Транзиторный дисбактериоз: Транзиторные (пограничные) состояния новорожденных.

Содержание

Транзиторные (пограничные) состояния новорожденных.

05 марта 2019

 

Транзиторные (пограничные) состояния новорожденных.

 

После рождения новорожденный сразу попадает в совершенно иную окружающую среду. Здесь значительно понижена температура по сравнению с внутриматочной, появляется гравитация, масса зрительных, тактильных, акустических и других раздражителей. После рождения малышу необходим иной тип дыхания (легочный) и способ получения питательных веществ (пищеварение). Этот переход сопровождается изменениями практически во всех органах и системах организма. Эти «перестройки» заложены самой природой, но все же требуется определенное время, чтобы малыш привыкнул и приспособился к внешнему миру. Именно в этом и заключается причина появления у малышей первого месяца жизни так называемых транзиторных (временных) или переходных (пограничных) состояний. О них мы и поговорим в нашей статье.

Переходные состояния появляются в родах или после рождения и затем, через некоторое время, бесследно проходят. Они совершенно естественны для новорожденных. В то же время «пограничными» их называют не только потому, что они возникают на границе двух основных периодов жизни человека — внутри- и внеутробном, но еще и потому, что обычно физиологические для здоровых доношенных новорожденных, при определенных условиях они могут принимать патологические черты и стать основой для развития различных заболеваний. Такому переходу пограничных состояний в патологию нередко способствуют — рождение малыша недоношенным или маловесным, неблагоприятное течение беременности и родов, стрессовые условия после рождения, неадекватные уход и вскармливание. Маленький организм новорожденного очень сложен. Именно поэтому ребенок нуждается в тщательном наблюдении педиатра — неонатолога. Родители должны быть внимательны, соблюдать все рекомендации специалистов. Здоровье в этом периоде закладывается, порой, на всю жизнь. И его сохранение имеет огромное значение.

Транзиторных состояний довольно много. Мы говорили, что каждая функциональная система адаптируется к новым условиям. Но нужно отметить, что не все пограничные состояния развиваются у каждого малыша. Все индивидуально. Многие из этих состояний протекают незаметно. Они не имеют клинических проявлений, а выявляются только лабораторными методами. Поэтому большее значение они имеют для врачей, чем для родителей, и при правильном течении не приносят малышу беспокойства.

 

Остановимся подробнее на явных, «заметных глазу» пограничных состояниях.

Физиологическая потеря массы тела. В первые дни жизни у младенцев происходит потеря массы тела, которую называют физиологической или естественной.
Потеря массы тела наблюдается у всех новорожденных независимо от показателей массы при рождении. Она бывает у доношенных и у недоношенных малышей.
Основная причина потери массы тела в том, что организм новорожденного в первые дни жизни теряет много воды, использует запасы питательных веществ, полученных им еще внутриутробно, то есть расходует свои «внутренние резервы». Также имеется относительное голодание из-за дефицита молока в первые дни установления лактации у мамы. В норме такая потеря веса обычно не превышает 6% от первоначальной массы тела при рождении. К 8-10-му дню доношенный и к 14-му дню недоношенный малыши восстанавливают свой первоначальный вес. Затем вес тела регулярно увеличивается, и служит одним из показателей правильного развития и роста.

Для более быстрого восстановления массы тела имеет значение тепловой режим, рациональный уход за новорожденным, профилактика гипогалактии у мамы, раннее прикладывание к груди свободный режим вскармливания, организация вскармливания и выбор смеси при отсутствии или недостатке молока у мамы.
Обратим внимание, что это процесс естественный, и родителям не стоит волноваться, что малыш не набирает в весе первые дни жизни. Но если новорожденный потерял более 10% от массы тела при рождении (в среднем более 200-250 грамм), не восстановил потерю к 10-12 дню жизни, это может привести к ухудшению состояния ребенка. В этом случае малыша в обязательном порядке надо показать педиатру.
 

Транзиторное нарушение теплового баланса.

К переходным состояниям у новорожденных относят также транзиторное нарушение теплового баланса (обмена). У малыша может незначительно повышаться или понижаться температура тела. Дело в том, что у новорожденных процессы терморегуляции еще не зрелые и не совершенные. Они не могут удерживать постоянную температуру тела, и очень чувствительны к изменениям окружающей среды. Малыши реагируют на любые колебания температуры в помещении или на улице.
Термолабильность, неустойчивость терморегуляторного центра приводят к быстрому перегреванию или переохлаждению ребенка. Этому способствуют особенности строения кожи, богатой сосудами и бедной потовыми железами.

Очень важно соблюдать правильный температурный режим в комнате малыша, защищать кроху от перегрева и сквозняков, рационально одевать на прогулках. Температура в детской должна быть от 20 до 22 градусов С (у недоношенных 23-24). Лучше установить в комнате малыша градусник и следить за его показаниями.
При резких и частых колебаниях температуры тела у крохи необходимо проконсультироваться с врачом педиатром.

 

Транзиторные изменения кожных покровов отмечаются практически у всех новорожденных детей на 1-й неделе жизни. Чаще всего это простая эритема — краснота кожи, проявляющаяся после удаления первородной смазки. Наиболее яркой она становится на 2-е сутки после рождения. Обычно полностью исчезает к концу 1-й недели жизни. Шелушение кожных покровов нередко возникает на 3 — 5 день жизни, чаще бывает на животе, груди, конечностях. Особенно обильное шелушение отмечается у переношенных детей. Лечения это состояние не требует, однако участки шелушения лучше после купания смазывать увлажняющим детским кремом или косметическим молочком. Часто у малышей на первой неделе жизни появляется токсическая эритема. Это пятнистая сыпь с серовато-желтыми уплотнениями в центре, которая располагается чаще всего на конечностях вокруг суставов, на груди. Самочувствие малышей при этом не нарушено, температура тела нормальная. В течение 1 — 3 дней могут появиться и новые высыпания, через 2 — 3 дня сыпь исчезает. Лечения обычно не требуется, но при обильной токсической эритеме рекомендуется консультация врача. Возможно назначит дополнительное питье, при необходимости антигистаминные (противоаллергические) препараты.

На коже младенцев часто появляются так называемые «милиа». Это беловато-желтые узелки размером 1 — 2 мм, возвышающиеся над уровнем кожи. Они располагаются чаще на крыльях носа и переносице, в области лба, подбородка. Их появление связано с обильным секретом и закупоркой протоков сальных желез кожи под действием эстрогенов. Лечения они обычно не требуют, проходят самостоятельно через 1-2 недели. Иногда могут наблюдаться признаки легкого воспаления вокруг узелков. Тогда их нужно обрабатывать дезинцфицирующими средствами.
 

Физиологическая желтуха новорожденных.

Часто родителей тревожит то, что кожа ребенка со временем желтеет, становится с иктеричным ( желтым ) оттенком, могут прокрашиваться и склеры глаз. Если желтуха выражена слабо, появилась после второго дня жизни или позже, не нарушает состояния ребенка, не изменяет цвет мочи и кала, и исчезает до 14-го дня жизни, то это — «физиологическая желтуха». Оснований для тревоги нет. Это явление обусловлено временной незрелостью ферментной системы печени и как следствие, затрудненного транспорта билирубина. Но если желтуха — даже слабая — затягивается на более длительный срок, или появляется в первые сутки после рождения, сопровождается усилением окраски или ухудшением состояния новорожденного, речь может идти о патологической желтухе. Необходимо срочно обратиться к педиатру. Врач проведет обследование, выявит причину желтухи и при необходимости проведет соответствующее лечение.


Половой или гормональный криз.

Одно из переходных состояний у новорожденных, которое часто встречается и нередко пугает родителей, — половой или гормональный криз. Наблюдается он у 2/3 доношенных малышей, причем чаще у девочек. Проявления полового криза связаны с реакцией организма ребенка на освобождение его от половых гормонов матери — эстрогенов.
Нередко на первой неделе жизни у мальчиков и у девочек слегка увеличиваются молочные железы. Перед тем как исчезнуть, это увеличение может усилиться в течение следующих нескольких недель. Иногда из грудных желез выделяется жидкость, похожая на молозиво. Это абсолютно нормальное явление, и не должно пугать родителей. Нагрубание молочных желез бесследно проходит к концу месяца. Обычно оно не требует лечения. Если нагрубание молочных желез станет значительным, и будет сопровождаться беспокойством ребенка и повышением температуры, проконсультируйтесь с педиатром. Ни в коем случае нельзя пытаться уменьшить размер припухлых молочных желез, выдавливая из сосков ребенка жидкость. Это не только приносет боль малышу, но и способствует заносу инфекции.

У девочек в первые дни жизни часто появляются обильные слизистые выделения серовато-белого цвета из половой щели. Это проявления так называемого транзиторного (десквамативного) вульвовагинита. Постепенно выделения через несколько дней исчезают. Влагалищные выделения могут быть кровянистыми (по типу влагалищных кровотечений). Это нормальная реакция, и примесь крови не должна быть причиной для беспокойства. Лечения это состояние не требует. Объем кровотечений маленький, и проходит оно через 1-3 дня.
При наличии выделений из половых органов девочку необходимо особенно тщательно подмывать. Лучше использовать слабо слабо-розовый раствор марганцовокислого калия («марганцовки»). Подмывать нужно несколько раз в день, и обязательно — после стула. Весь стул необходимо удалять. Напомним, что девочку всегда подмывают, направляя движения руки и струю воды спереди назад, чтобы бактерии с около анальной зоны не попали в половую щель.
 

Транзиторный дизбактериоз.

У всех новорожденных развивается такое переходное состояние, как транзиторный дизбактериоз и физиологическая диспепсия кишечника.
Расстройства стула наблюдаются в середине первой неделе жизни. Оно связано с переходом новорожденного на новый энтеральный тип питания по сравнению с внутриутробным питанием, когда все питательные вещества в готовом расщепленном виде поступали плоду через кровь матери. В первые дни жизни происходит адаптация к энтеральному питанию, и становление у ребенка такой важной функции, как пищеварение.
В первые 1 — 2 дня у всех новорожденных детей отходит первородный стул (меконий) -густая вязкая масса темно-зеленого цвета. На 3 — 4 день жизни, появляется переходный стул — неоднородный по консистенции и окраске (с комочками, слизью, зелено-желтого цвета). К концу первой недели жизни стул обычно устанавливается в виде желтой кашицы. Транзиторный дизбактериоз связан с неизбежным заселением после рождения слизистой кишечника бактериями. Кишечник малыша заселяют не только полезные бактерии (бифидум и лактуам-бактерии), но и условно патогенная флора. Транзиторный дизбактериоз — явление физиологическое, оно совершенно нормально. Однако при некоторых обстоятельствах (неблагополучном течении беременности, снижении защитных сил организма, искусственном вскармливании, дефектах ухода) транзиторный дизбактериоз может стать причиной для наслоения вторичной инфекции и заболевания ребенка. В этом случае необходима консультация врача и лечение.

 

Органы мочевыделения также адаптируются к новым внеутробным условиям. Они приспосабливаются к работе на фоне измененного кровообращения, гормональных изменений и больших потерь воды. Часто развивается так называемый мочекислый инфаркт почек. Внешне проявляется выделением мутной, кирпично-желтой мочи. Волноваться родителям не надо. Это состояние связано с нарушением обмена веществ в почках и отложением в них кристаллов солей мочевой кислоты. К концу 1-й недели эти явления проходят. Если цвет мочи не нормализуется к концу 2-й недели жизни, стоит проконсультировать малыша у педиатра. Переходные процессы почек могут стать основой для развития некоторых патологических состояний — отечного синдрома, инфекции мочевыводящих путей. При осмотре врач исключит патологию.
 

 

Новорожденный ребенок очень раним в плане инфицирования и развития воспалительных заболеваний. Вся иммунная система, в том числе барьерные и защитные свойства его кожи, слизистых еще незрелы.
В утробе матери ребенок обычно находится в стерильных условиях. После рождения его кожу, полость рта, верхние дыхательные пути, кишечник заселяет бактериальная флора, которая неизбежно окружает малыша. Эта массивная атака на фоне гормонального стресса во время родов и еще не сформировавшихся естественных барьеров кожи и слизистых объясняет в первые недели жизни такое пограничное состояние, как транзиторный (временный) иммунодефицит. Особенно снижение защитных сил организма выражено у недоношенных и маловесных новорожденных. Длительность иммунодефицита может быть различной, до месяца и более.
 

Итак, в период новорожденности организм малышей еще только настраиваются на защиту от возможных опасностей внешнего мира. Поэтому очень важен хороший уход и безукоризненная чистота во всем, что его окружает.

В СПБ ГБУЗ ДГП № 49 все новорожденные находятся под наблюдением патронажной медицинской сестры и врача участкового-педиатра, которые осматривают новорожденного на дому еженедельно, начиная с первых дней после выписки из роддома.
 

Транзиторные или пограничные состояния новорожденных

Транзиторные, временные, пограничные – все это разные названия одного и того же состояния у новорожденных. В этой статье речь пойдет о том, как младенцы, только появившиеся на свет, приспосабливаются к окружающей среде. Известно, что после рождения условия жизни ребенка резко меняются: он попадает в мир, где есть гравитация, а температура значительно ниже, чем в материнской утробе. К тому же вокруг появляются тактильные, зрительные и звуковые раздражители. Малышу приходится учиться дышать самостоятельно, приспосабливаться к изменяющемуся типу кровообращения, привыкать получать питательные вещества по-новому.

Переход от внутриутробного развития к жизни во внешнем мире связан с большими изменениями практически во всех органах и системах организма новорожденного. И хотя эти перестройки заложены природой, должно пройти определенное время, чтобы малыш к ним приспособился – это и называется транзиторными состояниями. Их выделяют несколько, и развиваются они у каждого малыша индивидуально. Многие из этих состояний не имеют клинических проявлений и не доставляют ни малышу, ни его маме явных неудобств. Но есть те, которые заметны родителям и зачастую вызывают у них беспокойство. О них и пойдет речь в данной статье.

Физиологическая потеря массы тела

В первые несколько суток своей жизни каждый младенец теряет в весе. Это естественный процесс, который происходит потому, что из организма новорожденного выходит много воды, и ему приходится пользоваться запасами питательных веществ, полученных еще внутриутробно. Имеется и относительное голодание, что связано с дефицитом молока у мамы в первые дни после родов. Нормой является потеря веса не превышающая 6-10 % от первоначальной массы тела малыша. Как правило, к 8-10 дню доношенные малыши и к 14 дню недоношенные набирают тот вес, который имели при рождении.

После этого вес ребенка регулярно увеличивается. Педиатры и родители внимательно следят за этим показателем, так как он свидетельствует о правильном развитии.

Быстрому восстановлению веса ребенка способствуют:

  • раннее прикладывание к груди,
  • свободный режим вскармливания,
  • соблюдение теплового режима,
  • профилактика гипогалактии у мамы,
  • рациональный уход за малышом.

Нарушение теплового баланса

К пограничным состояниям у новорожденных относится также транзиторное нарушение теплового баланса или обмена. Температура тела у малыша может колебаться – повышаться или понижаться, как правило, незначительно. Это легко объяснимо. Процессы терморегуляции еще незрелые и несовершенные, весьма чувствительные к изменениям окружающей среды. Тепловой баланс ребенка зависит от любых колебаний температуры на улице или в помещении.

Поэтому крайне важно обеспечивать подходящий температурный режим в комнате (20-220С – для доношенных детей, 23-240С – для недоношенных), защищать их от перегрева и сквозняков, одевать по погоде.

Половой криз

Данное состояние отмечается у 2/3 малышей. Чаще всего с этим сталкиваются девочки. Редко – недоношенные дети. Это явление связано с реакцией организма новорожденного на освобождение от материнских эстрогенов.

Нередко на первой неделе жизни у девочек, а иногда и у мальчиков, слегка увеличиваются молочные железы, при этом воспалительных изменений на коже не наблюдается. Как правило, нагрубание возрастает к 8-10 дню жизни, а к концу первого месяца сходит на нет. Иногда из грудных желез младенца выделяется жидкость, напоминающая молозиво. Это явление является нормой! Родителям пугаться не стоит.

В большинстве случаев все вышеперечисленное лечения не требует. НО! Если нагрубание молочных желез становится значительным, а кожа над ними красной и горячей на ощупь, температура тела повышается и ребенок ведет себя беспокойно, то необходима консультация педиатра.

Нельзя выдавливать жидкость из сосков ребенка! Тем самым вы можете причинить боль малышу и занести инфекцию.

