, она запрещена законом. Операция по трансплантации может выполняться только в государственных учреждениях на основании выделяемых государством квот. Квота – это деньги бюджета. Частные клиники по закону не могут получить лицензию на трансплантацию.

Кому выполняют пересадку органов в ГБУЗ ГКБ им. С.П. Боткина ДЗМ?

Пересадка выполняется только москвичам. Они могут обращаться в КДЦ Боткинской больницы с соответствующими медицинскими документами. Это может быть выписка, например, из нефрологического центра города Москвы или выписка из медицинской карты из поликлиники по месту прикрепления. С медицинскими документами, паспортом и полисом можно записаться на консультацию по поводу возможной трансплантации. Человека внесут в базу нуждающихся в пересадке соответствующего органа. Окончательное решение о необходимости трансплантации принимается тем учреждением, где будет проводиться эта операция. Решение принимает консилиум в составе нескольких врачей разной специальности.

Как попасть в лист ожидания на трансплантацию?

Лист ожидания – общемосковский. У каждого региона этот лист свой. В листе ожидания находятся те люди, в отношении которых уже принято четкое решение о необходимости трансплантации. Такой человек имеет определенные обязательства. Например, каждый месяц он обязан приходить в отделение нефрологии и сдавать кровь для более точного подбора донорского органа.

Сколько в среднем ждать пересадки?

В Москве срок ожидания пересадки почки составляет от 1,5 до 2 лет. Это гораздо быстрее, чем в большинстве стран мира. Так, в Германии люди ждут около 5 лет, у них очень большие листы ожидания, так как там дольше работает система оказания такой помощи и она хорошо развита. Чем крепче этот вид помощи, тем шире охват.

Может ли возраст пациента стать противопоказанием к пересадке?

Формально возраст пациента не может являться противопоказанием к трансплантации, так же как и наличие сопутствующих заболеваний. Но врач-анестезиолог, который присутствует на консилиуме по принятию решения, учитывает сопутствующие заболевания.

Как мне сообщат, что есть подходящий для меня орган? Это может произойти в любой момент дня и ночи?

Человеку позвонят. Телефон должен быть всегда включен у него или его близких родственников. Звонок может поступить в любое время дня и ночи.

Как движется очередь? Есть ли какие-то преимущества и льготы?

Льгот нет. Есть медицинская ургентность (срочность), то есть операция может быть ускорена по жизненным показаниям. К почке это относится в ограниченной степени, но тем не менее, международное сообщество установило один критерий – это утрата возможности проводить человеку диализ. Тогда этот человек поднимается вверх списка.

Как я могу быть уверен, что мне собираются пересадить орган относительно здорового человека?

Кровь потенциального донора еще в больнице обязательно проверяют на инфекции, в том числе ВИЧ, сифилис, гепатиты. Далее следуют еще два этапа проверки – серьезное исследование проводится в Боткинской больнице, включая ПЦР-диагностику. Кроме того, проверяется медицинская документация потенциального донора (который чаще всего – пациент больницы), и на основании этого делается заключение. Существуют международные критерии годности органа для трансплантации, и, если орган не подходит по ним, его не берут. Эти критерии соблюдаются и в нашей стране.

От каких доноров берутся органы для трансплантации? А если они или их родственники против?

Основными (65-70%) поставщиками донорских органов во всем мире являются люди, умершие от сосудистых заболеваний (инсульт, прежде всего). Также это жертвы ДТП, но в последние годы их стало намного меньше (и ДТП, и жертв, соответственно). В России действует закон, утверждающий презумпцию согласия на донорство на всей территории РФ. Из этого следует: если человек при жизни (или его родственники после его смерти) не заявили, что он (они) против того, чтобы органы человека стали донорскими, это означает, что они НЕ против. Это федеральный закон, он действует с 1992 года. В ближайшее время будет создан регистр отказов от посмертного донорства. Мировая практика в половине случаев совпадает с российской, в половине – в странах действует т.н. «испрошенное согласие», когда у человека при жизни спрашивают, согласен ли он быть донором после смерти, и это фиксируется в неких его документах.

Как орган от донора проверяется на совместимость с потенциальным реципиентом?

Так же, как и во всем мире – стандарты одинаковые. По группе крови определяется статус пациента, антигены. Есть такое понятие, как «full house» – это полное 100-процентное совпадение антигенов реципиента и донора. Это довольно редкий вариант, поэтому в этом случае по международному протоколу есть согласие, что реципиента вызывают для трансплантации, даже если он стоит в листе всего 1 день.

Я прописан не в Москве. Могу ли я попасть на трансплантацию в Боткинскую больницу?

К сожалению, нет. Трансплантация в Боткинской будет проводиться пациентам из московского листа ожидания. Жители других городов попадают в листы ожидания по месту регистрации, если этот вид помощи в принципе есть в регионе. А если нет – то человеку дают квоту в федеральное учреждение, например, Федеральный центр трансплантации имени Шумакова.

Трансплантации органов отделение. Платные услуги — Новосибирская областная больница

Пересадка органов — это операция, спасающая человеку жизнь. Зачастую это единственная возможность спасти пациента, вернуть его к нормальной жизнедеятельности. Поэтому трансплантология в Новосибирской Областной больнице является одним их самых приоритетных направлений.

Отделение трансплантологии ГНОКБ основано в 1988 году. Сегодня это одно из самых передовых и эффективно работающих трансплантационных отделений в России. Ни один другой медицинский центр Сибири и Дальнего Востока не предлагает столь широкий спектр услуг по пересадке печени и почек пациентам всех категорий и возрастных групп. Уникальные операции по пересадке органов стали выполнять и самым маленьким пациентам, что существенно расширило возможности отделения. Самому маленькому пациенту отделения выполнена трансплантация печени в возрасте 5 месяцев.

Отделение трансплантологии Новосибирской Областной больницы — это:
— качественное обследование пациентов, нуждающихся в трансплантации печени, почек, включение их в лист ожидания и выполнение операций любой сложности;
— высокая квалификация и опыт врачей;
— грамотный подход и привлечение необходимых специалистов для каждого конкретного случая;
— современное оборудование;
— широкий и уникальный спектр услуг по пересадке и хирургии органов;
— амбулаторное ведение пациентов после трансплантации органов.

В отделении трансплантологии работают высокопрофессиональные специалисты, у которых имеется большой практический опыт. Врачи-трансплантологи Новосибирской Областной больницы широко известны в Новосибирской области и далеко за ее пределами не только как профессионалы-практики, но и как успешные докладчики на международных медицинских конференциях.

Пересадка органов является одной из самых сложных из высокотехнологичных операций. Важную роль в принятии решения о целесообразности пересадки играют медицинские и социальные факторы, которые очень четко учитываются в каждом случае. Каждый случай трансплантации уникален. Поэтому к обследованию всегда привлекаются и другие специалисты больницы. Совместные усилия и богатый опыт врачей больницы позволяет выявить оптимальный вариант лечения каждого обратившегося пациента.

Современное оборудование и наличие всех необходимых медикаментов позволяет производить лечение на мировом уровне. В отделении трансплантации Новосибирской Областной больницы ежегодно проводится около 500 сложнейших операций. Среди его пациентов не только жители Новосибирской области, но и жители других регионов. Новосибирская областная больница готова оказать квалифицированные услуги по трансплантации органов всем обратившимся за помощью.

Отделение трансплантации ГНОКБ реализует следующие технологии:
Трансплантация печени от посмертных доноров.
Трансплантация фрагментов печени от живых родственных доноров реципиентам любого возраста.
Split-трансплантация печени (в этом случае один донорский орган разделяется между двумя пациентами, нуждающимися в трансплантации ).
Резекция печени любых объемов при опухолях и паразитарных заболеваниях (эхинококкоз, альвеококкоз), включая резекции со сложными сосудистыми реконструкциями и применением трансплантационных технологий.
• Радиочастотная абляция опухолей и метастазов печени;
• Химиоэмболизация опухолей и метастазов печени;
• Хирургическая коррекция синдрома

портальной гипертензии;
Трансплантация почки от посмертных доноров;
Трансплантация почки от живых родственных доноров;
• Обеспечение постоянного сосудистого доступа для гемодиализа;
• Обеспечение программы перитонеального диализа.

На весах последней надежды

Миллиардеру Дэвиду Рокфеллеру, которому в июне этого года исполнится 100 лет, в шестой раз пересадили сердце. Правда, в интернете уже появились сообщения, что это газетная утка… Между тем первую такую операцию Рокфеллеру провели в 61 год после автомобильной аварии. Общаясь с журналистами, он рассказал, что планирует дожить до 200 лет. Многие расценили это заявление как насмешку над простыми смертными, ведь подобные трансплантации очень сложны и крайне дорогостоящи, а за донорскими органами люди во всем мире выстраиваются в очередь, в которой 9 человек из 10, так и не дождавшись своего шанса на спасение, погибают… А насколько у нас актуальны ретрансплантации?

 

 

По словам главного внештатного трансплантолога Минздрава, руководителя РНПЦ трансплантации органов и тканей Олега Руммо, пересадка органа одному и тому же пациенту может выполняться неограниченное количество раз, то есть каких–либо ограничений с медицинской точки зрения нет:

 

— В самой по себе ретрансплантации нет ничего, что бы принципиально отличало ее от первичной пересадки органа. И причины, вызвавшие необходимость такой операции, могут быть разные — например, просто не прижился донорский орган или возникли осложнения в результате попадания в организм вирусной инфекции. Случается, пациенты грешат несоблюдением режима, игнорируют важнейшие рекомендации врача — и тогда тоже, увы, порой приходится начинать сначала… При этом, невзирая на обстоятельства, все операции по пересадке органа, в том числе повторные, гражданам Беларуси делаются бесплатно. Возможно, поэтому некоторые пациенты не до конца осознают их истинную ценность, хотя однажды уже были на волоске от смерти…

 

Конечно, органы, образно говоря, не лежат где–то там на блюдечках с голубой каемочкой в ожидании своего счастливого часа. Как раз наоборот! Донорский материал крайне дефицитен. Изъятые органы ведь живут очень–очень мало. Больше всего «держится» почка — около 24 часов, печень — 12 часов, сердце — до 8 часов… А спрос? Сегодня в Беларуси трансплантации почки ждут около 700 человек, печени — 90, поджелудочной железы — 25, легкого — 20 и около 40 человек ожидают пересадки сердца. И если человеку вдруг потребовалась повторная пересадка органа, то он попадает сюда же, в общий лист ожидания, не пользуясь никакими привилегиями. Такова общемировая практика.

 

Случается, что донорский орган подходит сразу нескольким кандидатам на пересадку, но может и вовсе оказаться бесполезным. Если претендентов несколько, то, по словам главного кардиохирурга Минздрава, доктора медицинских наук, профессора Юрия Островского, операция назначается пациенту, находящемуся в самом тяжелом состоянии:

 

— Но если и здесь потребуется выбирать, тогда, конечно, будут приняты во внимание и социальные факторы: возраст (предпочтение младшему), наличие детей, образ жизни… И если человек безжалостно «прогулял» сначала свой собственный орган, а потом примерно так же поступил с донорским, естественно, ситуация будет не в его пользу.

 

Ретрансплантация сердца в Беларуси выполнялась пока 2 раза, обе операции сделаны в прошлом году. Юрий Петрович говорит, что причина одинакова — дисфункция донорского органа. И это были еще не старые люди. К слову, по протоколу операция по пересадке сердца ограничивается 65 годами. Но у нас ее делали и в 68…

 

Вообще, лидирующую позицию в ретрансплантации занимают почки: неоднократную замену этого органа в нашей стране пережили уже десятки пациентов, при этом шестеро — трижды! Повторную операцию по пересадке печени сделали 16 пациентам, уточняет Олег Руммо:

 

— В одних случаях необходимость повторить операцию была вызвана тем, что организм по различным причинам «не уживался» с новым органом, пересаженным в нашей же клинике, в других — мы имели дело с пациентами, которым первая операция делалась в зарубежных центрах. Например, недавно мы оперировали 49–летнего японского гражданина, которому первично трансплантация печени делалась в Колумбийском университете города Нью–Йорка. Четыре с половиной года орган благополучно функционировал, а потом вдруг перестал. Заплатив 150 тысяч долларов, иностранный пациент покинул Беларусь весьма довольным. Почему? Во–первых, потому, что у нас просто хорошо, чего ни коснись. Во–вторых, в Америке сумма была бы повыше. Кстати, японец вполне мог бы сэкономить еще больше денег и времени: например, в Китае такие операции стоят втрое дешевле, чем в Беларуси, и лететь туда ему пришлось бы всего 1 час. Но он все–таки предпочел потратить 13, чтобы оказаться в Минске…

 

Вообще, такое «медицинское гостеприимство» окупается сторицей: сделав одну операцию иностранцу, страна получает средства для выполнения аналогичной 5 — 6 своим гражданам.

 

И все же что думают белорусские трансплантологи о «шестом перерождении» Рокфеллера? Они склонны рассматривать это событие скорее через призму социальной справедливости, которая в американском контексте на стороне толстых кошельков. Вспоминают, как отреагировала мировая общественность: дескать, как 100–летнему миллиардеру — так нате, пожалуйста, и шестое донорское сердце, а какому–нибудь 40–летнему рядовому гражданину — не исключено, что не хватило и первого…

 

— В Евросоюзе такую операцию ни за что бы не сделали, — убежден Олег Руммо. — У нас, я уверен, тоже. В Америке деньги решают все — поэтому рискуют. Но и — могут, конечно, многое!

 

Буква закона

 

Каждый белорус по умолчанию согласен стать донором органов после своей смерти. Потому что наше законодательство, как в Австрии, Швеции, Бельгии, Нидерландах, Венгрии и многих других странах, предполагает в этой сфере презумпцию согласия. Однако близкие родственники умирающего человека имеют полное право выразить свое несогласие на забор органов в устной или письменной форме. Если же родственников нет или они не обсуждали с врачом эту тему, считается, что согласие имеется. Выявление людей, которые могут стать потенциальными донорами, входит в круг будничных обязанностей врачей каждого лечебного заведения. После выполнения всех необходимых юридических процедур, о соблюдении которых ставится в известность Генеральная прокуратура, орган изымается. И если, например, в автокатастрофе погибает вполне здоровый и еще нестарый человек, то с помощью его органов можно спасти жизнь… сразу семерым!

 

 

Что делать, если вы вдруг решили для себя, что категорически не согласны стать донором после смерти? Необходимо сообщить об этом письменно, а сам документ отправить по почте в РНПЦ трансплантации органов и тканей. И тогда никто ни при каких обстоятельствах ваш орган уже не заберет. При этом если вам вдруг понадобится трансплантация почки, печени, сердца, операцию все–таки сделают. Сегодня от посмертного донорства отказались уже более 2.200 белорусов. По мнению медиков, к чести нашего населения, это очень немного. А вот благодаря «согласившимся» уже спасены 1.525 человек.

 

Цена вопроса

 

Сам орган не стоит ни копейки ни в одной цивилизованной стране мира, он дарится. Если вопрос поставлен иначе — это уже чистой воды криминал. Оплаты требует услуга по выполнению трансплантации: мастерство сотрудников, лекарства, амортизация оборудования. Одна операция по трансплантации, например, почки обходится государству в 15 тысяч долларов, а послеоперационное лечение только одного пациента (прием препаратов) — в 7 тысяч долларов в год. Операция по пересадке печени стоит 25 тысяч долларов, сердца — 50 — 60 тысяч. А вот трансплантация печени белорусскому пациенту в Германии обойдется в 200 — 250 тысяч евро.

 

Цифра «СБ»

 

Беларусь входит в 30 самых развитых в области трансплантологии держав. И мы безусловные лидеры среди стран СНГ. По числу таких операций на миллион населения опережаем Россию в 5 раз, Украину — в 20, обошли уже и Польшу, и некоторые другие страны Евросоюза.

 

Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Советская Белоруссия № 92 (24722). Вторник, 19 мая 2015

Автор публикации: Марина ЗУБОВИЧ

Автор фотографии: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ

Миллиардеру Дэвиду Рокфеллеру, которому в июне этого года исполнится 100 лет, в шестой раз пересадили сердце. Правда, в интернете уже появились сообщения, что это газетная утка… Между тем первую такую операцию Рокфеллеру провели в 61 год после автомобильной аварии. Общаясь с журналистами, он рассказал, что планирует дожить до 200 лет. Многие расценили это заявление как насмешку над простыми смертными, ведь подобные трансплантации очень сложны и крайне дорогостоящи, а за донорскими органами люди во всем мире выстраиваются в очередь, в которой 9 человек из 10, так и не дождавшись своего шанса на спасение, погибают… А насколько у нас актуальны ретрансплантации? По словам главного внештатного трансплантолога Минздрава, руководителя РНПЦ трансплантации органов и тканей Олега Руммо, пересадка органа одному и тому же пациенту может выполняться неограниченное количество раз, то есть каких–либо ограничений с медицинской точки зрения нет: — В самой по себе ретрансплантации нет ничего, что бы принципиально отличало ее от первичной пересадки органа. И причины, вызвавшие необходимость такой операции, могут быть разные — например, просто не прижился донорский орган или возникли осложнения в результате попадания в организм вирусной инфекции. Случается, пациенты грешат несоблюдением режима, игнорируют важнейшие рекомендации врача — и тогда тоже, увы, порой приходится начинать сначала… При этом, невзирая на обстоятельства, все операции по пересадке органа, в том числе повторные, гражданам Беларуси делаются бесплатно. Возможно, поэтому некоторые пациенты не до конца осознают их истинную ценность, хотя однажды уже были на волоске от смерти… Конечно, органы, образно говоря, не лежат где–то там на блюдечках с голубой каемочкой в ожидании своего счастливого часа. Как раз наоборот! Донорский материал крайне дефицитен. Изъятые органы ведь живут очень–очень мало. Больше всего «держится» почка — около 24 часов, печень — 12 часов, сердце — до 8 часов… А спрос? Сегодня в Беларуси трансплантации почки ждут около 700 человек, печени — 90, поджелудочной железы — 25, легкого — 20 и около 40 человек ожидают пересадки сердца. И если человеку вдруг потребовалась повторная пересадка органа, то он попадает сюда же, в общий лист ожидания, не пользуясь никакими привилегиями. Такова общемировая практика. Случается, что донорский орган подходит сразу нескольким кандидатам на пересадку, но может и вовсе оказаться бесполезным. Если претендентов несколько, то, по словам главного кардиохирурга Минздрава, доктора медицинских наук, профессора Юрия Островского, операция назначается пациенту, находящемуся в самом тяжелом состоянии: Фото БелТА. — Но если и здесь потребуется выбирать, тогда, конечно, будут приняты во внимание и социальные факторы: возраст (предпочтение младшему), наличие детей, образ жизни… И если человек безжалостно «прогулял» сначала свой собственный орган, а потом примерно так же поступил с донорским, естественно, ситуация будет не в его пользу. Ретрансплантация сердца в Беларуси выполнялась пока 2 раза, обе операции сделаны в прошлом году. Юрий Петрович говорит, что причина одинакова — дисфункция донорского органа. И это были еще не старые люди. К слову, по протоколу операция по пересадке сердца ограничивается 65 годами. Но у нас ее делали и в 68… Вообще, лидирующую позицию в ретрансплантации занимают почки: неоднократную замену этого органа в нашей стране пережили уже десятки пациентов, при этом шестеро — трижды! Повторную операцию по пересадке печени сделали 16 пациентам, уточняет Олег Руммо: — В одних случаях необходимость повторить операцию была вызвана тем, что организм по различным причинам «не уживался» с новым органом, пересаженным в нашей же клинике, в других — мы имели дело с пациентами, которым первая операция делалась в зарубежных центрах. Например, недавно мы оперировали 49–летнего японского гражданина, которому первично трансплантация печени делалась в Колумбийском университете города Нью–Йорка. Четыре с половиной года орган благополучно функционировал, а потом вдруг перестал. Заплатив 150 тысяч долларов, иностранный пациент покинул Беларусь весьма довольным. Почему? Во–первых, потому, что у нас просто хорошо, чего ни коснись. Во–вторых, в Америке сумма была бы повыше. Кстати, японец вполне мог бы сэкономить еще больше денег и времени: например, в Китае такие операции стоят втрое дешевле, чем в Беларуси, и лететь туда ему пришлось бы всего 1 час. Но он все–таки предпочел потратить 13, чтобы оказаться в Минске… Вообще, такое «медицинское гостеприимство» окупается сторицей: сделав одну операцию иностранцу, страна получает средства для выполнения аналогичной 5 — 6 своим гражданам. И все же что думают белорусские трансплантологи о «шестом перерождении» Рокфеллера? Они склонны рассматривать это событие скорее через призму социальной справедливости, которая в американском контексте на стороне толстых кошельков. Вспоминают, как отреагировала мировая общественность: дескать, как 100–летнему миллиардеру — так нате, пожалуйста, и шестое донорское сердце, а какому–нибудь 40–летнему рядовому гражданину — не исключено, что не хватило и первого… — В Евросоюзе такую операцию ни за что бы не сделали, — убежден Олег Руммо. — У нас, я уверен, тоже. В Америке деньги решают все — поэтому рискуют. Но и — могут, конечно, многое! Буква закона Каждый белорус по умолчанию согласен стать донором органов после своей смерти. Потому что наше законодательство, как в Австрии, Швеции, Бельгии, Нидерландах, Венгрии и многих других странах, предполагает в этой сфере презумпцию согласия. Однако близкие родственники умирающего человека имеют полное право выразить свое несогласие на забор органов в устной или письменной форме. Если же родственников нет или они не обсуждали с врачом эту тему, считается, что согласие имеется. Выявление людей, которые могут стать потенциальными донорами, входит в круг будничных обязанностей врачей каждого лечебного заведения. После выполнения всех необходимых юридических процедур, о соблюдении которых ставится в известность Генеральная прокуратура, орган изымается. И если, например, в автокатастрофе погибает вполне здоровый и еще нестарый человек, то с помощью его органов можно спасти жизнь… сразу семерым! Что делать, если вы вдруг решили для себя, что категорически не согласны стать донором после смерти? Необходимо сообщить об этом письменно, а сам документ отправить по почте в РНПЦ трансплантации органов и тканей. И тогда никто ни при каких обстоятельствах ваш орган уже не заберет. При этом если вам вдруг понадобится трансплантация почки, печени, сердца, операцию все–таки сделают. Сегодня от посмертного донорства отказались уже более 2.200 белорусов. По мнению медиков, к чести нашего населения, это очень немного. А вот благодаря «согласившимся» уже спасены 1.525 человек. Цена вопроса Сам орган не стоит ни копейки ни в одной цивилизованной стране мира, он дарится. Если вопрос поставлен иначе — это уже чистой воды криминал. Оплаты требует услуга по выполнению трансплантации: мастерство сотрудников, лекарства, амортизация оборудования. Одна операция по трансплантации, например, почки обходится государству в 15 тысяч долларов, а послеоперационное лечение только одного пациента (прием препаратов) — в 7 тысяч долларов в год. Операция по пересадке печени стоит 25 тысяч долларов, сердца — 50 — 60 тысяч. А вот трансплантация печени белорусскому пациенту в Германии обойдется в 200 — 250 тысяч евро. Цифра «СБ» Беларусь входит в 30 самых развитых в области трансплантологии держав. И мы безусловные лидеры среди стран СНГ. По числу таких операций на миллион населения опережаем Россию в 5 раз, Украину — в 20, обошли уже и Польшу, и некоторые другие страны Евросоюза. Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Советская Белоруссия № 92 (24722). Вторник, 19 мая 2015 Автор публикации: Марина ЗУБОВИЧ Автор фотографии: Юрий МОЗОЛЕВСКИЙ
Читать статью полностью на портале «СБ»: http://www.sb.by/zdorove/article/na-vesakh-posledney-nadezhdy.html

$Стоимость пересадки печени — где лучше делать?

В статье вы узнаете, сколько стоит пересадка печени в разных клиниках по всему миру. Bookimed выбрал для вас ТОП-5 медицинских центров из 39, представленных на сайте. Эти центры отобраны нашими врачами-экспертами на основании таких критериев как успешность пересадки печени, квалификация докторов, отзывы наших пациентов, стоимость медицинских услуг. Вся информация и статистические данные предоставлены клиниками напрямую или взяты с их официальных сайтов, сайтов других авторитетных источников и проверены медицинскими редакторами Bookimed. Для того, чтобы вы могли рассчитать предварительную стоимость лечения, сравнить ее в разных медицинских центрах и выбрать для себя оптимальный вариант, цены на пересадку печени на этой странице предоставлены и подтверждены нашими клиниками-партнерами.

 

 

Стоимость операции по пересадке печени

Трансплантация является радикальным методом лечения необратимых поражений печени. Во время операции проводится иссечение больного органа у пациента и замена его частью печени другого человека.

Развитие современной медицины позволяет проводить пересадку печени как от живого, так и от мертвого донора. Кроме того, ведущие трансплантологи мира выполняют подобные операции не только взрослым пациентам, но и детям младше 1-го года. Чаще всего трансплантация назначается при циррозе, наследственном нарушении обмена веществ (в том числе болезнь Вильсона-Коновалова), некрозе или злокачественных образованиях, которые не могут быть удалены другим способом.

После операции по пересадке печени необходимо постоянно проходить плановое медицинское обследование и вести здоровый образ жизни. От соблюдения всех медицинских предписаний зависит успешность приживления пересаженного органа и качество жизни.

По данным клиник-партнеров Bookimed, на стоимость трансплантации печени влияет:

  • основное заболевание и его стадия;
  • вид трансплантации;
  • наличие сопутствующих патологий;
  • выбранная для лечения клиника.

Наиболее распространенные виды операций по пересадке печени:

  • ортотопическая – донорская печень пересаживается на место полностью удаленной печени пациента;
  • гетеротопическая – пересаживается часть здоровой печени донора (обычно уменьшенный или разделенный донорский орган) к сохраненной печени реципиента;
  • сплит-трансплантация печени – печень донора разделяется на несколько частей и может быть отдана разным пациентам;
  • частичная – проводится от живого донора, у которого иссекается не более 60% органа;
  • повторная пересадка печени – назначается при отторжении органа после первой трансплантации.

Где лучше проводить пересадку печени?

Операция по пересадке печени является одной из наиболее сложных в трансплантологии. Она требует не только современного медицинского оборудования, но и высокого мастерства хирургов-трансплантологов. Важным аспектом подготовки к проведению операции является законодательство той или иной страны и стоимость хирургического вмешательства.

«Цена на операцию по пересадке печени в Беларуси – почти 132 000$, в то время как в Турции проводят такую же операцию почти в 2 раза дешевле. При этом, в турецких клиниках оперируют ведущие трансплантологи Европы, а приживляемость пересаженного органа составляет более 90%.»


Екатерина Колико, старший врач-координатор международного центра поддержки пациентов Bookimed

Эксперты Bookimed подобрали для вас лучшие из 36 клиник, представленных на сайте, по пересадке печени в Индии, Турции, Германии, Израиле и Южной Корее. Для получения консультации по по трансплантации печени и расчета предварительной стоимости лечения обратитесь к врачу-координатору Bookimed.

 

Стоимость трансплантации печени в Индии – Глобал Хоспитал в Ченнаи

 

Глобал Хоспитал – это одна из лучших клиник Индии в области трансплантологии и мировой лидер по пересадке печени. Пациентам здесь предлагают высокие стандарты обслуживания, современные медицинские технологии, уникальные протоколы лечения.

По данным клиники, успешность трансплантации печени здесь — 95%. Это означает, что у 95% людей, которым проводилась операция, орган прижился, и пациент прожил более 5 лет после операции.

Индия, Ченнаи Глобал Хоспитал в Ченнаи

Пересадка печени Цена по запросу

Отлично 10 отзывы 10 отзывы Пересадка печени

Пересадка печени Цена по запросу

В клинике выполняют пересадку от родственного донора. Донор и реципиент проходят полное медицинское обследование по месту жительства и отправляют его результаты специалистам клиники. После рассмотрения документов выдается предварительное заключение о проведение трансплантации.

За 2-3 недели до предполагаемой даты операции пациент и донор должны приехать в клинику для прохождения всех формальностей.

После трансплантации пациент находится 3 недели в стационаре. В течение 2-х месяцев после операции ему необходимо проходить амбулаторное обследование.

Что важно знать пациенту о пересадке печени в Глобал Хоспитал?

Согласно индийскому законодательству, иностранным пациентам выполняют пересадку только от родственного донора. Донор и реципиент должны пройти полное медицинское обследование по месту жительства и отправить его результаты докторам Глобал Хоспитала. После рассмотрения документов пациент получает предварительное заключение о проведение трансплантации.
По установленным в клинике правилам, за 2-3 недели до назначенной даты операции донор и реципиент должны прибыть в медицинский центр. После проведения трансплантации пациент находится в стационаре 3 недели. В течение 2-х месяцев после операции ему необходимо проходить амбулаторное обследование.

Эта цена включает предоперационное обследование, трансплантацию и необходимые для нее медицинские препараты, а также период послеоперационной реабилитации.

Цена на пересадку печени в Турции – клиника Мемориал Шишли

Клиника Мемориал Шишли — крупнейшая многопрофильная больница Стамбула. Это 1-й госпиталь в Турции, который получил аккедитацию за качество лечения и соответствие международным стандартам от Комиссии JCI.

Пересадка органов, в т.ч. печени — одно из ключевых направлений в работе медицинского центра Мемориал. Успешность трансплантации здесь составляет 90% (по данным клиники).

Мемориал Шишли также первая больница в Турции, врачи которой провели несовместимую по группе крови пересадку печени ребенку.

Турция, Стамбул Клиника Мемориал Шишли Прием врача

от $80

Переводчик проживание трансфер виза

Отлично 111 отзывы 111 отзывы Пересадка печени

Прием врача

от $80

Трансплантацию выполняет команда специалистов: трансплантологи, микрохирурги, радиологи, анестезиологи. Хирургическое вмешательство для донора длится 6-8 часов, для реципиента – 8-12 часов. После операции реципиент проводит несколько дней в отделении интенсивной терапии. Затем его переводят в отделение трансплантологии. Здесь он получает восстановительное лечение еще 10-15 дней. Мемориал – первая клиника в Турции, в которой провели несовместимую по группе крови пересадку печени ребенку.

Что важно знать пациенту о пересадке печени в Мемориал?

Пересадку печени в клинике проводят только от родственного донора.

 

Сколько стоит трансплантация печени в Германии? – клиника Шарите

 

Берлинская клиника Шарите входит в число наиболее известных и авторитетных клиник Европы. На базе больницы работает отделение общей висцеральной и трансплантационной хирургии. Здесь выполняют трансплантацию печени, почек и поджелудочной железы, операции на желчных протоках, хирургическое удаление метастазов в печени.

Руководит отделением профессор Йоханн Прачке. Доктора центра под руководством проф. Прачке занимаются разработкой иммуносупрессоров нового поколения, которые позволят пересаженному органу лучше прижиться.

Германия, Берлин Клиника Шарите

Пересадка печени Цена по запросу

Отлично 5 отзывы 5 отзывы Пересадка печени

Пересадка печени Цена по запросу

Пересадка печени в клинике Шарите проводится в отделении общей, висцеральной и трансплантационной хирургии.

Операцию выполняют только при полной совместимости донора и реципиента. Результаты обследования, которые были проведены по месту жительства, необходимо отправить в клинику до приезда. Решение о проведении операции принимают после рассмотрения всех медицинских выписок.

Перед пересадкой печени проводят дополнительную диагностику для донора и реципиента. Сама операция занимает от 6 до 10 часов. Продолжительность послеоперационного лечения (при отсутствии осложнений) – 84 дня.

Специалисты центра занимаются разработкой иммуносупрессоров нового поколения, которые позволят пересаженному органу лучше приживаться.

Что важно знать пациенту о пересадке печени в клинике Шарите?

Операцию проводят только при полной совместимости донора и реципиента. Результаты обследования, которые были проведены по месту жительства, клиника просит отправить до приезда вместе со всеми медицинскими выписками. Решение о проведении трансплантации принимают после рассмотрения документов.

Перед пересадкой печени врачи проводят дополнительную диагностику для донора и реципиента. Сама операция длится от 6 до 10 часов, а послеоперационная реабилитация при отсутствии осложнений – 84 дня.

Получить консультацию по пересадке в Германии

Стоимость пересадки печени в Израиле – мед. центр им. Сураски (Ихилов)

Медицинский центр им. Сураски (Ихилов) – одна из крупнейших государственных клиник Израиля, которая ежегодно принимает принимает 400 000 пациентов. Журнал Newsweek включил клинику в ТОП-10 самых популярных больниц для медицинского туризма

В Центре трансплантации органов клиники Ихилов проводится более 500 трансплантаций в год. Для достижения наилучших результатов в лечении с пациентом и донором органов работают не только хирурги-трансплантологи, но и гастроэнтерологи, гепатологи и диетологи.

Пересадка печени в медицинском центре им. Сураски выполняется в отделении трансплантологии.

Операцию проводят 2 команды врачей. Каждая включает абдоминального и сосудистого хирургов, гепатолога, анестезиолога. Одна команда иссекает фрагмент печени донора. Его передают второй команде, которая имплантирует этот фрагмент на место поврежденной печени реципиента.

После пересадки печени пациент находится под наблюдением медицинского персонала. При отсутствии осложнений, он может покинуть клинику через 10-14 дней. Полное восстановление происходит через 6-10 месяцев после операции.

Цена на пересадку печени в Южной Корее – клиника Северанс

Клиника Северанс – многопрофильная больница международного уровня, которая первой в Корее получила аккредитацию JCI (Joint Commission International)

Отделение трансплантационной хирургии при клинике Северанс функционирует с 1979 года, первая пересадка печени здесь была проведена в 1996 году.

Ежегодно врачи отделения проводят порядка 50 трансплантаций печени. За все время работы они выполнили 2500 пересадок органов (по данным клиники).

Южная Корея, Сеул Клиника Северанс Прием врача

от $50

Отлично 33 отзывы 33 отзывы Пересадка печени

Прием врача

от $50

Пересадку печени в клинике Северанс проводят в Центре трансплантации органов.

Операцию выполняет команда специалистов: трансплантологи, микрохирурги, радиологи, анестезиологи. Хирургическое вмешательство для донора длится 6-8 часов, для реципиента – 8-12 часов. В течение 2-х недель после операции реципиенту необходимо находится в клинике, чтобы исключить отторжение органа.

Что важно знать пациенту о пересадке печени в Северанс?

Пересадку печени в Северанс проводят доктора Центра трансплантации органов. Процедуре выполняет команда специалистов: трансплантологи, микрохирурги, радиологи, анестезиологи. Операция для донора занимает от 6 до 8 часов, для реципиента пересадка органа длится 8-12 часов. В течение 2-х недель после операции реципиенту необходимо находится в клинике, чтобы исключить отторжение органа.

➤ Врачи-координаторы Bookimed подберут лучшую клинику и врача в соответсвии с вашими потребностями и особенностями медицинского случая. Вы получите индивидуальную программу со стоимостью и сможете заранее спланировать бюджет поездки.

 

➤ Bookimed — международный сервис по подбору медицинских решений и организации лечения более чем в 40 странах. Каждый месяц наши врачи-координаторы помогают 9 000 пациентам. Наша миссия — предоставить каждому необходимое медицинское решение и оказать помощь на всех этапах: от выбора клиники и организации поездки до возвращения домой. Мы остаемся на связи с вами 24/7, чтобы ваш путь к здоровью был простым и комфортным.

 

Услуги Bookimed для пациентов бесплатны. Подбор решения и организация поездки не влияют на ваш счет за лечение.

 

Оставьте обращение, чтобы получить консультацию врача-координатора Bookimed.

Получить консультацию

Билиарные осложнения после трансплантации печени | Досханов

1. Yoshiya S., Shirabe K., Matsumoto Y., Ikeda T., Soejima Y., Yoshizumi T., Uchiyama H., Ikegami T., Harimoto N., Maehara Y. Rendezvous ductoplasty for biliary anastomotic stricture after living-donor liver transplantation. Transplantation. 2013; 95 (10): 1278–1283. https://doi.org/10.1097/TP.0b013e31828a9450

2. Попов А.Ю., Лищенко А.Н., Давыденко М.Н., Порханов В.А. Анализ осложнений после трансплатации печени. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2015; 17 (2): 107–110. https://doi.org/10.15825/1995-1191-2015-2-107-110

3. Полысалов В.Н., Руткин И.О., Боровик В.В., Жеребцов Ф.К., Гранов Д.А. Способ восстановления оттока желчи при ортотопической трансплантации печени с использованием пузырного протока. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2009; 11 (3): 51–55. https://doi.org/10.15825/1995-1191-2009-3-51-55

4. Roos F.J.M., Poley J.W., Polak W.G., Metselaar H.J. Biliary complications after liver transplantation; recent developments in etiology, diagnosis and endoscopic treatment. Best Pract. Res. Clin. Gastroenterol. 2017; 31 (2): 227–235. https://doi.org/10.1016/j.bpg.2017.04.002

5. Готье С.В., Мойсюк Я.Г., Попцов В.Н., Корнилов М.Н., Ярошенко Е.Б., Погребниченко И.В., Мойсюк Л.Я., Сушков А.И., Малиновская Ю.О., Цой Д.Л. Отдаленные результаты трансплантации трупной печени. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2014; 16 (3): 45–53. https://doi.org/10.15825/1995-1191-2014-3-45-53

6. Хубутия М.Ш., Чжао А.В., Шадрин К.Б Послеоперационные осложнения у реципиентов при трансплантации печени: современные представления о патогенезе и основных направлениях профилактики и лечения. Вестник трансплантологии и искусственных органов. 2009; 11 (2): 60–66. https://doi.org/10.15825/1995-1191-2009-2-60-66

7. Simoes P., Kesar V., Ahmad J. Spectrum of biliary complications following live donor liver transplantation. World J. Hepatology. 2015; 7 (14): 1856–1865. https://doi.org/10.4254/wjh.v7.i14.1856

8. Trotter J.F., Wachs M., Everson G.T., Kam I. Adult-to-adult transplantation of the right hepatic lobe from a living donor. N. Engl. J. Med. 2002; 346 (8): 1074–1082. https://doi.org/10.1056/NEJM200208223470817

9. Busutti R.W., Farmer D.G., Yersiz H., Hiatt J.R., McDiarmid S.V., Goldstein L.I., Saab S., Han S., Durazo F., Weaver M., Cao C., Chen T., Lipshutz G.S., Holt C., Gordon S., Gornbein J., Amersi F., Ghobrial R.M. Analysis of long-term outcomes of 3200 liver transplantations over two decades: a single-center experience. Ann. Surg. 2005; 241 (6): 905–918. https://doi.org/10.1097/01.sla.0000164077.77912.98

10. Verdonk R.C., Buis C.I., Porte R.J., van der Jagt E.J., Limburg A.J., van den Berg A.P., Slooff M.J., Peeters P.M., de Jong K.P., Kleibeuker J.H., Haagsma E.B. Anastomotic biliary strictures after liver transplantation: causes and consequences. Liver Transpl. 2006; 12 (5): 726–735. https://doi.org/10.1002/lt.20714

11. Koneru B., Sterling M.J., Bahramipour P.F. Bile duct strictures after liver transplantation: a changing landscape of the Achille’s heel. Liver Transpl. 2006; 12 (5): 702–704. https://doi.org/10.1002/lt.20753

12. Colonna J.O., Shaked A., Gomes A.S., Colquhoun S.D., Jurim O., McDiarmid S.V., Millis J.M., Goldstein L.I., Busuttil R.W. Biliary strictures complicating liver transplantation. Incidence, pathogenesis, management, and outcome. Ann. Surg. 1992; 216 (3): 344–350; discussion 350–352. https://doi.org/10.1097/00000658-199209000-00014

13. Heffron T.G., Emond J.C., Whitington P.F., Thistlethwaite J.R. Jr., Stevens L., Piper J., Whitington S., Broelsch C.E. Biliary complications in pediatric liver transplantation: a comparison of reduced-size and whole grafts. Transplantation. 1992; 53 (2): 391–395. PMID: 1738934.

14. Qian Y.B., Liu C.L., Lo C.M., Fan S.T. Risk factors for biliary reconstructions after liver transplantation. Arch. Surg. 2004; 139 (10): 1101–1105. https://doi.org/10.1001/archsurg.139.10.1101

15. Nakamura T., Tanaka K., Kiuchi T., Kasahara M., Oike F., Ueda M. Anatomical variations and surgical strategies in right lobe living donor liver transplantation: lessons from 120 cases. Transplantation. 2002; 73 (12): 1896–1903. PMID: 12131684.

16. Grewal H.P., Shokouh-Amiri M.H., Vera S., Stratta R., Bagous W., Gaber A.O. Surgical technique for right lobe adult living donor liver transplantation without venovenous bypass or portocaval shunting and with duct-to-duct biliary reconstruction. Ann. Surg. 2001; 233 (4): 502–508. https://doi.org/10.1097/00000658-200104000-00004

17. Gondolesi G.E., Varotti G., Florman S.S., Muñoz L., Fishbein T.M., Emre S.H., Schwartz M.E., Miller C. Biliary complications in 96 consecutive right lobe living donor transplant recipients. Transplantation. 2004; 77 (12): 1842–1848. https://doi.org/10.1097/01.TP.0000123077.78702.0C

18. Hsieh T.H., Mekeel K.L., Crowell M.D., Nguyen C.C., Das A., Aqel B.A., Carey E.J., Byrne T.J., Vargas H.E., Douglas D.D., Mulligan D.C., Harrison M.E. Endoscopic treatment of anastomotic biliary strictures after living donor liver transplantation: outcomes after maximal stent therapy. Gastrointest. Endosc. 2013; 77 (1): 47–54. https://doi.org/10.1016/j.gie.2012.08.034

19. Wang S.F., Huang Z.Y., Chen X.P. Biliary complications after living donor liver transplantation. Liver Transpl. 2011; 17 (10): 1127–1136. https://doi.org/10.1002/lt.22381

20. Lee K.W., Joh J.W., Kim S.J., Choi S.H., Heo J.S., Lee H.H., Park J.W., Lee S.K. High hilar dissection: new technique to reduce biliary complication in living donor liver transplantation. Liver Transpl. 2004; 10 (9): 1158–1162. https://doi.org/10.1002/lt.20230

21. Lo C.M., Fan S.T., Liu C.L., Lo R.J., Lau G.K., Wei W.I. Extending the limit on the size of adult recipient in living donor liver transplantation using extended right lobe graft. Transplantation. 1997; 63 (10): 1524–1528. PMID: 9175822.

22. Abdullah K., Abdeldayem H., Salama I.A., Badah K., Al-Somali B., Abdulkareem A. Retrospective analysis of the causes of rejection of potential donors for living related liver transplantation. Hepatol. Int. 2007; 1 (4): 431–436. https://doi.org/10.1007/s12072-007-9013-6

23. Lee S.-G. A complete treatment of adult living donor liver transplantation: a review of surgical technique and current challenges to expand indication of patients. Am. J. Transplant. 2015; 15 (1): 17–38. https://doi.org/10.1111/ajt.12907

24. Song G.W., Lee S.G., Hwang S., Sung G.B., Park K.M., Kim K.H., Ahn C.S., Moon D.B., Ha T.Y., Kim B.S., Moon K.M., Jung D.H. Preoperative evaluation of biliary anatomy of donor in living donor liver transplantation by conventional nonenhanced magnetic resonance cholangiography. Transpl. Int. 2007; 20 (2): 167–173. https://doi.org/10.1111/j.1432-2277.2006.00419.x

25. Lo C.M. Expanding living donor liver transplantation. Liver Transpl. 2016; 22 (S1): 37–39. https://doi.org/10.1002/lt.24618

26. Yazumi S., Chiba T. Biliary complications after a right-lobe living donor liver transplantation. J. Gastroenterol. 2005; 40 (9): 861–865. https://doi.org/10.1007/s00535-005-1698-5

27. Chang J.H., Lee I.S., Chun H.J., Choi J.Y., Yoon S.K., Kim D.G., You Y.K., Choi M.G., Han S.W. Comparative study of rendezvous techniques in post-liver transplant biliary stricture. World J. Gastroenterol. 2012; 18 (41): 5957–5964. https://doi.org/10.3748/wjg.v18.i41.5957

28. Bauschke A., Altendorf-Hofmann A., Malessa C., Rohland O., Settmacher U. Einfluss der Gallengangsanatomie auf biliäre Komplikationen bei Lebendspenden des rechten Leberlappens. Der Chirurg. 2017; 89 (3): 222–228. https://doi.org/10.1007/s00104-017-0514-0

29. Pagano D., Cintorino D., Li P.S., Paci M., Tropea A., Ricotta C., Bonsignore P., Saffioti M.C., Spada M., Miraglia R., Gridelli B.G., Gruttadauria S. Intra-operative contrast cholangio graphy in living donor liver transplantation: The ISMETT experience. Transplant. Proc. 2015; 47 (7): 2159–2160. https://doi.org/10.1016/j.transproceed.2014.11.069

30. Gao F., Xu X., Zhu Y.B., Wei Q., Zhou B., Shen X.Y., Ling Q., Xie H.Y., Wu J., Wang W.L., Zheng S.S. Impact of intraoperative cholangiography and parenchymal resection to donor liver function in living donor liver transplantation. Hepatobiliary Pancreat. Dis. Int. 2014; 13 (3): 259–263. PMID: 24919608.

31. Jeng K.S., Huang C.C., Lin C.K., Lin C.C., Chen K.H., Chu S.H. Repeated introperative cholangiography is helpful for donor safety in the procurement of right liver graft with supraportal right bile duct variants in living-donor liver transplantation. Transplant. Proc. 2014; 46 (3): 686–688. https://doi.org/10.1016/j.transproceed.2013.11.093

32. Ragab A., Lopez-Soler R.I., Oto A., Testa G. Correlation between 3D-MRCP and intra-operative findings in right liver donors. Hepatobiliary Surg. Nutr. 2013; 2 (1): 7–13. https://doi.org/10.3978/j.issn.2304-3881.2012.11.01

33. Marubashi S., Dono K., Nagano H., Kobayashi S., Takeda Y., Umeshita K., Monden M., Doki Y., Mo M. Biliary reconstruction in living donor liver transplantation: technical invention and risk factor analysis for anastomotic stricture. Transplantation. 2009; 88 (9): 1123–1130. https://doi.org/10.1097/TP.0b013e3181ba184a

34. Yaprak O., Dayangac M., Akyildiz M., Demirbas T., Guler N., Bulutcu F., Bassullu N., Akun E., Yuzer Y., Tokat Y. Biliary complications after right lobe living donor liver transplantation: a single-centre experience. HPB (Oxford). 2012; 14 (1): 49–53. https://doi.org/10.1111/j.1477-2574.2011.00401.x

35. Shaha S.A., Granta D.R., McGilvraya I.D., Greiga P.D., Selznera M., Lillyb L.B., Girgrahb N., Levyb G.A., Cattrala M.S. Biliary strictures in 130 consecutive right lobe living donor liver transplant recipients: results of a western center. Am. J. Transplant. 2007; 7: 161–167. https://doi.org/10.1111/j.1600-6143.2006.01601.x

36. Azzam A.Z., Tanaka K. Biliary complications after living donor liver transplantation: A retrospective analysis of the Kyoto experience 1999–2004. Indian J. Gastroenterol. 2017; 36 (4): 296–304. https://doi.org/10.1007/s12664-017-0771-3

37. Chan S.C., Fan S.T. Biliary complications in liver transplantation. Hepatol. Int. 2008; 2 (4): 399–404. https://doi.org/10.1007/s12072-008-9092-z

38. Kasahara M., Egawa H., Takada Y., Oike F., Sakamoto S., Kiuchi T. Biliary reconstruction in right lobe living-donor liver transplantation comparison of different techniques in 321 recipients. Ann. Surg. 2006; 243 (4): 559–566. https://doi.org/10.1097/01.sla.0000206419.65678.2e

39. Wojcicki M., Milkiewicz P., Silva M. Biliary tract compli cations after liver transplantation: a review. Dig. Surg. 2008; 25 (4): 245–257. https://doi.org/10.1159/000144653

40. Семенков А.В., Ким Э.Ф., Филин А.В., Бурмистров Д.С., Метелин А.В., Камалов Ю.Р., Галян Т.Н., Гончарова А.В. Целесообразность каркасного дренирования при реконструкции желчеотведения фрагментарных трансплантатов печени. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2016; 9: 4–12. https://doi.org/10.17116/hirurgia201694-12

41. Shah J.N., Ahmad N.A., Shetty K., Kochman M.L., Long W.B., Brensinger C.M., et al. Endoscopic management of biliary complications after adult living donor liver transplantation. Am. J. Gastroenterol. 2004; 99 (7): 1291–1295. https://doi.org/10.1111/j.1572-0241.2004.30775.x

42. Egawa H., Inomata Y., Uemoto S., Asonuma K., Kiuchi T., Fujita S. Biliary anastomotic complications in 400 living related liver transplantations. World J. Surg. 2001; 25 (10): 1300–1307. https://doi.org/10.1007/s00268-001-0114-4

43. Cheng Y.F., Chen C.L., Chen Y.S., Huang T.L., Chen T.Y., Lee T.Y. Interventional radiology in the treatment of post-liver transplant complications. Transplant. Proc. 2000; 32 (7): 2196–2197. PMID: 11120130.

44. Chang J.H., Lee I., Choi M.G., Han S.W. Current diagnosis and treatment of benign biliary strictures after living donor liver transplantation. World J.Gastroenterol. 2016; 22 (4): 1593–1606. https://doi.org/10.3748/wjg.v22.i4.1593

45. Kawano Y., Mizuta K., Hishikawa S., Egami S., Fujiwara T., Hyodo M., Yasuda Y., Yano T., Nakazawa K., Yamamoto H. Rendezvous penetration method using double-balloon endoscopy for complete anastomosis obstruction of hepaticojejunostomy after pediatric living donor liver transplantation. Liver Transpl. 2008; 14 (3): 385–387. https://doi.org/10.1002/lt.21357

46. Zhang S., Zhang M., Xia Q., Zhang J.J. Biliary reconstruction and complications in adult living donor liver transplantation: systematic review and meta-analysis. Тransplant. Proc. 2014; 46 (1): 208–215. https://doi.org/10.1016/j.transproceed.2013.05.014

Хирургическое отделение № 3 (трансплантации и хирургии печени)

ОБ ОТДЕЛЕНИИ

В отделении хирургии и трансплантации печени (3 хирургическое отделение) МОНИКИ успешно развиваются программы лечения очаговых и диффузных заболеваний печени, заболеваний гепатопанкреатобилиарной зоны, трансплантации печени.
Руководитель отделения — проф. Мойсюк Ян Геннадиевич.
Заведующий отделением — к.м.н. Аммосов Александр Александрович.
Научный сотрудник, хирург — Сидоренко Алексей Борисович.
Старший научный сотрудник, врач – гепатолог, к.м.н. Кокина Ксения Юрьевна.
Врач – гепатолог — Малиновская Юлия Олеговна.

Запись на консультацию по профилю “Хирургия” возможна в КДЦ МОНИКИ к заведующему отделением Аммосову А.А., который ведет прием по вторникам и пятницам с 15 до 18 часов.

В отделении оказывается полный спектр высококвалифицированной специализированной, включая высокотехнологичную, медицинской помощи пациентам с заболеваниями печени, желчных протоков и поджелудочной железы:

Новообразования печени:

Злокачественные:
Гепатоцеллюлярный рак (как в цирротической, так и неизмененной печени).
Холангиокарцинома.
Метастазы колоректального рака.
Метастатические поражения печени при первичных раках различной локализации.
Доброкачественные:
Паразитарные и непаразитарные кисты печени.
Гемангиома.
Аденома.
Фибронодулярная гиперплазия.

Злокачественные заболевания поджелудочной железы, в том числе с механической желтухой, или с прорастанием в магистральные сосуды.
Заболевания желчного пузыря и желчевыводящих протоков:
Желчекаменная болезнь (калькулезный холецистит, холангиолитиаз)
Стриктуры желчных протоков
Новообразования желчных протоков и желчного пузыря.

Виды выполнемых оперативных вмешательств:

• Резекции печени при новообразованиях: анатомические, атипичные, обширные, в том числе лапароскопические;
• Симультанные операции на органах брюшной полости при мультифокальных поражениях;
• Реконструктивно-восстановительные, в том числе миниинвазивные, эндоскопические вмешательства на внутрипеченочных и внепеченочных желчных протоках;
• Панкреатодуоденальные резекции, в том числе с реконструкцией магистальных сосудов;
• Холецистэктомия;
• Пластика грыж брюшной стенки различной локализации.

Диффузные заболевания печени
Циррозы печени различной этиологии.

В отделении выполняются трансплантации печени при диффузных необратимых поражениях печени (цирроз), а также при некоторых опухолях от живого родственного донора, или от трупного донора.

Коллектив отделения обладает значительным многолетним опытом в подготовке, проведении операции трансплантации печени, послеоперационном ведении пациентов.

При наличии у пациента медицинских показаний, требующих консультации гепатолога-трансплантолога, медицинская организация по месту жительства, выявившая соответствующие показания у пациента, направляет его с выпиской из медицинской документации (медицинская карта амбулаторного больного, медицинская карта стационарного больного, результаты обследования) в гепатологическое отделение КДЦ МОНИКИ

Решение о необходимости трансплантации печени и о включении пациента в лист ожидания трансплантации трупного органа или выполнении плановой трансплантации органа от родственного донора принимается врачебной комиссией в составе лечащего врача, врача-хирурга, врача-анестезиолога-реаниматолога, а при необходимости – врачей других специальностей, на основании представленной документации, проведения очной консультации. При показаниях назначается дополнительное обследование.

В период ожидания пациентом оказания медицинской помощи по трансплантации пациент наблюдается врачом по месту жительства и специалистом трансплантологом МОНИКИ с определенной периодичностью, с представлением необходимых обновленных данных обследования.

Экстренная госпитализация пациента из листа ожидания для трансплантации осуществляется при поступлении в МОНИКИ совместимого донорского органа.

После оказания медицинской помощи по трансплантации динамическое наблюдение пациентов с пересаженными органами осуществляется в КДЦ МОНИКИ специалистами трансплантологами по установленному графику и включает в себя клиническое, лабораторное и инструментальное обследование, мониторинг иммуносупрессии, вирусных и бактериальных инфекций. При наличии медицинских показаний (осложнений) пациенты, которым была выполнена трансплантация, направляются в плановой, неотложной либо экстренной форме в соответствующее отделение МОНИКИ для коррекции лечения.

«Повторное появление» желчного пузыря у реципиента трансплантата печени

При трансплантации печени холецистэктомия трансплантата выполняется рутинно. Утечка желчи после трансплантации печени встречается в 2–25% случаев. Большинство подтеканий желчи диагностируется в течение 30 дней и редко после 3 месяцев. В данной статье мы описываем случай биломы с камнями «неожелчного пузыря» через 5 лет после трансплантации. Начальной клинической картиной был панкреатит и «острый холецистит». Пациенту была проведена хирургическая ревизия и наложена гепатикоеюноанастомоз по Ру.

Мужчине 60 лет с терминальной стадией заболевания печени, вторичного по отношению к алкогольному циррозу, была проведена трансплантация печени от умершего донора. Послеоперационный период протекал без особенностей, больная выписана на 14-е сутки после вмешательства. Пациент находился под наблюдением до 2 мес после трансплантации, затем выбыл из-под наблюдения в связи с возобновлением приема алкоголя. Функциональный тест печени и последующее УЗИ печени были нормальными в течение 2-месячного наблюдения.

Пять лет спустя он поступил в отделение неотложной помощи с жалобами на правый подреберье, связанные с лихорадкой и рвотой.При клиническом осмотре: болезненность в правом подреберье. У него были обнаружены аномальные функциональные пробы печени с повышенным уровнем гамма-глутамилтрансферазы (ГГТ), щелочной фосфатазы (алк-фос) и общего билирубина (ТБИЛ).

КТ-сканирование показало признаки острого панкреатита, классифицированного как (радиологическая оценка по Balthazar: E), связанного с дилатацией общего желчного протока и внутрипеченочного протока. КТ показала также вдавленные камни в общем желчном протоке и, по-видимому, камни в желчном пузыре.Признаков тромбоза воротной вены и тромбоза печеночной артерии не было. Больной был госпитализирован в реанимацию по поводу тяжелого сепсиса. Было принято решение провести оперативное вмешательство.

КТ: билиарный сладж расширенного общего желчного протока с обструкцией Вирсунга, связанной с камнями желчного пузыря и острым панкреатитом (радиологическая оценка E по Balthazar). 1: «желчный пузырь» с желчным камнем; 2: расширение общего желчного протока; 3: поджелудочная железа; 4: панкреонекроз.

Выполнен правый подреберный разрез.Хирургическое исследование брюшной полости выявило скопление желчи с множественным содержанием конкрементов. После эвакуации сбора и удаления камней обнаружена желчеистека из билиарного анастомоза между трансплантатом и донорским желчным протоком. Интраоперационную холедокоскопию выполняли для полной очистки желчных путей донора и реципиента от камней. Желчные протоки реципиента ТП закрывали и накладывали Y-анастомоз по Ру.

Осложнения со стороны желчевыводящих путей являются наиболее частыми осложнениями после трансплантации печени.Эти осложнения включают стриктуры, утечки, камни и рецидив заболевания желчевыводящих путей, такие как первичный билиарный цирроз и первичный склерозирующий холангит. желчеистечение считается наиболее частым среди этих осложнений. Утечка желчи встречается примерно в 2–25% случаев после трансплантации печени (1) и может возникать из-за анастомоза, остатков пузырного протока, невозможности распознать аномалии желчного дерева, Т-трубчатого тракта или из-за поверхности разреза печени. (в случае ТП от живого донора или частичных трансплантатов печени).

В большинстве случаев подтекание желчи диагностируется в течение 30 дней и редко после 3 месяцев (2), клиническая картина варьирует от бессимптомного дренирования желчной жидкости до угрожающих жизни состояний, таких как билиарный сепсис, требующий релапаротомии.

Билома может развиться после желчеистечения. Билома представляет собой скопление желчи за пределами желчного дерева, которое может быть вне- или внутрипеченочным, инкапсулированным или нет. Среднее время диагностики билом обычно составляет 1–2 недели после повреждения желчных протоков (или подтекания желчи).Мы нашли в литературе сообщение о биломе через 5 лет после повреждения желчных протоков во время холецистэктомии. В другом отчете диагноз был поставлен через девять лет после первоначального события (3).

Дефекты наполнения желчевыводящих путей встречаются примерно у 5–6% пациентов после ТП и могут быть связаны с камнями в желчном пузыре, сладжем, детритом, сгустками крови и цилиндрами (4). Однако около 70% таких дефектов вызваны билиарными камнями (4). У пациентов это осложнение развивается в среднем через 1500 дней после трансплантации (5).Клиническая картина пациентов с камнями общего желчного протока варьирует от бессимптомного холестаза до болей в животе или повторяющихся приступов холангита или панкреатита. При повышенных ферментах печени необходимо исключить сосудистое поражение печени в виде тромбоза воротной вены и тромбоза печеночной артерии. Ведение аналогично пациентам без трансплантации и основано на эндоскопической ретроградной холангиопанкреатографии (ЭРХПГ) с высокой частотой (до 90%) успешного эндоскопического удаления камней (4).Более того, дополнительная эндоскопическая дилатация и стентирование могут быть необходимы для лечения сопутствующих стриктур желчевыводящих путей, связанных с 40% конкрементов желчных путей после ТП (4). После успешного эндоскопического лечения частота рецидивов составляет примерно 17% в среднем в течение 6 месяцев (6). Если эндоскопическая терапия неэффективна, может потребоваться хирургическое извлечение, конверсия в холедохоеюноанастомоз по Ру или ретрансплантация.

У нашего пациента через 5 лет после трансплантации развилось билиарное осложнение.Первоначально у него были сепсис и острый панкреатит. Внешний вид скопления в ложе желчного пузыря на КТ с содержимым камней напоминает вид нормального желчного пузыря. Таким образом, можно выделить четыре фактора, которые предсказывают возникновение билиарных осложнений после трансплантации печени: мужской пол, терапия циклоспорином, острое клеточное отторжение и тромбоз печеночной артерии (7). В нашем случае фактором риска был только пол. Через 5 лет наш пациент все еще жив, и у него не развилось никаких осложнений.

Патологии желчного пузыря у реципиентов почечного трансплантата: одноцентровый опыт и обзор литературы

Резюме

История вопроса

У пациентов с терминальной стадией почечной недостаточности желчнокаменная болезнь наблюдается с повышенной частотой. У реципиентов трансплантата симптомы могут быть скрыты, что может задержать постановку диагноза и привести к осложнениям. Целью нашего исследования было оценить частоту патологий желчного пузыря у реципиентов почечного трансплантата (ПТР) в европеоидной популяции и обсудить потенциальные преимущества профилактической холецистэктомии перед трансплантацией почки (ПТ).

Материалы/Методы

Проанализированы данные 434 пациентов, перенесших КТ. Демографические данные вместе со статусом желчного пузыря были собраны из карт до трансплантации. Мы сравнили наши результаты с данными населения Польши в целом.

Результаты

В анализируемой нами группе КТР было 284 мужчины и 150 женщин. Полные данные, включая описание УЗИ органов брюшной полости, были доступны в 412 случаях. В этой группе холецистэктомию перед КТ выполнили 36 больным (8,74%).Другая патология желчного пузыря (желчные камни и полипы) была обнаружена у 41 пациента (9,95%) при предтрансплантационном обследовании. Заболеваемость патологией желчного пузыря у KTRs, в основном желчнокаменной болезнью, была выше, чем в общей польской популяции.

Выводы

В отдельных возрастных подгруппах КТР частота патологий желчного пузыря была выше, чем в общей популяции. Профилактическая холецистэктомия потенциально может принести пользу этим подгруппам пациентов.

МеШ Ключевые слова: Холецистэктомия, желчнокаменная болезнь, трансплантация почки

Актуальность темы

Желчнокаменная болезнь является одним из наиболее распространенных гастроэнтерологических заболеваний с частотой 10–15% в общей популяции [1,2]. Показаниями к холецистэктомии являются симптоматические камни желчного пузыря; однако при таких заболеваниях, как диабет и серповидно-клеточная анемия, а также у пациентов, перенесших трансплантацию солидных органов, в настоящее время рассматривается профилактическое удаление желчного пузыря [1,2].Методом выбора является лапароскопическая холецистэктомия. Доказано, что у больных с терминальной стадией хронической болезни почек (ХБП), находящихся на гемодиализе или после трансплантации почки (КТх), увеличивается частота желчнокаменной болезни [3–6]. Более того, пациенты после КТ, получающие иммуносупрессию из-за поздней диагностики в результате неясной симптоматики воспалительных заболеваний, и пациенты со сниженным иммунным ответом могут подвергаться более высокому риску осложнений холецистита [7,8].

Целью нашего исследования было оценить частоту патологий желчного пузыря у реципиентов почечного трансплантата (KTRs) в центре трансплантологии польского университета и обсудить потенциальные преимущества профилактической холецистэктомии перед КТх.

Материалы и методы

Мы ретроспективно проанализировали данные 434 пациентов, перенесших КТ в нашем центре в период с января 2012 г. по декабрь 2015 г. Демографические данные (возраст, пол, индекс массы тела (ИМТ), история диализа) схемы трансплантации. Для выявления патологии желчного пузыря также были просмотрены медицинские карты пациентов. Холецистэктомия в анамнезе перед КТ, предположительно по поводу желчнокаменной болезни, на основании анамнеза и других данных о патологии желчного пузыря (напр.g., камни, полипы) были собраны из описаний УЗИ брюшной полости (обычно проводимого до КТ).

Статистический анализ

Статистические сравнения проводились с данными для всего населения Польши, опубликованными Tomecki et al. [9]. Критерии хи-квадрат использовались со статистической значимостью для P <0,05.

Результаты

В исследуемой группе было 284 мужчины и 150 женщин в возрасте 50,21±13,41 года (от 18 до 76 лет).Средний ИМТ пациентов составил 25,47 кг/м 2 . Полный набор данных, включая описание УЗИ брюшной полости, был доступен в 412 случаях (271 мужчина и 141 женщина) (94,93%). Всего у 77 пациентов (18,69%: мужчин 16,97% и женщин 21,99%) при квалификации на трансплантацию была выявлена ​​патология желчного пузыря, преимущественно желчнокаменная болезнь и полипы. Холецистэктомия перед КТ была выполнена 36 пациентам (8,74%). Аномалии желчного пузыря были обнаружены у 41 пациента (9,95%) при обследовании до трансплантации.Было 9 случаев полипов желчного пузыря (2,18%) и 32 случая желчнокаменной болезни (7,77%). Камни в желчном пузыре диаметром менее 5 мм были обнаружены у 16 ​​пациентов, а камни в желчном пузыре больше или равные 5 мм в диаметре — у 16 ​​пациентов (1).

Патологии желчного пузыря в исследуемой группе.

В группе пациентов в возрасте от 18 до 39 лет желчные камни/полипы или холецистэктомия в анамнезе были обнаружены у 11% пациентов (13,11% мужчин и 7,69% женщин в этом возрастном диапазоне). В группе больных в возрасте от 40 до 60 лет камни в желчном пузыре или холецистэктомия в анамнезе обнаружены у 17.16% (13,57% мужчин и 25% женщин в этом возрастном диапазоне), а у пациентов старше 60 лет камни в желчном пузыре или холецистэктомия в анамнезе обнаружены у 28,7% (27,14% мужчин и 31,58% женщин в этом возрасте). диапазон) ().

Таблица 1

Частота желчных камней/полипов или холецистэктомии в анамнезе у пациентов с трансплантацией почки в зависимости от возрастного диапазона.

1 8/6.11%) 16/64 (2 204 (17.16%)
Возраст Мужчины Женщины Всего
18–39 3/39 (7,69%) 11/100 (11%)
40–60 19/140 (13,57%)
> 60 19/70 (27,14%) 12/38 (31,58%) 31/108 (28,7%)
Всего 46/271 (16.97 %) 31/141 (21,99%) 77/412 (18,69%)

Обсуждение

Согласно оценкам, камни в желчном пузыре обнаруживаются у 10–15% людей.В странах Дальнего Востока, таких как Китай, Япония и Тайвань, желчнокаменная болезнь встречается у 5–10% женщин. Аналогичные результаты можно найти в отчетах из стран южнее Сахары, тогда как у представителей европеоидной расы в европейских странах, таких как Германия, Италия, Польша, Чешская Республика и Швеция, частота желчных камней выше и, по оценкам, затрагивает около 9–13% мужчин и 20–30% женщин [2,6,10]. В литературе можно найти только 1 отчет об оценке частоты желчнокаменной болезни среди населения Польши в целом.В этом исследовании желчнокаменная болезнь была диагностирована у 8,2 % мужчин и 18 % женщин в общей популяции, причем ее частота увеличивалась с возрастом [9]. В нашем исследовании, включавшем пациентов из одного из крупнейших польских центров трансплантологии, частота патологий желчного пузыря составила 18,69% (16,97% у мужчин и 21,99% у женщин) и была выше по сравнению с общей польской популяцией из вышеупомянутого исследования. В группе мужчин в возрасте 18–39 лет заболеваемость желчнокаменной болезнью была достоверно выше (13.11% против 4,24% для KTRs против населения в целом, P = 0,001). У женщин заболеваемость была аналогичной (7,69% против 7,6% для KTRs против населения в целом, P = 0,989). В группе 40–60 лет частота была выше у мужчин (13,57% vs. 8,74% у KTRs vs в общей популяции, P =0,688) и у женщин (25% vs 22,88% для KTRs против населения в целом, P = 0.691), но статистической значимости не было продемонстрировано. Более высокая, но также сопоставимая частота желчнокаменной болезни в общей популяции по сравнению с больными нашего исследования наблюдалась только в группе женщин старше 60 лет (38% против 31,58%, P =0,579). У мужчин в нашем исследовании в возрасте старше 60 лет частота составила 27,14%. Справочных данных для мужчин этой возрастной группы не было [9]. Частота патологий желчного пузыря, о которой мы сообщали, представляла собой суммирование желчных камней желчного пузыря, реально визуализируемых при ультразвуковом исследовании, а также полипов и холецистэктомий в анамнезе пациентов.Полиповидные поражения, описанные при УЗИ, часто проявляются в виде билиарного сладжа или отложений холестерина в окончательных отчетах о патологии, поэтому они рассматривались вместе с желчнокаменной болезнью [11].

Существует множество факторов риска образования камней в желчном пузыре, включая возраст, пол, расу, ожирение, диабет, гиперлипидемию, прием оральных контрацептивов, беременность, быструю потерю веса, ХБП, гемодиализ и использование циклоспорина для иммуносупрессии [2,12,13]. Лай и др. при анализе медицинских карт 4773 пациентов, проходивших периодические медицинские осмотры на Тайване, пришли к выводу, что распространенность камней желчного пузыря была значительно выше у пациентов с ХБП, чем у лиц без нее (13.1% против 4,9% соответственно; P <0,001) [3]. Казама и др. отметили, что распространенность камней желчного пузыря у пациентов с ХБП увеличивалась с прогрессированием стадии заболевания с 7,7% при ХБП 1 стадии до 21,3% при ХБП 5 стадии [14]. В другом исследовании, в котором оценивалась частота желчных камней у пациентов, находящихся на гемодиализе, наблюдался повышенный процент желчнокаменной болезни по сравнению с контрольной группой (34,6% против 12%; P =0,0001) [4].

Доказано, что у пациентов после КТ на фоне иммуносупрессивной терапии циклоспорином повышена частота желчнокаменной болезни.Вероятно, это связано с холестазом и снижением оттока желчи, вызванными этим препаратом [8,15–18]. У пациентов, получавших иммуносупрессивные схемы на основе такролимуса, частота желчнокаменной болезни, по-видимому, ниже по сравнению с циклоспорином; и не наблюдается его увеличения у пациентов, получавших только иммуносупрессивную терапию азатиоприном и преднизоном [15,19]. Таким образом, распространенность желчнокаменной болезни после КТ может различаться в зависимости от режимов иммуносупрессии.

Желчнокаменная болезнь может привести к серьезным осложнениям, таким как холецистит, острая механическая желтуха, холангит или билиарный панкреатит.Частота серьезных симптомов или осложнений от камней в желчном пузыре оценивается в 1-2% в год [20]. Наиболее частым проявлением желчнокаменной болезни является холецистит. У KTRs процент серьезных осложнений, заболеваемости и смертности от холецистита, по-видимому, выше, чем в общей популяции, вероятно, из-за иммуносупрессии и ее маскирующего действия на признаки воспалительного процесса [7,21]. Саркио и др. [8] в своем исследовании 1608 пациентов после КТ в Финляндии обнаружили, что камни в желчном пузыре присутствовали у 267 человек.В этой группе у 102 пациентов (6,34%) желчнокаменная болезнь была диагностирована до КТ и у 165 пациентов (10,25%) желчнокаменная болезнь была диагностирована после КТ в течение среднего периода наблюдения 7,4 года. У больных с холецистэктомией, выполненной до КТ (72 пациента), билиарные осложнения (холангит) наблюдались в 1 случае (1,39%), тогда как у больных с желчными камнями, диагностированными после КТ, билиарные осложнения выявлены в 29 случаях (14,8%). Среди этих осложнений 21 случай холецистита, 7 случаев холедохолитиаза и 1 случай билиарного панкреатита.С другой стороны, Джексон и соавт. [13] показали небольшой риск осложнений у пациентов после КТ с заболеваниями желчного пузыря. В их исследовании 411 пациентов желчные камни после КТ были обнаружены у 32 пациентов (7,79%), а другие аномалии желчного пузыря (полипы желчного пузыря, утолщение стенки желчного пузыря или состояние контрактуры, сладж желчного пузыря и расширение общего желчного протока) у 35 пациентов (8,52%). %). В исследуемой группе за средний срок наблюдения 4 года ни одному пациенту с желчнокаменной болезнью не потребовалась холецистэктомия, а 2 пациентам с другими патологиями желчного пузыря потребовалась плановая холецистэктомия без осложнений.

Было высказано предположение, что у пациентов с желчными камнями менее 5 мм более чем в 4 раза повышен риск развития острого билиарного панкреатита [22], а в нашем исследовании половина пациентов с желчнокаменной болезнью имели желчные камни менее 5 мм .

В современной литературе имеется ограниченное количество публикаций, посвященных оценке частоты желчнокаменной болезни и ее осложнений у пациентов после КТ. В обзоре литературы за последние 20 лет всего 7 исследований на эту тему ().Однако выводы о профилактической холецистэктомии у пациентов, которым была назначена КТ, противоречивы, поскольку большинство из них, по-видимому, поддерживают эту концепцию.

Таблица 2

Частота желчнокаменной болезни и холецистэктомий у пациентов с трансплантацией почки.

5 1 * 5 103 ***

5 4 ** 5 – –

5 –5 Да

3

Это исследование является одним из крупнейших исследований в отношении когортных исследований, опубликованных до сих пор. патологии у КТР. Тем не менее, были некоторые ограничения. Это было ретроспективное, одноцентровое исследование, а ультразвуковые исследования не были стандартизированы и не были направлены на патологию желчного пузыря. Возможно, это привело к недооценке числа патологий желчного пузыря.Другим ограничением было отсутствие более 4-летнего периода наблюдения за KTRs с патологией желчного пузыря и исследования, связанного с потенциальными долгосрочными осложнениями.

Операция по пересадке печени | BIDMC Бостона

Риски есть при любой хирургической операции, в частности при общей анестезии. Но благодаря достижениям в хирургической технике и открытиям в области фармацевтики пересаженная печень служит дольше и функционирует лучше.Успех трансплантации улучшает общую выживаемость пациентов и улучшает качество жизни. У некоторых пациентов, перенесших трансплантацию в BIDMC, печень была пересажена более 20 лет.

Хирургическая процедура

Трансплантация печени может быть длительной операцией, занимающей от 4 до 12 часов. Хирург начинает с разреза в форме перевернутой буквы «Y». Она тянется от одной стороны грудной клетки к другой. Короткая прямая часть разреза, доходящая до грудины, имеет длину от 3 до 4 дюймов.Разрез от одной стороны грудной клетки до другой имеет длину от 12 до 16 дюймов.

Операция по пересадке проводится поэтапно:

  • Удаление пораженной печени
  • Имплантация новой донорской печени с использованием «контейнерной» техники и
  • Соединение воротной вены, печеночной артерии и желчного протока

Наряду с больной печенью хирург-трансплантолог также удаляет желчный пузырь. Донорская печень поставляется с прикрепленным желчным пузырем, потому что он хранит желчь для печени, но вы получаете только донорскую печень.Вам не нужен желчный пузырь, поэтому хирург-трансплантолог удаляет его перед пересадкой печени.

Хирург-трансплантолог полностью или частично заменяет вашу старую печень здоровой донорской печенью. Эта новая печень, также называемая трансплантатом, размещается точно в том же месте, что и исходная печень.

Во время трансплантации хирург использует технику «контейнела», которая сохраняет вашу собственную нижнюю полую вену. Полая вена — крупная вена, возвращающая кровь к сердцу от органов брюшной полости (включая печень) и нижних конечностей.Сохранение полой вены с использованием этой техники комбинирования безопаснее, поскольку потери крови меньше, и это устраняет необходимость в «венозно-венозном шунтировании», которое потребовалось бы, если бы полая вена была удалена вместе с печенью. В технике контрейлерных операций хирург-трансплантолог прикрепляет большую вену в верхней части донорской печени, называемую надпеченочной полой веной, к вашей надпеченочной полой вене.

Восстановление кровотока

Следующим этапом операции является присоединение сосудов и восстановление кровотока к пересаженной печени.Хирург-трансплантолог соединяет донора с портальными венами реципиента, а донора — с печеночными артериями реципиента. При соединении всех артерий и вен и восстановлении кровоснабжения новая донорская печень должна начать вырабатывать желчь, сворачивать кровь и быть здорового «розового» цвета.

Последняя часть операции заключается в подсоединении донорского общего желчного протока либо к вашему собственному желчному протоку, либо к тонкой кишке.

Бригада закроет ваш разрез скобами или швами и наложит на пораженный участок марлевую повязку.После завершения операции вы отправитесь в хирургическое отделение интенсивной терапии (SICU). Хирург сообщит членам вашей семьи, как вы себя чувствуете.

Заболевания желчного пузыря у пациентов с трансплантацией сердца: обзорное исследование | Кардиология | Хирургия JAMA

Гипотеза Превентивная холецистэктомия у пациентов с трансплантацией сердца и рентгенологической патологией желчевыводящих путей снижает заболеваемость и смертность от заболеваний желчевыводящих путей после трансплантации сердца по сравнению с выжидательной тактикой.

Дизайн и установка Институциональный опрос в Университете Вашингтона, Сиэтл.

Пациенты Реципиенты трансплантата сердца в период с 1 января 1992 г. по 1 января 2001 г.

Основной критерий результата Клиническое течение пациентов, у которых было диагностировано заболевание желчевыводящих путей после трансплантации сердца и которые находились на выжидательном (наблюдаемом) лечении по сравнению с течением пациентов, у которых было диагностировано заболевание и которые перенесли операцию.

Результаты У шестидесяти (35,7%) из 168 пациентов с трансплантированным сердцем было выявлено патологическое состояние желчевыводящих путей. Из 71,7% (43 из 60 пациентов), у которых были отклонения от нормы при рентгенологическом исследовании, 46,5% (20 пациентов) перенесли операцию на желчевыводящих путях, в то время как остальные пациенты находились под наблюдением. У девяти из 23 пациентов, которые наблюдались ожидаемо, была желчнокаменная болезнь, у 7 пациентов – утолщение стенки желчного пузыря, у 5 – сладж в желчном пузыре и у 2 – дилатация желчевыводящих путей.За этими пациентами наблюдали в среднем ± стандартное отклонение 3,7 ± 1,3 года; ни у кого не развились симптомы со стороны желчевыводящих путей в этот период. Холецистэктомии выполняли как по неотложным (7), так и по плановым (14) показаниям. Средняя продолжительность госпитализации ± стандартное отклонение для пациентов, перенесших неотложные операции, составила 24,3 ± 11,2 дня по сравнению с 3,2 ± 2,8 дня для пациентов, перенесших плановые операции. Семь (33%) из 21 пациента, перенесших операцию, имели значительное осложнение и 1 пациент умер.

Выводы Эти данные свидетельствуют о том, что осложнения плановой холецистэктомии у пациентов с трансплантацией сердца значительны и эквивалентны заболеваемости, связанной с неотложными процедурами.Выжидательная тактика у пациентов с рентгенологическими признаками патологии желчевыводящих путей, обнаруженной после трансплантации, в этой серии была безопасной.

Трансплантация сердца связана с повышенным риском развития желчнокаменной болезни. 1 Популяционные исследования показывают, что заболеваемость панкреатобилиарной болезнью до 17 раз выше у пациентов, перенесших трансплантацию сердца, по сравнению с населением в целом. 2 В нескольких исследованиях сообщается, что у 30-55% пациентов, прошедших скрининг после трансплантации, разовьется желчнокаменная болезнь. 3 -7 Однако эти исследования, вероятно, завышают истинную заболеваемость посттрансплантационной желчнокаменной болезнью из-за систематической ошибки при скрининге, вызванной низкой частотой наблюдения за посттрансплантационными желчными путями. Существуют значительные разногласия относительно необходимости комплексного скрининга желчевыводящих путей после трансплантации у бессимптомных пациентов. К сожалению, в хирургической литературе имеются ограниченные и противоречивые данные относительно оптимального ведения пациентов с пересаженным сердцем и бессимптомной желчнокаменной болезнью.Рекомендации по лечению варьируются от холецистэктомии только для пациентов с симптомами до скрининга всех пациентов с трансплантацией сердца на предмет патологии желчевыводящих путей с превентивной холецистэктомией для пациентов с желчнокаменной болезнью. 3 -5,8 -10

Аргумент в пользу всестороннего скрининга всех пациентов с трансплантированным сердцем на предмет патологии желчевыводящих путей и немедленной холецистэктомии у пациентов с желчнокаменной болезнью основан на следующих 3 наблюдениях: в популяции пациентов, перенесших трансплантацию сердца, наблюдается высокая распространенность заболеваний желчевыводящих путей; у многих пациентов вскоре после трансплантации развивается симптоматическое заболевание желчевыводящих путей; и существует значительная заболеваемость и смертность, связанные с неотложными операциями на желчных путях в этой популяции.Используя эти 3 наблюдения, цель этого исследования заключалась в том, чтобы конкретно выяснить, снижает ли упреждающая холецистэктомия у пациентов с бессимптомной трансплантацией сердца заболеваемость и смертность от заболеваний желчевыводящих путей после трансплантации сердца по сравнению с выжидательной тактикой.

Разрешение на это исследование было получено от Института Вашингтонского университета по изучению человека, Сиэтл. Данные собирались ретроспективно и вносились в «обезличенные» исследовательские записи.Медицинские записи всех взрослых реципиентов сердечного трансплантата, проходивших лечение в Медицинском центре Вашингтонского университета в период с 1 января 1992 г. по 1 января 2001 г., были проанализированы для выявления пациентов, у которых была проведена оценка патологии желчевыводящих путей. Полученные данные включали демографическую информацию (пол и возраст на момент трансплантации), исходную клиническую информацию (тип заболевания, приводящего к терминальной стадии сердечной недостаточности, сопутствующие заболевания, фракция выброса, функция почек и функция печени), данные об общем клиническом течении (иммуносупрессивный режим). , продолжительность пребывания и причина смерти), а также информацию, относящуюся к заболеванию желчевыводящих путей (метод диагностики, возраст на момент постановки диагноза, результаты визуализации, отчеты о патологии и оперативные отчеты).Положительные результаты визуализирующего исследования определялись как желчнокаменная болезнь, холедохолитиаз, утолщение стенки желчного пузыря, определенное лечащим рентгенологом как «значительное», сладж в желчном пузыре или дилатация желчных путей. Периоперационная заболеваемость и смертность ограничивались 30 днями после операции на желчевыводящих путях. Экстренная операция определялась как операция в течение 24 часов после постановки диагноза или госпитализации. Атипичные симптомы определяются как отсутствие болей в животе, тошноты или рвоты.

Исходные характеристики сравнивались с использованием точного критерия Фишера для дихотомических переменных и критерия суммы рангов Уилкоксона для непрерывных переменных.Статистический анализ проводили с использованием SAS версии 8.0 (SAS Institute, Кэри, Северная Каролина).

Сто восемьдесят три пациента перенесли трансплантацию сердца в период с 1 января 1992 г. по 1 января 2001 г. Пятнадцать пациентов перенесли холецистэктомию до трансплантации сердца и были исключены из всех анализов. Визуализирующее исследование желчевыводящих путей выполнено у 60 (35,7%) из 168 посттрансплантационных пациентов. Сорок девять из этих пациентов были направлены на визуализацию в связи с подозрением на заболевание желчевыводящих путей, в то время как у 11 было проведено визуализирующее исследование по другим показаниям, и данные о желчных путях были отмечены случайно.Аномалии при рентгенологическом исследовании были обнаружены у 43 (71,6%) из 60 пациентов после трансплантации, которым выполнялась визуализация. Двадцать один (35%) из 60 пациентов, подвергшихся визуализации, перенес операцию на желчных путях после трансплантации.

Исходные характеристики 60 пациентов, у которых оценивали состояние желчевыводящих путей после трансплантации сердца, перечислены в таблице 1. Не было выявлено существенных различий в исходных характеристиках между группами с отклонениями от нормы и нормальным рентгенологическим исследованием.

Средний возраст ± SD на момент постановки диагноза заболевания желчевыводящих путей составлял 48,7 ± 21,1 года. Средний интервал ± SD между трансплантацией и первым патологическим исследованием составил 619,1 ± 799,2 дня. У девяти из 43 пациентов после трансплантации первоначальная ультрасонограмма была отрицательной для желчнокаменной болезни, но позже у пациентов развилась желчнокаменная болезнь. Средний интервал ± SD между нормальным и патологическим исследованием составил 903 ± 800,7 дней. Клинические характеристики 60 пациентов, которым была проведена оценка их желчевыводящих путей, перечислены в таблице 2.Пациенты с отрицательным результатом исследования чаще имели повышенный уровень билирубина в сыворотке (58,8% против 26,8%, P  = 0,01). Как и ожидалось, пациенты с аномальным результатом чаще подвергались операции (46,5% против 5,8%, P  = 0,004). Используемые иммуносупрессивные препараты включали циклоспорин, такролимус, микофенолата мофетил, азатиоприн натрия и кортикостероиды. Иммуносупрессивный режим не был связан ни с положительным рентгенологическим исследованием, ни с потребностью в операции.

Из 43 пациентов с отклонениями от нормы при рентгенологическом исследовании 20 пациентов (46,5%) перенесли операцию на желчевыводящих путях, в то время как остальные 23 находились под наблюдением. Характеристики пациентов, перенесших операцию, сравнивали с больными, которым вмешательство не проводилось (табл. 3). Как и ожидалось, пациенты с болью в животе чаще подвергались операции (43,5% против 85,0%, P  = 0,01). У девяти из 23 пациентов, которые наблюдались ожидаемо, была желчнокаменная болезнь, у 7 пациентов – утолщение стенки желчного пузыря, у 5 – сладж в желчном пузыре и у 2 – дилатация желчевыводящих путей.За этими пациентами наблюдали в среднем 3,7 ± 1,3 года, и ни у одного из них не развились симптомы со стороны желчевыводящих путей в течение этого периода. Четверо из этих 23 пациентов, находившихся под клиническим наблюдением, умерли. Причины смерти включают недостаточность трансплантата, почечно-клеточный рак, грибковый сепсис (легочный) и сепсис из-за абсцесса печени. У больного с абсцессом печени выявлено диффузное утолщение стенки желчного пузыря на фоне сердечной недостаточности и проходимости желчевыводящей системы при ядерном сканировании. Абсцесс содержал Fusobacterium и не считался связанным с патологией желчевыводящих путей при вскрытии.

Девятнадцать лапароскопических холецистэктомий были выполнены как по экстренным (7/7), так и по плановым (12/14) показаниям (табл. 4). Также были выполнены две открытые холецистэктомии. Ни одному из 108 пациентов, у которых не было визуализации их билиарной системы, не потребовалась операция. Средняя продолжительность госпитализации пациентов, перенесших экстренные операции, составила 24,3 ± 11,2 дня по сравнению с 3,2 ± 2,8 дня для пациентов, перенесших плановые операции. Большинство пациентов, которым требовались неотложные операции, были госпитализированы по поводу других серьезных медицинских проблем (например, линейного сепсиса, почечной недостаточности или респираторного дистресс-синдрома взрослых).Среднее значение ± SD количества лейкоцитов было значительно выше у пациентов, перенесших неотложную операцию (11,2 ± 6,9 против 5,4 ± 2,4, P = 0,05). Экстренные операции не сопровождались большим количеством осложнений. Осложнения включали желчный свищ, разрыв псевдокисты поджелудочной железы, рецидивирующий холедохолитиаз, кровотечение (требующее переливания крови), нарушение мозгового кровообращения и острую почечную недостаточность. Желчный свищ и кровотечение возникли у 2 пациентов, перенесших открытую пластику. Больной с желчным свищом был циррозом печени и умер от печеночной недостаточности в послеоперационном периоде.

Пациенты с диабетом значительно чаще подвергались экстренной процедуре (71,4% [5/7]), а не плановой операции (14,3% [2/14], P  = 02). Кроме того, пациенты с диабетом чаще жаловались на боль в животе (78,9% [15/19]) по сравнению с пациентами без диабета (46,3% [19/41], P  = 0,047).

Это исследование подтверждает, что у пациентов с пересаженным сердцем часто встречаются заболевания желчевыводящих путей.Рентгенологические признаки патологии желчевыводящих путей (исключая утолщение стенки желчного пузыря) выявлены у 35 (20,8%) из 168 пациентов, перенесших трансплантацию сердца. Это примерно вдвое превышает ожидаемую распространенность по сравнению с североамериканскими группами того же возраста, пола и расы. 7 Посттрансплантационная желчнокаменная болезнь развилась относительно рано в послеоперационном периоде. Среднее время от трансплантации сердца до постановки диагноза желчнокаменной болезни составило 1,69 ± 2,19 года. Несколько возможных объяснений повышенной распространенности заболевания желчевыводящих путей у этих пациентов включают ваготомию с ассоциированным билиарным застоем после трансплантации, быструю потерю веса после трансплантации, ожирение, атеросклероз и гемолиз. 1 Также имеются сообщения о том, что терапия циклоспорином увеличивает литогенность желчи. 11 В нашем исследовании не было установлено какой-либо корреляции между желчнокаменной болезнью и какими-либо специфическими иммунодепрессантами или схемами, хотя небольшая группа исследованных пациентов может ограничивать возможность обнаружения каких-либо значимых корреляций.

Несмотря на высокую частоту патологии желчевыводящих путей, нет единого мнения относительно оптимального лечения желчнокаменной болезни у пациентов с трансплантированным сердцем.Исследования, опубликованные в хирургической литературе, по-видимому, отдают предпочтение профилактической холецистэктомии у пациентов, у которых до операции была выявлена ​​желчнокаменная болезнь. У пациентов с бессимптомной желчнокаменной болезнью до трансплантации обычно развиваются симптомы и часто осложнения после трансплантации. В двух исследованиях было отмечено, что связанные с желчью симптомы развились в течение 2 лет после трансплантации сердца у 58% и 45% пациентов с документально подтвержденными бессимптомными камнями в желчном пузыре до трансплантации. 10 ,12 Также имеется несколько сообщений о развитии у пациентов осложненных патологических состояний желчевыводящих путей в ближайшем послеоперационном периоде, связанных с высокой летальностью. 3 Другим основным аргументом в пользу предоперационной плановой холецистэктомии является значительно сниженная периоперационная заболеваемость по сравнению с плановой или экстренной холецистэктомией после трансплантации, несмотря на очевидное нарушение сердечной функции до операции. 5

Не менее спорной темой является тактика ведения пациентов с бессимптомной желчнокаменной болезнью после трансплантации сердца. Основным аргументом в пользу профилактической холецистэктомии является высокая заболеваемость и смертность, связанные с экстренными операциями на желчевыводящих путях у пациентов с трансплантацией.Graham et al. 4 сообщили о заболеваемости у 14% и смертности у 7% пациентов с трансплантацией почки и поджелудочной железы, которым потребовалось экстренное вмешательство на желчевыводящих путях, а также о 20% потере трансплантата. Опыт клиники Майо задокументировал смертность 29% пациентов с трансплантацией сердца и легких, которым потребовалась экстренная операция на желчных путях в посттрансплантационном периоде. 5 В более ранней серии сообщалось о 4 серьезных осложнениях и 3 возможных летальных исходах у 7 пациентов, перенесших экстренную холецистэктомию после трансплантации сердца. 13 И наоборот, у 17 пациентов была проведена плановая холецистэктомия (открытая) без сообщений о заболеваемости или смертности. Значительное несоответствие между плановыми и неотложными исходами, а также заболеваемостью и смертностью послужило основанием для превентивной холецистэктомии у пациентов с бессимптомной желчнокаменной болезнью после трансплантации. Однако в большинстве исследований, сообщающих о высоких показателях заболеваемости и смертности, скрининг желчевыводящих путей составляет всего 10-30%; таким образом, имеет место систематическая ошибка отбора или имеется значительная когорта пациентов с трансплантацией и бессимптомной желчнокаменной болезнью, у которых не развиваются осложнения.Относительно мало данных о естественном течении бессимптомной желчнокаменной болезни у пациентов после трансплантации сердца.

В этом исследовании было выявлено 43 пациента (25,6% популяции, перенесшей трансплантацию) с рентгенологическими признаками патологии желчевыводящих путей после трансплантации сердца. Большинство исследований было выполнено при подозрении на заболевание желчевыводящих путей. Примерно половине пациентов (21/43) была проведена холецистэктомия, в то время как оставшиеся пациенты наблюдались выжидательно (22/43).В течение среднего периода наблюдения 3,7 года ни у одного (n = 9) пациентов с бессимптомной желчнокаменной болезнью не удалось консервативно справиться с развившимися симптомами билиарного тракта или потребовалось оперативное вмешательство на их билиарном дереве, что позволяет предположить, что выжидательная тактика может быть безопасной и подходящей для этого популяция пациентов. Кроме того, эта серия подтверждает значительную заболеваемость, связанную со всеми оперативными вмешательствами на билиарном дереве. У тридцати трех процентов пациентов, перенесших холецистэктомию, развились серьезные осложнения.В отличие от других серий, не было значительного увеличения послеоперационной заболеваемости после неотложных процедур по сравнению с плановыми операциями в нашей серии. 3 ,5 ,14 Основные осложнения плановой холецистэктомии включают разрыв псевдокисты на 3-й день после операции, рецидив холедохолитиаза, нарушение мозгового кровообращения и острую почечную недостаточность, требующую проведения гемодиализа. Единственным существенным различием результатов между экстренной и плановой холецистэктомией было значительное увеличение продолжительности пребывания в больнице.

Пациенты с повышенным уровнем билирубина в сыворотке чаще имели отрицательный результат визуализации. Многие из этих пациентов находились в отделении интенсивной терапии. У них была визуализация желчных путей для выявления повышенного уровня билирубина в сыворотке, что, вероятно, было вызвано холестазом, связанным с периоперационным низким кровотоком в печени. Венозный застой в печени также часто встречается у этих пациентов и может быть связан со значительным количеством положительных результатов УЗИ на утолщение стенки желчного пузыря.Мы считаем утолщение стенки желчного пузыря неспецифическим признаком у пациентов с пересаженным сердцем, особенно если у них плохая функция трансплантата или они находятся в ближайшем послеоперационном периоде. В целом патологии желчевыводящих путей, требующей оперативного вмешательства, в ближайшем послетрансплантационном стационаре не возникало.

Больные сахарным диабетом могут быть исключением для выжидательной тактики ведения бессимптомной желчнокаменной болезни после трансплантации сердца. У больных сахарным диабетом отмечается особенно агрессивное течение патологии желчевыводящих путей.Эта серия предполагает, что у пациентов с диабетом чаще возникают острые боли в животе и им требуется неотложная операция. Эпидемиологические данные и экспериментальные серии в целом подтверждают концепцию о том, что люди с диабетом в общей популяции имеют повышенный риск желчнокаменной болезни. 15 -17 В прошлом профилактическая холецистэктомия широко применялась у больных диабетом с бессимптомными камнями в желчном пузыре. В более поздней литературе отмечается, что многие пациенты с диабетом в общей популяции также остаются бессимптомными, а профилактическая холецистэктомия больше не является стандартной практикой. 14 ,18 Сахарный диабет и трансплантация сердца являются значительными факторами риска, которые могут синергетически увеличивать заболеваемость и смертность после неотложной холецистэктомии, предполагая, что этим пациентам может быть полезна превентивная холецистэктомия. 14 ,19

Таким образом, эта серия подтверждает, что развитие посткардиальной трансплантационной патологии желчевыводящих путей является распространенным явлением (20,8%), хотя абсолютный риск потребности в неотложной операции низок (4.2%). Эти данные свидетельствуют о том, что осложнения плановой холецистэктомии у пациентов с трансплантацией сердца значительны и эквивалентны заболеваемости, связанной с неотложными процедурами. Выжидательная тактика у пациентов в неострой форме с желчнокаменной болезнью, обнаруженной после трансплантации, в этой серии была безопасной. Пациентам с диабетом может быть полезна превентивная холецистэктомия после трансплантации сердца.

Это исследование ограничено небольшим числом участников и ретроспективным характером.Насколько нам известно, проспективных или рандомизированных проспективных исследований, посвященных профилактической холецистэктомии, не проводилось. Обсуждение будет продолжаться до тех пор, пока не будут завершены рандомизированные проспективные испытания.

Для переписки: Майкл Дж. Энглесби, доктор медицинских наук, система здравоохранения Мичиганского университета, 2926 Taubman Center, 1500 E Medical Center Dr, Ann Arbor, MI 48109-0331 ([email protected]).

Принято к публикации: 30 сентября 2004 г.

1.Штек ТБКостанцо-Нордин М.Р.Кешаварзян A Распространенность и лечение желчнокаменной болезни у пациентов с трансплантацией сердца. J Heart Lung Transplant 1991;101029-1032PubMedGoogle Scholar2.Vega К.Й.Пина ИКревский B Трансплантация сердца связана с повышенным риском панкреатобилиарного заболевания. Ann Intern Med 1996;124980-983PubMedGoogle ScholarCrossref 3.Richardson WSSurowec В. Дж. Картер К. М. Хауэлл Т.П. Мехра MRBowen JC Желчнокаменная болезнь у реципиентов трансплантата сердца. Ann Surg 2003;237273-276PubMedGoogle Scholar4.Graham SMFlowers JLSchweitzer ЭБартлетт СТИмбембо AL Полезность профилактической лапароскопической холецистэктомии у кандидатов на трансплантацию. Am J Surg 1995;16944-49PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Gupta Д.Сакорафас GHMcGregor CGHarmsen В.С.Фарнелл MB Лечение заболеваний желчевыводящих путей у пациентов с трансплантацией сердца и легких. Хирургия 2000;128641-649PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Жирарде REРозенблум PDeWeese БМ и другие. Значение бессимптомного заболевания желчевыводящих путей у реципиентов трансплантата сердца. J Heart Transplant 1989; 8391-399PubMedGoogle Scholar7.Diehl AK Эпидемиология и естественное течение желчнокаменной болезни. Gastroenterol Clin North Am 1991;201-19PubMedGoogle Scholar8.Lord РВХо Скоулман М.Дж.Спратт PM Холецистэктомия у реципиентов кардиоторакальных органов. Arch Surg 1998;13373-79PubMedGoogle ScholarCrossref 9.Mueller XMTevaearai HTStumpe Ф и другие. Заболевания желудочно-кишечного тракта после трансплантации сердца.  World J Surg 1999; 23650- 656PubMedGoogle ScholarCrossref 10. Peterseim DSPappas TNMeyers CHShaeffer GSMeyers WCVan Trigt P Ведение желчных осложнений после трансплантации сердца. J Heart Lung Transplant 1995;14623-631PubMedGoogle Scholar11.Камень БГУдани Мсанхви А и другие. Циклоспорин А-индуцированный холестаз: механизм на крысиной модели. Гастроэнтерология 1987;93344-351PubMedGoogle Scholar12.Milas Рикеттс Р.Р.Амерсон Дж. Р. Кантер K Лечение камней желчных путей у пациентов с трансплантацией сердца. Ann Surg 1996;223747-764PubMedGoogle ScholarCrossref 14.Aucott Дж.Н.Купер ГСБлум АДАрон DC Лечение камней в желчном пузыре у пациентов с диабетом. Arch Intern Med 1993;1531053-1058PubMedGoogle ScholarCrossref 15.Chapman Б.А.Уилсон IRFrampton СМ и другие. Распространенность заболеваний желчного пузыря при сахарном диабете. Dig Dis Sci 1996;412222-2228PubMedGoogle ScholarCrossref 16.Jorgensen Камни T желчного пузыря у населения Дании: отношение к весу, физической активности, курению, потреблению кофе и сахарному диабету.  Gut 1989;30528- 534PubMedGoogle ScholarCrossref 17.De Santis Аттили А. Ф. Джинанни Коррадини С и другие.Камни в желчном пузыре и диабет: исследование методом случай-контроль в выборке свободноживущей популяции.  Hepatology 1997;25787- 790PubMedGoogle ScholarCrossref 18.Schwesinger WHDiehl AK Изменение показаний к лапароскопической холецистэктомии: камни без симптомов и симптомы без камней. Surg Clin North Am 1996;76493-504PubMedGoogle ScholarCrossref 19.Begos DGFranco К.Л. Болдуин JCLee Ф.А.Ревкин Дж. Х. Модлин IM Оптимальные сроки и показания для холецистэктомии у пациентов с трансплантацией сердца.  World J Surg 1995;19661- 667PubMedGoogle ScholarCrossref

Уход после пересадки печени | Nebraska Medicine Omaha, NE

Экстраординарная помощь, которую вы получаете в Nebraska Medicine, не заканчивается после выписки из больницы. Когда вы вернетесь домой, наша команда по пересадке печени продолжит следить за вашим прогрессом. Если у вас, вашей семьи или вашего врача есть какие-либо вопросы или опасения, мы всегда готовы помочь.

Об операции

Операция по пересадке печени должна занять от пяти до семи часов.

  • Сначала делается хирургический разрез под грудной клеткой. Следующие несколько часов уходят на удаление поврежденной печени. Затем требуется от 45 до 60 минут, чтобы пришить четыре кровеносных сосуда к вашей новой, здоровой печени и восстановить кровоток.
  • После восстановления кровотока может начаться кровотечение, которое может длиться несколько минут или часов. После остановки кровотечения желчный проток снова соединяют.
  • Перед закрытием брюшной полости из донорской печени удаляют желчный пузырь.Это делается для предотвращения образования камней в желчном пузыре и возникновения проблем с новой печенью. Завершающим этапом операции является закрытие брюшной полости.

После операции

После операции вас доставят прямо в отделение интенсивной терапии (ОИТ).

  • Вы можете провести один-два дня в отделении интенсивной терапии перед переводом в отделение трансплантации паренхиматозных органов.
  • После этого наша команда по трансплантации сосредоточится на том, чтобы помочь вам как можно быстрее вернуться к нормальной активности и диете.Ваша диета начнется с прозрачных жидкостей и перейдет на диету без добавления соли, как только вы сможете переносить твердую пищу.
  • С помощью физиотерапии мы побудим вас вставать с постели и быть как можно более активными.
  • Вы можете остаться в больнице примерно на две недели после операции по пересадке печени.

Возможные осложнения

В Nebraska Medicine работают одни из самых опытных врачей и медсестер, которые работают над предотвращением осложнений, которые могут возникнуть после трансплантации печени.Однако, как и при любой серьезной операции, могут возникнуть осложнения, такие как:

  • Гипертония (высокое кровяное давление)
  • Отказ от новой печени
  • Инфекция
  • Дисфункция почек
  • Диабет

Стационарное лечение

После пересадки печени ваша жизнь может измениться в нескольких направлениях.

  • Вы сможете вернуться к нормальной деятельности, но вам следует избегать поднятия тяжестей в течение первого месяца после трансплантации.Вы также получите рекомендации по питанию, которые могут включать отказ от соли за столом.
  • Некоторым пациентам, обычно детям, потребуется кормление через назогастральный зонд в течение определенного периода времени для поддержки заживления ран, силы и роста. Диетолог-трансплантолог ответит на ваши вопросы о питании.
  • Перед выпиской из больницы координатор по трансплантации и фармацевт по трансплантации ознакомится с вашими инструкциями при выписке и предоставит вам подробный блокнот с инструкциями.

Амбулаторная помощь

После выписки из больницы:

  • Вам нужно будет остаться в районе Омахи на несколько недель, чтобы продолжить амбулаторное лечение. В течение этого времени мы будем следить за работой вашей лаборатории и видеть вас в нашей клинике трансплантологии еженедельно или по мере необходимости. Время, проведенное в Омахе, дает вам и вашей семье время, чтобы ознакомиться с вашим планом медицинского обслуживания. Это также позволяет нашей команде по трансплантации корректировать ваши лекарства и решать любые другие проблемы, которые могут возникнуть.

Когда вы вернетесь домой:

  • Ваш местный врач возьмет на себя ваше лечение. Тем не менее, наша команда по трансплантации будет продолжать следить за вашей лабораторной работой и корректировать ваши лекарства против отторжения. Мы также будем следить за любыми проблемами со здоровьем или опасениями, которые возникают.
  • Если мы считаем, что не можем безопасно решить медицинский вопрос по телефону, мы можем попросить вас вернуться в Омаху. Большинство пациентов возвращаются в Nebraska Medicine не реже одного раза в год для последующего наблюдения.

Осложнения желчнокаменной болезни у больных после трансплантации почки | Нефрология Диализная трансплантация

Аннотация

Фон. Мы изучили осложнения желчнокаменной болезни у пациентов с трансплантацией почки и оценили актуальность скрининга и лечения камней в желчном пузыре перед включением в лист ожидания почки.

Методы. Осложнения желчнокаменной болезни были оценены у 1608 пациентов с трансплантацией почки, получавших циклоспорин и длительное лечение стероидами, со средним возрастом 45,5 лет, трансплантированных между 1990 и 2000 годами. Для оценки распространенности холецистолитиаза после трансплантации почки было выполнено поперечное ультразвуковое исследование брюшной полости. к подгруппе из 304 пациентов, и результаты были сопоставлены с их значениями липидов в сыворотке, изменениями ИМТ и использованием статинов.

Результаты. Предтрансплантационная холецистэктомия по поводу холецистолитиаза (необходимое условие для включения в лист ожидания почки) была выполнена 71 (4%) пациенту. У 30 (15%) пациентов с диагностированными посттрансплантационными желчными камнями и у 4 без желчных камней развились билиарные осложнения. Зарегистрировано 25 случаев холецистита, из которых 3 привели к перфорации желчного пузыря. Семнадцати пациентам (50%) с билиарными осложнениями потребовалось экстренное хирургическое вмешательство, а один (3%) пациент умер от послеоперационных осложнений.В подгруппе пациентов с ультразвуковым исследованием (медиана наблюдения 7 лет после трансплантации) у 81% пациентов отсутствовали камни в желчном пузыре, а у 9% пациентов камни в желчном пузыре развились после трансплантации. Пациенты с камнями в желчном пузыре до трансплантации были старше ( P < 0,01), а пациенты с камнями в желчном пузыре после трансплантации прибавили больше всего веса за время наблюдения. Различий в показателях липидов обнаружено не было.

Заключение. У пациентов после трансплантации осложнения желчнокаменной болезни могут быть тяжелыми.Рекомендуется скрининг и лечение желчнокаменной болезни до и после трансплантации.

Введение

Желчнокаменная болезнь очень распространена среди западного населения. Камни в желчном пузыре есть более чем у 10% людей в западных странах [1,2]. В Финляндии распространенность была такой же, как и в других западных странах [3]. Заболеваемость увеличивается с возрастом и выше у женщин. Осложнения нелеченой желчнокаменной болезни, такие как холецистит, холангит или билиарный панкреатит, ежегодно возникают у 1% населения [4].Основными факторами риска желчнокаменной болезни являются пожилой возраст, женский пол и ожирение. Кроме того, у больных сахарным диабетом повышен риск развития желчнокаменной болезни. Меньшими факторами риска желчнокаменной болезни являются деторождение и некоторые лекарства [1].

Иммунодепрессанты предрасполагают пациентов после трансплантации к образованию камней в желчном пузыре [5]. Из-за такой терапии осложнения желчнокаменной болезни у этой группы пациентов могут быть тяжелыми, а постановка диагноза может быть отсрочена [6].

В общей популяции, а в настоящее время также и у больных сахарным диабетом, только симптоматическая желчнокаменная болезнь считается показанием к холецистэктомии. Среди пациентов, перенесших трансплантацию органов, существуют некоторые разногласия относительно того, следует ли также проводить скрининг и лечение бессимптомной желчнокаменной болезни перед трансплантацией, хотя в соответствии с европейскими рекомендациями в случаях желчнокаменной болезни может быть рассмотрена предтрансплантационная холецистэктомия [7]. В Финляндии абдоминальный скрининг с ультразвуковым исследованием и холецистэктомией в случаях камней в желчном пузыре требуется перед включением в лист ожидания почек.

Целью данного исследования было изучение возникновения камней в желчном пузыре после трансплантации почки и ее осложнений. Получив эту информацию, мы хотели пересмотреть нашу политику в отношении лечения желчнокаменной болезни перед трансплантацией почки.

Субъекты и методы

Все трансплантации почек в Финляндии выполняются в одном центре. Последующее наблюдение за пациентами осуществляется местными нефрологами, которые регулярно отправляют свои отчеты в Финский регистр трансплантации почки.Нефрологическое отделение университетской больницы Хельсинки организует последующее наблюдение за пациентами, проживающими в районе Хельсинки.

Осложнения желчнокаменной болезни оценивались в когорте взрослых пациентов, перенесших трансплантацию почки в период с 1990 по 2000 год в Университетской больнице Хельсинки. За этот период выполнено 1698 трансплантаций почек 1608 взрослым пациентам (977, 61% мужчин). В течение периода исследования 86 пациентам было пересажено два трансплантата почки, а двум пациентам было пересажено три почки. Тридцать девять трансплантаций почек были произведены от живых доноров.

Средний возраст пациентов на момент трансплантации составил 45,5 лет (диапазон 16,1–76,3 года). До трансплантации 907 (56%) пациентов находились на гемодиализе и 701 (44%) — на перитонеальном диализе (ПАПД). Поликистоз почек был причиной уремии у 247 (15%) пациентов, гломерулонефрита у 478 (28%), других заболеваний почек у 335 (23%), сахарного диабета у 415 (26%) и других системных заболеваний у 133. (8%) больных. Средний возраст пациентов с поликистозом почек составил 53 года.6 лет, 45,6 лет у пациентов с другими заболеваниями почек, 40,5 лет у пациентов с сахарным диабетом и 48,8 лет у пациентов с другими системными заболеваниями. За время после трансплантации умерло 276 (17%) пациентов.

Обычно иммуносупрессивное лечение состояло из циклоспорина, азатиоприна и постоянной терапии стероидами. Такролимус использовался в 4% трансплантаций. Отторжение лечили высокими дозами метилпреднизолона в течение 5 дней, а при неэффективности этого лечения — моноклональными антителами ОКТ3 или плазмаферезом.Ранитидин 150 мг или омепразол 20 мг применяли в течение как минимум первого месяца после трансплантации в качестве профилактики язвы, а ацетилсалициловую кислоту (АСК) 50–100 мг в качестве профилактики тромбоза.

Клинические данные пациентов, включенных в лист ожидания почки, данные о периоде после трансплантации в больнице и данные последующего наблюдения, регулярно направляемые местными нефрологами, были собраны из оригинальных историй болезни пациентов и из Регистра трансплантаций почки Финляндии. Сведения об истории болезни больных желчнокаменной болезнью, т.е.е. диагностированная желчнокаменная болезнь или холецистэктомия до трансплантации. Дополнительный вопросник о диагностированной посттрансплантационной желчнокаменной болезни и возможных холецистэктомиях был разослан тем 783 пациентам, для которых этих данных было недостаточно. Ответы были получены от 470 (60%) этих пациентов. В итоге однозначные данные о посттрансплантационной желчнокаменной болезни удалось получить у 940 (58%) из 1608 пациентов, перенесших трансплантацию почки. У остальных 668 пациентов данные исследований желчного пузыря отсутствовали.

Для оценки распространенности как бессимптомного, так и симптоматического холецистолитиаза после трансплантации почки у 451 пациента с трансплантацией почки в районе Хельсинки в 2003–2004 годах было проведено УЗИ брюшной полости (УЗИ) у 304 пациентов с еще функционирующим трансплантатом и оставшихся при последующем наблюдении в отделении нефрологии Университетской больницы Хельсинки. Кроме того, были собраны данные об уровне липидов в сыворотке (общий холестерин в сыворотке, сывороточный ЛПВП и триглицериды в сыворотке), индексе массы тела (ИМТ) и использовании статинов во время трансплантации и в конце наблюдения. больничные записи пациентов.

Этика: Протокол исследования был одобрен Комитетом по этике Университетской больницы Хельсинки. Пациенты дали информированное согласие.

Статистика : Переменные сравнивались с использованием t Стьюдента -критерия и критерия хи-квадрат. Данные были выражены в виде медианы и диапазона или среднего значения и 95% доверительных интервалов. Значимость была установлена ​​на уровне P <0,05.

Результаты

Среднее время наблюдения после трансплантации составило 7 дней.4 года. Холецистэктомия была выполнена 71 (4%) больному до постановки в лист ожидания на трансплантацию почки. После трансплантации у 196 пациентов (56% мужчин) были диагностированы камни в желчном пузыре — у 165 пациентов (84%, 56% мужчин) камни в желчном пузыре развились после трансплантации (рис. 1). Желчнокаменная болезнь была обнаружена у 12 % больных с поликистозной болезнью почек, у 11 % с гломерулонефритом, у 16 ​​% с другими заболеваниями почек, у 9 % с сахарным диабетом и у 21 % с другими системными заболеваниями ( P < 0.01). Желчнокаменная болезнь была наиболее редкой у пациентов с диабетом, но диабетики также были немного моложе, чем другие реципиенты (средний возраст 40,5 против 48,8 лет на момент трансплантации).

Рис. 1.

Распределение диагностированных камней в желчном пузыре, холецистэктомий и билиарных осложнений у 1608 пациентов с трансплантацией почки.

Рис. 1.

Распределение диагностированных камней в желчном пузыре, холецистэктомий и билиарных осложнений у 1608 пациентов с трансплантацией почки.

Билиарные осложнения после трансплантации

После трансплантации почки у 30 пациентов (15%, 70% мужчин) с желчными камнями в настоящее время или в анамнезе развилось билиарное осложнение, а также у четырех пациентов без желчных камней (рис. 1, табл. 1). Было 25 случаев холецистита, включая всех четырех пациентов без камней в желчном пузыре. У семи пациентов с посттрансплантационными желчными камнями был обнаружен холедохолитиаз, а у одного пациента, перенесшего дотрансплантационную холецистэктомию, был посттрансплантационный холангит, хотя желчные камни не были обнаружены.У одного пациента с посттрансплантационными желчными камнями был билиарный панкреатит. Один пациент мужского пола, оперированный по поводу холецистита, умер от послеоперационных осложнений через 3 мес. Обнаружено три несмертельных перфорации желчного пузыря, одна без желчных камней, с билиарным перитонитом. Семнадцати пациентам с билиарными осложнениями потребовалась срочная операция. У двух из этих пациентов был холецистит без камней в желчном пузыре. У одного пациента, перенесшего холецистэктомию до трансплантации почки, после трансплантации был диагностирован холангит.Посттрансплантационные билиарные осложнения у 196 пациентов с диагностированными желчными камнями представлены в таблице 1.

Таблица 1.

Билиарные осложнения у 196 больных с желчнокаменной болезнью после трансплантации почки

Авторов года Количества пациентов Среднего период наблюдение Желчнокаменных желчевыводящего осложнение холецистэктомии Осложнения после операции Рекомендуемых профилактическая холецистэктомия
Sutariya и др.[7] 2014 2014 350 248 лет 9 20 Да
RU Da Lee et al. [23] 2014 2014 66 77.1 месяцев 77.1 месяцев 11 2 0 0 Да
SARKIO et al. [8] 2007 1608 708 708 196 30
Да
Van Petersen et al.[16] 2007 58 58 7.7 лет 12 Да
Jackson et al. [13] 2005 411 411 4 года 20 20 0 2 0
Melvin et al. [24] 1998 662 55,9 месяца 12 52 6
Lowell et al.[25] 1993 1993 87 13 месяцев 13 месяцев 16
Да
2 17 (10%) (10%)22 12 12 Choledoхолитиаза2 7 (4%)2 Cholecshistemies для желчных осложнений
. Камни в желчном пузыре, диагностированные до трансплантации . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 31 . n = 165 .
2 CHOLECYSTITE-2 4 (13%)
2
0
Билиарный Pancreatitisitisitisitisitis 0
2 Cholecystemies2 6 (19%)2 6 (19%)2 51 (34%)
2 (6%) 13 (8%)
2 17 (10%) (10%)22 12 12 Choledoхолитиаза2 7 (4%) (34%)2 2 (6%)2 13 (8%)

3 Таблица 1.

Билиарные осложнения у 196 больных с желчнокаменной болезнью после трансплантации почки

. Камни в желчном пузыре, диагностированные до трансплантации . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 31 . n = 165 .
2 CHOLECYSTITE-2 4 (13%)
2
0
Билиарный панкреатит 0 1 (0.6%)
2 CHOLECYSTECTOMIES22 6 (19%)
2
2 17 (10%) (10%)22 12 12 Choledoхолитиаза2 7 (4%)2 13 (8%)2 17 (10%) (10%)22 12 12 Choledoхолитиаза2 7 (4%)2 Cholecshistemies для желчных осложнений
. Камни в желчном пузыре, диагностированные до трансплантации . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 31 . n = 165 .
2 CHOLECYSTITE-2 4 (13%)
2
0
Билиарный панкреатит 0 1 (0.6%)
2 Cholecystectomies2 6 (19%)2 51 (34%)
2 Cholecystemies для билиарных осложнений 2 (6%)
. Камни в желчном пузыре, диагностированные до трансплантации . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 31 . n = 165 .
2 CHOLECYSTITE-2 4 (13%)
2
0
Билиарный Pancreatitisitisitisitisitis 0
2 Cholecystemies2 6 (19%)2 6 (19%)2 51 (34%)
2 (6%) 13 (8%)

Средняя продолжительность лечения диализом составила 660 дней (95% доверительный интервал 576.9–742,5 дней) у пациентов с камнями в желчном пузыре после трансплантации по сравнению с 539 днями (95% доверительный интервал 509,5–568,5 дней) у пациентов без камней в желчном пузыре ( P < 0,05). Не было никаких различий между пациентами с камнями в желчном пузыре (медиана 365 дней) или без камней в желчном пузыре (медиана 366 дней) во времени, проведенном в листе ожидания почек. Возникновение желчнокаменных осложнений не зависело от продолжительности лечения диализом. Лечение отторжения наблюдалось у 23% как пациентов с камнями в желчном пузыре после трансплантации, так и пациентов с камнями в желчном пузыре до трансплантации или без камней в желчном пузыре.Также не было различий в лечении отторжения у пациентов с осложнениями желчнокаменной болезни или без осложнений (27% против 20%).

Развитие желчнокаменной болезни после трансплантации

С целью выяснения риска образования камней в желчном пузыре после трансплантации был проведен ультразвуковой скрининг подгруппы из 304 (176, 58% мужчин) пациентов с трансплантацией почки (табл. 2). Медиана интервала между трансплантацией и ультразвуковым исследованием составила 7 лет.В этой группе у 245 (81%) желчных камней на УЗИ не было видно, у 31 (10%) больных были камни в желчном пузыре, а у 28 (9%) желчного пузыря на УЗИ не было видно, т.е. они имели в анамнезе холецистэктомию. По данным историй болезни у 12 (39%) из 31 пациента с желчнокаменной болезнью или холецистэктомией ретроспективно выявлены желчнокаменная болезнь уже во время трансплантации почки, т.е. в период ожидания трансплантации почки. Камни в желчном пузыре развились у 28 (10%) пациентов после трансплантации.У четырех пациентов (у одного с желчными камнями, диагностированными после трансплантации) в период наблюдения развилось билиарное осложнение (у трех холецистит, у одного холедохолитиаз). Ни одно из этих осложнений не было фатальным.

Таблица 2.

Влияние ИМТ и липидного профиля на развитие камней в желчном пузыре у 304 пациентов после трансплантации почки

222 45.9 (25.5-60.9)2 5.5 (3.1-10.7)22 Время последующего времени в течение многих лет (медиана, ассортимент)2 6.8 (1.0-14.4)2 24.2 (14.7-39.9)
. Пациенты без камней в желчном пузыре . Пациенты с желчными камнями, диагностированными до трансплантации a . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 245 . n = 31 . n = 28 .
2 во время трансплантации2
2 Возраст (медиана, ассортимент) 44,2 (16.1-69.4) 52.3 (30.2-70.0) B
2 Секс (мужчина / женщина) 14/102 14/17 19/9
BMI (Median, Диапазон) 23.1 (16.3-30752 23.1 (16.3-30.7) 24.7 (15.8-30.5) 23.5 (17.3-29.7)
Холестерин (медиана, ассортимент) 5.4 (4.1- 9,0) 5,4 (3,4–7,9)
    ЛПВП (медиана, диапазон) 1.2 (0.2-6.8) 1.3 (0.6-2.3) 1.2 (0,6-1,7)
2 Триглицерид (медиана, диапазон) 1.9 (0,4-9,0) 1.7 (0.6-3,0) 1.7 (0,7-3,6)
После последующей деятельности2
6,5 (0,4- 13.6)  8.1 (1.4–13.2) 
    Возраст (медиана, диапазон)  51.9 (24.3-78.4) 58.3 (39.1-74.3) 54.6 (31.4-68.3)
2
2
25.6 (14.4-40.7) 25.5 (17.9-37.2)
2 холестерин (медиана, ассортимент) 4,9 (2.8-8.9) 4,9 (3.0-6.6)2 4,8 (3.5-7.1)
2 HDL (медиана, диапазон) 1,5 (0,7–5,6) 1,6 (0,7–3,6) 1,7 (0,9–3,1)
    Триглицериды (медиана, диапазон)5 (0.4-7.6) 1.5 (0.8-3.0) 1.3 (0,6-3,4)
Статин начался во время последующего наблюдения (%)2 110 (45) 13 (42) 16 (57)
2242 44,2 (16.1-69.4)2 45.9 ( 25.5-60.9)2 5.4 (4.1-9.0)22 51.9 (24.3-78.4)2 BMI (Median, ряд)2 25.5 (17.9-37.2)2 Холестерин (медиана, ассортимент)2 1.7 (0,9-3.1)
. Пациенты без камней в желчном пузыре . Пациенты с желчными камнями, диагностированными до трансплантации a . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 245 . n = 31 . n = 28 .
2 на момент трансплантации
2 52,3 (30.2-70,0) B
2 Секс (мужчина / самки) 143/102 14/17 14/172 19/9
BMI (Median, ряд) 23.1 (16.3-30.7) 24,7 (15.8-30.5) 23.5 (17.3-29.7)
2 холестерин (медиана, диапазон) 5.5 (3.1-102) 5.4 (3.4-7.9)
HDL (медиана, диапазон) 1.2 (0.2-6,8)2 1.3 (0,6-2,3)2 1.2 (0,6-1,7)
2 Триглицерид (медиана, диапазон) 1.9 (0,4-9,0)2 1,7 (0,6-3,0)2 1,7 (0,7-3,6)
2 После продолжения2
Время наблюдения медиана, диапазон)  6.8 (1.0-14.4) 6.5 (0,4-13,6) 8.1 (1.4-13.2)
2 Возраст (медиана, ассортимент) 58.3 (39.1-74.3) 54.6 (31.4-68.3)
24.2 (14.7-39.9) 25.6 (14.4-40752 25.6 (14.4-40.7)
4,9 (2,8–8,9) ​​ 4,9 (3,0–6,6) 4,8 (3,5–7,0)1)
HDL (медиана, диапазон) 1,5 (0,7-5,6) 1.6 (0,7-3,6)
2 Триглицерид (медиана, диапазон) 1.5 ( 0.4-7.6) 1.5 (0,8-3,0) 1.3 (0,6-3,4)
2 Статин начался во время последующих (%) 110 (45) 13 (42) 16 ( 57) 
Таблица 2.

Влияние ИМТ и липидного профиля на развитие камней в желчном пузыре у 304 пациентов после трансплантации почки

2 45.9 (25.5-60.9)2 23.5 (17.3-29.7)2 Холестерин (медиана, диапазон)22 Время последующего времени в течение многих лет (медиана, ассортимент)2 6.8 (1.0-14.4)2 24.2 (14.7-39.9)
. Пациенты без камней в желчном пузыре . Пациенты с желчными камнями, диагностированными до трансплантации a . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 245 . n = 31 . n = 28 .
На момент трансплантации
   9,5 Возраст (медиана)2 (16.1-69.4) 52.3 (30.2-70.0) B
2 Секс (мужской / женский) 14/102 14/17 19/9 19/9
BMI (Median, ряд) 23.1 (16.3-30752 23.1 (16.3-3072) 24,7 (15.8-30.5)
5.5 (3.1- 10,7) 5,4 (4,1–9,0) 5,4 (3,4–7,9)
    ЛПВП (медиана, диапазон) 1.2 (0.2-6.8) 1.3 (0.6-2.3) 1.2 (0,6-1,7)
2 Триглицерид (медиана, диапазон) 1.9 (0,4-9,0) 1.7 (0.6-3,0) 1.7 (0,7-3,6)
После последующей деятельности2
6,5 (0,4- 13.6)  8.1 (1.4–13.2) 
    Возраст (медиана, диапазон)  51.9 (24.3-78.4) 58.3 (39.1-74.3) 54.6 (31.4-68.3)
2
2
25.6 (14.4-40.7) 25.5 (17.9-37.2)
2 холестерин (медиана, ассортимент) 4,9 (2.8-8.9) 4,9 (3.0-6.6)2 4,8 (3.5-7.1)
2 HDL (медиана, диапазон) 1,5 (0,7–5,6) 1,6 (0,7–3,6) 1,7 (0,9–3,1)
    Триглицерид (медиана, диапазон)5 (0.4-7.6) 1.5 (0.8-3.0) 1.3 (0,6-3,4)
Статин начался во время последующего наблюдения (%)2 110 (45) 13 (42) 16 (57)
2242 44,2 (16.1-69.4)2 45.9 ( 25.5-60.9)2 5.4 (4.1-9.0)22 51.9 (24.3-78.4)2 BMI (Median, ряд)2 25.5 (17.9-37.2)2 Холестерин (медиана, ассортимент)2 1.7 (0,9-3.1)
. Пациенты без камней в желчном пузыре . Пациенты с желчными камнями, диагностированными до трансплантации a . Камни в желчном пузыре, диагностированные после трансплантации .
. n = 245 . n = 31 . n = 28 .
2 на момент трансплантации
2 52,3 (30.2-70,0) B
2 Секс (мужчина / самки) 143/102 14/17 14/172 19/9
BMI (Median, ряд) 23.1 (16.3-30.7) 24,7 (15.8-30.5) 23.5 (17.3-29.7)
2 холестерин (медиана, диапазон) 5.5 (3.1-102) 5.4 (3.4-7.9)
HDL (медиана, диапазон) 1.2 (0.2-6,8)2 1.3 (0,6-2,3)2 1.2 (0,6-1,7)
2 Триглицерид (медиана, диапазон) 1.9 (0,4-9,0)2 1,7 (0,6-3,0)2 1,7 (0,7-3,6)
2 После продолжения2
Время наблюдения медиана, диапазон)  6.8 (1.0-14.4) 6.5 (0,4-13,6) 8.1 (1.4-13.2)
2 Возраст (медиана, ассортимент) 58.3 (39.1-74.3) 54.6 (31.4-68.3)
24.2 (14.7-39.9) 25.6 (14.4-40752 25.6 (14.4-40.7)
4,9 (2,8–8,9) ​​ 4,9 (3,0–6,6) 4,8 (3,5–7.1)
HDL (медиана, диапазон) 1,5 (0,7-5,6) 1.6 (0,7-3,6)
2 Триглицерид (медиана, диапазон) 1.5 ( 0.4-7.6) 1.5 (0,8-3,0) 1.3 (0,6-3,4)
2 Статин начался во время последующих (%) 110 (45) 13 (42) 16 ( 57)

Пациенты с желчными камнями до трансплантации были значительно старше, чем пациенты без желчных камней (52.3 против 44,2 года, P <0,01). Пациенты с камнями в желчном пузыре после трансплантации набирали больше веса в течение периода наблюдения. Изменение ИМТ составило +2,0 в этой группе по сравнению с +1,1 у пациентов без камней в желчном пузыре и +0,9 у пациентов с камнями в желчном пузыре до трансплантации/холецистэктомии (Н.С.) в анамнезе. Сравнение липидного профиля до и после трансплантации почки представлено в табл. 2. Все, кроме одного, пациенты с желчными камнями, развившимися после трансплантации, получали циклоспорин в качестве основного иммуносупрессивного препарата.

Обсуждение

В данной серии, состоящей из 1608 пациентов с трансплантацией почки со средним возрастом 45,5 лет, у 6,3% пациентов (5% мужчин и 9% женщин) была диагностирована желчнокаменная болезнь до трансплантации. При наблюдении в среднем 7 лет у 267 (17%) пациентов были диагностированы камни в желчном пузыре (15% мужчин и 21% женщин), у 62% они развились после трансплантации. Для оценки точной распространенности как бессимптомных, так и симптоматических камней в желчном пузыре ультразвуковое исследование было проведено у всех 304 пациентов в районе Хельсинки с функционирующим почечным трансплантатом.В этой субпопуляции распространенность желчнокаменной болезни составила 19%. В общей популяции моложе 50 лет распространенность желчнокаменной болезни составляет 5–15 % у женщин и 4–10 % у мужчин, а в популяции старше 50 лет – 25 % и 10–15 % [1]. ]. В финском исследовании вскрытия, проведенном в 1980-х годах, скорректированные по возрасту показатели желчнокаменной болезни составили 15,9% у женщин и 8,7% у мужчин [3]. Распространенность желчнокаменной болезни у кандидатов на трансплантацию паренхиматозных органов существенно не отличается от таковой в общей популяции.В отчете Greenstein et al. [8] о 211 реципиентах почечного трансплантата распространенность камней в желчном пузыре составила 7%. В турецком материале кандидатов на трансплантацию почки камни в желчном пузыре были обнаружены при предтрансплантационном скрининге у 9,7% пациентов (соотношение мужчин/женщин 11/10) [9]. В недавней обзорной статье совокупная распространенность желчнокаменной болезни до и после трансплантации составила 16% у пациентов с трансплантацией поджелудочной железы и почки [10]. Наши результаты согласуются с этими исследованиями. Несмотря на преобладание мужчин среди пациентов с трансплантацией почки и женщин с преобладанием желчнокаменной болезни в общей популяции, заметна высокая частота желчнокаменной болезни у мужчин с трансплантированной почкой.

В данной серии исследований у 10% пациентов с трансплантацией почки без камней в желчном пузыре на момент трансплантации развились камни в желчном пузыре в течение среднего периода наблюдения 7 лет после трансплантации. Это согласуется с обзорной статьей Kao et al. [10], в которой совокупная распространенность камней в желчном пузыре после трансплантации составила 12% у пациентов с трансплантацией почек и поджелудочной железы. Использование циклоспорина было связано с образованием камней в желчном пузыре, вероятно, из-за холестаза и снижения оттока желчи [11].В этом исследовании практически все пациенты, у которых развились камни в желчном пузыре после трансплантации, получали циклоспорин в качестве основного иммунодепрессанта.

Этиология камней в желчном пузыре является многофакторной с предрасполагающими факторами возраста, ожирения, пола и диабета [1]. В этом исследовании пациенты с желчными камнями до трансплантации были значительно старше, чем пациенты без желчнокаменной болезни. Пациенты, у которых развились камни в желчном пузыре после трансплантации, за время наблюдения набрали больше всего веса, хотя разница была незначительной.Никаких различий не было замечено в значениях липидов. У пациентов с желчнокаменной болезнью было меньше диабетиков и больше пациентов с другими системными заболеваниями по сравнению с пациентами без камней в желчном пузыре. С другой стороны, пациенты с диабетом были моложе, чем другие пациенты с трансплантацией почки.

В общей популяции частота серьезных осложнений желчнокаменной болезни составляет 1–2% в год [12]. В настоящей серии за период наблюдения зарегистрировано 34 билиарных осложнения, 2% от всех больных, из них одно летальное.Сюда входят три случая желчного перитонита. Четыре случая холецистита (один перфоративный) произошли у пациентов без камней в желчном пузыре. Двум больным с бескаменным холециститом и 15 (8%) больным с желчнокаменной болезнью потребовались экстренные операции. В общей сложности 29% пациентов с трансплантацией и диагностированными камнями в желчном пузыре подверглись холецистэктомии в течение периода наблюдения. Риск желчнокаменных осложнений у пациентов после трансплантации, по-видимому, выше, а прогрессирование симптомов более быстрое [10].Из-за иммуносупрессивной терапии осложнения желчнокаменной болезни могут быть более тяжелыми, а диагностика отсрочена у пациентов после трансплантации. В двух исследованиях 1990-х годов частота и заболеваемость симптоматическими камнями в желчном пузыре после трансплантации почки были низкими [8,13]. В другом исследовании хирургическая заболеваемость возникла у 14%, смертность составила 7%, а почечные трансплантаты были потеряны у 20% пациентов с симптоматическими желчными камнями, оперированных после трансплантации, и в том же отчете в серии из 45 пациентов с холецистэктомией, выполненной до операции. трансплантации почки или поджелудочной железы не было ни заболеваемости, ни смертности [6].

В отделении трансплантологии Финляндии холецистэктомия при камнях в желчном пузыре является обязательным условием для включения в лист ожидания почек. У немногих пациентов развились камни в желчном пузыре во время ожидания почки или они пропустили скрининг с камнями в желчном пузыре. В этом исследовании у двух пациентов с желчными камнями была перфорация желчного пузыря и один пациент умер от послеоперационных осложнений холецистита с желчными камнями после трансплантации почки. Частота осложнений желчнокаменной болезни составила 15%, что мы считаем высоким.Мы сохраняем нашу политику, чтобы рекомендовать скрининг и хирургическое лечение бессимптомной желчнокаменной болезни до включения в список ожидания на трансплантацию почки. Мы также рассматриваем возможность добавления скрининга желчнокаменной болезни в рутинную программу последующего наблюдения после трансплантации, чтобы выявить пациентов до возникновения осложнений.

В заключение следует отметить, что частота желчнокаменной болезни у пациентов с уремией, включенных в лист ожидания на трансплантацию почки, не отличается от таковой в нормальной популяции.Осложнения желчнокаменной болезни могут быть тяжелыми у пациентов после трансплантации. Рекомендуется скрининг и лечение желчнокаменной болезни до и после трансплантации. Однако необходимы дополнительные исследования для оценки осложнений холецистэктомии в этой группе пациентов.

Заявление о конфликте интересов . Ни один не заявил.

Каталожные номера

1.

Эпидемиология и естественное течение желчнокаменной болезни

,

Gastroenterol Clin North Am

,

1991

, том.

20

 (стр. 

1

19

)2.

Патогенез камней в желчном пузыре

,

Scand J Gastroenterol

,

1994

, vol.

29

 (стр. 

577

582

)3,  ,  .

Распространенность камней в желчном пузыре в Финляндии: патологоанатомическое исследование в районе Хельсинки

19

 (стр. 

761

764

)4,  ,  .

Прогноз при камнях в желчном пузыре с легкими или бессимптомными симптомами: 25-летнее наблюдение в организации по поддержанию здоровья

42

 (стр. 

127

136

)5,  ,  , и др.

Бессимптомные камни в желчном пузыре и продолжительность применения циклоспорина у реципиентов почечного трансплантата

53

 (стр. 

396

400

)6,  ,  ,  ,  .

Польза профилактической лапароскопической холецистэктомии у кандидатов на трансплантацию

,

Am J Surg

,

1995

, vol.

169

(стр.

44

(стр.

44

48

) 7

EBPG Группа экспертов EBPG на почечной трансплантации

Европейские руководящие принципы European Best Praxis для почечной трансплантации (часть 1)

,

Nephrol Dial Transprant

,

2000

, Vol.

15

 

Приложение 7

(стр. 

24

25

)8,  ,  , и др.

Распространенность бессимптомной желчнокаменной болезни и риск острого холецистита после трансплантации почки

Трансплантация

1997 

, том.

63

 (стр. 

1030

1032

)9,  ,  ,  ,  ,  .

Оценка и лечение желчнокаменной болезни у кандидатов на трансплантацию почки

,

Transplant Proc

,

2003

, vol.

35

 (стр.

2712

2713

)10,  ,  .

Следует ли выполнять холецистэктомию при бессимптомной желчнокаменной болезни у пациентов, перенесших трансплантацию?

,

J Am Coll Surg

,

2003

, vol.

197

 (стр. 

302

312

)11,  .

Желудочно-кишечные осложнения иммуносупрессии трансплантата

,

J Am Soc Nephrol

,

2002

, vol.

13

 (стр. 

277

287

)12.

Естественное течение бессимптомных и симптоматических камней в желчном пузыре

,

Am J Surg

,

1993

, том.

165

 (стр. 

399

404

)13,  ,  , и др.

Профилактическая холецистэктомия не показана после трансплантации почки

,

Am J Surg

,

1998

, vol.

175

 (стр. 

317

319

)

© Автор [2007]. Опубликовано Oxford University Press от имени ERA-EDTA. Все права защищены. Чтобы получить разрешение, отправьте электронное письмо по адресу: [email protected]

.

Лечение первичного склерозирующего холангита | Медицина Джона Хопкинса

После подтверждения диагноза первичного склерозирующего холангита (ПСХ) можно начинать лечение.Существует несколько различных вариантов лечения PCS, и ваш врач обсудит с вами наилучший курс лечения.

Варианты лечения включают:

  • Лекарства
  • Эндоскопическая терапия
  • Чрескожная терапия
  • Хирургия

Лечение ПСХ: медикаментозное лечение

Не существует лекарств, доказавших свою эффективность при лечении ПСХ. Тем не менее, урсодезоксихолевая кислота — это лечение, которое улучшает аномальные биохимические тесты.Он работает, увеличивая поток желчи, а также предотвращая повреждение клеток печени, но, по-видимому, не влияет на выживаемость или потребность в трансплантации печени. Кроме того, исследования показали, что он может быть вреден в больших дозах.

Лечение ПСХ: эндоскопическая терапия

Эндоскопическая терапия используется для расширения стриктур с целью увеличения оттока желчи. Это улучшает желтуху и уменьшает количество эпизодов холангита. Врачи больницы Джонса Хопкинса имеют многолетний опыт применения агрессивной эндоскопической терапии у пациентов со стриктурами, но не с циррозом печени.Они могут выполнить процедуру, называемую баллонной дилатацией, чтобы улучшить поток через билиарное дерево.

Эндоскопическая терапия является широко распространенным вариантом, поскольку она относительно неинвазивна и может повторяться при необходимости. Это может увеличить выживаемость без трансплантации, а также может значительно улучшить качество жизни пациентов, ожидающих трансплантации.

Лечение ПСХ: чрескожная терапия

Как и эндоскопическая терапия, чрескожная терапия расширяет билиарное дерево и улучшает отток желчи.Чрескожная терапия может использоваться в сочетании с эндоскопическим или хирургическим доступом. Как и при эндоскопической процедуре, ваш врач расширит баллон в протоках. Однако вместо того, чтобы получить доступ к протокам с помощью эндоскопического доступа, вашему врачу потребуется проколоть кожу, чтобы добраться до этой области. Это более инвазивный подход, чем эндоскопическая процедура, и может вызвать некоторый дискомфорт.

Лечение ПСХ: хирургическое вмешательство

Нетрансплантационная хирургия

Операция проводится для улучшения оттока желчи, уменьшения желтухи и предотвращения повторных эпизодов холангита.Хирургические подходы без трансплантации включают резекцию части печеночного желчного протока, которая находится за пределами печени, называемой внепеченочными желчными протоками. Ваш врач может принять решение о постоянном стентировании желчных протоков. Стент представляет собой небольшую трубку, которая дренирует желчные протоки.

В целом хирургические подходы без трансплантации могут затруднить трансплантацию печени.

Хирургия трансплантации

Трансплантация печени является лучшим методом лечения пациентов с терминальной стадией заболевания печени.Во время трансплантации печени больная часть печени удаляется и заменяется здоровой. Это долгая и сложная операция, и вам нужно принимать лекарства всю оставшуюся жизнь, чтобы предотвратить отторжение органа организмом.

Ваш врач обсудит с вами, являетесь ли вы кандидатом на трансплантацию печени, и что вам нужно сделать, чтобы вас включили в список ожидания. Узнайте больше о трансплантации печени.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.