Удаление желудка полностью: Об операции гастрэктомии | Memorial Sloan Kettering Cancer Center

Содержание

«Беру в прицел врага в виде конкретной опухоли»

Хирург-онколог Алексей Карачун – об обстановке на переднем крае битвы со злокачественными новообразованиями желудка

До того как возглавить отделение опухолей желудочно‑кишечного тракта в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова, выпускник Военно‑медицинской академии им. С.М. Кирова Алексей Карачун отслужил несколько лет военврачом на дальневосточных рубежах Родины, затем вернулся в Питер, практиковал в торакоабдоминальном отделении Ленинградского областного онкодиспансера, занимался наукой, преподавал в своей альма‑матер. Полковник медицинской службы запаса, профессор СЗГМУ им. И.И. Мечникова с армейской прямотой рассказал Vademecum о своем видении тактики и стратегии борьбы против рака желудка.

«РАННИЙ РАК ЖЕЛУДКА – СЛУЧАЙНАЯ НАХОДКА»

– Насколько корректно утверждение о том, что в лечении злокачественных новообразований желудка онкологи пока не сильно преуспели?

– Смотря кого слушать. Меня, как хирурга, популяционные показатели – заболеваемости, смертности и так далее – волнуют мало, я в них ничего не понимаю и повлиять на них не могу. Хирург имеет дело с реальными пациентами и, образно говоря, находится на линии фронта, берет в прицел врага в виде вполне конкретной опухоли, появившейся в его поле зрения. Все, что происходит в тылу врага, подвозят тому снаряды или нет (когда, как и почему она развилась, какие факторы могли повлиять на ее развитие, можно ли было теоретически предотвратить ее развитие) – это дела разведки, космических войск, кого угодно еще. Я занимаюсь лечением совершенно конкретных пациентов. У меня нет машины времени, чтобы отлететь на несколько лет назад и изменить ситуацию, поэтому не могу говорить о скрининге профессионально – этим занимаются люди, изучающие эпидемиологическую ситуацию, научно разрабатывающие программы скрининга тех или иных опухолей и оценивающие эффективность этих программ. Я готов отвечать за то, на каком уровне конкретному обратившемуся за помощью пациенту мы можем провести диагностику, распланировать лечение и какое наблюдение рекомендовать.

– А на каком этапе обычно к вам попадают пациенты?

– На самых разных. Все же ранний рак желудка – это, как правило, случайная находка: пациент обратился за медпомощью по поводу каких‑то других болезней, его начали обследовать и выявили раннюю опухоль. Второй вариант – очень мнительные люди, чуть что бегущие к врачу, ну и третий, на мой взгляд, более правильный – те, кто раз в год или в два делают исследования, которые им когда‑то рекомендовали врачи, – по сути, вариант скрининга. Это относительно немногочисленная категория – в общей сложности около 15% – пациентов, у которых рак ранний и лечение которых очень благодатное дело. Не надо удалять орган или его часть, достаточно эндоскопом иссечь слизистую оболочку желудка и получить очень хороший результат. И тут в 98‑99% случаев можно говорить о полном излечении от рака желудка. Остальные, к сожалению, приходят на более поздних стадиях, когда ситуация другая, пятилетняя выживаемость существенно ниже и методы лечения более варварские. Требуется хирургическое вмешательство, которое можно выполнять традиционным путем, лапароскопически, при помощи хирургического робота. Но как бы то ни было, человек теряет часть желудка или лишается его вовсе. И есть еще пациенты так называемой серой зоны (калька с английского grey zone): это больные, которым технически можно выполнить локальное иссечение опухоли, сохранив качество жизни на прежнем уровне, но нет уверенности, что это приведет к излечению – не только потому, что опухоль глубоко проросла в стенку желудка и мы не можем удалить ее полностью, или распространилась по большой площади поверхности, но и потому, что могут быть метастазы, находящиеся вне возможности такого щадящего удаления. Одна из программ, которую мы разрабатываем (в чистом виде научная – ее нет в стандартах, но ее изучают во всем мире), – это концепция сигнального лимфатического узла. Например, при меланоме кожи и раке молочной железы она уже работает и в некоторых странах внедрена в стандарты. Но при раке желудка мы ее только изучаем, для этого требуются специальное оборудование и специальный краситель, срок регистрации которого, к слову, истек в декабре 2017 года, но мы его закупили много и, пока ждем регистрации, используем запас. Суть в том, что под основание опухоли вводится специальный лимфотропный краситель, который распространяется по лимфатическим протокам и узлам, и мы, применяя инфракрасный спектр света или лазерное воздействие, можем увидеть глазом, в какие лимфоузлы идет отток лимфы от опухоли, и можем удалить их (один, два или целую группу), а затем – внимательно исследовать под микроскопом для выявления возможного поражения их опухолевыми клетками. Таким образом, на сегодняшний день мы прооперировали больше 60 больных, и среди них были три пациента, которых, если бы мы сделали только эндоскопическую резекцию слизистой оболочки желудка, мы бы посчитали вылеченными. Ни эндоУЗИ, ни КТ не показывали нам, что есть метастазы в регионарных лимфоузлах. Применение этой методики позволило нам установить правильную стадию болезни и соответственно скорректировать лечение.

– Так насколько эффективно в мире и в России лечится рак желудка?

– Сейчас модно критиковать Россию и говорить, что с ней все не так, и часто с этим сложно спорить. Один из моих учителей – британский профессор Амжад Парваиз – говорил так: два хирурга между собой могут согласиться только в одном: насколько плох третий. Мы живем в эпоху доказательной медицины, при правильно спланированных многоцентровых рандомизированных исследованиях получаются выводы, их обсуждает профсообщество, затем они фиксируются в медицинских стандартах. Только это все как‑то не по‑русски. В России нет стандартов, которые были бы основаны на результатах собственных российских рандомизированных исследований, нет и быть не может, потому что нет таких исследований. Мы вот первые организовали и сейчас проводим первое многоцентровое рандомизированное исследование по колоректальному раку – COLD. Оно зарегистрировано на clinicaltrials.gov, в нем участвуют шесть крупных российских медицинских центров, на съезде Европейской ассоциации колопроктологов (EACP) в Берлине мы получили награду за лучшее исследование 2017 года. На всех этапах этого исследования – от разработки дизайна до организации мониторинговых визитов в участвующие в исследовании клиники – мы сталкиваемся с организационными и финансовыми проблемами, а подчас и с неспособностью клиники в целом соответствовать уровню заявленного исследования. Будем надеяться, что мы его завершим и тем самым сделаем очень важный концептуальный шаг для российской онкохирургии. Так вот, в стандартах, выработанных профсообществом на основе доказательной медицины, прописано, что, где и при какой стадии надо делать. Но профсообщество может дать какой угодно совет, а дальше встает вопрос: за чей счет банкет? Кто будет эти стандарты соблюдать и обеспечивать финансово? Те стандарты, что имеются у нас сейчас, – это перевод на русский язык компилированных рекомендаций американских, европейских или британских обществ онкологов (NCCN, ESMO и других). В них сказано: если глубина проникновения рака желудка больше, чем в подслизистый слой органа, или при подозрении метастазов в регионарных лимфоузлах, мы должны начинать лечение с предоперационной химиотерапии. А после операции – еще курсы химиотерапии. Если мы рекомендуем пациенту проходить химию по месту жительства, организаторы здравоохранения смотрят, есть такой стандарт или нет и есть ли под ним какое‑либо финансовое обеспечение. Но предлагаемая пациенту химиотерапия может быть зафиксирована лишь в клинических рекомендациях, а они необязательны для исполнения. И это задача уже организаторов здравоохранения – каким образом складывать выделяемые государством средства, чтобы купить на них и лекарственные препараты, и электроэнергию, и платить зарплату.

«БОЛЬНОЙ НЕ МОЖЕТ ОЦЕНИТЬ, ЧТО Я СДЕЛАЛ ВНУТРИ»

– Оставим в стороне химиотерапию. В хирургии есть однозначное понимание, что делать с опухолями желудка?