У девочек в первые дни жизни часто наблюдаются слизистые выделения серовато-белого цвета (возможно, с примесью крови) из наружных половых органов. Это проявления транзиторного вульвовагинита. Через несколько дней выделения исчезают. Все это также является нормальной реакцией и лечения не требует. Необходим гигиенический уход и регулярные подмывания.

Изменения кожных покровов

На первой неделе жизни транзиторные изменения кожных покровов встречаются у подавляющего большинства новорожденных. Наиболее распространенные из них:

  • Простая эритема или физиологический катар – реактивная краснота кожи после удаления первородной смазки, первого купания. Эритема усиливается на вторые сутки и исчезает к концу первой недели жизни (у недоношенных детей – через 2-3 недели).
  • Физиологическое шелушение кожи. Оно бывает крупнопластинчатым, мелким или отрубевидным. Как правило, возникает на 3-5 день жизни. У переношенных детей наблюдается весьма обильное шелушение. Лечение не требуется, шелушение кожи проходит самостоятельно.
  • Родовая опухоль. Это отек предлежащей части тела вследствие венозной гиперемии, самостоятельно исчезающий в течение 1-2 дней. Иногда на месте родовой опухоли остаются мелкоточечные кровоизлияния (петехии), которые со временем исчезают самостоятельно.
  • Токсическая эритема. Возникает у многих новорождённых на 1-3 день дня жизни. На коже – лице, туловище и конечностях – появляются эритематозные пятна или папулы на фоне эритемы. Такие высыпания исчезают уже через неделю, но иногда могут сохраняться в течение первого месяца жизни. Состояние детей при этом не нарушено и лечения не требуется.
  • Милиа. Это бело-жёлтые узелки размером до 2 мм. Располагаются на лице: крылья носа, переносица, область подбородка, лоб. Образования представляют собой скопления кожного сала, не вышедшие на поверхность эпидермиса. Специального лечения не требуют. Если возникают признаки воспаления вокруг узелков, то рекомендуем обрабатывать кожу раствором антисептика.

Транзиторная желтуха

Окрашивание кожи и склер в желтый цвет при физиологической желтухе проявляется не с рождения, а на 3-4 день, достигая максимума на 5-6 сутки. Физиологический процесс разрушения эритроцитов и выход из них непрямого билирубина, а также незрелость ферментной системы печени приводит к накоплению непрямого билирубина в крови и коже, придавая последней желтушный оттенок. Иногда транзиторная желтуха имеет затяжное течение. В этом случае необходимо наблюдение педиатра с обследованием, позволяющим исключить патологические состояния.

Транзиторный катар кишечника

Транзиторный катар кишечника (физиологическая диспепсия новорожденных, переходный катар кишечника) и транзиторный дисбактериоз – это переходные состояния, развивающиеся у ВСЕХ новорожденных.

На 1-2 день жизни у малышей отходит первородный стул (меконий), представляющий собой густую вязкую массу от темно-зеленого до черного цвета. На 3-4 день появляется переходный стул – неоднородный по консистенции и окраске (с комочками, слизью, зелено-желтого цвета). К концу первой недели стул обычно устанавливается в виде желтой кашицы.

Транзиторный дисбактериоз связан с неизбежным заселением после рождения слизистой кишечника бактериями. В последующие месяцы наличие в стуле непереваренных комочков, изредка слизи, при хорошей прибавке в весе и самочувствии малыша также может являться нормой. Объясняется это физиологической лактозной недостаточностью. Молодым мамам стоит обсудить этот вопрос с педиатром.

Мочекислый инфаркт

Несмотря на грозное название, и это состояние не должно вызывать беспокойства у родителей. Внешне оно проявляется так: у малыша на первой неделе жизни выделяется мутная, кирпично-желтая моча. Это объясняется нарушением обмена веществ в почках и отложением в них кристаллов солей мочевой кислоты. Как правило, к концу первой недели эти явления проходят. Если же цвет мочи не нормализуется к концу второй недели жизни, стоит обратиться к педиатру за консультацией.

Мы перечислили основные явления, сталкиваясь с которыми молодые родители начинают бить тревогу. Надеемся, что статья окажется полезной, и вы сможете в полной мере наслаждаться общением с грудничком, не переживая за транзиторные состояния и зная, что это временное явление. Будьте здоровы!

14. Транзиторный дисбактериоз

Транзиторный дисбактериоз — переходное состояние, закономерно развивающееся у всех новорожденных. Нормальное течение беременности позволяет развиваться плоду в стерильных условиях. Рождение ребенка волей-неволей знаменует его переход в мир микроорганизмов. Дать отпор патогенным, «чужим» микробам представляется возможным только благодаря существованию так называемой аутофлоры — бактерий, естественным физиологическим образом заселяющих человеческий организм.

Начиная с момента появления ребенка на свет его кожу и слизистые заселяет флора родовых путей матери. Невольными источниками дополнительного привнесения микроорганизмов могут являться воздух, руки медперсонала, предметы ухода, молоко матери. При этом первичная бактериальная флора кишечника и кожи, слизистых оболочек представлена не только бифидобактериями, лактострептококками и эпидермальным стафилококком, но и условно-патогенными микробами: кишечной палочкой с измененными свойствами, протеем, грибами, которые в небольшом количестве могут быть также естественными спутниками взрослого человека.

Поэтому не секрет, что с конца первой и всю вторую недели жизни с кожи, слизистой носа, зева, из кала у большинства абсолютно здоровых новорожденных можно выделить патогенные стафилококки, у половины — энтеробактерии с пониженными ферментативными свойствами, дрожжеподобные грибы Кандида, а у каждого десятого ребенка обнаружить протея и гемолитических энтеробактерий. В носоглотке новорожденных также нередко обживаются золотистый стафилококк, эшерихии, клебсиеллы. Транзиторному дисбактериозу способствует и то, что барьерная функция кожи и слизистых оболочек в момент рождения менее совершенна по ряду показателей, чем у детей второй недели жизни. Только к третьей неделе новорожденности в кишечнике завоевывают надлежащее место бифидобактерии.

Сообразуясь с этим, выделяются т.н. фазы первичного бактериального заселения кишечника новорожденных:

  • Первая фаза, занимающая двадцать часов от момента рождения, называется асептической, то есть стерильной;

  • Вторая фаза, нарастающего инфицирования, может длиться до трех—пяти дней. В это время происходит колонизация кишечника бифидобактериями, кишечными палочками, стрепто- и стафилококками, грибами;

  • Ко второй неделе должно начаться вытеснение всех остальных микроорганизмов бифидофлорой (стадия трансформации). С этого момента разные кишечные палочки, сарцины и стафилококки, хочется им того или нет, обязаны уяснить — бифидобактерия становится королевой микробного пейзажа.

Общеизвестно, что материнское молоко является важным поставщиком бифидофлоры и неизбежно приводит к вытеснению патогенных микроорганизмов либо к резкому снижению их количеств.

Помогают преодолеть транзиторный дисбактериоз и достигающая к шестому дню 5,0 (а то и 3,0!) рН кожи, и увеличивающаяся кислотность желудочного сока. Активно синтезируются неспецифические и специфические факторы иммунной защиты, в том числе и местной — на коже, слизистых и в стенке кишечника.

Транзиторный дисбактериоз — физиологическое явление, но при несоблюдении гигиенических норм ухода, искусственном вскармливании — дисбактериоз затягивается и может явиться причиной заболевания ребенка в результате наслоения вторичной инфекции либо активации эндогенной болезнетворной флоры.

Ежедневное купание не только поддерживает чистоту тела, но и стимулирует функции кожи, циркуляцию крови, развивает нервную систему и психофизическую моторику ребёнка.

Все переходные состояния начинаются с первых дней жизни, а заканчиваются дома, после выписки ребенка. Участковый врач должен посетить семью с новорожденным, которого выписали на следующий день из родильного дома, и, соответственно, осмотреть ребенка. Такое посещение называется патронажем новорожденного. Патронируются все дети независимо от наличия переходных состояний и здоровья. В детскую поликлинику поступают сведения после выписки ребенка из роддома (оставляйте адрес практического проживания родителей, а не прописки). Новорожденного  ребенка наблюдают только на дому: первое посещение поликлиники осуществляется в 1 месяц.

6

транзиторные состояния новорожденных | ЮУГМУ, Челябинск

Транзиторные состояния новорожденных.

Адаптация в период новорождённости — совокупность реакций организмов матери и ребёнка, направленных на поддержание  физиологических  констант.  Переход к постнатальной жизни сопровождает множество изменений физиологических, биохимических, иммунологических и гормональных функций. Состояния, отражающие процесс  адаптации  к  новым  условиям  жизни,  называют  переходными  (пограничными,  транзиторными, физиологическими). Пограничными эти состояния называют потому, что они возникают на границе двух периодов жизни (внутриутробного и внеутробного) и при определённых  условиях  могут приобретать патологические черты, приводя к заболеванию. Переход из одного состояния в другое достаточно сложен. Пограничные состояния развиваются не  у  каждого  ребёнка,  но  знание  их  клинических  и  параклинических  проявлений,  лабораторных  эквивалентов чрезвычайно важно для врача. Наиболее изученные переходные состояния новорождённых:

• транзиторная гипервентиляция и особенности акта дыхания в раннем неонатальном периоде;

• транзиторное кровообращение;

• транзиторная гиперфункция желёз внутренней секреции;

• половой криз;

• транзиторная потеря первоначальной массы тела;

• транзиторное нарушение теплового баланса;

• транзиторные изменения кожных покровов;

• транзиторная гипербилирубинемия;

• транзиторный катар кишечника и дисбактериоз;

• транзиторные особенности метаболизма;

• транзиторные особенности раннего неонатального гемостаза и гемопоэза;

• пограничные состояния новорождённых, связанные с функцией почек.

1.Транзиторное тахипноэ

 Первое дыхательное движение происходит по типу гаспс, характеризуется глубоким вдохом, затруднённым выдохом (инспираторная «вспышка») и наблюдается у здоровых доношенных детей в первые 3 ч жизни. Транзиторное тахипноэ нередко возникает у доношенных детей, родившихся в результате кесарева сечения, вследствие задержки резорбции фетальной жидкости в лёгких. Приступы апноэ недоношенных могут иметь место у ребёнка с низкой массой тела при рождении. Этот вид расстройства дыхания в ряде случаев служит симптомом неонатальной патологии (сепсиса, гипогликемии,

внутричерепного кровоизлияния и др.) и требует проведения дополнительного обследования.

2.Транзиторное кровообращение.

Внутриутробно функционируют три шунта, облегчающие венозный возврат к плаценте, — венозный поток и два право-левых шунта, уменьшающие ток крови через лёгкие (овальное окно и артериальный проток). У плода кровь оксигенируется в плаценте, возвращается к плоду через пупочную вену, впадающую в воротную вену печени.

С первыми вдохами по времени совпадают глубокие изменения кровообращения новорождённого. Как только

устанавливается лёгочный кровоток, возрастает венозный возврат из лёгких, поднимается давление в левом предсердии.

Когда начинается воздушное дыхание, артерии пуповины спазмируются. Плацентарный кровоток уменьшается или прекращается, снижается возврат крови в правое предсердие. Происходит снижение давления в правом предсердии при одновременном его повышении в левом, поэтому овальное окно закрывается. Анатомическая облитерация отверстия происходит позже, через несколько месяцев или лет. Вскоре после рождения сопротивление кровотоку в большом круге кровообращения становится выше, чем в лёгких направление кровотока через открытый артериальный проток (ОАП) меняется, создавая шунт крови слева направо. Такое состояние циркуляции называют переходным кровообращением. Оно продолжается примерно сутки, затем артериальный проток закрывается. В течение этого периода возможно поступление крови как слева направо, так и наоборот. Наличием транзиторного кровообращения и возможностью право-левого шунта можно объяснить цианоз нижних конечностей у некоторых  здоровых новорож – дённых в первые часы жизни. После рождения происходит лишь функциональное закрытие фетальных коммуникаций. Анатомическое закрытие артериального (боталлова) протока может происходить ко 2-8-й нед жизни. Анатомическое закрытие венозного протока начинается на 2-й и наиболее активно происходит на 3-й неделе.

3. Транзиторный гипотиреоз.

Транзиторный гипотиреоз встречается у недоношенных детей, у детей с респираторным синдромом,  сепсисом,  гипотрофией, инфекционных заболеваниях и у детей от матерей с заболеванием щитовидной железы. Клинические симптомы транзиторного гипотиреоза неспецифичны:  вялость,  малоподвижность,  гипотермия,  мраморность кожи,  затянувшаяся желтуха,  плохой аппетит и низкая прибавка массы тела. Транзиторные нарушения функции щитовидной  железы  могут  продолжаться от несколько дней до несколько месяцев.

Заместительную терапию тиреоидными гормонами проводят так же, как и при ВГ, но обычно к 3-месячному возрасту обнаруживаются признаки гипертиреоза (беспокойство, нарушение сна, тахикардия, потливость, учащение стула, отсутствие прибавки массы тела), сохраняющиеся при снижении дозы тиреоидных препаратов. Уровень ТТГ в крови на фоне лечения — низкий и не повышается при снижении дозы тироксина и отмене лечения. Коррекция дозы тиреоидных гормонов и их отмена должны проводиться под контролем содержания ТТГ и Т4 в крови. Если оно не изменяется, лечение, хотя бы минимальными дозами тиреоидных гормонов, следует продолжать до 1—2 лет с последующим (через 2—3 мес. после отмены) гормональным обследованием.

4. Половой криз.

Происходит у 2/3 новорождённых (чаще у девочек, редко у недоношенных). Развитие состояния связано с реакцией организма новорождённого на освобождение от материнских эстрогенов.

Нагрубание молочных желёз начинается с 3-4-го дня жизни. Степень нагрубания возрастает к 8-10-му дню жизни, затем стихает. Воспалительных изменений на коже нет, но возможна лёгкая гиперемия. Специального лечения не нужно, но при выраженном нагрубании и отделяемом из желёз бело-молочного цвета требуется обычный туалет, стерильное бельё, сухое тепло в виде тёплой стерильной повязки.

Десквамативный вулъвовагинит — обильное слизистое отделяемое серовато-белкового цвета из половой щели у девочек в первые 3 дня жизни, которое постепенно исчезает. Необходимы обычные гигиенические процедуры (подмывание, туалет).

Кровотечение из влагалища (метроррагия) возникает чаще на 4-7-й день жизни девочек, продолжается 1-2 дня. Объём кровотечения — до 1 мл. Специального лечения состояние не требует.

Милиа(mittia, comedones neonatorum) — бело-жёлтые узелки размером до 2 мм, расположенные на крыльях носа, переносице, в области подбородка, лба. Образования представляют собой сальные железы с выделением секрета и закупоркой выводных протоков. Специального лечения не требуют. Если возникают признаки лёгкого воспаления вокруг узелков, необходимо обрабатывать кожу 0,5% раствором калия перманганата.

5.Транзиторная потеря массы тела.

Транзиторная потеря первоначальной массы тела происходит у всех новорождённых в первые дни жизни и достигает максимальных значений к 3-4-му дню жизни. Максимальная убыль первоначальной массы тела у здоровых новорождённых обычно не превышает 6% (допустимы колебания в пределах 3-10%). Потеря массы тела более 10% у доношенного ребёнка свидетельствует о заболевании или о нарушении ухода за ним. У детей с низкой массой тела при рождении физиологическая убыль массы тела может достигать 14-15%. Убыль массы тела связана с отрицательным водным балансом, катаболической направленностью обмена веществ, потерей воды через кожу, лёгкие и с мочой. Восстановление массы тела у здоровых доношенных новорождённых обычно происходит к 6-8-му дню жизни, у недоношенных — в течение 2-3 нед. Дети, родившиеся с большой массой тела, также медленнее восстанавливают первоначальную массу.

6.Транзиторное нарушение теплового баланса.

Транзиторное нарушение теплового баланса возможно у новорождённых вследствие несовершенства процессов теплорегуляции, повышения или понижения температуры окружающей среды, неадекватной адаптации новорождённого. Особенность процесса теплорегуляции у новорождённых — высокая теплоотдача по отношению к теплопродукции.

Транзиторная гипертермия  возникает обычно на 3-5-й день жизни. Температура тела может подняться до 38,5-39 °С. Способствует этому обезвоживание тела ребёнка, нарушения режима, перегревание (температура воздуха в палате для здоровых доношенных новорождённых выше 24 °С). Терапевтическая тактика сводится к физическому охлаждению ребёнка, назначению дополнительного питья в виде 5% раствора глюкозы в объёме 50-100 мл.

