Восстановление после ротавирусной инфекции: Как помочь организму при ротавирусной инфекции

Содержание

Восстановление после ротавируса у детей и взрослых

Ротавирусная инфекция или кишечный грипп – заболевание желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) с сильной рвотой, светлым, водянистым, зелёным стулом с резким запахом до 10 раз в день, приводящим к дисбактериозу, обезвоживанию.

После ротавирусной инфекции наблюдаются проблемы со стулом, пищеварением. Чтобы ускорить регенерацию после болезни, стоит выполнять рекомендации, контролировать сон, питание малыша.

Читайте также дополнительные материалы, это важно знать.

Восстановление водно-солевого баланса

Первый этап борьбы с ротавирусной инфекцией – восполнение жидкости в организме. Заболевание сопровождается обезвоживанием – уходит вода, соли, глюкоза, электролиты и микроэлементы. Без них не работают органы взрослых и детей.

Восстановление при ротавирусе невозможно без питья. Сильная диарея приводит к обезвоживанию; больного напоить регидратационным раствором, купленным в аптеке или приготовленным самостоятельно.

Рецепт:

  • 1 л тёплой кипячёной воды;
  • 1 ст.л. соли;
  • 2 ст.л. сахара;
  • 1/2 ч.л. соды;
  • 100 г изюма, лимона или имбиря.

Ингредиенты перемешать, пить по паре столовых ложек каждые два часа; если наблюдается сильная рвота, давать по чайной ложке каждые 15 минут; ребёнка поить из пипетки каждые 5 минут. Не нарушить солевой баланс поможет чередование с чаями, отварами.

Если остановить рвоту и жидкий стул невозможно, прибегнуть к госпитализации. В больнице обезвоживание предотвратят препаратами и капельницами.

Восстановление после кишечной инфекции у детей сопровождается понижением иммунитета – вводите в рацион свежие овощи, фрукты (цитрусовые) с витамином С.

Очищение организма

Ротавирус атакует микрофлору кишечника, приводит к интоксикации организма. Второй этап лечения – выведение токсинов.

Чтобы избавиться от ротавируса, токсинов, назначаются больному энтеросорбирующие лекарства, связывающие токсины, выводящие их из организма, нормализующие пищеварение.

Не применяются антибиотики: не борются с вирусом, нарушают работу воспалённого кишечника, убивая полезные бактерии.

При кишечной инфекции не следует лечить симптомы – насморк и кашель. Признаки пройдут после выведения вируса из организма. Дополнительные лекарства (антибиотики) ослабят организм. Антибактериальные медикаменты усугубят состояние, усилят диарею у малышей.

Препаратов, убивающих ротавирус, нет. Единственный способ наладить пищеварение и стул – восстановительная диета, исключающая опасные для больного ротавирусной инфекцией продукты.

Диета при ротавирусе

Третий этап восстановления – правильное питание. Способ реабилитации кишечника после ротавирусной инфекции – диета.

Запрещённые продукты

Ротавирус уничтожает в кишечнике ферменты, отвечающие за расщепление лактозы; у детей от 6 месяцев до 5 лет возникает лактозная непереносимость. Исключить молоко, молочные продукты из рациона. Сметана, сыр, творог, молоко, кефир, нежирные домашние йогурты вызывают раздражение кишечного тракта – уберите из питания при первом проявлении заражения ротавирусной инфекцией.

Взрослым – воздержаться от кофе, напитков с кофеином, жареных, жирных блюд, усугубляющих воспаления кишечника. Организм в здоровом состоянии тяжело переносит упомянутую пищу.

Мамы детей, заразившихся ротавирусом, жалуются – ребёнок не ест. Причина в нарушенной работе кишечника, воспалительном процессе. Когда аппетит появится, избегайте употребления перечисленных продуктов до выздоровления, сделайте акцент на обильном питье, вредные напитки замените соками, морсами, компотами.

Диета при ротавирусе у взрослых

Для взрослых последствия перенесённой инфекции не так сложны, но требуется соблюдение диеты. Ротавирус поражает желудочно-кишечный тракт у взрослых, ведущих правильный образ жизни и не имеющих проблем с желудком, болезнь – причина похудения.

Взрослым после ротавируса восстановиться помогут каши, преимущественно манные, рисовые – обволакивающие стенки кишечника. Употреблять бульоны с сухариками, нежирное отварное мясо, рыбу без соли и специй. Откажитесь от молочных продуктов. Допускается протёртый нежирный творог.

Соблюдайте питьевой режим, жидкости нужно много, разнообразьте черничными, малиновыми, смородиновыми отварами, компотом из сухофруктов, чаем.

Взрослому при ротавирусной инфекции рекомендуется отказаться от сдобы, чёрного хлеба, вяленой рыбы, колбас и копчёностей, острого и солёного.

После уменьшения диареи и болевых ощущений понемногу ешьте нежирное мясо, рыбу, картофельное пюре, овощные супы.

Переболевшим ротавирусом полезны сезонные фрукты, овощи, фруктовые, овощные пюре, свежие ягоды, варенье, мёд (исключение – индивидуальная непереносимость).

Диета при ротавирусе у детей

Малышам, особенно грудничкам, справляться с ротавирусной инфекцией сложнее. В течение первых суток рвота и понос частым, что вызывает интоксикацию, обезвоживание и дисбактериоз.

Нужно обеспечить организм ребёнка необходимыми питательными веществами и микроэлементами.

Нельзя молочные продукты, при восстановлении замените чаем с мятой или имбирём. Для грудничков, при отсутствии грудного молока, подойдёт раствор для регидратации. Отказаться от смесей, созданных на основе лактозы: они усилят диарею.

В острый период и период восстановления после заболевания ротавирусной инфекцией, ребёнка не заставлять кушать, даже если он похудел, чтобы не вызвать рвоту и понос. Постепенно ребёнок начнёт съедать норму для организма.

Пища должна быть тёплой, протёртой, чтобы избежать термического и механического повреждения желудочно-пищевого тракта. Предложить малышу кисель, сваренный на воде рис, куриный бульон.

По мере выздоровления добавлять:

  • картофельное пюре;
  • нежирное мясо;
  • печёные яблоки;
  • нежирные творог и кефир;
  • сухарики из белого хлеба к бульону;
  • бананы.

Введение продуктов назначается на этапе реабилитации. минимум – пятый день после начала болезни.

Ротавирусная инфекция у детей – восстановительный период

Дети переносят вирус сложнее, чем взрослые. Ротавирусная кишечная инфекция у детей сопровождается рвотой, диареей. Малыш отказывается от еды, съеденное желудок не принимает: начинаются рвота и боли в животе.

Температура быстро растёт до 39°С и не сбивается 5 дней, ребёнок испытывает все время вялость и сонливость.

Особенно тяжело переносят обезвоживание дети до 2 лет, у них наблюдаются судороги, проблемы с сердцем и почками. Малыш капризный и беспокойный из-за болей в животике. Рвота и жидкий стул вызывают слабость у ребёнка.

У младенцев ротавирус вызывает похудение до 1 кг, они перестают или вяло сосут грудь, срыгивают желчью. Не стоит при восстановлении переводить кроху на искусственное вскармливание: грудное молоко – лучшее лекарство. Материнское молоко содержит антитела, борющиеся с вирусом, обеспечивает ребёнка жидкостью и питанием. Грудное вскармливание успокаивает ребёнка.

Лечебное средство для ребёнка – сон, ребёнок постоянно спит. Организм требует отдыха, через 7-10 дней малыш ведёт обычный образ жизни; не забывайте о диете.

Пробиотики помогут заработать желудку. Из-за перенесённой диареи и рвоты поражаются ферментные системы, микрофлора к нормальному состоянию возвращается не сразу.

На что стоит обратить внимание мамам

Мамы жалуются на вялость ребёнка после ротавируса. Помогают восстановиться сбалансированное питание, овощи, фрукты, богатые витаминами, свежий воздух.

Интересует – на какой день допустимо мыться. Нужно протирать ребёнка влажным полотенцем в первые дни болезни, когда высокая температура не позволяет купаться. После спадания температуры допустимо мыться в ванной, принимать душ.

Мамы спрашивают о прогулках при ротавирусе. Он легко передаётся окружающим – заболевшего изолируют от здоровых детей, обеспечивают индивидуальной посудой, предметами гигиены. Присмотритесь, как ребёнок восстанавливается после перенесённого заболевания, к особенностям питания.

Состояние улучшается на 3-5 день, спадает температура, малыша купают. Контактировать со здоровыми детьми не стоит, откажитесь от прогулок.

Через 10-15 дней после начала болезни нормализуется работа кишечника, ребёнок становится активным и начинает кушать. Допустимо гулять на улице, не забывая о гигиене рук: иммунитет к ротавирусу не вырабатывается, возникает вероятность рецидива.

Следует воздержаться от похода с ребёнком в баню, места общего пользования во избежание заражение окружающих. Дезинфицируются комната малыша, и используемые помещения.

Восстановление ребенка после болезни

Выберите специалиста:

Детский стоматологОртодонтТерапевтГигиенистПародонтологХирургОртопедПедиатрЛОР
  • Вострикова Юлия Валентиновна Детский стоматолог-терапевт
  • Глазырина Юлия Леонидовна Терапевт стоматолог, детский
  • Паутова Лариса Евгеньевна Терапевт стоматолог, детский
  • Шириханова Наталья Валентиновна Терапевт стоматолог, детский
  • Шевцова Юлия Вадимовна Терапевт стоматолог, детский
  • Гребенкина Виктория Алексеевна Терапевт стоматолог, детский
  • Химчук Наталья Сергеевна Детский стоматолог
  • Соснина Наталья Эдуардовна Детский стоматолог
  • Харламова Анна Юрьевна Детский стоматолог
  • Стрелкова Дарья Михайловна Стоматолог-терапевт детский, подростковый
  • Русинова Анастасия Сергеевна Детский стоматолог
  • Боев Иосиф Александрович Стоматолог-хирург, детский
  • Давыдов Кирилл Андреевич Стоматолог-ортодонт
  • Сахнов Александр Анатольевич Стоматолог-ортодонт
  • Горева Ольга  Борисовна Стоматолог-ортодонт
  • Мокина (Домашевич) Ольга Васильевна ортодонт детский, подростковый
  • Русанова Дарья Александровна Стоматолог-ортодонт, детский
  • Кострова Вера Анатольевна Стоматолог-терапевт
  • Мкртчян Аида Михайловна Стоматолог-терапевт
  • Сатина Анна Сергеевна Стоматолог-терапевт
  • Мотыль Герман Викторович Стоматолог-терапевт
  • Чудинова Ирина Викторовна Стоматолог-терапевт
  • Шуматова Ольга  Валерьевна Стоматолог-терапевт
  • Елисеева Светлана Юрьевна Стоматолог-терапевт
  • Давыдова (Аминина) Екатерина Викторовна Стоматолог терапевт
  • Рябкова Ольга Борисовна Стоматолог-терапевт
  • Гирш Ирина Леонидовна Стоматолог-пародонтолог
  • Чикурова Валентина Анатольевна Стоматолог-терапевт
  • Яковлева Полина Олеговна Стоматолог-терапевт
  • Кучукова Гульнара Салимзяновна Стоматолог-гигиенист
  • Ярославцева Елена Павловна Стоматолог-гигиенист
  • Пестрикова (Украинцева) Татьяна Ивановна детский гигиенист
  • Зеленина Юлия Игоревна Детский стоматолог-гигиенист
  • Ивонина Венера Рашидовна Стоматолог-гигиенист
  • Гафарова Ирада Совгатовна Стоматолог детский, гигиенист
  • Пошибалкина Ольга Владимировна Стоматолог-парадонтолог
  • Гирш Ирина Леонидовна Стоматолог-пародонтолог
  • Ханжина Елена Владимировна Пародонтолог
  • Майстренко Евгений Михайлович Стоматолог-хирург
  • Самуйлова Оксана Сергеевна Стоматолог-хирург, имплантолог
  • Ермаков Денис Валерьевич Стоматолог-ортопед
  • Заболотская Александра Николаевна Педиатр
  • Котельникова Юлия Юрьевна Отоларинголог

Как долго длится восстановление микрофлоры кишечника после ротавируса у детей?

Врач-практик. Закончила в 2012 году с отличием Витебский государственный медицинский университет по специальности «лечебное дело». За достижения в работе удостоена почетной грамоты.

Задать вопрос

В большей степени возникновению ротавирусной инфекции подвержены малыши. У них болезнь протекает выражено и часто с осложнениями, в частности, с дисбактериозом и обезвоживанием. После перенесенной инфекции нередко наблюдаются проблемы с пищеварением, диарея. Чтобы нормализовать состояние, важно своевременно начать восстановление здоровья у детей после ротавирусной инфекции.

Причины и симптомы

Возбудитель ротавируса проникает в организм несколькими путями: при употреблении неправильно обработанных термически или немытых продуктов с патогеном, зараженной воды, при рукопожатии и контакте с инфицированным человеком, а также при использовании предметов обихода.

Невзирая на тот факт, что ротавирус относится к кишечным инфекциям, он поражает организм с верхних дыхательных путей. Из-за появления респираторной симптоматики люди принимают инфекцию за обычную простуду. Неправильное лечение приводит к осложнениям.

Первые проявления ротавируса у малышей:

  • недомогание;
  • увеличение температуры;
  • боль в горле;
  • ринит.

По мере прогрессирования патологии и поражения ротавирусом организма возникает характерная симптоматика: потеря аппетита, многократная рвота, частый понос. Отмечается также дискомфорт и болезненность в эпигастрии, раздражительность и плаксивость.

Температура при ротавирусе увеличивается до 39 ℃. Возможна также кожная сыпь. Дети переносят заболевание тяжелее, чем взрослые. У подростков, молодежи и людей постарше недуг сопровождается болью в животе, расстройством стула, недомоганием. Рвотные позывы могут отсутствовать, температура поднимается редко.

При выполнении всех предписаний доктора патология заканчивается выздоровлением, осложнения не возникают. Однако при неправильном или несвоевременном лечении ротавирус приводит к опасным для жизни малыша последствиям:

  • обезвоживание;
  • судороги;
  • неврологические нарушения;
  • почечная недостаточность;
  • присоединение вторичной инфекции.

Подобные осложнения особенно часто возникают у детей до года и малышей с иммунодефицитными состояниями.

Длительность и особенности восстановительного периода

Полное выздоровление происходит через полторы недели. Если недуг протекал тяжело, восстановление может затянуться.

После ротавируса возможно появление дисбактериоза на фоне нарушения кишечной микрофлоры. Чтобы восстановить баланс, назначают прием пробиотиков, сорбентов.

После выздоровления малыша может беспокоить расстройство стула. Диарея, если она редкая и не очень болезненная — вариант нормы. После ротавируса восстановление слизистых желудочно-кишечного тракта происходит через неделю, иногда требуется месяц.

Некоторое время после патологии ребенок будет слабым и вялым. Инфекция истощает организм. Сказывается на самочувствии и обезвоживание. Для восстановления здоровья потребуется время, а также нормализация режима и коррекция рациона, полноценный отдых, обильное питье и прогулки.

Новорожденным помогает восстановиться после ротавирусной кишечной инфекции грудное молоко и здоровый сон.

Формируется ли иммунитет?

Стойкий иммунитет у людей, перенесших болезнь, не вырабатывается. После ротавируса у детей и взрослых образуются антитела, предотвращающие повторное инфицирование на протяжении нескольких месяцев. Если человек или малыш заболеет снова, патология будет протекать в легкой форме.

Методы восстановления организма

Длительность ротавируса, в среднем, составляет 7 суток. Но иногда выздоровление, например, из-за развития осложнений, затягивается на месяц и более. Следует понимать важность восстановления здоровья малыша после кишечного гриппа. Если не проводить необходимые мероприятия, процесс затянется. Для нормализации работы органов и систем, а также для улучшения самочувствия, нужно принимать меры по:

  • восстановлению микрофлоры;
  • восполнению потерь жидкости;
  • борьбе с последствиями ротавируса.

Восстановление водно-солевого баланса

Главная задача — нормализация водно-электролитного баланса. Так как при инфекции отмечаются выраженные диспепсические расстройства, это приводит к выведению из организма минералов и жидкости, что чревато обезвоживанием. Для восполнения водных утрат рекомендуется употреблять либо аптечные растворы (Регидрон, Оралит, Глюкосолан), либо средства, приготовленные дома.

Можно сделать такой напиток. Литр кипятка смешивают с содой (0,5 ч. л.), 4 ст. л. сахара и 1 ч. л. соли. Для улучшения вкусовых характеристик добавляют лимон. Пьют раствор понемногу (по 20 мл) каждые 15 минут.

Очищение организма

Возбудитель атакует кишечную микрофлору, отравляет организм. Поэтому вторым этапом восстановления после ротавируса является выведение токсических веществ. С целью очистки желудка назначают прием сорбентов. Препараты связывают токсины, выводят их и нормализуют пищеварение.

Используют такие средства:

  • Энтеросгель,
  • Смекта,
  • активированный уголь.

Диета при ротавирусе

Лечебное питание помогает нормализовать работу желудка и кишечника, улучшить процессы пищеварения. Принципы общие для взрослых и детей:

  • При ротавирусе, а также в течение месяца после патологии, рекомендуется исключить из рациона молочные продукты и блюда (кроме грудного молока). Лактацию прекращать не нужно, молоко помогает в восстановлении новорожденных.
  • Важно отказаться от приема в пищу жирных, острых, а также копченых блюд. Разрешено употребление отварной, тушеной, запеченной в духовке или приготовленной на пару еды.
  • Пища должна быть легкоусвояемой, не нагружающей желудок.
  • Из рациона исключают соль.
  • После устранения расстройства меню обогащают постными супами, овощными блюдами.
  • Питание при восстановлении частое, но есть нужно небольшими порциями.
  • Необходимо отказаться от продуктов, провоцирующих бродильные процессы.
  • Рекомендуется употреблять травяные настои, компоты и кисели в большом количестве, не менее 2 л в день.
Таблица — Разрешенные и запрещенные продукты

Что нельзя есть

Что можно

  • Молочные изделия;
  • кофе;
  • газировки;
  • ячневая и перловая каша;
  • капуста белокочанная;
  • макароны;
  • сдоба;
  • черный хлеб;
  • бобовые;
  • шоколад;
  • копчености, консервы
  • Манная и рисовая каша на воде;
  • нежирное мясо;
  • картофельное пюре;
  • постные супы;
  • печеные яблоки;
  • бананы;
  • мед, домашний мармелад;
  • вареные яйца;
  • нежирная рыба;
  • подсушенный пшеничный хлеб

Восстановление микрофлоры кишечника

С целью восстановления естественной микрофлоры показано применение пробиотиков. Лекарства этой группы предотвращают развитие дисбактериоза и обеспечивают нормализацию пищеварения. Назначается Максилак, Аципол, Линекс, Бифидумбактерин.

Максилак

Комбинированный медикамент с про- и пребиотиками. Используется для восстановления баланса кишечной микрофлоры как взрослым, так и детям. Действенен при появлении запоров. Производится в форме порошка.

Бифидумбактерин

Препарат наделен полезными бактериями, которые обеспечивают восстановление микрофлоры и нормализацию стула. Выпускается в капсулах и порошке.

Линекс

В составе средства кисломолочные бактерии. Эффективно при поносе и запоре. Пить рекомендуется по 1 капсуле (детям) и 2 (взрослым) трижды в сутки.

Аципол

Пробиотическое средство с живыми ацидофильными лактобактериями. Устраняет расстройство стула и восстанавливает баланс микрофлоры. Употреблять нужно по 1 капсуле трижды в день (малышам) и четырежды в сутки взрослым.

Заключение

После ротавируса важно восстановить нормальную работу организма. Если не придерживаться рекомендаций доктора — не соблюдать диету, отказаться от приема лекарств для нормализации пищеварения и предупреждения дисбактериоза, период восстановления затянется надолго.

Восстановление после ротавирусной инфекции у детей и взрослых Отравление.ру

Содержание статьи

Болезнь имеет несколько названий: ротавирусный гастроэнтерит, желудочный или кишечный грипп, ротавирусная инфекция. Носит бактериальный характер. Болит живот после ротавируса у ребенка именно из-за бактерий. Инкубационный период длится до 5 суток. Взрослый или ребенок, заразившийся этим заболеванием, считается разносчиком инфекции на протяжении всего периода начиная с момента заражения до полного выздоровления. Длительность протекания болезни зависит от возраста и возможностей организма. Взрослые переносят ее легче, выздоровление при должной терапии у них наступает уже на седьмые сутки.

Как протекает болезнь

Несмотря на то, что ротавирус считается кишечной инфекцией, он начинает поражать организм человека с верхних дыхательных путей. Наблюдается чаще у детей до 5 лет. Именно в этот период иммунная система легко подвергается воздействию вируса, поэтому дети болеют данным заболеванием чаще, чем взрослые. Ротавирус поражает слизистые оболочки кишечника, желудка и двенадцатиперстной кишки, вызывая расстройства и обезвоживание.

Вирус, попадая в организм ребенка, может на протяжении первых 5 суток (инкубационный период) никак себя не проявлять. После наступает стадия обострения и в этот период начинают проявляться первые признаки. Ребенок начинает беспокоиться, плакать безо всякой, на первый взгляд, причины. Особенно плохо бывает ему в первые сутки.

Вместе с каловыми массами выходят возбудители болезни, поэтому заболевший считается разносчиком инфекции для всех членов семьи и окружающих.

Длится это на протяжении недели и только по истечении этого срока он перестает быть заразным. Пройдя лечение, требуется восстановление после ротавирусной инфекции у детей. Только после этого ребенка можно отпускать в школу или садик, но при условии, что у него не наблюдается рецидив.

Симптомы кишечного гриппа у взрослых людей

Взрослый человек переносит это заболевание намного легче. У него симптоматика не так явно выражается. В некоторых случаях болезнь вообще не выражается никакими признаками. У взрослого болезнь можно распознать по следующим симптомам:

  • отсутствие аппетита;
  • болит желудок;
  • диарея;
  • светлый кал, пенистый и обильный с наличием непереваренной пищи, резким и кислым запахом.

Рвота у взрослого чаще всего отсутствует вообще. Как видно, симптомы кишечного гриппа можно легко спутать с традиционным отравлением. Поэтому очень важно понять причины появления этих симптомов и если диагноз подтверждает наличие рассматриваемой инфекции, то очень важно знать, как правильно лечить болезнь, еще важнее, как восстановиться после ротавирусной инфекции.

Обычное отравление длится не дольше трех суток, ротавирусная инфекция до пяти дней, а иногда и до восьми.

Ротавирус у детей

Признаки болезни у детей носят ярко выраженный характер, причем с первых дней развития болезни:

  • ребенок ничего не ест;
  • у него наблюдается рвота;
  • ребенок вялый, сонливый, беспокойный, не хочет гулять
  • наблюдается высыпание на кожном покрове;
  • стул меняет консистенцию и цвет: в первые сутки желтый и жидкий, на вторые и последующие желто-серый .

Может наблюдаться покраснение горла, насморк, высокая температура и сбить ее очень сложно.

Очень маленькие дети, в отличие от взрослого, не могут пояснить, что именно их беспокоит, поэтому становятся излишне нервозными и плаксивыми. Явным признаком наличия ротавируса можно считать урчание в желудке и вялость. Дети до годика в этот момент прижимают к себе ноги и сильно плачут.

Особенности лечения пациента с ротавирусной инфекцией

Больные с ярко выраженной симптоматикой лечатся в стационаре. В случае когда заболевание носит не тяжелый характер, пациент может лечиться амбулаторно, но под строгим наблюдением врачей. Терапия не предусматривает прием антибактериальных препаратов, потому что ротавирус нечувствителен к антибиотикам. Их врач не назначает еще и потому, что антибиотики считаются препаратами широкого действия, кроме того, что убивают патогенные бактерии, уничтожают и полезную кишечную флору. Все это влечет нарушения в иммунной системе и быстрому распространению вируса.

Антибактериальные медпрепараты назначаются лишь в тех случаях, когда заражение вирусом произошло на фоне бактериального инфицирования, например, когда появляется у ребенка кашель после ротавируса.

Выведение токсинов

С этой целью пациентам, у которых диагностирован кишечный грипп, назначают:

  1. Смекту. Для детей – в первые 3 дня принимать по 4, затем по 2 пакетика в день. Терапевтический курс составляет 5-17 дней. Состав пакетика разводят в 0,5 стакана воды. Взрослому – до 6 пакетиков в день. Длительность лечения 5-7 суток.
  2. Энтеросгель. Детям по столовой ложке трижды в день. Принимать средство следует за 60 минут до еды, запив большим количеством жидкости. Взрослым 1,5 ч, л. тоже трижды в день перед едой.

Полезно принимать и активированный уголь. Препарат хорошо чистит организм от патогенных микробов и токсинов.

Восстановление микрофлоры кишечника после ротавирусной инфекции

Чтобы восстановить естественную микрофлору пациенту назначаются максилак, бифидумбактерин, линекс. Прием препаратов показан, когда острая стадия развития болезни уже миновала.

Восстанавливать кишечную микрофлору вовремя нужно для того, чтобы у переболевшего не развился дисбактериоз.

Максилак

Относится к группе комбинированных препаратов. В состав средства входят про- и пребиотики. Показан и детям, и взрослым. Помогает в случаях, когда наблюдается, например, запор у ребенка. Выпускается в пакетиках, содержимое легко растворяется в воде. Принимать дважды в день по пакетику на протяжении 14 суток.

Бифидумбактерин-форте

Выпускается в виде капсул или в порошке. Содержит полезные бифидобактерии. Детям показано принимать по пакетику или капсуле трижды в день, взрослым доза удваивается. Капсулы нужно проглатывать целыми, запив водой. Порошок разводить в жидкости и принимать вместе с едой.

Линекс

Состоит из кисломолочных бактерий, хорошо восстанавливает природную микрофлору в кишечнике, помогает в случаях, когда ребенок не какает или, наоборот, у него наблюдается диарея. Детям следует принимать по капсуле трижды в день, взрослым – две капсулы и также трижды в сутки.

Какой врач лечит кишечный грипп

Самостоятельно устанавливать схему лечения и выбирать препараты запрещено. Это должен делать педиатр для детей, участковый терапевт для взрослых (при легких формах течения). По сути, болезнь лечит инфекционист и гастроэнтеролог. После основной терапии нужно пройти курс восстановления. В этот период следует обращаться к диетологу.

Диета и ее роль в лечении ротавирусной инфекции

Диета после ротовируса помогает восстановить кишечник:

  1. Исключение из рациона молока и молочных блюд, кроме материнского, если ребенок слишком маленький. На время заменить его простой водой или травяными чаями. С мятой — для устранения тошноты, с имбирем — если болит живот после ротавируса у ребенка.
  2. Блюда должны быть легкими и полезными, например: супы, бульоны, пюре из картофеля, соки из овощей. Если ребенок пошел на поправку, можно в меню вводить йогурт для восстановления кишечной флоры.
  3. Взрослым следует придерживаться диеты №4. В нее входит потребление сухарей из белых сортов хлеба, рыба, бульоны, приготовленные на воде, манная и рисовая каши. Соль нужно вовсе исключить на время лечения.
  4. Из питья рекомендованы: простая вода, отвары и чаи из черной смородины или малины, какао не на молоке, а на воде.
  5. После уменьшения диареи, когда пройдет у ребенка сыпь после ротавируса, можно в рацион включать овощные блюда, супы, сезонные фрукты, овощи и ягоды.
  6. На период терапии нужно напрочь отказаться от ячневой и перловой каш, капусты (белокочанной), макарон, чеснока, копченостей, солений, лука, жирных блюд, газированных напитков, острых приправ, кофе.

Профилактические мероприятия

Прежде всего обработать квартиру дезинфицирующим средством, строго следить за личной гигиеной, мыть руки:

  • до еды и после;
  • перед визитом в туалет и после него;
  • по возвращении домой с улицы.

Помимо гигиены, нужно следить за свежестью, чистотой и качеством продуктов питания – яблоки, например, не просто вытирать, а мыть. Обработать игрушки, если имеется несколько детей и один из них заболел.

Молочную продукцию покупать свежую и в магазинах, а не на стихийных точках.

Возможно ли повторное заражение вирусом

Заразиться можно после выздоровления и неоднократно. Чаще заражаются дети. Дальше, по мере взросления, у них ЖКТ становится более устойчивый к бактериям. Поэтому и болеют взрослые намного реже, чем дети. Правда, многое зависит от резервных сил организма, индивидуальных особенностей пищеварительной системы.

Прививка против ротавируса

Действенный и целесообразный метод профилактики против ротавируса – вакцинация. У детей с прививкой вырабатывается стойкий иммунитет к вирусу. Вакцинация осуществляется в два этапа с промежутком в 4 недели. Выпускается в капельной форме, принимается перорально под наблюдением медика.

Вакцину от ротавируса можно сочетать с иными прививками (ближайшими по плану). Она никоим образом не действует на результативность других медпрепаратов, поэтому не может быть причиной проявления побочных эффектов.

Есть ряд противопоказаний к вакцинации:

  1. Аллергическая реакция (высыпание) после первого приема препарата.
  2. Инвагинация кишечника.
  3. Дефекты в развитии кишечника.

Вакцина переносится детьми хорошо, не вызывает побочных эффектов, за исключением индивидуальной непереносимости препарата. Вакцинация не считается стопроцентной защитой, но эффективность ее длительное время остается высокой.

как восстановить организм после болезни

Многие люди полагают, что нормализация температуры, прекращение кашля и насморка, улучшение самочувствия после гриппа, – это и есть выздоровление. Это не совсем так. Произошло лишь окончание острого периода болезни, а следом за ним наступает период восстановления, который характеризуется психологическим и физическим истощением организма, обезвоживанием, гиповитаминозом. Человек в этот период продолжает ощущать слабость, недомогание, упадок сил.

Такое состояние объясняется тем, что в борьбе с вирусами, организм понес существенные потери, связанные со снижением иммунитета, расстройством биохимических реакций, нарушением функциональной активности многих органов и систем.

Деятельность вирусов во время болезни вызывало сильнейшую интоксикацию, от которой пострадал весь организм, но особенно нервная система. После выздоровления воздействие токсинов на мозг ощущается еще длительное время. Именно это является причиной слабости, головных болей, плохого сна, снижения работоспособности.

Плохое самочувствие иногда обусловлено и побочными эффектами от принимаемых лекарств. Так, злоупотребление жаропонижающими препаратами негативно сказывается на системе кроветворения, печени, почках. Использование антибиотиков для борьбы с осложнениями гриппа приводят к дисбактериозу и ухудшению работы всего пищеварительного тракта.

После вирусного заболевания формируется астенический синдром, с характерными симптомами: утомляемостью, чрезмерной раздражительностью, нарушением сна, снижением памяти и работоспособности.

Основные причины постгриппозной астении:

  • ослабление иммунной системы;
  • истощение всех систем организма;
  • действие токсинов;
  • нарушение водного режима;
  • побочные эффекты от принимаемых лекарств;
  • дефицит витаминов.

Клинические проявления постгриппозной астении

Усталость

Стойкий симптом, который проявляется как при физической, так и при умственной деятельности. Для выполнения привычной работы требуются длительные перерывы, но чувство усталости не проходит даже после продолжительного отдыха. Пациенты с астенией отличаются рассеянностью, заторможенностью, у них возникают трудности при формулировке мыслей, ухудшается память, снижается внимательность.

Психоэмоциональные нарушения

На фоне снижения продуктивности профессиональной деятельности увеличивается внутреннее беспокойство и неуверенность человека в собственной состоятельности. Для больных характерны резкие перепады настроения: от вспыльчивости до состояния подавленности, тревожности, апатии.

Вегетативные расстройства

Астения практически всегда протекает с нарушениями функций вегетативной нервной системы.

Характерные проявления:

  • тахикардия;
  • дискомфорт и болевые ощущения в области сердца;
  • скачки артериального давления;
  • внезапное ощущение жара или зябкости в теле;
  • повышенная потливость в области подмышечных впадин, ладоней, ступней;
  • снижение аппетита;
  • головные боли, головокружения, дискоординация движений;
  • спастические боли в кишечнике, склонность к запорам;
  • у женщин – пониженное либидо, у мужчин – нарушение потенции.

Нарушения сна

Расстройство сна может проявляться в виде проблем с засыпанием, ночными пробуждениями, кошмарными сновидениями, ранними просыпаниями, что в конечном итоге вызывает чувство разбитости после сна.

Как быстро восстановиться после гриппа

Чтобы побыстрее восстановиться после гриппа нужно прежде всего правильно организовать режим труда и отдыха, сна и бодрствования, обеспечить сбалансированное питание, достаточное пребывание на свежем воздухе, а также психологический комфорт в семье и на работе.

Восстановление после гриппа протекает сложнее и дольше у детей в связи с незрелостью их иммунной системы и у лиц пожилого возраста, страдающих хроническими заболеваниями.

Основные рекомендации по восстановлению организма после вирусной инфекции касаются:

  1. Образа жизни, физических и умственных нагрузок, щадящего режима.
  2. Укрепления иммунитета.
  3. Правильного питания.
  4. Витаминотерапии.
  5. Медикаментозной терапии, направленной на восстановление микрофлоры кишечника, средств, поддерживающих работу сердца, нормализации работы нервной системы, лечения аллергии.
  6. Массажа и лечебной физкультуры.

Способы физической реабилитации 

Утренняя зарядка

Каждое утро следует начинать с дыхательной гимнастики и легкой разминки, которая даст заряд энергии на целый день.

Постепенное увеличение физической нагрузки: получасовые пешие прогулки на свежем воздухе положительно влияют на обмен веществ и ускоряют выведение токсинов. В дальнейшем при хорошем самочувствии можно приступить к тренировкам по сокращенной программе.

Водные процедуры

Обтирание прохладной водой, контрастный душ, расслабляющие ванны с морской солью, хвойные или с настоями трав, плавание в бассейне.

Массаж способствует поддержанию мышечного тонуса, улучшает эмоциональное состояние человека. Особое внимание уделяют массажу стоп, на которых находится большое количество нервных окончаний и биологически активных точек, стимуляция которых оказывает оздоравливающий эффект на весь организм.

Для быстрейшего восстановления организма от болезни следует отказаться от алкогольных напитков и курения.

Психологическая реабилитация

После болезни организм истощен и нуждается в щадящем режиме, поэтому рекомендуется постепенно включаться в трудовой ритм, не допуская перенапряжения. Откажитесь на время от слишком активного образа жизни, побольше отдыхайте.

Почаще устраивайте перерывы на работе, воздерживайтесь от конфликтных ситуаций, избегайте общения с неприятными для вас людьми.

Важнейшим фактором быстрого восстановления после перенесенного гриппа служит спокойный крепкий сон. Перед сном следует проветрить комнату, обеспечить полную темноту и ложиться спать не позже 22.00 часов. Увеличьте продолжительность ночного сна на 1–2 часа.

Рациональное питание

Так как во время болезни аппетит у пациента практически отсутствовал, питательных веществ в организм поступало мало, первые дни есть следует дробно, малыми порциями, чтобы не перегружать желудочно-кишечный тракт. Меню в основном должно состоять из каш, супов-пюре, отварного мяса, нежирной рыбы, кисломолочных продуктов, свежих фруктов и овощей. Рекомендуется отказаться от жирного, жареного, мучного, сладкого, так как эта пища трудно переваривается и усваивается.

Очень полезно включать в рацион человека, выздоравливающего после тяжелой болезни, продукты, богатые аминокислотой триптофаном: бананы, мясо кролика, индейки, сыр, красную икру, орехи, халву, зерновой хлеб.

Доказано участие триптофана в синтезе гормонов серотонина и мелатонина. Серотонин считается гормоном радости, счастья и активности, а мелатонин – сильнейший антиоксидант, отвечающий за сон, отдых, восстановление организма.

Для нормализации энергетического обмена организму необходимы такие минералы, как железо, кальций, магний, марганец, селен, фосфор.

Для усиления обменных процессов следует употреблять кисломолочные продукты (йогурт, кефир, кислое молоко), содержащие ферменты.

Оптимальный водный режим

Кроме сбалансированного питания в периоде восстановления необходимо провести курс детоксикации, чтобы очистить организм от продуктов жизнедеятельности вирусов, погибших лейкоцитов и разрушенных эпителиальных клеток, которые распадаясь, продолжают отравлять организм.

Избавиться от токсинов можно с помощью щелочной минеральной воды, травяных чаев, отваров шиповника, компотов из клюквы, смородины, брусники.

Во время болезни происходит обезвоживание организма за счет высокой температуры, учащенного дыхания, повышенного потоотделения. Для восполнения потерянной жидкости суточный объем воды увеличивают до 2 л, которую выпивают равными порциями в течение дня между приемами пищи.

Адекватный питьевой режим поможет справиться с остаточными явлениями интоксикации, восстановит кислотно-щелочной баланс в организме и быстро нормализует работу печени и почек.

Витаминотерапия

После гриппа организм испытывает острый дефицит витаминов.

Ослабленному организму необходимы следующие основные витамины:

Витамин С – сильный антиоксидант, поднимает иммунитет, участвует в обмене веществ, повышает общий тонус и работоспособность. Содержится в черной смородине, плодах шиповника, болгарском перце, цитрусовых и многих других свежих овощах и фруктах.

Витамин А способствует восстановлению поврежденных вирусом эпителиальных клеток дыхательных путей, принимает участие в синтезе гемоглобина. Много витамина А в печени, яйцах, сметане, сыре, в овощах оранжевого и красного цвета (морковь, тыква, перец).

Витамины группы В обогащают клетки мозга кислородом и энергией, нормализуют обменные процессы, снижают усталость. В организм поступают вместе с субпродуктами (печень, почки), гречневой и овсяной крупой, ржаным хлебом, отрубями, яйцами, молочными продуктами, а вот во фруктах и овощах их практически нет.

Витамин Д участвует в синтезе гормона мелатонина, который необходим для нормального сна. Чемпионом по содержанию витамина Д является печень трески, следом идут жирная морская рыба, яичный желток, сливочное масло, сыр.

Полезны также свежевыжатые овощные и фруктово-ягодные соки.

Желательно получать витамины из натуральных продуктов. Что касается применения таблетированных витаминных комплексов, то использовать их можно только после разрешения врача.

Симптоматическая терапия

Грипп часто выступает в качестве катализатора тех патологических процессов, которые уже скрыто протекали в организме. Это свойство вируса объясняет развитие после гриппа новых заболеваний или обострение хронических. В таких случаях проводится лечение у профильных специалистов.

Средства в борьбе с последствиями гриппа

В арсенале народных целителей накоплено много рецептов для борьбы с последствиями простуды и гриппа.

На первом месте стоит, конечно, мед. Если нет аллергии на мед и другие продукты пчеловодства (маточное молочко, пергу, прополис), его применяют в качестве иммуностимулирующего средства.

Для восстановления сна, для снятия эмоционального напряжения применяют отвары и настои на основе седативных лекарственных трав: ромашки, валерианы, пустырника, зверобоя, шалфея.

Укрепить иммунитет помогут натуральные адаптогены: имбирь, эхинацея, родиола, элеутерококк, китайский лимонник, корень женьшеня. Они повышают физическую и умственную работоспособность, увеличивают энергию клеток, повышают выносливость и улучшают настроение.

Последствия перенесенной инфекции

Последствия в виде осложнений чаще всего развиваются после недолеченного гриппа, когда течение заболевание было относительно легким, и человек переносил его, что называется «на ногах». На фоне ослабленного вирусной инфекцией иммунитета в раннем реабилитационном периоде могут появиться симптомы, указывающие на осложнения, вызванные бактериальной флорой.

Если во время восстановительного периода после гриппа вновь поднялась температура, появились боли в грудной клетке, мучительный кашель с одышкой, нарушенное мочеиспускание, носовые кровотечения, сильные головные боли, сопровождающиеся тошнотой и рвотой –это повод немедленно обратиться за медицинской помощью.

Как не заразиться повторно

У переболевшего гриппом человека формируется специфический иммунитет, но только к тому штамму (виду) вируса, который и вызвал заболевание. В то же время в эпидемический сезон циркулируют несколько видов гриппозного вируса, не считая множества вирусов других респираторных инфекций. Встреча с одним из них на фоне ослабления защитных сил организма может привести к повторной болезни. Поэтому в период реконвалесценции пациенту рекомендуется придерживаться принципов профилактики от заболеваний вирусными инфекциями:

  1. Воздерживаться от посещений людных общественных мест.
  2. Избегать контакта с заболевшими людьми.
  3. Соблюдать правила личной гигиены.

Восстановление после ротавируса у детей и взрослых

Методы восстановления организма у детей после ротавирусной инфекции

Ротавирусная инфекция («кишечный грипп») характеризуется тяжелым течением в начале болезни. Симптомы похожи на проявления воспаления желудка и тонкой кишки. У детей заболевание сопровождается жидким стулом, проблемами с пищеварением. При появлении первых признаков кишечного гриппа запрещено заниматься самолечением — оплошность грозит летальным исходом.

Длительность и особенности восстановительного периода

Восстановление после ротавирусной инфекции у детей проходит в четыре фазы. Во время лечения ребенок ощущает дискомфорт и боли в области желудка.

У младенцев кишечный грипп вызывает похудение на 1 кг и более. Новорожденные нередко страдают сухостью во рту, из-за чего отказываются от питания. Во время приема пищи нередко срыгивают желчью. Не рекомендуют переходить на искусственное вскармливание.

Тяжелее переносят инфекцию дети до двух лет. Заболевание бывает причиной проблем с сердцем и почками. Малыши капризничают — ощущают тошноту и боли в животе, на фоне которых развивается слабость.

Подростки справляются с болезнью лучше, но рвота и диарея остаются. Болезненные ощущения появляются после приема пищи.

Формируется ли иммунитет

После успешного выздоровления (процесс занимает 7–10 суток) у ребенка формируется иммунитет к ротавирусу. Эффект временный и недолгосрочный. Повторно перенести заболевание можно через 3–4 месяца. Проблема связана с постоянным мутированием вируса. Кишечный грипп при повторном заражении протекает менее болезненно.

Помимо формирования естественного иммунитета против ротавируса практикуется вакцинация. Срок действия вакцины, которая защищает от мутировавшего ротавируса, — 5 лет.

Методы восстановления

Заниматься самолечением вредно и бессмысленно. Перед применением способов восстановления организма после ротавируса необходима консультация с врачом.

Диета

Восстановить организм ребенка после ротавируса поможет строгая диета. Продукты, которые необходимо исключить из рациона:

  • макаронные изделия;
  • чеснок;
  • копчености;
  • жирные блюда;
  • молочные и кисломолочные напитки;
  • газировка;
  • кофе;
  • перловая и ячменная крупы;
  • белокочанная капуста;
  • острые продукты (в том числе специи).

Список продуктов, которые в приоритете и необходимы для восстановления организма:

  • перетертые супы;
  • соки и смузи из овощей;
  • чаи, какао на воде;
  • сезонные ягоды.

Рекомендуют употреблять большое количество чистой воды. В чай добавляют травы (мяту, имбирь) для профилактики тошноты и боли в животе. В заключительные дни диеты дают небольшое количество йогурта. Натуральный восстановитель полезен для нормализации микрофлоры.

Нормализация водно-солевого баланса

Восполнение нормального объема жидкости в организме — первый этап восстановления после ротавируса. Вместе со рвотой дети теряют много воды: начинается обезвоживание. Для восстановления понадобится либо покупной регидрационный раствор, либо приготовленный самостоятельно состав.

Для приготовления понадобится литр кипяченой жидкости, 2 ст. л. сахара, 2 ч. л. соды, 1 ч. л. соли и 100 г имбиря/изюма/цитрусовых. Компоненты смешивают и употребляют каждые два часа по 2–3 ст. л. Если ребенок ощущает тошноту или начинаются позывы рвоты, объем увеличивается до чайной ложки каждую четверть часа. Младенцев отпаивают раз в 5 минут из пипетки или шприца без иглы.

Во время болезни утрачивается большая часть витаминов из организма, иммунитет становится уязвимее к новым заболеваниям.

Важно! После болезни рекомендуют вводить в рацион больше продуктов с аскорбиновой кислотой.

Очищение организма

Второй этап реабилитации — выведение биологических ядов. Употребление энтеросорбентов ускоряет процесс за счет связывания токсинов и их мягкого удаления из организма.

Дополнительная информация! Использование антибиотиков запрещено. Медикаменты ослабляют иммунитет: ротавирусы активно распространяются и не позволяют препаратам восстанавливать организм.

Не рекомендуется лечить производные ротавируса — кашель и насморк. Недомогание пройдет вместе с выведением биологических ядов из организма.

Восстановление микрофлоры кишечника

Для восстановления нормальной микрофлоры оболочки кишечника назначается ряд препаратов. Показание к применению лекарств — острая стадия заболевания. Среди медикаментов выделяют Линекс, Максилак и Бифидумбактерин.

После прохождения полного курса восстановления рекомендуют есть больше фруктов и овощей, которые обогащены витаминами. Следует наблюдаться у специалиста до окончательного выздоровления.

Важно! Использование препаратов необходимо. Отсутствие стандартных микроорганизмов в кишечнике — почва для дисбактериоза. При частых опорожнениях кишечника рекомендуют использовать про- и пребиотики, которые растворяются в жидкости.

На что стоит обратить внимание мамам

Во время болезни появляется масса причин для беспокойства за состояние младенца. Родители должны обратить внимание на проявления заболевания:

  1. Сонливость и усталость ребенка. Для устранения симптомов рекомендуют ввести в рацион больше фруктов и овощей. Помогает свежий воздух, периодическое проветривание комнаты.
  2. Первые дни после заражения проводят гигиенические процедуры (протирание теплой влажной тканью).
  3. Больного обеспечивают личной посудой — вирус легко передается.
  4. Помещение, в котором находится чадо, должно периодически дезинфицироваться.

На протяжении болезни и периода восстановления взрослые должны следить за питанием ребенка и его реакцией на определенные продукты. Консультации со специалистами и сбалансированный рацион — обязательные условия для успешного восстановления детского организма после кишечного гриппа.

Ротавирусная инфекция

Как заражаются «кишечным гриппом», какое лечение необходимо, а какое запрещено и почему новорожденным ротавирус не страшен

О желудочном, или кишечном, гриппе не понаслышке знает каждый родитель. Однако не все связывают заболевание, которое имеет признаки и отравления, и простуды, с ротавирусной инфекцией. Тем не менее это так: внезапная боль в животе, диарея, сопровождаемые повышением температуры, зачастую обусловлены заражением ротавирусом. Он вездесущ и очень активен. Настолько, что практически каждый ребенок в возрасте до 5 лет его «подхватит», а следовательно, заболеет. Чего ждать родителям?

Кто болеет «кишечным гриппом»?

Ротавирус относится к числу лидеров в перечне наиболее значимых возбудителей тяжелой диареи. Каждый год им заражаются более 125 миллионов детей во всем мире.

Около 18 миллионов из них перенесут заболевание нелегко. Сотни тысяч малышей будут госпитализированы. Сложнее всех придется совсем маленьким — наиболее тяжелые случаи заболевания возникают в возрасте от 3 месяцев до 2 лет. Но и дети постарше не защищены от инфекции: не менее четверти случаев тяжелого течения заболевания возникают после 2 лет жизни. Пик активности ротавируса приходится на сезон ОРВИ — именно зимой вероятность заражения максимальна.

Читайте также:
Боль в животе у ребенка

Есть и оптимистичные данные: младенцы от рождения до 3 месяцев невосприимчивы к возбудителям благодаря маминым антителам, полученным еще внутриутробно, через плаценту. Некоторые штаммы ротавирусов «живут» в родильных домах, и почти все рожденные там дети переносят инфекцию. Однако об этом никто не узнает: поскольку в крови младенцев есть антитела, болезнь не проявляется. Зато появляется иммунитет. После первичной инфекции более чем на 60 % снижается восприимчивость к повторному заражению. Если же оно происходит, болезнь протекает в легкой форме, иногда вовсе без диареи.

Не страшен ротавирус и взрослым: они хоть и заражаются, но не замечают этого. А вот малышам после 3 месяцев, особенно тем, кто заболел впервые, придется несладко.

Способы заражения и симптомы болезни

Ротавирусы могут выживать вне организма до 19 дней, при этом санитарные мероприятия, эффективно устраняющие патогенных бактерий и паразитов, перед ними бессильны.

Наряду с высокой устойчивостью ротавирусы еще и очень заразны. Для передачи инфекции от больного к здоровому достаточно менее 100 инфекционных частиц, в то время как в одном грамме фекалий их может содержаться более 10 триллионов.

Ротавирусная инфекция — болезнь грязных рук: заражение происходит при контакте с загрязненными поверхностями и предметами. Проникая в организм, ротавирусы разрушают клетки, расположенные в ворсинках тонкого кишечника. Это приводит к нарушению всасывания и выработки жидкости, а также к проблемам с расщеплением и всасыванием сложных углеводов, особенно белка, содержащегося в молоке и молочных продуктах, — лактозы.

Через 2 суток после заражения у детей поднимается температура, появляется рвота, а затем и диарея. Вскоре рвота ослабевает, а температура снижается. Диарея же продолжается еще 5, а то и 7 дней. Именно она и представляет наибольшую опасность. У детей очень быстро развивается обезвоживание, которое при прогрессировании приводит к повышению сердцебиения, снижению давления вплоть до шока. Чтобы этого не допустить, важно вовремя начать лечение.

Что нужно сделать при ротавирусной инфекции?

С вирусами бороться не нужно: они погибнут самостоятельно, как и заложено природой. А вот обеспечить нормальный водно-солевой баланс, когда он то и дело норовит нарушиться из-за длительной диареи, чрезвычайно важно.

В большинстве случаев компенсации потерь удается достичь перорально, т. е. с жидкостями, которые ребенок сам и выпьет. Идеальное средство — растворы для регидратации, содержащие необходимые количества натрия, глюкозы, калия, например, комбинация декстрозы, калия, натрия хлорида и натрия цитрата. Только если ребенок не в состоянии пить достаточно, ему показаны капельницы.

Важный вопрос, который тревожит многих мам: как быть, если ребенок находится на грудном вскармливании — ведь грудное молоко содержит лактозу, с расщеплением которой при ротавирусной инфекции могут возникнуть проблемы. Сегодня специалисты считают, что ребенку с ротавирусной инфекцией предлагать грудь можно и нужно 1 .

В некоторых ситуациях педиатры могут назначать на несколько дней безлактозную смесь, но большинство детей в них не нуждаются 1 .

Тяжесть и продолжительность диареи несколько снижают пробиотики, содержащие лактобактерии и сахаромицеты буларди (Boulardii) 1 . По последним данным, сократить длительность диареи примерно на сутки позволяет и диоктаэдрический смектит 2 . Остальные сорбенты не подтвердили свою эффективность.

Какие средства под запретом?

Совершенно точно не нужны:

  • противовирусные препараты;
  • противорвотные препараты;
  • противодиарейные средства;
  • антибактериальные средства.

К числу запретов относятся газированные напитки и фруктовые соки. Ненужной считается и диета, на которую часто «сажают» малышей. Доказано, что введение в рацион риса, бананов, тостов, галетного печенья и других продуктов, традиционно применяющихся при диарее, не влияет на течение заболевания 1 .

Легче предупредить

Независимо от рациона при адекватной компенсации жидкости ребенок выздоравливает полностью через 5–7 дней. Тем не менее высокая вероятность развития тяжелой диареи при ротавирусной инфекции стала основанием для рекомендаций ВОЗ включить ротавирусные вакцины в национальные графики профилактических прививок.

Вакцинация в раннем возрасте позволяет защитить малыша от тяжелой формы ротавирусной инфекции по крайней мере в течение двух лет, когда риск заражения наиболее высок. Эффективность иммунизации достигает 90 %. Вакцинировать младенцев рекомендуют уже с 6 недель жизни. Препараты, содержащие инактивированные штаммы ротавируса человеческого и животного происхождения, хорошо переносятся, а риск поствакцинальных осложнений не превышает 0,001 %.

И все же, несмотря на благоприятное соотношение эффективности и безопасности, иммунизация против ротавируса сегодня — дело сугубо добровольное. И только родителям решать, хотят ли они защитить своего ребенка от этой изнурительной болезни или предпочитают положиться на волю случая.

Ротавирусная инфекция: причины, симптомы, лечение ротавируса у ребенка

*Основная опасность ротавирусной инфекции связана с обезвоживанием организма из-за сильного поноса.

Ротавирусная инфекция (синонимы Ротавирусный гастроэнтерит, желудочный грипп, кишечный грипп) – одна из форм острой кишечной инфекции, возбудителем которой является Ротавирус человека из рода Rotavirus. Заболеть ротавирусной инфекцией могут люди в любом возрасте, однако чаще всего болеют дети от 6 месяцев до года – двух.

В некоторых странах (например, в США) на долю кишечного гриппа приходится до 40% всех случаев острых кишечных инфекций у детей. Взрослые заболевают ротавирозом (ротавирусной инфекцией), заражаясь им, ухаживая за больными детьми.

Источник ротавирусной инфекции и развитие болезни

Источником инфекции Ротавируса служит больной человек или здоровый вирусоноситель. Вирус размножается в клетках слизистой оболочки желудочно-кишечного тракта и выделяется с калом. Выделение ротавируса начинается с первых дней болезни, одновременно с появлением первых симптомов болезни. Основной механизм передачи ротавирусной инфекции – пищевой.

В детских коллективах ротавирусная инфекция может вызывать вспышки острой диареи (поноса).
Ротавирус поражает слизистую желудка и тонкого кишечника с возникновением гастроэнтерита (гастро – желудок, энтеро – тонкий кишечник). Поражение слизистой пищеварительного тракта нарушает переваривание пищи и приводит к развитию сильной диареи и обезвоживанию организма.

Симптомы ротавирусной инфекции

Инкубационный период ротавироза длится от 1 до 5 дней. Заболевание ротавирусной инфекцией начинается остро: первые симптомы ротавироза это боли в животе (острые, схваткообразные), рвота (до 3-4 раз в сутки), недомогание, повышение температуры (до 38 С).

К описанным симптомам очень быстро присоединяется острый понос (диарея). Понос у больного ротавирусной инфекцией обильный желтоватого цвета с резким неприятным, кислым запахом.
При осмотре больного ротавирозом можно заметить покраснение конъюнктивы глаз, слизистой оболочки зева и небных дужек (воспаленное горло).

Основная опасность ротавирусной инфекции связана с обезвоживанием организма из-за сильного поноса.
Течение ротавирусной инфекции обычно доброкачественное.
Болезнь заканчивается через 4-7 дней полным выздоровлением.

Описанные симптомы следует отличать от симптомов холеры, сальмонеллеза, пищевого отравления.
После перенесенного «желудочного гриппа» остается стойкий иммунитет, поэтому повторное заболевание ротавирусной инфекцией наблюдается редко.

Взрослый человек может даже не заметить, что он носитель ротавирусной инфекции,

болезнь, как правило, протекает со стертыми симптомами: недлительный, возможно единоразовый случай поноса, снижение аппетита, кратковременное повышение температуры. Но в этот период человек является заразным!

Лечение ротавирусной инфекции

Специфического Кто Вылечил ротавирус дома? Делитесь как! (желудочного гриппа) не существует. Показано симптоматическое лечение болезни: лечение поноса (главным образом адекватная регидратация организма), снижение температуры, легкая диета и ферментные препараты (Смекта, Креон).

Наиболее распространенный сценарий развития и лечения ротавирусной инфекции у ребенка:

Ребенок просыпается утром вялый, его может вырвать даже сразу на голодный желудок. Аппетита нет, после еды опять начинается рвота, рвет даже после нескольких глотков воды. К этим симптомам ротавирусной инфекции присоединяется постепенное повышение температуры до 39 с лишним градусов по Цельсию и понос. Температура плохо сбивается лекарственными средствами и может держаться повышенной до 5 дней. При таких симтомах сразу же исключите из рациона ребенка любые молочные, в том числе кисло-молочные продукты: молоко, молочные каши, кефир, творог и прочее. Исключение составляют дети на грудном вскармливании. Вызовите участкового врача. Кушать ребенка не заставляйте.

Чтобы восполнить водно-солевой балланс, приготовьте раствор регидрона – 1 пакетик на 1 л воды и давайте ребенку пить по 50 мл каждый час. Большими порциями пить не давайте – может сразу вырвать. Пить небольшими глотками.

Чем можно кормить при ротавирусной инфекции: диета на первые 2-3 дня – жидкая рисовая каша на воде, бульон куриный, кисель (вода, крахмал, любое домашнее варенье – кипятить до готовности).

Как и чем сбить температуру у ребенка при ротавирусной инфекции: Когда температура поднимется выше 38 градусов, снизить ее помогут свечи цефекон (дозировка соответственно возрасту ребенка), свечи практически безопасны для применения в любом возрасте, ставить эти свечи можно через каждые 2 часа, но не переусердствуйте, сбивая температуру, менее 38 градуслв ее снижать не следует, поскольку вирус ротавирусной инфекции (ротавирус) погибает при 38 град. Очень эффективны для снижения температуры влажные обтирания слабым спиртовым раствором. Обтирать следует все тело, а не отдельные его участки (чтобы между ними не было перепада температур), после обтирания надеть хлопчатобумажные носочки. Ребенка не кутать! Во время сна укрывать простынкой, а не теплым одеялом. При стойком повышении температуры выше 39 градусов ребенку от полутора до двух лет можно дать пол таблетки парацетамола вместе с четвертушкой анальгина – хорошее средство, чтобы сбить высокую температуру.

От болей в животе при ротавирусной инфекции: если ребенок плачет и/или жалуется на боли в животе (только при подтвержденном диагнозе ротавирусная инфекция!), ослабить их поможет но-шпа. Купить ампулы (по 2 мл), дать ребенку в рот 1 мл при болях, запить чаем.

Для предотвращения развития кишечной бактериальной инфекции назначают энтерофурил (дозировка соответственно возрасту ребенка, от 1 до 2 лет – 1 ч л 2 раза в день 5 дней) или энтерол (но энтерофурил лучше).

Для лечения поноса при ротавирусной инфекции назначают смекту ( 2 пакетика в сутки в пол стакане воды).

Рвота при ротавирусной инфекции может держаться до 3-5 дней, понос – еще дольше.

Для более быстрого восстановления микрофлоры кишечника и нормализации стула при ротавирусной инфекции назначают препарат бактисубтил – 2 раза в сутки по 1 капсуле, растворенной в воде за час до еды. Бактисубтил начать принимать после ослабления рвоты, примерно на 3 день заболевания.

На второй день день заболевания у ребенка возникает сильная сонливость, пусть ребенок спит, сколько хочет, только постоянно следите за температурой его тела, когда просыпается – давайте немного попить.

Перед применением вышеперечисленных препаратов и для диагностики заболевания обязательно вызовите врача, не занимайтесь самодиагностикой, так как симптомы ротавирусной инфекции похожи на симптомы более опасных заболеваний, требующих неотложной врачебной помощи.

Профилактика ротавирусной инфекции

Профилактика ротавирусной инфекции заключается в соблюдении мер личной гигиены и изолировании больного во время болезни

Ротавирус (ротавирусная инфекция) у детей: симптомы, лечение, профилактика

У малыша заложило нос и он подкашливает? А если на дворе осень? ОРВИ, грипп – пожалуй первое, что придет в голову родителям при таких симптомах. Под «маской» простуды может скрываться недуг, именуемый в обиходе как «кишечный грипп».

О ротавирусной инфекции мы побеседовали с врачом-детским гастроэнтерологом «Клиника Эксперт Смоленск» Сологубовой Любовью Виталиевной.

– Любовь Виталиевна, эту инфекцию часто называют желудочный или кишечный грипп. Что на самом деле представляет собой ротавирусная инфекция?

Это достаточно часто встречающееся инфекционное заболевание, поражающее преимущественно детей раннего возраста. Иногда родители спрашивают, вызывается ли эта патология вирусом или бактерией. Ротавирус, как это видно из названия – заболевание вирусной природы.

Оно может проявляться сочетанием нарушений со стороны желудочно-кишечного тракта и дыхательной системы.

По каким причинам у ребёнка может болеть живот? Рассказывает детский хирург «Клиника Эксперт Смоленск» Захаров Алексей Александрович

Ротавирусная инфекция наиболее часто встречается в осенне-зимний период, несколько предшествуя эпидемии гриппа. По этой причине и появилось такое название – кишечный или желудочный грипп.

– Какими симптомами проявляется ротавирусная инфекция у детей?

Начало болезни чаще всего острое, но может быть и продромальный период заболевания (до 48 часов). У детей могут отмечаться такие симптомы ротавируса, как слабость, повышенная утомляемость, ухудшение аппетита, головные боли, также могут наблюдаться симптомы со стороны верхних дыхательных путей: заложенность носа, першение в горле, легкий кашель.

Читайте материал по теме: Что поможет от кашля: барсучий жир или горчица в носках? Лечим детей правильно

Синдром гастроэнтерита проявляется урчанием, вздутием, болями в животе. Отмечаются тошнота и рвота, жидкий стул (чаще желтого цвета, водянистый, пенистый).

Также отмечается повышение температуры тела до 38-39°C.

Иногда клинические проявления могут быть невыраженными и имитировать другие болезни. Поэтому при любых необычных, даже нерезко выраженных симптомах, следует показывать ребенка врачу.

– Если перечисленные вами признаки ротавирусной инфекции бывают и при других заболеваниях у детей, то как определить – ротавирус это или другая болезнь?

Ротавирусная инфекция характеризуется обычно многократной рвотой. Рвотные массы представлены чаще содержимым желудка или водой. Стул жидкий, водянистый, пенистый, сероватого или желтого цвета.

Хотела бы подчеркнуть, что выставлять диагноз родителям непросто, да и не нужно этого делать. Похожими симптомами могут сопровождаться другие инфекционные, а также некоторые хирургические заболевания (например, аппендицит). Поэтому разбираться должен, безусловно, доктор.

– Как происходит заражение ротавирусной инфекцией?

Источником инфекции является больной человек, а также носитель вируса (не имеющий явных симптомов). От животных заразиться нельзя. Пациент заразен в течение всего острого периода заболевания и до выздоровления. Максимальный риск заражения – в первые 3-5 дней клинических проявлений инфекции. Вирус выделяется при рвоте и со стулом.

Заражение возможно в грудном возрасте от больной матери или людей, ухаживающих за ребенком, при посещении дошкольных, школьных учреждений – от больного лица.

Вирус передается главным образом фекально-оральным путем. Иными словами, это болезнь «грязных рук». Помимо этого, возможно инфицирование через зараженные продукты, воду, молоко, игрушки.

– Что происходит с желудочно-кишечным трактом ребёнка, заболевшего ротавирусной инфекцией?

Вирус разрушает эпителиоциты кишечных ворсинок. Эпителиальные клетки на их поверхности замещаются более незрелыми, в результате нарушается переваривание и всасывание питательных веществ.

Дисбактериоз – что это: диагноз или миф? Рассказывает врач-педиатр «Клиника Эксперт Тула» Чембурова Елена Анатольевна 

Нарушается функция фермента лактазы, которая участвует в переваривании молочного сахара – лактозы (развивается вторичная лактазная недостаточность). В полости толстой кишки повышается осмотическое давление, нарушается реабсорбция воды, поэтому возникает водянистый тип диареи.

– Чем опасна ротавирусная инфекция у детей? Какие осложнения могут развиться у ребёнка на фоне ротавируса?

Наиболее опасным последствием ротавирусной инфекции является обезвоживание (дегидратация) организма из-за многократной рвоты и поноса. У детей раннего возраста ситуацию осложняет трудность отпаивания (восполнение потери жидкости).

– Эта инфекция поражает как детей, так и взрослых. Но дети переносят её тяжелее. Почему так происходит?

В целом это связано с особенностями строения и функционирования детского организма. Их иммунная система еще не так активна. Желудочный сок имеет меньшую кислотность (и меньшую противомикробную активность).

Могут ли повредить малышу прививки? Рассказывает врач-педиатр, аллерголог-иммунолог «Клиника Эксперт Смоленск» Чемова Ульяна Владимировна

В первые 2-3 месяца малыши могут получать антитела против ротавируса от матери (разумеется, при их наличии в организме женщины). В этот период дети защищены, а затем становятся уязвимы для вируса.

– Ротавирусную инфекцию лечат в домашних условиях или в стационаре?

Это зависит от тяжести инфекционного процесса и возраста ребенка. Зачастую родители не могут адекватно отпаивать ребенка, давать нужные лекарства. Поэтому в таких случаях необходимо стационарное лечение.

И только после всестороннего обследования и оценки состояния ребенка, доктор может рекомендовать лечение в домашних условиях.

Вызвать детского врача на дом можно здесь

внимание: консультации доступны не во всех городах

– Каких рекомендаций нужно придерживаться родителям при лечении детей с ротавирусной инфекцией дома?

Если диагноз установлен, то обязательно назначается диета. У детей более старшего возраста из рациона исключается цельное молоко и молочные продукты (безлактозная диета). У детей, находящихся на искусственном вскармливании, используются низко- или безлактозные смеси. Малышам на грудном вскармливании в молоко добавляют ферментный препарат лактазы, помогающий усвоению молока в период болезни.

РОТАВИРУС НА ПРЕДМЕТАХ И ИГРУШКАХ СОХРАНЯЕТСЯ 10-45 ДНЕЙ,
НА РУКАХ – ОТ 4-х И БОЛЕЕ ЧАСТОВ, В ВОДЕ – ДО 2-х МЕСЯЦЕВ,
НА ФРУКТАХ И ОВОЩАХ – ДО МЕСЯЦА. 

По мере выздоровления, под контролем врача ограничения в диете постепенно отменяются.

Теряемую организмом воду нужно обязательно восполнять. Для отпаивания можно использовать питьевую воду, специальные растворы.

Доктор может назначить определенные противовирусные средства, облегчающие течение заболевания, сорбенты (связывающие и выводящие токсины и вирусы из организма), ферментные, улучшающие микрофлору и иные препараты.

– Любовь Виталиевна, как долго ребёнок, заболевший ротавирусной инфекцией, заразен для окружающих?

За 1-2 до появления симптомов и весь период клинических проявлений (примерно 10 дней). После исчезновения признаков заболевания через определенные промежутки времени одно- или двукратно делается повторный анализ кала для исключения носительства и подтверждения выздоровления.

– В течение какого времени ротавирус сохраняется на игрушках ребёнка и бытовых приборах? Как избежать повторного заражения?

Вирус устойчив во внешней среде. На предметах и игрушках он способен сохраняться 10-45 дней, на руках – от 4-х и более часов, в воде – до 2-х месяцев, на фруктах и овощах – до месяца. Вирус хорошо сохраняется в холодильнике.

Даже переболев одной разновидностью ротавируса, ребенок может быть восприимчив к другому и заразиться повторно.

Профилактика повторного заражения ротавирусной инфекцией включает влажную уборку, своевременную изоляцию больного, проветривание помещений, мытье рук, использование кипяченной воды. Нужно тщательно мыть овощи и фрукты не только проточной, но и кипяченной водой.

– После перенесённой ротавирусной инфекции ребёнку необходимо восстановление организма при помощи ферментных препаратов?

Иногда да. Здесь подход индивидуальный и зависит от тяжести, особенностей течения заболевания.

Другие материалы по темам:

Надуло! Как лечить ветрянку у детей?

Как спасти ребёнка от поллиноза?

Что такое ОРВИ?

Для справки:

Сологубова Любовь Виталиевна

В 2007 году окончила педиатрический факультет Смоленской государственной медицинской академии

С 2007 по 2008 год проходила интернатуру по специальности «Педиатрия». По окончании прошла профессиональную переподготовку по гастроэнтерологии.

На данный момент занимает должность врача-детского гастроэнтеролога в «Клиника Эксперт Смоленск». В Смоленске принимает по адресу: ул. 8 Марта, д. 20.

 

Восстановление после хронической ротавирусной инфекции у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом: элиминация вируса, опосредованная адоптивным переносом иммунных CD8+ Т-лимфоцитов.

ЖУРНАЛ ВИРОЛОГИИ, сентябрь 1990 г., с. 4375-4382 0022-538X/90/094375-08$02.00/0 Copyright C 1990, Американское общество микробиологии

Vol. 64, No. 9

Восстановление после хронической ротавирусной инфекции у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом: элиминация вируса, опосредованная адоптивным переносом иммунных CD8+ T-лимфоцитов TARARAJ DHARAKUL,* LUSIJAH ROTT, AND HARRY B.GREENBERG Кафедра медицины и медицинской микробиологии, Медицинский факультет Стэнфордского университета, Стэнфорд, Калифорния 94305, и Медицинский центр администрации ветеранов Пало-Альто, Пало-Альто, Калифорния 94304 Получено 8 января 1990 г./принято 1 июня 1990 г.

Мыши с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (SCID) отсутствуют как функциональные Т-, так и В-клетки. У этих мышей развивается хроническая ротавирусная инфекция после пероральной инокуляции ротавирусом эпизоотической диареи мышей-младенцев (EDIM). Восстановление ротавирус-инфицированных мышей SCID Т-лимфоцитами иммунокомпетентных мышей позволяет оценить роль Т-клеточного иммунитета в лечении хронической ротавирусной инфекции.Полная элиминация ротавируса была продемонстрирована у мышей C.B-17/scid через 7–9 дней после переноса иммунных CD8+ Т-лимфоцитов селезенки от гистосовместимых мышей BALB/c, предварительно иммунизированных внутрибрюшинно штаммом EDIM-w мышиного ротавируса. Клиренс вируса, опосредованный переносом Т-клеток, был ограничен Т-клетками, несущими H-2d, и происходил в отсутствие ротавирус-специфических антител, что определялось иммуноферментным анализом, нейтрализацией, иммуногистохимией и радиоиммунопреципитацией.Временный клиренс ротавируса наблюдался после переноса иммунных CD8+ T-клеток, выделенных из слизистой оболочки кишечника (внутриэпителиальные лимфоциты [IELs]) или селезенки мышей BALB/c, ранее инфицированных EDIM пероральным путем. Хроническое выделение вируса было временно устранено через 7-11 дней после переноса клеток селезенки и через 11-12 дней после переноса IEL. Однако рецидив ротавирусной инфекции был обнаружен через 1-8 дней у всех реципиентов SCID, кроме одного, получавших клетки от перорально иммунизированных доноров.Клиренс вируса был опосредован IEL, которые были как Thyl+, так и CD8+. Эти данные показали, что клиренс хронической ротавирусной инфекции у мышей SCID может быть опосредован иммунными CD8+ T-лимфоцитами и что этот клиренс может происходить в отсутствие вирусспецифических антител. Ротавирусная инфекция является основной причиной острого вирусного гастроэнтерита у младенцев и детей раннего возраста во всем мире. Значительная заболеваемость и смертность, особенно в развивающихся странах, хорошо задокументированы. Выздоровление от ротавирусной инфекции у нормальных хозяев обычно происходит в течение 1 недели после появления симптомов и сопровождается, по крайней мере частично, развитием иммунитета к последующей инфекции (1, 7).Напротив, ротавирусная инфекция у носителей с ослабленным иммунитетом может продолжаться до 6 месяцев, как сообщалось у детей с различными иммунодефицитными заболеваниями (20). Также была задокументирована тяжелая ротавирусная инфекция у взрослых, перенесших трансплантацию костного мозга (25). Кроме того, экспериментальная ротавирусная инфекция у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (ТКИН) привела к хронической персистирующей инфекции (19). Эти сообщения свидетельствуют о важной роли иммунной системы в опосредовании выздоровления от ротавирусной инфекции.Тот факт, что репликация ротавируса обычно ограничивается ворсинчатыми энтероцитами тонкой кишки (2), предполагает, что любые иммунологические детерминанты, участвующие в защите и разрешении болезни, могут присутствовать в этом участке слизистой оболочки. Защита от острой ротавирусной инфекции может быть опосредована нейтрализующими ротавирус антителами, присутствующими в просвете кишечника, но не в сыворотке (12, 13). Не было показано, что ненейтрализующие антитела играют защитную роль при ротавирусной инфекции, хотя они могут играть такую ​​роль в некоторых других вирусных системах (10, 16).Роль антител в выздоровлении от острой инфекции менее четко определена. Сообщалось о временном выздоровлении от хронической ротавирусной инфекции

*

после перорального введения сывороточных иммуноглобулинов, содержащих ротавирус-специфические антитела, детям с иммунодефицитом, страдающим хронической ротавирусной инфекцией. Лечение было способно устранить выделение вируса, но после прекращения лечения наблюдался рецидив (11). С другой стороны, мало информации о возможной роли других механизмов опосредования иммунитета, включая клеточный иммунитет, в выздоровлении от острой или хронической ротавирусной инфекции.Острая природа большинства ротавирусных инфекций, а также ограниченная по возрасту восприимчивость к ротавирусной инфекции, особенно у мышей (23), значительно ограничивают потенциальные стратегии изучения и характеристики иммунологических компонентов выздоровления от ротавирусной инфекции. Доступность мышиной модели хронической ротавирусной инфекции SCID дает интересную возможность изучить возможную роль определенной части иммунной системы (CD8+ T-лимфоцитов) без вмешательства других иммунных факторов, таких как антитела.В этом исследовании модель мыши SCID использовалась для оценки роли Т-клеточного иммунитета в лечении хронической ротавирусной инфекции. Эксперименты включали адоптивный перенос CD8+ Т-клеток мышам SCID, хронически инфицированным мышиным ротавирусом. Эксперименты показывают, что отобранные Т-клетки могут эффективно и полностью устранять ротавирусную инфекцию кишечника даже в отсутствие каких-либо ротавирусных антител. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ Животные. Кормящие гомозиготные самки C.B-17/scid с 3-дневными детенышами, предоставленные Отделом радиационной биологии Стэнфордского университета, были помещены в клетки-микроизоляторы в исследовательском центре Palo Alto Veterans Ad-

. Автор, ответственный за переписку.4375

4376

Ж. ВИРОЛ.

ДХАРАКУЛ И ДР.

медицинский центр. Щенков

инокулировали

перорально через 1-2 дня после прибытия 5 FI эпизоотической диареи ротавируса мышей (EDIM), содержащих 200 50% мышиных инфекционных доз. Прививка вирусом приводила к хронической инфекции у всех мышей. После отъема каждую мышь помещали в клетку индивидуально. Обычный мышиный корм давали вволю. Профилактически сульфаметоксазол-триметоприм (160 мг сульфаметоксазола на 100 мл) давали с питьевой водой полнедели; подкисленная вода (pH 2.7) дали на оставшуюся часть недели. Мышей SCID (в возрасте от 6 до 10 недель), хронически инфицированных EDIM, использовали в качестве реципиентов для адоптивного переноса. Донор Т-клеток, ротавирусные антитела-негативные мыши BALB/c были получены от Charles River Breeding Laboratories, Portage, Mich. Для экспериментов по внутрибрюшинной (i.p.) иммунизации переноса клеток селезенки 6-недельным самкам BALB/c вводили дважды внутрибрюшинно. с 50 мкг частично очищенного EDIM-w (интервалы между инъекциями от 3 до 4 недель), и селезенки собирали через 4 дня после второй иммунизации.Для пероральной (п.о.) иммунизации в экспериментах по переносу клеток селезенки и интраэпителиальных лимфоцитов (ИЭЛ) отдельным 5-7-дневным мышам BALB/c инокулировали перорально. с 5 мкл EDIM, содержащего 200 50% инфекционных доз для мышей. Через три-четыре недели после инфицирования мышей ревакцинировали перорально. с 1 мл EDIM-w (см. ниже) в дозе от 103 до 104 БОЕ на мышь. Селезенки или тонкие кишки собирали через 4 дня после п.о. повышение. Для экспериментов по рестрикции главного комплекса гистосовместимости (MHC) использовались взрослые самки мышей C57B1/6 (Charles River Breeding Laboratories) и конгенные BALB.Мышей B (H-2b), BALB.K (H-2k) и B1O.D2 (H-2d) (любезно предоставленных I. Weissman, Stanford University) иммунизировали внутрибрюшинно. с 50 мкг частично очищенного EDIM-w и селезенки собирали, как описано выше. Вирус. EDIM-5099, первоначально полученный от R. Wyatt (Национальный институт здоровья, Бетесда, Мэриленд), использовали для заражения мышей. Вирусный запас, приготовленный из осветленных кишечных гомогенатов (2 х 107 50% инфекционных доз для мышей на мл), был любезно предоставлен М. Талти (Детская больница Буффало, Н.Ю.). Адаптированный к культуре ткани EDIM (EDIM-w) размножали в клетках MA-104 (линия клеток почки плода обезьяны) в среде M-199, экстрагировали фторуглеродом, наслаивали на подушку из сахарозы 1,30 г/см3 и осаждали центрифугированием при 100000 х г в течение 1,5 ч (6). Антитела. Гибридомы крысы и мыши 53.67 (анти-CD8) и 30-h22 (анти-Thyl.2) были получены из Американской коллекции типовых культур (Роквилл, Мэриленд), а 53.21 (анти-Thyl.2) любезно предоставлены E. Мясник (Стэнфордский университет). Особенности и характеристики этих гибридом были описаны ранее (9).Гидридомы выращивали в бессывороточной среде НВ101 (Hana Biologics, Inc., Аламеда, Калифорния). Моноклональные антитела очищали из культуральной жидкости после осаждения сульфатом аммония с помощью аффинной хроматографии с белком G (Protein G Sepharose 4 Fast Flow; Pharmacia LKB) в соответствии с инструкциями производителя. Очищенные соединения 53,67 и 53,21 конъюгировали с изотиоцианатом флуоресцеина (FITC) и биотином, соответственно, как описано ранее (24). Препарат Т-клеток. Селезенки у мышей удаляли в асептических условиях и хранили в RPMI 1640 с добавлением 10% эмбриональной бычьей сыворотки и пенициллин-стрептомицина.Каждую клеточную суспензию готовили путем перфузии селезенки средой, а затем разделения ее на мелкие фрагменты и предоставления возможности осесть большим скоплениям; суспензию клеток собирали из надосадочной жидкости. Эритроциты удаляли лизисом буфером ACK (0,16 М Nh5Cl, 0,1 мМ ЭДТА, 0,01 М

KHCO3). Затем препарат удаляли из В-клеток, помещая препарат на чашки Петри, предварительно покрытые 10 мкг козьего антимышиного иммуноглобулина G (IgG) (Sigma Chemical Co., Сент-Луис, Миссури).) на мл при 4°С в течение 30 мин. После двух стадий пэннинга несвязавшиеся клетки собирали, промывали и окрашивали FITC-53.67. Популяцию CD8+ отбирали путем двойной сортировки FITC-позитивной популяции, присутствующей в воротах лимфоцитов, с использованием FACStar (Becton-Dickinson Immunocytometry Systems, Сан-Хосе, Калифорния). Приблизительно 106 очищенных клеток CD8+ затем переносили каждой мыши SCID путем внутрибрюшинного введения. инъекция. IEL были выделены из тонкого кишечника, как описано Petit et al. (18) с некоторыми изменениями.Вкратце, эпителиальный слой освобождали от ткани кишечника путем инкубации с 1 мМ ЭДТА в сбалансированном солевом растворе Хэнкса, не содержащем Ca2+-Mg2+, при постоянном перемешивании. Высвобожденные эпителиальные клетки и IEL собирали и промывали сбалансированным солевым раствором Хэнкса, содержащим 2% фетальной бычьей сыворотки. Затем IEL обогащали путем осаждения в 35% перколле (Sigma) и очищали в прерывистом градиенте от 40 до 75% перколла. IEL были собраны с интерфейса, окрашены FITC-53.67 и отсортированы на FACStar, как указано выше.Каждой мыши, инфицированной SCID, переносили 1,5×106 CD8+ IEL. Истощение клеток Thyl+ из IEL выполняли с помощью комплемент-опосредованного лизиса следующим образом. Препарат IEL, извлеченный из 35% Percoll, инкубировали с 30-h22 в течение 30 минут при 0°C, а затем инкубировали в течение 45 минут с кроличьим комплементом low-tox-M (Accurate Chemical & Scientific Corp., Westbury, NY) при 37°C. С. Затем живые IEL очищали на прерывистом 40-75% Percoll, как указано выше. Эта обработка снижала выход клеток CD8+ примерно на 40–50%, тогда как инкубация IEL только с кроличьим комплементом low-tox-M без предварительного воздействия 30-ч22 не приводила к значительному снижению выхода восстановленных клеток CD8+.Обнаружение клеток Thyl+ и клеток CD8+ в слизистой оболочке кишечника мышей SCID. Окрашивание иммунопероксидазой проводили на криостатных срезах тканей двенадцатиперстной кишки после фиксации метанолом. Жидкость культурального супернатанта 53,21 (анти-Thyl) и 53,67 (анти-CD8) использовали в качестве первого антитела, а затем соответствующие разведения меченного биотином мышиного анти-крысиного IgG (Accurate Chemical & Scientific Corp.) и меченного пероксидазой хрена стрептавидина. (Kirkegaard & Perry, Gaithersburg, MD), как было определено ранее путем окрашивания титрованием срезов кишечной ткани, полученных от мышей BALB/c.Пероксидазную реакцию развивали с 3-амино-9-этилкарбазолом (0,02 % в 0,1 М ацетатном буфере [pH 5,2], содержащем 5 % N,N-диметилформамида и 0,03 % перекиси водорода). Клетки, окрашенные пероксидазой, не были идентифицированы в ткани кишечника у нелеченных мышей SCID, когда первое антитело (анти-Thyl или анти-CD8), использованное в описанной выше процедуре окрашивания, было заменено нормальной крысиной сывороткой или крысиным моноклональным антителом GK 1.5 (анти-CD4). . Выявление ротавирусного антигена. Использовали сэндвич-метод твердофазного иммуноферментного анализа (ИФА).Вкратце, 5% суспензии фекального материала добавляли в лунки титрационного микропланшета Immulon II, предварительно покрытые поликлональной козьей (козьей 930) сывороткой, гипериммунной к штамму D ротавируса человека (разведение 1:10 000 в карбонатно-бикарбонатном буфере [pH 9,6]). . После инкубации и промывки вирусные антигены выявляли с помощью сыворотки морской свинки, гипериммунной к EDIM-w (разведение 1:10000), с последующим введением 50 нг козьего IgG против IgG морской свинки, конъюгированного с пероксидазой хрена (Kirkegaard & Perry), на мл. Разведения фекального материала и последующих антител проводили в фосфатно-солевом буфере, содержащем

VOL.64, 1990

УДАЛЕНИЕ ВИРУСОВ, ОСПОСРЕДСТВЕННОЕ ПЕРЕНОСОМ Т-ЛИМФОЦИТОВ

ing 0,05% Tween 20 и 5% фетальной бычьей сыворотки. В качестве ферментного субстрата использовали гидрохлорид о-фенилендиамина (0,4 мг/мл в цитратно-фосфатном буфере [pH 5,0], содержащем 0,03% h3O2). Реакцию останавливали добавлением 2 М h3SO4 и затем измеряли оптическую плотность при 490 нм с помощью автосчитывателя EL310 для иммуноферментного анализа (Bio-Tek Instruments, Winooski, VT). Выявление ротавирус-специфических IgA. Использовали ELISA с EDIM-w (захваченным на планшете Immulon II, предварительно покрытым антисывороткой морской свинки к EDIM-w) в качестве антигена для обнаружения.Затем в лунки добавляли фекальные суспензии (5%) обработанных мышей и определяли присутствие IgA, связанного с EDIM-w, с использованием козьего антимышиного IgA, конъюгированного с пероксидазой хрена (50 нг/мл; Kirkegaard & Perry). Пероксидазную реакцию развивали, как описано выше. Иммунопреципитация. Меченный [35S] метионином лизат клеток MA-104, инфицированных ротавирусом резус (RRV), готовили, как описано ранее (5), и использовали в качестве суррогатного антигена для исследований иммунопреципитации. Таким образом, клетки MA-104 инфицировали активированным трипсином RRV в дозе 10 БОЕ на клетку.Через 4 ч после метионинового голодания инфицированные клетки метили 0,05 мКи [35S]метионина (Translabel; ICN Pharmaceuticals, Ирвин, Калифорния) на мл до 10 ч после инъекций. Лизат клеток готовили с использованием RIPA-буфера (0,1 М Трис [pH 7,5], 0,3 М NaCl, 1% дезоксихолата, 1% Тритона Х-100, 1 мМ фенилметилсульфонилфторида) без додецилсульфата натрия, удаляли клеточный дебрис и вирусные частицы. ультрацентрифугированием. Меченые вирусные белки подвергали иммунопреципитации последовательно с неразбавленной мышиной сывороткой, кроличьими антимышиными иммуноглобулинами и гранулами протеина А-Сефарозы и подвергали электрофорезу в полиакриламидном геле с додецилсульфатом натрия (10% акриламид), как описано ранее (5).Обнаружение ротавирус-специфических плазматических клеток. Техника сэндвич-иммунофлуоресценции была описана ранее (3). Вкратце, процедура включала последовательную инкубацию криостатных срезов ткани двенадцатиперстной кишки со следующими веществами: EDIM-w, антитела морской свинки к EDIM-w, конъюгированные с родамином кроличьи антитела против IgG морской свинки (Accurate Chemical & Scientific Corp.), и конъюгированный с флуоресцеином кроличий антимышиный IgA (Sigma). Клетки, которые были положительными для обоих флуорохромов, были обнаружены с использованием эпифлуоресцентного микроскопа Nikon Labophot.Нейтрализация уменьшения фокуса. Сыворотки мышей SCID, а также их доноров BALB/c инактивировали при 56°C в течение 30 минут и тестировали в разведении 1:50 против EDIM-w в анализе нейтрализации уменьшения фокуса, как описано Shaw et al. (21). РЕЗУЛЬТАТЫ Ротавирусная инфекция у мышей SCID, использованных в исследованиях адоптивного переноса. У всех мышей SCID, привитых EDIM в возрасте от 4 до 5 дней (n = 32), развилась диарея и выделение ротавируса со стулом до момента переноса клеток, через 6-10 недель после заражения.Однако диарея больше не обнаруживалась после того, как мышам исполнилось 15 дней. Эти хронически инфицированные мыши были, по-видимому, здоровы на протяжении всего эксперимента. Поверхностные характеристики перенесенных клеток. CD8+ Т-клетки отбирали путем мечения антителом FITC против CD8 и сортировки с помощью FACStar. Клетки CD8+ составляли от 5 до 10% несортированных клеток селезенки и около 20% (среднее + стандартное отклонение, 20,1+1,0; n = 5) клеток селезенки, восстановленных после пэннинга. После двукратной сортировки с помощью FACStar перенесенные клеточные препараты содержали 99 клеток.7% + 0,1% (n = 5) CD8+

4377

клеток. Практически все (>99%) отсортированные по CD8+ клетки селезенки также экспрессировали Thyl-антиген, что было обнаружено с помощью иммунопероксидазного окрашивания меченым биотином антителом против Thyl (53.21). Изолированные IEL содержали более высокий процент (72,5% ± 10,2%) клеток CD8+, чем клетки селезенки, и после двукратной сортировки 99,8% + 0,2% IEL были CD8+. Однако только половина популяции IEL экспрессировала как Thyl, так и CD8, а другая половина представляла собой Thyl-, но CD8+. Миграция перенесенных клеток на пораженную ротавирусом слизистую оболочку кишечника.Кишечная ткань инфицированных ротавирусом мышей SCID, которым не вводили пересаженные клетки, содержала умеренное количество клеток CD8+ в компартменте IEL, как показано на рис. 1А при окрашивании иммунопероксидазой. Однако ни один из CD8+ IEL не был Thyl+, хотя небольшое количество Thyl+ клеток было замечено в собственной пластинке ворсинок (рис. 1B). Значительное увеличение количества клеток Thyl+ и CD8+ было обнаружено в слизистой оболочке кишечника мышей-реципиентов после переноса иммунных клеток (рис. 1C и D). Значительное увеличение числа Thyl+ клеток наблюдалось в ткани кишечника реципиентов SCID после переноса i.п. привиты и п.о. иммунизированных клеток селезенки, а также после переноса неиммунизированных клеток селезенки по сравнению с хронически инфицированными мышами SCID, которым не вводили пересаженные клетки (табл. 1). Значительное увеличение количества клеток Thyl+ было также отмечено у реципиентов клеток селезенки от перорально иммунизированных доноров по сравнению с реципиентами клеток селезенки от неиммунизированных доноров. Количество клеток Thyl+ сравнивали среди реципиентов, получивших иммунные ИЭЛ, неиммунных ИЭЛ и не перенесенных клеток (таблица 1).IEL Thyl+ были значительно повышены в кишечнике мышей-реципиентов с иммунным IEL по сравнению с уровнями у реципиентов иммунных клеток Thyl-CD8+ или неиммунных IEL и у мышей, которым не проводили перенос клеток. С другой стороны, значительное увеличение количества клеток CD8+ наблюдалось в кишечнике животных, получавших иммунные клетки селезенки, но не у животных, получавших неиммунные клетки селезенки или IEL, или у животных, не получавших перенос клеток. Фоновые уровни резидентных CD8+ IEL у мышей SCID могли скрыть увеличение этой клеточной популяции после переноса клеток (таблица 1).Влияние на хроническую ротавирусную инфекцию у мышей SCID переноса иммунных CD8+ клеток селезенки от парентерально иммунизированных мышей BALB/c. Хронически инфицированных мышей SCID лечили CD8+ клетками селезенки, выделенными из мышей BALB/c, иммунизированных внутрибрюшинно. с частично очищенным EDIM-w. Все мыши-реципиенты SCID (n = 5) прекратили выделение ротавируса через 7–8 дней после переноса клеток, и ротавирус оставался неопределяемым в течение как минимум 10 дней (рис. 2). Никакого влияния на выделение ротавируса не наблюдалось у мышей SCID, которым вводили неиммунные клетки селезенки CD8+ (n = 5) (фиг.2). Влияние на хроническую ротавирусную инфекцию у мышей SCID переноса клеток селезенки CD8+ и IEL от перорально иммунизированных мышей BALB/c. Чтобы выяснить, образуются ли клетки, которые опосредуют устранение ротавирусной инфекции у мышей SCID, после инфицирования кишечника, мы исследовали лимфоциты, полученные от мышей, иммунизированных перорально, а не системно. Клетки селезенки CD8+ и IEL CD8+, полученные от мышей BALB/c через 3-4 недели после кишечной инфекции вирусом EDIM и через 4 дня после пероральной бустерной инъекции EDIM-w, переносили мышам SCID.Результаты показаны на рис. 3. Выделение ротавируса снизилось до неопределяемого уровня у отдельных мышей через 7–11 дней после переноса клеток селезенки от мышей, иммунизированных перорально (n = 5), аналогично снижению, наблюдаемому после переноса иммунных клеток селезенки от парентерально иммунизированных мышей. иммунизированных мышей (рис. 2). Однако низкие уровни выделения вируса повторялись через 1–8 дней после снижения (рис. 3). Уровни выделения ротавируса, показанные на рис. 3, не снижаются

4378

J. VIROL.

ДХАРАКУЛ И ДР.

A

B

M

C..

t

В’т 1A..:4S

_,,.

C

D

7,f

F.l

w:A.

#

OAS

I

IT

70002

#,

I. ~

T

4

4.

I

I ~

.S

.A 1-

..AI

6-

s

I9

I

…..

1% это’

т.

*

#

It t

4

i

:,

99’s4iX

,т.3 ,

3 . .: U.

РИС. 1. Иммунопероксидазное окрашивание клеток CD8+ (A и C) и клеток Thyl (B и D) в тканях двенадцатиперстной кишки от мышей SCID, инфицированных ротавирусом. Мышей SCID обследовали до (A и B) и через 3 недели после (C и D) адоптивного переноса иммунных CD8+ клеток селезенки.

на ноль, потому что они представляют среднесуточные значения для пяти мышей.Конкретный день, когда выделение вируса прекратилось, и день, когда оно возобновилось, различались (от 8-го до 22-го дня) у мышей. Временный клиренс выделения вируса также наблюдался после переноса иммунных CD8+ IEL, полученных от перорально иммунизированных доноров (n = 5). Влияние иммунных IEL на выделение вируса не наблюдалось до 11–12 дней после переноса (рис. 3). Кроме того, рецидив наблюдался от 3 до 8

дней спустя у четырех из пяти мышей SCID, получавших иммунные IEL; однако у одной мыши SCID не было рецидивов в течение как минимум 12 дней.Перенос неиммунных IEL (n = 3) не влиял на выделение ротавируса (данные не показаны). В препарате IEL присутствовали две субпопуляции Т-клеток, клетки Thyl CD8+ и клетки Thyl-CD8+. Чтобы идентифицировать тип Т-клеток, ответственных за опосредование вирусной элиминации, перед сортировкой и переносом IEL были лишены Thyl+-клеток. Выделение вируса не было затронуто для

VOL. ТАБЛИЦА 1.Распределение клеток Thyl+ и CD8+ в слизистой оболочке кишечника двенадцатиперстной кишки мышей-реципиентов SCID после трансплантации адоптивных клеток № мышей SCID’

Дни после

(происхождение донорских клеток)

внутрибрюшинно. загрунтованная (селезенка) п.о. загрунтованы (селезенка) Не загрунтованы (селезенка) р.о. грунтованный (IEL) п.о.

5 5 5 5 4 3 5

18-20 22-25 21-46 18-27 23-46 30-46

Путь иммунизации

№ клеток/ворсинок (среднее ± стандартное отклонение)’

переносb

CD8

Thyl

9.6 10,1 6,4 6,8 1,7 1,3 1,4

± 3,5*** ± 2,5***[*] ± 2,5*** ± 3,4**(**) ± 0,7 ± 0,4 ± 1,6

12,3 12,6 7,4 8,5 6,2 7,7 7,1

± 2,0***[***] ± 3,0**[**] ± 2,2 ± 5,3 + 1,6 ± 2,7 ± 2,3

а Количество мышей SCID, получивших перенос клеток. b Исследуемые ткани кишечника были собраны у мышей SCID в определенные дни после трансплантации адоптивных клеток. Количество Thyl+ и CD8+ клеток на ворсинку для каждой мыши (рассчитанное в среднем от 20 до 40 ворсинок) определяли в криостатных срезах ткани двенадцатиперстной кишки с использованием иммунопероксидазной методики, как описано в разделе «Материалы и методы».Статистическая значимость одностороннего t-критерия указывается следующим образом. ** (P

мыши SCID (n = 4), которым вводили иммунные Thyl-CD8+ IEL (рис. 3). Обнаружение специфических антител к ротавирусу. Сыворотки мышей SCID, восстановленных иммунными CD8+ клетками селезенки или IEL, тестировали на антитела. к ротавирусу с помощью ИФА, анализа нейтрализации с уменьшением фокуса и анализа радиоиммунопреципитации. Ротавирус-специфические антитела не были обнаружены с помощью сэндвич-ИФА с EDIM-w в качестве захваченного антигена. Ни одна из сывороток реципиентов SCID не была способна нейтрализовать EDIM-w в разведении сыворотки 1:50, тогда как полная нейтрализация (100% уменьшение очага) была достигнута донорской сывороткой в ​​том же разведении.Кроме того, эти сыворотки

не вызывали иммунопреципитации каких-либо 35S-меченых белков RRV, тогда как сыворотки мышей-доноров BALB/c, иммунизированных EDIM-w, были способны иммунопреципитировать вирусные белки (VP1, VP2, VP6, VP7 и NS35) из тот же лизат (рис. 4). Фекальные материалы и ткани кишечника также тестировали на наличие антител к ротавирусу с помощью ИФА и иммуногистохимии соответственно. Ротавирус-специфические IgA в кале не обнаружены, а ротавирус-специфические плазматические клетки не обнаружены в тканях кишечника.Ограничение МХК. CB-17 / SCID и BALB / C MICE используется

2

A1 CO

C

1

C

1

AC

21

-6 -6

-4

-2

0

2

4

6

8

10 12 14

16 18 20 22 24

дня после передачи

РИС. 2. Выделение ротавируса в стуле мышей SCID до и после переноса иммунных и неиммунных CD8+ клеток селезенки (sp), полученных от мышей BALB/c, иммунизированных внутрибрюшинно ротавирусом.Ротавирус в стуле выявляли с помощью ИФА, как описано в разделе «Материалы и методы». Каждая точка представляет собой среднюю оптическую плотность данных, полученных от пяти мышей. Для группы переноса иммунных клеток стандартная ошибка среднего значения в дни -6, -2, 0, 2 и 4 варьировалась от 9 до 15%; на 6-е, 8-е, 10-е, 12-е, 14-е, 16-е, 18-е, 20-е, 22-е и 24-е сут оно колебалось от 19 до 32%. Для группы переноса неиммунных клеток стандартные ошибки среднего для всех значений были менее 10%.

-4 -2 -2

-4 -2 -2

O

2

4

2

4

6

8 10

, 2

14 1602, 2

14 16 18

2B

22

дней после передачи

Рис.3. Выделение ротавируса в стуле мышей SCID до и после переноса CD8+ клеток селезенки, CD8+ IEL и CD8+ IEL, лишенных Thyl+ клеток. Образцы стула были взяты у мышей BALB/c через 3–4 недели после перорального заражения и через 4 дня после перорального бустерного введения EDIM. Ротавирус был обнаружен с помощью ИФА. Каждая точка представляет собой среднюю оптическую плотность данных, собранных от четырех до пяти мышей. Для группы переноса клеток селезенки стандартная ошибка среднего значения для дней -6, -4, -2, 0, 2, 4, 6, 12, 14, 18, 20 и 22 варьировалась от 8 до 23. %; на 8 и 10 сутки она колебалась от 34 до 35%.Для группы перевода IEL стандартная ошибка среднего значения для дней -6, -4, -2, 0, 2, 4, 6, 8, 10, 18, 20 и 22 варьировалась от 5 до 25%. ; на 12-й, 14-й и 16-й дни она колебалась от 33 до 36%. Для группы переноса Thyl-IEL стандартные ошибки среднего для всех значений варьировались от 2 до 11%.

4380

Ж. ВИРОЛ.

ДХАРАКУЛ И ДР. 1

2

3 4

5

6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 184. Иммунопреципитация метаболически меченного 5S лизата RRV сывороткой из внутрибрюшинного введения. и п.о. иммунизированных доноров BALB/c и мышей-реципиентов SCID после переноса клеток. Дорожки: 1 — сыворотка морской свинки, гипериммунная к RRV; 2 — моноклональное антитело (MAb) 3A8 против VP2; 3, MAb 1A9 против VP4; 4, МАт 4 ч 20 мин против VP6; 5, MAb 60 против VP7; 6, MAb 191 против NS35; 7 и 8 — сыворотка мышей SCID, которым не вводили пересаженные клетки; 9 и 10 – сыворотки мышей SCID, которым вводили клетки селезенки от перорально иммунизированных доноров; 11 и 12 – сыворотки мышей SCID, которым вводили IEL от перорально иммунизированных доноров; 13 и 14 — сыворотка перорально иммунизированных мышей-доноров BALB/c; 15 и 16 – сыворотки мышей SCID, которым вводили клетки селезенки от парентерально иммунизированных доноров; 17 и 18, сыворотки парентерально иммунизированных мышей-доноров BALB/c.

в вышеописанных экспериментах экспрессировали один и тот же гаплотип H-2, H-2d. Чтобы выяснить, ограничивается ли опосредуемый CD8′ Т-клетками клиренс ротавируса у мышей SCID MHC, различные линии мышей, включая C57B1/6 (H-2b), B1O.D2 (H-2d), BALB.B (H -2b) и BALB.K (H-2k) иммунизировали EDIM-w и иммунные CD8′-клетки селезенки переносили мышам SCID. Результаты обобщены в таблице 2. Иммунные клетки селезенки мышей B1O.D2 и BALB/c, экспрессирующие H-2d, были способны устранять ротавирусную инфекцию у C.Мыши B17/scid, тогда как иммунные клетки селезенки мышей BALB.K и BALB.B не были способны устранить инфекцию. Ограничение MHC IEL было частично изучено. Иммунные IEL от мышей BALB/c (H-2d) были способны устранить вирусную инфекцию (n = 5), но иммунные IEL от C57B1/6 (H-2b) не смогли устранить ротавирусную инфекцию (n = 3). К сожалению, попытки разведения других конгенных штаммов с целью получения новорожденных щенков для пероральной иммунизации не увенчались успехом. ТАБЛИЦА 2. Опосредованное МНС Т-клетками клиренс ротавирусной инфекции Источник перенесенных клеток селезенки Сэм BALB/c B1O.D2

C57BI/6 BALB.B BALB.K

Иммунный CD8d

H-2

гаплотип

Клиренс вируса у мышей-реципиентов SCID (№ очищен!

№ передан) 5/5 5/5 5/05 /3

d d b b k клетки селезенки (106) из

0/5 0/4

мышей разных линий были перенесены в инфицированных ротавирусом мышей C.B-17/scid (Hi2d), и выделение

ротавируса с калом передача.

был

под контролем ELISA до

до 4

недель после клеток

ОБСУЖДЕНИЕ Трудно четко определить отдельные роли гуморального и клеточного иммунитета в опосредовании как защиты, так и разрешения различных острых вирусных инфекций. болезни человека.Это особенно верно для инфекций, которые возникают преимущественно на поверхности слизистой оболочки. В случае ротавируса наблюдение того, что некоторые виды животных, включая мышей, в процессе созревания становятся устойчивыми к болезням и инфекциям, еще больше затруднило анализ иммунологических детерминант вирусной иррадикации. Несмотря на то, что ряд исследований ясно указывает на роль антитела в качестве мощного медиатора защиты от ротавирусной инфекции, иммунологические детерминанты элиминации ротавируса не были хорошо охарактеризованы.Чтобы оценить способность цитотоксических Т-клеток устранять ротавирусную инфекцию из кишечника в отсутствие антител, мы воспользовались моделью мышей SCID. Эта мышь с комбинированным иммунодефицитом устойчиво заражается ротавирусом и, следовательно, позволяет нам охарактеризовать избирательное действие пассивно перенесенных CD8+ Т-клеток на эту хроническую инфекцию. Как было продемонстрировано ранее Reipenhoff-Talty et al., когда мыши SCID инфицированы мышиным ротавирусом в раннем возрасте, они инфицируются на неопределенный срок (19).Эта инфекция характеризуется хроническим выделением вируса с калом, но не явными признаками желудочно-кишечного заболевания. В этом исследовании у мышей SCID, которым не пересаживали клетки, были обнаружены две клеточные популяции: клетки Thyl-CD8+ во внутриэпителиальном слое и небольшое количество клеток Thyl+ CD8-CD4- в собственной пластинке. Первый тип клеток, вероятно, представляет собой нелимфоидные клетки, обнаруженные в IEL бестимусных голых мышей, а также у нормальных мышей, как описано ранее (8, 17).Обнаружение клеток Thyl+ в собственной пластинке SCID является неожиданным, но представляется специфичным, поскольку эти клетки не окрашивались нормальной крысиной сывороткой (см. метод). Эти клетки могут представлять собой кишечные естественные клетки-киллеры, ранее описанные у нормальных мышей (22). Мыши SCID, по-видимому, также имеют функциональные естественные клетки-киллеры (4). После адоптивного переноса клеток селезенки CD8+ и IEL миграцию перенесенных клеток Thyl+ CD8+ в слизистую оболочку кишечника мышей SCID отслеживали с использованием антигена Thyl и CD8 в качестве маркера.Присутствие значительного количества клеток CD8+ в кишечнике необработанных мышей SCID создало фон, который мог ограничить нашу способность точно измерять перемещение перенесенных клеток с помощью этого маркера. Значительное увеличение как Thyl+, так и CD8+ клеток наблюдалось после переноса как иммунных, так и неиммунных клеток селезенки, хотя большее количество этих клеток было обнаружено в слизистой оболочке кишечника после переноса иммунных клеток (таблица 1). Миграция перенесенных IEL, по-видимому, отличается от миграции клеток селезенки; значительное увеличение Thyl+ клеток было обнаружено только после иммунного (по сравнению с неиммунным) переноса ИЭЛ.Основа этих результатов неизвестна, увеличение может быть результатом преимущественной миграции в кишечник иммунных IEL или уменьшения выхода перенесенных клеток из этой области. В качестве альтернативы перенесенные иммунные IEL могут более эффективно распространяться в слизистой оболочке кишечника. В этом исследовании приемный перенос и.п. примированные CD8+иммунные спленоциты мышам SCID, хронически инфицированным мышиным ротавирусом, полностью и воспроизводимо устраняли вирусную инфекцию из кишечника. Этот эффект не был опосредован неиммунными клетками селезенки и, по-видимому, ограничивался MHC.Хотя мы прямо не доказали, что у мышей, иммунизированных BALB.B и BALB.K, развился цито-

VOL. 64, 1990

КЛИРАЦИЯ ВИРУСОВ, ОПОСНОВЕННАЯ ПЕРЕНОСОМ Т-ЛИМФОЦИТОВ

токсический Т-клеточный ответ после иммунизации, это кажется весьма вероятным, учитывая предыдущие результаты Offit и Dudzik (14, 15) с использованием мышей C57Bl/10, H-2b, а также результаты собственных исследований на мышах BALB/c H-2d. Крайне маловероятно, что этот эффект был опосредован адоптивным переносом клеток, продуцирующих антитела, поскольку в сыворотке или фекалиях мышей SCID антитела к ротавирусу не могли быть обнаружены с помощью ELISA, а плазматические клетки, продуцирующие антитела, не могли быть идентифицированы в замороженных срезах мышей. слизистой кишечника мышей SCID, а в сыворотке мышей SCID нейтрализующая активность антител не обнаружена.Хотя мы прямо не продемонстрировали, что Thyl+ CD8+ спленоциты опосредуют свое действие цитотоксическим механизмом, это кажется наиболее вероятным. Offit и Dudzik продемонстрировали, что MHC-рестриктированные Thyl+ клетки как в компартментах селезенки, так и в IEL обладают цитотоксической активностью в отношении инфицированных ротавирусом клеток и что эти цитотоксические клетки могут образовываться либо при пероральной, либо при системной иммунизации ротавирусом (14, 15). Альтернативно, этот эффект может быть опосредован, по крайней мере частично, локальной продукцией гамма-интерферона клетками CD8+.И IEL, и клетки селезенки, полученные после пероральной иммунизации, также оценивали в исследованиях адоптивного переноса. Ни одна из групп не была так эффективна, как системно активированные иммунные клетки селезенки в устранении хронической инфекции. В обоих случаях экскреция вируса была временно, но не постоянно подавлена. Этот эффект может быть связан с тем, что мы не оптимизировали время сбора IEL или спленоцитов после пероральной иммунизации. Кроме того, в этом исследовании не проводилось количественное сравнение перенесенных ротавирус-специфических эффекторных клеток после системной и пероральной иммунизации.Вполне вероятно, что после оральной инфекции может образовываться меньше специфических иммунных клеток. Поскольку только Thyl+ CD8+ IEL, по-видимому, участвуют в эрадикации вируса, это может быть просто относительная разница в количестве перенесенных клеток, которая объясняет разницу в эффекте, наблюдаемую после переноса IEL. Это исследование ясно демонстрирует потенциальную биологическую роль CD8+-иммунных лимфоцитов из селезенки и кишечника в обеспечении элиминации ротавируса у хронически инфицированных животных. Представляется вероятным, что такая роль может иметь место и при течении острой ротавирусной инфекции у мышей и людей.Антигенные мишени иммунных Т-клеток и роль этих клеток в предотвращении и лечении острой инфекции еще предстоит определить.

ткани: потенциальная роль в развитии иммунного ответа слизистой оболочки на ротавирус. клин. Эксп. Иммунол. 74:14-19. 4. Доршкинд К., Поллак С.Б., Босма М.Дж., Филлипс Р.Дж. 1985. Естественные клетки-киллеры (NK) присутствуют у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом (SCID). Дж. Иммунол. 134:37983801. 5. Гринберг Х.Б., Вальдесусо Дж., Ван Вайк К., К.Мидтан, М. Уолш, В. Маколифф, Р. Г. Вятт, А. Р. Калика, Дж. Флорес и Ю. Хосино. 1983. Получение и предварительная характеристика моноклональных антител против двух поверхностных белков ротавируса резуса. Дж. Вирол. 47:267-275. 6. Гринберг Х. Б., П. Т. Во и Р. Джонс. 1986. Культивирование и характеристика трех штаммов мышиного ротавируса. Дж. Вирол. 57:585-590. 7. Гримвуд К., Дж. К. С. Лунд, Б. С. Коулсон, И. Л. Хадсон, Р. Ф. Бишоп и Г. Л. Барнс. 1988. Сравнение иммунного ответа сыворотки и слизистых оболочек после тяжелого острого ротавирусного гастроэнтерита у детей младшего возраста.Дж. Клин. микробиол. 26:732738. 8. Klein, J.R. 1986. Онтогенез Thyl-Lyt2+ интраэпителиальных кишечных лимфоцитов мышей. Характеристика уникальной популяции тимус-независимых цитотоксических эффекторных клеток в слизистой оболочке кишечника. Дж. Эксп. Мед. 164:309-314. 9. Ледбеттер Дж. А., Герценберг Л. А. 1979. Ксеногенные моноклональные антитела к антигенам лимфоидной дифференцировки мыши. Иммунол. Откр. 47:63-90. 10. Лефрансуа, Л. 1984. Защита от летальной вирусной инфекции с помощью нейтрализующих и ненейтрализующих моноклональных антител: различные механизмы действия in vivo.Дж. Вирол. 51:208-214. 11. Лосонски Г.А., Джонсон Дж.П., Винкельштейн Дж.А., Йолкен Р.Х. 1985. Пероральное введение человеческого сывороточного иммуноглобулина иммунодефицитным больным с вирусным гастроэнтеритом. Дж. Клин. Вкладывать деньги. 76:2362-2367. 12. Мацуи, С. М., П. А. Оффит, П. Т. Во, Э. Р. Маккоу, Д. А.

Бенфилд, Р. Д. Шоу, Л. Падилья-Норьега и Х. Б. Гринберг.

1989. Пассивная защита от ротавирусной диареи моноклональными антителами к гетеротипическому домену нейтрализации VP7 и фрагменту VP8 VP4.Дж. Клин. микробиол. 27:780-782. 13. Оффит, П. А., и Х. Ф. Кларк. 1985. Защита от ротавирусного гастроэнтерита на мышиной модели пассивно приобретенными желудочно-кишечными, но не циркулирующими антителами. Дж. Вирол. 54:5864.

14. 15. 16.

БЛАГОДАРНОСТИ Мы благодарим П. Л. Огра и М. Талти за их поддержку и помощь в этой работе. Мы также благодарим П. Эрнста за советы по выделению ИЭЛ и Департамента радиационной биологии, И. Вайсмана и Э. Батчера за предоставление животных и реагентов.Эта работа была поддержана грантом Службы общественного здравоохранения R22 A121362-06, грантом DK38707-01 Центра болезней пищеварения от Национального института здравоохранения и Исследовательским фондом Thrasher. ЦИТИРОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА 1. Чиба С., С. Наката, Т. Урасава, С. Урасава, Т. Ёкояма, Ю. Морита, К. Танигучи и Т. Накао. 1986. Защитный эффект естественно приобретенных гомотипических и гетеротипических антител против ротавируса. Ланцет II: 417-421. 2. Дэвидсон Г.П. и Г.Л. Барнс. 1979. Структурно-функциональные нарушения тонкой кишки у детей грудного и раннего возраста при ротавирусном энтерите.Акта Педиатр. Сканд. 68:181186. 3. Дхаракул Т., М. Рипенхофф-Талти, Б. Альбини и П.Л. Огра. 1988. Распределение антигена ротавируса в лимфоидной ткани кишечника

4381

17.

18.

19. 20.

Оффит П.А., Дудзик К.И. 1988. Ротавирус-специфические цитотоксические Т-лимфоциты перекрестно реагируют с клетками-мишенями, инфицированными различными серотипами ротавируса. Дж. Вирол. 62:127-131. Оффит П.А., Дудзик К.И. 1989. Ротавирус-специфические цитотоксические Т-лимфоциты появляются на поверхности слизистой оболочки кишечника после ротавирусной инфекции.Дж. Вирол. 63:3507-3512. Оффит П.А., Р. Д. Шоу и Х. Б. Гринберг. 1986. Пассивная моноклональная защита от ротавирусной диареи J. от Virol. 58:700 антител к поверхностным белкам vp3 и vp7. 703. Parrott, D.M.V., C. Tait, S. MacKenzie, A.M. Mowat, M.D.J. Davies и H.S. Micklem. 1983. Анализ эффекторных функций различных популяций лимфоцитов слизистой оболочки. Анна. Академик Нью-Йорка науч. 409:307-320. Пети А., П. Б. Эрнст, А. Д. Бефус, Д. А. Кларк, К. Л. Розенталь, Т. Ишизака и Дж.Биненшток. 1985. Интраэпителиальные лимфоциты кишечника мышей. I. Связь новой Thyl-, Lytl-, Lyt2+, гранулированной субпопуляции с естественными киллерами и тучными клетками. Евро. Дж. Иммунол. 15:211-215. Рипенхофф-Талти, М., Т. Дхаракул, Э. Ковальски, Д. Стерман и П.Л. Огра. 1987. Персистирующая ротавирусная инфекция у мышей с тяжелым комбинированным иммунодефицитом. Дж. Вирол. 61:3345-3348. Солсбери, Ф. Т., Дж. А. Винкельштейн и Р. Х. Йолкен. 1980. Хроническая ротавирусная инфекция при иммунодефиците.Дж. Педиатр. 97:61-65.

21. Shaw, R.D., D.L. Stoner-Ma, M.K. Estes, and H.B. Greenberg. 1985. Специфический иммуноферментный анализ на ротавирусы серотипов 1 и 3. J. Clin. микробиол. 22:286-291. 22. Тальябу А., Бефус А.Д., Кларк Д.А., Биненшток Дж. 1982. Характеристики естественных клеток-киллеров в кишечнике мышей

4382

DHARAKUL ET AL.

тинальный эпителий и собственная пластинка. Дж. Эксп. Мед. 155:17851796. 23. Вольф, Дж. Л., Г. Кьюкор, Н. Р. Блэклоу, Р.Дамбраускас и Дж. Р. Триер. 1981. Восприимчивость мышей к ротавирусной инфекции: влияние возраста и введения кортикостероидов. Заразить. Иммун. 33:565-574.

Ж. ВИРОЛ.

24. Wolsy, L. 1983. Методы и применение гаптен-сэндвич-маркировки. Методы Энзимол. 92:472-488. 25. Йолкен, Р. Х., С. А. Бишоп, Т. Р. Таунсенд, Э. А. Болярд, Дж. Бартлетт, Г. В. Сантос и Р. Сарал. 1982. Инфекционный гастроэнтерит у реципиентов костного мозга. Н. англ. Дж. Мед. 306:1009-1112.

Ротавирусная инфекция вызывает транзиторную инволюцию поджелудочной железы и гипергликемию у мышей-отъемышей

Abstract

Ротавирус представляет собой повсеместно распространенный двухцепочечный РНК-содержащий вирус, ответственный за большинство случаев детского гастроэнтерита. Он поражает островки поджелудочной железы in vitro и участвует в качестве триггера аутоиммунного разрушения бета-клеток островков, что приводит к диабету 1 типа, но патология поджелудочной железы, вторичная по отношению к ротавирусной инфекции in vivo , не была задокументирована.Чтобы решить эту проблему, мы инокулировали 3-недельных мышей C57Bl/6 при отъеме ротавирусом-резусом, который тесно связан с ротавирусами человека и, как известно, инфицирует островки мыши in vitro . Вирус определяли количественно в тканях с помощью культурального выделения и иммуноферментного анализа. Потребность в вирусной двухцепочечной РНК была исследована на мышах с дефицитом толл-подобного рецептора 3 (TLR3). Пролиферацию клеток и апоптоз, а также экспрессию инсулина анализировали с помощью иммуногистохимии. После инокуляции ротавируса через желудочный зонд наблюдались две фазы легкой преходящей гипергликемии, начинающиеся через 2 и 8 дней.В первой фазе распространенный апоптоз клеток поджелудочной железы был связан со снижением массы поджелудочной железы и продукции инсулина, без обнаружения вируса в поджелудочной железе. Эти эффекты имитировались инъекцией имитатора двухцепочечной РНК, полиинозиновой полицитидиловой кислоты, и были TLR3-зависимыми. Ко второй фазе поджелудочная железа регенерировала, но островки были меньше, чем обычно, и вирусный антиген затем обнаруживался в поджелудочной железе в течение нескольких дней. Эти данные прямо демонстрируют патогенные эффекты ротавирусной инфекции на поджелудочную железу in vivo, изначально опосредованные взаимодействием двухцепочечной РНК ротавируса с TLR3.

Образец цитирования: Honeyman MC, Laine D, Zhan Y, Londrigan S, Kirkwood C, Harrison LC (2014) Ротавирусная инфекция вызывает транзиторную инволюцию поджелудочной железы и гипергликемию у мышей-отъемышей. ПЛОС ОДИН 9(9): е106560. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0106560

Редактор: Matthias G. von Herrath, Институт аллергии и иммунологии Ла Хойи, США

Получено: 13 июня 2014 г.; Принято: 8 августа 2014 г .; Опубликовано: 2 сентября 2014 г.

Авторское право: © 2014 Honeyman et al.Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с лицензией Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания оригинального автора и источника.

Доступность данных: Авторы подтверждают, что все данные, лежащие в основе выводов, полностью доступны без ограничений. Все соответствующие данные содержатся в документе и файлах со вспомогательной информацией.

Финансирование: Это исследование было поддержано программным грантом (305500) Национального совета по здравоохранению и медицинским исследованиям Австралии (NHMRC) (для LCH).DL получил постдокторскую стипендию от Фонда исследования ювенильного диабета. LCH является старшим научным сотрудником NHMRC. Эта работа стала возможной благодаря поддержке операционной инфраструктуры правительства штата Виктория и Схеме поддержки инфраструктуры исследовательского института Австралийского национального совета по здравоохранению и медицинским исследованиям. Спонсоры не участвовали в разработке исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Вирусы, в частности энтеровирусы, считаются триггерами аутоиммунного процесса, который приводит к разрушению бета-клеток островков поджелудочной железы, продуцирующих инсулин, при диабете 1 типа [1], [2]. Первая прямая демонстрация связи между вирусной инфекцией и диабетом 1 типа была проведена Yoon и его коллегами [3], которые показали, что повреждение бета-клеток и инсулинозависимая гипергликемия сопровождают инфицирование восприимчивых мышей вирусом Коксаки B4. Однако, несмотря на интенсивные исследования, включая in situ доказательств энтеровирусной инфекции островков человека [4], причинно-следственная связь остается неясной.Ротавирус (РВ) представляет собой повсеместно распространенный двухцепочечный РНК-содержащий вирус, ответственный за большинство случаев детского гастроэнтерита. В лонгитюдном исследовании австралийских младенцев, у которых развился диабет 1 типа, РВ-инфекция наблюдалась одновременно с повышением титра аутоантител к аутоантигенам островков поджелудочной железы глутаминовой кислоте декарбоксилазе 65 (GAD65) и тирозинфосфатазоподобному антигену инсулиномы 2 (IA2). ) [5], хотя эта ассоциация не была подтверждена в последующем финском исследовании [6].Кроме того, было обнаружено, что пептиды в серологически доминирующем капсидном белке VP7 RV имеют сильное сходство последовательностей [7] и перекрестную реактивность [8] с Т-клеточными эпитопами в GAD65 и IA2, что указывает на молекулярную мимикрию как механизм, связывающий инфекцию RV. с островковым аутоиммунитетом. Тем не менее, патогенетическое значение молекулярной мимикрии остается неясным, и повреждение тканей, опосредованное RV, кажется более правдоподобным механизмом, инициирующим аутоиммунитет.

RV представляет собой двухцепочечный РНК-содержащий вирус, поэтому интересно, что бета-клетки экспрессируют толл-подобный рецептор 3 врожденного иммунитета (TLR3) для двухцепочечной РНК [9], [10], а также двухцепочечной РНК-сенсор, IFN-индуцированная геликаза 1, которая является геном предрасположенности к диабету 1 типа [11].Сообщалось, что двухцепочечная РНК индуцирует апоптоз в бета-клетках грызунов [12], и мы показали, что несколько штаммов RV инфицируют мышиные и обезьяньи островки in vitro , что приводит к гибели бета-клеток [13]. Инокуляция аутоиммунным диабетическим мышам без ожирения (NOD) одним из этих штаммов, резус-RV (RRV), после начала островкового аутоиммунитета ускоряла развитие диабета, но о влиянии на поджелудочную железу или гликемию не сообщалось. 14]. Наша цель состояла в том, чтобы определить, нарушает ли инфекция RV in vivo функцию бета-клеток у мышей, не склонных к диабету.Мы демонстрируем, что RRV запускает апоптоз поджелудочной железы и транзиторную инволюцию, связанную с легкой гипергликемией у мышей C57Bl/6 при отъеме, когда люди наиболее уязвимы для инфекции RV.

Методы

Заявление об этике

Эксперименты были одобрены Комитетом по этике животных Института медицинских исследований Уолтера и Элизы Холл, Мельбурн, Австралия.

Вирус

Использовали

RRV, поскольку ранее мы показали, что он инфицирует клетки островков поджелудочной железы мыши в культуре [13].Он также адаптирован к культуре и поэтому может вводиться в стандартных дозах. RRV был получен в эпителиальных клетках почки африканской зеленой мартышки MA104 [15], выращенных до слияния в среде Игла, модифицированной Дульбекко (DMEM), с добавлением 10% фетальной телячьей сыворотки (FCS), 0,15% NaH 2 CO 3 , 0,03% L-глутамин, 25 ЕД пенициллина и 250 мкг стрептомицина/мл, при 37°C в 5% CO 2 95% воздуха и переносят в бессывороточную среду за 24 часа до инфицирования. Вирус активировали путем инкубации со свиным трипсином (10 мкг/мл; Sigma-Aldrich, Сидней, Австралия) при 37°C в течение 30 мин и инфицировали монослои MA104 путем адсорбции активированного RRV в течение 1 ч при 37°C.Затем инокулят удаляли и инфицированные клетки инкубировали в среде DMEM без сыворотки, содержащей 1 мкг/мл трипсина, до тех пор, пока не проявлялся полный цитопатический эффект (в течение 24 часов). Культуры трижды замораживали-оттаивали и удаляли клеточный дебрис центрифугированием при 5000 об/мин в течение 10 мин при 4°С. Титры вируса, выраженные в единицах формирования фокуса флуоресценции/мл (БОЕ/мл), определяли в клетках МА104, как описано [15]. После инкубации с 1/100 конъюгированными с биотином козьими антителами против RV (Virostat, Portland, ME) в течение 1 часа при 37°C, а затем с 1/500 стрептавидин-Alexa 594 (Molecular Probes, Eugene, OR) в течение 1 часа при 37°С инфекционные частицы выявляли по флуоресценции на микроскопе Zeiss Axiovert 200 M.

Имитация препаратов была получена после инокуляции клеток МА104 бессывороточным ДМЭ, содержащим 1 мкг/мл трипсина, в течение эквивалентного времени. RRV инактивировали обработкой псораленом и воздействием УФ-света в течение 45 мин, как описано ранее [16].

Мыши и прививка

Чтобы имитировать человеческую инфекцию, мышам вводили RRV или ложный вирус через желудочный зонд в возрасте 3 недель сразу после отъема. Для изучения врожденных иммунных механизмов при инфицировании вирусом RV мышам, нацеленным на ген TLR3, на фоне C57/B6 [17] вводили имитации или инокулировали вирус RRV.Мышей инокулировали под метоксифлуорановой анестезией через желудочный зонд 50 мкл буфера бикарбоната натрия для нейтрализации желудочной кислоты, а затем через 15 минут 50 мкл RRV, содержащего 10 6 бляшкообразующих единиц (БОЕ), разведенных в буфере TSC (50 мМ Трис, 150 мМ NaCl, 5 мМ CaCl 2 ). Инокулированные мыши получали эквивалентный материал из гранул неинфицированных мышей или лизата клеток MA104. За исключением легкой преходящей диареи в меньшинстве, инокулированные мыши нормально питались и не проявляли плохого самочувствия.

Обработка полиинозиновой полицитидиловой кислотой (поли I∶C)

Мышам вводили внутрибрюшинно (внутрибрюшинно) 7,5 мкг поли I∶C/г массы тела в день 0. На дни 2 и 10 собирали поджелудочную железу, взвешивали, а затем замораживали в компаунде для заливки Tissue-Tek (Sakura, Torrance, CA).

Мониторинг уровня глюкозы в крови и инсулин плазмы

Глюкозу измеряли через 13:00–14:00 ч после голодания в течение 6 ч с помощью измерителя Accu-Check Advantage (Roche Diagnostics, Сидней, Австралия) в крови из хвостовой вены в разное время после инокуляции или в крови, полученной с помощью пункции сердца во время умерщвления. .Мышей считали больными диабетом, если уровень глюкозы в крови составлял ≥ 12,2 мМ (среднее значение + 3 стандартного отклонения для 280 образцов от мышей C57/B6 в течение 1–14 дней после имитации инокуляции). Уровень инсулина в плазме измеряли с помощью твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) (Mercodia, Uppsala, Sweden) в том же образце крови из хвостовой вены.

Измерение RV с помощью ELISA и титрования

В указанные моменты времени 3–6 мышей из RRV и инокулированных контрольных мышей были убиты путем удушения CO 2 . Образцы отбирали в следующем порядке: сердечная кровь, поджелудочная железа, селезенка, печень, брыжеечный лимфатический узел и, наконец, тощая кишка (для предотвращения контаминации периферических тканей содержимым кишечника).Взвешенные органы хранили при -20°C либо в буфере PBS-5 мМ CaCl 2 для ИФА, как описано ранее [18], либо в 1 мл охлажденного льдом желатин-солевого раствора (1,7% желатина, 0,8% NaCl, 0,2 мМ CaCl ). 2 , 0,8 мМ MgCl 2 , 20 мМ борной кислоты, 0,13 мМ бората натрия) для титрования. Инфекционные частицы RRV выделяли из органов, как описано (19), и титры вируса определяли на клетках MA104, как описано выше.

Иммуногистохимия

Органы фиксировали раствором Буэна или 4% параформальдегидом (PFA) в течение 24 ч при комнатной температуре, затем заливали парафином и делали серийные срезы.Фиксированные срезы Буэна поджелудочной железы (каждые 100 мкм) окрашивали гематоксилином и эозином (H&E), Гомори-альдегид-фуксином (GAF, для комплексов инсулин-цинк в гранулах бета-клеток) и антителами к инсулину (1/200 антигена морской свинки). -свиного инсулина, DAKO, Сидней, Австралия) или глюкагона (1/200 кроличьего античеловеческого глюкагона, DAKO), а затем либо 1/400 козьего антитела против морской свинки, меченного FITC (ICN, Сидней, Австралия), либо 1/400 Козье антикроличье антитело, меченное Alexa 594 (Invitrogen, Сан-Франциско, Калифорния).Инкубацию с первичными и вторичными антителами проводили в течение 1 ч при комнатной температуре. Гомеобокс 1 поджелудочной железы и двенадцатиперстной кишки (PDX-1) был обнаружен в фиксированных PFA срезах, инкубированных в течение ночи при 4 ° C с 1/20 козьим антителом против PDX-1 (Santa Cruz Biotechnology, Санта-Крус, Калифорния), а затем с 1/200 флуоресцеином. изотиоцианат (FITC)-конъюгированный кроличий антикозий иммуноглобулин (Dako) в течение 1 ч при комнатной температуре. Ядерный антиген пролиферирующих клеток (PCNA) определяли с помощью 1/20 биотинилированного мышиного античеловеческого PCNA (Zymed/Invitrogen, Сан-Франциско, Калифорния) в течение 1 часа, а затем 1/400 стрептавидина-Alexa 594 (Molecular Probes, Юджин, Орегон). за 1.5 ч при комнатной температуре. Иммунофлуоресцентные изображения получали с помощью камеры Axiocam из составного микроскопа Zeiss Axioplan2. Окрашивание апоптотических клеток терминальной дезоксинуклеотидилтрансферазой dUTP (TUNEL) проводили с помощью набора Apoptag FITC (Chemicon). Окрашивание на CD45 проводили на фиксированных PFA срезах крысиным моноклональным антителом против мышиного CD45, клон 30-F11 (Becton-Dickenson, Сан-Хосе, Калифорния). Количество островков и TUNEL-положительных клеток подсчитывали в 10 срезах от каждой мыши, стараясь не пересчитывать одни и те же островки или клетки.

Статистический анализ

Результаты выражали как среднее значение ± стандартное отклонение (SD), а различия между группами сравнивали с помощью непарных t-тестов (двухсторонний). Данные анализировали с помощью PRISM версии 6 для Macintosh (GraphPad Software, Сан-Диего, Калифорния).

Результаты

Двухфазная гипергликемия после инокуляции мышей C57BL/6 RRV

После инокуляции RRV мышам дикого типа C57/B6 при отъеме уровень глюкозы в крови увеличился со среднего значения ± 8.от 4±0,96 до 12,6±2,4 мМ (P = 0,0001) в течение 3 дней, снизилась, а затем снова увеличилась во второй фазе с 7-11 дней до максимума 12,1±2,3 мМ (P = 0,004) через 9 дней (рис. 1). Различия в уровне глюкозы в крови между RRV и имитацией контроля были значительными на 3-й и 8–11-й дни (рис. 1). Уровень глюкозы в крови у мышей C57/B6, инокулированных ложным RRV, иногда повышался во второй фазе, но никогда не превышал 24 ч (в среднем 8,8 ± 1,6 мМ в дни 1–3 и 9,1 ± 1,5 мМ в дни 7–14). Ответы мужчин и женщин были схожими.

Рис. 1. Концентрация глюкозы в крови после RRV или имитации прививки.

Уровень глюкозы в крови измеряли у отдельных мышей C57BL/6 в течение 2 недель после введения через зонд 10 6 FFU RRV (черные кружки; 6 самок, 6 самцов) или имитации вируса (белые кружки; 4 самки, 5 самцов). * Р≤0,02; ** Р<0,001. Результаты являются репрезентативными для 3 отдельных экспериментов.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0106560.g001

Острая, TLR3-зависимая инволюция поджелудочной железы после инокуляции RRV

Через 3 дня после инокуляции RRV размеры поджелудочной железы у мышей C57/B6 невооруженным глазом уменьшились.Масса поджелудочной железы (% от общей массы тела) была вдвое меньше, чем у контрольных мышей, привитых ложным вирусом (0,28 ± 0,02 против 0,57 ± 0,01, P <0,0001) (рис. 2А). Восстановление было быстрым, и к 8 дню масса поджелудочной железы была такой же, как у контрольных мышей. Этот эффект RRV был специфичен для поджелудочной железы и не наблюдался в печени или селезенке (рис. 2А). В соответствии с кишечной инфекцией, вызванной RRV, медиастинальные лимфатические узлы временно удвоились в весе после инокуляции по сравнению с контролем с имитацией вируса (0,24 ± 0,01 против 0,11 ± 0,0.02, P = 0,001) (рис. 2А). Живой вирус не требовался, чтобы вызвать инволюцию поджелудочной железы, что также наблюдалось через 2 дня после того, как мышам инокулировали RRV, инактивированный псораленом/УФ-светом, или инъецировали внутрибрюшинно. с миметиком двухцепочечной РНК, поли I∶C (рис. 2B). Так, масса поджелудочной железы (% от массы тела) после RRV, инактивированного RRV и поли I∶C составила соответственно 0,45±0,04, 0,44±0,05 и 0,45±0,05 по сравнению с 0,56±0,06 после ложного вируса (P = 0,008).

Рис. 2. Острая TLR3-зависимая инволюция поджелудочной железы после введения RRV.

A) Масса органов (% от общей массы тела) мышей C57BL/6 через 3 дня после инокуляции RRV (черные кружки) или псевдовируса (белые кружки) (n = 6 мышей/группу). B) Вес поджелудочной железы через 2 дня после инокуляции мышей C57BL/6 ложным вирусом, RRV или инактивированным RRV или после внутрибрюшинного введения. инъекция поли I:C (n = 6–10 мышей/группа) или после инокуляции мышей, нацеленных на ген TLR3 (n = 6 мышей/группа). Результаты, отмеченные *, означают значительное отличие от ложных контролей вируса (значения P см. в тексте).

https://дои.org/10.1371/journal.pone.0106560.g002

Двухцепочечная РНК RV является естественным лигандом для TLR3 [19], [20]. Чтобы продемонстрировать потребность в TLR3 для воздействия RRV на поджелудочную железу, мы инокулировали мышей TLR3 +/- и мышей TLR3 -/- (на фоне C57/B6) при отъеме. Через два дня после RRV масса поджелудочной железы уменьшилась у гетерозиготных мышей TLR3 +/− (0,45±0,04, P = 0,009), но не изменилась у гомозиготных мышей TLR3 −/− (0,56±0,06, P = 1,00) по сравнению с для имитации вируса у мышей TLR3 -/- (0.54±0,06) (рис. 2Б).

Через два дня после инокуляции RRV широко распространенный апоптоз, обнаруженный по разрыву цепи ДНК с помощью TUNEL, присутствовал как в экзокринной ткани поджелудочной железы, так и в островках, без очевидных различий в плотности распределения. TUNEL-положительные клетки после RRV составляли 47,5 ± 10,1 на срез поджелудочной железы по сравнению с 11,2 ± 5,4 после имитации вируса (P <0,0001) (рис. 3). Окрашивание поджелудочной железы гематоксилином и эозином (H&E) на 2 и 3 день не выявило признаков клеточной инфильтрации (данные не показаны).

Рисунок 3. Увеличение количества TUNEL-положительных клеток в поджелудочной железе после инокуляции RRV.

Срезы поджелудочной железы от мышей C57/B6 через 2 дня после инокуляции псевдовирусом (незаштрихованные кружки) или RRV (закрашенные кружки) оценивали на наличие TUNEL-положительных клеток на срез в 10 срезах на мышь. Каждая точка представляет собой общее количество TUNEL-положительных клеток на мышь; среднее значение и стандартное отклонение накладываются друг на друга.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0106560.g003

Размер островков и содержание инсулина уменьшаются после инокуляции RRV

Через два дня после инокуляции RRV количество островков на срезе поджелудочной железы было таким же, как у контрольных мышей с имитацией вируса (26.7 ± 11,8 против 27,0 ± 11,5), но большинство островков были менее 50% от размера островков у контрольных мышей, были нерегулярными, и интенсивность их окрашивания для инсулина была снижена (рис. 4).

Рис. 4. Уменьшение размера островков и содержания инсулина после инокуляции RRV.

Срезы поджелудочной железы мышей C57/B6 через 2 дня после инокуляции псевдовирусом или RRV фиксировали 4% PFA и окрашивали ядра DAPI (синий) и антителами к инсулину (зеленый) и глюкагону (красный).Увеличение х10.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0106560.g004

Через сутки после инокуляции RRV концентрация инсулина в плазме была аналогична таковой у контрольных мышей с имитацией вируса (0,58±0,21 против 0,56±0,27 мкг/л), но к 3-му дню повышение уровня глюкозы в крови у мышей RRV (рис. 1) ассоциировалось со снижением уровня инсулина в плазме по сравнению с контролем (0,33±0,25 против 0,55±0,26 мкг/л, P = 0,016), а также инсулина в плазме и крови. концентрации глюкозы были обратно пропорциональны (r = 0.56, P = 0,003) (рис. 5).

Рис. 5. Обратная зависимость между концентрацией инсулина в плазме и концентрацией глюкозы в крови после инокуляции RRV.

Уровень инсулина в плазме и уровень глюкозы в крови измеряли в крови после пункции сердца через 3 дня после инокуляции мышей C57/B6 ложным вирусом (незаштрихованные кружки) или RRV (заштрихованные кружки).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0106560.g005

Регенерация после острого повреждения поджелудочной железы, вызванного RRV

Чтобы получить доказательства того, что клетки поджелудочной железы подверглись регенерации после индуцированного RRV апоптоза и инволюции, мы окрашивали поджелудочную железу на предмет экспрессии ядерного антигена пролиферирующих клеток (PCNA) и панкреатодуоденального белка гомеобокса 1 (Pdx1).Pdx1 необходим для развития поджелудочной железы, но также необходим для поддержания и регенерации бета-клеток в поджелудочной железе взрослых мышей [21]. К 7-му дню после инокуляции RRV в ацинарной ткани поджелудочной железы наблюдались только отдельные TUNEL-положительные клетки, но количество PCNA-положительных клеток как в ацинарной ткани, так и в островках увеличилось более чем в 2 раза по сравнению с контрольными мышами с имитацией вируса (рис. 6), в соответствии с регенерацией. Как и при окрашивании TUNEL, не было очевидной разницы в плотности распределения PCNA на площадь ацинарной ткани или островков.Как и ожидалось, островковые клетки экспрессировали Pdx1, но после RRV некоторые коэкспрессировали PCNA, что указывает на то, что они подверглись пролиферации.

Рисунок 6. Регенерация клеток во время восстановления после инволюции поджелудочной железы, вызванной RRV.

Срезы поджелудочной железы мышей C57/B6 через 7 дней после инокуляции A) псевдовирусом или B) RRV иммуноокрашивали на PCNA (красный) и PDX-1 (зеленый). Количество PCNA-позитивных клеток увеличилось после RRV, включая рассеянные островковые клетки, окрашенные совместно (желтым цветом) как для PCNA, так и для PDX-1.Увеличение А: х10; В х20.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0106560.g006

RRV локализуется в поджелудочной железе во второй фазе гипергликемии

Через день после инокуляции мышей C57/B6 RRV, измеренный титрованием, был обнаружен в основном в тощей кишке, но также в сыворотке и в меньшей степени в медиастинальных лимфатических узлах и иногда в печени (таблица 1). К 3-м суткам титр вируса увеличивался в тощей кишке и печени, оставался неизменным в медиастинальных лимфатических узлах и снижался в сыворотке крови.К 9 дню титр вируса был самым высоким в поджелудочной железе и селезенке и снижался в тощей кишке. К 14 дню вирус выявлялся только в низком титре в поджелудочной железе и тощей кишке, после чего не определялся. Титр вируса в тощей кишке, медиастинальных лимфатических узлах или печени не коррелировал с концентрацией глюкозы в крови (данные не представлены).

К 9-му дню после инокуляции RRV, когда масса поджелудочной железы и размер островков восстановились (хотя многие островки не имели полностью правильных очертаний), RRV был локализован в поджелудочной железе, и концентрация антигена RRV в поджелудочной железе, измеренная с помощью ELISA, сильно коррелировала с концентрация глюкозы в крови (r = 0.89, р<0,001) (рис. 7). Хотя концентрация глюкозы в крови у мышей, привитых RRV, снова увеличилась и была выше, чем у контрольных мышей с имитацией вируса (12,8 ± 1,63 против 10,5 ± 1,23, P  =  0,02), концентрация инсулина в плазме не различалась между группами (0,56 ± 0,29 против 0,56). ±0,20 мкг/л). Окрашивание поджелудочной железы гематоксилин-эозином на 9–14-е сутки не выявило лимфоидно-воспалительной клеточной инфильтрации.

Обсуждение

РВ считается триггером диабета 1 типа [5], [7], [8]), острого панкреатита [22]–[24] и острого фульминантного диабета [25].Было показано, что несколько штаммов RV, включая RRV, инфицируют островки поджелудочной железы мыши, плода свиньи и обезьяны в культуре ткани [13], но прямых экспериментальных доказательств патологии поджелудочной железы после инфекции RV in vivo ранее не сообщалось. Насколько нам известно, единственным другим вирусом, вызывающим патологию поджелудочной железы после инфицирования мышей, является вирус Коксаки В4 [3], но механизм действия вируса в то время не изучался. Мы наблюдали резкое изменение целостности поджелудочной железы после инокуляции отъемышей мышей C57/Bl6 RRV, типом A, серотипом G3 RV с сильным сходством последовательностей со штаммами RV, которые инфицируют людей.RRV запускал выраженный апоптоз во всей поджелудочной железе, связанный с инволюцией органа. Островки были поразительно меньше и имели неправильную форму, а экспрессия и секреция инсулина были снижены, что сопровождалось легкой гипергликемией. Доказательств прямой инфекции поджелудочной железы в это время не было. Скорее потребность в двухцепочечной РНК в форме инактивированного RRV, не обязательно живого вируса, аналогичный эффект поли I∶C и отсутствие эффекта RRV у мышей TLR3 -/- продемонстрировали, что это немедленное Эффект инфекции RRV был опосредован взаимодействием двухцепочечной РНК RRV с TLR3.Было показано, что двухцепочечная РНК индуцирует апоптоз в культивируемых островках мышей C57/B6 посредством путей TLR3 и регуляторного фактора 3 IFN [12], а повторные инъекции поли I∶C индуцируют панкреатит у MRL-Mp, склонных к аутоиммунным заболеваниям. мыши [26]. Наш вывод о том, что проапоптотический эффект RRV на поджелудочную железу не ограничивался островками, согласуется с широко распространенной экспрессией TLR3 в поджелудочной железе [27]. В дополнение к прямому TLR3-опосредованному эффекту в поджелудочной железе, интерфероны, генерируемые через TLR3 из внепанкреатических участков, также могут способствовать гибели клеток поджелудочной железы, учитывая, что гибель эпителиальных клеток кишечника после инфекции RRV была заблокирована антителами к IFN-β. 28].Быстрое восстановление поджелудочной железы после первоначального повреждения, вызванного RRV, связанное с клеточной пролиферацией, представляет собой потенциальную модель для изучения регенерации поджелудочной железы. После выздоровления вторая фаза легкой гипергликемии впервые совпала с присутствием вируса в поджелудочной железе, но без воспалительного клеточного инфильтрата. В это время концентрация инсулина в плазме у мышей, привитых RRV, была аналогична таковой у контрольных мышей, хотя можно утверждать, что она была неадекватно низкой по сравнению с легкой гипергликемией у этих мышей.Необходимы дальнейшие исследования, чтобы определить, влияет ли RV в поджелудочной железе на секрецию инсулина, как вирус выводится из поджелудочной железы и влияние генотипа и иммунного статуса на реакцию на вирус.

Гипергликемия была легкой и преходящей после инокуляции RRV, возможно, отражая быстрое восстановление поджелудочной железы после острого инсульта. Повторное заражение РВ, как это происходит у детей, может привести к более выраженному и устойчивому эффекту. Более того, ответ на инфекцию РВ, включая любую склонность к развитию островкового аутоиммунитета, вероятно, будет определяться иммуногенетическим фоном.У мышей NOD, которые генетически предрасположены к иммунной дисрегуляции и аутоиммунному диабету, инфекция RV в неонатальном периоде замедляла [29], [30], но при [29] или после отъема [14] ускоряла развитие диабета. Однако в этом и в дальнейшем исследовании на мышах NOD, в которых описывалась экспрессия цитокина Т-хелпера-1 в лимфатических узлах поджелудочной железы после инфекции RRV [31], о состоянии поджелудочной железы не сообщалось. Действуя как врожденный иммунный триггер, двухцепочечная РНК RV потенциально может заложить основу для адаптивного иммунитета к бета-клеткам у генетически предрасположенных хозяев.В своем основополагающем описании патологической анатомии поджелудочной железы Гептс [32] отметил, что поджелудочная железа при диабете 1 типа была меньше, чем в норме. Современный отчет [33] показал, что уменьшение размера поджелудочной железы предшествует клиническим проявлениям диабета 1 типа у людей. Экстраполируя на человека, наши наблюдения могут дать обоснование для мониторинга инфекции RV у детей в связи с острым панкреатитом и/или развитием островкового аутоиммунитета, а также для оценки влияния недавно введенной вакцины против RV на частоту этих заболеваний.

Благодарности

Мы благодарим доктора С. Акиру, Осака, Япония, за предоставление мышей, нацеленных на ген TLR3.

Авторские взносы

Идея и дизайн экспериментов: ЛЧ МЧ ЮЗ. Выполнены опыты: ДЛ МЧ ЛЧ. Проанализированы данные: МЧ ЛЧ. Предоставленные реагенты/материалы/инструменты для анализа: SL CK. В написании рукописи участвовали: LCH MCH SL.

Каталожные номера

  1. 1. Honeyman M (2005) Насколько убедительны доказательства того, что вирусы вызывают диабет 1 типа? Curr Opin Immunol 17: 616–623.
  2. 2. Coppieters KT, Boettler T, von Herrath M (2012)Вирусные инфекции при диабете 1 типа. Cold Spring Harb Perspect Med 2(1): a007682
  3. 3. Yoon JW, Onodera T, Notkins AL (1978)Вирус-индуцированный сахарный диабет. XV. Повреждение бета-клеток и инсулинозависимая гипергликемия у мышей, инфицированных вирусом Коксаки В4. J Exp Med 148: 1068–1080.
  4. 4. Foulis AK (2008)Патология поджелудочной железы при диабете 1 типа у человека. Novartis Found Symp 292: 2–13; обсуждение 13–18, 122–129.
  5. 5. Honeyman MC, Coulson BS, Stone NL, Gellert SA, Goldwater PN, et al. (2000) Связь между ротавирусной инфекцией и аутоиммунитетом островков поджелудочной железы у детей с риском развития диабета 1 типа. Диабет 49: 1319–1324.
  6. 6. Блумквист М., Юхела С., Эрккила С., Корхонен С., Симелл Т. и др. (2002)Ротавирусные инфекции и развитие аутоантител, связанных с диабетом, в течение первых 2 лет жизни. Clin Exp Immunol 128: 511–515.
  7. 7.Honeyman MC, Stone NL, Harrison LC (1998) Т-клеточные эпитопы в аутоантигене тирозина фосфатазы диабета 1 типа IA-2: потенциал для мимикрии с ротавирусом и другими агентами окружающей среды. Мол Мед 4: 231–239.
  8. 8. Honeyman MC, Stone NL, Falk BA, Nepom G, Harrison LC (2010)Доказательства молекулярной мимикрии между эпитопами Т-клеток человека в ротавирусе и аутоантигенах островков поджелудочной железы. Дж. Иммунол 184: 2204–2210.
  9. 9. Wen L, Peng J, Li Z, Wong FS (2004)Влияние врожденного иммунитета на аутоиммунный диабет и экспрессию Toll-подобных рецепторов на островках поджелудочной железы.Дж. Иммунол 172: 3173–3180.
  10. 10. Расшарт Дж., Ладриер Л., Урбен М., Догусан З., Катабуа Б. и др. (2005) Toll-подобный рецептор 3 и STAT-1 способствуют апоптозу, индуцированному двухцепочечной РНК+ интерфероном-гамма, в первичных бета-клетках поджелудочной железы. J Biol Chem 280: 33984–33991.
  11. 11. Смит Д. Д., Купер Дж. Д., Бейли Р., Филд С., Беррен О. и др. (2006) Полногеномное исследование ассоциации несинонимичных SNP идентифицирует локус диабета 1 типа в области интерферон-индуцированной хеликазы (IFIh2).Нат Жене 38: 617–619.
  12. 12. Догусан З., Гарсия М., Фламес Д., Алексопулу Л., Голдман М. и др. (2008)Двухцепочечная РНК индуцирует апоптоз бета-клеток поджелудочной железы путем активации путей толл-подобного рецептора 3 и фактора регуляции интерферона 3. Диабет 57: 1236–1245.
  13. 13. Coulson BS, Witterick PD, Tan Y, Hewish MJ, Mountford JN, et al. (2002) Рост ротавирусов в первичных клетках поджелудочной железы. Дж. Вирол 76: 9537–9544.
  14. 14. Грэм К.Л., Сандерс Н., Тан И., Эллисон Дж., Кей Т.В. и др.(2008) Ротавирусная инфекция ускоряет развитие диабета 1 типа у мышей с развившимся инсулитом. Дж. Вирол 82: 6139–6149.
  15. 15. Департамент иммунизации, вакцин и биологических препаратов Всемирной организации здравоохранения (2009 г.) Лабораторные процедуры: обнаружение ротавируса. В кн.: Руководство по методам обнаружения и характеристики ротавирусов. Женева, Швейцария. стр. 18–21 (www.who.int/vaccines-documents).
  16. 16. Groene WS, Shaw RD (1992) Препарат псоралена из антигенно неповрежденных неинфекционных частиц ротавируса.J Virol Methods 38: 93–102.
  17. 17. Akira S, Hemmi H (2003) Распознавание связанных с патогенами молекулярных паттернов семейством TLR. Иммунол Летт 85: 85–95.
  18. 18. Coulson BS, Holmes IH (1984) Усовершенствованный иммуноферментный анализ для обнаружения ротавируса в фекалиях новорожденных. Дж. Вирол Методы 8: 165–179.
  19. 19. Mossel EC, Ramig RF (2002) Сегмент 7 генома ротавируса (NSP3) является определяющим фактором внекишечного распространения у новорожденных мышей.Дж. Вирол 76: 6502–6509.
  20. 20. Алексопулу Л., Холт А.С., Меджитов Р., Флавелл Р.А. (2001) Распознавание двухцепочечной РНК и активация NF-kappaB Toll-подобным рецептором 3. Nature 413: 732–738.
  21. 21. Holland AM, Gonez LJ, Naselli G, Macdonald RJ, Harrison LC (2005)Условная экспрессия демонстрирует роль гомеодоменового транскрипционного фактора Pdx1 в поддержании и регенерации бета-клеток в поджелудочной железе взрослого человека. Диабет 54: 2586–2595.
  22. 22.De La Rubia L, Herrera MI, Cebrero M, De Jong JC (1996)Острый панкреатит, связанный с ротавирусной инфекцией. Поджелудочная железа 12: 98–99.
  23. 23. Kumagai H, Matsumoto S, Ebashi M, Ohsone T (2009)Острый панкреатит, связанный с ротавирусной инфекцией. Индийский педиатр 46: 1099–1101.
  24. 24. Parri N, Innocenti L, Collini S, Bechi F, Mannelli F (2010)Острый панкреатит, вызванный ротавирусным гастроэнтеритом у ребенка. Pediatr Emerg Care 26: 592–593.
  25. 25.Имагава А., Ханафуса Т. (2011)Молниеносный диабет 1 типа – важный подтип в Восточной Азии. Diabetes Metab Res Rev 27: 959–964.
  26. 26. Nishio AM, Uchida K, Fukui T, Chiba T, Okazaki K (2011)Роль врожденного иммунитета в патогенезе экспериментального аутоиммунного панкреатита у мышей. Поджелудочная железа 40: 95–102.
  27. 27. Rock FL, Hardiman G, Timans JC, Kastelein RA, Bazan JF (1998)Семейство человеческих рецепторов, структурно связанных с Drosophila Toll.Proc Natl Acad Sci U S A 95: 588–593.
  28. 28. Frias AH, Jones RM, Fifadara NH, Vijay-Kumar M, Gewirtz AT (2011)Ротавирус-индуцированный IFN-β способствует противовирусной передаче сигналов и апоптозу, которые модулируют репликацию вируса в эпителиальных клетках кишечника. Врожденный иммунитет 18: 294–306.
  29. 29. Harrison LC, Honeyman MC, Morahan G, Wentworth JM, Elkassaby S, et al. (2008) Диабет 1 типа: уроки для других аутоиммунных заболеваний? Дж. Аутоиммун 31: 306–310.
  30. 30. Грэм К.Л., О’Доннелл Дж.А., Тан Ю., Сандерс Н., Кэррингтон Э.М. и др.(2007)Ротавирусная инфекция младенцев и молодых взрослых мышей с диабетом без ожирения включает внекишечное распространение и задерживает начало диабета. Дж. Вирол 81: 6446–6458.
  31. 31. Пейн Дж. А., Вебстер Н. Л., Грэм К. Л., Холлоуэй Г., Зуфферей С. и другие. (2013) Ротавирусное ускорение мышиного диабета 1 типа связано с зависимым от Т-хелперов 1 ответом специфических сывороточных антител и вирусными эффектами в регионарных лимфатических узлах. Диабетология 56: 573–582.
  32. 32. Гепц В. (1965) Патологическая анатомия поджелудочной железы при ювенильном сахарном диабете.Диабет 14: 619–633.
  33. 33. Кэмпбелл-Томпсон М., Вассерфаль С., Монтгомери Э.Л., Аткинсон М.А., Каддис Дж.А. (2012)Вес органа поджелудочной железы у лиц с аутоантителами, связанными с заболеванием, с риском развития диабета 1 типа. ДЖАМА 308: 2337–2339.

Ротавирусная инфекция ягнят: патогенез и патология

  • Адамс, В. Р., Крафт, Л. М.: Электронно-микроскопическое исследование эпителия кишечника мышей, инфицированных возбудителем эпизоотической диареи мышей-младенцев (вирус EDIM).амер. Дж. Патол. 51 , 39–60 (1967).

    Google ученый

  • Бишоп Р.Ф., Дэвидсон Г.П., Холмс И.Х., Рак Б.Дж.: Вирусные частицы в эпителиальных клетках слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки у детей с острым небактериальным гастроэнтеритом. Ланцет ii , 1281–1283 (1973).

    Google ученый

  • Блакстер, К.Л., Вуд, В.А.: Некоторые наблюдения за биохимическими и физиологическими явлениями, связанными с диареей у телят.Вет. Рек. 65 , 889–893 (1953).

    Google ученый

  • Бриджер, Дж. К., Вуд, Г. Н.: Характеристика двух типов частиц ротавируса телят. Дж. ген. Вирол. 31 , 245–250 (1976).

    Google ученый

  • Холл, Г. А., Бриджер, Дж. К., Чендлер, Р. Л., Вуд, Г. Н.: Гнотобиотические поросята экспериментально инфицированы реовирусом, подобным реовирусу диареи новорожденных телят (ротавирус).Вет. Патол. 13 , 197–210 (1976).

    Google ученый

  • Халпин, К.Г., Кейпл, И.В.: Изменения в структуре и функции кишечника новорожденных телят, инфицированных реовирусоподобным агентом и Escherichia coli . Ауст. ветеринар J. 52 , 438–441 (1976).

    Google ученый

  • Холмс, И. Х., Роджер, С. М., Шнагл, Р. Д., Рак, Б. Дж., Густ, И. Д., Бишоп, Р. Ф., Барнс, Г. Л.: Является ли лактаза рецептором и непокрывающим ферментом для вирусов детского энтерита (рота)? Ланцет и , 1387–1389 (1976).

    Google ученый

  • Холмс И.Х., Рак Б.Дж., Бишоп Р.Ф., Дэвидсон Г.П.: Вирусы детского энтерита: морфогенез и морфология. Дж. Вирол. 16 , 937–943 (1975).

    Google ученый

  • Макналти, М.С., Аллан, Г. М., Пирсон, Г. Б., Макферран, Дж. Б., Карран, В. Л., Маккракен, Р. М.: Исследования реовирусоподобного агента (ротавируса) у ягнят. Заразить. Иммун. 14 , 1332–1338 (1976).

    Google ученый

  • Мебус, К.А., Стейр, Э.Л., Ундердаль, Н.Р., Твихаус, М.Дж.: Патология диареи новорожденных телят, вызванной реоподобным вирусом. Вет. Патол. 8 , 490–505 (1971).

    Google ученый

  • Мун, Х.В., Джоэл, Д. Д.: Миграция эпителиальных клеток в тонком кишечнике овец и телят. амер. Дж. вет. Рез. 36 , 187–189 (1975).

    Google ученый

  • Nordstrom, C., Dahlqvist, A.: Количественное распределение некоторых ферментов вдоль ворсинок и крипт тонкой кишки человека. Сканд. Дж. Гастроэнтерол. 8 , 407–416 (1973).

    Google ученый

  • Снодграсс, Д.Р., Херринг, Дж. А., Грей, Э. У.: Экспериментальная ротавирусная инфекция у ягнят. Дж комп. Патол. 86 , 637–642, (1976).

    Google ученый

  • Снодграсс, Д. Р., Уэллс, П. В.: Ротавирусная инфекция у ягнят: исследования пассивной защиты. Арка Вирол. 52 , 201–205 (1976).

    Google ученый

  • Стейр, Э. Л., Мебус, К. А., Твихаус, М. Дж., Андердал, Н.Р.: Диарея новорожденных телят. Электронная микроскопия кишечника, инфицированного реовирусоподобным агентом. Вет. Патол. 10 , 155–170 (1973).

    Google ученый

  • Ротавирусная инфекция у кошек

    Ротавирусная инфекция у кошек

    Ротавирус представляет собой двухцепочечный РНК-вирус в форме колеса, который вызывает воспаление кишечника и, в тяжелых случаях, дисфункцию стенок кишечника.Этот вирус является основной причиной диареи и желудочно-кишечных расстройств у кошек. И хотя его можно наблюдать у кошек в любом возрасте, котята более подвержены ротавирусной инфекции.

    СИМПТОМЫ И ТИПЫ

    Основным симптомом ротавирусной инфекции является водянистая диарея от легкой до умеренной степени. В тяжелых случаях кошки могут умереть от обезвоживания, резкой потери веса и/или нежелания есть.

    ПРИЧИНЫ

    Ротавирус обычно передается при контакте с зараженными фекалиями.Кошки с недоразвитой или слабой иммунной системой, а также те, кто живет в условиях чрезмерного стресса, подвергаются наибольшему риску заражения.

    ДИАГНОСТИКА

    Прежде чем диагностировать ротавирус, ваш ветеринар попытается исключить следующие причины воспаления кишечника: кошачий парвовирус, кошачий вирус лейкемии (FeLV), кошачий коронавирус, кошачий астровирус и кошачий калицивирус. Другими причинами воспаления кишечника могут быть грибковые инфекции, паразиты, аллергии или воздействие токсинов.

    Лабораторные тесты для обнаружения вируса могут включать лабораторное исследование образцов тканей или микроскопическое исследование фекалий. Одним из таких тестов является ИФА (или иммуноферментный анализ), биохимический метод. Ваш ветеринар также может определить вирус с помощью метода, называемого выделением вируса.

    Чтобы официально диагностировать ротавирус, ветеринар исследует кишечные ворсинки (небольшие волоски, выстилающие кишечник) и другие клетки стенки кишечника, используя специальные инструменты для обнаружения ротавируса и антител, которые, возможно, продуцирует вирус.

    ЛЕЧЕНИЕ

    Как только ротавирус будет официально диагностирован, ваш ветеринар начнет лечение, чтобы обеспечить быстрое выздоровление. Лечение включает симптоматическое облегчение диареи у кошки и восполнение потери жидкости и электролитов. Ваш врач также порекомендует временные ограничения в питании, чтобы облегчить кишечный дискомфорт вашей кошки.

    Антибиотики, как правило, не назначают, поскольку они полезны только при бактериальных, а не вирусных инфекциях.

    ПРОЖИВАНИЕ И УПРАВЛЕНИЕ

    Поскольку ротавирусы являются зоонозными, важно, чтобы владельцы домашних животных держали инфицированных кошек подальше от маленьких детей, особенно младенцев. При обращении с фекалиями инфицированного животного особенно важно соблюдать меры предосторожности, такие как ношение латексных перчаток и дезинфекция места проживания животного.

    Люди, живущие в развивающихся странах, подвергаются наибольшему риску, часто страдая от опасной для жизни диареи.По оценкам, в развивающихся странах от ротавирусной инфекции ежегодно умирает до 500 000 детей в возрасте до пяти лет.

    ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

    Наилучшей защитой для котенка является молоко иммунной кошачьей кошки, так как они вырабатывают антитела, которые могут защитить от ротавируса.

    Белково-энергетическая недостаточность задерживает восстановление тонкого кишечника у новорожденных свиней, инфицированных ротавирусом — Университет Иллинойса, Урбана-Шампейн,

    “,

    abstract = “Инфекционные диарейные заболевания и белково-энергетическая недостаточность (БЭН) являются основными причинами детской заболеваемости и смертности во всем мире.В настоящем исследовании ПЭМ была наложена на ротавирусную инфекцию у новорожденных свиней, чтобы смоделировать хронический стресс тонкой кишки у недоедающих младенцев с вирусным гастроэнтеритом. Двухдневных поросят, полученных путем кесарева сечения (n = 39), разделили на три группы лечения: 1) неинфицированные, получавшие полноценный откорм; 2) инфицированные, откормленные; и 3) инфицированные, недоедающие. Через два дня после заражения тяжелая диарея и потеря веса (11%) сопровождались уменьшением высоты ворсинок (60%) и активности лактазы (78%), а также увеличением глубины крипт (32%) у инфицированных свиней на полном откорме по сравнению с неинфицированными свиньями (P < 0.05). Притупление недоедания (P <0,05) увеличивает глубину крипт, вызванных ротавирусом. К 9 дню после заражения масса тела была на 59% меньше, высота ворсинок и активность лактазы оставались ниже (50%), а глубина крипт оставалась большей (62%) у инфицированных полноценных свиней по сравнению с неинфицированными свиньями (P < 0,05). Однако диарея стала проходить у инфицированных сытых свиней, но не у инфицированных недоедающих свиней. Плазменный инсулиноподобный фактор роста-1 (IGF-I) был снижен на 68%, а глубина крипт уменьшилась на 19% у инфицированных свиней с истощением по сравнению с инфицированными сытыми свиньями (P < 0.05). Через шестнадцать дней после заражения сытые свиньи выздоровели от ротавирусной инфекции; однако у инфицированных недоедающих свиней диарея и застой роста сохранялись, а IGF-I плазмы, высота ворсинок и активность щелочной фосфатазы оставались сниженными по сравнению с инфицированными свиньями, получавшими полное питание (P < 0,05). В целом, БЭН продлила диарею и задержала восстановление тонкой кишки, что указывает на то, что состояние питания во время диареи имеет важное значение для выздоровления от ротавирусного энтерита.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.