– Я бы хотел ответить «да», но это будет не совсем правдой. Другой вопрос, что и за границей мало качественной хирургии. Эталонного хирурга не существует, но за рубежом есть определенные стандарты. И конкретно наша проблема состоит в том, что в России не существует отработанной системы подготовки хирургов. Если молодой хирург оказался там, где есть возможность научиться, – он научится. Хотя мотивация учить есть не у всех. Вроде бы ситуация улучшается, создаются тренинговые центры – в Москве и у нас, в НМИЦ онкологии им Н.Н. Петрова. Но это не полноценные программы с нуля и до приемлемого уровня. Мы берем уже опытных хирургов и показываем им детали. Мы являемся экспертным центром в стране, а в ближайшее время, надеюсь, и во всей Восточной Европе. В этом полугодии у нас шесть‑семь курсов, где мы рассказываем приезжающим к нам специалистам о результатах последних научных исследований, спорных моментах, как технически проводить лапароскопические и открытые вмешательства, в чем преимущества каждого метода. Сейчас пошла мода: если хирург делает операцию лапароскопически, значит он крут. Но это же неправда. Мы стараемся донести до широкого круга специалистов нашу позицию, и она заключается в следующем: в задачи хирурга входит обеспечение двух вещей – безопасности пациента и правильного объема операции. Если этих целей можно достигнуть с нанесением минимальной травмы, выполняя лапароскопическое вмешательство, чтобы обеспечить человеку меньше болевых ощущений, раннюю активизацию, лучший косметический эффект, значит, это надо делать. А если две эти задачи в ходе планирования операции или при ее выполнении обеспечить не получается, то стараться во чтобы то ни стало оперировать лапароскопически – это уже подмена понятий. Все ради того, чтобы сказать: а у меня больше, а я круче. Все как всегда. А здесь очень важно быть честным. Нельзя быть чуть‑чуть беременной, так же и с честностью.

– Какова доля лапароскопических вмешательств при раке желудка?

– С двух сторон нужно смотреть. Если мы вернемся к доказательной медицине и посмотрим последние стандарты в любой развитой стране, то увидим: диагностическая лапароскопия за редким исключением везде в стандарты включена. Ситуация, когда хирург разрезал, посмотрел и зашил, сказав, что ничего нельзя сделать, в ХХI веке не должна реализовываться. Это прошлый век, так быть не должно. «Хирург рискнул» – это красивая фраза, но надо понимать, что хирург рискует не собой. Легко рисковать чужим здоровьем и чужой жизнью. Диагностическая лапароскопия при раке желудка является последним этапом стадирования опухоли и позволяет разработать правильную стратегию лечения. В России лапароскопическая диагностика не везде применяется. Это проблема, связанная как с материально‑техническим обеспечением, так и с традициями. Не так трудно внедрить новое, как изменить стереотип. Вторая часть – лапароскопические вмешательства, направленные на излечение больного. Если мы посмотрим на пионеров методики – Японию и Корею, то и там в стандарты внедрено лапароскопическое удаление опухоли только на ее ранних стадиях и только в случае частичного удаления желудка. Все остальное – в клинических исследованиях, после одобрения этическим комитетом и обоснования категории подлежащей такому лечению больных. Местнораспространенный рак нигде не фигурирует. Но у нас есть хирурги, делающие всем только лапароскопические операции. В мире нет пока доказательств, что это безопасно для больных и не уступает открытой хирургии. Хочешь так делать? Разработай протокол, подай его в этический комитет, предоставь больному информацию, что это неисследованный режим и мы ожидаем результатов в виде улучшения того‑то и того‑то, полноценную информацию – пусть больной подумает и примет решение. Но ему не предлагают альтернативу. И я, как член правления Общества эндоскопических хирургов, всем говорю: есть стратегия, тактика – и не надо их подменять технологией. Хотя вполне возможно, что придут исследования, которые докажут эффективность и преимущества лапароскопических резекций желудка и гастроэктомий, но пока я не понимаю, как можно использовать их рутинно, не предупреждая больных о недостаточных доказательствах.

– Лапароскопия популярнее, но ведь и дороже?

– Смотря что и как считать. Если по стоимости использованных инструментов и материалов, вполне возможно, дороже. Но если вы посчитаете комплексно – сколько дней больной находится в стационаре, сколько койко‑дней выиграно лапароскопией, насколько раньше пациент вернулся к труду, насколько меньше процент осложнений, лечение которых всегда очень дорого, то окажется, вероятно, что и дешевле. Но нужны сравнительные данные. В США койко‑день стоит безумных денег, и там, если ты сократил пребывание пациента в палате на день, ты уже выиграл в деньгах, но какова в России стоимость койко‑дня и эффективности? Слава богу, в нашем центре нет проблем с оборудованием и инструментами. Надо спросить нашего директора, как он умудряется это делать. Вот при раке ободочной кишки использовать в наше время открытую хирургию, на мой взгляд, просто кощунственно, поскольку преимущества лапароскопической хирургии очевидны, а онкологические результаты идентичны по сравнению с традиционной открытой хирургией. Почему, например, молодой женщине не сохранить красивый живот после операции? Кроме того, если мы зашли лапароскопом в брюшную полость и увидели, что не сможем безопасно и адекватно провести такую операцию, то у нас есть возможность продолжить открыто. Но если мы сделали большой разрез и увидели, что все можно было сделать малоинвазивно, уже глупо закрывать, преимущества малоинвазивной операции реализованы уже не будут. При раке желудка нам нужны доказательства, что результаты лапароскопических операций с точки зрения безопасности лучше или как минимум идентичны таковым при открытой хирургии, общие преимущества лапароскопии понятны. Больной не может оценить, что я сделал внутри. Он меня оценивает по трем вещам: нахамил я ему или нет, было ему больно или нет, красивый шов или нет. В США врачи работают под прессом судебных издержек – люди везде одинаковы. Этот процесс набирает обороты и у нас в стране. Вопрос качества хирургии очень серьезный. Чтобы не было смертей, я просто должен перестать оперировать, брать легкие случаи или халтурить с объемом, занижая его. Поэтому очень часто «диванные» эксперты боятся показать свою работу.

«МЫ ОПЕРИРУЕМ, НО ОБЪЕКТИВНОГО РЕЗУЛЬТАТА НЕ ВИДИМ»

– Где в России, на ваш взгляд, хорошо оперируют рак желудка?

– Патология эта очень частая, оперируют много и хорошо во многих местах. Я часто езжу по стране с лекциями и показательными операциями и вижу это. Мне очень нравится наш институт, конечно, и московская 62‑я больница. Вопрос, где подходят к лечению комплексно. Для рака желудка и других солидных опухолей хирургия была, есть и еще долгое время будет основным методом лечения. Но, к сожалению, не единственным. Если мы вырвем хирургию из общей концепции – не будем понимать стадию опухоли, вероятность прогрессирования и так далее, результаты лечения будут хуже на круг. Не в два раза, конечно, но существенно. Вторая проблема – у нас нет регистров. Мы не можем сравнивать результаты друг друга, потому что все имеющиеся электронные истории болезни – это полуфабрикат. Мы пытаемся их создавать, это долгий путь, но мы придем к тому, что есть в Европе, когда ты можешь посмотреть данные в другой клинике и в той, где ты сам работаешь, и выяснить, лучше или хуже твои показатели.

– Вы собираетесь создать такой регистр?

– Я бы не ввязывался в этот проект, если бы имеющиеся электронные истории болезни позволяли мне отслеживать судьбу пациентов. Но дожидаться, пока регистры как‑нибудь сами появятся, тоже не могу. Мы сделаем свой регистр – за счет энтузиазма и привлечения спонсорских средств, я найду человека, который будет заниматься только регистром и follow up, следить за системой оповещения больных. Пошлет нас респондент к черту, о’кей, мы отметим, что пациент не захотел отвечать на вопросы. Сейчас мы оперируем, спорим, но объективного результата не видим.

– Этот регистр вы будете делать только по НМИЦ или шире – по Петербургу, Ленобласти, на весь Северо‑Запад?

– Я бы очень хотел, чтобы он работал по всей стране, но прекрасно понимаю, что это невозможно. Хотя бы из‑за того, что начнется «у меня лучше», «а я не буду пользоваться», «а почему он главный». Пусть все создают регистры, пусть их будет несколько. У нас в отделении он будет, предложу сообществу – я много езжу, выступаю, буду его показывать, открывать. Вам какая цифра нужна – узнать, сколько у меня было осложнений? Пожалуйста! Сколько больных я пронаблюдал? Вот. Начнем работу в нашем центре. В XXI веке уже не нужно ничего изобретать, все сделано за нас. У меня в Ставрополе есть друг – Бекхан Хациев [заведующий хирургическим отделением Клиники эндоскопической и малоинвазивной хирургии СтГМУ. – VM], который занимается хирургией ожирения и создал бариатрический регистр. И ввел его через Общество бариатрических хирургов, а дальше все просто: на конференцию хочешь поехать при поддержке какой‑то компании – никаких проблем, ах, ты в регистре не участвуешь, так ты – несерьезный врач, куда тебя везти? Ты говоришь, у тебя лучше – покажи свои цифры. Мы все на словах орлы.

– А создавать регистр за чей счет будете?

– Пока за свой. Я встречался с представителями нескольких компаний – на титульной странице регистра может стоять надпись, что он создан при их поддержке, и мы будем всячески это подчеркивать, создавать репутационные преференции нашим потенциальным спонсорам. Пока только одна компания поддержала наше начинание, и пока только на словах. Мы бы хотели иметь легальный контракт на создание и сопровождение программы. Нам, онкологам, очень нужны и регистр, и клинические исследования, но последние – это баснословные деньги, порядка $3 млн. Такие деньги никто не выделит. Их могут осилить только крупные фармпроизводители, которые потом включат свои траты в цену препарата. Наше исследование коммерческой составляющей не имеет. Для получения статистически достоверных результатов в исследование COLD мы должны включить 786 пациентов, каждые три месяца после операции каждому пациенту мы должны выполнить контрольные КТ, МРТ, наблюдение. Наш Минздрав такие исследования не поддерживает. Мы нашли спонсора, который готов частично компенсировать издержки, но пока опять‑таки все находится на уровне устных договоренностей, поскольку механизма перечисления средств и отчетности нет. А регистр – гораздо дешевле, это поддержание работы программы, зарплата двух программистов. Когда КИ проводят фармкомпании, все понятно – есть таблетка, есть человек. Рассчитали массу тела, дали таблетки. А в хирургии трудно стандартизировать – как сделали операцию, какими инструментами, кто сделал. Вы взяли два центра и сравниваете круглое и зеленое. Хирургические исследования сложно организовать – нужно привлекать много центров, чтобы размыть эту разницу. А раз большое число людей, значит, хорошо оперирующих – небольшое.

«ШЛА ВОЙНА – НЕ НА ЖИЗНЬ, А НА СМЕРТЬ»

– Какие данные необходимо заносить в регистр?

– Зависит от того, какие задачи преследует регистр, по сути, это сбор объективной информации, достаточной для того, чтобы мы могли провести анализ. Если мы правильно продумаем создание регистра, то и программисту поставим правильную задачу – он оперирует ноликами и единичками, ему совершенно все равно, он считает. Поставить задачу – наш интеллектуальный труд, программисты исполнят наши желания. Наша цель – получить информацию, которая будет интересна клиницистам. Не экономистам, не эпидемиологам, не еще кому бы то ни было. Нельзя сделать универсальный регистр, мы должны «заточить» его под клинические нужды – чтобы мы понимали, что используем такую‑то методику, какова «цена» этой методики, каково число послеоперационных осложнений и летальность, какова продолжительность жизни после той или иной операции. Мы уже полгода думаем, составляем варианты. Сначала сделаем пилот, столкнемся с проблемами, поймем, где что не работает, и будем исправлять. Мы нацелены на долгую работу, поэтому нам нужно сопровождение программистов.

– А у европейцев как действуют регистры?

– У них, как правило, эти базы собираются под конкретную проблему. Например, по концепции watch and wait (концепция лечения рака прямой кишки без операции) создан отдельный регистр, в который подают данные все центры, участвующие в исследовании, чтобы максимально быстро набрать статистически значимое количество для обсчета. Существуют канцер‑регистры, занимающиеся популяционными вопросами. А так – есть запрос на получение информации, под него формируется регистр. Мы напишем то, что верно на наш взгляд, если удастся убедить медицинскую общественность, тогда они к нему подключатся. Нет – будем совершенствовать или кто‑то предложит другой продукт, тогда мы не будем изобретать велосипед и подключимся к ним. Чего я не хотел бы делать, так это выступать под эгидой какого бы то ни было главного специалиста, министерства, это сразу становится неповоротливым и трудноуправляемым. Но если ты хозяин, то несешь бремя ответственности и реагировать на меняющиеся потребности можешь оперативно.

– Кроме создания регистра вы участвуете в большом количестве образовательных проектов и мастер‑классов. Это приносит результат?

– Приведу вам пример: меня пригласили в один из городов страны на операцию. Я должен был лететь в этот условный город N из города S, где был в другой командировке. Но дорога возможна только через Москву. Я прилетел в Москву в восемь вечера, дождался пересадки и ночью должен был вылетать в город N, где в девять утра начиналась показательная операция. Я сажусь в самолет, разгон, а потом резкое торможение, мы возвращаемся в аэропорт, где говорят, что борт будет в семь утра. Я звоню главврачу, объясняю ситуацию, мы ищем другие рейсы на сегодня, а их нет. В итоге я беру такси и еду 700 км, машину носит, она с летней резиной, поспать невозможно. Я добрался туда в полшестого утра, пока заселился в гостиницу, было полседьмого, попросил заведующего задержать операцию на час, чтобы вздремнуть хоть немного. И вот прихожу в операционную, а там стоят три зевающих хирурга, которых туда загнал главный врач, решивший, что он одним приказом сможет изменить процесс. У меня вопрос: зачем это? Если тебя ждут с нетерпением, ты видишь интерес, ты готов это сделать. Но ты проделываешь весь этот путь и видишь, что никому ничего не надо, просто главврач решил что‑то внедрить и попросил у компании «звезду». К чему я это рассказываю? Мало, чтобы позвали, нужно, чтобы звали те, кто действительно хочет научиться. Дурак с инструментом все равно дурак, какое бы ни было у него оборудование, оно будет железом. Da Vinci, суперсовременная 3D‑стойка, обычный скальпель – без умения этим работать все бесполезно. Томографы стоят в каждой поликлинике, но если человек неправильно интерпретирует данные, это деньги на ветер.

 – Свою работу в НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова вы с таким же настроением начинали?

– Это очень сложно было, шла война – не на жизнь, а на смерть. Заведующий одним из наших диагностических подразделений, где поначалу мы постоянно встречались с ошибочными и неточными заключениями, просто сворачивал в любой ближайший кабинет, если видел, что я иду по коридору. А я – за ним: «Подожди‑подожди, куда ты? Вот тут опять расхождения!» Потом пришли молодые ребята, мы смогли их заинтересовать и, наконец, связать весь процесс воедино. В случае расхождения каких‑то их данных с операционными они приходили в операционную – смотрели, как органы выглядят вживую, что нам от них нужно. Писали заключения, потом мы отдавали это морфологам, смотрели под микроскопом, если находили расхождения – опять связывались с рентгенологами, те смотрели, как выглядит препарат. Потом в свободное от работы время мы эти препараты опять прогоняли через КТ и МРТ, чтобы все видели, как это выглядит. Когда делают томографию и я читаю заключение специалиста, то я принимаю решение на основании этого текста – если текст написан ошибочно, то я, как хирург, приму ошибочное решение. Они сделали КТ, написали много букв, все. Они не стоят на трибуне, если больной умер, но от их заключения очень многое зависит. Потом к нам в центр пришел Олег Ткаченко [заведующий отделением эндоскопии НМИЦ онкологии им. Н.Н. Петрова. – Vademecum] и привел с собой молодую команду, и мы стали получать другие результаты, которыми я полностью удовлетворен. Олег работал всего пару недель, когда мне от него что‑то впервые понадобилось. Отправился к нему уже вечером, после работы – кабинет закрыт, но свет горит. Постучал – не открывают, ну, думаю, ладно. Пошел обратно, навстречу – девочка‑эндоскопист, я спрашиваю: «Где Олег?» Она отвечает: «У себя в кабинете». Я вернулся, постучал в дверь настойчивее, наконец он, недовольный, открывает. Вижу, у него на столе лежит курица – из холодильника магазинного, и в нее воткнут эндоскоп. Я спрашиваю: ты что делаешь? А он говорит: понимаешь, нет какого‑то дорогостоящего оборудования, я пытаюсь шить обычным эндоскопом. Говорю: подожди, не уходи. Вышел и позвонил директору: «Алексей Михайлович, могли бы вы подойти в отделение?» Заходим тихонько в кабинет к Ткаченко уже вместе с директором – Олег все это время сидит, в курице ковыряется. Говорю: «У вас еще какие‑то вопросы остались, брать его на работу или нет?» Вот Олег – как раз из тех, кто фанатично увлечен своим делом, очень грамотный. И года через два после того, как собралась такая команда, стали появляться первые результаты. Точкой отсчета, наверное, можно назвать 2014 год, но закончить эту историю нельзя, нужно постоянно идти.

Хирургический центр VIVA

Удаление желудочного бандажа

Бандажирование желудка, а затем удаление желудочного бандажа – это хирургический метод быстрого и вынужденного снижения веса. В связи с невысокой травматизацией тканей восстановительный период после бандажирования желудка сравнительно короткий. В результате вмешательства не нарушается целостность оболочек желудочно-кишечного тракта.

Лечение ожирения путем бандажирования Хирургическом центре Viva можно признать самым простым методом, осуществляемым с минимальным риском осложнений. Он заключается в том, что желудок с помощью регулируемого бандажа разделяют на маленький желудочный мешочек и остальную большую часть. Объемом мешочка составляет 20-30 мл. Таким образом, заметно уменьшится объем заполнения желудка. Это вызовет чувство полного насыщения. А далее максимально снизится потребление пищи.

Чем эффективна методика?

Бандажирование желудка намного эффективнее в уменьшении веса, чем диеты для похудения. К положительным аспектам процедуры можно отнести ее обратимый характер. Бандаж не может стоять пожизненно и наступает время, когда его нужно будет удалять. Самое главное, что после бандажирования желудка и снятия бандажа сохраняется естественное строение органа.

Основная потеря веса гарантирована через 2-3 года после операции.
Пациенты в послеоперационном периоде и проходившие с бандажом не менее 12 месяцев спокойно насыщаются количеством пищи, равным по объему тому, что может поместиться на ладони.

ЦЕЛИ УДАЛЕНИЯ ЖЕЛУДОЧНОГО БАНДАЖА

Хирургическое вмешательство считается успешным, если пациент сбросит 40–60% лишнего веса в течение двух лет после процедуры. Удаление желудочного бандажа производится также для регулировки диаметра бандажа и его замены через каждые 10 лет.

Послеоперационный период

В начале постоперационного периода пациенты должны обязательно соблюдать строгую диету. Рекомендуется употреблять только жидкости и пюре. Послеоперационное меню необходимо для того, чтобы организм привык к новому режиму питания.

Первостепенно следует употреблять только мягкую пищу и лишь только после этого пациент постепенно сможет вернуться к обычному рациону, ощущая легкость в теле и избавляясь от постоянного чувства голода.

В период снижения массы тела, после операции снятия бандажа, рекомендуется принимать пищевые добавки и поливитаминные комплексы, которые богатые макро- и микроэлементами.

Врачи

В практике специалистов гастро-хирургии центра Viva 30% пациентов в течение 5-6 лет после операции приобретают положительные и здоровые привычки питания, снимают бандаж, после чего лишний вес к ним уже не возвращается.

Операции при раке желудка в Москве

Резекция желудка — эффективный метод, который предполагает полное или частичное удаление желудка. Применяется для избавления от опухолевых клеток и профилактики рецидивов. Своевременно проведенное вмешательство позволяет уменьшить симптомы и предотвратить дальнейшее распространение онкопроцесса.

задать вопрос

Особенности хирургического лечения

В России рак желудка является вторым по распространенности онкологическим заболеванием. Именно поэтому своевременное выявление и лечение заболевания увеличивает шансы на значительное продление жизни пациента. При I стадии наблюдается 95 % случаев выздоровления.

Операцию при раке желудка делают с целью удалить как опухолевый очаг, так и лимфогенные отсевы (лимфодиссекция). Это связано с тем, что метастазы могут распространяться через лимфатическую систему.

Существует несколько видов операций. Наиболее распространенным и эффективным является удаление ¾ или всего желудка. Также могут быть полностью или частично удалены близлежащие органы.

Хирургические вмешательства не проводятся при тяжелом состоянии больного и при тяжелых нарушениях свертываемости крови.

Подготовка к операции при раке желудка

Она включает:

  • стандартное предоперационное обследование;
  • компьютерную томографию (КТ) органов брюшной полости и органов грудной клетки с внутривенным контрастированием;
  • гастроскопию;
  • УЗАС вен нижних конечностей;
  • консультацию онколога и проведение онкоконсилиума для выбора оптимального метода хирургического вмешательства.

Пациент госпитализируется за 3–9 дней до проведения операции. В это время необходимо соблюдать диету, состоящую из легкоусвояемых продуктов в протертом или полужидком виде. Для укрепления иммунной системы рекомендуется употреблять в пищу продукты, богатые витаминами.

Реабилитация после операции

После проведения хирургического вмешательства пациент находится в стационаре в течение 2–9 дней в зависимости от самочувствия и состояния на текущий момент.

Первые два дня послеоперационного периода соблюдается полное голодание. Необходимые вещества пациент получается внутривенно. На третий день через зонд вводится компот из некислых ягод, отвар шиповника.

Во второй половине послеоперационной недели рацион включает полужидкие мясные, овощные, творожные пюре, паровой омлет. Индивидуальная диета строго соблюдается еще в течение 2–3 недель, в процессе пациент наблюдается у хирурга. Постепенно объем пищи за один прием увеличивается.

В дальнейшем из рациона исключаются продукты, для которых необходим длительный период переваривания, потому что на кишечник теперь ложится большая нагрузка.

Наблюдение у онколога проводится каждые 3 месяца в течение первого года. Затем обследования необходимо проходить 1 раз в год.

Прогнозы после операции рака желудка сугубо индивидуальные. Реабилитация и продолжительность жизни зависят от стадии развития опухоли, реакции организма на проведенную операцию, качества терапии, наличия метастазов.

В Онкологическом центре «СМ-Клиника» применяются передовые технологии хирургического лечения, которые увеличивают шансы на благоприятный исход.

Указанные операции в Онкологическом центре «СМ-Клиника» могут выполняться как через открытый, так и через лапараскопический доступ. Во втором случае через небольшие отверстия в передней брюшной стенке вводятся миниатюрные инструменты, с помощью которых врач иссекает патологические ткани и новообразования.

Наши хирурги всегда стараются использовать наименее травматичный вариант вмешательства для более легкого течения реабилитационного периода. При возможности специалисты выполняют функционально-сохраняющие операции, которые способствуют удалению опухоли, и при этом не нарушают работоспособность органа.

Операция при раке желудка. Что должны знать пациенты

Как проводится операция при раке желудка? Когда орган удаляют частично, а когда полностью? Какие осложнения ждут пациента?

К сожалению, даже на ранних стадиях рака желудка без проведения операции не обойтись. Хирургическое лечение – единственный и основной способ, который даёт пациенту шанс на выздоровление.

Органосохраняющие операции при раке желудка 

Сегодня врачи стараются удалить как можно меньший объём тканей. И, если это возможно, провести органосохраняющую операцию, при которой желудок не удаляется полностью.

К сожалению, далеко не всем пациентам удается сохранить орган, так как провести эндоскопическую резекцию можно только самых ранних стадиях болезни, когда опухоль ещё не распространилась на слизистую и подслизистую.

Важно понимать, что если врач советует провести частичное или же полное удаление желудка – у него для этого есть веские причины.

Виды операций при раке желудка
  1. Эндоскопическая резекция – проводится тогда, когда опухоль не распространилась вглубь стенки органа. При данном виде операции удаляют лишь пораженный участок тканей.
  2. Субтотальная гастрэктомия – удаление части или же всего органа, вместе с пораженными участками тканей и лимфатическими узлами. Если желудок приходится удалять полностью, то пищевод соединяют с тонкой кишкой. Данный тип операции наиболее распространенный.

Реабилитационный период после операции

Частичное или полное удаление желудка – очень серьезное хирургическое вмешательство, которое требует длительного восстановления. В результате операции нарушается функционирование всего организма, так как он попросту не получает всех необходимых ему веществ из-за нарушенного всасывания в желудочно-кишечном тракте. 

В зависимости от объёма операции, пациенту будет рекомендована та или иная диета, а также питьевой режим. Пациентам после гастрэктомии назначаются витамины и курсы инъекций.

Точные рекомендации по реабилитационному периоду, именно в вашем случае, вам сможет дать лечащий врач.

Стоимость операции при раке желудка 

Стоимость гастрэктомии в частных клиниках, от поступления пациента и до выписки, зависит от множества факторов, среди которых: 

  • необходимость в проведении дополнительной предоперационной диагностики;
  • необходимость в проведении лучевой и химиотерапии перед операцией;
  • объём хирургического вмешательства;
  • сроки нахождения пациента в стационаре;
  • квалификация и опыт хирурга;
  • и многое другое.
Отзывы после операции на рак желудка 

Алина, 42 года 

“В 2017 году мне удалили часть желудка (диагноз – кардиоэзофагеальный рак желудка стадия III а). Также провели несколько курсов химиотерапии. Реабилитационный период прошел хорошо, хотя было сложно привыкнуть к новому режиму питания. Сейчас продолжаю работать (я бухгалтер) и живу привычной для меня жизнью, разве что приходится отказывать себе в некоторых любимых ранее продуктах питания.” 

Александр, 36 лет 

Первые 3 месяца после удаления желудка самые сложные, ведь организм привыкает переваривать пищу без желудка. Не хочется есть, тошнит из-за химиотерапии, но при этом нужно начинать питаться по-новому. Благо этот период уже прошел и теперь я веду фактически привычный для меня образ жизни.”

Ответьте на вопросы о вашем состоянии и прошедших исследованиях, чтобы получить программу лечения и стоимость.

Жизнь без желудка | Stay Healthy

Если у вас ранее был диагностирован рак желудка, гастрэктомия могла быть неотъемлемой частью вашего плана лечения. Эта хирургическая процедура относится к частичному или полному удалению желудка с целью устранения любых выявленных раковых клеток. Если у вас частичная гастрэктомия, верхняя половина желудка обычно остается нетронутой и прикрепляется к тонкой кишке, а нижняя часть желудка удаляется. При тотальной гастрэктомии пищевод прикрепляется непосредственно к тонкой кишке, полностью изменяя процесс пищеварения.Однако жизнь продолжается, с желудком или без. Вот что вам нужно знать о сохранении здоровья после удаления желудка.
 

Питание после операции по удалению желудка


Неудивительно, что прием пищи после операции по удалению желудка будет сильно отличаться. Независимо от того, удалили ли вы часть или весь желудок, то, как вы едите, должно измениться, чтобы отразить новый способ переваривания пищи. Вы не сможете съесть даже обычные порции пищи, а попытки заставить себя, скорее всего, вызовут у вас боль в животе, тошноту, вздутие живота и даже рвоту.Вместо этого вам следует перейти на диету, состоящую из шести-восьми очень маленьких приемов пищи каждый день, чтобы вам было легче правильно переваривать пищу. Это должны быть здоровые, питательные блюда, а не полуфабрикаты с высоким содержанием жира, соли и сахара. Правильное питание необходимо для восстановления организма и восстановления после операции по удалению желудка.
 

Что можно есть после гастрэктомии?


Ваш хирург даст вам очень конкретные советы о том, что и сколько вы должны есть после операции по удалению желудка, и очень важно, чтобы вы следовали этому совету, так как это поможет вам избежать осложнений, поможет вам выздороветь и гарантирует, что вы не заболеете. t испытывать неприятные симптомы, пока вы приспосабливаетесь к новой диете.
 

Вам будет рекомендовано употреблять в пищу разнообразные цельные продукты, включая белки, молочные продукты, цельнозерновые продукты, фрукты и овощи. Хорошее разнообразное питание поддержит процесс заживления и даст вам много энергии на время выздоровления. Если вы сразу испытываете трудности с твердой пищей, попробуйте вместо нее супы или коктейли. Они могут быть наполнены богатыми питательными веществами ингредиентами, которые дадут вам калории, необходимые для лечения, но их будет легче потреблять.
 

Бывают моменты, когда вы не чувствуете голода, но важно продолжать есть регулярно, и вы не должны оставаться без еды более трех часов.При необходимости возьмите с собой здоровые закуски, чтобы не соблазниться жирными или сладкими полуфабрикатами.
 

Демпинг-синдром


Некоторые пациенты, перенесшие гастрэктомию, испытывают тошноту, потливость и приливы крови после еды. Это известно как демпинг-синдром и возникает, когда пища, которую вы потребляете, слишком быстро проходит в кишечник. Вы можете помочь предотвратить это, убедившись, что вы не торопитесь, когда едите, используя его для тщательного пережевывания пищи, поскольку ваш желудок не сможет расщепить пищу за вас.

 

Ваш хирург предоставит вам всю информацию, необходимую для поддержания здоровья после операции по удалению желудка. Однако, если вам нужен дополнительный совет, не стесняйтесь обращаться к нашей хирургической бригаде.

Роботизированная резекция желудка | Хирургия рака желудка

Гастрэктомия – хирургическое удаление всего желудка или его части. Когда эта процедура выполняется врачом с использованием передового хирургического устройства, называемого хирургической системой да Винчи, она называется роботизированной хирургией или роботизированной гастрэктомией.

Ключевые факты

  • Роботизированная гастрэктомия может быть рекомендована для лечения рака желудка.
  • Роботизированные инструменты изгибаются и вращаются по-разному, что часто приводит к лучшим хирургическим результатам, снижению частоты осложнений и меньшему образованию рубцов
  • Несмотря на название, роботизированная хирургия на самом деле не выполняется роботом! Хирург всегда полностью контролирует устройство.

Назначение

Роботизированная хирургия позволяет хирургам оперировать через несколько небольших разрезов (надрезов) вместо одного большого разреза, используемого в традиционных открытых операциях.Таким образом, она похожа на другую форму минимально инвазивной хирургии, называемую лапароскопической хирургией, однако, в отличие от лапароскопической хирургии, роботизированная хирургия использует камеру с более высоким разрешением и более совершенные инструменты, которые прикреплены к четырехрукому роботу.

Роботизированные руки управляются хирургом с помощью роботизированной консоли, и хирург все время контролирует ситуацию.

Имя собственное для робота и консоли — хирургическая система da Vinci XI. Система да Винчи дает хирургам:

  • Трехмерное изображение высокого разрешения внутри вашего тела
  • Наручные инструменты, которые сгибаются и вращаются, как человеческая рука, но с большим диапазоном движений
  • Современные энергетические и сшивающие устройства для оптимизации рассечения, рассечения и соединения кишечника

Роботизированная гастрэктомия может быть хорошим вариантом лечения аденокарциномы желудка, наиболее распространенной формы рака желудка, особенно у пациентов с ожирением и с небольшими опухолями.Пациентам с ожирением требуются особенно большие разрезы во время традиционной хирургии, поэтому разница в размерах разрезов между открытыми и роботизированными операциями наибольшая для крупных пациентов. Поскольку резецированная опухоль и окружающий желудок должны быть удалены через разрез, преимущества роботизированной хирургии уменьшаются при очень большой опухоли или при тотальной гастрэктомии (полное удаление желудка), поскольку для этого может потребоваться увеличение одного из начальных, меньших размеров опухоли. разрезы.

Стромальные опухоли желудочно-кишечного тракта и нейроэндокринные опухоли (a.к.а. карциноидные опухоли) являются менее распространенными формами рака желудка, которые также можно удалить с помощью роботизированной хирургии.

Роботизированная хирургия имеет ряд преимуществ:

  • Уменьшение боли
  • Меньший риск инфекции или других осложнений
  • Меньшая кровопотеря (меньшее количество переливаний)
  • Более короткое пребывание в больнице
  • Меньше рубцов благодаря меньшим разрезам
  • Более быстрое возвращение к нормальному функционированию (работа и повседневная деятельность)
  • Часто обеспечивают лучшие краткосрочные хирургические результаты

Процедура

При роботизированной гастрэктомии пациент сначала подвергается общей анестезии.Когда пациент заснет, хирург сделает четыре небольших разреза. Роботизированные хирургические инструменты и камера будут размещены через эти разрезы, и хирург будет работать за ближайшей консолью в операционной, чтобы направлять роботизированные инструменты. Роботизированная операция обычно занимает на час больше, чем традиционная открытая хирургия.

Альтернативы

Основными альтернативами роботизированной гастрэктомии являются традиционная открытая гастрэктомия и лапароскопическая гастрэктомия.

Во многих медицинских исследованиях говорится о безопасности и преимуществах роботизированной гастрэктомии, но окончательное решение о том, какой подход выбрать, будет зависеть от характера удаляемой опухоли, предпочтений пациента и уровня квалификации хирурга.

Риски и осложнения

Как и при любой операции, при роботизированной гастрэктомии существуют риски и осложнения, включая кровотечение, инфекцию и реакцию на анестезию.

Роботизированная хирургия рака желудка имеет кривую обучения двадцати или более случаев, и, таким образом, этот тип операции лучше всего выполняется хирургом рака желудка с большим объемом операций.

Восстановление

Хотя продолжительность операции, как правило, больше при роботизированной операции по сравнению с лапароскопической или традиционной хирургией, роботизированная гастрэктомия обычно приводит к более быстрому восстановлению, чем другие подходы.Другие преимущества:

  • Уменьшение боли
  • Меньший риск инфекции или других осложнений
  • Меньшая кровопотеря (меньшее количество переливаний)
  • Более короткое пребывание в больнице
  • Меньше рубцов благодаря меньшим разрезам
  • Более быстрое возвращение к нормальному функционированию (работа и повседневная деятельность)
  • Часто обеспечивают лучшие краткосрочные хирургические результаты

Следующие шаги

Если вам или близкому вам человеку может понадобиться такая процедура, как роботизированная гастрэктомия при раке желудка, вам может помочь наша Программа лечения рака желудка.Рак желудка редко встречается в Соединенных Штатах, а это означает, что большинство хирургов не имеют значительного опыта в хирургии рака желудка. В Колумбии в нашей программе участвуют одни из самых крупных хирургов по раку желудка в стране. Исследования из баз данных рака США показали, что хирурги с большим объемом операций имеют лучшие краткосрочные результаты (например, меньше осложнений) и лучшие долгосрочные результаты (например, увеличение общей выживаемости), чем хирурги с меньшим объемом операций.

Чтобы получить дополнительную информацию о программе лечения рака желудка или записаться на прием, позвоните по телефону (212) 305-0273 .

Сопутствующие услуги: 
Похожие темы:

Гастрэктомия: обзор

Гастрэктомия – хирургическое удаление всего желудка или его части. Эта абдоминальная операция используется для лечения определенных состояний, связанных с желудком, включая язвы, которые не проходят при консервативной терапии, и рак желудка. Особый тип гастрэктомии, называемый рукавной гастрэктомией, используется для лечения людей с ожирением.


Библиотека научных фотографий — SCIEPRO/Getty Images

Что такое гастрэктомия?

Гастрэктомия выполняется хирургом общей практики, хирургическим онкологом или бариатрическим хирургом в больнице под общей анестезией.

Операция обычно назначается заранее. Реже при травме желудка или осложнениях, связанных с язвенной болезнью (например, кровотечении или перфорации), гастрэктомия может быть выполнена в экстренном порядке.

Типы

Ваш желудок представляет собой J-образный орган, расположенный в верхней части живота, который играет ключевую роль в инициировании пищеварения. Таким образом, удаление желудка или его части влияет на то, насколько эффективно пища начинает расщепляться, а также на то, насколько быстро она продвигается в тонкий кишечник.

Различают три основных вида гастрэктомии:

  • Частичная (субтотальная) гастрэктомия: Удаляется часть желудка, чаще всего дистальная часть желудка, называемая антральным отделом. Затем оставшийся желудок снова соединяется с тонким кишечником. Проксимальные (верхние) гастрэктомии выполняются реже и могут включать различные методы реконструкции, одна из которых заключается в создании хирургического соединения между пищеводом и остатком желудка.
  • Тотальная гастрэктомия: Весь желудок удаляется, что требует хирургического соединения пищевода пациента с тонкой кишкой (либо первой, либо средней частью, называемой двенадцатиперстной кишкой и тощей кишкой соответственно).
  • Рукавная гастрэктомия: Эта бариатрическая (похудение) операция включает в себя вертикальное разделение желудка и формирование желудка трубчатой ​​формы; удаляется около 85% желудка. Реконструкция не требуется, так как связь между желудком и пищеводом/тонкой кишкой остается неповрежденной. Потеря веса происходит в результате ограничения потребления и усвоения пищи.

Хирургические доступы

Частичная или тотальная гастрэктомия может выполняться как открытая операция или лапароскопически.

  • Открыто: При этом доступе желудок удаляется через один большой разрез в брюшной полости.
  • Лапароскопический:  При этом минимально инвазивном подходе в брюшной полости делается несколько крошечных разрезов. Инструмент, к которому   прикреплена камера, называемый лапароскопом, вводится в один из разрезов. Этот инструмент позволяет хирургу визуализировать желудок с помощью изображений, проецируемых на монитор. Другие хирургические инструменты вводятся через другие разрезы, чтобы удалить желудок или его часть.

Лапароскопическая гастрэктомия может иметь некоторые преимущества перед открытой хирургией, в том числе:

  • Меньшая кровопотеря во время операции
  • Меньшая боль после операции
  • Более раннее возвращение к нормальной функции кишечника
  • Более ранняя выписка из стационара

Рукавная гастрэктомия часто выполняется лапароскопически, хотя она может быть выполнена как открытая хирургическая процедура.

Противопоказания

Противопоказания к операции зависят от типа выполняемой гастрэктомии.

Частичная гастрэктомия

К абсолютным противопоказаниям к резекции желудка относятся:

  • Подозреваемый или диагностированный наследственный диффузный рак желудка (наследственное заболевание)
  • Распространенный (метастатический) рак желудка, за исключением случаев, когда связанные с раком осложнения (например, обструкция, кровотечение или перфорация) нельзя лечить нехирургическими средствами

Язвенная болезнь в антральном отделе является относительным противопоказанием, так как она связана с воспалением привратника, клапана, который позволяет содержимому желудка опорожняться в тонкую кишку.

Тотальная гастрэктомия

К абсолютным противопоказаниям к тотальной гастрэктомии относятся:

  • Распространенный (метастатический) рак желудка с незначительными симптомами или без них
  • Отрицательные края можно получить с помощью частичной гастрэктомии при раке желудка

К относительным противопоказаниям к тотальной гастрэктомии относятся:

  • Наличие серьезных сопутствующих заболеваний, особенно заболеваний сердца или легких
  • Недоедание

Рукавная гастрэктомия

К абсолютным противопоказаниям к рукавной гастрэктомии относятся:

К относительным противопоказаниям к рукавной гастрэктомии относятся:

Потенциальные риски

В дополнение к известным рискам, связанным с анестезией, и общим рискам всех абдоминальных операций (например,g., кровотечение, инфекция и расхождение ран), гастрэктомия связана со следующими специфическими рисками:

  • Краевая язва:  Маргинальная язва, напоминающая пептическую язву, может образоваться вокруг места, где желудок снова соединяется с тонким кишечником после частичной гастрэктомии.
  • Стриктура: Сужение в месте хирургического соединения из-за рубцовой ткани (анастомоз) может привести к обструкции выхода из желудка, связанной со вздутием живота и рвотой.
  • Несостоятельность желудка: Попадание пищеварительного сока и частично переваренной пищи в брюшную полость может произойти по любой линии скобок или швов.
  • Демпинг-синдром:  Демпинг-синдром возникает, когда сахара/простые углеводы слишком быстро перемещаются из желудка в верхнюю часть тонкого кишечника, что приводит к таким симптомам, как спазмы, диарея, чувство слабости, холодный пот, тошнота и вздутие живота.
  • Непроходимость тонкой кишки : Непроходимость тонкой кишки может возникнуть по ряду причин (например,г., внутренняя грыжа, рубцовая ткань, перегиб кишки). Это может вызвать такие симптомы, как тошнота, рвота, раннее насыщение (чувство сытости) и/или боль в верхней части живота.
  • Дефицит питательных веществ: Снижение усвоения пищи может вызвать дефицит различных витаминов и минералов (например, дефицит железа или витамина B12).
  • ГЭРБ : Искажение анатомии пищевода/желудка после гастрэктомии может привести к изжоге.
  • Восстановление веса (после рукавной гастрэктомии): Восстановление веса, первоначально потерянного после операции, может быть связано с неправильным питанием или расширением остаточного мешка желудка.

Цель гастрэктомии

Гастрэктомия может быть показана при ряде заболеваний, и диагноз будет определять тип выполняемой операции.

Цель частичной или тотальной гастрэктомии — лечение заболеваний, влияющих на желудок, таких как:

  • Язвенная болезнь: Частичная гастрэктомия является последним средством лечения язвы, когда консервативные меры, такие как прием ингибитора протонной помпы (ИПП) вместе с антибиотиками для уничтожения Helicobacter pylori, бактерии, связанной с образованием язвы— провалился.Частичная гастрэктомия также может быть показана при осложнениях, связанных с язвенной болезнью, включая кровотечение, перфорацию (отверстие) в стенке желудка или выходную обструкцию желудка.
  • Рак желудка: В зависимости от типа и стадии рака может быть выполнена частичная или тотальная гастрэктомия. Близлежащие лимфатические узлы и органы (например, пищевод или верхняя часть тонкой кишки) также могут быть удалены во время той же операции.
  • Доброкачественные новообразования: Доброкачественные новообразования желудка могут потребовать гастрэктомии (обычно частичной).
  • Травма: Травма желудка требует экстренной гастрэктомии (обычно частичной).

Рукавная гастрэктомия предназначена для того, чтобы помочь людям с ожирением похудеть и улучшить/обратить вспять состояния, связанные с ожирением (например, диабет).

Показаниями к рукавной гастрэктомии являются:

Имейте в виду: поскольку рукавная гастрэктомия требует пожизненной приверженности послеоперационным диетическим изменениям, помимо соблюдения вышеуказанных критериев, пациенты должны пройти несколько предоперационных тестов и оценок, чтобы убедиться, что они умственно, физически и когнитивно готовы к операции. .

Некоторые из этих тестов могут включать:

Как подготовить

После того, как вы получите разрешение на операцию и будет назначена дата операции, ваш хирург даст вам инструкции о том, как подготовиться, в том числе:

По мере приближения дня операции ваш хирург может попросить вас:

  • Придерживайтесь диеты с прозрачной жидкостью, начиная за день до операции
  • Примите душ со специальным антисептическим раствором накануне операции
  • Избегайте любых жидкостей, включая воду, начиная с двух часов до запланированного времени прибытия на операцию
  • Упакуйте личные вещи, которые вам понадобятся для пребывания в больнице

В дополнение к вышеуказанным подготовительным шагам, если вам предстоит рукавная гастрэктомия, ваш хирург может порекомендовать следующее:

  • Участие в нескольких бариатрических предоперационных занятиях по образу жизни
  • Соблюдение диеты, состоящей только из жидкости, в течение одной-двух недель до операции: это может зависеть от таких факторов, как ваш ИМТ перед операцией и предпочтения вашего хирурга.

Что ожидать в день операции

В день операции вы сначала пойдете в предоперационную комнату, где переоденетесь в больничную одежду. Затем медсестра запишет ваши жизненно важные показатели, поставит капельницу в вашу руку или кисть и введет антибиотик.

Когда хирургическая бригада будет готова, вас отвезут в операционную. Анестезиолог даст вам лекарства, чтобы вы заснули, а затем вставит дыхательную трубку, подключенную к аппарату искусственной вентиляции легких.На ноги также будут надеты надувные компрессионные устройства, чтобы предотвратить образование тромбов.

Гастрэктомия обычно протекает следующим образом:

  • После очистки кожи хирург делает большой разрез брюшной полости (открытая операция) или несколько крошечных разрезов брюшной полости (лапароскопическая операция).
  • Затем хирург удалит часть желудка (частичная или рукавная гастрэктомия) или весь желудок (тотальная гастрэктомия).
  • В зависимости от основного диагноза во время частичной или тотальной гастрэктомии могут быть удалены другие ткани (например,(например, лимфатические узлы, вся двенадцатиперстная кишка или ее часть и т. д.)
  • Затем могут быть выполнены различные методы реконструкции в зависимости от типа выполняемой гастрэктомии. Например, при частичной гастрэктомии дистального отдела желудка оставшаяся часть будет присоединена к тонкому кишечнику.
  • Все линии разрезов тканей будут закрыты и тщательно проверены, чтобы убедиться, что они не протекают.
  • Затем брюшную полость зашивают скобами или рассасывающимися швами.
  • Анестезия будет остановлена, дыхательная трубка будет удалена, и вас доставят в послеоперационную палату, где вы проснетесь.

Время работы

Поскольку требуется повторное подключение к тонкому кишечнику или пищеводу, частичная или тотальная гастрэктомия может занять до пяти часов. Рукавная гастрэктомия обычно занимает от одного до двух часов.

Восстановление

После того, как вы проснетесь в послеоперационной палате, медсестра будет следить за вашими жизненно важными показателями и даст вам лекарства от любых распространенных послеоперационных симптомов, которые могут возникнуть у вас, таких как боль или тошнота. Через несколько часов в послеоперационной палате вас переведут в больничную палату.

Продолжительность вашего пребывания в больнице будет зависеть от типа выполненной гастрэктомии и используемого хирургического доступа. Вообще говоря, вы можете рассчитывать остаться на одну-две ночи, если вы подвергаетесь рукавной гастрэктомии, и около семи ночей, если вам предстоит частичная или полная гастрэктомия.

В больничной палате вы будете находиться под пристальным наблюдением на предмет осложнений (например, кровотечения и инфекции). Вам также будет предложено встать с постели и начать ходить, чтобы предотвратить образование тромбов в ногах.

Что касается питания после гастрэктомии, вы начнете с прозрачной жидкой диеты и постепенно перейдете на обычную диету по мере переносимости. Время, когда это происходит, варьируется. Внутривенные жидкости используются для поддержания водного баланса; в некоторых случаях для обеспечения питания может быть установлена ​​трубка для кормления.

Когда еда и питье возобновятся, вам нужно будет следовать рекомендациям вашего лечащего врача. Например:

  • Пять-шесть небольших приемов пищи с высоким содержанием белка в день
  • Медленное питание и тщательное пережевывание
  • Избегание жирной, острой и сладкой пищи.

Принимайте любые рекомендуемые добавки, чтобы предотвратить дефицит питательных веществ.

Ваш хирург даст вам дополнительные инструкции, касающиеся ухода за раной, физической активности и многого другого, которым вы также должны следовать дома.

Долгосрочный уход

Частичная или тотальная гастрэктомия — это серьезная операция, которая может привести к неприятным симптомам, включая раннее чувство насыщения, потерю аппетита, изжогу, проблемы с глотанием, тошноту и рвоту. Хотя с этими симптомами обычно можно справиться с помощью диеты и изменения образа жизни, они, тем не менее, могут серьезно повлиять на качество жизни.

Восстановление после рукавной гастрэктомии, хотя и не такое сложное и рискованное, как при частичной/тотальной гастрэктомии, все же требует тщательного наблюдения и постоянного ухода со стороны хирурга и диетолога для обеспечения положительного хирургического результата.

Чтобы максимизировать долгосрочное восстановление после гастрэктомии, важно:

  • Посещайте все последующие приемы у хирурга и диетолога
  • Проходите все необходимые последующие процедуры
  • Придерживайтесь диеты после гастрэктомии

Из-за масштабности операции и возможных связанных с ней показаний знайте, что это нормально — испытывать эмоциональные «американские горки» (т.г., грусть, гнев, раздражительность) после операции. Помимо общения с близкими, подумайте о том, чтобы обратиться к социальному работнику, группе поддержки или опытному психотерапевту за эмоциональным руководством.

Слово из Веривелла

Гастрэктомия, особенно при раке или осложненной язвенной болезни, является серьезной операцией. Ваше индивидуальное выздоровление будет зависеть от многих факторов, в том числе от вашего возраста, общего состояния здоровья, того, какая часть вашего желудка была удалена и как была реконструирована ваша пищеварительная система.

Во время вашего выздоровления, в дополнение к тому, чтобы оставаться преданным своему уходу, не забывайте быть добрым к себе и занимайтесь одним днем, чтобы вы могли оптимизировать свое исцеление.

Как мы лечим рак желудка: Центр современной хирургии: гастроэзофагеальные и эндоскопические хирурги

Если у вас рак желудка или желудка, в различных типах клеток, из которых состоит ваш желудок, происходят опасные мутации. Чтобы справиться с этим серьезным заболеванием, вам необходимо квалифицированное лечение и уход.

Вот почему вам следует обратиться к нашей команде Центра передовой хирургии. Наша специализированная команда гастроэзофагеальных и эндоскопических хирургов под руководством доктора медицины Марка Уорда и доктора медицины Стивена Лидса может порекомендовать вам лучший курс лечения. С помощью лечения мы напрямую воздействуем на ваш рак желудка и защищаем ваше здоровье и хорошее самочувствие в долгосрочной перспективе.

Диагностика и лечение рака желудка

Существует несколько различных типов рака желудка, включая аденокарциному, наиболее часто диагностируемую, а также нейроэндокринные опухоли, первичную лимфому желудка и гастроинтестинальные стромальные опухоли (GIST).

Обычно неясно, что вызывает рак желудка. Большинство пациентов не имеют семейного анамнеза заболевания. Курение и предыдущие операции на желудке повышают риск развития рака желудка.

Примерно через год медленного роста, иногда бессимптомного, рак желудка может прогрессировать до поздних стадий или метастазировать.

Рак желудка часто сопровождается потенциально болезненными или неприятными симптомами. У вас могут возникнуть такие симптомы, как длительная, сильная изжога, постоянная тошнота или рвота, чувство сытости или вздутие живота после употребления небольшого количества пищи.

Мы используем междисциплинарный подход к лечению рака желудка в Центре передовой хирургии. Благодаря современным хирургическим методам, таким как лапароскопия, мы сводим к минимуму время восстановления после процедуры.

Наша команда делает все возможное, чтобы поддерживать нормальное функционирование вашей пищеварительной системы и не ухудшать качество вашей жизни, когда мы лечим ваш рак желудка.

Хирургические доступы при раке желудка

Для некоторых пациентов с раком пищевода и желудка эндоскопическая диссекция подслизистого слоя (ESD) может быть лучшим методом лечения.ESD позволяет нам удалить опухоль целиком, оставив пищевод или желудок на месте.

ESD часто считается лекарством от рака желудка, потому что рак очень редко рецидивирует после этой процедуры.

Вам может потребоваться операция по удалению потенциально опасных опухолей желудка. В Центре передовой хирургии мы используем лапароскопическую частичную и тотальную гастрэктомию для удаления раковых опухолей. В зависимости от прогрессирования вашего рака нам может потребоваться удалить часть или весь ваш желудок, чтобы быть уверенными в том, что ваша система очищена от раковых клеток.

Во время лапароскопической гастрэктомии вы спите и не чувствуете боли. Нам нужно всего лишь сделать несколько небольших надрезов на животе, чтобы мы могли получить доступ к вашему желудку с помощью лапароскопа. Мы используем специализированные хирургические инструменты для удаления необходимых тканей, руководствуясь возможностями визуализации в режиме реального времени лапароскопа.

Чтобы узнать больше о вариантах лечения рака желудка, свяжитесь с командой Центра передовой хирургии сегодня.

Вы можете записаться на прием в наших удобных офисах в Тайлере, Плано и Далласе, штат Техас, позвонив нам или воспользовавшись онлайн-инструментом, чтобы запросить сеанс прямо сейчас.

SSAT How I Do It Series: Рак желудка

SSAT How I Do It Series: Рак желудка

В серии видеороликов «Как я это делаю» 2014 года представлены операции по лечению рака желудка из Аргентины, Китая, Германии, Японии и Кореи. Профессор Эрнст Дж. М. Клар, доктор медицинских наук, председатель Комитета по международным отношениям SSAT, представляет серию в первом видео, за которым следуют хирургические видеоролики, и, наконец, член Комитета по международным отношениям Цзипин Ван, доктор медицинских наук, резюмирует.


Профессор Эрнст Дж.М. Клар, доктор медицинских наук Университета Ростока, Германия, представляет новую серию «Как я это делаю» Комитета по международным отношениям Общества хирургии пищеварительного тракта.

Наверх


В этом видео показаны этапы лапароскопической субтотальной и тотальной гастрэктомии с лимфаденэктомией D2. Сначала рассекают желудочно-ободочную связку. Затем рассекают правые желудочно-сальниковые и правые желудочные сосуды (вместе с узлами 6-5 групп). Двенадцатиперстную кишку пересекают с помощью эндоскопического линейного степлера.Производят лимфаденэктомию групп 8а и 11р и выделяют левую желудочную вену и артерию вместе с группами 7-9. Резекция 1-3 групп завершена. При тотальной гастрэктомии диссекцию продолжают по большой кривизне. Наконец, показана реконструкция конец в бок с эзофагоеюноанастомозом по Ру для тотальной гастрэктомии и методом Бильрот II для субтотальной гастрэктомии.


Видео предоставлено Комитету по международным отношениям SSAT
Серия видеороликов How I Do It: Рак желудка
Автор: Деметрио Кавадас, доктор медицинских наук, FACS, SSAT
Председатель хирургического отделения
Заведующий отделением хирургии верхних отделов желудочно-кишечного тракта
Hospital Italiano
Буэнос-Айрес, Аргентина

Наверх


Тракция ассистентом брыжейки толстой кишки вниз очень важна для облегчения диссекции по месту сращения эмбриологической плоскости между брыжейкой толстой кишки и большим сальником.Мезоколический сосуд может быть хорошим индикатором для нахождения эмбриологической равнины. При выполнении Rt. На стороне частичной оментэктомии мы должны быть осторожны, чтобы избежать повреждения брыжеечно-ободочного сосуда или поперечной ободочной кишки, особенно печеночного изгиба. Сохранение РТ. желудочно-сальниковая вена и Rt. желудочно-сальниковая артерия очень важна. Диссекция по аркаде малой кривизны должна начинаться не менее чем в 3 см от привратника. Для сохранения пилорической функции оператор должен стараться не повредить печеночную ветвь блуждающего нерва.


Видео предоставлено Комитету по международным отношениям SSAT
Серия видеороликов How I Do It: Рак желудка
Автор: Хан-Кван Ян, доктор медицинских наук
Профессор хирургии
Медицинский колледж Сеульского национального университета

Наверх


На видео показана лимфаденэктомия вдоль селезеночной артерии и ворот селезенки при тотальной гастрэктомии D2. После операции оменто-бурсэктомии полностью мобилизуют тело поджелудочной железы и селезенку.Это можно сделать без кровотечения, точно войдя в пространство между ретропанкреатической фасцией и фасцией слияния Тольдта. Селезеночная артерия рассекается сразу после ветвей большой панкреатической артерии, при этом селезеночная вена сохраняется на всем протяжении поджелудочной железы. С помощью этой процедуры лимфатические узлы и возможная диссеминация опухоли в воротах селезенки удаляются единым блоком.


Предоставлено Комитету по международным отношениям SSAT
Серия видеороликов How I Do It: Рак желудка
Автор: Такеши Сано, доктор медицины
Больница Института рака, Токио

Наверх


Пациентка, 56 лет, после поступления прошла гастроскопию, эндоскопическое УЗИ и усиленную КТ брюшной полости.Опухоль была обнаружена в антральном отделе малой кривизны, патологоанатомический диагноз: низкодифференцированная аденокарцинома. Клиническая стадия опухоли по TNM была cT1bN0M0. Электрический крюк был применен практически во время операции, чтобы следовать резкому препарированию и принципу «без касания». Для улучшения гемостаза была рекомендована контролируемая гипертензия и поддержание среднего артериального давления на уровне около 70 мм рт.ст. После диссекции и резекции выполняли срединный разрез в верхней части живота, а реконструкцию проводили с помощью степлера по Бильроту I с помощью CDH?


Предоставлено Комитету по международным отношениям SSAT
Серия видеороликов «Как я это делаю»: Рак желудка
Автор: Yihong Sun Ph.D. M.D.
Отделение общей хирургии,
Больница Чжуншань, Университет Фудань,
Шанхай, Китайская Народная Республика

Наверх


В этом видео описывается гастрэктомия по поводу аденокарциномы желудка на передней стенке желудка. Место хорошо показано на видео. Первый этап включает резекцию желудка с прилежащими D1-лимфоузлами. Затем добавляют D2-лимфаденэктомию, начиная с печеночно-двенадцатиперстной связки. Реконструкцию выполняют петлей Roux en-Y по типу эзофагоэнтероанастомоза конец в бок с однорядным ручным анастомозом.Окончательный анастомоз выполняется аналогично еюно-энтероанастомозу конец в бок.


Предоставлено Комитету по международным отношениям SSAT
Серия видеороликов “Как я это делаю”: Рак желудка
Автор: проф., д.м.н. Ernst Klar
Direktor der Abteilung fr Allgemeine, Thorax-, Gef- und Transplantationschirurgie,
Universitt Rostock, Росток, Германия

Наверх


В этом видео описывается гастрэктомия по поводу аденокарциномы желудка на передней стенке желудка.Место хорошо показано на видео. Первый этап включает резекцию желудка с прилежащими D1-лимфоузлами. Затем добавляют D2-лимфаденэктомию, начиная с печеночно-двенадцатиперстной связки. Реконструкцию выполняют петлей Roux en-Y по типу эзофагоэнтероанастомоза конец в бок с однорядным ручным анастомозом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.