Транзиторная гипотермия чаще возникает у недоношенных детей, в связи с ещё большей незрелостью процессов терморегуляции по сравнению с доношенными новорожденными. В связи с этим очень важно создание для новорождённого комфортного теплового режима(использование лучистого тепла).

7.Тразиторные изменения кожных покровов.

Транзиторные изменения кожных покровов происходят почти у всех новорождённых 1-й недели жизни.

Простая эритема или физиологический катар — реактивная краснота кожи после удаления первородной смазки, первого купания. Эритема усиливается на 2-е сутки, исчезает к концу 1-й недели жизни (у недоношенных детей — через 2-3 нед).

Физиологическое шелушение кожных покровов бывает крупнопластинчатым, метким или отрубевидным, возникает на 3-5-й день жизни у детей после простой эритемы. Обильное шелушение происходит у переношенных детей. Лечение не нужно, шелушение проходит самостоятельно.

Родовая опухоль — отёк предлежащей части вследствие венозной гиперемии, самостоятельно исчезающий в течение 1-2 дней. Иногда на месте родовой опухоли остаются мелкоточечные кровоизлияния (петехии), которые также исчезают самостоятельно.

Токсическая эритема возникает у многих новорождённых с 1-3-го дня жизни. На коже возникают эритематозные пятна или папулы на фоне эритемы. Эти высыпания обычно локализованы на лице, туловище и конечностях; исчезают уже через неделю. Состояние детей не нарушено. Лечения не требуется.

8.Транзиторная гипербилирубинемия.

Транзиторное повышение концентрации билирубина в крови после рождения связано с высокой скоростью образования билирубина за счёт физиологической полицитемии, малым сроком жизни эритроцитов, содержащих HbF, катаболической направленностью обмена веществ, снижением функциональной способности печени к выведению билирубина, повышенным повторным поступлением свободного билирубина (СБ) из кишечника в кровь.

Транзиторная гипербилирубинемия возникает у всех новорождённых в первые 3-4 дня жизни, достигая максимума на 5-6 сутки. У половины доношенных и большинства недоношенных детей состояние сопровождает физиологическая желтуха. При физиологической желтухе общий билирубин крови повышен за счёт непрямой фракции, в клиническом анализе крови отмечают нормальные значения гемоглобина, эритроцитов, ретикулоцитов.

9.Транзиторный катар кишечника.

Транзиторный катар кишечника (физиологическая диспепсия новорождённых, переходный катар кишечника) и транзиторный дисбактериоз — переходные состояния, развивающиеся у всех новорождённых. В момент рождения кожу и слизистые оболочки заселяет флора родовых путей матери. Дальнейшие источники инфицирования — руки персонала, воздух, предметы ухода, молоко матери. Выделяют следующие фазы бактериального заселения кишечника новорождённых:

• I фаза (10-20 ч после рождения) — асептическая;

• II фаза (3-5-й день жизни) — фаза нарастающего инфицирования, происходит заселение кишечника бифидобактериями, кокками, грибами и др.;

• III фаза (конец 1-Й-2-Я неделя внеутробной жизни) — стадия трансформации, вытеснения других бактерий бифидофлорой, которая становится основой микробного пейзажа.

Молоко матери — ранний поставщик бифидофлоры, поэтому раннее прикладывание к груди матери защищает кишечник ребёнка от обильного заселения патогенной флорой. Расстройство стула наблюдается практически у всех новорождённых в середине 1-й недели жизни. Первородный кал (меконий) стерилен. На 3-й день появляется переходный стул с комочками, слизью, водянистым пятном на пелёнке. На 5-6-е сутки жизни стул кашицеобразный, жёлтый. Транзиторный дисбактериоз — физиологическое явление, но при несоблюдении санитарно-эпидемического режима, ИВ или дефектах ухода дисбактериоз может стать основой для присоединения вторичной инфекции.

10.Транзиторные особенности обмена веществ.

Катаболическая направленность обмена — переходное состояние, характерное для новорождённых первых 3 дней жизни, когда энергетическая ценность высосанного молока не покрывает даже потребности основного обмена.

Катаболизму первых дней жизни способствует избыток глюкокортикоидов.

Гипогликемия — состояние, часто возникающее в период новорождённое™ (у 8-11% новорождённых). Критерием неонатальной гипогликемии принято считать содержание глюкозы в крови 2,2 ммоль/л и ниже. Минимальных значений уровень глюкозы в крови достигает на 3-4-е сутки жизни.

Транзиторный ацидоз — пограничное состояние, характерное для всех детей в родах. У здорового новорождённого ацидоз в первые дни жизни обычно компенсирован (рН 7,36), хотя дефицит оснований может достигать 6 ммоль/л. Критический порог дефицита оснований, при котором возможны серьёзные поражения ЦНС у новорождённых, составляет 14 ммоль/л.

Транзиторная гипокалъциемия и гипомагниемия — пограничные состояния, развивающиеся редко, тогда как снижение уровня кальция и магния в крови в первые 2 суток возможно у многих детей. К концу 1-х суток жизни концентрация кальция падает до 2,2-2,25 ммоль/л, магния — до 0,66-0,75 ммоль/л. Нормальные значения для всех возрастных групп: содержание общего кальция — 2,1-2,7 ммоль/л, ионизированного — 1,17-1,29 ммоль/л. К концу раннего неонатального периода нормализуется содержание кальция и магния в крови. Транзиторная гипокальциемия и гипомагниемия обусловлена функциональным гипопаратиреоидизмом в раннем неонатальном периоде.

11.Транзиторные состояния, связанные с нарушением функции почек.

  • транзиторная протеинурия — у новорождённых первых дней жизни возникает вследствие увеличенной проницаемости эпителия клубочков, канальцев, капилляров;
  • мочекислый диатез {могекислый инфаркт) развивается у трети детей 1-й недели жизни в результате отложения кристаллов мочевой кислоты в просвете собирательных трубочек. Причина —катаболическая направленность обмена веществ, распад большого количества клеток, преимущественно лейкоцитов,из ядер которых высвобождается много пуриновых и пиримидиновых оснований.

Энтерожермина | Еженедельник АПТЕКА

Наверное, у многих работников первого стола слово «дисбиоз» в первую очередь ассоциируется со взрослыми людьми, однако необходимо помнить, что формирование микрофлоры кишечника начинается с первых дней жизни человека и нарушение этого процесса — весьма актуальная проблема у детей раннего возраста. Как происходит формирование микрофлоры кишечника у ребенка, какие проблемы может нести нарушение этого процесса, и, самое главное, как помочь ребенку с дисбиозом? Ответы на эти вопросы вы узнаете, прочитав эту публикацию.

У новорожденных становление биоценоза кишечника проходит в 3 стадии. Первая из них — асептическая — развивается в первые часы после рождения и происходит за счет флоры родовых путей. Вторая — возрастающей обсемененности микрофлорой — продолжается первые 3 дня жизни. В этот период, который зависит от времени прикладывания к груди, характера вскармливания, степени зрелости, эпидемиологического окружения, может отмечаться дисбаланс между различными представителями микрофлоры, получивший название «физиологический дисбиоз». Как правило, к концу 1-го месяца жизни наступает третья фаза — трансформации флоры кишечника. В этот период устанавливается нормальная микрофлора.

Однако транзиторный дисбактериоз может затянуться и принять более опасные формы. Произойти это может потому, что полезные бактерии еще не успели вытеснить из кишечника ребенка болезнетворные микроорганизмы, а несформировавшаяся микрофлора пока не в состоянии подавить активность вредоносных бактерий.

От формирования правильного биоценоза кишечника во многом зависит здоровье ребенка на многие годы вперед. Так, по данным исследований, у 92–94% детей, часто страдающих респираторно-вирусными заболеваниями, имеет место дисбактериоз кишечника I–II степени (Холодова И.Н., Ильенко Л.И., 2006).

Успех коррекции дисбактериоза кишечника напрямую зависит от того, насколько эффективно будут элиминированы чужеродные патогенные микроорганизмы из кишечника. С этой целью можно применять бактериофаги или кишечные антисептики. Однако более физиологическим следует считать использование непатогенных спорообразующих бактерий с пробиотическими свойствами, например штамма Bacillus clausii, обладающего природной способностью подавлять рост чуждых для кишечника человека микроорганизмов. Учитывая эти свойства, такие штаммы специалисты предлагают называть биоэнтеросептиками.

ЭНТЕРОЖЕРМИНА — биоэнтеросептик на основе спорообразующих штаммов Bacillus clausii, устойчивых к воздействию желудочного сока и желчных кислот, что обеспечивает их доставку в кишечник, где они из спор трансформируются в вегетативные формы. Это важно, поскольку клинико-экспериментальные исследования показали, что под воздействием желудочного сока и желчи пробиотики теряют до 90% своей активности до момента попадания в кишечник (Хавкин А.И., Жихарева Н.С., 2006). В пищеварительном тракте Bacillus clausii живут не более 30 дней, после чего выводятся естественным путем, поэтому их называют самоэлиминирующимися антагонистами.

ЭНТЕРОЖЕРМИНА — это лекарственное средство, которое прекрасно подходит для применения у детей раннего возраста. Механизм его действия, основанный на подавлении патогенной микрофлоры и способствующий формированию естественного биоценоза позволяет формировать микрофлору кишечника ребенка на основе полезных штаммов, которые он получил от матери при рождении и кормлении грудью. Кроме того, ЭНТЕРОЖЕРМИНА — это пероральная суспензия без вкуса, цвета и запаха, что делает удобным ее применение у детей.

ЭНТЕРОЖЕРМИНА — это простой и надежный способ справиться с дисбактериозом и диареей. ЭНТЕРОЖЕРМИНУ с успехом применяют для лечения и профилактики дисбактериоза кишечника любой этиологии у взрослых и детей с первых дней жизни. Важно, что применение этого препарата показано во время антибиотикотерапии, поскольку штаммы Bacillus clausii являются антибиотикорезистентными.

Пресс-служба «Еженедельника АПТЕКА»

Дисбактериоз у новорожденных

Дисбактериоз – это нарушение качественного и количественного состава микрофлоры, соответственно нарушаются и ее функционирование. Если говорить о функциях кишечной микрофлоры, то они достаточно широки: это не только участие в процессах пищеварения и усвоения питательных веществ, синтез ряда ферментов и витаминов, а также обеспечения трофики слизистой кишечника и формирование иммунной защиты организма.

Как насчет микрофлоры у новонородженных? Известно, что малыш рождается практически стерильным, и уже с первых минут появления на свет его кожа и слизистые начинают заселяться микроорганизмами. Очень важно, чтобы это была родная ему полезная микрофлора матери, а не больничные бактерии, которые к тому же часто является полирезистентными к антибиотикам. Именно поэтому столь важны следующие рекомендации: раннее (в первые 30 минут после рождения) прикладывание малыша к груди, контакт «кожа к коже» – после рождения и проведения необходимого осмотра врач выкладывает ребенка на живот маме (или, в случаях кесарева сечения, отца), постоянное 24-часовое совместное пребывание матери и младенца. И один из важнейших аспектов в поддержке микрофлоры малыша – это, конечно, грудное вскармливание, которое в первые недели жизни должно быть по требованию ребенка. Ну а в дальнейшем малыш вместе с мамой уже выработают свой индивидуальный суточный режим кормления и сна. Все эти меры направлены на то, чтобы сформировать у ребенка такую ​​микрофлору, которая в дальнейшем сможет должным образом функционировать и обеспечивать ему здоровый рост и развитие.

Следует учесть, что формирование устойчивой микрофлоры у младенца занимает несколько недель, поэтому есть такое понятие, как транзиторный (т.е. временный, преходящий) дисбактериоз новорожденных – https://enterol.ua/ru/enterol-detyam/. Это один из многих транзиторных функциональных состояний, возникающих у большинства новорожденных, продолжаются от нескольких часов-дней до недель, и обычно не требуют никаких посторонних вмешательств, поскольку при нормальном развитии ребенка, без влияния внешних негативных факторов, самостоятельно проходят. Другие преходящие физиологические состояния – это потеря массы тела в первые дни (до 10%), нарушения терморегуляции, физиологическая желтуха, половой криз и др.

Транзиторный дисбактериоз по сути является переходным состоянием. В первые 24 часа после рождения у малыша выделяется так называемым первородный кал (меконий) – это густая темно-зеленая масса, в дальнейшем стул малыша будет иметь разный цвет, в переходном периоде он может быть неоднородным, с комочками, зеленоватыми или белыми вкраплениями, даже слизью. Через 2-3 недели, иногда немного дольше, стул становится более однородным, цвет преимущественно ярко-желтый или светло-коричневый.

Сначала организм ребенка заселяет разнообразная флора – кишечная палочка, стафилококки, стрептококки, однако при благоприятных условиях в течение 2-3 недель лактобактерии и бифидобактерии вытесняют их и занимают доминирующие позиции.

Однако есть ситуации, когда к сожалению не все так идеально, и малыш может нуждаться в помощи, чтобы успешно пройти период становления микрофлоры. Какие же факторы могут негативно влиять на этот процесс? Самые распространенные ситуации – рождение путем кесарева сечения, антибиотикотерапия матери и / или ребенка, искусственное или смешанное вскармливание, преждевременное рождение и длительное пребывание в больнице.

Собственно в таких ситуациях может возникнуть потребность в применении пробиотика, в частности ЭНТЕРОЛа, который разрешен к использованию у детей от рождения. Половину содержимого пакетика следует развести в воде или молоке, и давать малышу утром натощак раз в сутки, длительность приема препарата должен определить врач.

Лечение дисбактериоза по-научному

О днажды я заметила, что ребёнок стал ходить «по-большому» в два раза чаще, чем обычно. А на следующий день стул вообще изменил свой цвет с привычного на зелёный. Я схватила сына и побежала к педиатру. Мы сдали копрограмму и ряд общих анализов. Врач посмотрел результаты и поставил диагноз «Дисбактериоз». Нам выписали лечение на целый месяц вперёд.

Самая актуальная и полезная информация для современных родителей – в нашей рассылке.
С нами уже более 30 000 подписчиков!
Что такое дисбактериоз, как с ним бороться? Я не знала, поэтому начала изучать. Итак, дисбактериозом принято считать изменение в худшую сторону нормального соотношения микроорганизмов в кишечнике у конкретного человека. В последнее время дисбактериоз стал довольно часто встречаться у детей до 3-х лет.

С чем это связано?

Дело в том, что в кишечнике ребёнка обитает множество различных бактерий, которые влияют на правильную работу всего организма.

Какие же бактерии там живут?

Чаще всего, когда говорят о бактериях в кишечнике, имеют в виду бифидобактерии, лактобактерии и кишечную палочку. Эти бактерии выполняют защитную функцию и не дают вредным микробам и токсинам задерживаться в организме. Поэтому при лечении дисбактериоза важно помнить о том, что микрофлора — это важный участник пищеварения. Она помогает организму получать витамины и микроэлементы.

Как же микрофлора это делает?

Тут всё просто: она создаёт в организме ферменты, которые расщепляют жиры, углеводы, кислоты и белки.

Но если все эти бактерии так полезны, то откуда берётся дисбактериоз?

Дело в том, что помимо хороших бактерий, образующих полезную микрофлору, в организме есть и условно-патогенная микрофлора. Например, клебсиелла, стафилококк, энтерококк, протей. Вот из неё-то, при появлении ряда условий, развиваются нехорошие бактерии, которые мешают правильной работе организма.

Чем опасен дисбактериоз для малыша?

Он грозит обезвоживанием организма и интоксикацией вредными бактериями.

В научной литературе выделяется 3 вида дисбактериоза:

    1. Транзиторный — протекает от рождения ребёнка до 7-ми дней. Такой дисбактериоз практически не лечат, так как он считается естественным и появляется при знакомстве ребёнка с миром.

    2. Физиологический — проходит до 3-х месяцев. Это нормальное состояние, так как организм ребёнка познаёт окружающую среду. Сама же микрофлора развивается с момента начала кормления грудью. Так как бактерии попадают в организм вместе с молоком.

    3. Дисбиоз — возникает после 3-х месяцев по разным причинам.

Каковы первые признаки дисбактериоза?

– пенящийся стул с кислым запахом;
– боль в животе;
– частые срыгивания;
– запоры;
– дерматит.

Как лечат дисбактериоз?

На самом первом этапе уменьшаем количество вредных бактерий. Для этого даём ребёнку сорбент. На втором этапе принимаем пробиотики, чтобы привести в порядок моторику кишечника. На третьем этапе помогаем кишечнику в переваривании пищи и принимаем ферменты. На четвёртом этапе начинаем пить бифидобактерии и лактобактерии.

Кроме того, важную роль в лечении и профилактике дисбактериоза играет диета. Необходимо убрать из рациона сырые продукты (овощи, фрукты, соки). Малышу полезно есть пюре из пропаренных овощей, рисовую и пшеничную каши. Также можно вводить в рацион бананы, печёные яблоки и варёный картофель. Грудное вскармливание помогает укрепить иммунитет ребёнка, нормализует микрофлору и предотвращает распространение вредных бактерий.

Можно давать пить воду и компот из сухофруктов без сахара. Важно помнить, что питание во время лечения необходимо согласовать с лечащим врачом.

Наш опыт лечения дисбактериоза

В начале мы 7 дней принимали сорбент и придерживались строгой диеты. Оставили в рационе варёный картофель, рисовую кашу и воду. Спустя несколько дней, мы потихоньку ввели в рацион куриный и индюшачий бульон. Через неделю стали пить 30-дневный курс лактобактерий и ввели продукты с детской молочной кухни: биолин и биолакт. После того как стул ребёнка приобрёл нормальный цвет и вид, мы стали потихоньку вводить продукты из нашего обычного рациона.

Во время лечения мы каждую неделю сдавали анализы для контроля состояния. А также наблюдались у педиатра, который корректировал лечение и диету. Процесс выздоровления занял у нас 2 месяца.

Лечение дисбактериоза – процесс длинный: от месяца до года, а то и более. Но важно при этом не прерывать его и задавать врачу все возникающие вопросы. Всегда легче вылечить болезнь на начальной стадии и не запустить её.

Я часто встречаю на форумах споры о том, является ли дисбактериоз болезнью. Для меня не имеет значения болезнь это или просто изменения микрофлоры. Мне важно, чтобы ребёнку было комфортно и ничего не угрожало его здоровью.

Самая актуальная и полезная информация для современных родителей – в нашей рассылке.


С нами уже более 30 000 подписчиков!
Читайте в нашем блоге другие статьи о болезнях малышей
Быстрая регистрация
Получите 5% скидку на первый заказ!

Преходящее воспалительно-подобное состояние и микробный дисбиоз имеют решающее значение в установлении гомеостаза слизистой оболочки во время колонизации стерильных мышей

Микробиота кишечника все чаще признается ключевым игроком в определении состояния здоровья желудочно-кишечного тракта. Недавно мы продемонстрировали, что колонизация здоровых стерильных мышей обычной микробиотой (конвенционализация) вызывает специфические временные и региональные коммуникативные реакции между хозяином и микробом, которые приводят к установлению гомеостатического состояния, подходящего для микробиоты, в течение 30 дней.Здесь были оценены профили состава микробиоты, транскриптомы слизистой оболочки и аналиты плазмы у стерилизованных и стерилизованных мышей C57 / BL 6 J, чтобы расшифровать особенности отличительных и решающих событий, происходящих через четыре дня после начала процесса стандартизации. Преобладание микробных родов Helicobacter, Sphingomonas и Mucispirillum в кишечной микробиоте совпало с временным усилением провоспалительных реакций в слизистой оболочке и временным повышением уровней специфических (воспалительных) цитокинов и аминов в плазме.Избыточно представленные микробы ранее были связаны с потенциальной возможностью вызывать заболевание при определенных условиях, что свидетельствует о том, что стандартизация происходит через временное состояние, напоминающее ситуации, связанные с дисбактериозом. Однако явного воспаления слизистой оболочки не наблюдалось, что свидетельствует о ключевой роли чрезмерно представленных бактериальных групп в формировании и созревании иммунной системы в процессе стандартизации. Эти результаты предполагают, что временно повышенный относительный рост определенных видов микробов функционирует как основные адъюванты, вызывая соответствующие провоспалительные каскады, которые предшествуют полному созреванию различных ветвей иммунной системы после этих событий и необходимы для достижения гомеостаза, приспособленного к микробиоте. у здоровых животных.

Ключевые слова: стилизация; микробиота; цитокины и метаболиты плазмы; транскриптом.

Дисбиоз кишечной микробиоты с пониженным уровнем триметиламин-N-оксида у пациентов с атеросклеротическим инсультом крупных артерий или транзиторной ишемической атакой

Задний план: Было высказано предположение, что микробиота кишечника играет роль почти во всех основных заболеваниях, включая сердечно- и цереброваскулярные заболевания.Возможный механизм – это превращение пищевого холина и l-карнитина в триметиламин кишечными бактериями. Этот метаболит далее окисляется в триметиламин-N-оксид (ТМАО) в печени и способствует атерогенезу. Тем не менее, мало что известно о микробном разнообразии кишечника и уровнях ТМАО в крови у пациентов с инсультом.

Методы и результаты: Мы провели исследование методом случай-контроль пациентов с атеросклеротическим ишемическим инсультом крупных артерий и транзиторной ишемической атакой.ТМАО определяли с помощью тандемной масс-спектрометрии жидкостной хроматографии. Микробиом кишечника был профилирован с использованием секвенирования Illumina тега 16S рРНК V4. В бессимптомной контрольной группе участники с атеросклеротическими бляшками сонной артерии и без них показали одинаковые уровни ТМАО без значительных различий в микробиоте кишечника; однако микробиом кишечника пациентов с инсультом и транзиторной ишемической атакой явно отличался от такового в бессимптомной группе. У пациентов с инсультом и транзиторной ишемической атакой было больше условно-патогенных микроорганизмов, таких как Enterobacter, Megasphaera, Oscillibacter и Desulfovibrio, и меньше комменсальных или полезных родов, включая Bacteroides, Prevotella и Faecalibacterium.Этот дисбактериоз коррелировал с тяжестью заболевания. Уровень ТМАО у пациентов с инсультом и транзиторной ишемической атакой был значительно ниже, чем выше, чем в группе бессимптомных.

Выводы: Участники с бессимптомным атеросклерозом не показали очевидных изменений микробиоты кишечника и уровней ТМАО в крови; однако у пациентов с инсультом и транзиторной ишемической атакой наблюдался значительный дисбактериоз кишечной микробиоты, и их уровни ТМАО в крови были снижены.

Ключевые слова: атеросклероз; микробиом кишечника; инсульт / преходящая ишемическая атака; триметиламин-N-оксид.

Границы | Пероральные антибиотики Ванкомицин и ампициллин вызывают когнитивные нарушения при дисбактериозе кишечника у мышей с временной глобальной ишемией переднего мозга

Введение

Ишемия головного мозга возникает при недостаточном притоке крови к мозгу (Clemens et al., 1997; Брамлетт и Дитрих, 2004 г.). Это лишает ткань мозга кислорода и питательных веществ, что приводит к гибели клеток мозга, инфаркту головного мозга или ишемическому инсульту. Воспаление головного мозга возникает в поврежденной ткани мозга после инфильтрации иммунных клеток, которые секретируют провоспалительные цитокины, фактор некроза опухоли (TNF) -α, интерлейкин (IL) -1β и IL-6 при ишемическом повреждении головного мозга, и это приводит к нарушению функций мозга, таких как познание (Kawabori and Yenari, 2015; Anttila et al., 2017).Микробная инфекция ухудшает прогноз ишемического инсульта (Fugate et al., 2014). Профилактический прием антибиотиков рекомендуется для снижения риска патогенных инфекций у пациентов с ишемическим повреждением головного мозга (Enzler et al., 2011; Xi et al., 2017). Поэтому в нескольких исследованиях изучалось влияние лечения антибиотиками на исходы у хозяев с ишемическим повреждением головного мозга. Например, Benakis et al. (2016) сообщили, что пероральный прием амоксициллина / клавулановой кислоты снижает ишемическое повреждение головного мозга у мышей за счет регулирования состава кишечной микробиоты, в то время как Dong et al.(2017) сообщили, что пероральное профилактическое лечение коктейлем антибиотиков, состоящим из хлортетрациклина, пенициллина VK и ванкомицина, не могло уменьшить микробную инфекцию, а Winek et al. (2016) сообщили, что истощение кишечной микробиоты при пероральном профилактическом лечении коктейлем антибиотиков, состоящим из ампициллина, ванкомицина, ципрофлоксацина, имипенема и метронидазола, ухудшает исход после инсульта на мышах. Singh et al. (2016) сообщили, что трансплантация фекальной микробиоты здоровых мышей в мышей с окклюзией средней мозговой артерии (СМА) облегчила исход инсульта.

Недавние исследования показали, что изменение микробиоты кишечника факторами окружающей среды кишечника, такими как пероральные антибиотики и стрессоры, вызывает возникновение психических расстройств с колитом (Lundberg et al., 2016; Ceylani et al., 2018; Cussotto et al., 2018; Jang et al., 2018a). Например, Ceylani et al. (2018) сообщили, что пероральный прием ампициллина и цефоперазона вызывает беспокойство и подавляет экспрессию BDNF у мышей. Jang et al. (2018a) сообщили, что пероральный зонд ампициллина и трансплантация фекалий мышей, получавших ампициллин, значительно усиливали тревожное поведение и вызывали дисбактериоз кишечника у трансплантированных обычных животных.Индукция дисбактериоза кишечника 2,4,6-тринитробензолсульфоновой кислотой (TNBS), индуктором колита, или иммобилизационным стрессом увеличивает уровень липополисахаридов (LPS) в кале и крови, воспаление в толстой кишке и гиппокампе и подавляет экспрессию BDNF в гиппокампа, что приводит к возникновению психических расстройств (Cani et al., 2008; Deng et al., 2014; Lee et al., 2017; Jang et al., 2018b, c; Rosenzweig et al., 2004). Soto et al. (2018) сообщили, что пероральный прием ванкомицина снижает экспрессию нейротрофического фактора головного мозга (BDNF) и снижает тревожность / депрессию у мышей.Эти отчеты предполагают, что дисбактериоз кишечника тесно связан с возникновением психических расстройств. Тем не менее, взаимосвязь между дисбактериозом кишечника, вызванным антибиотиками, и возникновением и развитием психических расстройств у пациентов с ишемией головного мозга остается неясной.

Таким образом, чтобы понять влияние антибиотиков, которые используются для предотвращения инфекции патогенными микроорганизмами, на возникновение когнитивных нарушений у пациентов с ишемией мозга, мы исследовали влияние перорально вводимых антибиотиков ванкомицина и ампициллина на когнитивные функции, состав микробиоты кишечника и воспаление кишечника и головного мозга у мышей с преходящей глобальной ишемией переднего мозга (tIsc).

Результаты

Перорально вводимые ванкомицин и ампициллин, вызывающие когнитивные нарушения у мышей с tIsc

Во-первых, чтобы понять влияние антибиотиков, используемых у пациентов с ишемией мозга, на возникновение когнитивных нарушений, мы вызвали временную глобальную ишемию переднего мозга у мышей, перорально вводя ампициллин или ванкомицин, и исследовали когнитивные функции (рис. 1A). Сама индукция tIsc вызвала умеренные когнитивные нарушения в Y-лабиринте, лабиринте распознавания новых объектов и лабиринте Барнса по сравнению с таковыми у контрольных и фиктивных мышей.Воздействие на мышей с tIsc перорально вводимого ванкомицина или ампициллина значительно ухудшало когнитивные нарушения по сравнению с мышами tIsc, не получавшими антибиотики (рисунки 1B – D и дополнительный рисунок S1). Однако лечение антибиотиками не оказало значительного влияния на расстояние, пройденное в поведенческих тестах [средние значения входов рук в задаче Y-лабиринта и общее (целевое и ошибочное) количество посещений лунок в задаче лабиринта Барнса] по сравнению с контрольной группой. лечился с автомобилем.Пероральный ванкомицин ухудшал когнитивные функции в лабиринте Барнса более серьезно, чем пероральный ампициллин. Пероральное введение ванкомицина или ампициллина увеличивало уровни TNF-α и IL-1β (рисунки 1E, F). Эти обработки также увеличивали популяцию клеток Iba1 + в гиппокампе мышей с tIsc сильнее, чем у мышей tIsc, не получавших антибиотики. В частности, лечение ванкомицином или ампициллином увеличивало популяцию клеток Iba1 + в области CA1 гиппокампа больше, чем в областях CA2 и CA3 (рисунки 1G, H и дополнительный рисунок S2).Кроме того, лечение антибиотиками увеличивало популяции клеток LPS + / Iba1 + и NF-κB + / Iba1 + (активированная микроглия) в области CA1 гиппокампа мышей с tIsc сильнее, чем в tIsc. мыши, не получавшие перорально ванкомицин или ампициллин. Кроме того, лечение антибиотиками увеличивало популяцию клеток каспазы 3 + / NeuN + (апоптотический нейрон) в области CA1 гиппокампа, в то время как популяция клеток BDNF + / NeuN + подавлялась (Рисунки 1I, J и дополнительный рисунок S3).Индукция tIsc увеличивала уровень TNF-α в крови у мышей несколько, но не значительно, по сравнению с таковыми у контрольных и фиктивных мышей. Однако пероральный прием ванкомицина или ампициллина заметно повышал уровни LPS и TNF-α в крови у мышей с tIsc (Фигуры 1K, L).

Рисунок 1. Ванкомицин и ампициллин вызывали когнитивные нарушения у мышей с tIsc и без них. (A) Протокол эксперимента. Влияние на когнитивные функции, оцениваемое с помощью Y-лабиринта [ (B) a, спонтанное изменение; b, пройденное расстояние], распознавание новых объектов (C) и задачи лабиринта Бейна (D) .Влияние на экспрессию TNF-α (E) и IL-1β (F) в гиппокампе, оцененное с помощью ELISA. Воздействие на LPS + / Iba1 + (G) , NF-κB + / Iba1 + (H) , BDNF + / NeuN + (I) и caspase 3 + / NeuN + клеток (J) популяции в гиппокампе, оцененные с помощью конфокального микроскопа. Влияние на уровни LPS (K) и TNF-α (L) в крови.Con, Sha, Isc, IscA и IscV на оси x на фигурах указывают группы, получавшие носитель у нормальных контрольных мышей, носитель у фиктивных мышей, носитель у мышей с tIsc, ампициллин у мышей с tIsc и ванкомицин у мышей. с tIsc соответственно. Все данные были выражены как среднее значение ± стандартное отклонение ( n = 6). * p <0,05 по сравнению с группой Sha. # p <0,05 по сравнению с группой Isc.

Затем мы исследовали эффект перорального введения ванкомицина на контрольных мышах.Пероральный зонд ванкомицина значительно вызывал когнитивные нарушения при выполнении задания Y-лабиринта и увеличивал уровень IL-1β в гиппокампе, как ранее сообщалось у мышей, получавших ампициллин (Jang et al., 2018a; Рисунки 2A, D). Кроме того, лечение ванкомицином также увеличивало популяцию клеток BDNF + / NeuN + , в то время как популяция клеток NF-κB + / Iba1 + уменьшалась (Фигуры 2B, C).

Рисунок 2. Ванкомицин вызывал когнитивные нарушения у мышей. (A) Влияние на когнитивные функции, оцениваемое с помощью задания Y-лабиринта. Влияние на BDNF + / NeuN + (B) и NF-κB + / Iba1 + популяции клеток (C) и экспрессию IL-1β (D) в гиппокампе. Con и Van на оси × на фигурах указывают группы, получавшие носитель и ванкомицин (150 мг / кг / день) в течение 2 дней у нормальных контрольных мышей, соответственно. Все данные были выражены как среднее значение ± стандартное отклонение ( n = 6).* p <0,05 по сравнению с контрольной группой.

Пероральный прием ванкомицина и ампициллина ухудшает индуцированное tIsc воспаление кишечника у мышей

Чтобы понять, связано ли возникновение когнитивных нарушений от антибиотиков с дисбактериозом кишечника, мы исследовали влияние перорально вводимых ампициллина и ванкомицина на состав микробиоты кишечника и колит у мышей с tIsc. Индукция tIsc не оказывала значительного влияния на состав микробиоты кишечника по сравнению с таковыми у контрольных и фиктивных мышей.Однако пероральное введение ванкомицина или ампициллина мышам с tIsc значительно снижало α-разнообразие и сдвигало β-разнообразие в составе микробиоты кишечника (Фигуры 3A, D). Пероральное введение ванкомицина значительно увеличило популяцию Proteobacteria и уменьшило популяцию Verrucomicrobia (Рисунки 3B, E). Орально введенный ампициллин также увеличивал популяцию протеобактерий, как ранее сообщалось у нормальных контрольных мышей (Jang et al., 2018a). Кроме того, пероральный прием ванкомицина и ампициллина увеличивал популяцию Enterobacteriaceae, включая Enterbacter sp.у мышей с tIsc (рисунок 3C, дополнительный рисунок S4A и дополнительные таблицы S1, S2). Поэтому, чтобы подтвердить, может ли лечение антибиотиками увеличить популяцию Proteobacteria у мышей с tIsc, мы культивировали фекальные бактерии мышей, получавших перорально ванкомицин, с tIsc в чашке с агаром DHL, которая является селективной средой для Enterobacteriaceae (рис. 3E). Пероральное введение ванкомицина значительно увеличило популяцию Enterobacter xiangfangenesis , которая принадлежит к семейству Proteobacteria, в чашке с агаром DHL по сравнению с таковыми у контрольных, фиктивных мышей и мышей tIsc.Операция tIsc привела к незначительному повышению уровня ЛПС в кале. Лечение антибиотиками увеличивало уровень ЛПС в фекалиях у мышей с tIsc в большей степени, чем лечение носителем (рис. 3F).

Рисунок 3. Ванкомицин и ампициллин вызвали дисбактериоз и колит кишечника у мышей с tIsc и без них. Влияние на состав кишечной микробиоты, проанализированное с помощью пиросеквенирования: Shannon (A) , тип (B) , кладограмма (C) , созданная LEfSE, что указывает на значительные различия в содержании кишечных микробов среди Con (синий), Sha (серый), группы Isc (зеленый), IscA (красный) и IscV (желтый) и графики анализа главных координат (PCoA) на основе анализа Дженсена-Шеннона (D) .Пороговая логарифмическая оценка была установлена ​​на уровне 2,0 и ранжирована. Желтые узлы представляют виды без существенных различий. (E) Воздействие на бактериальную популяцию, культивируемую в чашке с агаром DHL. (F) Влияние на уровень ЛПС в кале. Влияние на длину толстой кишки (G) , активность миелопероксидазы (H) , IL-1β (I) и экспрессию TNF-α (J) в толстой кишке. Воздействие на CD11b + / CD11c + (K) и NF-κB + / Iba1 + популяций клеток (L) в толстой кишке.Con, Sha, Isc, IscA и IscV на оси x на фигурах указывают группы, получавшие носитель у нормальных контрольных мышей, носитель у фиктивных мышей, ампициллин у мышей с tIsc и ванкомицин у мышей с tIsc, соответственно. Все данные были выражены как среднее значение ± стандартное отклонение ( A – E , n = 5; F – J , n = 6). * p <0,05 по сравнению с группой Sha. # p <0,05 по сравнению с группой Isc.

Сама операция

tIsc вызвала легкий колит у контрольных мышей по сравнению с контрольными и фиктивными мышами (рисунки 3G, H).Пероральный желудочный зонд с ванкомицином или ампициллином значительно ухудшил индуцированный tIsc колит; они резко увеличивали укорочение толстой кишки, активность миелопероксидазы и уровни TNF-α и IL-1β в толстой кишке (Рисунки 3G – J). Их лечение также увеличило популяции клеток CD11b + / CD11c + и NF-κB + / CD11c + (активированные макрофаги / дендритные клетки) в толстой кишке (Рисунки 3K, L).

Пероральные трансплантации фекалий мышей tIsc, обработанных ванкомицином, ухудшили индуцированные tIsc когнитивные нарушения и колит у мышей

Чтобы понять, связано ли индукция когнитивных нарушений и колита при лечении антибиотиками с дисбактериозом кишечника, мы перорально трансплантировали фекалии фиктивных мышей нормальным контрольным мышам (FC), мышей, индуцированных tIsc, мышам tIsc (IFI), получавшим ванкомицин. нормальных контрольных мышей на мышей tIsc (IFV) или мышей tIsc, получавших ванкомицин, на мышей с tIsc (IFIV) и исследовали их влияние на возникновение и развитие когнитивных нарушений и колита (рис. 4A).Возникновение когнитивных нарушений в результате фекальной трансплантации IFI мышам tIsc существенно не отличалось от такового у мышей с tIsc (Фигуры 4B, C). Однако трансплантация фекалий IFV или IFIV мышам tIsc вызвала более серьезные когнитивные нарушения в Y-лабиринте и задачах распознавания новых объектов по сравнению с таковыми у контрольных мышей или мышей с трансплантированными фекалиями IFI. Пероральная трансплантация фекалий IFIV или IFV также значительно увеличивала популяции клеток NF-κB + / Iba1 + и LPS + / Iba1 + в гиппокампе (рисунки 4D, E).Кроме того, лечение IFIV или IFV увеличивало популяцию клеток каспазы 3 + / NeuN + (апоптотический нейрон) в гиппокампе, в то время как популяция клеток BDNF + / NeuN + подавлялась (Рисунки 4F, G) . Пероральная трансплантация фекалий IFIV или IFV мышам также вызвала укорочение толстой кишки и индуцировала активность миелопероксидазы в толстой кишке более серьезно, чем у контрольных мышей и мышей с трансплантированными фекалиями IFI (Фигуры 4H, I). Обработка IFIV или IFV также увеличивала популяции клеток CD11b + / CD11c + и NF-κB + / CD11c + в толстой кишке (Фигуры 4J, K).В целом влияние трансплантации фекалий IFV на колит с когнитивными нарушениями существенно не отличалось от эффекта трансплантации фекалий IFIV.

Рисунок 4. Трансплантация фекалий мышей, получавших ванкомицин, ухудшила когнитивные нарушения и колит у мышей с tIsc. (A) Протокол эксперимента. Влияние на когнитивные функции, оцениваемое с помощью Y-лабиринта (B) и распознавания новых объектов (C) . Воздействие на LPS + / Iba1 + (D) , NF-κB + / Iba1 + (E) , BDNF + / NeuN + (F) и caspase 3 + / NeuN + клеток (G) популяции в гиппокампе, оцененные с помощью конфокального микроскопа.Влияние на длину толстой кишки (H) , активность миелопероксидазы (I) и CD11b + / CD11c + (J) и NF-κB + / Iba1 + (K) популяции клеток в толстой кишке. Con, FC, Isc, IFI, IFV и IFIV на оси x на фигурах указывают группы, которым перорально вводили носитель для нормальных контрольных мышей, фекалии фиктивных мышей в нормальных контрольных мышей, носитель для мышей с tIsc, фекалии мышей Isc на мышей с tIsc, обработанных ванкомицином нормальных контрольных мышей на мышей tIsc и обработанных ванкомицином мышей с фекалиями мышей с tIsc, соответственно.Все данные были выражены как среднее значение ± стандартное отклонение ( n = 6). * p <0,05 по сравнению с группой FC. # p <0,05 по сравнению с группой Isc.

Enterobacter xiangfangenesis Вызванное когнитивное нарушение у мышей с tIsc и без него

Пероральное введение ванкомицина значительно увеличило популяцию Enterobacter xiangfangenesis у мышей с tIsc. Поэтому, чтобы понять, было ли Enterobacter xiangfangenesis связано с возникновением и развитием когнитивных нарушений, мы исследовали его влияние на когнитивные нарушения у мышей с TIsc и без них в Y-лабиринте, распознавании новых объектов и задачах лабиринта Бейна (рис. 5A). .Пероральный желудочный зонд Enterobacter xiangfangenesis серьезно ухудшил когнитивные нарушения у мышей с tIsc или без них по сравнению с таковыми у контрольных и фиктивных мышей (Рисунки 5B-D). Enterobacter xiangfangenesis лечение ухудшало когнитивные нарушения у мышей с tIsc в большей степени, чем у мышей без tIsc. Обработка Enterobacter xiangfangenesis также значительно увеличивала экспрессию TNF-α и IL-1β в гиппокампе (Фигуры 5E, F). Воздействие на мышей с tIsc Enterobacter xiangfangenesis значительно снизило популяцию клеток нейронов BDNF + / NeuN + в гиппокампе, в то время как клетки каспазы 3 + / NeuN + (апоптотический нейрон) и активировали клетки микроглии ( Популяции клеток LPS + / Iba1 + и NF-κB + / Iba1 + ) увеличились (рисунки 5G – J).Кроме того, обработка Enterobacter xiangfangenesis увеличивала уровни LPS и TNF-α в крови мышей с tIsc или без них (Фигуры 5K, L).

Рисунок 5. Enterobacter xiangfangenesis вызывал когнитивные нарушения у мышей с tIsc и без нее. (A) Протокол эксперимента. Влияние на когнитивные функции, оцениваемое с помощью Y-лабиринта (B) , распознавания новых объектов (C) и задач лабиринта Бейнса (D) .Влияние на экспрессию TNF-α (E) и IL-1β (F) в гиппокампе, оцененное с помощью ELISA. Воздействие на LPS + / Iba1 + (G) , NF-κB + / Iba1 + (H) , BDNF + / NeuN + (I) и caspase 3 + / NeuN + клеток (J) популяции в гиппокампе, оцененные с помощью конфокального микроскопа. Влияние на уровни LPS (K) и TNF-α (L) в крови.Con, Sha, Isc, Ex и IEx на оси x на фигурах указывают группы, получавшие носитель у нормальных контрольных мышей, носитель у фиктивных мышей, носитель у мышей с tIsc, Enterobacter xiangfangenesis у контрольных мышей и Enterobacter xiangfangenesis у мышей с tIsc соответственно. Все данные были выражены как среднее значение ± стандартное отклонение ( n = 6). * p <0,05 по сравнению с группой Sha. # p <0,05 по сравнению с группой Isc. $ p <0.05 по сравнению с группой Ex.

Enterobacter xiangfangenesis, вводимая перорально через желудочный зонд Вызванный колит и изменение кишечной микробиоты у мышей с tIsc и без него

Затем мы исследовали влияние вводимого перорально через зонд Enterobacter xiangfangenesis на состав кишечной микробиоты и колит у мышей. Индукция tIsc у мышей не приводила к значительному изменению состава кишечной микробиоты по сравнению с таковым у мышей, обработанных Enterobacter xiangfangenesis- (рисунки 6A – D, дополнительный рисунок S4B и дополнительные таблицы S3, S4).Воздействие Enterobacter xiangfangenesis на мышей с tIsc или без него приводило к колебаниям α-разнообразия и смещению β-разнообразия в составе микробиоты кишечника. Кроме того, обработка Enterobacter xiangfangenesis увеличивала популяции Firmicutes и Proteobacteria, в то время как популяция Bacteroidetes уменьшалась. Эти обработки также увеличивали уровни ЛПС в фекалиях у мышей с tIsc или без нее (рис. 6E).

Рисунок 6. Enterobacter xiangfangenesis вызывал дисбактериоз и колит кишечника у мышей с tIsc и без нее.Влияние на состав кишечной микробиоты, проанализированное с помощью пиросеквенирования: Shannon (A) , кладограмма (B) , созданная LEfSE, что указывает на значительные различия в содержании кишечных микробов среди Con (синий), Sha (серый), Isc (зеленый ), Ex (красный) и IEx (фиолетовый) группы, тип (C) и графики анализа главных координат (PCoA) на основе анализа Дженсена-Шеннона (D) . Пороговый логарифмический балл был установлен на уровне 2,0 и ранжирован в кладограмме. Желтые узлы представляют виды без существенных различий. (E) Влияние на уровень ЛПС в кале. Влияние на длину толстой кишки (F) , активность миелопероксидазы (G) и экспрессию TNF-α (H) и IL-1β (I) в толстой кишке. Воздействие на CD11b + / CD11c + (J) и NF-κB + / Iba1 + популяций клеток (K) в толстой кишке. Con, Sha, Isc, Ex и IEx на оси x на фигурах указывают группы, получавшие носитель у нормальных контрольных мышей, носитель у фиктивных мышей, носитель у мышей с tIsc, Enterobacter xiangfangenesis у контрольных мышей и Enterobacter xiangfangenesis у мышей с tIsc соответственно.Все данные были выражены как среднее ± стандартное отклонение ( A – D , n = 5; E – I , n = 6). * p <0,05 по сравнению с группой Sha. # p <0,05 по сравнению с группой Isc.

Кроме того, воздействие Enterobacter xiangfangenesis индуцировало укорочение толстой кишки и активность миелопероксидазы у мышей с tIsc и без них (Фигуры 6F, G). Разница в индуцированном Enterobacter xiangfangenesis- сокращении толстой кишки и активности миелопероксидазы между мышами с tIsc и без них не была значимой.Обработка Enterobacter xiangfangenesis также увеличивала экспрессию TNF-α у мышей с tIsc и без нее (фигура 6H). Однако на уровень IL-1β это не повлияло (рис. 6I). Обработка Enterobacter xiangfangenesis также увеличивала популяции клеток NF-κB + / CD11c + и CD11b + / CD11c + в толстой кишке (Фигуры 6J, K). Enterobacter xiangfangenesis лечение значительно ухудшило колит у мышей с tIsc.

Обсуждение

Недавно в серии исследований было выявлено, что микробиота кишечника двунаправленно взаимодействует с мозгом, а дисбактериоз кишечника тесно связан с возникновением психических расстройств, включая болезнь Альцгеймера (БА) (Bercik et al., 2011; Quigley, 2017; Rieder et al. др., 2017). Воздействие антибиотиков на людей и животных, особенно при пероральном приеме, снижает разнообразие бактерий и вызывает резистентность к антибиотикам, дисбактериоз кишечника и психические расстройства в зависимости от пути их введения: пероральные антибиотики, такие как ампициллин, обычно изменяют микробиоту кишечника сильнее, чем вводимые парентерально те (Zhang et al., 2013; Моди и др., 2014; Jang et al., 2018a; Чжоу и др., 2020). Fröhlich et al. (2016) сообщили, что пероральный желудочный зонд с коктейлем из ампициллина, ванкомицина, неомицина, бацитрацина и меропенема, который не попал в мозг, нарушил микробиоту кишечника и ухудшил когнитивные функции в новой задаче распознавания объектов. Пероральное введение смесей других антибиотиков, таких как коктейль из ампициллина, ванкомицина, метронидазола, неомицина и амфотерицина-B, также изменяло состав кишечной микробиоты, вызывало беспокойство и / или нарушение когнитивной функции у мышей (Desbonnet et al., 2015; Hoban et al., 2016). Пероральное введение ампициллина, который проявляет тот же спектр, что и амоксициллин in vitro , в значительной степени вызывало колит и беспокойство у мышей, несмотря на краткосрочное лечение (Becattini et al., 2016; Jang et al., 2018a). Однако пероральный прием антибиотика пенициллина в раннем возрасте уменьшил тревожное поведение у самцов мышей (Leclercq et al., 2017). Пероральный прием антибиотиков (коктейль из неомицина, бацитрацина и пимарицина) снижает тревожность у мышей (Bercik and Collins, 2014).Тем не менее, для снижения риска патогенных инфекций пациентам с ишемическим повреждением головного мозга рекомендуются антибиотики (Xi et al., 2017). Следовательно, чтобы понять это несоответствие, необходимо выяснить влияние перорального приема ванкомицина и ампициллина, которые рекомендуются пациентам с ишемическим повреждением головного мозга, на возникновение психических расстройств, включая когнитивные нарушения.

В настоящем исследовании мы обнаружили, что пероральное введение ванкомицина или ампициллина, несмотря на краткосрочное лечение, заметно увеличивало популяцию фекальных Proteobacteria и продукцию LPS у мышей tIsc, а также у нормальных контрольных мышей, которым перорально вводили ампициллин через зонд (Jang et al., 2018c). Jang et al. (2018c) также сообщили, что пероральный прием ампициллина значительно увеличивает популяцию Proteobacteria и бактериальную продукцию LPS у мышей. Эти данные согласуются с предыдущими сообщениями о том, что пероральный ампициллин (Zhang et al., 2013) и ванкомицин (Isaac et al., 2017) серьезно нарушили микробиоту кишечника здоровых контрольных мышей. Эти результаты предполагают, что пероральное введение ванкомицина и ампициллина может вызвать дисбактериоз кишечника, как в здоровых, так и в ослабленных условиях, и применение этих антибиотиков путем перорального приема для терапии ишемии головного мозга может серьезно увеличить выработку ЛПС микробиотой кишечника при дисбактериозе кишечника.Мы также обнаружили, что лечение антибиотиками ухудшало колит у мышей с tIsc; они индуцировали активность миелопероксидазы, популяцию активных макрофагов / дендритных клеток (клетки CD11b + / CD11c + и NF-κB + / CD11c + ) и подавляли экспрессию белков плотных контактов кишечника в толстой кишке. Кроме того, лечение антибиотиками увеличивало уровень ЛПС в крови и популяцию протеобактерий кишечника у мышей tIsc в большей степени, чем у мышей tIsc, не получавших антибиотики. Jang et al.(2018a) сообщили, что лечение ампициллином увеличивало уровни ЛПС в крови, популяцию кишечных протеобактерий и абсорбцию перорально введенного флуоресцеин-конъюгированного декстрана из кишечной мембраны в кровь у мышей. Эти результаты предполагают, что пероральное введение ванкомицина и ампициллина может индуцировать популяцию протеобактерий кишечника и продукцию бактериальных LPS, а также ускорять абсорбцию фекальных LPS в кровь, вызывая колит, вызванный дисбактериозом кишечника (негерметичный кишечник), и подавляя экспрессию белков плотных контактов кишечника.Кроме того, индукция дисбактериоза кишечника пероральными антибиотиками, такая как индукция популяции протеобактерий ампициллином или ванкомицином, может повышать транслокацию ЛПС в мозг, особенно в гиппокамп, что приводит к нейровоспалению, как сообщалось ранее (Banks et al. ., 2015). Более того, пероральное введение антибиотиков (ванкомицин и ампициллин) увеличивало активированные популяции клеток микроглии (LPS + / Iba1 + и NF-κB + / Iba1 + ), индуцировало повышенную активацию NF-κB и подавляло популяция активированных нейронов (BDNF + / NeuN + ) в гиппокампе мышей tIsc.Кроме того, лечение ванкомицином вызывало когнитивные нарушения у контрольных мышей. Jang et al. (2018a) сообщили, что лечение ампициллином может вызывать психические расстройства и колит у контрольных мышей. Мы также обнаружили, что количество нейронных клеток, подавленных антибиотиками, было обратно пропорционально количеству клеток NF-κB + / Iba1 + в гиппокампе с tIsc и NF-κB + / CD11c + клеток в толстая кишка. Популяция активированных нейронов (BDNF + / NeuN + ) была обратно пропорциональна популяциям активированных микроглиальных клеток (LPS + / Iba1 + и NF-κB + / Iba1 + ) в гиппокамп.Уровень ЛПС в кале обратно пропорционален экспрессии белка плотных контактов. Белки распознавания LPS, такие как toll-подобный рецептор 4, увеличиваются в мозге пациентов с нейровоспалением (Buchanan et al., 2010; Li et al., 2016). Эти результаты предполагают, что пероральное введение ванкомицина или ампициллина может увеличить абсорбцию продуктов кишечной микробиоты, включая ЛПС, за счет чрезмерного роста популяции протеобактерий в кишечнике в кровь и мозг, что может ускорить воспаление гиппокампа и привести к когнитивным нарушениям.

В то время как эти данные иллюстрируют глубокое влияние пероральных антибиотиков на нарушение микробиоты кишечника и связанные с ними реакции хозяина, предыдущие отчеты показали, что переход ампициллина и ванкомицина с перорального на инъекционное введение значительно уменьшило ущерб микробиоте кишечника (Zhang et al., 2013; Isaac et al., др., 2017; Чжоу и др., 2020). Эти результаты согласуются с отчетом Vogt et al. (2016), показав, что миноциклин, вводимый внутрибрюшинно, не проявляет анксиолитического или антидепрессивного поведения у мышей.Таким образом, вероятно, что изменение приема ванкомицина и ампициллина с перорального на инъекционное может помочь смягчить отмеченное пагубное воздействие лечения антибиотиками на tIsc-хозяева.

Трансплантация фекалий мышей, получавших ванкомицин, серьезно обострила колит у трансплантированных мышей tIsc по сравнению с таковыми у мышей, которым трансплантировали фекалии мышей, не получавших ванкомицин; они вызывали укорочение толстой кишки, активность миелопероксидазы и инфильтрацию активированных макрофагов и дендритных клеток (CD11b + / CD11c + и NF-κB + / CD11c + ) в толстую кишку.Трансплантация фекалий мышей, обработанных ванкомицином, которые содержали больше кишечных протеобактерий, чем фекалии мышей, не подвергавшихся обработке ванкомицином, также вызвала когнитивные нарушения и воспаление гиппокампа по сравнению с таковыми у мышей с трансплантированными фекалиями IFI; он нарушал когнитивную функцию и индуцировал популяцию клеток микроглии, активированную NF-κB гиппокампа. Однако трансплантация фекалий контрольных или tIsc-мышей мышам tIsc не усугубила колит и когнитивные нарушения.Кроме того, мы обнаружили, что лечение антибиотиками ванкомицином и ампициллином нарушает состав кишечной микробиоты у мышей с tIsc и без нее; они значительно увеличили популяцию Proteobacteria, включая Enterobacter xiangfangenesis . Лечение ванкомицином или ампициллином в большей степени вызывало дисбактериоз кишечника у мышей с tIsc, чем у мышей без tIsc. Таким образом, они индуцировали укорачивание толстой кишки и активность миелопероксидазы, активировали макрофаги и дендритные клетки (CD11b + / CD11c + и NF-κB + / CD11c + ) популяции в толстой кишке, нарушали когнитивные функции и снижали Популяция клеток BDNF + / NeuN + в гиппокампе и увеличивала популяцию активированной микроглии (LPS + / Iba1 + и NF-κB + / Iba1 + клеток).Атли и др. (2006) сообщили, что пероральный прием амоксициллина вызывает у детей неблагоприятные неврологические побочные эффекты, такие как беспокойство, гиперактивность, спутанность сознания и изменения поведения. Jang et al. (2018a) также сообщили, что пероральное введение ампициллина или ампициллина-индуцируемого Klebsiella oxytoca в микробиоту кишечника мышей вызвало нарушение микробиоты кишечника, включая увеличение популяции Preteobacteria и воспаление гиппокампа у мышей. Эти результаты предполагают, что пероральное введение антибиотиков ванкомицина и ампициллина для лечения пациентов с ишемией головного мозга может стимулировать рост популяции Proteobacteria, такой как Enterobacter xiangfangenesis , которая может вызывать воспаление кишечника и гиппокампа, а затем ускорять его прогрессирование. когнитивного спада.Дисбиоз кишечника, индуцируемый антибиотиками, может влиять на секрецию нейроактивных, эндокринных и иммунологических молекул в кишечнике, вызывая активацию NF-κB побочными продуктами кишечных бактерий, такими как LPS, что приводит к ухудшению прогрессирования когнитивных нарушений.

В заключение, лечение антибиотиками ванкомицином и ампициллином путем перорального приема ухудшало когнитивные нарушения с дисбактериозом кишечника как у здоровых мышей, так и у мышей tlsc (рис. 7). Это открытие имеет прямое значение для клинического применения перорального ванкомицина и ампициллина у пациентов с ишемией головного мозга.Хотя признано, что изменение приема антибиотиков с перорального на инъекционный способствовало нарушению микробиоты кишечника, его применимость в клиническом лечении пациентов с ишемией головного мозга требует дальнейшей проверки.

Рисунок 7. Предлагаемый механизм когнитивных нарушений при дисбактериозе кишечника под действием антибиотиков.

Материалы и методы

Культура кишечных бактерий

Для культивирования кишечных бактерий свежие фекалии мышей (приблизительно 0.1 г) суспендировали в девятикратном объеме бульона общей анаэробной среды (GAM) (Nissui Pharmaceutical Co., Токио, Япония), разбавляли пошагово и инокулировали непосредственно на чашки с селективным агаром (Jang et al., 2018b). Планшеты с дезоксихолатным и сероводородно-лактозным агаром (DHL) (Nissui Pharmaceutical Co.) культивировали в аэробных условиях в течение 1 дня при 37 ° C, а чашки с агаром с кровяной печенью (BL) (Nissui Pharmaceutical Co.) культивировали в анаэробных условиях в течение 3 дней при 37 ° C. .

Enterobacter xiangfangenesis культивировали в бульоне GAM.Вкратце, изолированные бактерии культивировали в анаэробных условиях в 0,3 л бульона GAM при 37 ° C (оптическая плотность при 600 нм, 0,6–0,8), центрифугировали при 5000 g в течение 20 минут и дважды промывали физиологическим раствором. Собранные клетки (5 × 10 9 колониеобразующих единиц [КОЕ] / мл) суспендировали в 1% глюкозе (для in vivo исследования ). Изолированные бактерии были идентифицированы окрашиванием по Граму, тестом на утилизацию сахара и секвенированием 16S рРНК.

Животные

Самцов мышей C57BL / 6 (возраст 6 недель, 20–22 г) были получены из Центра разведения животных Orient (Сеул, Южная Корея) и содержались в контролируемых стандартных условиях.Всех мышей содержали в пластиковых клетках с приподнятым проволочным полом (по 3 мыши на клетку) при 20–22 ° C, влажности 50 ± 10% и 12-часовом цикле свет / темнота (свет включен с 07:30 до 19:30. ). Их кормили стандартной лабораторной пищей и водой ad libitum . Мышей использовали в экспериментах после акклиматизации в течение 1 недели.

Подготовка мышей к ИСК и лечение антибиотиками

Мышей с tIsc получали в соответствии с методом Lee et al. (2016). Каждая группа состояла из восьми мышей.Вкратце, их двусторонние общие сонные артерии были перекрыты на 15 мин. Мышей анестезировали 2% изофлураном и поддерживали 1% изофлураном во время операции, вызванной ишемией. У фиктивных мышей двусторонние общие сонные артерии не были закупорены и изолированы только от соседнего блуждающего нерва. Мыши, оперированные tIsc и ложно оперированными, не погибли во время эксперимента. Ампициллин (200 мг / кг / день) и ванкомицин (150 мг / кг / день), которые были переведены из доз для мышей в эквивалентные дозы для человека (ампициллин, 1-2 г / 60 кг / день; ванкомицин, 0.5–2 г / 60 кг / день) в зависимости от площади поверхности тела [доза для животных (мг / кг) × 3/37] (Nair and Jacob, 2016), вводили через желудочный зонд ежедневно в течение 2 дней через 24 часа после окклюзии.

Чтобы изучить влияние кишечных бактерий на возникновение и развитие когнитивных нарушений у пациентов с ишемией головного мозга, суспензия фекалий мышей (2,5 мг / мышь / день), получавших или не принимавших ванкомицин или Enterobacter xiangfangenesis (1 × 10 9 КОЕ / мышь / день) вводили мышам через желудочный зонд один раз в день в течение 5 дней.Каждая группа состояла из 6 мышей. Эксперименты на животных проводили в двух повторностях. Чтобы исключить влияние перорально вводимых антибиотиков в фекалиях мышей, фекальную суспензию готовили следующим образом: свежие фекалии собирали на 5-й день после последней обработки ванкомицином, суспендировали в бульоне GAM на льду, центрифугировали при 2000 г в течение 15 дней. мин при 4 ° C, промывали 1% глюкозой и использовали в качестве фекальной микробной суспензии (25 мг / мл суспендировали в 1% глюкозе).

Поведение, связанное с памятью, измеряли с использованием Y-лабиринта, распознавания новых объектов и лабиринта Бейна на 5-й день после обработки фекальной или бактериальной суспензией.В конце поведенческого теста всех животных умерщвляли путем вдыхания CO 2 . Были собраны кровь, мозг и толстая кишка. Мозг и толстую кишку хранили при –80 ° C для анализа биохимических маркеров. Для иммуногистохимического анализа мышам транскардиально перфузировали 4% параформальдегидом для фиксации тканей головного мозга и толстой кишки. Ткани головного мозга и толстой кишки после фиксации 4% параформальдегидом в течение 4 часов подвергали цитопротекции в 30% растворе сахарозы, замораживали и разрезали с помощью криостата (Leica, Nussloch, Германия) (Kim et al., 2020).

Поведенческие задачи

Задача Y-лабиринта выполнялась в горизонтальном лабиринте с тремя рукавами (длина 40 см, ширина 3 см, высота стенок 12 см) (Jang et al., 2018b). Первоначально мышь помещалась в одну руку, и последовательность входов в руку регистрировалась в течение 8 минут. Спонтанное чередование определялось как последовательные входы в три группы, такие как ABC, BCA и CAB, и рассчитывалось как отношение (%) спонтанных чередований к возможным. Как сообщалось ранее (Lee et al., 2018). Вкратце, в первом испытании мышь помещалась в ящик, содержащий два идентичных объекта, и частота касания каждого объекта регистрировалась в течение 10 мин. Во втором испытании, проведенном через 24 ч после первого испытания, мышь помещали в ящик, содержащий один из старых объектов, использованных в первом испытании, и новый объект. Распознавание нового объекта рассчитывалось как отношение количества прикосновений к новому объекту к сумме частот прикосновений. Задача лабиринта Барнса выполнялась в устройстве, состоящем из круглой платформы (диаметром 89 см) с 20 отверстиями (диаметром 5 см), равномерно расположенных по периметру, и аварийного ящика, расположенного только под одним из отверстий под платформой, так как сообщалось ранее (Kim et al., 2020). Вкратце, фаза обучения / приобретения завершалась после того, как мышь вошла в спасательную коробку или после максимальной продолжительности теста (5 мин), после чего мыши позволяли оставаться в спасательной коробке в течение 30 с, а затем перемещали в клетку. Если мышь не могла найти escape-коробку в течение 5 минут, она переводилась в escape-коробку. Задание выполнялось 5 дней подряд.

Иммунофлуоресцентный анализ

Иммуноокрашивание было выполнено, как сообщалось ранее (Jang et al., 2018b, c).Вкратце, срезы тканей головного мозга и толстой кишки промывали PBS, блокировали нормальной сывороткой, инкубировали с антителами к Iba1 (1: 200, Abcam), LPS (1: 200, Millipore), NF-κB (1: 100, Cell Signaling). , CD11b (1: 200, Abcam), CD11c (1: 200, Abcam) и / или NeuN (1: 200, Millipore) в течение ночи и обрабатывали вторичными антителами в течение 2 часов. Затем вторичные антитела, конъюгированные с Alexa Fluor 488 (1: 200, Invitrogen) или Alexa Fluor 594 (1: 200, Invitrogen), обрабатывали для обеспечения визуализации. Ядра окрашивали 4 ’, 6-диамидино-2-фенилиндолом, дилактатом (DAPI, Sigma).Иммуноокрашенные образцы сканировали с помощью конфокального лазерного микроскопа.

Иммуноферментный анализ (ELISA)

Ткани головного мозга и толстой кишки были удалены через 2 часа после выполнения последней задачи и гомогенизированы с буфером для лизиса RIPA с 1% коктейлем ингибиторов протеазы и коктейлем ингибиторов фосфатазы на льду (Jang et al., 2018a). Лизаты центрифугировали при 10 000 g и 4 ° C в течение 10 мин. Для ELISA захватывающее антитело для каждого цитокина наносили на 96-луночный планшет в соответствии с протоколом производителя (eBioscience, Сан-Диего, Калифорния), и полученные супернатанты переносили в 96-луночные лунки.После этого раствор детектирующих антител обрабатывали и измеряли оптическую плотность при 410 нм (Jang et al., 2018b).

Анализ активности миелопероксидазы и лизата амебоцитов Limulus (LAL)

Активность миелопероксидазы

была измерена, как сообщалось ранее (Jang et al., 2018a). Содержание эндотоксинов в кале и крови определяли с использованием набора для анализа диазосоединения LAL (Cape Cod Inc., E. Falmouth, MA), как сообщалось ранее (Kim et al., 2012).

Секвенирование Illumina iSeq

Геномная ДНК была извлечена из свежего стула пяти мышей (без транскардиальной перфузии 4% параформальдегидом для срезов тканей головного мозга и толстой кишки) с использованием коммерческого набора для выделения ДНК (мини-набор для ДНК стула QIAamp), как сообщалось ранее (Kim et al., 2020). Извлеченную геномную ДНК амплифицировали с использованием штрих-кодовых праймеров, нацеленных на область V4 бактериального гена 16S рРНК. Секвенирование эквимолярной концентрации каждого ампликона выполняли с использованием Illumina iSeq 100 (Сан-Диего, Калифорния) (Kim et al., 2020). Считывания, взятые из различных образцов, были классифицированы по уникальным штрих-кодам каждого продукта полимеразной цепной реакции, и была идентифицирована целевая область в штрих-кодированных праймерах. Все связанные последовательности, включая адаптер, штрих-код и линкер, а также последовательности низкого качества (считывание с двумя или более неопределенными нуклеотидами, оценка низкого качества или <500 п.н.) были удалены.Возможные химерные последовательности были подтверждены формулой Bellerophon. Таксономическая сортировка каждого считывания проводилась по базе данных EzTaxon-e, которая содержит последовательность гена 16S рРНК типовых штаммов, которые имеют действительные опубликованные названия и репрезентативные филотипы на уровне видов культивируемых или некультивируемых записей в базе данных GenBank с полной иерархической таксономической классификацией. от типа к виду. Последовательности гена 16S рРНК, полученные в результате нашего исследования, были депонированы в SRA NCBI (SRX4051778∼4051782, SRX3153173, SRX3153178∼3153180, SRX3153182).Видовое богатство выборок определяли с помощью программы CLcommunity. Подвыборка выполнялась случайным образом, чтобы уравнять размер чтения тестируемых выборок для сравнения разного размера чтения в тестируемых выборках. Для сравнения предполагаемых операционных таксономических единиц (OTU) между тестируемыми образцами общие OTU были получены с помощью анализа XOR программы CLcommunity. Считывания пиросеквенирования были депонированы в архив коротких считываний NCBI под номером доступа PRJNA507690.

Заявление об этике

Все экспериментальные протоколы были одобрены Комитетом по уходу и использованию институциональных животных Университета Кён Хи (номер IACUC: KUASP (SE) -18033) и выполнялись в соответствии с Университетским руководством по уходу и использованию лабораторных животных.

Статистический анализ

Все экспериментальные данные указаны как среднее ± стандартное отклонение (SD) (дополнительная таблица S1) и получены с помощью Graph-Pad Prism 8 (GraphPad Software Inc., Сан-Диего, Калифорния). Достоверность данных анализировали с использованием непараметрического критерия Манна-Уитни и одностороннего дисперсионного анализа с помощью теста множественного сравнения post hoc Бонферрони или Холма Сидака ( p <0,05). Значения p в настоящих экспериментах указаны в дополнительной таблице S2.

Заявление о доступности данных

Наборы данных, представленные в этом исследовании, можно найти в онлайн-репозиториях. Названия репозитория / репозиториев и номера доступа можно найти в статье / Дополнительных материалах.

Заявление об этике

Исследование на животных было рассмотрено и одобрено Комитетом по уходу и использованию животных Университета Кён Хи.

Авторские взносы

K-EL и D-HK: концептуализация, написание – первоначальный черновик и написание – просмотр и редактирование.K-EL и J-KK: эксперимент и анализ данных. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

Настоящее исследование было поддержано Программой медицинских исследований через Национальный исследовательский фонд Кореи (NRF), финансируемой Министерством науки и информационных технологий (NRF-2017R1A5A2014768).

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Дополнительные материалы

Дополнительные материалы к этой статье можно найти в Интернете по адресу: https://www.frontiersin.org/articles/10.3389/fmicb.2020.564271/full#supplementary-material

Дополнительный рисунок 1 | Среднее количество посещений ошибочной дыры во время теста лабиринта Барнса на Рисунке 1D.

Дополнительный рисунок 2 | Пероральное введение ванкомицина или ампициллина увеличивало популяцию клеток Iba1 + в гиппокампе.

Дополнительный рисунок 3 | Пероральный зонд ванкомицина или ампициллина увеличил NF-κB + / Iba1 + (A) , LPS + / Iba1 + (B) и каспазу 3 + / NeuN + клетки (C) популяции и уменьшенная популяция клеток BDNF + / NeuN + (D) в гиппокампе, оцененная с помощью конфокального микроскопа.

Дополнительный рисунок 4 | Антибиотики (A) и Enterobacter xiangfangenesis (B) вызывали изменения в кишечнике (оценка LDA) у мышей.

Дополнительная таблица 1 | Соотношение состава кишечной микробиоты на семейном уровне у мышей, вызванных ишемией, леченных антибиотиками или без них.

Дополнительная таблица 2 | Соотношение состава кишечной микробиоты на уровне рода у мышей, вызванных ишемией, леченных антибиотиками или без них.

Дополнительная таблица 3 | Соотношение состава кишечной микробиоты на уровне семьи у мышей, индуцированных ишемией, получавших или не получавших Enterobacter xiangfangenesis.

Дополнительная таблица 4 | Соотношение состава кишечной микробиоты на уровне рода у мышей, индуцированных ишемией, получавших или не получавших Enterobacter xiangfangenesis.

Дополнительная таблица 5 | Средние и стандартное отклонение исходных данных в экспериментах.

Дополнительная таблица 6 | P -значения в опытах.

Сноски

    Список литературы

    Анттила, Дж. Э., Уитакер, К. В., Уайрес, Э. С., Харви, Б. К., и Айраваара, М. (2017). Роль микроглии в ишемическом фокальном инсульте и восстановлении: фокус на Toll-подобных рецепторах. Прог. Neuropsychopharmacol. Биол. Психиатрия 79 (Pt A), 3–14. DOI: 10.1016 / j.pnpbp.2016.07.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Атли О., Демир-Озкай Ю., Ильгин С., Айдын Т. Х., Акбулут, Э. Н., и Сенер, Э. (2006). Доказательства нейротоксичности, связанной с амоксициллином у молодых крыс. Hum. Exp. Toxicol. 35, 866–676. DOI: 10.1177 / 0960327115607948

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бэнкс, В. А., Грей, А. М., Эриксон, М. А., Саламе, Т. С., Дамодарасами, М. и др. (2015). Нарушение гематоэнцефалического барьера, вызванное липополисахаридами: роль циклооксигеназы, окислительного стресса, нейровоспаления и элементов нервно-сосудистой системы. J. Neuroinflamm. 12: 223.

    Google Scholar

    Бекаттини С., Таур Ю. и Памер Э. Г. (2016). Изменения кишечной микробиоты и заболевания, вызванные антибиотиками. Trends Mol. Med. 22, 458–478. DOI: 10.1016 / j.molmed.2016.04.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Бенакис К., Бреа Д., Кабальеро С., Фарако Г., Мур Дж., Мерфи М. и др. (2016). Комменсальная микробиота влияет на исход ишемического инсульта, регулируя γδ Т-лимфоциты кишечника. Нат. Med. 22, 516–523. DOI: 10,1038 / нм 4068

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Берчик П., Коллинз С. М. (2014). Влияние воспаления, инфекции и антибиотиков на ось микробиота-кишечник-мозг. Adv. Exp. Med. Биол. 817, 279–289. DOI: 10.1007 / 978-1-4939-0897-4_13

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Берчик П., Дену Э., Коллинз Дж., Джексон В., Лу Дж., Джури Дж. И др. (2011).Кишечная микробиота влияет на центральные уровни нейротропного фактора мозга и поведение мышей. Гастроэнтерология 141, 599–609. DOI: 10.1053 / j.gastro.2011.04.052

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Брамлетт, Х. М., и Дитрих, У. Д. (2004). Патофизиология ишемии головного мозга и травмы головного мозга: сходства и различия. J. Cereb. Blood Flow Metab. 24, 133–150. DOI: 10.1097 / 01.wcb.0000111614.19196.04

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кани, П.Д., Бибилони, Р., Кнауф, К., Вагет, А., Нейринк, А. М., Дельценн, Н. М. и др. (2008). Изменения микробиоты кишечника контролируют воспаление, вызванное метаболической эндотоксемией, при ожирении и диабете, вызванном диетой с высоким содержанием жиров. Диабет 57, 1470–1481. DOI: 10.2337 / db07-1403

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Джейлани Т., Якубовска-Догру Э., Гурбанов Р., Текер Х. Т. и Гозен А. Г. (2018). Влияние повторного введения антибиотиков молодым мышам BALB / c на статус микробиоты и поведение животных во взрослом возрасте. Heliyon 4: e00644. DOI: 10.1016 / j.heliyon.2018.e00644

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Клеменс, Дж. А., Стивенсон, Д. Т., Смальстиг, Э. Б., Диксон, Э. П. и Литтл, С. П. (1997). Глобальная ишемия активирует ядерный фактор-каппа B в нейронах переднего мозга крыс. Инсульт 28, 1073–1080. DOI: 10.1161 / 01.str.28.5.1073

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Кассотто, С., Сандху, К. В., Динан, Т. Г., и Крайан, Дж.Ф. (2018). Нейроэндокринология оси микробиота-кишечник-мозг: поведенческая перспектива. Фронт. Нейроэндокринол. 51: 80–101. DOI: 10.1016 / j.yfrne.2018.04.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Дэн, X., Ли, М., Ай, В., Хе, Л., Лу, Д., Патрило, П. Р. и др. (2014). Вызванное липополисахаридом нейровоспаление связано с альцгеймероподобной амилоидогенной патологией аксонов и дендритной дегенерацией у крыс. Adv. Alzheimer Dis. 3, 78–93. DOI: 10.4236 / aad.2014.32009

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Десбоннет Л., Кларк Г., Траплин А., О’Салливан О., Криспи Ф., Молони Р. Д. и др. (2015). Истощение кишечной микробиоты с раннего подросткового возраста у мышей: последствия для мозга и поведения. Brain Behav. Иммун. 48, 165–173. DOI: 10.1016 / j.bbi.2015.04.004

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Донг, X. Х., Пэн, К., Zhang, Y. Y., Tao, Y. L., Tao, X., Zhang, C., et al. (2017). Хроническое воздействие субтерапевтических антибиотиков ухудшает исход ишемического инсульта у мышей. EbioMed. 24, 116–126. DOI: 10.1016 / j.ebiom.2017.09.002

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Fröhlich, E. E., Farzi, A., Mayerhofer, R., Reichmann, F., Jačan, A., Wagner, B., et al. (2016). Когнитивные нарушения из-за дисбактериоза кишечника, вызванного антибиотиками: анализ взаимодействия кишечной микробиоты и мозга. Brain Behav. Иммун. 56, 140–155. DOI: 10.1016 / j.bbi.2016.02.020

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фугейт, Дж. Э., Лайонс, Дж. Л., Такур, К. Т., Смит, Б. Р., Хедли-Уайт, Э. Т. и Матин, Ф. Дж. (2014). Инфекционные причины инсульта. Lancet Infect. Дис. 14, 869–880. DOI: 10.1016 / s1473-3099 (14) 70755-8

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Хобан А.Э., Молони Р.Д., Голубева А.В., Маквей Нойфельд, К. А., О’Салливан, О., Паттерсно, Э. и др. (2016). Поведенческие и нейрохимические последствия хронического истощения кишечной микробиоты во взрослом возрасте у крыс. Неврология 339, 463–477. DOI: 10.1016 / j.neuroscience.2016.10.003

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Исаак, С., Шер, Дж. У., Джукович, А., Хименес, Н., Литтман, Д. Р., Абрамсон, С. Б. и др. (2017). Краткосрочное и долгосрочное влияние перорального ванкомицина на микробиоту кишечника человека. J. Antimicrob. Chemother. 72, 128–136. DOI: 10.1093 / jac / dkw383

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, Х. М., Ли, Х. Дж., Янг, С. Е., Хан, М. Дж. И Ким, Д. Х. (2018a). Доказательства взаимосвязи между нарушением микробиоты кишечника, вызванным антибактериальными препаратами, нейровоспалением и тревогой у мышей. Mucosal Immunol. 11, 1386–1397. DOI: 10.1038 / s41385-018-0042-3

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, С.Е., Лим, С. М., Чон, Дж. Дж., Джанг, Х. М., Ли, Х. Дж., Хан, М. Дж. И др. (2018b). Воспаление желудочно-кишечного тракта, вызванное нарушением микробиоты кишечника, вызывает нарушение памяти у мышей. Mucosal Immunol. 11, 369–379. DOI: 10,1038 / mi.2017.49

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Янг, Х. М., Ли, К. Э., Ли, Х. Дж. И Ким, Д. Х. (2018c). Иммобилизация, вызванная стрессом, Escherichia coli вызывает беспокойство, вызывая активацию NF-κB через нарушение кишечной микробиоты. Sci. Отчет 8: 13897.

    Google Scholar

    Ким, Дж. К., Ли, К. Э., Ли, С. А., Янг, Х. М., и Ким, Д. Х. (2020). Взаимодействие между кишечными бактериями человека Escherichia coli и Lactobacillus mucosae в возникновении нервно-психических расстройств у мышей. Фронт. Иммунол. 11: 273. DOI: 10.3389 / fimmu.2020.00273

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ким, К. А., Гу, В., Ли, И. А., Джо, Э. Х. и Ким, Д.Х. (2012). Микробиота кишечника, вызванная диетой с высоким содержанием жиров, усугубляет воспаление и ожирение у мышей через сигнальный путь TLR4. PLoS One 7: e47713. DOI: 10.1371 / journal.pone.0047713

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Леклерк, С., Миан, Ф. М., Станиш, А. М., Биндельс, Л. Б., Камбье, Э., Бен-Амрам, Х. и др. (2017). Низкие дозы пенициллина в молодом возрасте вызывают долгосрочные изменения микробиоты кишечника, цитокинов мозга и поведения мышей. Нат.Коммуна . 8: 15062.

    Google Scholar

    Ли, Х. Дж., Хван, Ю. Х. и Ким, Д. Х. (2018). Lactobacillus plantarum C29-ферментированная соя (DW2009) облегчает нарушение памяти у трансгенных мышей 5XFAD, регулируя активацию микроглии и состав микробиоты кишечника. Мол. Nutr. Food Res. 62: e1800359.

    Google Scholar

    Ли, Х. Дж., Лим, С. М., Ко, Д. Б., Чон, Дж. Дж., Хван, Ю. Х. и Ким, Д. Х. (2017). Соясапогенол B и генистеин ослабляют вызванное липополисахаридом ухудшение памяти у мышей путем модуляции экспрессии BDNF, опосредованной NF-κB. J. Agric. Food Chem. 65, 6877–6885. DOI: 10.1021 / acs.jafc.7b02569

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, К. Э., Чо, К. О., Чой, Ю. С., и Ким, С. Ю. (2016). Нейрозащитный механизм ампициллина на мышиной модели преходящей ишемии переднего мозга. Кор. J. Physiol. Pharmacol. 20, 185–192. DOI: 10.4196 / kjpp.2016.20.2.185

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Ли, Дж., Чакай, А., Джин Дж., Чжан Ф. и Инь Х. (2016). Терапевтические разработки, направленные на нейровоспаление, опосредованное толл-подобным рецептором 4. ChemMedChem 11, 154–165. DOI: 10.1002 / cmdc.201500188

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Лундберг, Р., Тофт, М. Ф., Август, Б., Хансен, А. К., и Хансен, К. Х. (2016). Сравнение обработанных антибиотиками и стерильных грызунов для исследований по трансплантации микробиоты. Кишечные микробы 7, 68–74. DOI: 10.1080 / 194.2015.1127463

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Моди, С. Р., Коллинз, Дж. Дж., И Релман, Д. А. (2014). Антибиотики и микробиота кишечника. J. Clin. Вкладывать деньги. 124, 4212–4218.

    Google Scholar

    Куигли, Э. М. М. (2017). Ось микробиота-мозг-кишечник и нейродегенеративные заболевания. Curr. Neurol. Neurosci. Реп. 17:94.

    Google Scholar

    Ридер, Р., Вишневски, П. Дж., Олдерман, Б. Л., и Кэмпбелл, С. (2017). Микробы и психическое здоровье: обзор. Brain Behav. Иммун. 66, 9–17.

    Google Scholar

    Розенцвейг, Х. Л., Лессов, Н. С., Хеншалл, Д. К., Минами, М., Саймон, Р. П., и Стензель-Пур, М. П. (2004). Предварительное кондиционирование эндотоксином предотвращает клеточную воспалительную реакцию во время ишемической нейропротекции у мышей. Инсульт 35, 2576–2581. DOI: 10.1161 / 01.str.0000143450.04438.ae

    CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сингх В., Рот, С., Льовера, Г., Сэдлер, Р., Гарцетти, Д., Стечер, Б. и др. (2016). Дисбиоз микробиоты контролирует нейровоспалительную реакцию после инсульта. Дж. Neurosci . 36, 7428–7440. DOI: 10.1523 / jneurosci.1114-16.2016

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Сото М., Херцог К., Пачеко Дж. А., Фудзисака С., Буллок К., Клиш К. Б. и др. (2018). Микробиота кишечника регулирует нейроповедение через изменения чувствительности мозга к инсулину и метаболизма. Мол. Психиатрия 23, 2287–2301. DOI: 10.1038 / s41380-018-0086-5

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Фогт, М.А., Маллиен, А.С., Пфайффер, Н., Инта, И., Гасс, П., и Инта, Д. (2016). Миноциклин не вызывает анксиолитических и антидепрессивных эффектов у мышей C57BL / 6. Behav. Brain Res. 301, 96–101. DOI: 10.1016 / j.bbr.2015.12.015

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Винек, К., Engel, O., Koduah, P., Heimesaat, M.M., Fischer, A., Bereswill, S., et al. (2016). Истощение культивируемой микробиоты кишечника в результате предварительной обработки антибиотиками широкого спектра действия ухудшает исход после мышиного инсульта. Ход 47, 1354–1363. DOI: 10.1161 / strokeaha.115.011800

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Xi, T. G., Tian, ​​X., Chen, W. Q., Zhang, S., Zhang, S., et al. (2017). Антибиотикопрофилактика инфекций у пациентов с острым инсультом: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Oncotarget 8, 81075–81087. DOI: 10.18632 / oncotarget.19039

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжан Л., Хуанг Ю., Чжоу Ю., Бакли Т. и Ван Х. Х. (2013). Пути введения антибиотиков значительно влияют на уровни устойчивости кишечной микробиоты к антибиотикам. Антимикробный. Агенты Chemother. 57, 3659–3666. DOI: 10.1128 / aac.00670-13

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Чжоу, Ю., Li, Y., Zhang, L., Wu, Z., Huang, Y., et al. (2020). Пути введения антибиотиков и пероральное воздействие устойчивых к антибиотикам бактерий как ключевых факторов нарушения микробиоты кишечника и устойчивости к нему у домашней птицы. Фронт. Microbiol. 11: 1319. DOI: 10.3389 / fmicb.2020.01319

    PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

    Преходящее воспалительно-подобное состояние и микробный дисбиоз имеют решающее значение в установлении гомеостаза слизистой оболочки во время колонизации стерильных мышей

    S.El Aidy Связанная информация

    1 Лаборатория микробиологии, Университет Вагенингена, Dreijenplein 10, 6703 HB Wageningen, Нидерланды
    2 Top Institute Food and Nutrition, P.O. Box 557, 6700 AN Wageningen, Нидерланды

    , M. Derrien Информация по теме

    1 Лаборатория микробиологии, Университет Вагенингена, Dreijenplein 10, 6703 HB Wageningen, Нидерланды
    2 Top Institute Food and Nutrition, P.O. Box 557, 6700 AN Wageningen, Нидерланды
    3 Danone Research, Route départementale 128, 91767 Palaiseau, France

    , R.Aardema Связанная информация

    4 Отдел аналитических биологических наук, LACDR, Лейденский университет, P.O. Box 9502, 2300 RA Лейден, Нидерланды
    5 Нидерландский центр метаболомики, Einsteinweg 55, 2333 CC Лейден, Нидерланды

    , G. Hooiveld Информация по теме

    6 Группа по питанию, метаболизму и геномике, Отдел питания человека, Университет Вагенингена, ПО Box 8129, 6700 EV Wageningen, Нидерланды

    , S.E. Richards Связанная информация

    7 Школа науки и технологий, Университет Ноттингем Трент, Клифтон-лейн A453, Nottingham NG11 8NS, Великобритания

    , A.Dane Связанная информация

    4 Отдел аналитических биологических наук, LACDR, Лейденский университет, P.O. Box 9502, 2300 RA Лейден, Нидерланды
    5 Нидерланды Центр метаболомики, Einsteinweg 55, 2333 CC Лейден, Нидерланды

    , J. Dekker Связанная информация

    2 Top Institute Food and Nutrition, P.O. Box 557, 6700 AN Wageningen, Нидерланды
    8 Департамент зоотехники, Interactomics Group Host Microbe, Университет Вагенингена, De Elst 1, 6708 WD Wageningen, Нидерланды

    , R.Vreeken Связанная информация

    4 Отдел аналитических биологических наук, LACDR, Лейденский университет, P.O. Box 9502, 2300 RA Лейден, Нидерланды
    5 Нидерландский центр метаболомики, Einsteinweg 55, 2333 CC Лейден, Нидерланды

    , F. Levenez Связанная информация

    9 Commensal and Food Bacteria Group, INRA, UMR1319 Micalis, Domaine de Vilvert, 78350 Jouy-en-Josas, France

    , J. Doré Информация по теме

    9 Commensal and Food Bacteria Group, INRA, UMR1319 Micalis, Domaine de Vilvert, 78350 Jouy-en-Josas, France

    , E .G. Zoetendal Информация по теме

    1 Лаборатория микробиологии, Университет Вагенингена, Dreijenplein 10, 6703 HB Wageningen, Нидерланды
    2 Top Institute Food and Nutrition, P.O. Box 557, 6700 AN Wageningen, Нидерланды

    , P. van Baarlen Информация по теме

    8 Департамент зоотехники, Interactomics Group микробов-хозяев, Университет Вагенингена, De Elst 1, 6708 WD Wageningen, Нидерланды

    , M. Kleerebezem Связанная информация

    1 Лаборатория микробиологии, Университет Вагенингена, Dreijenplein 10, 6703 HB Wageningen, Нидерланды
    2 Top Institute Food and Nutrition, P.O. Box 557, 6700 AN Wageningen, Нидерланды
    8 Департамент зоотехники, Interactomics Group Host Microbe, Университет Вагенингена, De Elst 1, 6708 WD Wageningen, Нидерланды
    10 Исследования продуктов питания NIZO, Департамент здравоохранения, P.O. Box 20, 6710 BA Ede, Нидерланды

    Дисбиоз кишечника во время гриппа способствует легочной пневмококковой суперинфекции из-за измененного производства короткоцепочечных жирных кислот

    https://doi.org/10.1016/j.celrep.2020.02.013Получить права и контент

    Основные моменты

    Грипп изменяет продукцию SCFAs микробиотой кишечника

    Дисбиотическая микробиота передает восприимчивость к респираторной бактериальной инфекции 9129 2

    ацетат восстанавливает убивающую активность альвеолярных макрофагов

    Активация рецептора SCFA FFAR2 защищает от бактериальной суперинфекции

    Резюме

    Вторичные бактериальные инфекции часто осложняют респираторные вирусные инфекции.Мы предполагаем, что нарушение микробиоты кишечника во время инфицирования вирусом гриппа A (IAV) может способствовать респираторной бактериальной суперинфекции. Сублетальная инфекция гриппом временно изменяет состав и ферментативную активность кишечной микробиоты у мышей. Эти изменения частично объясняются сокращением потребления продуктов питания. Эксперименты по переносу фекалий демонстрируют, что микробиота, обусловленная IAV, ставит под угрозу защиту легких от пневмококковой инфекции. С механистической точки зрения снижение выработки преобладающего ацетата короткоцепочечных жирных кислот (SCFA) влияет на бактерицидную активность альвеолярных макрофагов.После лечения ацетатом у мышей, колонизированных микробиотой, обусловленной IAV, наблюдается снижение бактериальной нагрузки. В контексте инфекции гриппа прием ацетата снижает, зависимым от рецептора 2 свободных жирных кислот (FFAR2) образом, местную и системную бактериальную нагрузку. Это приводит к уменьшению патологии легких и повышению выживаемости мышей с двойным инфицированием. Наконец, фармакологическая активация рецептора SCFA FFAR2 во время гриппа снижает бактериальную суперинфекцию.

    Ключевые слова

    вирус гриппа A

    бактериальная суперинфекция

    микробиота кишечника

    микробный дисбиоз

    ограничение питания

    короткоцепочечные жирные кислоты

    ацетат

    рецепторы свободных жирных кислот

    статей

    рецепторов макрофагов 2

    0)

    © 2020 Авторы.

    Рекомендуемые статьи

    Цитирующие статьи

    Пероральные антибиотики Ванкомицин и ампициллин вызывают когнитивные нарушения с дисбактериозом кишечника у мышей с транзиторной глобальной ишемией переднего мозга При дисбактериозе кишечника у мышей с преходящей глобальной ишемией переднего мозга “,

    abstract =” Микробиота кишечника тесно связана с возникновением психоневрологических расстройств.Антибиотики часто используются для предотвращения инфицирования болезнетворными микроорганизмами пациентов с ишемией головного мозга. Чтобы понять влияние профилактического лечения антибиотиками у пациентов с ишемией головного мозга, мы исследовали влияние перорального приема ванкомицина и ампициллина на когнитивные функции и состав микробиоты кишечника у мышей с временной глобальной ишемией переднего мозга (tIsc). Операция tIsc и пероральный прием ванкомицина вызывали когнитивные нарушения легкой и средней степени тяжести, соответственно. Однако воздействие ванкомицина или ампициллина на мышей с tIsc серьезно нарушало когнитивные функции в Y-лабиринте, распознавании новых объектов и задачах лабиринта Бейнса.Кроме того, их лечение индуцировало активацию NF-κB, а также активную микроглию (клетки NF-κB + / Iba1 + и LPS + / Iba1 +) и апоптотическую (каспаза 3 + / NeuN +) популяцию клеток в гиппокампе, тогда как нейротрофический фактор головного мозга (BDNF ) + / NeuN + клеточные популяции уменьшились. Эти методы лечения также вызывали колит и дисбактериоз кишечника. Они увеличили популяцию Proteobacteria, включая Enterobacter xiangfangenesis. Пероральная трансплантация фекалий мышей, получавших ванкомицин, с TIsc или без них и пероральный зонд Enterobacter xiangfangenesis также значительно ухудшила когнитивные нарушения и колит у трансплантированных мышей с TIsc.Эти данные свидетельствуют о том, что пероральный прием антибиотиков может ухудшить когнитивные нарушения с дисбактериозом кишечника у пациентов с ишемией мозга. “,

    keywords =” Энтеробактерия xiangfangenesis, антибактериальные препараты, ишемия мозга, трансплантация фекалий, дисбактериоз кишечника, память “,

    author =” Ли, {Kyung Eon} и Ким, {Jeon Kyung} и Kim, {Dong Hyun} “,

    note =” Информация о финансировании: Настоящее исследование было поддержано Программой медицинских исследований через Национальный исследовательский фонд Кореи (NRF) , финансируется Министерством науки и информационных технологий (NRF-2017R1A5A2014768).Информация о финансировании: Финансирование. Настоящее исследование было поддержано Программой медицинских исследований через Национальный исследовательский фонд Кореи (NRF), финансируемой Министерством науки и ИКТ (NRF-2017R1A5A2014768). Авторские права издателя: {\ textcopyright} Copyright {\ textcopyright} 2020 Ли, Ким и Ким. “,

    год =” 2020 “,

    месяц = ​​ноя,

    день =” 26 “,

    doi =” 10.3389 / fmicb.2020.564271 “,

    language =” English “,

    volume =” 11 “,

    journal =” Frontiers in Microbiology “,

    issn =” 1664-302X “,

    publisher =” Frontiers Media S.A. “,

    }

    Западный образ жизни как движущая сила дисбактериоза при колоректальном раке | Модели и механизмы заболеваний

    В то время как растущий список секвенирования и функциональных исследований предполагает значительную роль микробиоты в CRC, остается неясным, что изначально вызывает рост онкогенных микробов в кишечнике. В гомеостазе облигатные анаэробы составляют большую часть микробиоты кишечника, в основном Firmicutes и Bacteroidetes (Backhed et al., 2005). Облигатные анаэробы, являясь основными продуцентами SCFAs, имеют решающее значение для питания хозяина (den Besten et al., 2013), иммунного развития (Smith et al., 2013; Furusawa et al., 2013) и устойчивости к колонизации (Byndloss et al., 2017; Ривера-Чавес и др., 2016). Напротив, существенные сдвиги в составе микробиоты кишечника, связанные с заболеванием, часто характеризуются устойчивым увеличением численности факультативных анаэробов, включая Enterobacteriaceae (Shin et al., 2015). Примечательно, что пкс + E.coli являются видами-членами семейства Enterobacteriaceae и, как обсуждалось выше, участвуют в колоректальном канцерогенезе (Arthur et al., 2012). Таким образом, нарушения в механизмах хозяина, которые контролируют микробиоту кишечника, вероятно, регулируют рост pks + E. coli и, возможно, других микроорганизмов, связанных с CRC.

    Иммунная система человека играет хорошо известную роль в поддержании симбиотических отношений между кишечной микробиотой и хозяином (Zheng et al., 2020). Кроме того, недавние исследования предполагают, что эпителиальные клетки толстой кишки играют центральную роль в формировании структуры микробиоты кишечника (Byndloss et al., 2017; Gillis et al., 2018). Колоноциты должны поддерживать высокоокислительное метаболическое состояние из-за экспрессии повышенных уровней гамма-рецептора, активируемого пролифератором пероксисом (PPARG), ядерного рецептора, который активирует митохондриальное β-окисление жирных кислот (Duszka et al., 2017). Передача сигналов PPARG в эпителиальных клетках кишечника активируется бутиратом (Alex et al., 2013), SCFA микробного происхождения, которых много в здоровом кишечнике (рис. 1). В результате колоноциты потребляют высокий уровень кислорода (O 2 ), что, в свою очередь, приводит к гипоксии поверхности толстой кишки (Albenberg et al., 2014) и ограничивает диффузию кислорода в просвет кишечника. Этот механизм поддерживает анаэробную среду в здоровой толстой кишке, обеспечивая доминирование полезных облигатных анаэробных бактерий в кишечном микробном сообществе.

    Новые исследования дают раннее механистическое понимание того, как факторы окружающей среды, связанные с вестернизированным образом жизни, нарушают гомеостатические механизмы эпителия толстой кишки, вызывая дисбиотическую экспансию факультативных анаэробов (Byndloss et al., 2017; Ли и др., 2020). Например, было показано, что воздействие антибиотиков приводит к снижению численности микробов, продуцирующих бутират, что приводит к снижению передачи сигналов PPARG в эпителии толстой кишки (Byndloss et al., 2017). Результирующее снижение митохондриального дыхания в колоноцитах вызывает соответствующее увеличение кислорода, достигающего просвета толстой кишки (Byndloss et al., 2017). В результате и из-за их способности – как факультативных анаэробов – использовать кислород для аэробного дыхания, патогенный E.coli и Salmonella цветут в кишечнике после лечения антибиотиками (Byndloss et al., 2017; Rivera-Chávez et al., 2016). Аналогичным образом, недавно было показано, что диета с высоким содержанием жиров, вызывающая ожирение, нарушает функцию митохондрий в эпителии кишечника, вызывая нарушение анаэробной среды здорового просвета толстой кишки и стимулируя рост E. coli (Lee et al., 2020) (Рис.1) . Помимо кислорода, факторы окружающей среды также влияют на биодоступность нитрата хозяина (NO 3 ), который впоследствии используется Enterobacteriaceae в качестве конечного акцептора электронов для подпитки анаэробного дыхания (Byndloss et al., 2017; Spees et al., 2013; Winter et al., 2013). Действительно, Enterobacteriaceae и другие анаэробные бактерии обладают способностью использовать множество молекул помимо кислорода в качестве конечных акцепторов электронов для дыхания (Khademian and Imlay, 2017; Miller et al., 2020; Nguyen et al., 2020; Winter et al. , 2010; Zhu et al., 2019). Это предполагает общий механизм, с помощью которого факторы окружающей среды стимулируют дисбактериоз в толстой кишке через изменение количества альтернативных акцепторов электронов. Эти результаты особенно актуальны в контексте CRC, поскольку использование антибиотиков (Zhang et al., 2019), диета с высоким содержанием жиров (Willett et al., 1990) и сопутствующее ожирение, вызванное диетой, связаны с повышенным риском CRC (Liu et al., 2019). В совокупности это новое понимание механизма приводит к идее, что факторы окружающей среды, связанные с западным образом жизни, создают благоприятную среду для роста pks + E. coli, члена микробиоты, играющего ключевую роль в колоректальном канцерогенезе ( Рисунок 1).

    В будущем будет важно определить, лежат ли изменения метаболизма колоноцитов, вызванные факторами окружающей среды, в основе цветения pks + E.coli и другие канцерогенные представители кишечной микробиоты. Кроме того, учитывая значительную роль кишечного эпителия в контроле за составом микробиоты кишечника, крайне важно детализировать механизмы, с помощью которых антибиотики, диета с высоким содержанием жиров и другие факторы окружающей среды влияют на общий метаболизм колоноцитов. Наконец, хотя в центре внимания этой перспективы находится вклад бактерий в CRC, факторы окружающей среды также влияют на колонизацию других микроорганизмов в желудочно-кишечном тракте, включая грибы (Heisel et al., 2017) и вирусов (Schulfer et al., 2020). Будущие исследования влияния этих групп на CRC, несомненно, принесут важные открытия.

    […] факторы окружающей среды вызывают дисбактериоз, влияя на метаболизм эпителиальных клеток кишечника, тем самым подчеркивая взаимодействие между эпителием толстой кишки и микробиотой кишечника как новую мишень для терапии CRC

    .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *