Рак желудка 4: Рак желудка (аденокарцинома) – Лечение в Киеве – Симптомы

Содержание

ГП12 Рак желудка – 4 гена

 Описание заболевания

Рак желудка — злокачественная опухоль, развивающаяся из слизистой оболочки желудка. На данный момент это одно из наиболее распространённых злокачественных заболеваний. Рак желудка является вторым в структуре онкологической смертности после рака лёгких. Чаще поражает мужчин. У 80—90 % больных раком желудка возникают метастазы. Такая распространенность связана с тем, что начальные стадии рака желудка протекают почти бессимптомно и пациенты обращаются к врачу слишком поздно.
Причиной любого злокачественного заболевания является повреждение наследственной информации клеток, которое происходит под действием различных факторов внешней среды. В случае рака желудка такими факторами являются особенности диеты, курение, употребление алкоголя и инфицирование бактерией Helicobacter pylori. Индивидуальную чувствительность человека к вредным факторам внешней среды определяет генетика. Наследственные изменения (мутации) в определенных генах увеличивают риск развития рака желудка в несколько раз, поэтому для осуществления своевременной диагностики так важно знать свой уровень риска.


Распространенность
Рак желудка занимает в мире четвёртое место среди злокачественных новообразований. От него ежегодно погибает до 800.000 человек.

Кому показано тестирование:
•    Всем, кто заботится о своем здоровье;
•    Тем, у кого в семье был хотя бы 1 случай заболевания раком желудка или кишечника;
•    Людям с язвенной болезнью и другими заболеваниями желудочно-кишечного тракта.

Описание профиля
В рамках профиля ГП_12 в «Медицинской лаборатории СПб» осуществляется анализ мутаций в двух группах генов:
1.    гены иммунного ответа, которые отвечают за местные воспалительные реакции в эпителии желудка;
2.    ген фолатного обмена, мутации в котором увеличивают мутационный фон организма.
Данное тестирование позволяет определить индивидуальный уровень риска развития рака желудка и сориентировать в профилактических мероприятиях.

Как пройти тестирование:
•    Необходимо отметить соответствующий профиль в направлении, сообщить о своем желании администратору или записаться на первичный прием к врачу-генетику или гастроэнтерологу медицинского центра
•    Сообщить свой возраст и цель обследования (наличие семейной истории болезни)
•    Осуществить забор крови из вены (в пробирку с ЭДТА, не обязательно натощак)
•    Получить заключение врача-генетика с интерпретацией результатов и рекомендациями
•    Анализ выполняется около 4-х недель с момента забора крови
•    По результатам тестирования рекомендуется повторная консультация врача-генетика или гастроэнтеролога

Интерпретация результатов
В результате ДНК-диагностики по профилю ГП_12 врачом-генетиком будет выдано заключение с интерпретацией результатов и рекомендациями. Отрицательный результат ДНК-тестирования покажет, что уровень риска развития рака желудка, обусловленный индивидуальной чувствительностью к вредным факторам внешней среды, минимален и соответствует образу жизни пациента. При обнаружении мутаций в генах предрасположенности риск развития рака желудка увеличен в 2-5 раз в зависимости от гена.

Тактика ведения пациентов с выявленными факторами предрасположенности к развитию рака желудка
Из профилактических мероприятий могут быть рекомендованы:
•    ежегодное диспансерное обследование с проведением эндоскопических и рентгенологических исследований желудка;
•    после 40 лет – исследование кала на скрытую кровь каждые 6 месяцев;
•    своевременное и правильное лечение заболеваний пищеварительного тракта;
•    отказ от курения или снижение количества потребляемого табака;
•    достаточное употребление аскорбиновой кислоты;
•    диета с небольшим содержанием соли, исключение из рациона маринованных, пережаренных, копчёных продуктов, острой пищи, животного масла.

Онкомаркер СА 72-4 (рак желудка), сдать тест на Онкомаркер СА 72-4 (рак желудка), 260грн.

Срок выполнения, дней: 1

Код исследования: A139


CA 72–4 — высокомолекулярный гликопротеин, компонент поверхности эпителия. Этот белок экспрессируется самыми разнообразными карциномами — толстого кишечника, легких, яичников, эндометрия, поджелудочной железы, желудка, молочных желез. CA 72–4 используют, преимущественно, в комбинации с РЭА или СА-19-9 — в целях контроля течения и терапии рака желудка, или вместе с СА-125 — в целях мониторинга рака яичников. 
 

Доброкачественные заболевания:

Повышенные концентрации CA 72-4 в сыворотке крови человека обнаружены у пациентов с различными доброкачественными заболеваниями: панкреатитом, циррозом печени, болезнями легких, ревматизмами, гинекологическими заболеваниями, доброкачественными заболеваниями яичников, кистами яичников, заболеваниями грудной клетки, а также незначительными нарушениями работы желудочно-кишечного тракта. Основным преимуществом маркера CA 72-4 над остальными является крайне высокая диагностическая специфичность к доброкачественным заболеваниям.

При доброкачественных новообразованиях в желудочно-кишечном тракте с диагностической специфичностью > 95 % сообщается о диагностической чувствительности 28-80 %, в среднем 40-46 %.

Карцинома желудка:

Существует корреляция между стадией заболевания и степенью повышения уровня CA 72-4. После хирургического вмешательства уровни CA 72-4 возвращаются к норме и остаются в диапазоне нормальных значений в случае отсутствия опухолевых тканей. В 70 % рецидивов уровень CA 72-4 повышается перед или одновременно с постановкой клинического диагноза рецидива. Существуют свидетельства того, что уровни CA 72-4 могут иметь прогностическую значимость.
 

Карцинома яичников:

При раке яичников диагностическая чувствительность составила 47-80 %. При муцинозном раке яичников диагностическая  чувствительность CA 72-4 выше, чем у CA 125. При постановке первичного диагноза одновременное использование этих двух маркеров обеспечивает дополнительную диагностическую чувствительность 73 % (CA 125: 60 %) и 67 % в целях мониторинга (CA 125: 60 %).

 

Колоректальная карцинома:

Диагностическая чувствительность для колоректальной карциномы составляет 20-41 %.  Диагностическая  специфичность CA 72-4 для доброкачественных заболеваний толстой кишки составляет 98 %.После полного иссечения опухоли происходит значительное снижение уровня CA 72-4. При использовании в долгосрочных наблюдениях за пациентом концентрация CA 72-4 остается повышенной при наличии резидуальной опухоли. Одновременное использование CA 72-4 и CEA повышает диагностическую чувствительность с 78 % до 87 % в мониторинге послеоперационных рецидивов.

 

Подготовка пациента:
 Накануне исследования необходимо исключить физические нагрузки (спортивные тренировки), прием алкоголя и курение. 

Ограничения:  У пациентов, получающих лечение высокими дозами биотина (> 5 мг/день), следует брать пробы не раньше чем через 8 (восемь) часов после последнего введения биотина. В редких случаях возможна интерференция из-за чрезвычайно высокого титра антител к аналит-специфичным антителам, стрептавидину или рутению. Состав тест-системы позволяет свести к минимуму эти эффекты.
 

Материал: Сбор сыворотки должен производиться с использованием стандартных пробирок для образцов или с помощью пробирок с разделяющим гелем. Li-, Na-, NH -гепарин и K3-ЭДТА плазма.

Стабильность пробы: 7 дней при температуре 2-8 °C и один месяц при температуре -20 °C.  Замораживать только один раз. 

Метод: электрохемилюминесцентный.
 

Анализатор: Сobas e411.

Тест – система:

 CA-72-4 Roche Diagnostics (Германия).

Референсные значения (норма):

 
СА 72.4, E/мл
 
 0-6.9

 

Основные показания к назначению анализа:

1. В комплексе с клиническими методами исследования при первичной диагностике и в прогностических целях в случае рака желудка и яичников;

2. Оценка эффективности хирургического вмешательства и последующий мониторинг при раке желудка, яичников, колоректальном раке (при повышенной концентрации на момент первичной постановки диагноза).

 

Интерпретация результатов: 
Повышенные уровни у больных со злокачественными опухолевыми заболеваниями:
1. Рак пищевода;
2. Рак желудка;
3. Рак поджелудочной железы и желчных путей;
4. Рак толстой кишки;

5. Рак печени;
6. Рак яичника, шейки матки, эндометрия;
7. Рак молочной железы.

Повышенные уровни при заболеваниях доброкачественной природы

 

 
СА 72.4, E/мл
   0-6.9

Лечение рака желудка в Германии ✔️ Стоимость лечения, рейтинг, отзывы

В настоящее время, в связи со сложностями, связанными с организацией лечения в Турции, Израиле, России, Швейцарии, Южной Корее и Индии, мы приостановили обработку заявок по этим направлениям.

Если вас интересует организация лечения в Германии, оставьте, пожалуйста, заявку, и наши специалисты свяжутся с вами в ближайшее время.

 

Рак желудка – одно из наиболее опасных онкологических заболеваний, так как оно поздно диагностируется, а потому оставляет пациенту минимум шансов на выздоровление. Более 50% больных погибают в течение первого года после установления диагноза. В настоящее время рак желудка остается самой распространенной злокачественной опухолью в мире, хотя наблюдается тенденция к уменьшению встречаемости данного заболевания.

 

 

Диагностика рака желудка в Германии

Диагностика рака желудка в Германии отличается высокой точностью. Врачи определяют тип опухоли, её распространенность, поражение лимфоузлов, органов брюшной полости. Основными методами диагностики являются инструментальные исследования. При подозрении на рак желудка, в Германии больному проводится такие тесты:

  • Рентгеноскопия. Больной выпивает жидкость (контрастное вещество). Затем с помощью рентгеновских лучей врач оценивает состояние желудка в режиме реального времени.
  • Гастроскопия. Эндоскопический метод исследования, позволяющий взять биопсию для цитологического и гистологического исследования опухоли. Ее берут из 3-4 участков слизистой желудка.
  • УЗИ и КТ. Неинвазивные методы диагностики, позволяющие выявить метастазы и оценить характер роста опухоли.
  • Лапароскопия. Предполагает проникновение в брюшную полость. Выявляет очаги патологического процесса, недоступные для диагностики с помощью неинвазивных методик.

 

Рекомендуемые клиники для диагностики рака желудка в Германии:

 

Университетская клиника Дюссельдорф

5244

Подробнее

Университетская клиника Мюнхенского университета им. Людвига-Максимилиана

3773

Подробнее Показать все программы диагностики

 

Лечение рака желудка в Германии

При своевременном обнаружении опухоли проводится операция при раке желудка – в Германии это основной метод лечения. Выбор метода осуществляется, в зависимости от распространенности патологического процесса, локализации и размера опухоли, наличия метастазов, прорастания образования в расположенные рядом структуры.

Применяются следующие операции:

  • Эндоскопическая электроэксцизия (очень редко, только при локализованном раке без метастазов)
  • Субтотальная резекция (удаление участка желудка)
  • Гастрэктомия (удаление всего желудка)

При раке желудка выполняются не только радикальные, но и паллиативные операции. Резекция желудка вполне может проводиться, даже если опухоль уже дала метастазы в печень, лимфоузлы или другие структуры. Паллиативные операции позволяют улучшить качество жизни больного.

В процессе может удаляться не только желудок, но и другие органы, в зависимости от клинической ситуации (например, селезенка, участок печени, тонкого кишечника). Облучение и химиотерапия при раке желудка в Германии тоже используются, но они являются дополнительными методами лечения, оказывая минимальное влияние на выживаемость.

 

Инновационное лечение рака желудка в Германии

В лечении рака желудка активно применяются новейшие терапевтические методики. Медицина развивается, и каждый год появляются новые препараты или методы воздействия на злокачественные клетки.

  • Полиадениловая кислота и полиуридиловая кислота для иммунотерапии рака. Согласно корейским исследованиям, она позволяет продлить жизнь пациентам с раком желудка, увеличивая продолжительность ремиссии после хирургического лечения.
  • Блокаторы рецепторов эпидермального фактора роста. Лечение рака желудка в Германии проводится с использованием препаратов для таргетной терапии. Эти лекарства блокируют белок, стимулирующий рост раковых клеток.
  • Блокаторы HER2 фактора. Применяются для таргетной терапии. С помощью этих препаратов проводится лечение рака желудка 4 стадии в Германии. Лекарства воздействуют только на раковые клетки, так как те имеют на своей поверхности повышенное содержание этого белка. Уже есть препараты этой группы, которые прошли клинические испытания и одобрены для лечения распространенного рака желудка.
  • Интраперитонеальная иммунотерапия. Ведущие клиники Германии по лечению рака желудка используют внутрибрюшинное введение моноклональных антител. Процедура назначается в случае канцероматоза брюшины. Цель лечения – устранение асцита (скопления большого количества жидкости в брюшной полости).

 

Рекомендуемые клиники для лечения рака желудка в Германии:

 

Клиника Гелиос Берлин-Бух

Оперативное лечение рака желудка методом частичной резекции желудка с формированием анастомоза

30473

Оперативное лечение рака желудка методом полной резекции и дальнейшей его пластики из тканей кишечника

30237

Диагностика и химиотерапия при раке желудка (1 курс)

7640

Университетская клиника Мюнхенского университета им. Людвига-Максимилиана

Оперативное лечение рака желудка методом частичной резекции желудка с формированием анастомоза

36142

Оперативное лечение рака желудка методом полной резекции и дальнейшей его пластики из тканей кишечника

36138

Диагностика и химиотерапия при раке желудка (1 курс)

8482

Показать все программы лечения

 

Реабилитация после лечения рака желудка в Германии

После лечения тяжелых онкологических заболеваний большинству больных требуется реабилитация. Она подразумевает:

  • Профилактику осложнений, которые могут возникнуть в результате лечения. Это может быть пневмония, лимфостаз, тромбоэмболические или инфекционные осложнения.
  • Восстановление здоровья человека. Проводится устранение последствий хирургических операций и химиотерапии. С помощью различных лечебных и реабилитационных мероприятий проводится восстановление функции внутренних органов.
  • Восстановление трудоспособности. Человек должен не просто сохранять жизнеспособность. Он должен иметь физические и интеллектуальные возможности, достаточные для занятия трудом.
  • Психологическая поддержка. В первую очередь требуется пациентам, трудоспособность которых пострадала в результате болезни. Немаловажное значение имеет и ухудшение внешнего вида.
  • Восстановление внешности. В Германии при необходимости можно с помощью хирургических и других методов восстановить дефекты внешности, вызванные онкологическим заболеванием. Например, провести реконструкцию молочной железы.
  • Социально-бытовое восстановление. Человека обучают взаимодействовать в социуме и выполнять повседневные бытовые задачи в новых условиях, при сниженной трудоспособности.

В немецких клиниках реабилитация после рака желудка проводится комплексно. Здесь пациентам обеспечивается качественный уход. Наблюдение врачей и проведение консервативного лечения позволяет избежать осложнений, возникающих после лечения онкологических заболеваний. В Германии активно используется психотерапия, физиотерапевтические процедуры и лечебная физкультура.

В реабилитационном процессе принимают участие специалисты разного профиля. Это массажисты, логопеды, специалисты по лечебной физкультуре, физиотерапевты. Проводится социально-трудовая реабилитация. При необходимости человека обучают, как правильно питаться, ухаживать за послеоперационным шрамом и т.д.

В Германии реабилитация проходит с максимальным уровнем комфорта для пациента. Результаты человек ощущает довольно быстро, что улучшает его мотивацию и способствует дальнейшему восстановлению.

На портале Booking Health вы можете узнать, сколько стоит лечение рака желудка в Германии с использованием разных методов и забронировать подходящую программу по лучшей цене.

 

Рекомендуемые клиники для прохождения онкологической реабилитации в Германии:

 

Показать все программы реабилитации

 

Автор: Доктор Надежда Иванисова

 

Источники:

Cancer Research Institute

American Cancer Society

National Cancer Institute


Что входит в стоимость услуг

Стоимость лечения данного заболевания в Университетских клиниках Германии Вы можете узнать здесь. Оставьте заявку, и мы предоставим бесплатную консультацию врача и займемся организацией всего процесса лечения.

Сюда входит:

  • Оформление приглашения на лечение для быстрого получения медицинской визы
  • Запись на прием в удобное для Вас время
  • Предварительная организация комплексного обследования и обсуждения плана лечения
  • Предоставление трансфера из аэропота в клинику и обратно в аэропорт
  • Предоставление услуг переводчика и личного медицинского координатора
  • При необходимости – помощь в организации дальнейшего хирургического лечения
  • Предоставление медицинской страховки от осложнений лечения с суммой покрытия 200 000 евро
  • Подготовка и перевод медицинских выписок и рекомендаций из клиники
  • Помощь в последующем общении с Вашим лечащим врачом, включая консультации по повторным рентгеновским снимкам через уникальную систему медицинского документооборота E-doc

Поиск

 
ВыпускНазвание
 
№ 6 (2013)РАК ЖЕЛУДКА В ТОМСКОЙ ОБЛАСТИ: ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Л. Ф. Писарева, И. Н. Одинцова, О. А. Ананина, С. Г. Афанасьев, М. Ю. Волков, И. М. Давыдов
“… Рак желудка остается одной из наиболее распространенных форм злокачественных новообразований как в …”
 
№ 2 (2014)РАК ЖЕЛУДКА: СОВРЕМЕННЫЕ МОЛЕКУЛЯРНО-ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ (ОБЗОР ЛИТЕРАТУРЫ) Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. В. Белковец, О. В. Решетников, С. A. Курилович, В. Н. Максимов
“… морфологических вариантах рака желудка в популяционных и семейных исследованиях. Приводятся сведения о …”
 
№ 4 (2015)ОПЫТ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ РЕЦИДИВОВ РАКА ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. В. Чайка, В. М. Хомяков, Л. А. Вашакмадзе, В. В. Черемисов, А. Б. Рябов
“… Лечение больных раком желудка (РЖ) по-прежнему остается актуальной проблемой современной онкологии …”
 
№ 5 (2013)Риск развития метахронных злокачественных опухолей после хирургического и комбинированного (с предоперационной и интраоперационной лучевой терапией) лечения больных раком желудка Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Г. О. Рухадзе, В. Ю. Скоpопад, Б. А. Бердов
“… зависимости от метода лечения рака желудка: хирургического и комбинированного. Комбинированное лечение …”
 
№ 5 (2014)РОЛЬ УБИКВИТИН-ПРОТЕАСОМНОЙ СИСТЕМЫ В ПАТОГЕНЕЗЕ РАКА ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Э. В. Иванова, И. В. Кондакова, О. В. Черемисина, С. Г. Афанасьев
“… Представлены данные об участии убиквитин-протеасомной системы в патогенезе рака желудка. Показана …”
 
Том 16, № 5 (2017)РЕЗУЛЬТАТЫ ЛЕЧЕНИЯ ПРОКСИМАЛЬНОГО РАКА ЖЕЛУДКА В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ОБЪЕМА ХИРУРГИЧЕСКОГО ВМЕШАТЕЛЬСТВА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. О. Максимов, С. А. Тузиков, Г. Н. Стрижаков, Е. О. Родионов
“… Проблема хирургического лечения проксимального рака желудка не теряет своей актуальности и …”
 
Том 18, № 6 (2019)ПЕРИОПЕРАЦИОННАЯ НУТРИТИВНАЯ ПОДДЕРЖКА ПРИ РАКЕ ЖЕЛУДКА: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОПРОСА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. Л. Потапов, А. Д. Дорожкин, С. В. Гамаюнов, В. Ю. Скоропад, И. П. Костюк, Д. Д. Кудрявцев, С. А. Иванов, А. Д. Каприн
“… пациентов, оперируемых по поводу рака желудка. Материал и методы. Проведен поиск научной литературы …”
 
Том 18, № 6 (2019)РАК ЖЕЛУДКА С СОЛИТАРНЫМ МЕТАСТАЗОМ В ЯИЧКО: РЕДКИЙ КЛИНИЧЕСКИЙ СЛУЧАЙ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Д. Н. Костромицкий, Е. С. Дроздов, С. Г. Афанасьев, А. Ю. Добродеев, А. С. Подъяблонский, Л. Н. Бондарь, А. С. Тарасова
“… Введение. Рак желудка является одной из наиболее распространенных форм злокачественных …”
 
Том 19, № 3 (2020)ЛЕЧЕБНЫЙ ПАТОМОРФОЗ ПОСЛЕ НЕОАДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННЫМ РАКОМ ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Ю. Скоропад, Д. Д. Кудрявцев, Л. Н. Титова, С. А. Мозеров, Т. А. Агабабян, С. А. Иванов, А. Д. Каприн
“… больных местнораспространенным раком желудка (РЖ). Лучевая терапия в СОД 45 Гр проводилась по методике …”
 
Том 19, № 4 (2020)ВНУТРИБРЮШНАЯ АЭРОЗОЛЬНАЯ ХИМИОТЕРАПИЯ ПОД ДАВЛЕНИЕМ В СОЧЕТАНИИ С СИСТЕМНОЙ ХИМИОТЕРАПИЕЙ – НОВЫЙ ПОДХОД В ЛЕЧЕНИИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЖЕЛУДКА С ПЕРИТОНЕАЛЬНЫМ КАРЦИНОМАТОЗОМ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. М. Хомяков, А. Б. Рябов, И. В. Колобаев, Л. В. Болотина, А. Б. Уткина, Д. Д. Соболев, О. С. Кузнецова, А. Д. Каприн
“… аэрозольной химиотерапии под давлением (ВАХД) у больных с перитонеальным карциноматозом при раке желудка …”
 
Том 20, № 1 (2021)РОЛЬ АДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОТЕРАПИИ В ЛЕЧЕНИИ МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННОГО РАКА ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. А. Бобрышев, М. М. Давыдов, М. Н. Нариманов, С. Б. Поликарпова, В. Ю. Кирсанов, В. Н. Блиндарь
“… применению предоперационной и послеоперационной лекарственной терапии местнораспространенного рака желудка …”
 
№ 1 (2014)ПАТОМОРФОЗ РАКА ЖЕЛУДКА ПРИ НЕОАДЪЮВАНТНОЙ ПРОЛОНГИРОВАННОЙ ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ С ПОСЛЕДУЮЩЕЙ ГАСТРЭКТОМИЕЙ D2 Аннотация  PDF (Rus)  PDF (Rus)  похожие документы
Е. Ф. Лушников, А. Ю. Абросимов, Б. А. Бердов, Ю. Т. Неборак, В. Ю. Скоропад
“… Представлено исследование терапевтического патоморфоза местнораспространенного рака желудка после …”
 
№ 2 (2015)УСКОРЕННОЕ ГИПЕРФРАКЦИОНИРОВАНИЕ ДОЗЫ В ЛУЧЕВОМ ЛЕЧЕНИИ НЕОПЕРАБЕЛЬНОГО МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННОГО РАКА ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
С. С. Литинский, А. А. Ружникова, С. М. Асахин, А. О. Ружников, М. Ю. Вальков
“… Цель исследования – сравнить выживаемость больных местнораспространенным неоперабельным раком …”
 
№ 2 (2013)Мультицентричный ранний рак желудка. Современные подходы к хирургическому лечению Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. И. Давыдов, И. Н. Туркин
“… ранним раком желудка,  оперированных в период с 1990 по 2008 г. Мультицентричный характер роста …”
 
№ 2 (2013)Что определяет объем лимфодиссекции при раннем раке желудка? Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
И. Н. Туркин, М. И. Давыдов
“… Стратегия хирургии больных ранним раком желудка остается предметом острой дискуссии. Основная …”
 
№ 1 (2013)Сравнительный анализ отдаленных результатов хирургическ ого и комбинированного лечения дифференцированной аденокарциномы и недифференцированного рака желудка Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. Г. Давтян, В. Ю. Скоропад, Б. А. Бердов, Л. Н. Титова
“… дифференцированной аденокарциномы и  недифференцированного рака желудка (НРЖ). Показано, что результаты лечения …”
 
Том 17, № 2 (2018)ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ РЕГИОНАРНОГО РЕЦИДИВА РАКА ЖЕЛУДКА ПОСЛЕ КОМБИНИРОВАННОГО ЛЕЧЕНИЯ С НЕОАДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИЕЙ (КЛИНИЧЕСКОЕ НАБЛЮДЕНИЕ) Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Ю. Скоропад, И. П. Костюк, Л. В. Евдокимов, Л. Н. Титова, Д. Д. Кудрявцев, Т. А. Агабабян, Е. И. Куприянова
“… Актуальность. Рак желудка сохраняет ведущие позиции среди показателей онкологической …”
 
Том 15, № 5 (2016)ОСОБЕННОСТИ ГУМОРАЛЬНЫХ ИММУННЫХ РЕАКЦИЙ К ВИРУСУ ЭПШТЕЙНА – БАРР У БОЛЬНЫХ С ПРЕДОПУХОЛЕВЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ И РАКОМ ЖЕЛУДКА РАЗНОЙ ЛОКАЛИЗАЦИИ И ГИСТОТИПА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. В. Вусик, Р. И. Плешко, Т. В. Авдеенко, О. В. Черемисина
“… Высокая распространенность, поздняя выявляемость рака желудка и широкая инфицированность населения …”
 
Том 17, № 3 (2018)КОМПЛЕКСНЫЙ АНАЛИЗ ТОКСИЧНОСТИ ПРИ ПРОВЕДЕНИИ НЕОАДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННЫМ РАКОМ ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Ю. Скоропад, Д. Д. Кудрявцев, Е. Н. Аникина, М. В. Полуэктова, Л. Н. Титова
“… химиолучевой терапии в составе комбинированного  лечения больных местнораспространенным раком желудка …”
 
Том 17, № 3 (2018)ПОЛИМОРФИЗМ ГЕНА ТР53 У ПАЦИЕНТОВ С РАКОМ ЖЕЛУДКА В ПОПУЛЯЦИОННОМ ПРОСПЕКТИВНОМ И КЛИНИЧЕСКОМ ИССЛЕДОВАНИЯХ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. В. Белковец, С. А. Курилович, В. Н. Максимов, Ю. И. Рагино, Л. В. Щербакова, О. В. Черемисина, Н. В. Чердынцева, М. В. Паруликова, М. И. Воевода
“… вносить вклад в развитие рака желудка (РЖ). Цель исследования – изучить ассоциации генотипов и аллелей …”
 
Том 19, № 5 (2020)ЗАКОНОМЕРНОСТИ РАЗВИТИЯ ЛЕЧЕБНОГО ПАТОМОРФОЗА ПРИ КОМБИНИРОВАННОМ ЛЕЧЕНИИ РАКА ЖЕЛУДКА С НЕОАДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИЕЙ (РЕЗУЛЬТАТЫ МНОГОЦЕНТРОВОГО РАНДОМИЗИРОВАННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ) Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Ю. Скоропад, С. Г. Афанасьев, С. В. Гамаюнов, П. В. Соколов, Е. С. Жаворонкова, Н. К. Силантьева, С. А. Иванов, А. Д. Каприн
“… больных местнораспространенным раком желудка (РЖ) в рамках многоцентрового рандомизированного исследования …”
 
Том 19, № 4 (2020)АНАЛИЗ БЕЗОПАСНОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ НЕОАДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОЛУЧЕВОЙ ТЕРАПИИ У БОЛЬНЫХ МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННЫМ РАКОМ ЖЕЛУДКА (РЕЗУЛЬТАТЫ МНОГОЦЕНТРОВОГО РАНДОМИЗИРОВАННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ) Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Ю. Скоропад, С. Г. Афанасьев, С. В. Гамаюнов, П. В. Соколов, В. А. Каров, Л. Н. Титова, Н. К. Силантьева, С. А. Иванов, А. Д. Каприн
“… терапии у больных местнораспространенным раком желудка в рамках многоцентрового рандомизированного …”
 
Том 20, № 1 (2021)ХАРАКТЕРИСТИКИ ИММУННОГО МИКРООКРУЖЕНИЯ НОРМАЛЬНОЙ СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ПЕРИТУМОРАЛЬНОЙ ОБЛАСТИ – ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ НЕЗАВИСИМЫЙ ПРОГНОСТИЧЕСКИЙ ФАКТОР ПРИ РАКЕ ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. В. Данилова, В. М. Хомяков, А. В. Чайка, И. А. Михайлов, Н. А. Олейникова, П. Г. Мальков
“… Цель исследования – оценка прогностического значения иммунного микроокружения рака желудка и …”
 
Том 20, № 1 (2021)ОСОБЕННОСТИ ЭКСПРЕССИИ CD133 И CD44 МАРКЕРОВ ОПУХОЛЕВЫХ СТВОЛОВЫХ КЛЕТОК ПРИ МЕТАСТАТИЧЕСКОМ И НЕМЕТАСТАТИЧЕСКОМ РАКЕ ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. Б. Сагакянц, О. И. Кит, Е. П. Ульянова, Е. Ю. Златник, И. А. Новикова, О. Г. Шульгина, Ю. А. Геворкян, Н. В. Солдаткина, Н. С. Самойленко, Е. А. Дженкова, А. В. Шапошников
“… Введение. В структуре смертности рак желудка (РЖ) занимает второе место, что обусловлено поздней …”
 
Том 16, № 6 (2017)СТРЕСС-ОТВЕТ ПРИ РАДИКАЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЯХ ПО ПОВОДУ РАКА ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
С. В. Авдеев, С. Г. Афанасьев, В. В. Фальтин, К. В. Шалыгина, Л. В. Гердт
“… дексмедетомидина при операциях по поводу рака желудка. Материал и методы. В проспективное рандомизированное …”
 
№ 5 (2015)ЗАДАЧИ КОМПЬЮТЕРНОЙ ТОМОГРАФИИ ПРИ ОБСЛЕДОВАНИИ БОЛЬНЫХ РАКОМ ЖЕЛУДКА В ОНКОРАДИОЛОГИЧЕСКОЙ КЛИНИКЕ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Н. К. Силантьева, Т. А. Агабабян, В. Ю. Скоропад, О. Г. Гришина
“… установленным диагнозом рака желудка, и в этих условиях важно определить клинические задачи, в решении которых …”
 
Том 16, № 1 (2017)ПРИЧИНЫ РЕЦИДИВА РАКА ЖЕЛУДКА У БОЛЬНЫХ ПОСЛЕ РАДИКАЛЬНОГО ЛЕЧЕНИЯ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
А. Г. Барышев, В. А. Порханов, А. Ю. Попов, А. Н. Лищенко, Н. В. Хачатурьян, Д. А. Валякис, М. В. Бодня
“… Рак желудка остаётся одним из наиболее значимых онкологических заболеваний, поскольку занимает 3-е …”
 
Том 16, № 2 (2017)ВЫБОР ХИРУРГИЧЕСКОЙ ТАКТИКИ ПРИ ПРОКСИМАЛЬНОМ МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННОМ РАКЕ ЖЕЛУДКА НА ОСНОВЕ ПИГМЕНТНОЙ ЛИМФОГРАФИИ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. О. Максимов, С. А. Тузиков, Г. Н. Стрижаков, Е. О. Родионов, С. В. Миллер
“… распространения рака желудка и стандартной технологии оперативного вмешательства при проксимальном раке желудка …”
 
Том 15, № 2 (2016)ПЛАНИРУЕМОЕ МНОГОЦЕНТРОВОЕ РАНДОМИЗИРОВАННОЕ КЛИНИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ II ФАЗЫ: НЕОАДЪЮВАНТНАЯ ХИМИОЛУЧЕВАЯ ТЕРАПИЯ С ПОСЛЕДУЮЩЕЙ ГАСТРЭКТОМИЕЙ D2 И АДЪЮВАНТНОЙ ХИМИОТЕРАПИЕЙ У БОЛЬНЫХ МЕСТНОРАСПРОСТРАНЕННЫМ РАКОМ ЖЕЛУДКА Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
В. Ю. Скоропад, С. Г. Афанасьев, С. В. Гамаюнов, Т. А. Агабабян, М. Ю. Волков, С. А. Глущенко, Л. В. Евдокимов, К. С. Корчагина, С. А. Мозеров, О. А. Михайлова, Н. О. Попова, Г. О. Рухадзе, Е. Н. Самцов, М. А. Сафонова, А. А. Свеклова, Ж. А. Старцева, Л. Н. Титова, З. К. Якушина
“… Введение. Прогноз при хирургическом лечении местнораспространенного рака желудка остается …”
 
№ 6 (2014)ОСОБЕННОСТИ ВОСПАЛИТЕЛЬНОГО ИНФИЛЬТРАТА СЛИЗИСТОЙ ОБОЛОЧКИ ЖЕЛУДКА У ПАЦИЕНТОВ С ПРЕДОПУХОЛЕВЫМИ ИЗМЕНЕНИЯМИ И РАКОМ, АССОЦИИРОВАННЫМИ С ВИРУСОМ ЭПШТЕЙНА – БАРР Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
М. В. Вусик, Р. И. Плешко, Т. В. Авдеенко, О. В. Черемисина, Л. Н. Уразова, Н. В. Юнусова
“… =56) и раком желудка (n=50) с различным уровнем гуморального иммунитета к вирусу Эпштейна – Барр (ВЭБ …”
 
Том 16, № 5 (2017)РАННИЙ РАК ЖЕЛУДКА: СОВРЕМЕННЫЙ ВЗГЛЯД НА ПРОБЛЕМУ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
С. С. Пирогов, В. В. Соколов, М. М. Беляков, А. Д. Каприн
“… В обзоре рассмотрены основные характеристики раннего рака желудка (РРЖ) в аспекте онкологии …”
 
Том 17, № 4 (2018)НАСЛЕДСТВЕННЫЙ РАК ЖЕЛУДКА ДИФФУЗНОГО ТИПА: ГЕНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ И ПРОФИЛАКТИЧЕСКАЯ ТОТАЛЬНАЯ ГАСТРЭКТОМИЯ Аннотация  похожие документы
Л. Н. Любченко, М. Г. Филиппова, О. А. Анурова, П. В. Назлиев, И. С. Стилиди
“… пример описывает редкий случай наследственного рака желудка диффузного типа (HDGC),  ассоциированного с …”
 
№ 2 (2015)ПРЕДОПУХОЛЕВЫЕ ИЗМЕНЕНИЯ И СИНХРОННЫЙ РАК ЖЕЛУДКА У БОЛЬНЫХ СО ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫМИ НОВООБРАЗОВАНИЯМИ ЛЕГКИХ И ЛОР-ОРГАНОВ Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
О. В. Черемисина, К. Ю. Меньшиков, С. Г. Афанасьев, М. В. Вусик
“… рак легкого – 3, первичный рак гортани – 2) были выявлены синхронный рак желудка (n=4) и синхронный …”
 
Том 18, № 5 (2019)ПИЛОТНОЕ КЛИНИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПО МОНИТОРИНГУ ЭФФЕКТИВНОСТИ ХИМИОТЕРАПИИ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ У ПАЦИЕНТОВ С ПОМОЩЬЮ МАРКЕРА ЭПИТЕЛИАЛЬНЫХ КАРЦИНОМ СА-62 Аннотация  PDF (Rus)  похожие документы
Г. Г. Хакимова, Ж. Р. Черкасова, С. А. Цуркан, Г. А. Федчиков, Н. В. Суганов, В. А. Горбунова
“… пациентов, имеющих различные солидные опухоли (рак желудка, мелкоклеточный рак легкого, колоректальный рак …”
 
1 – 34 из 34 результатов

ОПЫТ КОМБИНИРОВАННОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ МЕСТНО-РАСПРОСТРАНЕННЫМ И ДИССЕМИНИРОВАННЫМ РАКОМ ЖЕЛУДКА С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ МЕТОДИКИ ГИПЕРТЕРМИЧЕСКОЙ ИНТРАОПЕРАЦИОННОЙ ВНУТРИБРЮШНОЙ ХИМИОТЕРАПИИ | Каприн

1. Jemal A., Siegel R., Xu J., Ward E. Cancer statistics. CA Cancer J. Clin. 2010; 60 (5): 277–300.

2. Ferlay J., Shin H. R., Bray F., Forman D., Mathers C., Parkin D. M. Estimates of worldwide burden of cancer in 2008. Int J Cancer. 2010; 15;127 (12): 893–917.

3. López-Basave H. N., Morales-Vásquez F., Ruiz-Molina J. M., Namendys-Silva S. A., Vela-Sarmiento I., Ruan J. M., Rosciano A. E., Calderillo-Ruiz G., Díaz-Romero C., Herrera-Gómez A., Meneses-García A. A. Gastric cancer in young people under 30 years of age: worse prognosis, or delay in diagnosis? Cancer Manag Res. 2013; 4;5: 1–6.

4. Каприн А. Д., Старинский В. В., Петрова Г. В., 2015. (ред). Состояние онкологической помощи населению России в 2013. М., 2013.

5. Kaibara N., Sumi K., Yonekawa M., Ohta M., Makino M., Kimura O., Nishidoi H., Koga S. Does extensive dissection of lymph nodes improve the results of surgical treatment of gastric cancer? Am. J. Surg. 1990; 159 (2): 18–21.

6. Онкология: национальное руководство. Под ред. Чиссова В. И., Давыдова М. И. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008.

7. Oh D. Y., Bang Y. J. Adjuvant and neoadjuvant therapy for gastric cancer. Curr Treat Options Oncol. 2013; 14 (3): 311–320.

8. Taketa T., Sudo K., Wadhawa R., Blum M. M., Ajani J. A. Adjuvant therapy in gastric cancer: what is the optimal approach? Curr Oncol Rep. 2013; 15 (2): 146–151.

9. Gordon M. A., Gundacker H. M., Benedetti J., Macdonald J. S., Baranda J. C., Levin W. J., Blanke C. D., Elatre W., Weng P., Zhou J. Y., Lenz H. J., Press M. F. Assessment of HER2 gene amplification in adenocarcinomas of the stomach or gastroesophageal junction in the INT‑0116/SWOG9008 clinical trial. Ann Oncol. 2013; 24 (7): 1754–1761.

10. Chu D. Z., Lang N. P., Thompson C., Osteen P. K., Westbrook K. C. Peritoneal carcinomatosis in nongynecologic malignancy. A prospective study of prognostic factors. Cancer. 1989; 63 (2): 364–367.

11. Eltabbakh G. H., Werness B. A., Piver S., Blumenson L. E. Prognostic factors in extraovarian primary peritoneal carcinoma. Gynecol Oncol. 1998; 71 (2): 230–239.

12. Puhlmann M., Fink U., Siewert J. R. Value of tumor debulking in gastrointestinal tumors. Chirurg. 1999; 70 (12): 1408–1414.

13. Makino M., Kaibara N., Kimura O., Nishidoi H., Koga S. Correlation between subserosal venous invasion by gastric cancer and the occurrence of liver metastasis. Am J Clin Oncol. 1989; 12 (5): 407–410.

14. Bozzetti F., Bonfanti G., Audisio R. A., Doci R., Dossena G., Gennari L., Andreola S. Prognosis of patients after palliative surgical procedures for carcinoma of the stomach. Surg Gynecol Obstet. 1987; 164 (2): 151–154.

15. Santoro E., Garofalo A., Carlini M., Rinaldi G., Santoro E. Early and late results of 100 consecutive total gastrectomies for cancer. Hepatogastroenterology. 1994; 41 (5): 489–496.

16. Sugarbaker P. H. Management of peritoneal surface malignancy using intraperitoneal chemotherapy and cytoreductive surgery. Michig an: Ludann Company, 1998.

17. Sadeghi B., Arvieux C., Glehen O., Beaujard A. C., Rivoire M., Baulieux J., Fontaumard E., Brachet A., Caillot J. L., Faure J. L., Porcheron J., Peix J. L., François Y., Vignal J., Gilly F. N. Peritoneal carcinomatosis from non-gynecologic malignancies: results of the EVOCAPE 1 multicentric prospective study. Cancer. 2000; 88 (2): 358–363.

18. Jacquet P., Vidal-Jove J., Zhu B. W., Sugarbaker P. Peritoneal carcinomatosis from intraabdominal malignancy: natural history and new prospects for management. Acta Belg Chir. 1994; 94 (4): 191–197.

19. Jacquet P., Stuart O. A., Chang D., Sugarbaker P. H. Effects of intra-abdominal pressure on pharmacokinetics and tissue distribution of doxorubicin after intraperitoneal administration. Anticancer Drugs. 1996; 7 (5): 596–603.

20. Sugarbaker P. H. Review of a personal experience in the management of carcinomatosis and sarcomatosis Jpn J Clin Oncol. 2001; 31 (12): 573–583.

21. Beaujard A. C., Glehen O., Caillot J. L., Francois Y., Bienvenu J., Panteix G., Garbit F., Grandclément E., Vignal J., Gilly F. N. Intraperitoneal chemohyperthermia with mitomycin C for digestive tract cancer patients with peritoneal carcinomatosis. Cancer. 2000; 88 (11): 2512–2519.

22. Ceelen W. P., Flessner M. F. Intraperitoneal therapy for peritoneal tumors: biophysics and clinical evidence. Nat Rev Clin Oncol. 2010; 7 (2): 108–115.

23. Lippmann H. G., Graichen D., Sarembe B., Schmidt D., Löffler I., Schilling W., Preissler J. Clinical examination of the conception ‘86 of «Canсer Multistep-Therapie» (CMT) by M. v. Ardene. Arch Geschwulstforsch. 1976; 46 (7): 568–609.

24. Spratt J. S., Adcock R. A., Muskovin M., Sherrill W., McKeown J. Clinical delivery system for intraperitoneal hyperthermic chemotherapy. Cancer Res. 1980; 40 (2): 256–60.

25. Athanasoulis C. A., Baum S., Rösch J., Waltman A. C., Ring E. J., Smith J. C. Jr, Sugarbaker E., Wood W. Mesenteric arterial infusions of vasopressin for hemorrhage from colonic diverticulosis. Am J Surg. 1975; 129 (2): 212–6.

26. Storm F. K. Clinical hyperthermia and chemotherapy. Radiol Clin North Am. 1989; 27 (3): 621–7.

27. Jacquet P., Stephens A. D., Averbach A. M., Chang D., Ettinghausen S. E., Dalton R.R, Steves M. A., Sugarbaker P. H. Analysis of morbidity and mortality in 60 patients with peritoneal carcinomatosis treated by cytoreductive surgery and heated intraoperative intraperitoneal chemotherapy. Cancer. 1996; 77 (12): 2622–2629.

28. Kunisaki C., Shimada H., Nomura M, Matsuda G., Otsuka Y., Akiyama H. Therapeutic strategy for signet ring cell carcinoma of the stomach. Br J Surg. 2004; 91 (10):1319–1324.

29. Kochi M., Fujii M., Kanamori N., Kaiga T., Takahashi T., Kobayashi M., Takayama T. Neoadjuvant chemotherapy with S‑1 and CDDP in advanced gastric cancer. J Cancer Res Clin Oncol. 2006; 132 (12): 781–785.

30. Costa W. L., Jr, Coimbra F. J., Ribeiro H. S., Diniz A. L., de Godoy A. L., Begnami M., Silva M. J., Fanelli M. F., Mello C. A. Safety and preliminary results of perioperative chemotherapy and hyperthermic intraperitoneal chemotherapy (HIPEC) for high-risk gastric cancer patients. World J Surg Oncol. 2012; 19 (10): 195.

факторов прогноза рака желудка IV стадии

Int Surg. 2013 апрель-июнь; 98 (2): 181–187.

Хироюки Баба

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагое, Сайтама, Япония

Коки Кувабара

Отделение хирургии пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ , Сайтама, Япония

Тору Исигуро

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Кенсуке Кумамото

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Сайтама Медицинский университет, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Йоичи Кумагаи

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Кейитиро Ишибаши

Отделение пищеварительной и общей хирургии Сайтамы Медицинский центр, Медицинский университет Сайтамы, Кавагоэ, Сай тама, Япония

Норихиро Хага

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Хидеюки Исида

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Saitama Medical Университет, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Медицинский центр Сайтама, Медицинский университет Сайтама, Кавагоэ, Сайтама, Япония

Запросы на перепечатку: Хироюки Баба, доктор медицины, доктор философии, Отделение пищеварительного тракта и общей хирургии, Сайтама Медицинский центр, Медицинский университет Сайтамы, 1981 г. Камода, Кавагоэ, Сайтама, 350-8550, Япония.Тел .: +81 49 228 3619; Факс: +81 49 222 8865; Электронная почта: [email protected] Авторское право, 2013 г., Международный колледж хирургов. Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Рак желудка является четвертой ведущей причиной рака в мире с частотой около 1 миллиона случаев (7,8% от общего числа). В региональном масштабе половина случаев заболевания в мире приходится на Восточную Азию. Это вторая ведущая причина смерти от рака во всем мире (738 000 смертей, 9,7% от общего числа). 1 Хотя ранняя диагностика и стандартизованные стратегии лечения способствовали увеличению выживаемости, пациенты со стадией IV по-прежнему имеют плохой прогноз.Предыдущие отчеты из Японии и Кореи показали, что 5-летняя выживаемость составляет 15,3% и 18% соответственно. 2,3

Рекомендации, опубликованные Японской ассоциацией рака желудка (JGCA) 4,5 , рекомендуют выбор из 5 методов лечения пациентов на стадии IV в клинической практике: хирургия (расширенная или паллиативная), химиотерапия, лучевая терапия или паллиативная терапия. забота. Принципы по-прежнему спорны, и рекомендуется проводить клинические исследования. Характер заболевания не позволяет проводить проспективные исследования; однако ретроспективное исследование играет важную роль посредством клинических исследований.

Это ретроспективное исследование, основанное на клинической практике, направлено на выяснение благоприятных факторов, способствующих лучшему прогнозу пациентов с раком желудка IV стадии. Кроме того, мы стремимся оценить оптимальные стратегии лечения.

Пациенты и методы

В период с апреля 2005 г. по март 2011 г. в Медицинском центре Сайтама было обследовано в общей сложности 123 пациента с патологически подтвержденным раком желудка IV стадии в соответствии с данными, собранными из диаграммы.Клинико-патологическими факторами, оцениваемыми в этом исследовании, были возраст, пол, работоспособность (PS), расположение опухоли, общий вид опухоли, гистологический тип, карциноэмбриональный антиген (CEA), углеводный антиген 19-9 (CA19-9), глубина опухоли (T), метастазы в регионарные лимфатические узлы (N), метастазы в печень (H), перитонеальную диссеминацию (P) и цитологию перитонеального лаважа (CY). Отдаленные метастазы, помимо H, P и CY, относительно редки, за исключением метастазов в лимфатические узлы за пределами региональных узлов [M (LYM)]. Мы отнесли эти редкие M-факторы к категории «другие M» и включили их в качестве одной из переменных в это исследование.Удаление первичной опухоли или нет и введение системной химиотерапии или нет также были включены в качестве одной из переменных для статистического анализа.

Процесс определения стадии был основан на системе стадирования опухолевого узла-метастаза (TNM), принятой Союзом по борьбе с раком (UICC; 7-е издание, 2010 г.). 6 Чтобы избежать ненужной терминологической путаницы, мы следовали терминологии, определенной в английской версии руководств по диагностике и лечению рака желудка, 7 , опубликованных JGCA.PS оценивался при поступлении у каждого пациента с использованием метода, предложенного Восточной кооперативной онкологической группой (ECOG). 8 Диагноз стадии IV был поставлен на основании предоперационных рентгенологических данных, таких как компьютерная томография (КТ), магнитно-резонансная томография (МРТ) и ультразвуковое исследование (УЗИ), в противном случае – при лапаротомии или ступенчатой ​​лапароскопии. Цитологическое исследование перитонеального лаважа (CY) было выполнено во время лапаротомии, а диагностическая информация была предоставлена ​​из патологического отделения во время операции.Патологические отчеты образцов были исследованы сертифицированными патологоанатомами в нашем учреждении.

JGCS определяет пациентов со стадией IV как не имеющих абсолютной стратегии лечения в лечебных рекомендациях. 2 Следовательно, в настоящее время у нас нет конкретного алгоритма лечения пациентов со стадией IV. Однако для принятия решения мы взвешиваем клинические симптомы пациентов. Синдром выхода из желудка (GOS) является наиболее тревожным и раздражающим симптомом для пациентов, и в случае его выявления хирургическое вмешательство, как правило, является нашим первым выбором.В противном случае можно использовать химиотерапию. Если плохой статус пациента является значительным, рассматривается лучший поддерживающий уход. Пациенты могут начать химиотерапию и перейти к операции при появлении GOS или кровотечении. Каким бы ни был порядок лечения, все пациенты в этом ретроспективном исследовании дали письменное информированное согласие, прежде чем начинать что-либо.

Вопрос о том, вводить ли химиотерапию в первую очередь или нет, и наиболее эффективная хирургическая процедура кратко обсуждались с пациентами и членами их семей.Принятие решения основывалось на пожеланиях пациентов и объективном суждении лечащего врача. Попытки провести расширенную операцию часто заканчивались в конце концов удалением первичной опухоли, добиваясь только операции R1. Особенно, когда ожидалось паллиативное хирургическое вмешательство, пациенту было дано достаточное информированное согласие, и операция проводилась на месте. Схема химиотерапии была основана на комбинированном противоопухолевом препарате тегафура, гимерацила и отерацила калия (S-1), производном пиримидина для приема внутрь, который на сегодняшний день является основным средством против рака желудка. 9–11 Комбинация с цисплатином (CDDP) сегодня считается схемой первого выбора. 12 Однако другие агенты использовались на практике ежедневно, такие как иринотекан (СРТ-11) и таксаны (паклитаксел и доцетаксел), и эти пациенты также были включены в исследование. 13–15

Статистический анализ

Статистический анализ между группами проводился с использованием тестов χ 2 или Манна-Уитни U , где это было необходимо.Кривые выживаемости анализировали с использованием метода Каплана-Мейера, а различия определяли с помощью лог-рангового критерия. Для выявления независимых прогностических факторов использовалась многомерная модель пропорциональных рисков Кокса. Для определения независимых прогностических факторов фактор со значением P <0,1 посредством одномерного анализа был введен в многомерный анализ с прямым пошаговым выбором. Общая выживаемость определялась как период от начального лечения (химиотерапия, операция или наилучшая поддерживающая терапия) до смерти по любой причине.Тесты считались значимыми при значении P <0,05.

Результаты

Демографические и клинико-патологические характеристики представлены в. В исследовании участвовал 91 мужчина и 32 женщины, средний возраст составлял 69 лет (диапазон 26–88). В совокупности PS 0 и 1 составили 102 пациента (82,9%). Число пациентов, у которых опухоль локализовалась в проксимальном отделе желудка, составило 55 (44,7%). У 68 пациентов (55,3%) опухоль была локализована в дистальной части желудка. Общий вид опухоли варьировал от типа 0 по Борману до 5 типа, насчитывая 1, 6, 18, 57, 33 и 18 соответственно.Все опухоли были патологически диагностированы как аденокарцинома. Тридцать пять (28,5%) из них были тубулярного типа, а 88 (71,5%) – нетубулярного типа, что позволяет предположить, что аденокарцинома, которая была потенциально инвазивной по своей природе, была доминирующей на стадии IV. Число пациентов Т4 составило 82 (66,7%), пациентов N3 – 67 (54,5%). Отдаленные метастазы, определяемые с помощью H, P и CY, насчитали 46 (37,4%), 62 (50,4%) и 39 (45,3%) пациентов соответственно. Число пациентов с CY1 меньше, чем P1, кажется странным, но этот феномен можно объяснить, если понять фактическую цитологию перитонеального лаважа (CY), проводимую после операции.Согласно обзору диаграммы, CY был рутинным для пациентов P0 (n = 61), и среди них 14 были CY1. Остальные пациенты (n = 62) были P1, CY не являлся рутинной процедурой. Общее количество пациентов с CY составило 86, 25 пациентов были P1 и, естественно, достаточно CY1. Таким образом, сумма 14 пациентов (P0CY1) и 25 пациентов (P1CY1) составила общее количество пациентов с CY1 (n = 39). Если мы рассмотрим всех пациентов P1 как CY1, количество CY1 будет в сумме до 76 вместо 39, причем CY1 будет больше, чем P1. Остальные M насчитали 55 (44.7%) пациентов, и все они были результатом обширного поражения лимфатических узлов, которое можно классифицировать как M (LYM). Медиана CEA и CA19-9 составляла 6,05 нг / мл и 15,5 нг / мл соответственно.

Таблица 1

Клинико-патологические особенности пациентов с раком желудка IV стадии.

показывает блок-схему лечения, проводимого пациентам с IV стадией. Оперативное вмешательство выполнено 78 пациентам. Из них 37 пациентам была проведена редукционная операция, а 41 пациенту – паллиативная операция.Решение о резекции первичной опухоли было поручено хирургической бригаде по лапаротомии. Тринадцать пациентов не получали послеоперационную химиотерапию в основном из-за ухудшения их работоспособности. Другие в конце концов хотели получить наилучшую поддерживающую терапию. Тридцать восемь пациентов не подвергались хирургическому вмешательству, получали только химиотерапию или получали наилучшую поддерживающую терапию (n = 7). Химиотерапия проводилась по схеме S-1 (n = 99). Среди них пациенты только с S-1 или в комбинации с CDDP, таксанами и CPT11 были 45, 45, 8 и 1 соответственно ().

Блок-схема 123 пациентов.

Таблица 2

Данные лечения пациентов

Одномерный анализ прогностических факторов общей выживаемости приведен в. Возраст (70 или больше по сравнению с младше 70; P = 0,03), работоспособность (PS2 или больше по сравнению с PS0 или 1; P < 0,01), метастазы в печень (h2 по сравнению с H0; P = 0,02), другие M (положительный результат по сравнению с отрицательным; P < 0,01), CA19-9 (37 нг / мл или более по сравнению с менее чем 37 нг / мл; P < 0.01), хирургическое вмешательство (нерезекция по сравнению с резекцией; P < 0,01), химиотерапия (Нет против Да; P < 0,01) оказались значимыми прогностическими факторами для общей выживаемости. Как также указано в, PS, другие M, восстановительная хирургия и химиотерапия были рассчитаны как независимые прогностические факторы. Принимая во внимание эти результаты, кривая выживаемости подгруппы пациентов со стадией IV (, т. Е. , лучшие пациенты с ПС без других М), перенесших операцию по уменьшению хирургии плюс системная химиотерапия, показала значительно лучшую кривую выживаемости, чем те, у которых отсутствует какая-либо из этих 4 благоприятных переменных. ().

Кривые выживаемости пациентов с раком желудка IV стадии, перенесших как редукционную операцию, так и химиотерапию. Сплошная линия представляет пациентов с определенными M (H, P и CY). Пунктирная линия представляет пациентов с другими M, как описано в тексте.

Таблица 3

Одномерный и многомерный анализ

Обсуждение

В этом исследовании мы ясно продемонстрировали, что в условиях проведения как редукционной хирургии, так и системной химиотерапии пациенты стадии IV с хорошими факторами PS и M, ограниченными в пределах h2, P1, и CY1 может значительно продлить выживаемость.Проведение редукционной хирургии и системной химиотерапии для пациентов с плохим прогнозом кажется слишком агрессивным, когда комплексная стратегия лечения еще не определена. Таким образом, стратегия лечения пациентов с раком желудка IV стадии всегда является спорным вопросом в клинической практике из-за их плохого прогноза. Однако наши результаты могут быть хорошей новостью для этих пациентов. Кроме того, это может быть краеугольным камнем для оптимальной стратегии лечения будущих пациентов с раком желудка IV стадии. Насколько нам известно, мы первые пришли к выводу, что определенная подгруппа пациентов со стадией IV может получить пользу от проведения как редукционной хирургии, так и химиотерапии.

Варианты лечения пациентов с раком желудка IV стадии ограничены, поскольку распространение болезни выходит далеко за пределы ее происхождения. Согласно данным JGCA, кумулятивная 5-летняя выживаемость пациентов со стадией IV составила 15,3%, 2 и корейские данные также показали аналогичные результаты с 18%. 3 Более того, среди всех пациентов с IV стадией от 4% до 9% из них считаются слишком продвинутыми, не имея шансов на излечивающую операцию, и их прогноз абсолютно плохой, составляя менее 10% через 3 года после постановки диагноза. 16

JGCA предлагает расширенное хирургическое или паллиативное хирургическое вмешательство в качестве клинической практики и восстановительное хирургическое вмешательство в качестве клинического исследования для пациентов со стадией IV (пациенты с T4 и N3 классифицируются как стадия IV в этом предложении). В прошлой литературе было доказано, что, когда стадия IV диагностируется только по одному М-фактору, выполнение резекции может продлить выживаемость. 17–22 Таким образом, удаление первичной опухоли возможно, даже если сегодня доступна химиотерапия.

S-1 занял лидирующую позицию в качестве стандартного противоопухолевого средства для лечения рака желудка.Вместе с другими агентами, такими как CDDP, CPT-11 и таксаны (паклитаксел и доцетаксел), скорость ответа на химиотерапию резко улучшилась. Они обеспечили лучший прогноз для пациентов со стадией IV. 9–11 S-1 с CDDP, как было доказано, имеет высокую частоту ответа и выбран в качестве химиотерапии первой линии. 12

Испытания адъювантной химиотерапии против распространенного рака желудка показали многообещающие результаты. 23,24 С другой стороны, химиотерапия не влияет на выживаемость пожилых людей. 25 Тем не менее, только S-1 можно безопасно использовать для пожилых и бедных пациентов с PS, каковыми являются большинство пациентов с IV стадией. 26,27 В последнее время обсуждались параметры неоадъювантной химиотерапии, чтобы дать адекватное количество противоопухолевого агента и, если возможно, снизить уровень неизлечимой опухоли для выполнения операции R0. Европейская группа недавно сообщила, что хирургическое вмешательство R0 увеличилось, но не повлияло на общую выживаемость. 28 Kochi и его коллеги сообщили об эффективности неоадъювантного S-1 + CDDP. 29 Прежде чем какие-либо окончательные результаты появятся в результате хорошо организованных исследований, мы должны быть осторожны при внедрении неоадъювантной химиотерапии в клинических условиях.

В этом исследовании наша стратегия лечения пациентов была основана только на практике, и решение о том, оперировать ли в первую очередь или начинать химиотерапию, не было выбрано случайным образом. Мы всегда старались обеспечить хирургическое лечение не только для улучшения онкологического исхода, но и для устранения дискомфортных желудочно-кишечных симптомов, вызванных опухолью, которую часто называют GOS.Более того, обеспечение прохождения хирургическим путем может способствовать лучшему соблюдению режима лечения S-1 наряду с увеличением пероральной диеты. Если у пациентов была сильная воля начать химиотерапию, а не операцию, мы уважали их решение и без промедления выполняли его.

Тем не менее, 13 пациентов, перенесших операцию в качестве начального лечения, не смогли перейти на химиотерапию. Некоторые потеряли желание продолжить лечение, некоторым не удалось улучшить или сохранить свой статус, а некоторым пришлось перейти на лучшую поддерживающую терапию.В некотором смысле, эти 13 пациентов могли воспользоваться только преимуществом уменьшения неблагоприятных желудочно-кишечных симптомов, вызванных опухолью. Но с точки зрения качества жизни это можно считать правильным выбором для них. Состояние пациентов и их воля могут измениться во время курса лечения, и мы должны проявлять гибкость при любых обстоятельствах при принятии решений.

Как показано на кривой выживаемости в, мы ясно продемонстрировали, что независимо от порядка лечения, если проводятся как восстановительная операция, так и химиотерапия, мы можем улучшить прогноз для определенных пациентов стадии IV, то есть пациентов с диагнозом IV стадии с диагнозом H, P и CY (включая дублирующий).Следовательно, мы должны без колебаний проводить как редукционную операцию, так и системную химиотерапию, если пациент PS достаточно здоров. Более того, для достижения этого результата не требовалось специальной стратегии лечения метастазов. Наше исследование исключило M (LYM) из благоприятного фактора, согласно которому метастазирование в расширенные лимфатические узлы действительно является неблагоприятным фактором для пациентов с IV стадией.

Настоящее исследование было основано на небольшом количестве данных, полученных ретроспективно в одном учреждении в Японии. Хотя степень заболевания не позволяет нам проводить проспективные исследования, наши результаты могут быть рационализированы и подтверждены в более крупном рандомизированном контрольном исследовании.Это выходит за рамки цели данного исследования, но с клинической точки зрения очень интересно выяснить порядок лечения или когда переходить к хирургическому вмешательству после неоадъювантной химиотерапии. Эти вопросы могут быть прояснены в будущем рандомизированном контрольном исследовании.

Благодарности

Авторы хотели бы поблагодарить профессора Томоюки Кавада из Медицинской школы Ниппон за его помощь в проведении статистического анализа.

Ссылки

1. Ферли Дж., Шин Х. Р., Брей Ф., Форман Д., Мазерс С., Паркин Д. М..Оценки мирового бремени рака в 2008 г .: GLOBOCAN 2008. Int J Cancer . 2010. 127 (12): 2893–2917. [PubMed] [Google Scholar] 2. Нашимото А., Акадзава К., Исобе Ю., Мияширо И., Катай Х., Кодера Ю. и др. Рак желудка лечили в 2002 году в Японии: годовой отчет общенационального реестра JGCA за 2009 год. Рак желудка . 2013; 16 (1): 1-27. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 3. Ли ХК, Ян ХК, Ким У.Х., Ли КЮ, Чхве KJ, Ким Дж.П. Влияние количества исследованных лимфатических узлов на стадию рака желудка. руб. J Surg . 2001. 88 (10): 1408–1412. [PubMed] [Google Scholar] 4. Сано Т., Айко Т. Новые японские классификации и рекомендации по лечению рака желудка: пересмотренные концепции и основные пересмотренные положения. Рак желудка . 2011; 14 (2): 97–100. [PubMed] [Google Scholar] 5. Японская ассоциация рака желудка. Японское руководство по лечению рака желудка, 2010 г. (версия 3) Рак желудка . 2011. 14 (2): 113–123. [PubMed] [Google Scholar] 6. Собин LH, Gospodarowicz M, Wittelkind C, редакторы.Международный союз борьбы с раком. TNM Классификация злокачественных опухолей . 7-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Уайли-Блэквелл; 1516 Н. Лейк-Шор Драйв, Чикаго, Иллинойс 60610 США: 2009. С. 84–95. В. ред. [Google Scholar] 7. Японская ассоциация рака желудка. Японская классификация рака желудка, 2-е английское издание. Рак желудка . 1998. 1 (1): 10–24. [PubMed] [Google Scholar] 8. Окен М.М., Крич Р.Х., Торми Д.К., Хортон Дж., Дэвис Т.Э., Макфадден Е.Т. и др. Критерии токсичности и ответа Восточной совместной онкологической группы. Ам Дж. Клин Онкол . 1982. 5 (6): 649–655. [PubMed] [Google Scholar] 9. Sakata Y, Ohtsu A, Horikoshi N, Sugimachi K, Mitachi Y, Taguchi T. Исследование поздней фазы II нового перорального противоракового препарата фторпиримидина S-1 (1 M тегафур-0,4 M гиместат-1 M отастат калия) у пациентов с запущенным раком желудка . евро J Рак . 1998. 34 (11): 1715–1720. [PubMed] [Google Scholar] 10. Коидзуми В., Курихара М., Накано С., Хасегава К. Исследование фазы II S-1, нового перорального производного 5-фторурацила, при распространенном раке желудка. Онкология . 2000. 58 (8): 191–197. [PubMed] [Google Scholar] 11. Маэхара Ю. S-1 при раке желудка: всесторонний обзор. Рак желудка . 2003; 6 ((приложение 1)): 2–8. [PubMed] [Google Scholar] 12. Коидзуми В., Нарахара Х., Хара Т., Такагане А., Акия Т., Такаги М. и др. Рандомизированное исследование фазы III одного S-1 в сравнении с S-1 + цисплатином в лечении распространенного рака желудка (исследование SPIRITS) SPIRITS: S-1 плюс цисплатин против S-1 в РКИ по лечению рака желудка. Ланцет Онкол .2008. 9 (3): 215–221. [PubMed] [Google Scholar] 13. Такиучи Х., Нарахара Х., Цудзинака Т., Гото М, Кавабе С., Катсу К. и др. Фаза I исследования S-1 в сочетании с иринотеканом (CPT-11) у пациентов с распространенным раком желудка (OGSG 0002) Jpn J Clin Oncol . 2005. 35 (1): 520–525. [PubMed] [Google Scholar] 14. Фудзитани К., Нарахара Х., Такиучи Х., Цудзинака Т., Сатоми Э., Гото М. и др. Фаза I и фармакокинетическое исследование S1 в сочетании с еженедельным введением паклитаксела у пациентов с распространенным раком желудка. Онкология .2005. 69 (5): 414–420. [PubMed] [Google Scholar] 15. Ёсида К., Ниномия М., Такакура Н., Хирабаяси Н., Такияма В., Сато Ю. и др. Фаза II исследования комбинированной терапии доцетакселом и S-1 при запущенном или рецидивирующем раке желудка. Clin Cancer Res . 2006. 12 (11): 3402–3407. [PubMed] [Google Scholar] 16. Регистрационный комитет Японской ассоциации рака желудка. Рак желудка лечили в 1991 году в Японии: анализ данных общенационального регистра. Рак желудка . 2006. 9 (2): 51–66. [PubMed] [Google Scholar] 17.Bozzetti F, Bonfanti G, Audisio RA, Doci R, Dossena G, Gennari L и др. Прогноз пациентов после паллиативных хирургических вмешательств по поводу рака желудка. Хирургический гинекологический акушерский аппарат . 1987. 164 (2): 151–154. [PubMed] [Google Scholar] 18. Кикучи С., Арай Й., Морисе М., Кобаяши Н., Цукамото Х., Симао Х. и др. Рак желудка с метастазами в отдаленную брюшину: хирургический стаж 20 лет. Гепатогастроэнтерология . 1998. 45 (22): 1183–1188. [PubMed] [Google Scholar] 19. Кога С., Кавагути Х., Кисимото Х., Танака К., Мияно Й., Кимура О. и др.Терапевтическое значение неоперационной гастрэктомии при раке желудка с метастазами в печень. Am J Surg . 1980. 140 (3): 356–359. [PubMed] [Google Scholar] 20. Хартгринк Х. Х., Путтер Х., Кляйн Краненбарг Э., Боненкамп Дж. Дж., Ван де Вельде С. Джей. Голландская группа рака желудка. Значение паллиативной резекции при раке желудка. руб. J Surg . 2002. 89 (11): 1438–1443. [PubMed] [Google Scholar] 21. Боненкамп Дж. Дж., Сасако М., Херманс Дж., Ван де Вельде С. Дж.. Опухолевая нагрузка и паллиативное хирургическое вмешательство при раке желудка. Гепатогастроэнтерология . 2001. 48 (44): 1219–1221. [PubMed] [Google Scholar] 22. Maekawa S, Saku M, Maehara Y, Sadanaga N, Ikejiri K, Anai H и др. Хирургическое лечение распространенного рака желудка. Гепатогастроэнтерология . 1996. 43 (7): 178–186. [PubMed] [Google Scholar] 23. Сакурамото С., Сасако М., Ямагути Т., Киношита Т., Фуджи М., Нашимото А. и др. Адъювантная химиотерапия рака желудка с пероральным фторпиримидином S-1. N Engl J Med . 2007. 357 (18): 1810–1820.[PubMed] [Google Scholar] 24. Макдональд Дж. С., Смолли С. Р., Бенедетти Дж., Хундал С. А., Эстес Н. С., Стеммерманн Г. Н. и др. Химиолучевая терапия после хирургического вмешательства по сравнению с хирургическим вмешательством при аденокарциноме желудка или пищеводно-желудочного перехода. N Engl J Med . 2001. 345 (10): 725–730. [PubMed] [Google Scholar] 25. Эндо С., Йошикава Ю., Хатанака Н., Томинага Х., Симидзу Й., Хираока К. и др. Лечение рака желудка у пожилых пациентов. Рак желудка . 2011. 14 (2): 139–143.[PubMed] [Google Scholar] 26. Цусима Т., Хиронака С., Боку Н., Мачида Н., Ямадзаки К., Ясуи Х. и др. Безопасность и эффективность монотерапии S-1 у пожилых пациентов с распространенным раком желудка. Рак желудка . 2010. 13 (4): 245–250. [PubMed] [Google Scholar] 27. Цусима Т., Хиронака С., Боку Н., Мачида Н., Ямадзаки К., Ясуи Х. и др. Сравнение безопасности и эффективности монотерапии S-1 и терапии S-1 плюс цисплатин у пожилых пациентов с распространенным раком желудка. Инт Дж. Клин Онкол .2013; 18 (1): 10–16. [PubMed] [Google Scholar] 28. Schuhmacher C, Gretschel S, Lordick F, Reichardt P, Hohenberger W, Eisenberger CF и др. Неоадъювантная химиотерапия в сравнении с только хирургическим вмешательством при местнораспространенном раке желудка и кардии: рандомизированное исследование Европейской организации по исследованию и лечению рака, 40954. J Clin Oncol . 2010. 28 (35): 5210–5218. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 29. Кочи М., Фуджи М., Канамори Н., Кайга Т., Такахаши Т., Кобаяши М. и др. Неоадъювантная химиотерапия с S-1 и CDDP при распространенном раке желудка. J Cancer Res Clin Oncol . 2006. 132 (12): 781–785. [PubMed] [Google Scholar] 30. Японская классификация рака желудка. Японская ассоциация рака желудка. 2011. 14 (2): 101–112. 3-е английское издание. Рак желудка . [PubMed] [Google Scholar]

Лечение рака желудка стадии IV индукционной химиотерапией с использованием S-1 и цисплатина с последующей лечебной резекцией у отдельных пациентов | World Journal of Surgical Oncology

  • 1.

    Яко-Сукетомо Х., Катанода К.: Сравнение временных тенденций смертности от рака желудка (1990–2006 гг.) В мире из базы данных ВОЗ по смертности.Jpn J Clin Oncol. 2009, 39: 622-623. 10.1093 / jjco / hyp107.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 2.

    Имамура Ю., Йошими И.: Сравнение смертности от рака (рака желудка) в пяти странах: Франции, Италии, Японии, Великобритании и США из базы данных ВОЗ о смертности (1960–2000). Jpn J Clin Oncol. 2005, 35: 103-105. 10.1093 / jjco / hyi030.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 3.

    Vanhoefer U, Rougier P, Wilke H, Ducreux MP, Lacave AJ, Van Cutsem E, Planker M, Santos JG, Piedbois P, Paillot B, Bodenstein H, Schmoll HJ, Bleiberg H, Nordlinger B, Couvreur ML, Baron B, Wils JA: Окончательные результаты рандомизированного исследования фазы III последовательного применения высоких доз метотрексата, фторурацила и доксорубицина в сравнении с этопозидом, лейковорином и фторурацилом в сравнении с инфузиями фторурацила и цисплатина при распространенном раке желудка: исследование Европейской организации по исследованиям и лечению Рак Совместная группа по раку желудочно-кишечного тракта.J Clin Oncol. 2000, 18: 2648-2657.

    CAS PubMed Google Scholar

  • 4.

    Glimelius B, Ekstrom K, Hoffman K, Graf W, Sjoden PO, Haglund U, Svensson C, Enander LK, Linne T, Sellstrom H, Heuman R: рандомизированное сравнение химиотерапии и наилучшей поддерживающей терапии с наилучшей поддерживающей терапией. помощь при распространенном раке желудка. Энн Онкол. 1997, 8: 163-168. 10.1023 / А: 1008243606668.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 5.

    Мурад А.М., Сантьяго Ф.Ф., Петрояну А., Роча П.Р., Родригес М.А., Рауш М.: Модифицированная терапия 5-фторурацилом, доксорубицином и метотрексатом при распространенном раке желудка. Рак. 1993, 72: 37-41. 10.1002 / 1097-0142 (19930701) 72: 1 <37 :: AID-CNCR2820720109> 3.0.CO; 2-P.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 6.

    Накадзима Т. Рекомендации по лечению рака желудка в Японии. Рак желудка. 2002, 5: 1-5.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 7.

    Wagner AD, Grothe W, Haerting J, Kleber G, Grothey A, Fleig WE: Химиотерапия при распространенном раке желудка: систематический обзор и метаанализ, основанный на совокупных данных. J Clin Oncol. 2006, 24: 2903-2909. 10.1200 / JCO.2005.05.0245.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 8.

    Коидзуми В., Нарахара Х., Хара Т., Такагане А., Акия Т., Такаги М., Мияшита К., Нишизаки Т., Кобаяси О, Такияма В., Тох Й, Нагайе Т., Такаги С., Ямамура Ю., Янаока К. , Orita H, Takeuchi M: S-1 плюс цисплатин по сравнению с одним только S-1 для лечения первой линии распространенного рака желудка (исследование SPIRITS): исследование фазы III.Ланцет Онкол. 2008, 9: 215-221. 10.1016 / S1470-2045 (08) 70035-4.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 9.

    Эгава Т., Кенмоти Т., Охаши М., Ирино Т., Михара К., Окамура А., Инаба Ю., Ито Ю., Хаяси С., Нагашима А.: Высокоразвитый рак желудка, который отреагировал на неоадъювантную комбинированную химиотерапию доцетакселом / CDDP. / С-1 (DCS). Ган То Кагаку Риохо. 2010, 37: 2470-2472.

    PubMed Google Scholar

  • 10.

    Кобаяси Н., Мизута М., Отани Х., Кубо М., Удака Т., Сиракава К.: Случай местнораспространенного рака желудка, отвечающий на патологический CR, леченный неоадъювантной химиотерапией S-1 / CDDP. Ган То Кагаку Риохо. 2010, 37: 1965-1969.

    PubMed Google Scholar

  • 11.

    Симидзу Ю., Кусано М., Фухимори А., Кусано Т., Така Дж., Аоки Т., Мураками М.: Случай первичной хориокарциномы желудка, леченный лечебной операцией после неоадъювантной химиотерапии с S-1 / CDDP.Gan To Kagaku Ryoho. 2010, 37: 1135-1138.

    PubMed  Google Scholar 

  • 12.

    Terakura M, Ikebe T, Nishioka T, Horiike M, Kaneko M: A case of advanced gastric cancer responding to neoadjuvant chemotherapy with S-1 and CDDP combination. Gan To Kagaku Ryoho. 2010, 37: 887-889.

    PubMed  Google Scholar 

  • 13.

    Inoue K, Nakane Y, Kogire M, Fujitani K, Kimura Y, Imamura H, Tamura S, Okano S, Kwon AH, Kurokawa Y, Shimokawa T, Takiuchi H, Tsujinaka T, Furukawa H: Phase II trial of preoperative S-1 plus cisplatin followed by surgery for initially unresectable locally advanced gastric cancer.Eur J Surg Oncol. 2012, 38: 143-149. 10.1016 / j.ejso.2011.11.009.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 14.

    Yoshikawa T., Tsuburaya A, Morita S, Kodera Y, Ito S, Cho H, Miyashita Y, Sakamoto J: Сравнение комбинированного лечения: два или четыре курса паклитаксела плюс цисплатин или S-1 плюс цисплатин с последующей операцией по поводу местнораспространенного рака желудка, рандомизированное исследование фазы II (COMPASS). Jpn J Clin Oncol.2010, 40: 369-372. 10.1093 / jjco / hyp178.

    Артикул PubMed Google Scholar

  • 15.

    Наката Б., Цудзи А., Митачи Й, Таэнака Н., Камано Т., Оикава К., Онода Н., Камбе М., Такахаши М., Ширасака Т., Морита С., Сакамото Дж., Танака Ю., Саджи С., Хиракава К. : Испытание фазы II S-1 плюс низкие дозы цисплатина при неоперабельном и рецидивирующем раке желудка (JFMC27-9902 Step2). Онкология. 2010, 79: 337-342. 10.1159 / 000323286.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 16.

    Японская ассоциация рака желудка: Японская классификация рака желудка: 3-е английское издание. Рак желудка. 2011, 14: 101-112.

    Артикул Google Scholar

  • 17.

    Therasse P, Arbuck SG, Eisenhauer EA, Wanders J, Kaplan RS, Rubinstein L, Verweij J, Van Glabbeke M, van Oosterom AT, Christian MC, Gwyther SG: Новые рекомендации по оценке реакции на лечение в солидные опухоли. Европейская организация по исследованию и лечению рака, национальный институт рака США, национальный институт рака Канады.J Natl Cancer Inst. 2000, 92: 205-216. 10.1093 / jnci / 92.3.205.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • 18.

    Schuhmacher C, Gretschel S, Lordick F, Reichardt P, Hohenberger W, Eisenberger CF, Haag C, Mauer ME, Hasan B, Welch J, Ott K, Hoelscher A, Schneider PM, Bechstein W., Wilke H , Lutz MP, Nordlinger B, Van Cutsem E, Siewert JR, Schlag PM: Неоадъювантная химиотерапия в сравнении с хирургией только при местнораспространенном раке желудка и кардии: Европейская организация по исследованию и лечению рака рандомизированное исследование 40954.J Clin Oncol. 2010, 28: 5210-5218. 10.1200 / JCO.2009.26.6114.

    PubMed Central Статья PubMed Google Scholar

  • 19.

    Sasako M, Sano T, Yamamoto S, Kurokawa Y, Nashimoto A, Kurita A, Hiratsuka M, Tsujinaka T, Kinoshita T, Arai K, Yamamura Y, Okajima K: лимфаденэктомия D2 отдельно или с парааортальной лимфаденэктомией узловая диссекция при раке желудка. N Engl J Med. 2008, 359: 453-462. 10.1056 / NEJMoa0707035.

    CAS Статья PubMed Google Scholar

  • Статистика рака желудка | Международный всемирный фонд исследований рака

    Рак желудка – четвертый по частоте вид рака у мужчин и седьмой по частоте встречаемости у женщин.В 2018 году было зарегистрировано более 1 миллиона новых случаев. В таблицах ниже представлены 20 стран с самыми высокими показателями заболеваемости раком желудка в 2018 году.

    Группа проекта «Постоянное обновление» пришла к выводу, что существуют убедительные доказательства того, что увеличение ожирения и употребление алкогольных напитков и продуктов, консервированных солением, являются причинами рака желудка. Есть некоторые свидетельства того, что потребление обработанного мяса и мяса и рыбы, приготовленных на гриле или на гриле, а также низкое потребление фруктов может увеличить риск рака желудка.Есть некоторые свидетельства того, что потребление цитрусовых может снизить риск рака желудка.

    > Обо всех доказательствах читайте в нашем Третьем экспертном отчете.

    В таблицах используются нормированные по возрасту ставки. Это сводный показатель уровня заболеваемости населения, если бы оно имело стандартную возрастную структуру. Стандартизация необходима при сравнении популяций, различающихся по возрасту, поскольку возраст оказывает сильное влияние на риск смерти от рака.

    Уровень заболеваемости раком желудка: у обоих полов

    Самый высокий уровень заболеваемости раком желудка в 2018 году был в Южной Корее, за ней следует Монголия.

    8
    Рейтинг Страна Стандартизированная по возрасту ставка на 100000
    1 Южная Корея 39,6
    2
    27,5
    4 Китай 20.7
    5 Бутан 19,4
    6 Киргизия 18,6
    7 Чили
    Перу 16,1
    10 Вьетнам 15,9
    11 Иран 15,8
    12 = Казахстан 153777
    12 = Таджикистан 15,7
    14 Кабо-Верде 15,3
    15 Северная Корея 14,7
    17 Эквадор 13,8
    18 Бруней 13,6
    19 Коста-Рика 13,4
    Литва3

    Заболеваемость раком желудка у мужчин

    Самый высокий уровень заболеваемости раком желудка у мужчин в 2018 г. был в Южной Корее, за ней следует Монголия.

    7
    Рейтинг Страна Стандартизованная по возрасту ставка на 100000
    1 Южная Корея 57,8
    2 Монголия
    40,7
    4 Китай 29.5
    5 Кыргызстан 29,3
    6 Чили 26,9
    7 = Беларусь 25,1
    9 Казахстан 24,7
    10 Бутан 24,2
    11 Вьетнам 23,3
    12 Северная Корея.1
    13 Иран 21,6
    14 Россия 20,4
    15 Таджикистан 20,2
    9037 9037 9037 9037 9037 9037 9037 9037 9037 Азербайджан 19,8
    18 Французская Гвиана 19,6
    19 Перу 19,3
    20 Албания1

    Заболеваемость раком желудка у женщин

    Самый высокий уровень заболеваемости раком желудка у женщин в 2018 году был в Южной Корее, за ней следует Монголия.

    .5ab7
    Рейтинг Страна Стандартизованная по возрасту ставка на 100000
    1 Южная Корея 23,5
    2 Монголия
    16,0
    4 Гватемала 14.2
    5 Бутан 13,5
    6 Перу 13,4
    7 Мали 12,8 12,8 Эквадор 12,2
    10 Таджикистан 11,6
    11 Беларусь 10,8
    12 Кыргызстан
    13 Чили 10,3
    14 Вьетнам 10,2
    15 Бруней
    17 Иран 9,8
    18 = Гондурас 9,7
    18 = Казахстан 9,7
    20 Zim5
    Данные, цитируемые на этих веб-страницах, получены из Глобальной онкологической обсерватории, принадлежащей Международному агентству по изучению рака (IARC), и используются с разрешения. Статистика заболеваемости за 2018 год представляет собой прогнозы, рассчитанные на основе данных онкологического реестра, собранных до 2018 года. Полная информация о методах, используемых IARC, доступна здесь.
    Источник: Брей Ф., Ферли Дж., Сурджоматарам И., Сигель Р.Л., Торре Л.А., Джемаль А. Глобальная статистика рака 2018 г .: оценки GLOBOCAN заболеваемости и смертности от 36 раковых заболеваний в 185 странах во всем мире.CA Cancer J Clin, в печати. Онлайн-база данных GLOBOCAN 2018 доступна по адресу http://gco.iarc.fr/ как часть Глобальной онкологической обсерватории МАИР.

    Рак желудка | healthdirect

    Рак желудка – относительно распространенный вид рака в Австралии. Однако это редко диагностируется у людей в возрасте до 50 лет. От него страдают больше мужчин, чем женщин.

    Хотя лечение может быть более эффективным, если рак обнаружен на ранних стадиях, когда он начинается, рак желудка редко имеет симптомы.

    Если у вас есть какие-либо опасения, запишитесь на прием к врачу.

    Что такое рак желудка?

    Рак желудка – это состояние аномального роста клеток в желудке.

    Желудок является частью пищеварительной системы организма и расположен в верхней части живота. Два основных типа рака желудка:

    • Аденокарцинома желудка (рак желудка) – наиболее распространенный тип
    • Опухоли стромы желудочно-кишечного тракта (ГИСО)

    Что вызывает рак желудка?

    Причины рака желудка неизвестны, но чаще встречается у людей, которые:

    • дым
    • есть много копченых, маринованных и соленых продуктов и не употреблять много свежих фруктов и овощей
    • имеют хронические проблемы с желудком, например полипы
    • инфицированы бактериями Helicobacter pylori

    Рак желудка также имеет тенденцию передаваться по наследству и чаще встречается у людей восточноазиатского происхождения.

    Симптомы рака желудка

    У некоторых людей рак желудка протекает без каких-либо симптомов. У некоторых людей появляются такие симптомы, как:

    Некоторые обнаруживают, что у них внутреннее кровотечение и кровь в рвоте или черном стуле.

    Диагностика рака желудка

    Ваш врач поговорит с вами и осмотрит вас. Вас могут попросить пройти ряд тестов, чтобы понять ваши симптомы и поставить диагноз.

    Испытания включают:

    Стадии рака желудка

    Врачи используют систему, которую они называют стадией, для описания степени тяжести рака.Этап 1 означает, что он вообще не распространился. Стадия IV (или стадия 4) означает, что она распространилась на отдаленные части тела. Онкологический совет Австралии имеет больше информации о различных стадиях рака желудка.

    Лечение рака желудка

    Лечение рака желудка зависит от стадии заболевания, тяжести симптомов и состояния вашего здоровья в целом. Возможные варианты:

    • Операция по удалению всего или части желудка
    • лучевая терапия
    • Химиотерапия для уничтожения раковых клеток
    • биологическая терапия (биотерапия), которая помогает вашей иммунной системе бороться с раком

    Профилактика рака желудка

    Вы можете снизить риск:

    Жизнь с раком желудка

    Если вам недавно поставили диагноз «рак желудка», вы можете чувствовать себя подавленным, напуганным, тревожным и расстроенным.Все это нормальные ощущения. Убедитесь, что у вас есть поддержка со стороны семьи и друзей, и попросите своего врача направить вас в местные службы и соответствующие группы поддержки.

    Вы также можете обратиться в онкологический совет вашего штата или территории. Для получения дополнительной информации позвоните на горячую линию Совета по раку по телефону 13 11 20.

    Предложение по подклассу рака желудка IV стадии в IVA, IVB и IVM | Гастроэнтерология | JAMA Surgery

    Цель В этом исследовании изучали прогноз пациентов с раком желудка IV стадии по подгруппам после хирургического лечения.

    Дизайн Ретроспективное исследование.

    Настройка Справочный центр третичной медицинской помощи.

    Пациенты Всего 1056 пациентов с раком желудка IV стадии, перенесших гастрэктомию с 1 января 1995 г. по 31 декабря 2006 г., были разделены на следующие 3 группы: T4N1-3M0 (группа 1), T1-3N3M0 (группа 2) и T (любое) N (любое) M1 (группа 3).

    Основные показатели результатов Клинико-патологические характеристики, характер рецидивов и выживаемость сравнивались между 3 группами.

    Результаты Между 3 группами наблюдалась значительная разница в хирургической излечимости, типе операции, классификации Лорен, гистологической дифференциации, лимфатической инвазии, количестве извлеченных лимфатических узлов и адъювантной терапии. Пятилетняя выживаемость в группах 1, 2 и 3 составила 18,3%, 27,1% и 9,3% соответственно ( P <0,001). После резекции R0 локорегиональный рецидив (40,9%) с последующим рецидивом брюшины (27,3%) был наиболее частым в группе 1, тогда как отдаленный (30.2%) и рецидивы брюшины (26,7%) были наиболее распространены в группе 2. Многофакторный анализ показал следующие важные прогностические факторы выживаемости: хирургическая излечимость и адъювантная терапия для группы 1; хирургическая излечимость, объем хирургического вмешательства, адъювантная терапия и количество извлеченных лимфатических узлов для группы 2; объем хирургического вмешательства и химиотерапия для группы 3.

    Выводы Каждая подгруппа рака желудка стадии IV имела разные клинические исходы, включая гистологическое поведение, характер рецидивов, выживаемость и прогностические факторы.Следовательно, подклассификация рака желудка стадии IV на IVA (T1-3N3M0), IVB (T4N1-3M0) и IVM (T [any] N [any] M1) может быть полезной для более точного прогнозирования прогноза и выбора подходящих терапевтические варианты.

    Выживаемость пациентов с раком желудка связана со стадией опухоли, включая глубину инвазии опухоли, количество метастазов в лимфатические узлы и наличие отдаленных метастазов. Рак желудка стадии IV определяется как T4N1-3M0, T1-3N3M0 или T (любой) N (любой) M1 по классификации Международного союза против рака. 1 Эта система определяет рак желудка IV стадии как заболевание, сопровождающееся обширной локорегиональной инвазией, обширными метастазами в лимфатические узлы или отдаленными метастазами. Таким образом, прогноз у пациентов с раком желудка IV стадии, как правило, плохой. Большинство предыдущих исследований было сосредоточено на отслеживании клинического течения рака желудка IV стадии в соответствии с патологическими особенностями и методами лечения. 2 -5

    Хотя общая 5-летняя выживаемость пациентов с раком желудка IV стадии, как сообщается, составляет менее 10%, прогноз рака желудка IV стадии может варьироваться в зависимости от прогрессирования заболевания, степени заболевания и потенциала излечения с помощью лечение. 5 , 6 Таким образом, более подробная классификация рака желудка стадии IV в соответствии с различиями в клинических исходах предоставит полезную информацию для выбора более подходящих терапевтических методов для достижения лучшего результата выживаемости. Целью этого исследования было оценить прогноз подгруппы рака желудка стадии IV после хирургического лечения и определить характеристики, связанные с прогнозом для каждой группы.

    С 1 января 1995 г. по 31 декабря 2006 г. в Медицинском центре Самсунг было проведено хирургическое лечение 10 038 пациентов с аденокарциномой желудка.Среди них у 1720 пациентов был диагностирован рак желудка IV стадии после лапаротомии в соответствии с классификацией Международного союза против рака. 1 У всех пациентов была гистологически подтвержденная аденокарцинома желудка с признаками отдаленных метастазов или без них. Пациенты, перенесшие ранее операцию на желудке или неоадъювантную химиотерапию, были исключены. Среди 1720 пациентов 664 (38,6%) прошли процедуру обходного анастомоза или только биопсию, а 1056 (61,4%) – лечебная или паллиативная резекция желудка.Пациентам с локализованным резектабельным раком желудка по возможности выполнялась лечебная хирургическая резекция, и в этих случаях наличие прямой множественной инвазии и инвазии крупных сосудов было ключевым фактором, делавшим невозможным хирургическое вмешательство. При болезни M1 степень метастатических поражений и таких симптомов, как кровотечение и непроходимость, а также возможность удаления первичного очага важны для определения методов операции. Следовательно, рак желудка с метастазами в один орган и локализованным перитонеальным посевом, когда возможна полная грубая резекция, показан для хирургической резекции.Пациентам с симптомами резектабельного первичного рака и более запущенными метастатическими поражениями была выполнена паллиативная гастрэктомия. Однако все методы операции и объем операции определялись с учетом общего состояния и переносимости пациентов. 1056 пациентов, которым была выполнена резекция желудка, были включены в это исследование и разделены на следующие 3 группы в соответствии с хирургической и патологической стадией: T4N1-3M0 (группа 1), T1-3N3M0 (группа 2) и T (любая) N (любой) M1 (группа 3).

    Резекция R0 была определена как полная резекция локализованных опухолей без отдаленных метастазов. Резекция R1 определялась как грубое удаление микроскопической остаточной опухоли или сопутствующего перитонеального или отдаленного метастаза. Резекция R2 в общих чертах определялась как оставление остаточных опухолей. Таким образом, поражение края микроскопической резекции рассматривалось как резекция R1 в группах 1 и 2. Пациенты с заболеванием M1, включая единичные метастазы в печень, метастазы в яичники без засевающих узелков брюшины или локализованные посевы опухоли в большой и малый сальник, были классифицированы как после резекции R1, когда после удаления метастатических образований не было грубого резидуального поражения.Пациенты группы 1 и 2 обычно получали гастрэктомию с рассечением лимфатических узлов D2, потому что операция выполнялась с лечебной целью, тогда как пациенты группы 3 перенесли лимфодиссекцию D2 при резекции R1 и лимфодиссекцию D1 или D2 в случаях резекции R2. Расширенная гастрэктомия включала резекцию соседних органов, таких как селезенка, толстая кишка, поджелудочная железа, тонкая кишка, печень и почки, в дополнение к субтотальной или тотальной гастрэктомии.

    Адъювантная химиолучевая терапия на основе лейковорина кальция и фторурацила с лучевой терапией проводилась пациентам с потенциально излечивающей резекцией.Пациенты с метастатическими поражениями получали химиотерапию на основе таксана и цисплатина или химиотерапию на основе иринотекана гидрохлорида, лейковорина и фторурацила.

    Определение исходной картины рецидива после резекции r0

    Во время планового послеоперационного наблюдения результаты эндоскопического обследования, компьютерной томографии брюшной полости, полного подсчета клеток крови, биохимических исследований, измерения уровней биологических маркеров, таких как карциноэмбриональный антиген и раковые антигены 19-9 и 72-4, а также грудной клетки. рентгенография оценивалась каждые 6 месяцев.Картина рецидива опухоли оценивалась у пациентов, перенесших резекцию R0, и была классифицирована как локорегиональная, перитонеальная, отдаленная или комбинированная. Было трудно определить исходный режим рецидива, потому что это исследование было проведено ретроспективно с использованием обзора медицинских карт, и большинству пациентов не проводилась биопсия для подтверждения рецидива. Таким образом, 517 из 631 пациента с резекцией R0, которые проходили обследование каждые 3-6 месяцев последовательно и имели достаточно информации, чтобы определить наличие и место начального рецидива, были обследованы для определения первоначальной картины рецидива.Остальные 114 пациентов также наблюдались, но иногда они пропускали обследования.

    Эндоскопическое обследование, компьютерная томография брюшной полости, цитологическая оценка перитонеальной жидкости, компьютерная томография грудной клетки, сканирование костей или позитронно-эмиссионная томография были выполнены для подтверждения рецидива. Локорегиональный рецидив включал повторное появление и прогрессирование опухоли в ложе желудка, месте анастомоза или верхних лимфатических узлах брюшной полости. Пациенты с прогрессированием заболевания в узелках брюшины, утолщением стенки брюшины или асцитом с положительными цитологическими данными считались рецидивами в брюшине.Отдаленный рецидив определялся при поражении определенных внутрибрюшных или экстраабдоминальных органов, таких как печень, легкие, кости, мозг, надпочечники или шейные лимфатические узлы. 7

    Клинические особенности и переменные для каждой группы, включая пол, возраст, расположение опухоли, размер опухоли, тип операции, гистологический тип, рецидив и выживаемость, были проанализированы на основе информации в медицинских записях. Гистологические характеристики опухоли были разделены на следующие 2 группы: дифференцированный тип, который включал папиллярную, хорошо дифференцированную и умеренно дифференцированную аденокарциному, и недифференцированный тип, который включал низкодифференцированную и недифференцированную аденокарциному, карциному с печатным кольцом и муцинозная карцинома.

    Категориальные переменные сравнивались с использованием критерия χ 2 . Непрерывные данные представлены в виде среднего (SD), и мы использовали критерий Краскела-Уоллиса или критерий Манна-Уитни для статистических сравнений. Распределение выживаемости в 3 группах было рассчитано в месяцах от первичного хирургического лечения до окончательного наблюдения или смерти пациента с использованием метода Каплана-Мейера. Одномерная ассоциация различных факторов с выживаемостью была проведена с использованием лог-рангового теста.Мы провели исследование независимых прогностических факторов, используя регрессионную модель пропорциональных рисков Кокса. Во всех статистических анализах P <0,05 считалось значимым.

    Клинические и патологические особенности в каждой группе рака желудка iv стадии

    В таблице 1 приведены характеристики каждой группы.Пол, возраст, расположение опухоли, размер первичной опухоли и общий вид имели одинаковое распределение во всех 3 группах. Частота расширенных процедур гастрэктомии была выше в группе 1 (54,1%) по сравнению с группами 2 (30,4%) и 3 (34,3%). Резекция R0 выполнена 54,1% и 90,7% пациентов 1-й и 2-й групп соответственно. Как описано в подразделе «Хирургическое лечение» раздела «Методы», пациенты с болезнью M1 были классифицированы как подвергшиеся резекции R1, когда после удаления метастатических поражений не было крупных остаточных повреждений.Наблюдались значительные различия в распределении классификации Лорена, гистологической дифференциации, лимфатической инвазии, количестве извлеченных лимфатических узлов и типе адъювантной терапии при сравнении между 3 группами.

    Оценка повторяемости

    Мы обследовали 517 пациентов в группах 1 и 2, чтобы определить места рецидива после резекции R0 (таблица 2).В период наблюдения рецидивы были у 65,7% и 70,7% пациентов 1-й и 2-й групп соответственно. В группе 1 наиболее распространенными были локорегиональные рецидивы (40,9%), за которыми следовали перитонеальные (27,3%), комбинированные (18,2%) и отдаленные (13,6%) рецидивы, тогда как отдаленные (30,2%) и перитонеальные (26,7%) рецидивы. были наиболее распространены в группе 2.

    Среднее время наблюдения составляло 13,5 месяцев. При последнем наблюдении 42,8% пациентов были живы. Общая 1-, 3- и 5-летняя выживаемость пациентов с раком желудка IV стадии составила 69.1%, 31,0% и 21,5% соответственно. Среднее время выживания составляло 18,9 месяца. Пятилетняя выживаемость в группах 1, 2 и 3 составила 18,3%, 27,1% и 9,3% соответственно ( P <0,001). Среднее время выживания в каждой группе составляло 17,6, 23,1 и 14,3 месяца соответственно. Наблюдалась значительная разница в построенной кривой выживаемости между 3 группами (рисунок). Частота послеоперационных серьезных осложнений, требующих повторной операции, вмешательства или пребывания в отделении интенсивной терапии, составила 3,8%, а уровень послеоперационной смертности - 0.4%. Информация о качестве жизни, включая уровень удовлетворенности пациента, пребывание в больнице, а также симптоматические или функциональные аспекты, была недоступна для этого исследования.

    Прогностические факторы выживания

    Пятилетняя выживаемость и среднее время выживаемости в соответствии с изученными факторами сведены в Таблицу 3, а результаты многомерного анализа показаны в Таблице 4.В группе 1 (T4N1-3M0) одномерный анализ показал, что хирургическая излечимость, тип Бормана, адъювантная терапия и характер рецидивов были связаны с выживаемостью пациента. Однако многомерный анализ показал, что хирургическая излечимость и адъювантная терапия были независимыми прогностическими факторами выживаемости. Значение относительной опасности для группы R1 было 1,92 ( P = 0,002). Пациенты без адъювантной терапии имели более высокое значение относительного риска (2,67 [ P = 0,001]), чем пациенты с адъювантной терапией.В группе 2 (T1-3N3M0) хирургическая излечимость, тип операции, адъювантная терапия, количество извлеченных лимфатических узлов и характер рецидивов были связаны с выживаемостью. Из этих 5 факторов многомерный анализ показал, что хирургическая излечимость, тип операции, адъювантная терапия и количество извлеченных лимфатических узлов были важными независимыми прогностическими факторами. Пациенты, у которых было извлечено 30 или менее лимфатических узлов, имели низкую выживаемость по сравнению с пациентами, у которых было исследовано 31 или более лимфатических узлов.В группе 3 (T [любой] N [любой] M1) тип хирургического вмешательства и адъювантная терапия были определены как прогностические факторы с помощью однофакторного и многофакторного анализа.

    Поскольку прогноз рака желудка стадии IV считался плохим, а преимущества хирургического вмешательства противоречивы, многие отчеты были сосредоточены на выборе подходящих терапевтических вариантов и определении прогностических факторов для выживаемости. 5 , 8 -10 Радикальная резекция желудка – это метод лечения рака желудка, который в наибольшей степени связан с излечением.Однако пациенты с раком желудка IV стадии часто получают другие паллиативные хирургические или нехирургические процедуры из-за их запущенного статуса заболевания. Некоторые исследования продемонстрировали, что паллиативная гастрэктомия связана с улучшением выживаемости в результате устранения грубого заболевания; Было показано, что эта процедура у этих пациентов улучшает функцию и обеспечивает лучший ответ на адъювантную терапию. 3 Другие сообщили о долгосрочной выживаемости после хирургической резекции у отдельных пациентов с раком желудка IV стадии. 11 Более того, только после хирургической резекции можно интерпретировать оценку и сравнение статуса прогрессирования опухоли, такого как глубина инвазии опухоли, статус метастазов в лимфатические узлы и отдаленные метастазы (наиболее важные прогностические факторы рака желудка). с высокой степенью точности. Таким образом, имеет смысл разделить рак желудка IV стадии, подтвержденный хирургической резекцией, на 3 группы в соответствии с характеристиками прогрессирования заболевания.

    В этом исследовании группа 1 представляла рак желудка IV стадии, связанный с инвазией соседних органов.Таким образом, резекция соседнего органа в сочетании с гастрэктомией выполнялась чаще в группе 1 (54,1%) с лечебной целью, чем в группах 2 (30,4%) и 3 (34,3%). Пациенты 1-й группы имели наиболее частое распространение локорегионального заболевания (40,9%) в качестве начального рецидива после резекции R0; за этим последовали перитонеальные (27,3%), комбинированные множественные (18,2%) и отдаленные (13,6%) рецидивы. Анализ показал, что независимыми прогностическими факторами выживаемости были то, проводилась ли резекция R0 и адъювантная терапия.Значение относительной опасности резекции R1 было 1,92, что было значительным ( P = 0,002). Значение относительной опасности резекции R2 составило 1,91, но это было незначительно, вероятно, из-за небольшого количества пациентов. Эти результаты предполагают, что для достижения лучшего результата следует рассмотреть агрессивный хирургический подход к местнораспространенному первичному раку, и это согласуется с другими сообщениями о том, что пациентам с карциномой желудка T4 полезно агрессивное хирургическое вмешательство с лечебной целью. 9 , 12 , 13 Однако есть некоторые споры относительно статуса метастазов в лимфатические узлы. 9 , 12 , 13 Адъювантная терапия была самым сильным прогностическим фактором у пациентов с раком желудка T4 (относительный риск 2,67 [ P = 0,001]), хотя не было различий между группами химиотерапии и химиолучевой терапии. . Это говорит о том, что даже если рак желудка Т4 не показывает отдаленных метастазов во время операции и демонстрирует агрессивный локально-региональный характер в качестве начального рецидива, эта опухоль уже стала системно распространенным заболеванием, а не осталась местной болезнью.

    Пациенты 2-й группы имели заболевание, связанное с обширным метастазированием в лимфатические узлы. Поскольку большинство пациентов с раком желудка N3 получили диагноз после операции, у них была более высокая частота резекций R0 (90,7%), чем у пациентов в группах 1 и 3. Опухоли диффузного типа с недифференцированными гистологическими данными или с поражением лимфатических узлов встречались чаще. у пациентов группы 2, чем в группах 1 и 3, что указывает на неблагоприятные гистологические характеристики этих опухолей.У пациентов в группе 2 чаще наблюдались отдаленные (30,2%) и перитонеальные (26,7%) рецидивы в качестве исходного места рецидива, а локорегиональный рецидив присутствовал у 19,8% пациентов, в отличие от группы 1. Однофакторный анализ показал, что прогностические факторы для выживаемости учитывались тип операции, хирургическая излечимость, классификация Боррманна, количество извлеченных лимфатических узлов, адъювантная терапия и характер рецидивов. Тем не менее, тип операции, хирургическая излечимость, количество извлеченных лимфатических узлов и адъювантная терапия остались независимыми прогностическими переменными после многомерного анализа.Неполная резекция или положительный краевой статус (относительный риск, 1,92) и операция в сочетании с резекцией соседнего органа (относительный риск, 1,97) были связаны с менее благоприятным прогнозом. Количество извлеченных лимфатических узлов имело прогностический эффект в группе 2, в отличие от групп 1 и 3. Общая 5-летняя выживаемость составила 31,1%, 26,2% и 7,4% у пациентов с более чем 51, 31-50. и от 16 до 30 извлеченных лимфатических узлов соответственно. Учитывая, что относительный риск был равен 1.74 ( P = 0,004) у пациентов, у которых было извлечено 30 или меньше лимфатических узлов, считается, что точка отсечения для соответствующей лимфодиссекции составляет более 30. Адъювантная химиолучевая терапия дает лучшие результаты, чем химиотерапия или отсутствие адъювантной терапии у пациентов с раком желудка N3. Общая 5-летняя выживаемость составила 41,9% у пациентов, получавших химиолучевую терапию, 23,3% у пациентов, получавших химиотерапию, и 10,2% у пациентов, перенесших только операцию ( P <.001). Этот результат подчеркивает роль адъювантной химиолучевой терапии после резекции желудка, что согласуется с предыдущими сообщениями. 14 Комбинация лучевой терапии для местного контроля и химиотерапии для системного контроля делает комбинированную химиолучевую терапию логичным послеоперационным адъювантным лечением для пациентов с раком желудка. 14

    В 3-ю группу вошли пациенты с раком желудка и отдаленными метастазами, независимо от статуса TN. Адъювантная терапия, состоящая из химиотерапии или химиолучевой терапии, имела наиболее важное влияние на прогноз пациента.Хотя роль паллиативной гастрэктомии все еще остается предметом дискуссий, среднее время выживания составляло 14,3 месяца после гастрэктомии и 6 месяцев после процедуры обходного анастомоза или только биопсии. Этот результат согласуется с предыдущим отчетом 15 , в котором было обнаружено, что первичный рак желудка с отдаленными метастазами должен быть удален в тех случаях, когда он может быть удален. Однако комбинированная резекция была независимым неблагоприятным прогностическим фактором при раке желудка с отдаленными метастазами. Это говорит о том, что агрессивное хирургическое лечение пациентов с метастатическим заболеванием не дает никаких преимуществ в плане выживаемости; скорее, это связано с плохим результатом выживания.

    В этом исследовании общая 5-летняя выживаемость в группах 1, 2 и 3 составила 18,3%, 27,1% и 9,3% соответственно. Пациенты с раком желудка T1-3N3M0 показали намного лучшую выживаемость, чем пациенты с раком T4N1-3M0 и T (любой) N (любой) M1. Высокая частота лечебных резекций и лучший ответ на адъювантную терапию в группе рака желудка T1-3N3M0, по-видимому, связаны с благоприятным исходом выживания, несмотря на их неблагоприятные гистологические особенности. Время выживания пациентов с раком желудка T4N1-3M0 также было намного лучше, чем время выживания пациентов с раком желудка M1.В недавнем исследовании Park et al. 16 предложили подклассификацию стадий IVA (T1-3N3M0 и T4N1-2M0) и IVB (T4N3M0-1). Эти авторы сообщили, что результат выживания в группе T4N3M0 был аналогичен таковому в группе T4N3M1, поскольку 5-летняя выживаемость в группах T1-3N3M0, T4N1-2M0, T4N3M0 и T (любой) N (любой) M1 составляла 10,5 %, 9,7%, 0% и 1,4% соответственно. Однако в нашем исследовании кривая выживаемости групп T4N1-2M0 и T4N3M0 не показала значимых различий, а группа T1-3N3M0 показала гораздо лучшую выживаемость по сравнению с другими группами.Подклассификация рака желудка IV стадии по-прежнему заслуживает рассмотрения.

    Это исследование было основано на 11-летнем опыте работы в одном центре и ретроспективно продемонстрировало клинические и патологические характеристики и прогноз пациентов с раком желудка IV стадии. Однако имелась некоторая систематическая ошибка отбора, поскольку в это исследование были включены только пациенты с операбельным заболеванием на предоперационной оценке. Кроме того, пациенты получали различное лечение, включая тип операции и адъювантную терапию, поскольку не существует международно признанных стандартов лечения.Даже если эти различия, вероятно, связаны с прогнозом пациента, они, по-видимому, представляют клинические характеристики каждой подгруппы рака желудка стадии IV. В целом, подклассификация рака желудка стадии IV на группы IVA, IVB и IVM может предложить более полезную и подробную информацию для определения характеристик заболевания, прогнозирования прогноза пациента и определения терапевтических вариантов. Стадия IVA (T1-3N3M0) рака желудка представляет собой заболевание с обширным метастазом в лимфатические узлы, неблагоприятными гистологическими данными, необходимостью более радикальной лимфодиссекции, высокой вероятностью лечебной резекции и возможностью эффективной адъювантной терапии и благоприятным исходом для выживания.Рак желудка стадии IVA имеет тенденцию к рецидиву вначале как отдаленное заболевание брюшины, а не локально-регионарное заболевание. Стадия IVB (T4N1-3M0) рака желудка – это заболевание с инвазией соседних органов, требующее резекции R0 и адъювантной химиотерапии, и было связано с промежуточным результатом выживания. Первоначальная картина рецидива этой опухоли – это локорегиональный рецидив. Стадия IVM (T [любой] N [любой] M1) рака желудка с отдаленными метастазами имеет наихудший прогноз, и агрессивное хирургическое лечение, похоже, не дает никакого преимущества для выживаемости, что смещает вариант лечения к адъювантной химиотерапии.Таким образом, результаты этого исследования поддерживают подклассификацию рака желудка IV стадии на стадии IVA (T1-3N3M0), IVB (T4N1-3M0) и IVM (T [any] N [any] M1) для более точной идентификации заболевания и принятия решений о лечении. .

    Адрес для корреспонденции: Тэ Сон Сон, доктор медицины, отделение хирургии, Медицинский центр Самсунг, Медицинский факультет Университета Сунгюнкван, 50 Ilwon-dong, Gangnam-gu, Сеул, Корея 135-710 ([email protected]).

    Принята к публикации: 15 декабря 2007 г.

    Вклад авторов: Концепция и дизайн исследования : Ан и Зон. Сбор данных : An. Анализ и интерпретация данных : Ан, Ха, Но, Сон и Ким. Составление рукописи : Ан и Но. Критический пересмотр рукописи для важного интеллектуального содержания : Ан, Ха, Сон и Ким. Статистический анализ : An. Административная, техническая и материальная поддержка : Ан. Наблюдение за учебой : Ан, Но, Сон и Ким.

    Раскрытие финансовой информации: Не сообщалось.

    1.

    Собин LHedWittekind CHed Международный союз против рака, TNM Классификация злокачественных опухолей. 6-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк Вили-Лисс, 2002; 65-68

    2. Ли JHNoh Шлах KHChoi SHMin JS Прогноз у пациентов с карциномой желудка IV стадии после радикальной резекции. Гепатогастроэнтерология 2001; 48 (42) 1802–1805PubMedGoogle Scholar3.Saidi RFReMine SGDudrick PSHanna NN Есть ли роль паллиативной гастрэктомии у пациентов с раком желудка IV стадии? World J Surg 2006; 30 (1) 21-27PubMedGoogle ScholarCrossref 4.Medina-Franco HContreras-Saldivar ARamos-De La Medina Апаласиос-Санчес PCortes-Gonzalez RUgarte JA Хирургия при раке желудка IV стадии. Am J Surg 2004; 187 (4) 543- 546PubMedGoogle ScholarCrossref 5.Яги YSeshimo AKameoka S Факторы прогноза при раке желудка IV стадии: одномерный и многомерный анализ. Рак желудка 2000; 3 (2) 71-80PubMedGoogle ScholarCrossref 6.Choi SBHong KDCho JS и другие. Факторы прогноза у пациентов с резектированным раком желудка IV стадии. J Корейская ассоциация рака желудка 2006; 6 (1) 18-24Google Scholar7.Д’Анжелика MGonen MBrennan М.Ф.Турнбулл ADBains MKarpeh МС. Особенности начального рецидива при полностью удаленной аденокарциноме желудка. Ann Surg 2004; 240 (5) 808-816PubMedGoogle ScholarCrossref 8. Ли JHNoh Щой SHMin JS Прогноз для пациентов с карциномой желудка IV стадии без отдаленных метастазов. J Корейская ассоциация рака желудка 2001; 1 (2) 100-105Google Scholar9.Сайто HTsujitani SMaeda Y и другие. Комбинированная резекция пораженных органов у пациентов с карциномой желудка Т4. Рак желудка 2001; 4 (4) 206-211PubMedGoogle ScholarCrossref 10.Шитара Кишигуро AMunakata MWada RSakata Y Ретроспективный анализ распространенного рака желудка IV стадии, получавшего S-1 или другую химиотерапию. Int J Clin Oncol 2006; 11 (5) 367-374PubMedGoogle ScholarCrossref 11.Lim SMuhs Б.Э.Маркус SGNewman Е.Берман RSHiotis SP Результаты резекции по поводу рака желудка IV стадии: наблюдаются ли лучшие результаты в отдельных подгруппах пациентов? J Surg Oncol 2007; 95 (2) 118–122PubMedGoogle ScholarCrossref 12. Китамура KTani Н.Койке ЧАС и другие. Комбинированная резекция пораженных органов при раке желудка Т4. Гепатогастроэнтерология 2000; 47 (36) 1769–1772 гг. PubMedGoogle Scholar 13.Кобаяши Анакагохри Кониши M и другие. Агрессивное хирургическое лечение рака желудка Т4. J Гастроинтест Сург 2004; 8 (4) 464-470PubMedGoogle ScholarCrossref 15. Мориваки YKunisaki CКобаяши Шарада HImai SKasaoka C Сокращает ли хирургический стресс, связанный с паллиативной резекцией пациентов с неизлечимым раком желудка с отдаленными метастазами, их выживаемость? Гепатогастроэнтерология 2004; 51 (57) 872-875PubMedGoogle Scholar16.Парк JMPark ССМок YJKim CS pN3M0 Рак желудка: категория, позволяющая разделить рак желудка на IV стадию (IVA и IVB). Ann Surg Oncol 2007; 14 (9) 2535–2542PubMedGoogle ScholarCrossref

    Рак желудка стадии IV успешно лечится с помощью мультидисциплинарной терапии, включая химиотерапию, иммунотерапию и хирургию: клинический случай | Отчеты о хирургических случаях

    74-летний японец был направлен в нашу больницу с множественными новообразованиями в левой шее, с потерей веса и небольшой температурой в анамнезе.Его индекс массы тела составил 18 кг / м 2 2 . На левой шее у него было пальпируемое, но безболезненное образование размером примерно 2 см. Новообразование в брюшной полости и увеличенный парааортальный лимфатический узел были обнаружены при УЗИ брюшной полости. Лабораторные исследования показали, что С-реактивный белок в сыворотке крови 2,5 мг / дл, концентрация гемоглобина в сыворотке 5,8 г / дл, белок сыворотки 5,9 г / дл и альбумин в сыворотке 2,7 г / дл, что свидетельствует о недостаточности питания и анемии, вызванных воспалением или кровотечением. Карциноэмбриональный антиген (СЕА) составил 31,6 нг / мл. Пациент госпитализирован на дополнительное обследование.Компьютерная томография (КТ) брюшной полости показала утолщение стенки желудка и множественные лимфаденопатии вокруг парааортального поражения, портального отдела, средостения и левых надключичных мягких тканей. 18 Позитронно-эмиссионная томография F-фтордезоксиглюкозы (FDG-PET) выявила аномальное поглощение FDG в тех же поражениях, обнаруженных при КТ (рис. 1a). Гастроэнтерологическая эндоскопия выявила опухолевое поражение с обширным изъязвлением кардии желудка с инвазией в нижнюю часть пищевода (рис. 2а). Биопсия новообразования указала на патологический диагноз низкодифференцированной аденокарциномы.Открытая биопсия левого шейного лимфатического узла показала гистологические особенности, идентичные опухоли желудка, что указывает на метастаз GC в лимфатический узел левой ключицы. На основании этих клинических и патологических данных клинической стадией был T4aN3bM1, стадия IV, согласно Международному союзу по борьбе с раком (7-е издание UICC).

    Рис.1

    18 Результаты позитронно-эмиссионной томографии F-фтордезоксиглюкозы. 18 Позитронно-эмиссионная томография F-фтордезоксиглюкозы до лечения a в октябре 2009 г. и b в июне 2011 г., после 2 лет химио-иммунотерапии.Метаболическая ценность отложений в поражениях (таких как левые надключичные лимфатические узлы), кроме желудка, заметно снизилась или исчезла. Отложения в поражении желудка и размеры всех поражений заметно уменьшились по сравнению с размерами до лечения

    Рис. 2

    Результаты гастроэнтерологической эндоскопии. Гастроэнтерологическая эндоскопия выявила опухолевое поражение с обширным изъязвлением кардии желудка: a в октябре 2009 г. и b в июне 2011 г.Поражение желудка уменьшилось через 2 года химио-иммунотерапии, до операции

    Принимая во внимание прогрессирующее заболевание, пациенту сделали переливание крови для химиотерапии, а затем в больнице Хаманомати было начато лечение S-1 плюс цисплатин (S-1 / CDDP). S-1 (100 мг / день) вводили перорально в течение трех последовательных недель, а цисплатин (90 мг / тело) вводили внутривенно на 8-й день с последующим 2-недельным периодом отдыха. Опухоль левой шеи и масса в брюшной полости быстро регрессировали после первой химиотерапии, а также снижения CEA, и мы провели комбинированную терапию клетками CAK и S-1 / CDDP в нашей клинике.

    Клетки САК состояли из активированных Т-клеток, экспрессирующих высокие уровни активирующего рецептора, естественных киллеров группы 2, члена D (NKG2D) и активированных естественных киллеров (NK) клеток (рис. 3). Процедура генерации ячеек CAK была описана ранее [8]. Вкратце, мононуклеарные клетки периферической крови (PBMC) собирали с использованием сепаратора клеток крови (Haemonetics CCS, Haemonetics Corporation, Braintree, MA, USA) и стимулировали рекомбинантным интерлейкином (IL) -2 человека (rIL2, 200 Ед / мл; Primmune Inc. .Кобе, Япония) и 5 ​​мкг / мл антитела к CD3 (MACS GMP CD3 pure; Miltenyi Biotec Inc. Auburn, CA, USA). После 7 дней культивирования PBMC переносили в систему культуральных мешков (KBM550, Kohjin Bio, Осака, Япония) и размножали в течение 7 дней для получения достаточного количества клеток САК. Все культуры были проверены на загрязнение эндотоксином, β-глюканом и пептид-гликаном с использованием токсинометра ET-6000 (Wako Pure Chemical Industries, Ltd., Осака, Япония) в соответствии с руководящими принципами Управления по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. Загрязнение микоплазмой проверяли с помощью набора Mycoalert (Lonza Rockland Inc., ME, США). Процедуры обработки клеток и иммунотерапии были одобрены этическим комитетом нашего учреждения, и пациент предоставил письменное информированное согласие на проведение процедуры. Всего 1,32 × 10 10 клеток САК были перенесены 14 раз за 2 года. После четырех курсов введения S-1 / CDDP у пациента развились анорексия и стоматит, связанные с химиотерапией (общие терминологические критерии для нежелательных явлений, степень 3), и химиотерапия была переведена на еженедельное введение паклитаксела по просьбе пациента.Паклитаксел (120 мг / тело) вводили еженедельно, трижды каждые 4 недели. Терапия клетками САК хорошо переносилась, и единственным побочным эффектом, связанным с лечением, была субфебрильная температура. После 2 лет комбинированной химиотерапии (S-1 / CDDP, паклитаксел) и иммунотерапии клетками CAK, поражения, отличные от поражения желудка, заметно регрессировали по данным КТ и FDG-PET (рис. 1b), а CEA снизился с 30,2 нг. / мл до 2,2 нг / мл (рис. 4). Максимальное уменьшение поражения желудка подтверждено гастроэнтерологической эндоскопией (рис.2b), что побудило нас задуматься о конверсионной хирургии. Подтвердив отрицательный результат цитологического исследования перитонеального лаважа и отсутствие перитонеальной диссеминации или метастазов в печень, мы перешли к тотальной гастрэктомии с помощью лапароскопии для ГК с лимфаденэктомией D1 + и реконструкцией Roux-en-Y. Послеоперационное течение пациента протекало без осложнений, он был выписан домой на 18-й день после операции, перенеся пероральную диету. Гистологические данные резецированного препарата (рис. 5) показали инвазию опухоли в подсерозный слой и метастаз только в один лимфатический узел в 46 рассеченных лимфатических узлах.Резецированный образец показал появление нерегулярных пикнотических ядер и многих инфильтрирующих мононуклеарных клеток CD3 + с помощью иммуногистохимии (рис. 6a, b). Эти данные свидетельствуют о влиянии химиотерапии и иммунотерапии соответственно. Накопление форм клеток было обнаружено в некоторых рассеченных лимфатических узлах, что свидетельствует о регрессе метастатических поражений. Основываясь на клинических и патологических данных, послеоперационная стадия была ypT2ypN1cM0, ypStage IIA, по данным Союза по международному контролю рака (7-е издание UICC).

    Рис. 3

    Типичная гистограмма экспрессии естественных киллеров группы 2, члена D (NKG2D) на лимфоцитах до и после стимуляции. Уровни экспрессии NKG2D в лимфоцитах до и после активации анализировали с помощью сортировки клеток, активируемых флуоресценцией. Активация привела к заметному увеличению экспрессии NKG2D на клетках CAK и T-DAK

    Рис. 4

    Снижение уровня РЭА на протяжении всего курса лечения

    Фиг.5

    Резецированный образец желудка показывает опухоль типа Borrmann II с повышенным поражением задней стенки кардии (стрелки)

    Рис. 6

    Типичные изображения, окрашенные гематоксилином-эозином, и результаты иммуногистохимии CD3 + в удаленном образце. a Опухоль с пикнотическими ядрами неправильной формы (стрелки) и лимфоцитами, инфильтрирующими опухоль. Исходное увеличение × 200 (справа) и соответствующие (в рамке) области с меньшим увеличением × 100 (слева). b Обильная лимфоцитарная инфильтрация в опухоль. CD3 + Т-клетки обозначены коричневым хромогеном. Исходное увеличение × 100 (справа) и соответствующие (в рамке) области с меньшим увеличением × 40 (слева)

    Пациент проходил лечение адъювантной химиотерапией, состоящей из паклитаксела плюс S-1, в течение 1 года и иммунотерапией с использованием иммунотерапии клеток-киллеров, активированных DC-активированными клетками (T-DAK) с помощью лизата опухоли (T-DAK), в течение 5 лет. Паклитаксел (120 мг / тело) вводили еженедельно, дважды каждые 4 недели в течение четырех курсов, после чего его заменили на S-1 из-за трудностей с обеспечением доступа к сосудам.S-1 (80 мг / день) вводили перорально в течение 2 недель с последующим 2-недельным периодом отдыха. Методы, используемые для приготовления клеток T-DAK, были описаны ранее [10]. Во-первых, незрелые DC получали из прикрепленных к пластику PBMC с использованием рекомбинантного человеческого гранулоцитарного / моноцитарного колониестимулирующего фактора (100 нг / мл; Primmune KK, Кобе, Япония) и рекомбинантного человеческого IL-4 (500 Ед / мл; Primmune KK) для 7 дней. Опухолевые клетки, полученные из опухолевых масс, лизировали с помощью пяти циклов замораживания-оттаивания и затем доводили до концентрации белка 1 мг.Лизат опухоли добавляли к незрелым DC до конечной концентрации 50 мкг / мл и затем инкубировали в течение 12 часов с последующим добавлением фактора некроза опухоли и интерферона-γ. Во-вторых, неприлипающие клетки из PBMC пациента культивировали с аутологичными DC с импульсами опухоли в течение 1 недели в низких дозах IL-2, затем размножали в колбах, покрытых OKT3, с последующим культивированием в проницаемых для кислорода мешках (KBM550BA-M; Kojin- Био, Сайтама, Япония). Всего 3,0 × 10 10 клеток T-DAK были введены 29 раз в течение 5 лет.Клиническая переносимость пациента во время и после адъювантной терапии была отличной, побочных реакций не наблюдалось. Вышеупомянутые процедуры клеточного процессинга и иммунотерапии для клеточной иммунотерапии T-DAK были одобрены этическим комитетом нашего учреждения.

    Пациент находился под тщательным наблюдением и оставался здоровым без признаков рецидива через 5 лет и 6 месяцев после операции.

    Обзор случая: неоперабельный метастатический рак желудка

    Daniel Catenacci, MD: Мое первое впечатление об этом случае состоит в том, что это типичное проявление рака желудка, проявляющееся расплывчатыми симптомами: усталостью, анорексией, некоторой потерей веса и легкой степенью тяжести. боль в животе.В конце концов, пациента доводят до эндоскопии верхних отделов желудка, и у него обнаруживается образование в дистальном отделе желудка; подтверждено, что это рак желудка. В конечном итоге с помощью компьютерной томографии и других анализов крови было установлено, что это метастатическая стадия 4 в печень.

    После типичного определения стадии и обсуждения прогноза с пациентом о том, что это неизлечимый рак на 4 стадии, пациент получил стандартную химиотерапию первой линии. Доступен ряд различных схем химиотерапии, все с данными фазы III, подтверждающими их использование; различные схемы приема двух и трех препаратов.Хотя в последнее время химиотерапия FOLFOX стала предпочтительной стандартной терапией, которую этот пациент получил. Кроме того, как и следовало ожидать, большинство пациентов получают некоторую клиническую пользу и смягчение последствий этой химиотерапии с частотой ответа примерно 40%, а еще у 40% пациентов имеется хотя бы контроль над болезнью.

    Этот пациент на первом этапе визуализации через 3 месяца продемонстрировал ответ на визуализацию и хорошо себя чувствовал при терапии. К сожалению, как и ожидалось, через 7 месяцев после начала лечения пациент продемонстрировал прогрессирование, и это типичная медиана выживаемости без прогрессирования в большинстве исследований.

    В этот момент пациентка была обследована, и у нее сохранялась работоспособность, поэтому ей, соответственно, была предложена терапия второй линии. Как правило, опять же, существует несколько вариантов химиотерапии в условиях второй линии – на основе иринотекана или на основе таксана. Совсем недавно было проведено крупное исследование фазы III, названное исследованием RAINBOW, в котором оценивали паклитаксел с рамуцирумабом по сравнению с контролем, получавшим только паклитаксел; это продемонстрировало улучшенную общую выживаемость, а также скорость ответа.Итак, этот пациент получил паклитаксел с рамуцирумабом; вот где пациент был с точки зрения того, когда мы закончили его дело.

    Расшифровка стенограммы отредактирована для наглядности.


    61-летняя женщина с раком желудка 4 стадии

    ноябрь 2017 г.

    • 61-летняя латиноамериканка обращается к своему PCP с жалобой на необъяснимую потерю веса месяцев), периодические боли в животе, утомляемость и недавнее начало рвоты
    • ИМТ: 23
    • PE: асцит отрицательный
    • Примечательные лабораторные данные:
      • HB: 11.2 г / дл
      • LFT: WNL
      • СКФ: 100
      • CEA, 18,4 нг / мл
      • AFP, CA 19-9 и CA 125: WNL
    • Эндоскопия верхнего желудка: подозрительное язвенное поражение 7,2 см вовлекает пилорическую область
    • Эндоскопическое УЗИ: подозрительный лимфатический узел
    • Биопсия: подтверждена низкодифференцированная аденокарцинома желудка, диффузный гистологический подтип; положительный лимфатический узел
    • Молекулярное тестирование: HER2 (-), MSI-стабильный, экспрессия PD-L1 0%
    • КТ грудной клетки, брюшной полости и таза: показала диффузную инвазию стенки желудка и висцеральной брюшины, поражение лимфатических узлов, 1 Поражение печени
    • Стадия: аденокарцинома желудка IV стадии, неоперабельная
    • ECOG PS 0

    Январь 2018

    • Пациенту начали принимать фторурацил и оксалиплатин (FOLFOX)
    • через 3 мес. системная терапия

    июль 2018

    • Пациенты сообщают об усилении тошноты, усталости и одышки
    • КТ через 7 месяцев показывает распространение метастазов на несколько супрапилорических узлов и новое поражение печени
    • LFT: слегка повышен; СКФ: WNL; HB: 10.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *